За приготовление к преступлению несет уголовную ответственность

Приготовлением к преступлению признаются любые умышленные действия, направленные на создание условий для совершения преступления:

приискание, изготовление или приспособление средств или орудий совершения преступления,

приискание соучастников преступления,

сговор на совершение преступления,

иное умышленное создание условий для совершения преступления.

Уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлениям.

В отличие от приготовления, покушением признаются умышленные действия лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

При покушении объект ставится под непосредственную угрозу причинения вреда. Это обстоятельство повышает общественную опасность покушения по сравнению с приготовлением.

Статья 66 Уголовного кодекса РФ регламентирует ответственность за приготовление к преступлению и покушению на преступление.

Названной нормой закона предусмотрено, что при назначении наказания за неоконченное преступление учитываются обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца.

Срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Уголовного кодекса РФ, а срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей кодекса.

Смертная казнь и пожизненное лишение свободы за приготовление к преступлению и покушение на преступление не назначаются.

УГОЛОВНОЕ ПРАВО ПРОБЛЕМЫ ОБЩЕЙ ЧАСТИ УК РФ

П. В. ФЕДЫШИНА

Способ совершения преступления — один из наиболее значимых признаков объективной стороны состава преступления, однако в уголовном законе отсутствует его определение. Такой пробел в законодательстве влечет различные трактовки рассматриваемого понятия и закономерно вызывает научные дискуссии.

Для уяснения смысла любого понятия целесообразно в первую очередь обратиться к толковому словарю.

Согласно Словарю русского языка С. И. Ожегова способ — это действие или система действий, применяемые при исполнении какой-нибудь работы, при осуществлении чего-нибудь (1) .

В учебных изданиях способу совершения преступления уделяется незаслуженно мало внимания (2) .

В доктрине уголовного права можно найти следующие определения способа совершения преступления: «приемы, методы, тактические средства, применяемые для совершения преступления» (3) , «факультативный признак объективной стороны преступления, присущий каждому преступлению независимо от формы деяния и формы вины, представляющий собой образ действий, прием или систему приемов, направленных на достижение результата, совершаемых в определенном порядке» (4) , «та форма, в которой выразились общественно опасные действия, те приемы и методы, которые использовал преступник для совершения преступления» (5) . Однако способ не может быть сведен лишь к форме посягательства.

Исходя из приведенных дефиниций мы можем в самом общем виде определить способ совершения преступления как действие или определенный порядок (систему) действий, обладающие двумя важными свойствами: во-первых, они должны совершаться в процессе преступления и, во-вторых, должны быть направлены на достижение преступного результата.

Н. И. Панов считает, что способ присущ всякому волевому поведению человека и поэтому имманентен преступлению как явлению реальной действительности, имеет место всегда, и в структуре преступного посягательства способ внутренне присущ действию, скрыт в нем, образует его специфическое содержание и при этом определяет форму внешнего проявления действия и преступления в целом (6) . Можно сказать, что способ характеризует преступление, выявляет его качественное своеобразие и индивидуальные особенности.

Отсюда следующий вопрос: тождественны ли способ совершения преступления и само деяние (преступление)?

Условно можно выделить две позиции: отождествление и не отождествление способа совершения преступления собственно с деянием. Ряд авторов рассматривают способ совершения преступления только как внешнее проявление самого преступного деяния. Так, способ преступного посягательства считают формой деяния А. Н. Трайнин (7) ,

Стр.19

Н. Ф. Кузнецова (1) , Н. Д. Сергиевский и др. (2) Многие исследователи сходятся во мнении, что способ совершения преступления и деяние не тождественны, не совпадают по объему и содержанию. «С таким понятием способа можно согласиться, но только в отдельных случаях — тогда, когда действие и способ представляют собой единое целое, но во всех остальных случаях отождествление деяния и способа недопустимо, так как такие признаки объективной стороны, как деяние и способ в большинстве случаев существуют разновременно, соответственно способ не может и не должен рассматриваться как содержание деяния» (3) . Способ совершения преступления «только тогда способ, когда он сливается с деянием (действием или бездействием)» (4) в смысле их одновременности, но не отождествления.

Последняя позиция представляется более обоснованной, поскольку деяние содержательно шире способа. Именно способ совершения преступления объективно характеризует деяние. Любое деяние совершается тем или иным способом, который, однако, не всегда является признаком состава преступления.

Характер связи способа совершения преступления с основным деянием подчеркивается не только в законодательстве с помощью слов «посредством», «путем», «с использованием», «с применением» и т. д., но и в науке, оперирующей нередко обозначением «способ действия, бездействия». В этом сочетании ярко проявляется зависимость способа от основного деяния. Но как способ не охватывает собой преступного поведения индивида в целом, так и основное деяние не включает в себя целиком способ совершения преступления. И способ, и основное деяние как части входят в целое — в преступное поведение (5) .

Представляется, что способ совершения преступления — это «объективная характеристика действия, не зависящая от того, с какой формой вины оно совершается. Поэтому тот или иной способ совершения преступления присущ всем преступлениям, как умышленным, так и неосторожным» (6) . Подтверждением тому могут служить, например, следующие нормы Особенной части УК РФ: уничтожение или повреждение чужого имущества в крупном размере, совершенные путем неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности —ст. 168 УК РФ; уничтожение или повреждение лесных насаждений и иных насаждений в результате неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности—ст. 261 УК РФ.

Изучением способа совершения преступления и разработкой данного понятия занимается не только уголовное право, но и другие науки криминального цикла. Обращение, например, к криминалистике с целью уяснения понятия «способ совершения преступления» убедительно показывает разницу между имеющимися в этих науках определениями.

В криминалистике способ совершения преступления понимается в узком и широком смысле. В узком смысле речь идет лишь о непосредственном совершении преступления, где «в качестве одной из ограничительных точек может выступать момент оконченного преступления» (7) . В широком смысле под способом совершения преступления понимается «система действий по подготовке, совершению и сокрытию преступлений, детерминированных условиями внешней среды

Стр.20

и психофизиологическими свойствами личности, могущих быть связанными с избирательным использованием соответствующих орудий или средств и условий места и времени» (1) .

Понятие способа совершения преступления затрагивает также и уголовно-процессуальные интересы. Согласно ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию, помимо прочего, событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления).

По мнению Г. Г. Зуйкова, предметом доказывания являются две группы фактов, отражающих способ совершения преступления: а) имеющие уголовно-правовое значение; б) обеспечивающие необходимую полноту и конкретность описания способа совершения преступления в обвинительном заключении и приговоре. К числу фактов первой группы он относит те, которые прямо предусмотрены статьями Особенной части УК РФ как квалифицирующие содеянное по способу совершения преступления, а также факты, характеризующие способ совершения преступления, как обстоятельства, отягчающие ответственность. К фактам второй группы он относит все то, что позволяет в соответствии с собранными доказательствами описать способ совершения преступления таким образом, чтобы событие преступления, степень общественной опасности преступления и самого преступника были охарактеризованы достаточно полно (2) .

Сравнив определения способа совершения преступления, предложенные специалистами в области уголовного права, криминалистики и уголовного процесса, мы обнаружим принципиальную разницу в подходах к данному понятию, что, безусловно, делает невозможным его единообразное применение в науках криминального цикла.

Несмотря на отсутствие легального определения способа совершения преступления, это понятие неоднократно приводится в УК РФ.

В Особенной части УК РФ используются различные формы указания на способ совершения преступления: от единственного до любого возможного способа. Прокомментируем приведенную М. А. Атальянцем классификацию таких форм (3) :

1) указывается единственный способ совершения преступления (ст. 158 УК РФ — кража, т. е. тайное хищение чужого имущества);
2) дается исчерпывающий перечень способов совершения преступления (ч. 1 ст. 131 УК РФ — изнасилование, т. е. половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей);
3) дается примерный (открытый) перечень способов совершения преступления, при этом преступление может быть совершено и иными способами (ст. 150 УК РФ — вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещаний, обмана, угроз или иным способом, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста);
4) преступление может быть совершено любым способом (ч. 1 ст. 105 УК РФ — убийство);
5) указывается способ, каким не должно быть совершено преступление (ст. 135 УК РФ — совершение развратных действий без применения насилия лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении лица, не достигшего шестнадцатилетнего возраста и половой зрелости).

Как известно, способ совершения преступления, как и прочие факультативные признаки объективной стороны преступления, выполняет троякую роль.

Во-первых, при указании на способ совершения преступления в диспозиции статьи УК РФ он становится обязательным признаком объективной стороны, т. е. признаком основного состава преступления. В таком случае способ совершения преступления будет влиять на наличие (отсутствие) состава преступления. Это обусловлено влиянием способа совершения преступления на характер деяния

Стр.21

и степень его общественной опасности, в результате чего не преступное деяние превращается в преступное и способ совершения преступления становится конструктивным признаком состава преступления.

Во-вторых, способ совершения преступления может являться квалифицирующим признаком. Например, для квалификации убийства по ч. 1 ст. 105 УК РФ не имеет юридического значения способ его совершения. В то же время, если убийство было совершено с особой жестокостью или общеопасным способом, деяние будет квалифицировано соответственно по п. «д» или п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В данном случае наличие квалифицированного состава вызвано повышением степени общественной опасности деяния именно в связи с особым способом его совершения.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил, что действия лица, совершившего убийство способом, который заведомо для виновного был связан с причинением потерпевшей особых страданий (сожжение заживо), квалифицируются по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Судом установлено, что И. после ссоры с потерпевшей Л. взял бутылку, заведомо зная, что в ней содержится легковоспламеняющаяся жидкость (не менее 400 мл), полил различные участки тела Л., а также одеяло, которым она была укрыта. После этого И. поджег потерпевшую Л., вследствие чего она получила несовместимые с жизнью телесные повреждения, повлекшие ее смерть. Действия И. квалифицированы судом по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, совершенное с особой жестокостью, поскольку И., используя зажигалку в качестве источника открытого огня, действовал умышленно, с особой жестокостью, выразившейся в сожжении потерпевшей заживо, причинении ей особых мучений и страданий. Данное обстоятельство И., безусловно, сознавал (1) .

В-третьих, способ совершения преступления учитывается при индивидуализации наказания. Так, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г. № 1 указал: «При рассмотрении дел об убийстве, являющемся особо тяжким преступлением, за совершение которого возможно назначение самого строгого наказания из предусмотренных ст. 44 УК РФ видов наказаний, суды обязаны неукоснительно выполнять требование закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.

По каждому такому делу должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ причинения смерти другому человеку, а также исследованы иные обстоятельства, имеющие значение для правильной правовой оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания».

Большинство ученых сходятся во мнении, что существует потребность в определении способа совершения преступления на законодательном уровне в целях единообразного его применения во всех науках криминального цикла.

Таким образом, авторы, изучающие данные проблемы, единодушно приходят к выводу о необходимости выработки единого понятия способа совершения преступления. В подтверждение приведем мнение Н. И. Панова, с которым нельзя не согласиться: науки криминального цикла, занимающиеся исследованием способа совершения преступления, должны исходить из единого общего понятия способа, разрабатываемого наукой уголовного права. Понятие способа в других науках должно носить подчиненный характер по отношению к уголовно-правовому, поскольку наука уголовного права является фундаментальной базой для наук криминального цикла. Они состоят по отношению к ней в положении субординации (2).

Стр.22

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *