Значение постановлений пленума верховного суда РФ

Ключевые слова: постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, судебное толкование, судебная практика, источники права, правоприменительная практика.

В современном мире формируются новые типы правопонимания и подходы к определению места судебных актов в правовой системе России. Особый интерес вызывает статус постановлений Пленума Верховного Суда РФ, который в соответствии со ст. 126 Конституции РФ «даёт разъяснения по вопросам судебной практики» .

В национальном законодательстве чётко не определено, являются ли разъяснения Верховного Суда обязательными для всех нижестоящих судов. В связи с этим в юридической науке возникли споры по поводу природы и значения этих правовых актов. Так, Т.В. Соловьёва, поддерживая точку зрения об обязательности постановлений Пленума, указывает на то, что они «являются актами-документами официального характера, поскольку в них дается официальное разъяснение норм законодательства» .

Противоположную точку зрения занимает В.В. Ершов, который отмечает, что постановления Пленума Верховного Суда РФ если и нужны, то «не обязательного, а рекомендательного характера, которые должны иметь не авторитет силы, а силу авторитета, т.е. применяться лишь в связи с их аргументированностью и обоснованностью» .

Противоречивые оценки обязательного характера разъяснений Верховного Суда РФ оказывают влияние и на судебную практику. Несмотря на то, что постановления являются важным средством обеспечения единства и стабильности судебной практики, судьи зачастую не указывают, что итоговое решение было принято на основании разъяснений Верховного Суда. Большинство объясняют это тем, что последние не являются источниками права в нашей стране. Специфический характер актов толкования высших судебных органов заключается в том, что они, обладая рядом схожих признаков с разными источниками права, в своей сущности таковыми не являются.

Однако было бы неправильно умалять значение актов высших судебных инстанций в судебной практике и правовой системе России. Толкуя и разъясняя отдельные правовые нормы, постановления Пленума способствуют наиболее точному и правильному применению законодательства. Особенно интересно рассмотреть воздействие актов Верховного Суда РФ на регулирование гражданских и уголовных правоотношений, так как по статистике в период за 2010-2015 гг. именно по уголовным и гражданским делам было принято больше всего постановлений Пленума Верховного Суда РФ.

Гражданское законодательство является наиболее часто изменяющейся частью российского законодательства, поэтому Верховный Суд РФ неоднократно давал толкование ГК РФ и ГПК РФ. Например, в 2008 году Пленум Верховного Суда РФ изменил порядок применения ст. 336 ГПК РФ. В ней указывалось, что на решения всех судов в РФ, принятые по первой инстанции, прокурором, участвующим в деле, может быть принесено кассационное представление . При буквальном толковании можно было подумать, что если прокурор участия в деле не принимал, то он не может приносить кассационное представление, что противоречит ст. 34, 35 и 45 ГПК РФ. В своём постановлении Верховный Суд обязал суды общей юрисдикции принимать к рассмотрению кассационные представления прокуроров, не участвующих в рассмотрении и разрешении дела в суде первой инстанции , устранив тем самым противоречия между ст. 34, 35, 45 и 336 ГПК РФ.

Нужна помощь в написании?

Разъяснения Пленума Верховного Суда играют большую роль и в регулировании уголовных правоотношений. Особенно ярко это можно видеть на примере оценочных понятий. Большая часть этих понятий, среди которых: «особая жестокость», «насилие, опасное для жизни и здоровья», «приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств и психотропных веществ», «грубое нарушение общественного порядка», «незаконная охота», «незаконная порубка» и многие другие, наполняется содержанием именно в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ. По мнению А.И. Каргальцева, разъяснения Верховного Суда настолько прочно укоренились в российской правовой системе, что «без них уже нельзя представить процесс квалификации преступлений» .

Иногда высшие суды в своих актах выходят за рамки толкования и указывают положения, которые ранее не были сформулированы в действующем законодательстве. Например, постановление Пленума Верховного суда «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» расширило положения п. 1 ст. 35 Семейного кодекса РФ . По мнению Н.В. Лепихиной, такие новые положения являются «проектами изменений и дополнений в законодательство» , т. е. постановления Пленума подталкивают законодателей к принятию новых нормативно-правовых актов и внесению изменений в законодательство.

Таким образом, разъяснения Пленума играют важную роль в правовой системе России. Главное их назначение – обеспечить единообразное и правильное применение законодательства, они служат ориентиром в деятельности нижестоящих судов. Кроме того, акты Верховного Суда РФ помогают обнаружить пробелы в праве, разрешить юридические коллизии в законодательстве, а также способствуют принятию новых нормативно-правовых актов.

Можно предположить, что в условиях судебной реформы и совершенствования действующего законодательства, статус постановлений Пленума Верховного Суда будет точнее закреплён в российском законодательстве, что поможет избегать противоречий в применении их нижестоящими судами.

Список использованных источников

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. – 2014. – № 31. – Ст. 4398.
2. Соловьева Т.В. Постановления Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ и Европейского суда по правам человека в сфере гражданского судопроизводства и порядок их реализации: монография / под ред. О.В. Исаенковой. – М., 2011. – 240 с.
3. Ершов В.В. Судебное правоприменение (теоретические и практические проблемы). – М., 1991. – 97 с.
4. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 (ред. от 30.12.2015) № 138-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.
5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 №12 «О применении судами норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2008. – № 9.
6. Каргальцев А.И. К дискуссии о судебных актах как источниках уголовного права России // Вестник МИЭП. – 2010. – №1. – С. 152-162.
7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 15 «О применении судами за-конодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1999. – № 1.
8. Лепихина Н.В. Толкование норм права в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации // Законность и правопорядок в современном обществе. – 2016. – №28. – С. 128-132.

Научная статья на тему “Юридическая природа и значение постановлений пленума верховного суда в РФ в правовой системе России” обновлено: Апрель 4, 2018 автором: Научные Статьи.Ру

Правовое значение постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации в механизме семейно-правового регулирования (Ординарцева Л.И.)

Аксиоматичным по своей сути является положение, согласно которому в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ (далее — Пленум) содержатся разъяснения для судов по вопросам, возникающим в практике рассмотрения отдельных категорий дел. За период действия Семейного кодекса Российской Федерации <1> (далее — СК РФ) Пленум пять раз обращался к вопросам применения действующего законодательства при рассмотрении отдельных видов споров, возникающих из семейных правоотношений:
———————————
<1> Семейный кодекс Российской Федерации. 29.12.1995 N 223-ФЗ (ред. от 25.11.2013) // Российская газета. N 17. 27.01.1996.
— Постановление от 25 октября 1996 г. N 9 «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов» <2> (в ред. Постановления от 06.02.2007 N 6) (далее — Постановление N 9);
———————————
<2> СПС «КонсультантПлюс».
— Постановление от 4 июля 1997 г. N 9 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления» <3> (не действует);
———————————
<3> СПС «КонсультантПлюс».
— Постановление от 27 мая 1998 г. N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» <4> (в ред. Постановления от 06.02.2007 N 6) (далее — Постановление N 10);
———————————
<4> СПС «КонсультантПлюс».
— Постановление от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» <5> (в ред. Постановления от 06.02.2007 N 6) (далее — Постановление N 15);
———————————
<5> СПС «КонсультантПлюс».
— Постановление от 20 апреля 2006 г. N 8 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей» <6> (в ред. Постановления от 06.02.2007 N 6) (далее — Постановление N 8).
———————————
<6> СПС «КонсультантПлюс».
Специфика рассмотрения судами дел, возникающих из семейных правоотношений, заключается в том числе и в том, что судами применяются положения законодательства различной отраслевой принадлежности — гражданского процессуального, семейного, законодательства об актах гражданского состояния, иногда даже уголовного (например при рассмотрении дел о лишении родительских прав), в связи с чем разъяснения правовых предписаний для судов имеют существенное значение.
В рамках настоящей статьи предлагается проанализировать отдельные разъяснения Пленума, которые, по нашему мнению, устанавливают новые правила, ранее неизвестные отечественному законодателю. Заметим, что такая постановка вопроса не является принципиально новой для науки семейного права. Еще в 1978 г. В.П. Шахматов, исследуя источники семейного права, обращал на это внимание <7>.
———————————
<7> См.: Шахматов В.П. Понятие семейного права. Источники семейного права: Методические указания. Красноярск: Красноярский государственный университет, 1978. С. 19 — 20.
Прежде всего, в Постановлении N 15 обратимся к содержанию п. 1: «При принятии искового заявления о расторжении брака судье необходимо учитывать, что согласно ст. 17 СК РФ муж не имеет права без согласия жены возбуждать дело о расторжении брака во время беременности жены и в течение одного года после рождения ребенка. Это положение распространяется и на случаи, когда ребенок родился мертвым или умер до достижения им возраста одного года (выделено мной. — О.Л.)».
Итак, по мнению Пленума, запрет для мужа должен действовать и в том случае, когда ребенка фактически нет. Признавая существенность морально-этического содержания данного вопроса, все-таки полагаем необходимым отметить следующее.
Буквальное толкование содержания ст. 17 СК РФ позволяет предположить, что данный запрет действительно должен применяться в течение года со дня рождения ребенка. Но лишь предположить, поскольку есть аргументы, обосновывающие иную позицию.
Во-первых, очевидно, что законодатель, устанавливая соответствующий запрет, исходил из интересов ребенка, приоритетной защиты прав и интересов последнего (ст. 1 СК РФ). В том случае, если ребенок родился мертвым либо умер до достижения им возраста одного года — в чем смысл сохранения данного запрета? Если имеется в виду лишь определенный период времени — 365 дней, независимо от того, жив ребенок или нет, то соответствующая норма была бы абсурдна. Безусловно, до достижения ребенком возраста одного года вполне обоснованны дополнительные меры по охране и защите его прав и интересов. Но если он родился мертвым, даже свидетельство о его рождении не выдается (п. 1 ст. 20 Федерального закона N 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния»). Если же ребенок умер до достижения возраста одного года, то запрет тоже должен утрачивать свое действие, потому как нет субъекта, для обеспечения интересов которого он был установлен.
Во-вторых, для подтверждения своей позиции приведем аналогичную, по сути, норму — согласно п. 2 ст. 89 СК РФ право требовать предоставления алиментов в судебном порядке имеет жена в период беременности и в течение трех лет со дня рождения общего ребенка. Заметим, что в Постановлении N 9 отсутствуют какие-либо разъяснения, касающиеся порядка исчисления названного периода времени. В частности, если ребенок умер до достижения им возраста трех лет, сохранит ли его мать право требовать выплаты алиментов до истечения соответствующего срока? Очевидно, нет. И Пленум не дает никаких указаний по данному вопросу.
Таким образом, можно утверждать, что в п. 1 Постановления N 9 Пленум установил правило, не предусмотренное семейным законодательством. Кроме того, в аналогичной по своей сути ситуации при регулировании алиментных обязательств Пленум не дал подобных разъяснений.
Значительную сферу предмета семейно-правового регулирования составляют отношения по воспитанию детей, причем воспитание может осуществляться не только родителями, но и усыновителями, опекунами (попечителями), приемными родителями и иными лицами, наделенными соответствующими полномочиями. По общему правилу, отношения между усыновителями и усыновленным ребенком тождественны отношениям по воспитанию в кровнородственной семье, в том числе и в части применения мер семейно-правовой ответственности.
В отличие от родителей, которые могут быть ограничены в родительских правах либо лишены родительских прав, в том числе и после так называемого «административного отобрания» ребенка (ст. 77 СК РФ), в отношении усыновителей законодательство предусматривает исключительно лишь отмену усыновления (ст. 140 — 143 СК РФ).
Однако обращение к п. 12 Постановления N 10 свидетельствует о том, что Пленум в своих разъяснениях установил новое правило: «В таком же порядке может быть разрешен вопрос об отобрании детей от усыновителей, если отсутствуют установленные законом (ст. 141 СК РФ) основания к отмене усыновления». Таким образом, Пленум допускает возможность ограничения прав усыновителей по воспитанию усыновленного ребенка, хотя в СК РФ отсутствует соответствующая норма.
Более того, специальные разъяснения по поводу отмены усыновления изложены в Постановлении N 8. Следует особо подчеркнуть, что в этой части разъяснения даже противоречат друг другу (выделено мной. — О.Л.).
Итак, в п. 19 Постановления N 8 указывается: «Поскольку родительские права и обязанности возникают у усыновителей в результате усыновления, а не происхождения от них детей, необходимо иметь в виду, что в случаях уклонения усыновителей от выполнения возложенных на них обязанностей родителей, злоупотребления этими правами либо жестокого обращения с усыновленными, а также если усыновители являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией, судом может быть решен вопрос об отмене усыновления (ст. 140, п. 1 ст. 141 СК РФ), а не о лишении или ограничении родительских прав (ст. 69, 70, 73 СК РФ)».
Таким образом, Пленум не только предусмотрел возможность отобрания ребенка у усыновителей, но и ввел тем самым в правоприменительной сфере новый институт — «ограничение прав усыновителей».
В течение нескольких последних лет семейное законодательство существенно изменилось, в частности, скорректированы требования, предъявляемые к усыновителям и иным лицам, претендующим на воспитание ребенка; установлены новые правила исчисления и индексации алиментов, взыскиваемых в твердой денежной сумме; появились совершенно новые нормы, некоторые положения утратили свою силу.
В связи с этим отдельные разъяснения Пленума по вопросам применения законодательства при рассмотрении дел, возникающих из семейных правоотношений, также утратили свою силу. В то же время объективно в толковании нуждаются как новшества законодательства, так и ранее установленные предписания, но в силу тех или иных причин не попавшие в поле зрения Пленума. Однако при формулировании соответствующих разъяснений Пленум (теперь уже в ином правовом статусе) должен в необходимом и достаточном объеме апеллировать исключительно к положениям действующего законодательства.
Литература
1. Шахматов В.П. Понятие семейного права. Источники семейного права: Методические указания. Красноярск: Красноярский государственный университет, 1978. 37 с.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *