Защита отечества

Воинская обязанность – это не только повестка в армию и призыв на военную службу. Воинская обязанность граждан включает в себя воинский учет, обязательную подготовку к военной службе, призыв на военную службу, прохождение военной службы по призыву, пребывание в запасе, призыв на военные сборы.
Каждая из этих этапов включает не менее важные события, которые осуществимы физическими, так и юридическими лицами.
Последние изменения в российском законодательстве в части административных правонарушений в области воинского учета внесли серьезные меры ответственности за невыполнение требований законов о воинской службе.
Так, руководители и должностные лица юридических лиц, организаций должны иметь ввиду, что бездействие руководителя либо должностного лица в виде непредставления в военный комиссариат или в иной орган, осуществляющий воинский учет, списков граждан, подлежащих первоначальной постановке на воинский учет, либо несвоевременного представления сведений об изменениях состава постоянно проживающих граждан или граждан, пребывающих более трех месяцев в месте временного пребывания, состоящих или обязанных состоять на воинском учете, либо несообщения сведений о гражданах, состоящих или обязанных состоять на воинском учете, влечет наложение административного штрафа.
Увеличение штрафных санкций также коснулось граждан. Так, за неисполнение гражданами обязанностей по воинскому учету, либо уклонения от медицинского обследования, а также за умышленную порчу или утрату документов воинского учета предусматривается наложение административного штрафа.
Если ранее в случае допущения юридическими лицами либо гражданами административных правонарушений в области воинского учета, размер штрафа доходил до одной тысячи рублей, то теперь максимальный размер штрафов увеличен в три раза.
Военный комиссариат Октябрьского и Советского районов г.Уфа обращается к гражданам и организациям о необходимости неукоснительного соблюдении законов в области воинского учета, о своевременном предоставлении данных и явке в военный комиссариат в установленные сроки, чтобы не быть привлеченными к административной ответственности по соответствующим статьям Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. Законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют.

Комментарий к Статье 57 Конституции РФ

Данная статья является первой и наиболее значимой в Конституции статьей о налогах и сборах. В силу ст. 64 Конституции ее положения составляют одну из основ правового статуса личности в Российской Федерации. Конституционная обязанность платить налоги и сборы носит всеобщий характер и распространяется на всех независимо от гражданства физических лиц, места и законодательства создания организации (см. п. 2 ст. 11, абз. 1 ст. 19 НК РФ). Вместе с тем в зависимости от резидентуры налогоплательщика (места его постоянного проживания или деятельности) объем обязанности по уплате конкретных налогов может быть неодинаковым. Освобождение от уплаты налогов является исключением из принципа всеобщности налогообложения — льготой. Только законодатель вправе определять (сужать или расширять) круг лиц, на которых распространяются налоговые льготы (см. Постановления КС РФ от 21.03.1997 N 5-П, от 28.03.2000 N 5-П *(715)).

Из комментируемой статьи, рассматриваемой во взаимосвязи с положениями ч. 2 ст. 6, ч. 2 ст. 8 и ч. 1 ст. 19 Конституции, выводится конституционный принцип равенства налогообложения. Это означает, что налоговое бремя должно распределяться равным образом; каждый налогоплательщик находится в равном положении перед налоговым законом, а форма собственности не может быть критерием для статусной или иной дифференциации в налоговой сфере.

Как указал Конституционный Суд, в целях обеспечения регулирования налогообложения в соответствии с Конституцией принцип равенства требует учета фактической способности к уплате налога, исходя из правовых принципов справедливости и соразмерности; в сфере налоговых отношений не допускается установление дополнительных, а также повышенных по ставкам налогов в зависимости от формы собственности, организационно-правовой формы предпринимательской деятельности, местонахождения налогоплательщика и иных носящих дискриминационный характер оснований (см. Постановления КС РФ от 21.03.1997 N 5-П, от 04.04.1996 N 9-П *(716)).

Налоги являются необходимым условием существования государства, экономической основой его деятельности, условием реализации им своих публичных функций (см. Постановления КС РФ от 17.12.1996 N 20-П, от 16.07.2004 N 14-П *(717)). Именно поэтому обязанность платить законно установленные налоги и сборы распространяется на всех налогоплательщиков в качестве непосредственного и безусловного требования. Этим объясняется возможность бесспорного взыскания налогов при условии его последующего судебного контроля.

Процесс исполнения налоговой обязанности имеет несколько стадий, и в нем помимо налогоплательщика участвуют и иные лица. Например, банки (коммерческие банки и иные кредитные учреждения) и налоговые агенты, для которых данная обязанность также носит безусловный публично-правовой характер. На банки возложена публично-правовая обязанность обеспечить своевременное перечисление налогов и сборов в бюджет, за неисполнение которой в НК предусмотрена ответственность (ст. 133). На налоговых агентов возложена обязанность правильно и своевременно исчислять, удерживать и перечислять в бюджеты (внебюджетные фонды) налоги, а при невозможности удержать налог — о сумме задолженности налогоплательщика письменно сообщать в налоговый орган по месту своего учета (ст. 24 НК). В случае неуплаты или неполной уплаты налога в установленный срок обязанность по уплате налога исполняется принудительно путем обращения взыскания на денежные средства налогового агента на счетах в банках (п. 1 ст. 46 НК).

Налоговый агент, как субъект налоговых правоотношений, при удержании налога исполняет не обязанность налогоплательщика, а свою собственную публично-правовую обязанность по своевременному и полному перечислению налога в бюджет. Исполнение налоговым агентом данной обязанности не может рассматриваться как нарушение права налогоплательщика (Определения КС РФ от 19.04.2000 N 112-О, от 22.01.2004 N 41-О).

Понятие законно установленные налоги и сборы, содержащееся в комментируемой статье, означает, что налоги и сборы должны устанавливаться исключительно законами. Этому корреспондирует конституционный запрет ограничения прав и свобод человека и гражданина иначе, чем федеральным законом (ч. 3 ст. 55). Конституционный Суд РФ в своих постановлениях сформулировал правовые позиции о том, что установить налог или сбор можно только законом; налоги, взимаемые не на основе закона, не могут считаться «законно установленными». Конституция исключает возможность установления налогов и сборов органами исполнительной власти (см. Постановление от 04.04.1996 N 9-П).

В Постановлении от 11.11.1997 N 16-П*(718) Суд сформулировал правовую позицию: конституционное требование об установлении налогов и сборов только и исключительно в законодательном порядке представляет собой один из принципов правового демократического государства и имеет своей целью гарантировать, в частности, права и законные интересы налогоплательщиков от произвола и несанкционированного вмешательства исполнительной власти; только закон в силу его определенности, стабильности, особого порядка принятия может предоставить налогоплательщику достоверные данные для исполнения им налоговой повинности. Если существенные элементы налога или сбора устанавливаются исполнительной властью, то принцип определенности налоговых обязательств подвергается угрозе, поскольку эти обязательства могут быть изменены в худшую для налогоплательщика сторону в упрощенном порядке.

Однако названный запрет не исключает возможность ограниченного участия Правительства как высшего исполнительного органа государственной власти в определении существенных элементов налогов и сборов. Как неоднократно указывал Конституционный Суд, Правительство в установленных законом пределах вправе конкретизировать такой существенный элемент налога, как ставка, а также регулировать порядок взимания налога (Определения КС РФ от 05.11.1998 N 197-О, от 15.07.2003 N 311-О *(719)). В то же время полномочия по установлению или изменению таких существенных элементов налога, как объект и налоговая база, принадлежат исключительно законодателю (см.: Постановление КС РФ от 28.10.1999 N 14-П; Определение КС РФ от 07.02.2002 N 29-О*(720)). Что же касается сборов, то Правительство, например, вправе самостоятельно определить не только порядок уплаты сборов, но и пределы взимания, при том что применительно к отдельным сборам конкретные их размеры могут быть установлены органами исполнительной власти субъектов РФ (Определение КС РФ от 08.02.2001 N 14-О*(721)).

Из конституционного понятия «законно установленный налог» вытекает требование надлежащего (полноценного) установления налога. Во-первых, это подразумевает определение всех существенных элементов налога в законе: налог не может быть признан установленным, если в законе отсутствует какой-либо существенный элемент налога — субъект, объект, налоговая база, порядок и сроки уплаты, налоговый период, ставка и порядок исчисления (п. 6 ст. 3, ст. 17 НК).

Во-вторых, каждый из элементов налога в отдельности должен быть установлен корректно. Повышенные требования предъявляются к объекту налогообложения, с которым связано возникновение обязанности по уплате налога и налоговой ставки, определяющей величину налогового отчисления. В этой связи Конституционный Суд неоднократно указывал, что налог должен иметь самостоятельный объект налогообложения, сформулированный ясно и недвусмысленно. Что касается налоговой ставки, то законодатель обязан в любом случае определить ее максимальный размер (см.: Постановления КС РФ от 28.03.2000 N 5-П, от 30.01.2001 N 2-П; Определение КС РФ от 09.04.2002 N 69-О*(722)). Аналогичные требования предъявляются к сборам: в Постановлении от 28.02.2006 N 2-П*(723) Суд, рассмотрев дело о конституционности Федерального закона «О связи», указал, что при установлении предусмотренных им отчислений в специальный резерв универсального обслуживания, существенные элементы указанных неналоговых фискальных платежей (сбора) — объект и база, максимальный размер ставки или его критерии, должны быть установлены непосредственно законом.

К существенным элементам налога или сбора не относятся льготы. В силу принципа всеобщности налогообложения их отсутствие само по себе не может рассматриваться как нарушение конституционных прав (см. Определение КС РФ от 07.02.2002 N 37-О*(724)). Вместе с тем норма о льготе не должна носить произвольный характер и нарушать принцип равенства налогообложения (см. Определение КС РФ от 07.02.2002 N 13-О*(725)).

Комментируемая статья содержит правовую конструкцию «налоги и сборы». Главными критериями налогов и сборов, позволяющими отграничить их от иных публичных платежей, являются: обязательность в силу закона и фискальный характер (поступление в бюджет). Так, например, Конституционный Суд пришел к выводу о неналоговой природе абонентской платы за услуги по организации функционирования и развитию Единой энергетической системы России, посчитав, что данная плата, в отличие от налоговых платежей, поступает РАО «ЕЭС России», а не в государственный бюджет. Кроме того, она определяется не законом, а договором присоединения (ст. 428 ГК), направляется на развитие федеральной энергетической системы и в конечном счете удовлетворяет и интересы потребителей, поскольку в результате этих инвестиций увеличивается количество электроэнергии, поступающей на единый федеральный оптовый рынок (Определение КС РФ от 05.07.2001 N 165-О*(726)).

В упомянутом Постановлении от 11.11.1997 N 16-П Конституционный Суд указал, что налоговый платеж представляет собой основанную на законе денежную форму отчуждения собственности с целью обеспечения расходов публичной власти, осуществляемого в том числе на началах обязательности, безвозвратности, индивидуальной безвозмездности. Сформулированное Судом определение налогового платежа в основных своих чертах воспроизведено законодателем в ст. 8 НК РФ: под налогом понимается обязательный, индивидуально безвозмездный платеж, взимаемый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления денежных средств в целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований (ч. 1); под сбором понимается обязательный взнос, взимаемый с организаций и физических лиц, уплата которого является одним из условий совершения в отношении плательщиков сборов государственными органами, органами местного самоуправления, иными уполномоченными органами и должностными лицами юридически значимых действий, включая предоставление определенных прав или выдачу разрешений (лицензий) (ч. 2).

Важно разграничивать налоги и сборы между собой, поскольку наименования данных платежей не всегда совпадают с их действительной правовой природой. В Определении от 08.07.2004 N 224-О Конституционный Суд РФ указал, что при оценке любого платежа по существу — независимо от того, какое название он носит, — необходимо учитывать приведенные в законе характеристики налогов и сборов; в данном решении Суд пришел к выводу, что налог на операции с ценными бумагами представляет, по сути, особого рода сбор — «эмиссионный сбор». Не относится к конституционной категории сбора, например, исполнительский сбор, взыскиваемый на основании п. 1 ст. 81 Федерального закона от 21.07.1997 N 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» (в ред. от 26.06.2007)*(727), поскольку ему присущи признаки административной штрафной санкции: он имеет фиксированное, установленное Федеральным законом денежное выражение, взыскивается принудительно, оформляется постановлением уполномоченного должностного лица, взимается в случае совершения правонарушения (см. Постановление КС РФ от 30.07.2001 N 13-П*(728)).

Глава 2 НК «Система налогов и сборов в Российской Федерации» предусматривает следующие виды налогов и сборов: к федеральным налогам относятся НДС, акцизы, налог на доходы физических лиц, ЕСН, налог на прибыль организаций, налог на добычу полезных ископаемых, водный налог (ст. 13); к региональным налогам относятся налог на имущество организаций, налог на игорный бизнес, транспортный налог (ст. 14); к местным налогам — земельный налог и налог на имущество физических лиц (ст. 15). Что касается сборов, то НК предусматривает лишь два вида сборов, отнесенных к перечню федеральных налогов и сборов: это сборы за пользование объектами животного мира и за пользование объектами водных биологических ресурсов и государственная пошлина (ст. 15).

В упоминавшемся выше Постановлении от 28.02.2006 N 2-П Конституционный Суд подробно изложил критерии отграничения налогов от сборов, а также признал, что публичные платежи, не включенные в НК, но являющиеся по своей природе сборами, также входят в сферу действия комментируемой статьи. В частности, Суд указал, что иные обязательные в силу закона публичные платежи в бюджет, не являющиеся налогами, а также не подпадающие под данное НК определение сборов и не указанные в нем в качестве таковых, но по своей сути представляющие собой именно фискальные сборы, не должны выводиться из сферы действия ст. 57 Конституции и развивающих ее доктринальных правовых позиций КС РФ об условиях надлежащего установления налогов и сборов, конкретизированных законодателем применительно к сборам, в частности в п. 3 ст. 17 НК, которая приобретает тем самым универсальный характер.

Помимо налогов и сборов НК содержит так называемые специальные налоговые режимы, которые могут предусматривать федеральные налоги, не указанные в ст. 13 НК (п. 7 ст. 12). Специальные налоговые режимы устанавливаются НК и применяются в случаях и порядке, которые предусмотрены НК и иными актами законодательства о налогах и сборах; они могут предусматривать особый порядок определения элементов налогообложения, а также освобождение от обязанности по уплате отдельных налогов и сборов, предусмотренных ст. 13-15 НК. К специальным налоговым режимам относятся: система налогообложения для сельскохозяйственных товаропроизводителей (единый сельскохозяйственный налог); упрощенная система налогообложения; система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности; система налогообложения при выполнении соглашений о разделе продукции (ст. 18).

Комментируемая статья предусматривает запрет на придание обратной силы законам, устанавливающим новые налоги или ухудшающим положение налогоплательщиков (примечательно, что под этот запрет не подпадают сборы). Нарушение данного запрета может иметь место в результате несоблюдения законодателем порядка опубликования и введения в действие налоговых законов. Тем не менее налоговый закон не может рассматриваться как действующий до истечения определенного законом срока со дня его официального опубликования. Поэтому особенное значение приобретает надлежащее обнародование текста закона в печатном издании, имеющем определенную дату опубликования.

Распространение действия налогового закона на правоотношения, предшествующие надлежащей дате вступления в силу, означает нарушение ст. 57 Конституции. Это значит, что дата вступления налогового закона в силу, определенная законодателем, не может предшествовать надлежащей дате вступления в силу закона. Недопустимы также случаи определения законодателем даты вступления налогового закона в силу с момента его официального опубликования, а также фактическое отсутствие даты вступления закона в силу, тем более если таким законам придается обратная сила в актах официального или иного толкования либо правоприменительной практикой.

Порядок вступления в силу актов законодательства о налогах и сборах урегулирован в ст. 5 НК РФ:

— акты законодательства о налогах вступают в силу не ранее чем по истечении одного месяца со дня их официального опубликования и не ранее 1-го числа очередного налогового периода по соответствующему налогу, за исключением случаев, предусмотренных данной статьей;

— акты законодательства о сборах вступают в силу не ранее чем по истечении одного месяца со дня их официального опубликования, за исключением случаев, предусмотренных данных статьей;

— федеральные законы, вносящие изменения в НК в части установления новых налогов и (или) сборов, а также акты законодательства о налогах и сборах субъектов РФ и нормативные правовые акты представительных органов муниципальных образований, вводящие налоги, вступают в силу не ранее 1 января года, следующего за годом их принятия, но не ранее одного месяца со дня их официального опубликования (п. 1).

Конституционный Суд РФ квалифицирует данные положения НК как содержащие разумный срок, по истечении которого возникает обязанность каждого платить налоги и сборы. Установление такого срока обусловлено необходимостью в том, чтобы не нарушался конституционно-правовой режим стабильных условий хозяйствования, выводимый из ч. 1 ст. 8 и ч. 1 ст. 34 Конституции.

Статья 57 Конституции устанавливает запрет придания обратной силы в отношении тех законов, которые вводят новые налоги или ухудшают положение налогоплательщиков, что не препятствует приданию обратной силы законам, если они улучшают положение налогоплательщиков. Неблагоприятные для налогоплательщиков последствия нарушения порядка вступления в силу актов законодательства о налогах и сборах могут быть устранены самим законодателем путем принятия нового закона, имеющего обратную силу.

К обстоятельствам, свидетельствующим об ухудшении положения налогоплательщиков, можно отнести расширение круга налогоплательщиков, повышение налоговой ставки, изменение порядка уплаты налогообложения, создающего дополнительное обременение и т.д. Ухудшение условий налогообложения может заключаться не только в возложении дополнительного налогового бремени, но и в необходимости исполнять ранее не предусмотренные законодательством обязанности, за неисполнение которых применяются меры налоговой ответственности. Запрет на придание обратной силы закону касается новых налогов, однако возможна ситуация, что устанавливаемый налог не будет являться новым по своей сути.

Содержащийся в комментируемой статье запрет распространяется также на законы, хотя формально и принятые с соблюдением надлежащего порядка опубликования и введения в действие, но прямо или косвенно распространяющие свою силу на ранее возникшие налоговые правоотношения. Новый налоговый закон не может иметь обратную силу в отношении государственных гарантий длящегося действия, адресованных определенным категориям налогоплательщиков. Комментируемая статья в указанной части неоднократно интерпретировалась Конституционным Судом в ряде его постановлений и определений, в частности, в постановлениях от 24.10.1996 N 17-П, от 08.10.1998 N 13-П, от 24.02.1998 N 7-П, от 30.01.2001 N 2-П.

Конституция Российской Федерации устанавливает, что защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации (далее — граждане); гражданин несет военную службу в соответствии с федеральным законом и имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой в установленных федеральным законом случаях (статья 59).

Основными формами реализации конституционной обязанности по защите Отечества являются призыв на военную службу и прохождение военной службы по призыву в соответствии с требованиями Федерального закона от 28.03.1998 № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», а также прохождение альтернативной гражданской службы вместо военной службы по призыву в порядке, установленном Федеральным законом от 25.07.2002 г. № 113-ФЗ «Об альтернативной гражданской службе».

Конституционный долг по защите Отечества граждане вправе исполнять путем добровольного поступления на военную службу. При этом такие граждане проходят военную службу в добровольном порядке (по контракту) в соответствии с положениями Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» и других нормативных правовых актов.

Уклонение от призыва на военную службу при отсутствии законных оснований для освобождения от этой службы влечет уголовную ответственность по ч. 1 ст. 328 УК РФ.

Ответственность за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 328 УК РФ, наступает независимо от способа его совершения, а также от того, уклонялся ли призывник только от очередного призыва на военную службу или имел цель совсем избежать несения военной службы по призыву.

Уклонение от призыва на военную службу может быть совершено путем неявки без уважительных причин по повесткам военного комиссариата на медицинское освидетельствование, заседание призывной комиссии или в военный комиссариат (военный комиссариат субъекта Российской Федерации) для отправки к месту прохождения военной службы. При этом уголовная ответственность наступает в случае, если призывник, таким образом, намерен избежать возложения на него обязанности нести военную службу по призыву. Об этом могут свидетельствовать, в частности, неоднократные неявки без уважительных причин по повесткам военного комиссариата на мероприятия, связанные с призывом на военную службу, в период очередного призыва либо в течение нескольких призывов подряд, неявка в военный комиссариат по истечении действия уважительной причины.

Самовольное оставление призывником сборного пункта до отправки его к месту прохождения военной службы в целях уклонения от призыва на военную службу подлежит квалификации по ч. 1 ст. 328 УК РФ.

Как уклонение от призыва на военную службу следует квалифицировать получение призывником обманным путем освобождения от военной службы в результате симуляции болезни, причинения себе какого-либо повреждения (членовредительство), подлога документов или иного обмана.

Исчерпывающий перечень оснований для освобождения гражданина призывного возраста от военной службы установлен положениями ст. 23 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе».

В случае уклонение от прохождения альтернативной гражданской службы лиц, освобожденных от военной службы предусмотрена уголовная ответственность по ч. 2 ст. 328 УК РФ.

Часто слышишь, как люди вольно общаются с двумя этими словами. Часто их принимают за синонимы, часто различают («должен, но не обязан»), но в чем заключается это различие, объяснить удовлетворительно обычно не могут. А между тем ведь в этом нет ничего сложного.

Долг — это долг. Когда-то что-то было взято в долг — и теперь нужно вернуть. Человек не может родиться в отрыве от человечества — и когда он рождается, то уже с самого своего появления на свет много кому и чего должен. Каждого рожает мать, обеспечивает отец — значит, есть долг перед родителями. Человек рождается в определенной национальной культуре, пользуется благами цивилизации — и автоматически становится должным своей стране и своему народу. Это положение можно уточнить и до отдельных персоналий: душа современного русского народа создана Сергием Радонежским, современный русский язык — Александром Пушкиным, современная наука — Михаилом Ломоносовым. Как понимаете, я беру современность в глобальном плане, чтобы отличать дохристианский период Руси от христианского. Следовательно, что? Каждый русский человек должен этим трем гениям и еще огромному множеству других людей, наших предков, в большинстве своем оставшихся безвестными, но которые все эти века защищали, образовывали, улучшали Россию. Для многих людей это звучит дико, но если только вдуматься, трактовка этого вопроса может быть только такой. Долг — категория совершенно ясная, какие бы выражения она не принимала — денежный долг (который понимают все) или долг перед Родиной и народом (который многие понимать отказываются). Суть одна — однажды ранее взятое должно быть возмещено обратно, хотя бы частично.

Обязанность — это другое. Обязанность возникает тогда, когда человек связывает себя словом. Долг безусловен, а обязанность условна и зависит от того, какие слова сорвались с языка обязанного. Является ли работа по найму долгом? Конечно же, нет — это трудовой договор, одна сторона обязалась платить зарплату, другая — делать определенную работу. Долга здесь нет — работник у работодателя ничего не брал. Обязанность не устраивает — стороны разорвали свои отношения и разбежались.

Очень важны случаи невыполнения безусловных обязанностей. С кармической точки зрения слово человека играет огромную роль, и обещание, будучи однажды высказанным, сразу врастает в карму. Если обещание было безусловным и оно не было выполнено в разумный срок, то оно становится долгом и будет взыскано с должника в будущем. Вот почему необходимо очень строго относиться к обещаниям — люди могут простить и забыть, закон кармы — нет. Все обязательства должны быть исполнены, уважительной причиной для неисполнения могут быть только заранее оговоренные случаи, на которые обещание не распространяется либо аннулируется. Кстати, современный мир плохо понимает категорию долга и гораздо лучше — категорию обязательства. «Служба в армии является долгом и почетной обязанностью гражданина». За уклонение от армии до присяги (неисполнение долга) одни санкции, за уклонение после присяги (обязанность) — совершенно другие, юридической системе есть теперь за что зацепиться. Хотя по существу, долг в силу своей безусловности и того, что возник в прошлом, а не в настоящем, — долг главнее обязанности.

Метки: йога, философия

Последняя редакция Статьи 26 Конституции РФ гласит:

1. Каждый вправе определять и указывать свою национальную принадлежность. Никто не может быть принужден к определению и указанию своей национальной принадлежности.

2. Каждый имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества.

Комментарий к Ст. 26 КРФ

1. Национальность — это принадлежность человека к определенной этнической общности людей, отличающейся особенностями языка, культуры, психологии, традиций, обычаев, образа жизни. В ч. 1 комментируемой статьи признается прежде всего право каждого свободно определять и по собственному усмотрению указывать или не указывать свою национальную принадлежность.

В основе национальной самоидентификации личности лежит, однако, не просто желание быть лицом определенной национальности, а осознание своей принадлежности к определенной этнической общности, к людям, духовно связанным общим языком, культурой и т.д. При этом самоидентификация не обязательно будет определяться этническим происхождением — национальностью родителей, хотя обычно именно с ней связано восприятие своей национальной принадлежности как в однонациональной семье, так и в смешанной, где выбирается национальность одного из родителей. Тем не менее человек в силу жизненных обстоятельств может оказаться в иной национально-культурной и языковой среде, получить в ней воспитание и развитие, воспринять язык, национальную культуру, психологию другой этнической общности, осознать свою принадлежность к ней. И, по смыслу Конституции, человек вправе определить свою национальную принадлежность независимо от этнического происхождения.

В прежние времена, как устанавливалось, например, Положением о паспортной системе в СССР 1974 г., национальная принадлежность человека определялась по национальности родителей, указанной в их паспортах. Если родители имели разную национальность, то при выдаче впервые паспорта по достижении 16 лет человек сам определял, какую из них записать в паспорт. В дальнейшем запись о национальности изменению не подлежала. Графа «Национальность» являлась непременным атрибутом также всякого рода анкет, иных учетных документов.

В настоящее время запрещено какое-либо принуждение к определению своей национальной принадлежности или указанию ее в документах, при опросах и т.д. Графа «Национальность» изъята из анкет, других учетных документов. Если же она где-то и встречается, то гражданин не обязан ее заполнять. Такая графа не предусматривается и в новом паспорте гражданина Российской Федерации.

С юридической точки зрения определение национальной принадлежности не влечет каких-либо правовых последствий, ибо Конституция (ст. 19) гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от расы и национальности. УК предусматривает уголовную ответственность за нарушение равенства прав и свобод в зависимости от расы и национальности граждан как проявление дискриминации (ст. 136).

Конституционное закрепление национального равноправия граждан не отрицает важности для каждого человека его национальной принадлежности, формирования в обществе уважительного отношения к самобытной культуре, национальному языку, своеобразию быта, прогрессивным обычаям и традициям людей любой нации и народности, искоренения националистических предрассудков.

2. Язык — важнейшее средство человеческого общения, неотъемлемый элемент любой этнической общности, ее культуры, основная форма проявления национального и личностного самосознания.

Конституция, гарантируя сохранение и равноправие языков народов России, их самобытное развитие, признает в ч. 2 комментируемой статьи прежде всего право каждого на пользование родным языком. Родным является обычно язык этнической общности, к которой принадлежит индивид. Однако, судя по данным переписей населения, не единичны случаи, когда люди считают родным язык других этнических общностей. Конституция признает также право каждого на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества.

Конституционные гарантии прав личности в языковой сфере, предусмотренные в ч. 2 комментируемой статьи, необходимо рассматривать в единстве с другими конституционными положениями: о равенстве прав и свобод человека и гражданина независимо от языка (ч. 2 ст. 19), о праве республик устанавливать свои государственные языки, о гарантировании всем народам России права на сохранение родного языка (ст. 68).

Основным федеральным актом, конкретизирующим государственные гарантии равноправия языков народов России, прав народов и личности на сохранение и всестороннее развитие родного языка, свободу выбора и использования языка общения, является Закон от 25 октября 1991 г. «О языках народов Российской Федерации» (в ред. от 11 декабря 2002 г.). Его нормы распространяются на российских граждан и находящихся на территории России иностранных граждан и лиц без гражданства.

Существенной особенностью правовой регламентации в сфере языкового общения является то, что не устанавливается никаких правовых норм использования языков народов России в межличностных неофициальных взаимоотношениях, а также в деятельности общественных, религиозных объединений. Это одна из конкретных гарантий действительно свободного выбора языка общения.

Статья 5 Закона о языках устанавливает, что государство гарантирует гражданам Российской Федерации осуществление основных политических, экономических, социальных и культурных прав вне зависимости от их знания какого-либо языка. Знание или незнание языка не может служить основанием для ограничения языковых прав граждан.

Этим положениям Закона, а также установлениям ФЗ от 12 июня 2002 г. «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» о праве избирать, быть избранным и участвовать в референдуме независимо от национальности и языка (п. 2 ст. 4), принципу федеральной Конституции о равноправии граждан независимо от национальности и языка противоречили положения конституций и законов ряда республик, которые обуславливали право быть избранным, например, высшим должностным лицом республики обязательным владением наряду с русским языком и языком титульной нации.

Закон о языках гарантирует гражданам, не владеющим государственным языком России или республики, право выступать на заседании, совещании, собрании в государственных органах, организациях, на предприятиях и в учреждениях на том языке, которым они владеют. В случае необходимости должен обеспечиваться соответствующий перевод. На государственном, родном или любом другом языке народов России, которым владеет гражданин, он вправе обращаться в государственные органы, организации, на предприятия и в учреждения Российской Федерации с предложениями, заявлениями, жалобами. Ответы на них должны даваться на языке обращения, а при отсутствии такой возможности — на государственном языке России (ст. 15 Закона).

Возможность пользоваться услугами переводчика в процессуальных действиях, а также право выступать и давать объяснения в суде на родном языке гарантируются лицам, участвующим в деле и не владеющим языком, на котором ведется судопроизводство и делопроизводство в органах правосудия или производство по делам в правоохранительных органах. Эти положения Закона конкретизированы в процессуальном законодательстве — УПК, ГПК, АПК, КоАП, а применительно к конституционному судопроизводству — в ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации». В Постановлении Пленума Верховного Суда от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» особо подчеркнуто, что в силу ч. 2 анализируемой статьи суд по ходатайству участвующих в деле лиц обязан обеспечить им право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства и выступать в суде на родном языке (Бюллетень ВС РФ. 1996. N 1. С. 5).

Закон о языках запрещает языковую дискриминацию и в сфере обслуживания и коммерческой деятельности. Отказ в обслуживании граждан под предлогом незнания языка недопустим и влечет за собой ответственность согласно законодательству (ст. 22).

Осуществление права свободного выбора языка воспитания и обучения объективно ограничено имеющейся системой образовательных учреждений, но на государстве лежит обязанность ее развивать.

Право выбора образовательного учреждения с тем или иным языком воспитания и обучения детей принадлежит родителям или лицам, их заменяющим. Закон о языках гарантирует гражданам России право на получение основного общего образования на родном языке, а также на выбор языка обучения в пределах возможностей, предоставляемых системой образования. Право на получение образования на родном языке обеспечивается созданием необходимого числа соответствующих образовательных учреждений, классов, групп, а также созданием условий для их функционирования. Гражданам, проживающим за пределами своих национально-государственных и национально-территориальных образований, а также не имеющим таковых, представителям малочисленных народов и этнических групп государство оказывает содействие в организации различных форм воспитания и обучения на родном языке независимо от их количества и в соответствии с их потребностями (ст. 9 Закона). Аналогичные гарантии предусматривают также Закон «Об образовании» (ст. 6), ФЗ «О национально-культурной автономии».

Право на свободное пользование родным языком очень важно для развития национального самосознания личности, сохранения самобытной культуры этнической общности, упрочения этнических связей. В то же время для расширения доступа личности к ценностям отечественной и мировой культуры, духовного обогащения существенное значение имеет овладение языками других народов, прежде всего русским языком, который является не только государственным языком Российской Федерации, но прежде всего добровольно принятым народами России средством межнационального общения.

Рассматривая в Постановлении от 16 ноября 2004 г. N 16-П положение законов Республики Татарстан, согласно которым татарский и русский языки в общеобразовательных учреждениях и учреждениях начального и среднего профессионального образования Республики изучаются в равных объемах, Конституционный Суд признал его не противоречащим Конституции, имея в виду следующее: по своему конституционно-правовому смыслу оно предполагает, что изучение языка титульной нации должно осуществляться в соответствии с установленными законодательством РФ федеральными государственными образовательными стандартами и не препятствовать прохождению итоговой аттестации, выдаче документа о получении основного общего образования и получению образования более высокого уровня.

В противном случае — имея в виду неравные требования, предъявляемые в различных республиках к изучению государственных языков, — не исключаются не только негативные последствия для преемственности обучения в едином федеральном образовательном пространстве, но и нарушения принципа равенства в осуществлении конституционного права на образование, а также права на получение основного общего образования на родном языке, гарантией общедоступности основного общего образования и равного объема обязанностей, выполнение которых необходимо для его получения, и, кроме того, ограничение закрепленного частью 1 ст. 27 Конституции права на свободу передвижения и выбор места пребывания и жительства (СЗ РФ. 2004. N 47. ст. 4691).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *