Запрещен ли мат законом?

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Лазертаг – военно-спортивная игра, проходящая в реальном времени, сориентированная на поражение противника или специальных сценарных приспособлений с помощью макета оружия с вмонтированным в него излучателем инфракрасного импульса.

ПРАВИЛА ИГРОВОГО ПРОЦЕССА

1. Основные понятия

Пылесос — это ведение огня вслепую при невозможности быть пораженным в ответ. Например, высовывание одного только оружия из-за угла или укрытия, высовывание дула в щели и небольшие дырки. Отягчающим обстоятельством является неестественный хват оружия, к примеру, хват штурмовой винтовки одной рукой с поворотом кисти для стрельбы за угол. Пылесос запрещен. По соглашению сторон может быть разрешена стрельба из-за укрытия короткими очередями при естественном хвате оружия.

Страус — это ведение прицельного огня по противнику при невозможности быть пораженным в ответ. Например, закрытие датчиков рукой или любым материалом, мешающим прохождению лучей, закрытие повязки за укрытием. Страусизм запрещен категорически.

Несанкционированное воскрешение — перезагрузка или воскрешение оружия в бою (с помощью пульта, аптечки или выкл./вкл. в Home Style режиме). Запрещено.

Рикошет – оптическое явление, отражение поражающего луча от различных поверхностей. Ограничений на использование рикошетов не накладывается.

Настройка оборудования (прошивка) – установка характеристик оружия (здоровье, жизнь, боезапас и т.п.), осуществляется только организаторами игры, как правило, до начала игрового сценария.

Изменение характеристик оружия игроками запрещено.

2. Игровые комплекты

Граната, мина

Организаторы имеют право запретить использование гранат, интегрированных в нестандартные макеты, если сочтут макет не соответствующим нормам безопасности.
Активировать гранату/мину мертвому игроку запрещено. Активированную гранату запрещено выставлять из-за укрытия, не выпуская из рук и скрываясь от её поражения.
Возможны 3 варианта правил повторного использования гранаты/мины:
1) Single Use (по умолчанию). Граната/мина используется только 1 раз за жизнь владельца (возможность снова использовать гранату появляется после использования аптечки).
2) Self ReUse. Граната/мина может быть повторно использована, но только владельцем.
3) Full ReUse. Граната/мина может быть повторно использована кем угодно, включая противников. В таком случае подобрать гранату/мину для повторного использования может только живой боец. При первом же требовании владельца граната/мина должна быть возращена.

Нож

Применение ножа мертвым игроком запрещено. При атаке с ножом запрещены действия , влекущие за собой причинение физического вреда противнику. Запрещено применять нож одновременно со стрельбой со второй руки из оружия, требующего двурукий хват. Может быть выбран один из режимов использования ножа:
1) Stealth mode. Применение ножа разрешено только вне боевого взаимодействия с противником (т.е. подкравшись сзади, как правило). Таким образом любое, даже рефлекторное, применение приемов рукопашного боя исключено.
2) InCombat mode. Применение ножа разрешено в процессе боевого взаимодействия (перестрелки). При этом разрешается отводить/отбивать руку с ножом, но не более того.
3) Hardcore mode. Применение ножа разрешено в процессе боевого взаимодействия, при этом для защиты разрешены различные приемы рукопашного боя (оговаривается заранее).

Пульт медика

Настройки пульта обговаривают до игры и не меняются в процессе, кроме как по согласию сторон. Мертвому игроку запрещено использовать комплект медика для помощи союзникам. При возрождении игрока запас пульта медика восстанавливается. Пульт медика не передается и используется только его владельцем (если заранее не оговорено иное). Запрещено самовольное восстановление запаса пульта медика на поле боя.

Повязка

Повязка должна быть закреплена на голове бойца максимально параллельно земле. Датчики запрещено закрывать одеждой (капюшонами, полями шляп и т.п.), не пропускающей ИК-луч. Запрещено отключать повязку или снимать ее с головы (или перемещать на другие части тела) во время боевых действий.

3. Взаимодействие игроков

Переговоры

Если не оговорено иное, любое общение (по рации, напрямую, жестами, мимикой) разрешено только живым игрокам. При отыгрыше тактических сценариев (без или с малым количеством респаунов) любые сообщения со стороны «мертвых» игроков запрещены категорически. В спортивных или тактико-спортивных сценариях это правило может быть изменено по согласию сторон. Радиоперехват разрешается по соглашению сторон.

Контакт с противником

Физическое воздействие на противников запрещено. В частности, при близком столкновении с противником запрещены:
— отведение, захват, удержание ствола противника;
— приемы рукопашного боя;
— толчки, плевки, прочие непотребные действия.
Исключением являются ситуации защиты имущества или здоровья игрока, а также противодействие применению ножа в режимах InCombat и Hardcore.

Возрождение (респаун, респ)

Возрождение игроков производится только на дружественных базах с официальных аптечек. Считать не убитым игрока с закончившимися патронами, оговаривается заранее. Запрещены перемещения аптечек игроками, за исключением ситуаций, когда оборудованию грозит ущерб (например, в дождь). Запрещён захват аптечки противника. Исключением является любой заранее обговорённый сценарий.

4. Наказание за нарушение правил

Инструктор – человек, следящий за порядком во время проведения игры. Организаторы автоматически становятся инструкторами. При проведении специализированных договорных игр команды могут выбрать по одному инструктору от каждой стороны, которому они доверяют честное судейство.
Штраф – наказание игрока для поддержания порядка в игре. Величина непостоянная. Может быть наложен только инструкторами.

Процесс выявления нарушения:
1) Обвинение игрока – обвинить игрока в нарушении может любой игрок, при наличии одного или более незаинтересованных свидетелей. Если обвинение не доказано, штраф накладывается на обвинителя.
2) Доказательство обвинения – происходит при разбирательстве ситуации с обязательным участием инструкторов. Обвинитель должен рассказать ситуацию и представить свидетелей. Обвиняемый высказывает свою точку зрения. На основе полученных данных инструктор выносит решение.
3) Время разбирательства – при незначительных нарушениях (не сильно повлиявших на баланс или игровой процесс) разбирательство происходит по окончанию сценария. При более серьёзных нарушениях, приведших к получению одной из сторон подавляющего преимущества, разбирательства проводятся безотлагательно.

5. Возможные виды штрафов

— предупреждение;
— казнь, то есть удаление с поля боя в место пребывания «убитых» в процессе игры;
— увеличение времени нахождения в месте пребывания «убитых»;
— дисквалификация на определенное время;
— дисквалификация до конца сценария;
— дисквалификация до конца игры.

ПРАВИЛА ТЕХНИКИ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ИГРЕ В ЛАЗЕРТАГ

ЗАПРЕЩАЕТСЯ:

1. Играть в состоянии любого опьянения.
2. Направлять оружие на людей вне игровой зоны.
3. Выход на игровое поле без разрешения инструктора.
4. Прикрывать датчики поражения.
5. Бросать и ронять оружие, чтобы избежать его поломки и дорогостоящего ремонта.
6. Выключать и включать оборудование во время боя с целью восстановления количества жизней. Повторная активизация оборудования без инструктора невозможна.
7. Находиться в игровой зоне после «смерти», если это не предусмотрено игровым сценарием.
8. Нецензурно выражаться и физически контактировать с соперником: бить прикладом, руками, ногами, головой, хватать и ронять его.

ОБЯЗАТЕЛЬНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ:

1. При передвижении обращать внимание на все препятствия и помехи, из-за которых можно потерять равновесие.
2. В случае если кто-то из игроков поранился, НЕМЕДЛЕННО сообщить об этом инструктору.
3. В перерывах между играми аккуратно ставить оружие, предварительно навесив на него повязку.
4. Если оружие не стреляет или возникли какие-либо другие технические трудности, сразу обращаться к инструктору.
5. Соблюдать правила техники безопасности и неукоснительно выполнять требования и указания инструкторов.

В мировом сообществе бытует мнение, что русского человека невозможно представить без мата. Сквернословят в нашей стране люди, относящиеся практически ко всем социальным слоям. Нередко матерные слова можно услышать с экранов телевизора, по радио и даже в детском саду от совсем маленького ребенка. Большинство из нас относятся к ненормативной лексике вполне нормально, считая ее всего лишь средством выражения эмоций. На самом деле сквернословие несет серьезную разрушительную силу, которая, по мнению ученых, может привести к вырождению целой нации. Причем этот процесс сложно остановить, ведь он протекает незаметно, охватывая все больший круг русскоязычного населения планеты. Сегодня мы постараемся объяснить читателям, почему нельзя материться ни при каких жизненных обстоятельствах.
Перед тем, как пытаться понять, почему нельзя материться в принципе, необходимо выяснить, что попадает под категорию «мат». Если внимательно почитать определение этого слова в разных словарях, становится понятно, что мат — одна из самых грубых и древних форм ненормативной лексики на Руси и в родственных языках. Бранные слова активно употреблялись еще нашими предками. Скорее всего, вы сейчас подумали, что раз прадеды и прапрадеды позволяли себе иной раз крепкое словечко, ничего страшного в этом нет. Не торопитесь с выводами. Ученых ненормативная лексика интересует давно. Изначально бытовало мнение, что мат пришел к славянам от монголов и тюркских племен. Но более тщательный анализ этих языков показал, что ничего похожего на матерную брань в них не было. А потому стоит искать корни сквернословия в более древних временах. Удивила этнопсихологов схожесть русского мата с заклинаниями древних шумеров. Многие слова были почти идентичны, что навело ученых на мысль о сакральном значении ненормативной лексики.
После долгих исследований было выявлено, что матерная брань — ни что иное, как обращение к языческим духам, бесам и демонам. Она широко использовалась в языческих культах и обрядах, однако даже тогда сквернословить могли только особые люди, использующие свою силу для достижения тех или иных целей. Многие слова, которые мы сегодня употребляем по нескольку десятков раз в день, являются именами древних демонов, а другие — страшным проклятьем, насылаемом в стародавние времена на головы врагов. То есть ежедневно используя мат, мы сознательно обращаемся к темным силам и призываем их на помощь.
А уж они всегда рады ее оказать, а потом предъявить на оплату счет, который многим может оказаться непосильным. Примечательно, что даже наши предки осознавали вред бранных слов. Им не нужно было объяснять, почему нельзя материться в общественных местах. Обычный человек мог использовать ненормативную лексику не чаще десяти раз в год и только в самых исключительных случаях. При этом каждый понимал, что расплата за эту слабость будет неминуемой. Конечно, многим наше объяснение покажется сказкой. Ведь современный человек верит только в факты и цифры. Что ж, мы готовы рассмотреть этот вопрос с точки зрения науки.
***
Еще в советские времена ученые заинтересовались, как слово влияет на живые организмы. С детства мы знаем массу народных пословиц и поговорок на этот счет. К примеру, «доброе слово и кошке приятно» либо «слово не обух, а от него люди гибнут». Это должно было бы научить нас осторожно относиться к тому, что вылетает из нашего рта. Однако большинство людей относятся к своей речи легкомысленно. И, как утверждают ученые, зря. Научно-исследовательские институты СССР несколько лет проверяли гипотезу, как сильно может повлиять слово на психофизическое состояние живого организма. Опыты проводились на семенах, предназначенных для посадки. Было создано три экспериментальные группы. Первая несколько часов в день подвергалась воздействию самого отборного мата, вторая «слушала» обычную ругань, а на третью наговаривали только благодарственные слова и молитвы.
К удивлению ученых, семена, на которые обрушивался мат, показали всхожесть всего лишь сорок девять процентов. Во второй группе цифры оказались выше — пятьдесят три процента. А вот семена из третьей группы взошли на девяносто шесть процентов! Недаром наши предки знали, что ни в коем случае нельзя подходить со сквернословием к приготовлению пищи и посадке урожая. Но как именно действует мат? Этот процесс максимально раскрыл российский генетик Петр Горяев.
После многолетних исследований, которые он проводил в отечественных и зарубежных НИИ, было доказано, что наша цепочка ДНК может быть представлена как осмысленный текст, состоящий из сгруппированных с особым смыслом слов. Сам ученый назвал этот феномен «речью Творца». Тем самым Горяев подтвердил, что речью мы можем как излечить себя, так и погубить. Он утверждает, что мыслеформы, а особенно произнесенные вслух слова, воспринимаются генетическим аппаратом по особым электромагнитным каналам. Поэтому они могут оздоравливать и поддерживать нас, а в других случаях буквально взрывать ДНК, вызывая определенные нарушения и мутации. И мат — это самая разрушительная сила из всех существующих.
Петр Горяев считает, что легкомысленное отношение к ненормативной лексике приводит не только к культурному, но и к физическому вырождению нации. Удивительно, но частично подтверждают гипотезу Горяева и медики. Они давно заметили, что больные инсультом или пациенты после тяжелейших черепно-мозговых травм, которые теряют способность к речи, порой свободно могут произносить длинные предложения, сплошь состоящие из матерных слов. А это значит, что в этот момент сигналы в организме проходят по совсем иным нервным цепочкам и окончаниям.
***
В православии по поводу сквернословия всегда было единое мнение. Ненормативная лексика в первую очередь — это грех, который неугоден Богу. Бранными словами мы тешим нечистого и призываем на помощь бесов. А уж они не упускают случая завести человека в еще более тяжелое и сложное положение. Таким образом, мы все дальше и дальше отдаляемся от Господа и не можем в полной мере открыть ему свое сердце. К тому же многие матерные слова являются настоящим и страшным оскорблением для Божьей Матери и всего женского рода в целом. Вот почему девушкам нельзя материться ни в коем случае. Как будущие матери, они должны нести в себе только светлую программу, а не быть «запачканными» проклятиями и богохульными словами. А к таким относится весь мат и любая бранная речь.
Священнослужители всегда пытаются донести, что слово — особый Божий дар человеку. Им он связывает себя с окружающим его пространством невидимыми нитями, и только от самой личности зависит, что именно будет происходить с ней. Часто даже верующие люди допускают сквернословие, а потом удивляются, что в их дом приходят беды, несчастья, нищета и болезни. Церковь видит в этом прямую взаимосвязь и советует тщательно контролировать свою речь даже в минуты сильного гнева. В странах, где не существует такого понятия, как «матерщина», врожденных детских заболеваний гораздо меньше, чем там, где сквернословие является естественной повседневной речью практически каждого человека.
***
Многие взрослые не считают нужным задуматься о том, почему нельзя материться при детях. Они считают, что малыши еще ничего не запоминают и не понимают, а значит, не воспримут ненормативную лексику как нечто вредоносное. Данная позиция в корне неверна. Мат опасен для детей любого возраста. Во-первых, он является проводником насилия в жизнь ребенка. Сквернословие чаще всего становится спутником драк и любых видов агрессии. Поэтому дети быстро пропитываются этой энергетикой и начинают активно транслировать ее в окружающий мир, удивляя своим поведением порой довольно благополучных родителей.
Во-вторых, от матерных слов практически мгновенно вырабатывается зависимость. Психологи часто проводят параллель между ней и алкогольной либо никотиновой зависимостью. Ребенок, употребляющий с самого раннего возраста ненормативную лексику, с большим трудом сможет избавиться от этой привычки. В-третьих, сквернословие уменьшает шансы вашего чада на возможность в будущем обрести счастье и самому стать счастливым родителем здорового малыша. Поэтому постарайтесь максимально доходчиво доносить детям, почему нельзя материться.
Интересный факт о ненормативной лексике Многие интересуются, почему нельзя материться в тюрьме. У этого правила существует несколько объяснений. К первому относят тот факт, что многие матерные слова содержат вполне понятные оскорбления. И на тюремном жаргоне они трактуются буквально. Поэтому пара подобных слов может быть воспринята как смертельное оскорбление, за него вполне можно поплатиться жизнью. К тому же в местах заключения существует свой язык — феня. Он несет много негативной энергетики и психологи считают его воздействие на организм гораздо более мощным, чем мат.•

Вопреки распространенному заблуждению, существует и немецкий мат. Конечно, ему не сравниться по разнообразию и виртуозности с русским, но, как говорится, тем не менее. Этимология и лексика примерно те же: первичные половые признаки, древнейшая профессия, разнообразные сексуальные практики и извращения, фекалии и прочее. Многие слова и выражения — калька с английского, но это, естественно, не может извинить немцев, употребляющих нецензурную брань.

Два года за оскорбление

На улицах Германии брань, к счастью, услышишь очень редко, разве что от каких-нибудь «отвязных» подростков. За более чем четверть века жизни в ФРГ я ни разу не слышал, чтобы матом ругались немцы старше 30 — 35 лет. Есть, правда, так сказать, «полунецензурная» лексика, соответствующая таким русским словам, как г…о или ж…а. Их, увы, слышишь на немецком часто, в том числе — с экрана телевизора, театральной сцены и так далее. Но что касается серьезной неформальной лексики, то ее употребление, особенно адресное, то есть обращенное к конкретному человеку, подпадает под статью 185-ю уголовного кодекса ФРГ как «оскорбление».

Осторожно! Это может стоить 700 евро

Согласно немецкому законодательству, это правонарушение может наказываться штрафом или сроком (условным) до одного года, а если речь идет об оскорблении действием — до двух лет (тоже условно). Как правило, суды ограничиваются штрафом, зато весьма приличным. Так, даже за относительно невинное «Поцелуй меня в ж…!» можно «заработать» 300 евро штрафа, а за… (как бы поаккуратней выразиться? ну, заменим синонимом) «онаниста» — до 1000 евро.

Тут следует добавить, что степень оскорбительности тех или иных выражений вовсе не зависит от того, цензурные они или нецензурные. Так, за «корову» могут присудить 600 евро, за «стерву» — 1800, а за «старую свиноматку» — даже 2500 евро. Эти суммы взяты не с потолка: так решали конкретные немецкие суды. Добавим еще одну весьма существенную деталь: даже если любителя «выражаться» приговаривают к маленькому штрафу, это — судимость.

Художественные выражения

Одно дело — жизнь. Другое — фиктивный мир искусства. Так, например, в Дюссельдорфском драмтеатре идет спектакль по пьесе российского драматурга Ивана Вырыпаева «Пьяные». В русском текстовом оригинале — море матерных слов. В немецком — несколько меньше, но, как говорится, тем не менее. Спектакль уже с конца февраля этого года идет на большой сцене театра, пользуясь успехом у публики и регулярно получая прекрасные отзывы немецких критиков.

Оскорбление личности наказывается в Германии куда строже, чем мат, произнесенный с экрана телевизора, со сцены или напечатанный в книжке. Потому что, как определяет закон, когда речь идет об искусстве, нецензурная брань становится (если она, конечно, не является самоцелью) выразительным средством, без которого художественное произведение, если в нем, скажем, действуют означенный «отвязный» молодняк, обойтись не может. Иначе получится, как в известном анекдоте о рабочем, которому коллега уронил на ногу молоток, на что этот рабочий вежливо попросил: «Дорогой друг, ты неосторожно причинил мне боль. Пожалуйста, не делай так больше. В противном случае мне придется пожаловаться на тебя и на твою маму в отдел техники безопасности».

«Грубое ругательство» (именно так указано в скобках) в современном словаре немецкого языка

Немецкий законодатель считает также, что писатель, режиссер или певец могут сами решать в подобных случаях, говорить ли им, так сказать, «открытым текстом» или заменять неформальную лексику свистом, точечками или фонетическим «тра-та-та».

Все это, разумеется, вовсе не значит, что с немецких экранов и сцен льются потоки мата. Во-первых, общество и подавляющее число его членов (в том числе и люди творческие) считают употребление нецензурной брани недопустимым. Это для очень многих — признак дурного вкуса. Крупные СМИ, прежде всего, телевизионные каналы создали неформальный союз, который занимается добровольным самоконтролем. Его эксперты дают лишь рекомендации. Никаких санкций не предусмотрено.

Единственная официальная инстанция в Германии, следящая за «выражениями» в СМИ, — это федеральное ведомство «по контролю за печатной, видео- и аудиопродукцией, вредной для детей и молодежи» (Bundesprüfstelle für jugendgefährdende Medien). Предварительной цензуры оно не осуществляет, но может вынести решение по уже напечатанным книгам, показанным фильмам, поступившим в продажу дискам и т. д. При этом чиновники следуют заключению экспертных комиссий, состоящих из деятелей искусства, педагогов, психологов, представителей организаций защиты детей и религиозных общин.

Детям до 18-ти

И только если две трети комиссии настаивают на «вредности» того или иного произведения, оно вносится в особый список — так называемый «Индекс». Это значит, что фильм, диск, книга, компьютерная игра снабжаются предупреждениями «детям до 18 смотреть (читать, слушать, играть) не рекомендуется», что они не подлежат открытой продаже, что их нельзя экспортировать и импортировать.

Большинство «индексированных» произведений вносятся в упомянутый список не из-за нецензурной брани, в них содержащийся. Гораздо опаснее, по общему мнению немцев, воспевание насилия, ксенофобия, пропаганда наркотиков и алкоголя, презрение к женщинам, религиозная нетерпимость, агрессия во всех ее проявлениях. Именно из-за этого вносятся в «Индекс» 80 процентов всех книг, дисков, фильмов, компьютерных игр и так далее. Но вот в январе к этому списку прибавился диск «Молодой, жестокий, красивый — 2» одной из немецких рэп-групп. Экспертное заключение на 15 страницах детально перечисляет все матерные выражения, которых тут больше чем достаточно. Других достоинств у диска нет. Если это, конечно, можно считать достоинством.

Пожалуй идеальная футболка KIRILL KARAVAEV® из премиального турецкого хлопка

Стандартная футболка и самая главная гордость Kirill Karavaev®, дорабатывалась больше 10 раз, доведённая нашими конструкторами почти до совершенства. Выполненная из мягкой и приятной ткани на основе натурального турецкого хлопка. Базовый элемент гардероба, который будет уместен в любых ситуациях.

Состав: 100% Хлопок

Принт: Прямая печать, флексоплёнка или бархатное флокирование

Ворот: Круглый

Стиль: Regular/Casual

СДЕЛАНО В РОССИИ

При соблюдении условий стирки принт не сотрется, изделие не сядет и долго сохранит свою форму. Наша печать практически не имеет ограничений по стирке, а хлопок при высокой температуре садится. Рекомендовано стирать в холодной или теплой воде (не выше 30-40°), вывернув наизнанку, с ручным отжимом или без отжима — предпочтительна ручная стирка — не отбеливать, используйте средства для щадящей, деликатной стирки — в случае барабанной сушки выбирать самый низкий по температуре режим; естественная сушка предпочтительней — не гладить по картинке; при необходимости гладить изделие на среднем режиме, вывернув наизнанку

Принт наносится одним из способов нанесения в зависимости от задумки дизайнера и технических особенностей: Прямая печать (непосредственная печать на ткани текстильным принтером. Принт не ощущается тактильно) или Флокирование/Флексоплёнка (тепловое нанесение особой бархатной или глянцевой плёнки).

Право на свободу получения и распространения информации как средство получения сведений о происходящих событиях всегда находилось в фокусе внимания общества. Это нашло свое отражение в законодательстве еще с 1991 года, с принятием Закона РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» (далее – Закон о СМИ), закрепившим запрет на ограничение поиска, получения, производства и распространения массовой информации, а также на установление цензуры (ст. 1, ст. 3 Закона о СМИ).

Вместе с тем, неограниченное распространение информации нередко входит в противоречие с другими правами и интересами человека – на неприкосновенность частной жизни, защиту от информации, причиняющей вред здоровью и развитию ребенка, защиту нравственности и т. д.

Постепенно законодатель охватывает все новые и новые сферы отношений по обеспечению всех этих интересов, что, как правило, не оставляет равнодушными ни аудиторию СМИ, ни профессиональное сообщество. Апрельские поправки к Закону о СМИ, установившие запрет на использование в материалах СМИ табуированной лексики, не стали исключением из этого правила.

Новый запрет – новое основание для штрафа

Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. № 34-ФЗ «О внесении изменений в статью 4 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» и статью 13.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее – Федеральный закон № 34-ФЗ) расширил критерии злоупотребления свободой слова (абз. 1 ст. 4 Закона о СМИ), включив в них использование СМИ для распространения материалов, содержащих нецензурную брань. Соответствующие поправки были также внесены в КоАП РФ: подобное правонарушение грозит штрафом (для граждан – от 2 тыс. руб. до 3 тыс. руб., для должностных лиц – от 5 тыс. руб. до 20 тыс. руб., для организаций – от 20 тыс. руб. до 200 тыс. руб.) с конфискацией предмета административного правонарушения.

Авторы инициативы, группа депутатов фракции «Единая Россия», пояснили, что на момент внесения предложения в Госдуму административная ответственность была установлена только за использование нецензурной брани в общественных местах. Вместе с тем, в Госдуму и уполномоченные органы поступают многочисленные обращения граждан по поводу использования в телепередачах и печатных СМИ ненормативной лексики.

Напомним, ранее ограничения на распространение содержащей нецензурную брань информации среди несовершеннолетних были установлены Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», установившим основные меры по обеспечению информационной безопасности детей.

Роскомнадзор также поддержал это нововведение, тем более, что ведомство предлагало дополнить действующее законодательство подобной мерой еще в августе 2012 года. Тогда эксперты контрольного органа указали, что наиболее часто претензии по поводу использования ненормативной лексики высказываются гражданами в отношении телепрограмм «Дом-2», «Каникулы в Мексике», «+100500», «Комеди Клаб» и других программ, выходящих в эфире телеканалов «ТНТ», «Перец», «Муз-ТВ», «MTV». Аналогичные нарушения были также выявлены в ряде печатных и сетевых СМИ (например, в интернет-портале радиостанции «Эхо Москвы», электронных изданиях «Ридус», «Грани.ру», «Свободная пресса», журнале Andy Warhol’s Interview). Меры разъяснительного характера, подчеркнул Роскомнадзор, на практике оказываются малоэффективными.

НенорМАТивная лексика

Первый вопрос, который возникает на практике, – это принадлежность конкретного слова или выражения к нецензурной лексике. Сразу оговоримся, что понятия «нецензурная брань» и «ненормативная лексика» синонимами не являются. Второе шире по содержанию – в него включается не только собственно нецензурная брань (то, что обычно называют матом), но и неприличные и грубо-просторечные слова и содержащие их выражения. Этой точки зрения придерживается как Роскомнадзор, так и суды. К примеру, ВС РФ в одном из своих определений к ненормативной лексике отнес как бранные, так и нецензурные коннотации (устойчивая ассоциация, которую вызывает то или иное слово, употребленное в конкретном контексте. – Ред.)1.

Кстати, Роскомнадзор подчеркивает, что использование ненормативной лексики в СМИ также недопустимо в соответствии с требованиями Федерального закона от 1 июня 2005 г. № 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации». Действительно, пп. 9 ч. 1 ст. 3 указанного закона запрещает использование лексики, не соответствующей нормам русского языка. Единственное исключение предусмотрено для случаев, когда непарламентские выражения являются неотъемлемой частью художественного замысла.

Кроме собственно используемого слова или выражения следует иметь в виду ситуацию, в которой оно было употреблено. На это обращает внимание ВС РФ, подчеркивая: «Грань между ненормативной лексикой и общеупотребительными словами лежит не в самом языке, а в различных ситуативных социальных контекстах. То, что допустимо в предельно узких коммуникативных средах, в экстремальных ситуациях, воспринимается как недопустимое в устоявшихся условиях публичной сферы»2. Правда, этот довод дает также свободу толкованию – если понимать его буквально, то можно утверждать о допустимости использования крепких выражений в некоторых «экстремальных» ситуациях, что должно восприниматься обществом как норма.

Роскомназдор в определении критериев нецензурной брани оказался более конкретен. В Рекомендациях по применению Федерального закона № 34-ФЗ, размещенных на официальном сайте ведомства, отмечается: «В настоящий момент отсутствует единый перечень нецензурных бранных слов. Однако среди специалистов существует мнение, согласно которому к нецензурным словам и выражениям относятся четыре общеизвестных слова (х.., п.., е…, б…), а также образованные от них слова и выражения».

Контролирующий орган сразу оговорил свою позицию и по некоторым спорным вопросам. Так, Роскомнадзор не считает нарушением закона использование нецензурной лексики в прямом эфире теле-радиопрограмм, когда невозможно предусмотреть заранее, что именно может сказать приглашенный в студию гость либо замаскировать неприличные слова. Одновременно подчеркивается, что на редакции лежит ответственность за работу с приглашаемыми в прямой эфир гостями.

В отношении интернет-СМИ действует аналогичное правило. Сам факт размещения пользователем нецензурного комментария на портале или в блоге нарушением, по мнению ведомства, не является. Однако в этом случае интернет-издание обязано по представлению Роскомнадзора удалить такой комментарий или отредактировать его. В противном случае выносится предупреждение в адрес редакции и учредителя СМИ.

Федеральная служба, таким образом, обратила внимание на положения п. 5 ст. 57 Закона о СМИ, в соответствии с которыми редакция, главный редактор либо журналист не несут ответственности за распространение сведений, являющихся злоупотреблением свободой информации, если они содержатся в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи, либо в текстах, не подлежащих редактированию.

Поскольку практика применения новой редакции ст. 4 Закона О СМИ только начинает складываться, можно посмотреть, как суды относятся к использованию нецензурной лексики в аналогичных случаях — при создании рекламы. Выделяются несколько возможных случаев употребления нецензурной лексики в материалах СМИ, а также рекламных продуктах.

1. Нецензурное слово используется открыто, без маскировки. При этом не имеет значения, умышленно ли в материал попала табуированная лексика либо это произошло, к примеру, из-за невнимательности редактора. Так, в 2008 году в тульской газете «Слобода» был размещен рекламный макет «Похудение без диет и без запретов». Однако при верстке буква «д» из слова «Похудение» потерялась, и поэтому оно стало восприниматься как нецензурное. ФАС России как орган, уполномоченный за соблюдением законодательства о рекламе, привлекла издание к административной ответственности по ст. 14.3 КоАП РФ («Нарушение законодательства о рекламе»), наложив на него штраф в размере 60 тыс. руб. Суд, вместе с тем, не согласился с выводами антимонопольного органа и удовлетворил требования СМИ об обжаловании постановления о привлечении к ответственности. В обоснование этого решения он указал, что имела место опечатка, которую нельзя рассматривать в качестве обсценизма, то есть бранного слова3.

К сожалению, случайная опечатка встречается намного реже, чем намеренное использование крепких слов в публикациях и эфирных программах. Чаще всего этим грешат интернет-СМИ – как в силу специфики веб-журналистики, так и за счет комментариев пользователей. Кстати, комментарии посетителей сайтов, содержащие непарламентские выражения, вообще нередко становятся предметом судебного разбирательства, причем не только в отношении порталов СМИ, но и других сайтов и блогов (см., например, апелляционное определение Магаданского областного суда от 22 мая 2012 г. № 33-501/2012 по делу № 2-5978/2011, определение Мосгорсуда от 19 марта 2012 г. № 4г/2-308/12).

2. Нецензурная брань употребляется завуалированно. Обычно при этом используются схожие по звучанию или написанию слова, а также вызывающие определенные ассоциации визуальные образы. Судебная практика знает множество примеров такой замаскированной нецензурной или ненормативной лексики. Правда, преимущественно это касается не столько СМИ, сколько рекламных агентств и отделов рекламы и дизайна организаций — подобного рода двусмысленности особенно часто встречаются на рекламных баннерах.

Такое дело по поводу замены нецензурной брани созвучным словом, употребляемым в качестве допустимого эквивалента ругательства, было рассмотрено в 2009 году в Якутске. Поводом к вынесению постановления ФАС России о наложении штрафа послужил рекламный щит следующего содержания: «К нашим ЦЕНАМ вернулся ПОЛНЫЙ ПЕСЕЦ! – ПЕСЕЦ ТОЛЩЕ, цены – тоньше! – Мобильники еще дешевле». При этом рядом с надписью было нарисовано животное (песец), причем нижняя часть его тела прикрыта табличкой с надписью «цензура».

При оспаривании привлечения организации к ответственности, ее представители заявили, что законодательство допускает употребление в рекламе слов и выражений, ставших частью молодежного языка (сленга), а слово «песец» отождествляется с бранным только субъективно. Суд первой инстанции принял эти доводы и вынес решение в пользу заявителя4, однако во всех последующих инстанциях это решение не устояло (постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 15 января 2010 г. № 04АП-4926/09, постановление ФАС ВСО № А58-7901/09 от 21 апреля 2010 г., Определение ВАС РФ от 4 августа 2010 г. № ВАС-10980/10, определение Высшего Арбитражного Суда России от 18 августа 2010 г. № ВАС-10980/10).

Вышестоящие суды подчеркнули, что оцениваемая реклама не содержит сведений о песце как главном герое рекламной компании, а также указаний на песца в смысле животного, что подчеркивает иносказательный смысл этого термина. По заключению судебных органов, такая двусмысленность направлена на придание тексту непристойного образа, а в основе слогана «Полный песец» лежит матерная фраза. Отчаявшись, юристы организации выдвинули последний вариант трактовки слогана, утверждая, что полный песец – это песец с мехом лучшего качества, однако и он не повлиял на решения судов.

Похожий инцидент случился в 2012 году в Краснодаре – также в отношении рекламного щита. На этот раз в качестве креативной рекламы было использовано изображение дощатого забора с надписями, которые обычно наносят дети и подростки в подъездах, на стенах зданий и заборах: «Я люблю…» (с изображением пронизанного стрелой сердца), «Вася здесь…» и другие. Спорной надписью, которая и послужила основанием для наложения административного штрафа, стали буквы «УЙ». По мнению специалистов ФАС России, в рекламе в завуалированной форме используется нецензурное, непристойное слово, первая буква которого скрыта наклеенным на «забор» рекламным объявлением. Организация была оштрафована на 100 тыс. руб., после чего обжаловала решение антимонопольного органа в суд, и снова суд первой инстанции занял сторону заявителя.

Впрочем, апелляционный суд согласился с правомерностью привлечения организации к ответственности, отметив, что употребление в рекламе букв «УЙ» направлено не на использование буквального значения этого буквосочетания, а на придание тексту непристойного образа, вытекающего из ассоциативного созвучия букв. При этом такая ассоциация с непристойным словом усилена стилизацией рекламы под забор5.

Еще один спорный случай, связанный с баннером, произошел в 2012 году в Брянске. Рекламный щит был размещен на фасаде одного из зданий ЗАО «Корпорация «ГРИНН» и содержал следующую надпись: «ЕСЛИ ТЫ ОРЕЛ ВЕЗИ ДЕВУШКУ В ОРЕЛ — СLUВ НОТЕL&8РА Ча:сы — оГРИННеть!». Возражая против привлечения к административной ответственности, общество указало в суде, что слоган «оГРИННеть», используемый в рекламе, содержит в своей основе не что иное, как наименование организации, а его смысл подразумевает выражение положительной оценки уровнем и качеством услуг, предоставляемых ЗАО «Корпорация «ГРИНН».

В обоснование заявитель сослался на лингвистическое исследование, проведенное специалистом-лингвистом кафедры русского языка. Специалист сделал вывод, что слово «оГРИННеть» не является завуалированной формой нецензурного, непристойного слова, употребляемого в ненормативной лексике, и его можно расценивать как неологизм, образованный от названия ЗАО «Корпорация «ГРИНН» и допустимый для использования в рекламных целях.

Однако суд посчитал это исследование не отвечающим критерию достаточности в связи с тем, что оно составлено в отношении слова «оГРИННеть» в отрыве от смысла и контекста рекламы в целом. Слово «оГРИННеть», заключил суд, можно ассоциировать со словом «офигеть», относящемуся к молодежному слэнгу. Кроме того, его смысл может быть оценен как неприличный (даже матерный) на основании непристойных ассоциаций, однозначно идентифицируемых русским языковым сознанием, тем более что в русской разговорной речи звуки «Г» и «Х» очень похожи и могут переходить друг в друга. На этом основании суд согласился6 с правомерностью наложения на ЗАО административного штрафа, что впоследствии было подтверждено в апелляции7.

Главный редактор либо журналист не несут ответственности за распространение сведений, являющихся злоупотреблением свободой информации, если они содержатся в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи, либо в текстах, не подлежащих редактированию (п. 5 ст. 57 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации»)

Непристойные или условно непристойные изображения на рекламных плакатах также привлекают внимание контролирующих органов. Так, 17 октября 2013 года АС Орловской области оставил в силе решение ФАС России в отношении индивидуального предпринимателя, осуществляющего деятельность по размещению наружной рекламы о привлечении его к ответственности. Основанием послужил рекламный баннер, на котором была изображена обнаженная часть женского тела в ракурсе со спины на темном фоне. Рекламировались рольставни, а слоганом служили слова «Защитим самое главное!», размещенные на изображении тела.

При обжаловании постановления антимонопольного органа в суде, предприниматель заявил, что в художественном образе отсутствует изображение каких-либо обнаженных интимных частей тела, а каждый зритель может увидеть образ любого желаемого им увидеть тела (мужского, женского или бесполый образ тела).

Доказательственная база ФАС России по этому делу была обширна – ведомство получило два экспертных заключения от государственных университетов, а также ответ Экспертного заключения по рекламе ФАС России. Один из вузов подчеркнул, что реклама концентрирует внимание потребителей на обнаженной части женского тела, на что указывают размер используемого образа, степень оголенности и характер изгиба женского тела.

Другой университет провел опрос по поводу оценки характера рекламы, в ходе которого выяснилось, что 56,6% респондентов (56 из 99 опрошенных) воспринимают рекламу «Защитим самое главное!» как непристойную или оскорбительную, 40,4% (40 человек) не считают ее таковой, а 3% (3 участника опроса) затруднились с ответом. Заключение же Экспертного совета было однозначным: используемый в рекламе образ девушки, может рассматриваться как оскорбительный или непристойный, поскольку поза девушки позволяет говорить о поведении, нарушающем нормы морали и нравственности.

Основываясь на этом, арбитражный суд отказал в удовлетворении требований заявителя8.

3. В материале СМИ или рекламе используется слово, которое не является нецензурным, однако носит крайне разговорный характер. В качестве примера можно привести дело о рекламе жилого комплекса в Екатеринбурге, в слогане которой использовались слова: «Офигеть! От 61000 рублей за м2». В этом случае судье при разрешении спора пришлось сложнее, чем при явном использовании нецензурной брани.

В представленном ФАС России заключении филолога отмечалось, что реклама злоупотребляет ненормативной лексикой, разговорно-сниженным словом и популяризирует заниженные культурные стандарты, что позволяет квалифицировать ее как социально безответственную и социально вредную. Рекламное агентство, в свою очередь, обратилось к другому профессору, который оценил глагол «офигеть» как речевую реакцию на какую-то ситуацию, не содержащую в своем значении или в оценочной окраске смыслов, связанных с намерением кого-либо оскорбить или тяжело обидеть.

Неоднозначными оказались и результаты опроса пользователей официального сайта УФАС по Свердловской области, который ведомство проводило в течение февраля 2009 года. Его итоги показали, что 52,3% (459) опрошенных считают допустимым использование слова «Офигеть» в рекламе, 44,5% (391) респондентов придерживаются противоположного мнения, а 3,2% (28) пользователей дали свои варианты ответов. При этом оскорбительной рекламу посчитали только менее трети участников опроса (30,7%).

Тем не менее, суд решил, что антимонопольным органом представлены достаточные доказательства обоснованности привлечения к административной ответственности9.

К слову, проблема чистоты языка актуальна не только в отношении материалов СМИ и рекламы. В соответствии с ч. 6 ст. 1 Федерального закона от 1 июня 2005 г. № 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации» при использовании русского языка как государственного языка не допускается применение слов и выражений, не соответствующих нормам современного русского литературного языка.

В 2006 году перед ВС РФ был поставлен вопрос о признании недействующим абз. 9 (фактически абз. 10) п. 15 разд. 3 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Минюста России от 3 ноября 2005 г. № 205. Эти положения запрещают осужденным употреблять нецензурные и жаргонные слова, давать и присваивать клички. Заявитель утверждал, что это правило необоснованно нарушает его права на употребление таких слов по месту отбытия наказания, однако Суд не поддержал эту точку зрения10.

Еще более курьезная ситуация произошла при составлении протокола допроса по уголовному делу одним из следователей Следственного комитета России по Республике Башкортостан. Руководствуясь ч. 2 ст. 190 УПК РФ, которая предписывает фиксировать показания допрашиваемого лица от первого лица и по возможности дословно, следователь добросовестно занес в протокол допроса в том числе и нецензурные выражения. После передачи дела на рассмотрение суда в отношении следователя было вынесено частное постановление, в котором суд внимание на недопустимость использования таких оборотов в официальных документах. Это частное постановление было обжаловано, но безрезультатно11.

Практическая МАТерия

С началом применения поправок возникли очень интересные вопросы по поводу трактовки некоторых положений Закона о СМИ в новой редакции. Так, после вступления нововведений в силу Роскомнадзор подчеркнул в размещенных на своем сайте Рекомендациях, что выявление иностранных бранных слов и выражений не является основанием для привлечения к ответственности редакции СМИ. Кроме того, ведомство указало на невозможность создания полного перечня средств маскировки нецензурной брани и порекомендовало в теле-радиопрограммах заменять ее звуковым сигналом, а в материалах печатных и сетевых СМИ – заменять одну или несколько букв непечатного слова знаком или другой буквой.

Вместе с тем, на практике федеральная служба выносит предупреждения и привлекает к ответственности за использование именно таких приемов. К примеру, в одном из сообщений об итогах мониторинга СМИ на предмет соблюдения требований ст. 4 Закона о СМИ в части недопущения использования в публикациях нецензурной брани ведомство отметило: «В ряде печатных и сетевых изданий распространение нецензурной брани осуществляется в завуалированной форме (пропуск букв в середине или в конце слова, замена их на точки или звездочки и т.д.)». В этом же сообщении Роскомнадзор проинформировал, что установлены факты использования иностранных слов, которые в переводе на русский язык относятся к нецензурной брани.

Как отмечает директор Центра правовой защиты интеллектуальной собственности Владимир Энтин, в сложных ситуациях специалисты Роскомнадзора обращаются в Институт русского языка им. В.В. Виноградова. Однако заключение по поводу значения иностранного слова и его эквивалента в русском языке придется получать у иностранного филологического института, а это неудобно и дорого. Поэтому, заключает эксперт, Роскомнадзор вряд ли пойдет на такой шаг.

Тем не менее, несмотря на неустоявшуюся практику, новые нормы применяются, и за 2013 год Роскомнадзором было вынесено 36 предупреждений в отношении СМИ, касающихся использования ими табуированной лексики12.

Самое громкое дело, связанное с нарушением ст. 4 Закона о СМИ в части применения нецензурных выражений, было инициировано ведомством в отношении крупного интернет-СМИ «Росбалт». Первоначально в июле текущего года контролирующий орган вынес в адрес информационного агентства два предупреждения. По словам председателя совета директоров ЗАО «ИА «Росбалт» Наталии Черкасовой, прозвучавшим 30 октября в пресс-центре РИА Новости на круглом столе «Нецензурная лексика в СМИ: правоприменительная практика», в начале августа она была приглашена в Роскомнадзор для беседы. Чиновник Роскомнадзора еще раз попросил провести с сотрудниками информационного агентства разъяснительные беседы, после чего, отметила Наталия Черкесова, никаких претензий или обращений к «Росбалту» не поступало. Спустя два месяца, в начале октября текущего года, контролирующий орган обратился в Мосгорсуд с требованием о лишении «Росбалта» статуса СМИ.

Надо отметить, что формально Роскомнадзор действительно обладает таким правом на основании ст. 16 Закона о СМИ, если СМИ были допущены неоднократные грубые нарушения ст. 4 Закона о СМИ в течение 12 месяцев. Однако подача федеральной службой заявления в суд вызвала серьезный общественный резонанс. Так, ОП РФ направила в адрес руководителя Роскомнадзора обращение, в котором дала оценку применяемым в отношении «Росбалта» мерам, назвав их «чрезмерными», а также выразила пожелание об отзыве иска. Кроме того, информационное агентство поддержали депутаты Госдумы и Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, Совет по правам человека при президенте РФ, Союз журналистов России, Альянс руководителей региональных СМИ России, а также Союз журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Вместе с тем, судебное разбирательство продолжалось, и 31 октября текущего года Мосгорсуд отозвал у «Росбалта» свидетельство о регистрации в качестве СМИ. Информационное агентство уже заявило о намерении обжаловать это решение в вышестоящей инстанции.

Цитата

Владимир Энтин, адвокат, директор Центра правовой защиты интеллектуальной собственности

«Помните фильм «Бриллиантовая рука»? Как он начинается? Забор. На нем первая буква – «Х», потом – «У», а дальше – «Художественный фильм». Так что, на этом основании запрещать «Бриллиантовую руку»?»

Остались неясности и по толкованию новой редакции ст. 4 Закона о СМИ. К примеру, п. 9 ч. 1 ст. 3 Федерального закона от 1 июня 2005 г. № 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации» допускает применение лексики, не соответствующей нормам русского языка, если она является неотъемлемой частью художественного замысла, а поправки такой оговорки не содержат. Правда, Роскомнадзор в официальных рекомендациях также упомянул о возможности использования в таких случаях нецензурной брани, но с обязательной ее маскировкой.

Еще одним спорным моментом могут стать санкции, предусмотренные за изготовление или распространение продукции СМИ, содержащей нецензурную брань (ч. 3 ст. 13.21 КоАП РФ). Помимо штрафа, нормы КоАП РФ предусматривают и конфискацию предмета административного правонарушения. Если нарушение было допущено печатным изданием, эту норму можно истолковать как изъятие тиража газеты, журнала или другой периодики. Намного сложнее применить эту норму в отношении сетевого издания и тем более – теле- или радиостанции. В первом случае в качестве предмета правонарушения можно рассматривать интернет-пространство, а во втором – теле- и радиоэфир.

Одним словом, нововведение к Закону о СМИ носит неоднозначный характер. Даже в ходе обсуждения законопроекта, на основе которого впоследствии был принят Федеральный закон № 34-ФЗ, мнения депутатов Госдумы разошлись. Так, депутат от фракции ЛДПР Сергей Иванов отметил, что установить подобную ответственность для СМИ – это «то же самое, что установить ответственность для МЧС за то, что кому-то на голову метеорит свалится!».

Однако сами по себе поправки можно оценить только положительно, особенно с учетом освобождения СМИ от ответственности за сказанное гостями передачи в прямом эфире или написанное в не подлежащих редактированию текстах (п. 5 ст. 57 Закона о СМИ). Вместе с тем, у некоторых экспертов возникают опасения по поводу использования этого нового запрета в политических целях, для давления на отдельные СМИ. Поэтому особенно важным становится корректное правоприменение, которое позволит достичь баланса интересов между свободой слова, самостоятельностью СМИ и нормами нравственности.

Этому могут способствовать и общественные советы по содействию защите нравственности в СМИ в случае одобрения инициативы об их создании – соответствующий законопроект в настоящее время находится в Госдуме13. К полномочиям советов предлагается отнести мониторинг материалов СМИ и извещение редакций о его результатах, рассмотрение конфликтов и обращение в прокуратуру и другие уполномоченные органы, проведение социологических исследований в области защиты нравственности в СМИ и т. д.

Документы по теме:

  • Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. № 34-ФЗ «О внесении изменений в статью 4 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» и статью 13.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»
  • Закон РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации»
  • КоАП РФ

Новости по теме:

  • В России могут появиться общественные советы по содействию защите нравственности в СМИ – ИА «ГАРАНТ», 14 июня 2013 г.
  • Роскомнадзор в течение месяца будет формировать практику применения закона об ответственности за нецензурную брань в СМИ – ИА «ГАРАНТ», 26 апреля 2013 г.
  • Подписан закон об ответственности за использование нецензурной брани в СМИ – ИА «ГАРАНТ», 8 апреля 2013 г.
  • Роскомнадзор предлагает штрафовать СМИ за использование ненормативной лексики – ИА «ГАРАНТ», 27 августа 2012 г.
  • Госдума предлагает уточнить, когда интернет-СМИ будут освобождаться от ответственности за комментарии пользователей – ИА «ГАРАНТ», 24 июня 2011 г.

1 Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 20 ноября 2007 г. № 41-О07-84.
2 Определение ВС РФ от 24 марта 2011 г. № 21-О11-5.
3 Постановление ФАС ЦО от 7 апреля 2009 г. № А68-5666/08-439/8.
4 Решение АС Республики Саха (Якутия) от 27 октября 2009 г. по делу № А58-7901/09.
5 Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12 июля 2012 г. № 15АП-6146/2012.
6 Решение АС Брянской области от 28 июня 2012 г. № А09-3180/12.
7 Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 4 сентября 2012 г. № 20АП-4168/12.
8 Текст судебного решения размещен в картотеке арбитражных дел ВАС РФ.
9 Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 декабря 2009 г. № 17АП-12388/09.
10 Решение ВС РФ от 2 февраля 2006 г. № ГКПИ05-1640.
11 Определение судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 18 июля 2012 г. № 49-О12-38СП.
12 Данные за 2013 год по состоянию на 29 октября 2013 года.
13 Текст законопроекта № 295623-6 размещен на официальном сайте Госдумы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *