Задачи по морскому праву

Компетенция международного трибунала по морскому праву тема диссертации и автореферата по ВАК 12.00.10, кандидат юридических наук Коваленко, Степан Георгиевич

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Идея учреждения специального судебного органа по разрешению морских споров возникла довольно давно, сразу же, как только международное сообщество осознало необходимость специального регулирования деятельности государств по исследованию и использованию Мирового океана. В числе других вопрос о средствах разрешения споров возник еще в период работы Комитета ООН по мирному использованию дна морей и океанов за пределами действия национальной юрисдикции — органа ООН, созданного в 1968 году для проработки подходов к созданию нового международного морского права, которое было бы применимо к совершенно новой области человеческой деятельности — исследованию и эксплуатации природных ресурсов глубоководного морского дна.

III Конференция ООН по морскому праву была беспрецедентным явлением международной жизни. По охвату участников и обсуждаемых проблем это было первым проявлением глобального подхода к проблемам, затрагивающим интересы всех народов. Примечательно, что обсуждение процессуальных норм, которые бы регулировали разрешение разногласий относительно содержания материальных норм, шло одновременно с разработкой самих материальных норм.

Применительно к проблеме мирного разрешения споров по будущей Конвенции следует подчеркнуть, что участники Конференции придавали важное значение разработке соответствующих надежных средств, с тем, чтобы равновесие интересов, достигнутое в материальных постановлениях новой Конвенции, не нарушалось в результате одностороннего или произвольного толкования этих постановлений. Средствам разрешения споров, особенно имеющим обязательную юрисдикцию, отводилась роль гарантов поддержания нового правопорядка.

Часть XV Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. озаглавлена «Разрешение споров» и состоит из трех разделов: в первом изложены положения общего характера, определяющие общий подход участников III Конференции ООН по морскому праву к мирному разрешению споров и к использованию двусторонних средств мирного урегулирования (переговоров, согласительной процедуры); во втором зафиксирована возможность обращения к обязательным средствам, влекущим за собой обязательные решения (арбитражу и судебным органам); в третьем изложены положения, позволяющие ограничивать применение раздела 2. Каждый участник, принимая на себя обязательства по Конвенции, должен согласиться на обязательность для него юрисдикции одного или нескольких предусмотренных Конвенцией судебных или арбитражных органов. Международный трибунал по морскому праву составляет один из важных элементов системы обязательных процедур разрешения споров, возникающих в связи с толкованием и применением Конвенции.

Однако есть важные категории морских споров, в отношении которых Трибунал по морскому праву имеет исключительную юрисдикцию, либо прямо предписанную ему Конвенцией по морскому праву, либо складывающуюся в процессе практики.

Это споры, вытекающие из деятельности в Международном районе морского дна, о чем прямо говорится в Части XI Конвенции: в соответствии с п.2 статьи 287, споры, возникающие в связи с разведкой и использованием природных ресурсов морского дна, могут передаваться только специализированной палате Международного трибунала по морскому праву — Камере по спорам, касающимся морского дна.

Это споры о незамедлительном освобождении судов, задержанных прибрежным государством за совершение деяния, являющегося нарушением Конвенции 1982 года. Эти споры принципе могут быть переданы любому органу обязательной юрисдикции по Конвенции, но в отношении которых сложилась практика передачи исключительно Трибуналу по морскому праву.

И это споры о предписании временных охранительных мер, в отношении которых формальная исключительная юрисдикция Трибунала не предусмотрена, но все просьбы о предписании таких мер в связи с морскими спорами после создания Трибунала передавались именно ему.

С подписанием Конвенции работа ее участников по совершенствованию международного морского права не закончилась. В частности, в том, что касается Трибунала, эта работа велась в рамках Подготовительной комиссии для Международного органа по морскому дну и Международного трибунала по морскому праву. Относительно Трибунала мандат Подготовительной комиссии состоял в подготовке доклада, содержащего рекомендации для представления совещанию государств-участников, которое будет созвано Генеральным секретарем Организации Объединенных Наций. Совещание провело несколько встреч, которые фактически были продолжением Третьей Конференции ООН по морскому праву. В ходе этих встреч были приняты некоторые важные конкретные решения, которые касаются, прежде всего, международной правосубъектности Трибунала, а также его взаимоотношений с Организацией Объединенных Наций, в ходе Четвертой встречи Совещания государств 23 мая 1997 г. было принято Соглашение о привилегиях и иммунитетах Международного трибунала по морскому праву. Примечательным явлением развития Трибунала является установление связей между ним и Организацией Объединенных Наций путем заключения Соглашения о сотрудничестве и взаимоотношениях.

Организационная структура Трибунала построена с учетом опыта других международных судебных учреждений. Так, в основу его Регламента положены Статут и Регламент Международного Суда, а также Регламент Суда Европейских сообществ. В институте судебных камер Трибунала отразился опыт Международного Суда: образованы камеры по спорам, касающимся защиты морской среды, а также камера по спорам о рыболовстве, принята резолюция о формировании Камеры по спорам, касающимся морского дна.

Трибунал по морскому праву включен в систему разрешения споров по Конвенции ООН по морскому праву как специализированный суд с широкой компетенцией. Однако Камера по спорам, касающимся морского дна, занимает особое положение по сравнению с другими камерами и даже с самим Трибуналом. Во-первых, для споров по дну невозможна передача ни в какой другой орган. Второе отличие состоит в субъектах, имеющих доступ к обязательным средствам. В Камеру по морскому дну имеют право обращения не только государства, но также другие разработчики морского дна. Далее, если формирование специальных камер можно считать факультативной обязанностью Трибунала или его правом, то образование Камеры по морскому дну обязательно. Подчеркнем, что и введение судей

Таким образом, Трибунал по морскому праву состоит как бы из двух частей, и Камера по морскому дну представляет собой как бы специализированный трибунал в Трибунале.

Непреложным свойством судебного разбирательства должна быть независимость и беспристрастность. Как учредительные документы Трибунала по морскому праву, так и его внутреннее право включают целый ряд гарантий независимости судей, которые можно разделить на две группы: личные и статусные. К личным гарантиям можно отнести обязательства, накладываемые Статутом Трибунала лично на лицо, вступающее в должность члена Трибунала. Во-первых, члены Трибунала ограничены в роде занятий. Во-вторых, член Трибунала не может быть отрешен от должности государством, которое предложило его кандидатуру: его место объявляется вакантным, только если он перестает удовлетворять предъявляемым требованиям по единогласному мнению других членов Трибунала. В-третьих, каждый член Трибунала обязан до вступления в должность сделать в открытом заседании торжественное заявление, что он будет отправлять свою должность беспристрастно и добросовестно. В-четвертых, для членов Трибунала, участвующих в рассмотрении какого-либо дела, установлены дополнительные ограничения.

К статусным гарантиям можно отнести предоставление дипломатических иммуните тов и привилегий, а также гарантии несменяемости.

Для точного понимания сути и значения Трибунала по морскому праву следует остановиться на понятиях «компетенция» и «юрисдикция». Оба эти слова заимствованы в русский язык из английского, и по значению близки. В русскоязычной литературе до последнего времени почти не встречалось слово «компетенция» и заменялось очень часто словом «юрисдикция». Нет точности в употреблении этих терминов даже в Статуте Международного Суда и в Конвенции ООН по морскому праву. Как установила Г.Г.Шинкарецкая, в английском варианте Устава ООН один раз использовано слово «competence» (так называется Глава II Статута), в остальных случаях стоит термин «jurisdiction» . В русском варианте, хотя он считается аутентичным текстом Устава ООН, есть разночтения с английским. Глава II Статута называется «компетенция», в остальных случаях термину «jurisdiction» соответствуют разные выражения.

В русском варианте Конвенции ООН по морскому праву употребляется исключительно слово «компетенция»: «спор. передается суду или арбитражу, обладающему компетенцией» (статья 286); «суд или арбитраж . обладают компетенцией»; «В случае разногласия., обладает ли суд или арбитраж компетенцией.» (статья 288); «.соглашении, которое предусматривает компетенцию Трибунала» (статья 21 Статута Трибунала).

В статье 287 Конвенции ООН по морскому праву составители избежали слова «юрисдикция»: «.государство может выбрать.одно или более из следующих средств .» От этого русский текст стал менее точным, и можно даже сказать, что статья 287 в значительной степени утратила юридический смысл. В нынешней формулировке на русском языке неясно, какое обязательство берет на себя государство-участник Конвенции, делая выбор в пользу того или иного судебного или арбитражного органа. Если же обратиться к английскому тексту, то становится ясно, что государство-участник признает компетенцию выбранного им органа обязательной для себя в тех пределах, которые установлены Конвенцией, и которые признаны этим государством-участником (путем допустимых ограничений и исключений).

Путем сопоставления разных статей Конвенции можно установить, что полномочия Трибунала, согласно Конвенции, можно разделить на две группы. Статья 288 придает судебным и арбитражным органам совсем другое качество, чем то, о котором идет речь в статье 287: «Суд или арбитраж.обладают компетенцией в отношении споров, касающихся толкования или применения настоящей Конвенции». Статья 287, давая государствам право выбора, создает правоотношение между конкретным выбирающим государством и конкретным судом или арбитражем. Статья 288 создает правоотношение между конкретным судом или арбитражем, с одной стороны, и всеми государствами, сделавшими выбор по статье 287.

Таким образом, на основании вышесказанного можно сделать вывод о том, что в английском варианте документов Трибунала «competence» — это полномочие судебного учреждения рассматривать споры той или иной категории, a «jurisdiction» — это его полномочие диктовать свою волю обратившимся к нему государствам. В русском же варианте различий нет, и в обоих случаях употребляется слово «компетенция».

Для научного анализа такое смешение терминов не подходит, здесь необходима точность. Поэтому предлагается следующая конструкция: полномочия Трибунала точнее всего обозначаются словом «компетенция», и с помощью известных латинских терминов следует говорить о:

— «компетенции ratione materiae» в тех случаях, когда речь идет о круге предметов его ведения, то есть о тех категориях споров, которые могут быть представлены на его разбирательство, и о

— «компетенции ratione personae», когда речь идет о круге государств, чьи споры Трибунал правомочен разбирать. В этом последнем случае допустимо говорить о юрисдикции судебного учреждения, то есть о его полномочиях рассматривать дело с участием определенных государств.

Компетенция Трибунала по Конвенции носит общий характер, однако одновременно государствам-участникам предоставлено право уточнить тот объем компетенции, который будет действовать для каждого из них. Кроме того, приступая к рассмотрению того или иного дела, Трибунал считает необходимым удостовериться в наличии у него компетенции на рассмотрение именно данного конкретного дела. В первом своем решении — по делу об освобождении траулера «Сайга» — Трибунал напомнил позицию Международного Суда в его Консультативном заключении о компетенции Совета ИКАО: «Как бы то ни было, Суд всегда обязан быть убежденным в том, что обладает компетенцией».

Установление компетенции в каждом конкретном деле можно разделить на две отдельные задачи. Трибунал исследует отдельно:

— компетенцию в отношении каждого участника спора и

— компетенцию в отношении переданного ему дела.

Что касается компетенции в отношении участников спора, то здесь Трибунал фактически определяет наличие правоотношения между ним и государством — участником, созданное действиями этого государстваучастника в форме выбора, сделанного по статье 287, или иного признания за Трибуналом права на рассмотрение споров с его участием.

Компетенция в отношении переданного Трибуналу спора создается совсем другим правоотношением и в английском тексте обозначается как admissibility. Однако перевести на русский язык этот термин просто как «приемлемость иска» было бы неверно. В случае такого перевода останется неучтенной чисто юридическая часть ситуации. Поэтому на русском языке правоотношение, создаваемое полномочием Трибунала на рассмотрение конкретного иска следует обозначить как компетенцию ratione materiae.

Приступая к тому делу, которое придется разрешать по существу, Трибунал устанавливает наличие у него обоих видов компетенции — и ratione personae и ratione materiae. В делах двух других категорий проявляется несколько иной подход: компетенцию ratione personae Трибунал устанавливает всегда, а компетенцию ratione materiae — в тех случаях, когда одна из сторон возражает’ против разбирательства, выдвигая довод об отсутствии у Трибунала компетенции.

Возражения сторон против компетенции Трибунала в конкретном деле, то есть против его компетенции ratione materiae уже неоднократно выдвигались в процессе рассмотрения Трибуналом представлявшихся ему споров. На основе анализа этих возражений можно, не касаясь содержания этих возражений, провести некоторую их классификацию.

— утверждение о том, что заявление о незамедлительном освобождении судна произведено не государством флага;

— обоснование компетенции Трибунала ошибочной статьей;

— необходимость предварительного исчерпания местных средств правовой защиты;

— ссылка на необходимость прибегнуть к другим, нежели Конвенция ООН по морскому праву, договорам. t

Трибунал не раз сталкивался с тем, что, когда ему поступало заявление о незамедлительном освобождении судна или просьба о предписании временных мер, за разрешением дела по существу стороны обращались в общий арбитраж. В связи с этим встает вопрос, не является ли практика определения Трибуналом prima facie наличия у другого учреждения 3 компетенции на разрешение спора нарушением обычной нормы международного права, возлагающей на сам судебный орган, право решать о наличии компетенции. Не подменяет ли Трибунал своим дискреционным полномочием дискреционное полномочие арбитража? Такая подмена действительно имеет место, но она имеет только частичный’ характер, временный: в данном случае • компетенция Трибунала создается не непосредственно положениями Конвенции, а обусловлена тем, что стороны сами передают спор на разрешение Трибунала. Поэтому установление компетенции Трибунала распадается на две части:

— должно быть констатировано наличие соглашения сторон о передаче данного конкретного спора на его рассмотрение;

— предмет спора — соглашение, по которому возникли разногласия -должно быть связано с целями Конвенции ООН по морскому праву.

Еще одна тонкость связана с тем, что Трибунал уполномочен рассматривать дела по договорам, «связанным с целями Конвенции».

Ни в Конвенции, ни в других документах Трибунала на этот счет нет указаний. Означает ли данное положение, что соглашение, спор о котором передается Трибуналу, должно быть такого рода, чтобы быть направленным на проведение в жизнь целей Конвенции? Очевидно, «международное соглашение, связанное с целями Конвенции» — это такой договор, который на основе норм, содержащихся в Конвенции, устанавливает права и обязанности сторон правоотношения.

Полномочие на вынесение консультативных заключений не закреплено прямо в Конвенции, где говорится лишь о спорах относительно толкования и применения самой Конвенции и других соглашений, связанных с ее целями. Этот вид компетенции можно вывести из положений статьи 21 Статута, но остается вопрос о юридической силе таких заключений. Ни Конвенция, ни Статут не содержат прямых постановлений относительной юридической силы консультативных заключений и ограничиваются указанием на обязательность решения Трибунала, включая Камеру по спорам, касающимся морского дна. Поэтому приходится опираться на общее международное право и считать, что заключения должны иметь лишь рекомендательный характер.

Камера по спорам, касающимся морского дна, наделена еще одной толковательной компетенцией — обязанностью давать заключения о толковании Конвенции по запросу коммерческого арбитража при рассмотрении споров с участием физических лиц по вопросам исполнения контрактов, связанных с разработкой морского дна (п.2 статьи 188).

Компетенция в отношении незамедлительного освобождения судов- одна из новелл международного права, введенная Конвенцией ООН по морскому праву, и направлена на то, чтобы обеспечить беспрепятственное судоходство и исполнение соответствующих норм Конвенции. Суть проблемы состоит в том, чтобы дать государству, обладающему суверенными правами на ресурсы исключительной экономической зоны, возможность обеспечить выполнение своих законов и правил.

Подача иска о незамедлительном освобождении правомерна при некоторых условиях.

Во-первых, если задерживающее государство не освобождает задержанное судно, несмотря на предоставление разумного залога или иного финансового обеспечения;

Во-вторых, если в течение десяти дней со времени задержания прибрежное государство и государство флага задержанного судна не смогли договориться о судебном учреждении, в которое будет подан иск.

Трибунал незамедлительно рассматривает заявление об освобождении и занимается только вопросом об освобождении, оставляя в стороне то действительное или мнимое нарушение, которое стало поводом для задержания, так чтобы не нанести ущерба для рассмотрения любого дела по существу в отношении такого судна, его владельца или экипажа в надлежащем национальном органе.

Компетенция на рассмотрение исков о незамедлительном освобождении судов формально не является исключительной компетенцией Трибунала, но до сих пор не было случаев передачи таких заявлений другим судам или арбитражам, так что пока можно констатировать складывание обыкновения. Нужно сказать, что просьба о незамедлительном освобождении составляет содержание большинства обращений к Трибуналу: из 13 рассмотренных им дел семь касались именно незамедлительного обращения. Первое в истории международных отношений Советского Союза и новой России обращение в международное судебное учреждение состоялось именно с просьбой о незамедлительном освобождении задержанного судна.

В связи с этим порядок разрешения таких дел уже можно считать устоявшейся практикой Трибунала. Некоторые авторы считают, что при решении таких дел Трибунал отдает предпочтение свободе судоходства, так что охрана рыбных ресурсов и вопросы борьбы с загрязнением могут остаться без судебной защиты. Однако следует отдать должное тому, что в решениях Трибунала находят применение и развитие нормы об исключительной юрисдикции государства флага и недопустимости ареста капитана и экипажа задержанного судна.

Еще одна сфера специальной компетенции Трибунала — предписание, по просьбе сторон, временных охранительных мер, то есть таких мер, которые бы обеспечили неухудшение ситуации, о которой идет спор, впредь до разрешения спора. Осуществление этого вида компетенции Трибунала полностью основывается на немалом опыте Международного Суда.

Однако можно отметить ряд новых явлений. В просьбах о предписании временных мер, обращенных к Международному Суду, речь чаще всего идет о безопасности. В обращениях к Трибуналу стороны ссылаются на необходимость обеспечить охрану морской среды и рыбных запасов Мирового океана. Именно благодаря этому виду деятельности Трибунал получает признание защитников морской среды как действенный и полезный орган.

В сфере предписания временных мер есть одно значительное отличие от решений Международного Суда: Трибунал, как правило, предписывает не те меры, о которых его просили стороны, а те, которые считает необходимыми сам Трибунал.

В области применения и содействия развитию международного права Трибунал продолжает уже установившиеся традиции международных судов и арбитражей.

Право Трибунала применять широкий перечень источников вытекает из самого характера Конвенции по морскому праву, которая и к материальному, и к процессуальному регулированию отношений участников Конвенции позволяет применять нормы, сложившиеся за пределами морского права.

Ситуация применения иных, чем Конвенция, норм, может также сложиться в силу того, что некоторые договоры прямо предусматривают возможность обращения к средствам разрешения споров, предусмотренных Конвенцией по морскому праву, как, например, Соглашение об осуществлении положений Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., которые касаются сохранения трансграничных рыбных запасов и запасов далеко мигрирующих рыб и управления ими или Протокол к Лондонской конвенции о предотвращении загрязнения моря сбросами отходов и других веществ 1972 г. от 1996 г. Эти договоры, в свою очередь, уполномочивают применение широкого спектра источников.

В целом Трибунал применяет все те же источники международного права, что и другие международные суды, особенно Международный Суд. Практика Трибунала по морскому праву показывает, что применимыми для разрешения споров, возникающих в связи с толкованием и применением Конвенции, оказываются все источники международного права: договор, обычай, общие принципы права, решения уполномоченных международных организаций, хотя нельзя не признать приоритет самой Конвенции над другими источниками. Трибунал применяет прежде всего Конвенцию ООН по морскому праву, но в широком контексте, поскольку Конвенция — особенный договор. Конвенция предназначена функционировать в широком международном контексте: хотя международное морское право составляет специальную отрасль международного права, оно не так обособлено от общего международного права, как некоторые другие отрасли, как, например, право ВТО или право прав человека.

Вполне четко проявившейся можно считать тенденцию определения Трибуналом применимых источников: применять только те документы, которые Трибунал уполномочен толковать в силу Конвенции, иных договоров или по поручению сторон.

При этом Трибунал в необходимых случаях прибегает и к толкованию национального права. Довольно новая область права, с применением которого пришлось столкнуться Международному трибуналу по морскому праву — это право Европейского союза, толкование которого — вовсе не простая задача, поскольку и Сообщества, и государства-члены являются участниками Конвенции ООН по морскому праву. В этих случаях Трибуналу приходится учитывать сложное соотношение компетенций Сообществ и государств-членов.

Другой новацией в международном судебном разбирательстве может стать применение так называемого «мягкого права», то есть таких актов, которые не являются обязывающими, но потенциально могущих стать договорными нормами. Случаи его применения имели место в практике Международного Суда, и Трибунал продолжил эту традицию.

Важной проблемой любого международного суда является объем его полномочий на толкование международного права. Относительно Трибунала данная проблема приобретает особую важность, так как с принятием Конвенции развитие международного морского права не остановилось. В начале работы Трибунала отмечались случаи «неограничитсльиого» толкования Конвенции. В связи с этим судья от Российской Федерации А.Л.Колодкин неоднократно обращал внимание Трибунала на то, что толкование Конвенции должно соответствовать объему, согласованному в ходе Третьей Конференции, поскольку Трибунал является одним из инструментов поддержания достигнутых договоренностей.

К сожалению, только одно дело Трибунал рассматривал по существу, остальные касались либо незамедлительного освобождения судов, либо предписания временных охранительных мер, так что у Трибунала не было надобности толковать материальные статьи Конвенции, и он занимался только вопросами юрисдикции. В этой части особых отличий от методов установления компетенции Международным Судом у Трибунала нет.

В международном праве общепризнано, что на международные суды не возлагается правотворческая функция (кроме установления судом своих правил судопроизводства, то есть своего внутреннего права, как в любой другой международной организации). Как и в случае с любым другим международным судом, решение Международного трибунала по морскому праву обязательно только для сторон, участвующих в споре, которые заранее дали согласие считать для себя обязательной норму международного права в том виде, как ее сформулирует суд. Распространение такого обязательства на третьи страны было бы нарушением фундаментального общего принципа права: соглашение двух сторон не создает обязательства для третьей стороны.

Однако правоприменительная практика международных судов не остается совсем без последствий. Текст Конвенции ООН по морскому праву содержит во многих случаях лишь общие формулировки; в рамках разрешенных дел становится возможным определить, подпадает ли ситуация под конвенционные положения или нет. Судебный орган наполняет общие положения реальным содержанием, которое признается или не признается государствами. Верно отметил М.Л.Энтин, что международные суды принимают участие в формировании норм международного права «так и в такой степени, как и в какой степени это определяется или признается государствами». Норма права, использованная судом для разрешения конкретного спора, либо ее толкование будут восприняты в дальнейшем международным сообществом и получат одобрение со стороны большинства государств, став, таким образом, обычной нормой международного права, либо договорной в случае включения ее в договор. Важным является не только и не столько само решение международного судебного учреждения, сколько анализ действующего международного права, произведенный в процессе выработки такого решения.

В части развития морского права Трибунал занимает несколько особое положение по сравнению с другими международными судами: есть некоторые прямые предписания Трибуналу участвовать в развитии морского права, в частности, в документах, принятых в развитие Конвенции ООН по морскому праву. В частности, уже после Третьей Конференции по морскому праву и Конференции ООН по окружающей среде 1992 г. переговоры, инициированные ООН, привели к принятию в 1995 году Соглашения об осуществлении положений Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., которые касаются сохранения трансграничных рыбных запасов и запасов далеко мигрирующих рыб и управления ими. Данное Соглашение предусматривает «предупредительный» подход в отношении угрожаемых и далеко мигрирующих видов рыб.

Как Трибунал должен выполнить деликатную задачу формулирования мер по защите рыбных запасов? Соглашение о далеко мигрирующих видах предписывает, в частности, в должной степени учитывать права и обязанности заинтересованных государств и не угрожать и не препятствовать достижению конечного согласия о надлежащих мерах защиты (ст. 7 п.6).

Трибунал должен чутко прислушиваться к тому, чего достигли переговоры. Если между государствами есть высокая степень консенсуса, Трибунал должен основывать свои формулировки на этом консенсусе. Если же, напротив, государства занимают резко расходящиеся позиции, Трибунал должен, в соответствии с международным правом, наметить контуры для будущих переговоров. Устанавливая стандарты мер по защите и сохранению рыбных запасов, Трибунал должен иметь в виду, что целью такого установления является содействие важным интересам или правам всего сообщества.

Некоторые полномочия в развитии регулирования разведки и разработки морского дна имеет Камера по спорам, касающимся морского дна, Трибунала по морскому праву. Хотя она не уполномочена отменять нормы, правила и процедуры Органа, она все же сохраняет определенное право пересмотра. Любое окончательное решение, вынесенное судом или трибуналом, обладающим компетенцией в соответствии с настоящей Конвенцией относительно прав и обязанностей Органа и контрактора, обязательно к применению на территории каждого государства-члена. Поэтому некоторые ученые утверждают, что Камера может стать чем-то вроде «конституционного суда» по образцу Суда Европейских сообществ.

Вопросы и ответы по морскому праву.

  1. 1. Имеет ли право капитан морского судна осуществлять регистрацию актов гражданского состояния?

На основании КТМ РФ капитан имеет право осуществлять регистрацию актов гражданского состояния, ввиду отсутствия на борту судна органов отвечающих за регистрацию актов. Таких как рождения, смерти, составления завещания и др.

  1. 2. В связи с каким компромиссом между прибрежными государствами возникло понятие исключительной экономической зоны?

Исключительная экономическая зона (далее – ИЭЗ) представляет собой находящийся за пределами территориального моря и прилегающий к нему район, в котором прибрежное государство осуществляет суверенные права в целях разведки, разработки и сохранения живых и минеральных ресурсов, а также юрисдикцию в отношении создания и использования искусственных островов, установок и сооружений, морских исследований и охраны морской среды.

Понятие ИЭЗ – возникло в связи с отсутствием международно-правовой нормы, определяющей порядок установления ИЭЗ. Таким образом ИЭЗ вводиться прибрежным государством в одностороннем порядке, но не более 200 миль. Прибрежное государство обладает в этой зоне суверенными правами по управлению рыболовством.

  1. 3. Что такое бербоут-чартер?

Бербо́ут-ча́ртер (Bareboat charter) — в торговом мореплавании договор фрахтования судна без экипажа. По договору фрахтования судна без экипажа (бербоут-чартер) судовладелец обязуется за обусловленную плату (фрахт) предоставить фрахтователю в пользование и во владение на определенный срок не укомплектованное экипажем и не снаряженное для промысла или обработки водных биоресурсов и транспортирования рыбопродукции судно.

Стандартная форма издана БИМКО в 1988 г. С участием Совета по документации Палаты судоходства Великобритании.

В РФ прописана в ст. 213 КТМ РФ.

  1. 4. Назовите универсальную международную конвенцию, имеющую глобальное значение, направленную на защиту морской среды?

Универсальной международной конвенцией, имеющей глобальное значение, направленную на защиту морской среды является Международная конвенция по предотвращению загрязнения с судов 1973/1978 (МАРПОЛ -73/78). РФ – участник конвенции и всех ее приложений.

  1. 5. Международные пространства не входящие в состав территории прибрежного государства, но подчиненные его юрисдикции?

Международные пространства не входящие в состав территории прибрежного государства, но подчинённые его юрисдикции – это исключительная экономическая зона, прилежащая зона, континентальный шельф.

Исключительная экономическая зона представляет собой находящийся за пределами территориального моря и прилегающий к нему район, в котором прибрежное государство осуществляет суверенные права в целях разведки, разработки и сохранения живых и минеральных ресурсов, а также юрисдикцию в отношении создания и использования искусственных островов, установок и сооружений, морских исследований и охраны морской среды.

Прилежащая зона – это пространство открытого моря, расположенное за внешним пределом территориальных вод, в котором прибрежное государство осуществляет контроль в отдельных, специально предусмотренных областях отношений и в ограниченном объеме.(На основании Конвенции 1982 г. Согласно стю 33 этой Конвенции в зоне открытого моря, прилежащей к территориальным водам, прибрежное государство вправе установить прилежащую зону или зоны)

Континентальный шельф – согласно конвенции ООН по морскому праву 1982 года под континентальным шельфом понимаются морское дно и недра подводных районов, простирающихся за пределы территориального моря прибрежного государства на всем протяжении естественного продолжения его сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка или на расстоянии 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, когда внешняя граница подводной окраины материка не простирается на такое расстояние.

  1. 6. Назовите квалификационные документы, которые должен иметь командный состав при работе на судне?

Постановлением Правительства РФ от 04.08.1999 N 900 утверждено Положение о дипломировании членов экипажей морских судов.

1. К занятию должностей членов экипажа судна, за исключением должностей членов экипажа судна, используемого для рыболовства, допускаются лица, имеющие дипломы и квалификационные свидетельства, установленные положением о дипломировании членов экипажей судов, утвержденным уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

(в ред. Федеральных законов от 06.12.2007 N 333-ФЗ, от 23.07.2008 N 160-ФЗ)

примечание.

Постановлением Правительства РФ от 28.07.2000 N 576 утверждено Положение о дипломировании персонала судов рыбопромыслового флота Российской Федерации.

К занятию должностей членов экипажа судна, используемого для рыболовства, допускаются лица, имеющие дипломы и квалификационные свидетельства, установленные утвержденным уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти положением о дипломировании членов экипажей судов, используемых для рыболовства.

(в ред. Федеральных законов от 06.12.2007 N 333-ФЗ, от 23.07.2008 N 160-ФЗ)

2. Дипломы и квалификационные свидетельства членам экипажей судов, указанных в пункте 1 настоящей статьи, выдаются капитанами морских портов при соответствии членов экипажей судов требованиям к стажу работы на судне, возрасту, состоянию здоровья, профессиональной подготовке, установленным положениями, указанными в пункте 1 настоящей статьи, и по результатам проверки знаний квалификационными комиссиями.

(в ред. Федерального закона от 08.11.2007 N 261-ФЗ)

3. Дипломы капитанов судов, дипломы лиц командного состава судов, указанных в абзаце первом пункта 1 настоящей статьи, дипломы и квалификационные свидетельства членов экипажей судов, используемых для рыболовства, считаются действительными при наличии подтверждений капитанов морских портов, удостоверяющих выдачу таких дипломов и квалификационных свидетельств в соответствии с установленными требованиями.

(в ред. Федеральных законов от 08.11.2007 N 261-ФЗ, от 06.12.2007 N 333-ФЗ)

4. Дипломы и квалификационные свидетельства могут быть изъяты или аннулированы либо их действие может быть приостановлено соответственно федеральным органом исполнительной власти в области транспорта и федеральным органом исполнительной власти в области рыболовства в случаях прямой угрозы жизни людей, сохранности имущества на море или причинения ущерба морской среде вследствие некомпетентности, действий или бездействия членов экипажей судов при исполнении ими обязанностей в соответствии с их дипломами и квалификационными свидетельствами, а также в целях предотвращения обмана.

5. Подтверждения, предусмотренные пунктом 3 настоящей статьи, теряют силу по истечении срока действия подтвержденных диплома, квалификационного свидетельства, их изъятии или аннулировании либо приостановлении их действия в соответствии с пунктом 4 настоящей статьи.

  1. 7. Что означает понятие «реальная связь между государством и судном»(назовите критерии)?

(Женева, 29 апреля 1958 года)

Государства – стороны настоящей Конвенции,
желая кодифицировать постановления международного права, касающиеся открытого моря,
признавая, что заседавшая в Женеве с 24 февраля по 27 апреля 1958 года Конференция Объединенных Наций по вопросам морского права приняла нижеследующие постановления как носящие общий характер декларации установленных принципов международного права,
согласились о нижеследующем:

Статья 4

Каждое государство, независимо от того, является ли оно прибрежным или нет, имеет право на то, чтобы суда под его флагом плавали в открытом море.

Статья 5

1. Каждое государство определяет условия предоставления своей национальности судам, регистрации судов на его территории и права плавать под его флагом. Суда имеют национальность того государства, под флагом которого они вправе плавать. Между данным государством и данным судном должна существовать реальная связь; в частности, государство должно эффективно осуществлять в области технической, административной и социальной свою юрисдикцию и свой контроль над судами, плавающими под его флагом.
2. Каждое государство выдает судам, которым оно предоставляет право плавать под его флагом, соответствующие документы.

Статья 6

1. Суда должны плавать под флагом только одного государства и, кроме исключительных случаев, прямо предусматриваемых в международных договорах или в настоящих статьях, подчиняются его исключительной юрисдикции в открытом море.

  1. 8. Что такое коносамент, кем и кому выдается? Функции коносамента.

Коносамент — документ, выдаваемый перевозчиком грузоотправителю в удостоверение принятия груза к перевозке морским транспортом с обязательством доставить груз в порт назначения и выдать его законному держателю коносамента. Коносамент является одним из основных документов, применяемых при таможенном оформлении и таможенном контроле товаров, перемещаемых морским транспортом. Коносамент удостоверяет право собственности на отгруженный товар.

Коносамент — (франц. connaissement), документ, содержащий условия договора морской перевозки. Наиболее распространён во внешней торговле. Выдаётся перевозчиком отправителю после приёма груза к перевозке, служит доказательством приёма груза и удостоверяет факт заключения договора. Коносамент является товарораспорядительным документом, предоставляющим его держателю право распоряжения грузом. Коносамент могут быть: именными, в них указывается определённый получатель, передача их осуществляется при помощи передаточной надписи — индоссамента или в иной форме с соблюдением правил, установленных для передачи долгового требования: ордерными (выдаются “приказу” отправителя или получателя), передача их также осуществляется посредством передаточной надписи; на предъявителя (передаётся посредством фактического вручения новому держателю К.).

В РФ порядок составления коносамента и его необходимые реквизиты установлены Кодексом торгового мореплавания РФ.

Коносамент – bill of lading – выполняет три основные функции:

  1. Является официальной квитанцией судовладельца (перевозчика), подтверждающей, что товары, которые предположительно находятся в указанном виде, количестве и состоянии, отправлены в указанное место назначения на конкретном судне или, по крайней мере, получены под охрану судовладельца для цели отправки.
  2. Удостоверяет заключение договора морской перевозки, который фактически заключается до подписания коносамента, и повторяет в деталях его содержание.
  3. Является товарораспорядительным документом на товары, позволяющим покупателю распорядиться ими путем передаточной надписи и предоставления коносамента. Таким образом, коносамент предоставляет право собственности на товары.

Согласно ст. 144 Кодекс торгового мореплавания РФ (КТМ РФ) от 30.04.1999 N 81-ФЗ в коносаменте указываются:

  1. Наименование перевозчика и место его нахождения;
  2. Наименование порта погрузки согласно договору морской перевозки груза и дата приема груза перевозчиком в порту погрузки;
  3. Наименование отправителя и место его нахождения;
  4. Наименование порта выгрузки согласно договору морской перевозки груза;
  5. Наименование получателя, если он указан отправителем;
  6. Наименование груза, необходимые для идентификации груза основные марки, указание в соответствующих случаях на опасный характер или особые свойства груза, число мест или предметов и масса груза или обозначенное иным образом его количество. При этом все данные указываются так, как они представлены отправителем;
  7. Внешнее состояние груза и его упаковки;
  8. Фрахт в размере, подлежащем уплате получателем, или иное указание на то, что фрахт должен уплачиваться им;
  9. Время и место выдачи коносамента;
  10. Число оригиналов коносамента, если их больше чем один;
  11. Подпись перевозчика или действующего от его имени лица.
  1. 9. Как называется морской пояс, примыкающий к внутренним морским водам или непосредственно к берегу или к архипелажным водам и какова его ширина?

КОНВЕНЦИЯ
О ТЕРРИТОРИАЛЬНОМ МОРЕ И ПРИЛЕЖАЩЕЙ ЗОНЕ

(Женева, 29 апреля 1958 года)

Государства – стороны настоящей Конвенции согласились о нижеследующем:

ЧАСТЬ I. ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ МОРЕ

Раздел I

ОБЩИЕ ПОСТАНОВЛЕНИЯ

Статья 1

1. Суверенитет государства распространяется за пределы его сухопутной территории и его внутренних вод на морской пояс, примыкающий к его берегу и называемый территориальным морем.
2. Указанный суверенитет осуществляется с соблюдением постановлений настоящих статей и других норм международного права.

ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ВОДЫ – используемый в нормативных актах РФ термин, по своему юридическому содержанию аналогичный широко распространенному конвенционному понятию “территориальное море”,которое подразумевает примыкающий к сухопутной территории прибрежного государства (включая принадлежащие ему острова) морской пояс (его ширина может устанавливаться до предела, не превышающего 12 морских миль).

  1. 10. Назовите основные критерии присущие судну?

Согласно ст.7 КТМ РФ – под судами рыбопромыслового флота понимаются обслуживающие рыбопромысловый комплекс суда, используемые для промысла водных биологических ресурсов, приемотранспортные, вспомогательные суда и суда специального назначения (например, научно-исследовательские, рыбоохранные и т. д.).

Любое судно должно соответствовать совокупности ряда качеств: быть искусственным сооружением, законченным по композиции, быть пригодным для выполнения на нем или с его помощью заданных функций, обладать мореходными качествами и минимальным навигационным оборудованием, иметь или быть способным иметь экипаж или команду, обладать плавучестью.

Опубликовать на своей стене в:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *