Юридически значимые обстоятельства в гражданском процессе

К вопросу о полномочиях суда кассационной инстанции в связи с использованием в судебных актах понятия «переоценка доказательств (обстоятельств)»

Пределы рассмотрения дела в арбитражном суде кассационной инстанции и полномочия этого суда отражены в статьях 286 и 287 . Согласно части 1 статьи 286 АПК РФ арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом. При рассмотрении дела арбитражный суд кассационной инстанции проверяет, соответствуют ли выводы арбитражного суда первой и апелляционной инстанций о применении нормы права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам (часть 3 статьи 286 АПК РФ). Вместе с тем в силу части 2 статьи 287 АПК РФ арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими, о том, какая норма материального права должна быть применена и какое решение, постановление должно быть принято при новом рассмотрении дела. В приведенных положениях процессуального закона термин «переоценка» отсутствует. Однако в судебной практике понятие «переоценка доказательств (обстоятельств)» часто используется как при изложении судебных актов, так и при подготовке участниками спора процессуальных документов. Как аргумент в судебном заседании нередко можно услышать фразу (при обращении к кассационному суду): «Уважаемый суд! Доводы жалобы направлены на переоценку доказательств, что недопустимо в суде кассационной инстанции». Лексическое значение слова «переоценка» допускает двоякое его восприятие: переоценить — 1) оценить повторно, заново; 2) оценить по-другому, иначе. Соответствующая терминология прочно укоренилась в системе арбитражных судов, вплоть до надзорной инстанции. Так, к примеру, в Определении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от =16.02.2009 N 6284/07 о передаче дела в Президиум Судебная коллегия (после буквального воспроизведения частей 1 и 3 статьи 286 и части 2 статьи 287 АПК РФ) указала: «Сделав вывод об отсутствии оснований для уменьшения подлежащих взысканию расходов на оплату услуг представителя и отменяя судебные акты первой и апелляционной инстанций, суд кассационной инстанции переоценил исследованные судами фактические обстоятельства дела и вышел за пределы своих полномочий». Практика судов кассационной инстанции свидетельствует о различных вариантах мотивировочных предложений с использованием термина «переоценка», приводимых судами, как правило, в завершение своим выводам, в случаях когда суд кассационной инстанции оставляет обжалуемые судебные акты без изменения. Системный анализ таковых позволил автору статьи ограничиться в основном примерами из судебных постановлений Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа (далее — ФАС СЗО) и условно разделить их на две группы: «более категоричные» и «менее категоричные». При этом данный анализ предполагает прежде всего недопустимость «выдергивания из контекста» и комплексное восприятие позиции кассационной инстанции, с учетом всей мотивировочной части судебного акта.

Варианты «более категоричных» формулировок

Переоценка доказательств и обстоятельств, установленных судами первой и апелляционной инстанций, не входит в полномочия суда кассационной инстанции (статья 286 ). Поэтому доводы кассационной жалобы, направленные на переоценку доказательств и обстоятельств, установленных судом апелляционной инстанции, не могут быть приняты кассационной инстанцией (Постановление ФАС СЗО от 20.02.2012 по делу N А56-10883/2011). Переоценка исследованных судами первой и апелляционной инстанций доказательств и сделанных на их основе выводов не входит в компетенцию суда кассационной инстанции (статья 286 АПК РФ) (Постановление ФАС СЗО от 09.02.2012 по делу N А05-4988/2011). Стоит обратить внимание на то, что в двух приведенных примерах означенные фразы вписаны в общий контекст судебных актов, который позволяет в целом адекватно воспринять позицию суда кассационной инстанции следующим образом: «Кассационный суд ничего не переоценивает, поскольку суды не допустили нарушений либо неправильного применения норм права, полно, всесторонне и объективно установили обстоятельства дела». В других завершающих изложение абзацах означенных Постановлений указано на надлежащую правовую оценку доводам, обстоятельствам и доказательствам, данную судами первой и апелляционной инстанций, на исследованность ими всех существенных обстоятельств. Однако далеко не всегда значимый контекст судебного акта в связи с использованием подобных мотивировок можно легко и верно почувствовать и, как следствие, правильно воспринять задачи и цели кассационного производства. Порою неискушенного читателя логика изложения (пусть при достаточно поверхностном и отрывочном восприятии постановления суда кассационной инстанции) приведет к мыслям о некоем «бессилии» кассационного суда, о «бесперспективности обращения к нему». Может сложиться следующее впечатление: раз уж суд первой инстанции указал на определенный факт, а суд апелляционной инстанции подтвердил этот вывод, значит, так тому и быть. При этом для кассационной инстанции, вероятно, не столь важно, насколько обоснованный по праву вывод соответствует фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам. А ведь доводы жалоб, как следует из постановлений кассационного суда, направлены на проверку правильности установления судами фактических обстоятельств дела. По сути получается, что суд первой инстанции установил некие обстоятельства (признал исковые требования обоснованными по праву и размеру), суд апелляционной инстанции согласился с его выводами, а суд кассационной инстанции последовательно привел подлежащий применению нормативный материал, а затем — означенное заключение (о недопустимости переоценки). Результаты исследования автором значительного числа практических примеров вовсе не ставят под сомнение правомерность конечной позиции суда кассационной инстанции по существу рассмотренных им жалоб. Они лишь акцентируют значимость для кассационного суда прямо (а не косвенно из контекста) согласиться с соответствием выводов судов первой и апелляционной инстанций фактической стороне дела (материалам дела) и одним предложением подчеркнуть это. Думается, тогда сразу станет очевидным, что судебный акт кассационной инстанции в полной мере отвечает требованиям статей 286 и 287 АПК РФ. В противном случае при прочтении судебного акта кассационной инстанции можно усомниться: а зачем тогда вообще суд кассационной инстанции, раз он ничего не оценивает и ничего не решает? Опасность означенных некорректных изложений обусловлена тем, что читают судебные акты в основном их адресаты, которые в большинстве случаев слабо разбираются в тонкостях процессуальной формы. А суд любой инстанции, каждый в свою очередь, обязан формировать у них уважение к себе и закону (статья 2 ).

Варианты «менее категоричных» формулировок

Доводы кассационной жалобы являлись предметом рассмотрения судов, получили надлежащую оценку в принятых по делу судебных актах в соответствии с требованиями статьи 71 АПК РФ. Оснований для переоценки исследованных судами первой и апелляционной инстанций доказательств суд кассационной инстанции в силу части 3 статьи 286 АПК РФ не имеет (Постановление ФАС СЗО от 31.01.2012 по делу N А56-14775/2011). При таких обстоятельствах суды пришли к верному выводу об обоснованности привлечения специалиста и расходов на оплату его услуг. Выводы судов в указанной части в силу положений статьи 286 АПК РФ переоценке кассационным судом не подлежат (Постановление ФАС СЗО от 15.02.2012 по делу N А26-1079/2009). Исходя из доводов сторон и представленных в дело доказательств, суды обеих инстанций установили обстоятельства дела и дали соответствующую оценку доказательствам. В силу части 3 статьи 286 арбитражный суд кассационной инстанции проверяет, соответствуют ли выводы арбитражного суда первой и апелляционной инстанций о применении норм права установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам. Оснований для переоценки выводов судов у кассационной инстанции не имеется. Нарушений либо неправильного применения судами обеих инстанций норм материального или процессуального права, которые могли привести к принятию необоснованных и неправомерных судебных актов, кассационная инстанция не усматривает (Постановление ФАС СЗО от 10.02.2012 по делу N А56-21456/2011). Применительно к фактическим обстоятельствам дела все доводы заявителя кассационной жалобы сводятся прежде всего к переоценке имеющихся в деле доказательств, получивших уже оценку со стороны судов предыдущих инстанций. Однако такого рода переоценка доказательств в силу требований части 2 статьи 287 АПК РФ находится за пределами компетенции кассационного суда, если это не обусловлено конкретными нарушениями норм процессуального права. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется (Постановление ФАС Центрального округа от 31.01.2012 по делу N А54-1225/2011). На наш взгляд, такие варианты формулировок (и им подобные) в большей степени отвечают требованиям статей 286 и 287 АПК РФ, поскольку свидетельствуют о том, что со стороны кассационной инстанции недопустима переоценка доказательств (обстоятельств) лишь при должном выяснении судами фактуры дела и правильном применении ими норм материального и процессуального права . Именно в этой ситуации у кассационного суда нет процессуальных предпосылок к соответствующей переоценке. В противном же случае кассационный суд «входит в переоценку» (повторно и иным образом оценивает обстоятельства и доказательства, доводы и выводы), после чего реализует свои полномочия в порядке статей 286, 287 и 288 АПК РФ. К вышеприведенному заключению обязывают следующие теоретические рассуждения. Суд любой инстанции, работая с материалами дела, не может уйти от оценки содержания дела. В связи с этим он всегда оценивает (либо изначально, либо повторно) определенный доказательственный материал. Но делается это различными судебными инстанциями во исполнение различных задач, для достижения различных процессуальных целей. Суд первой инстанции призван изначально сформировать предмет доказывания и правильно установить фактические обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения спора по существу. Он первым, с чистого листа исследует и оценивает доказательства именно с этой целью, а его ошибки затем последовательно проверяются судами апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. Апелляционный суд во многом лишен проверочного начала, поскольку он повторно рассматривает дело и заново устанавливает значимые фактические обстоятельства. По сути он работает с доказательствами так же, как суд первой инстанции, восполняет (при необходимости) недостатки фактической стороны дела и «перерешает» дело (часть 1 статьи 268 АПК РФ). Поэтому он лишен полномочия направить дело на новое рассмотрение (статья 269 ). При таком понимании задач апелляционного суда следует признать, что этот суд переоценивает доказательства тогда, когда видит существенные недостатки в результате работы суда первой инстанции. Полученный результат корректируется апелляционным судом с целью полного, объективного и всестороннего рассмотрения дела. Эта цель непосредственно достигается судом апелляционной инстанции. Иными словами, этот суд повторно судит факты и участников спора. Напротив, кассационный суд судит не факты и не участников спора, он «судит судебные акты». Его полномочия сводятся к исключительно проверочному, а не установочному началу. Проверка этим судом законности решения суда первой и постановления суда апелляционной инстанций подчинена выяснению, насколько те или иные судебные ошибки привели или могли привести к принятию неправильного судебного акта (статья 288 АПК РФ). Однако, проверяя законность судебного акта, невозможно исключить и проверку его обоснованности. Невозможно заново (повторно) не оценить доказательства. В этом смысле кассационный суд не может в своей деятельности избежать переоценки (повторной оценки): если суды первой и апелляционной инстанций существенно нарушили процессуальный закон, нарушили требования статьи 71 АПК РФ, кассационный суд не может остаться к тому безучастным. Тогда переоценка доказательств (обстоятельств) становится для кассационного суда первостепенной задачей, но прежде всего в связи с решением вопроса: сохранить судебные акты или направить дело на новое рассмотрение? Суд кассационной инстанции воспринимает материалы дела и переоценивает их, реализуя требования части 3 статьи 286, частей 1 и 2 статьи 287 АПК РФ, не более того. Результат такой переоценки может позволить кассационному суду (при негативном отношении к выводам судебных инстанций) не только направить дело на новое рассмотрение, но и принять новый судебный акт — если суд кассационной инстанции убедится в том, что суды предыдущих инстанций достаточно полно установили искомые факты и им нет необходимости повторно исследовать и оценивать доказательства, но при этом суды ошиблись в применении материального закона (пункт 2 части 1 статьи 287 АПК РФ). В такой ситуации переоценка также имеет место. Но она допустима (оправдана полномочиями кассационного суда), поскольку кассационный суд лишь (вслед за судами «дублируя фактуру дела») обращает внимание на неверное применение при определенных обстоятельствах нормы материального права. Например, указывает на критерии виновности юридического лица и далее констатирует, что при таких установленных судами обстоятельствах и имеющихся в деле доказательствах суды ошибочно признали лицо виновным или, наоборот, невиновным. Следуя означенной терминологии, ниже автор постарается дополнительно обосновать (усилить) вывод: кассационный суд лишен полномочия переоценить доказательства (обстоятельства), если суды первой и апелляционной инстанций должным образом установили фактические обстоятельства дела (достаточно полно определили круг значимых для рассмотрения спора фактов) и правильно применили нормы материального и процессуального права . При выявлении судебных ошибок, допущенных судами первой и (или) апелляционной инстанций, суд кассационной инстанции всегда сталкивается в своей деятельности с вопросом: переоценивать или не переоценивать? Важно лишь верно ответить на него, не отступая от своих полномочий и не подменяя собою суды, имеющие иные задачи и цели деятельности. Учитывая правила статей 286 и 287 АПК РФ, суд кассационной инстанции, формируя позицию по делу, озадачен следующим: если «входить в переоценку», то нельзя безосновательно переоценивать фактический и доказательственный материал, нельзя «доустанавливать» факты. Кассационный суд лишен полномочия «доустанавливать» факты с целью принять новое решение, но он обязан, если сочтет значимые факты требующими повторного судебного изучения, отреагировать на такую процессуальную ситуацию и указать судам на ошибки, допущенные в процессе формирования предмета доказывания (выявления тех фактических обстоятельств, без наличия либо отсутствия которых нельзя правильно рассмотреть правовой спор). Реализуя свою процессуальную обязанность в таких случаях, суд кассационной инстанции должен «сломать» («кассировать») судебные акты и направить дело на новое рассмотрение. Принимать новое решение по делу он не может. Вместе с тем работа суда кассационной инстанции в означенном направлении (при констатации судебной ошибки и решении вопроса о переоценке) может завершиться и сохранением обжалуемых судебных актов. Уместно признать, что судебные ошибки различны по своему процессуальному значению и процессуальным последствиям. Любому юристу известна правовая аксиома: не может быть отменено правильное по сути судебное решение по одним лишь формальным соображениям. Кроме того, коль скоро любая процессуальная форма преследует одну процессуальную цель — полное, объективное и всестороннее выяснение обстоятельств дела, суду кассационной инстанции по сути важно каждый раз задуматься о том, достигнута ли указанная цель и сколь существенны при этом недостатки в работе судов первой и (или) апелляционной инстанций. Иными словами, сколь существенны ошибки «на пути к достижению этой цели». Так, например, отсутствие в судебных актах тех или иных выводов, в том числе относительно оценки отдельных доказательств, отдельных доводов участников спора, то есть формальное отступление от требований статей 170 и 271 АПК РФ, не всегда свидетельствует о наличии оснований для отмены судебных актов (часть 3 статьи 288 АПК РФ). Суд кассационной инстанции изучает материалы дела не затем, чтобы обнаружить некое количество формальных нарушений процессуального закона, а затем, чтобы выяснить суть процессуальных ошибок и оценить последствия таковых. Он еще раз оценивает (повторно оценивает, переоценивает) материалы дела отнюдь не в стремлении констатировать «чистоту» (пуризм) процессуальной формы, а в стремлении определить относительную и достаточную в каждом конкретном случае полноту судебного установления. Наличие либо отсутствие такой достаточной и относительной полноты и есть важный критерий при решении вопроса: сохранить либо отменить обжалуемые судебные акты? Конечно, речь идет о случаях, когда суд кассационной инстанции не сталкивается с безусловными процессуальными основаниями для отмены судебных решений, постановлений (часть 4 статьи 288 ). Прибегая к такому критерию, в каждом деле суд опирается на исследованные судами и значимые спорные правоотношения, включающие в себя, как известно, определенное число юридических фактов. Если суд обошел вниманием хотя бы один из них (значимых юридических фактов), то необоснованность судебного решения налицо. А необоснованность судебного акта всегда говорит о его незаконности. Почему? Бывают полностью обоснованные, но незаконные решения. Например, суд выяснил все значимые по делу обстоятельства, но неверно применил к исследованным правоотношениям норму материального права. Однако ни при каких условиях нельзя сказать, что законно необоснованное судебное решение. Ведь необоснованное судебное решение всегда нарушает процессуальный закон, причем столь существенно, что искажается процессуальная цель, точнее, средства достижения этой цели несовершенны (деформированы и порочны) настолько, что имевшие место в действительности правоотношения должным образом не познаны судом, «страдают от судебного брака». Необоснованный судебный акт выглядит как кривое зеркало, в котором нельзя найти истину; при этом «кривизна отражения» столь велика, что не позволяет разглядеть то, что должно быть увиденным. В данном контексте необходимо уточнить, что под юридическими фактами понимаются далеко не все жизненные обстоятельства, на которые зачастую ссылаются участники спора, а лишь те, с которыми нормы права связывают возникновение, изменение либо прекращение спорных правоотношений. Именно спорных, вызывающих юридический интерес (с учетом предмета и основания иска, заявления), влияющих на исход дела. В связи с этим важная задача судов первой и апелляционной инстанций — найти (выявить) ограниченный круг искомых (необходимых для установления) фактов, то есть правильно определить предмет доказывания, а задача кассационного суда — проверить, насколько такое выявление отвечает сути спорных правоотношений, их правовому и фактическому содержанию. Следует также помнить, что поиск значимых юридических фактов нельзя смешивать с поиском значимых доказательств. Нередко кассационный суд убеждается в том, что представленный судам первой и апелляционной инстанций «набор средств доказывания» оставляет желать лучшего. Но этот «набор» (при всех своих изъянах, к примеру косвенных, а не прямых сведениях о фактах) хорош хотя бы тем, что позволяет считать установленными значимые юридические факты, поскольку другого «набора» нет. При этом нет и признаков того, что данный «набор» (количество и качество доказательств) может быть улучшен, причем улучшен настолько, что подобное улучшение заставит суд принять иное решение по существу спора. Изложенное подводит к мыслям о полномочии суда кассационной инстанции принимать новые доказательства (новые материалы). Термин «новые материалы» (хоть и не закреплен в процессуальном законе) представляется автору более удачным, поскольку в полной мере отражает суть кассационного производства. Новые материалы отличаются от новых доказательств тем, что подчеркивают сугубо проверочное, а не установочное начало в деятельности кассационного суда. Они могут быть задействованы в рамках кассационного производства с одной целью: показать кассационной инстанции, что при рассмотрении дела в первой и (или) апелляционной инстанциях из поля зрения судов «ускользнуло» важное обстоятельство, имеющее значение по делу, учитывая которое суды приняли бы иное решение. Обращение к суду кассационной инстанции с ходатайством о приобщении к делу новых материалов (в том или ином объеме) оправдано попыткой обратить внимание суда на необоснованность судебного решения, а значит, и на его незаконность. Если в рамках кассационного производства у участника спора появляется потребность подчеркнуть такую необоснованность, показать ее наглядно и во взаимной связи с имеющимися в деле доказательствами, в подобном процессуальном действии нет ничего, что могло бы вызвать у кассационного суда негативную реакцию (разве что просьба принять при этом новое решение). Если же новые материалы не могут ощутимо поколебать выявленную ранее судами фактическую сторону дела, целесообразность (смысл) их представления кассационному суду сводится к нулю. Важно отметить, что автор осознанно исключает из понятия «новые материалы» некие документы, представляемые в обоснование только правовых доводов (например аналогичную, по мнению участника кассационного производства, судебную практику, не несущую преюдициальной нагрузки, источники официального либо неофициального толкования норм права). Новые документы (материалы) отвечают задачам и целям кассационного суда. Правда, при этом инициаторам соответствующих процессуальных действий необходимо задуматься о разумности представления суду чрезмерного объема означенных материалов, об относимости их содержания к существу данного спора, о недопустимости повтора (дублирования) доводов, «засорения» дела «избыточным балластом». В заключение надлежит признать, что до настоящего времени Высший Арбитражный Суд Российской Федерации не дал официальных разъяснений по исследуемому вопросу. Выработка таковых крайне сложна и требует комплексного анализа целого ряда процессуальных институтов. Поэтому данная статья воспринимается ее автором как повод к открытой дискуссии по обозначенной теме в целях взвешенного и поступательного развития судебно-арбитражной практики, выработки эффективных разъяснений в интересах всех участников судопроизводства в арбитражных судах. Подвальный И.О., председатель 7-го судебного состава Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа, кандидат юридических наук.

Статья 57. Представление и истребование доказательств

Определение Верховного Суда РФ от 30.05.2017 N 78-КГ17-23 Требование: О выделе доли из общего имущества и обращении взыскания на данную долю. Обстоятельства: По мнению заимодавца, имеется возможность выделить супружескую долю заемщика из совместно нажитого в браке имущества и обратить на нее взыскание в счет погашения задолженности заемщика. Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку судом не учтено то, что предметом спора является личное обязательство заемщика в рамках заключенного им договора займа, при неисполнении которого заимодавец, являющийся кредитором должника, в силу закона вправе требовать выдела его доли из совместной собственности супругов.

Однако суд в нарушение положений статей 56, 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не предложил истцу представить указанное им доказательство.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Букина С.В., в связи с чем решение Кировского районного суда г. Санкт-Петербурга от 12 апреля 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 16 августа 2016 г. нельзя признать законными, они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определение Верховного Суда РФ от 23.05.2017 N 50-КГ17-8 Требование: О выделе доли в жилом доме, вселении, обязании не чинить препятствия в пользовании жилым домом. Обстоятельства: Стороны являются участниками общей собственности на жилой дом, однако соглашение о выделе долей в натуре, равно как и соглашение об определении порядка пользования жилым помещением между ними не достигнуто. Встречное требование: О выделе в натуре доли в жилом доме. Решение: Дело направлено на новое апелляционное рассмотрение, поскольку суд не вынес на обсуждение вопрос о проведении по делу дополнительной либо повторной судебной строительно-технической экспертизы и, тем самым, не создал условий для установления фактических обстоятельств дела, имеющих значение для правильного разрешения спора.

На основании части 1 статьи 57 указанного кодекса доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

Определение Верховного Суда РФ от 23.05.2017 N 5-КГ17-63 Требование: О компенсации морального вреда. Обстоятельства: Истец указывает, что по вине ответчика произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате чего был причинен вред здоровью истца средней тяжести. Решение: Дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, поскольку определение о назначении экспертизы не было исполнено экспертным учреждением ввиду отсутствия у указанного учреждения возможности дать ответы на вопросы, поставленные судом в определении о назначении экспертизы, без привлечения специалистов клинического профиля, а также в связи с неоплатой полной стоимости экспертизы.

На основании части 1 статьи 57 указанного Кодекса доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

Определение Верховного Суда РФ от 23.05.2017 N 18-КГ17-42 Требование: О сносе самовольной постройки. Обстоятельства: Ответчиком возведен объект капитального строительства в отсутствие разрешительной документации, с существенным нарушением градостроительных норм и отклонением от предельных параметров разрешенного строительства. Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, так как суд апелляционной инстанции не поставил на обсуждение сторон вопрос о назначении по делу повторной экспертизы и тем самым не создал условий для установления фактических обстоятельств дела, имеющих значение для правильного разрешения спора, не устранил сомнений относительно возможных нарушений градостроительных норм и правил, допущенных при строительстве объекта.

Учитывая изложенное, вывод судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии оснований для признания возведенного Семенистым М.Ю. самовольного строения подлежащим сносу в отсутствие надлежащей оценки обстоятельств, указанных истцом в обоснование своих требований, а также при наличии противоречащих друг другу заключений экспертиз свидетельствует о существенном нарушении судом апелляционной инстанции статей 56, 57, 67, 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов администрации муниципального образования город Краснодар.

Определение Верховного Суда РФ от 16.05.2017 N 67-КГ17-8 Требование: Об установлении состава и размера страхового возмещения, взыскании денежных средств в счет возмещения по вкладу. Обстоятельства: Истец указывает на то, что ответчиком не удовлетворено его заявление о выплате возмещения по договору банковского вклада, застрахованного в соответствии с ФЗ от 23.12.2003 N 177-ФЗ, в условиях отзыва у банка лицензии на осуществление банковских операций. Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку суд не сделал никаких суждений относительно заключенности договора банковского вклада, отклонил ходатайство истца о назначении дополнительной судебной экспертизы в экспертной организации, имеющей необходимые методики, а также ходатайство о проведении судебной почерковедческой экспертизы приходного кассового ордера.

На основании части 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

Определение Верховного Суда РФ от 16.05.2017 N 57-КГ17-4 Требование: О признании права собственности на самовольную постройку. Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, так как иск рассмотрен в порядке упрощенного производства, поскольку его цена не превышает ста тысяч рублей, однако доказательств подтверждения стоимости постройки истцом не представлено, судами не учтено, что доказательства получения ответчиком копии определения суда о принятии иска к производству и рассмотрении дела в порядке упрощенного производства отсутствуют, в нарушение процессуальных норм суд не перешел к рассмотрению дела по общим правилам судопроизводства, не определил, какой стороне надлежит доказывать имеющие значение для дела обстоятельства, не учел, что согласие ответчика с иском само по себе не свидетельствует об отсутствии гражданско-правового спора.

На основании части 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

Определение Верховного Суда РФ от 16.05.2017 N 19-КГ17-11 Требование: О возложении обязанности снести самовольную постройку. Обстоятельства: Истец ссылается на то, что ответчиком на арендуемом земельном участке самовольно возводится объект капитального строительства — жилой многоквартирный дом без получения разрешительных документов на строительство с существенными нарушениями градостроительных и строительных норм и правил. Решение: Дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, поскольку вывод суда об отсутствии достаточных оснований для признания возведенного ответчиком строительного объекта самовольным строением, подлежащим сносу, сделан без надлежащей оценки обстоятельств, указанных истцом в обоснование своих требований, что свидетельствует о существенном нарушении судом ГПК РФ.

Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии достаточных оснований для признания возведенного Водопьяновой Е.М. строительного объекта самовольным строением, подлежащим сносу, сделан без надлежащей оценки в судебных постановлениях обстоятельств, указанных истцом в обоснование своих требований, что свидетельствует о существенном нарушении судами статей 56, 57, 67, 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Определение Верховного Суда РФ от 11.04.2017 N 78-КГ17-20 Требование: Об устранении препятствий в пользовании имуществом и обязании демонтировать возведенные крыльца, привести земельный участок и элементы благоустройства дома в первоначальный вид. Обстоятельства: Истец ссылается на то, что ответчик без получения согласия собственников квартир многоквартирного дома возвел два крыльца к принадлежащему ему нежилому помещению, что повлекло уменьшение общего имущества многоквартирного дома. Решение: В удовлетворении требования отказано, так как разрешение на перепланировку нежилого помещения получено ответчиком в установленном законом порядке до приобретения истцом права собственности на жилое помещение в многоквартирном доме, а размер общего имущества собственников многоквартирного дома в связи с возведением крылец не изменился.

Согласно статье 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений. На основании статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле.

Определение Верховного Суда РФ от 10.04.2017 N 51-КГ17-1 Требование: О признании права на предоставление компенсации расходов на оплату жилого помещения, отопления и освещения, возложении обязанности назначить компенсацию. Обстоятельства: Истице было отказано в предоставлении данной меры социальной поддержки по причинам недостаточности у нее стажа педагогической деятельности в государственных образовательных учреждениях субъекта РФ, а также неполучения на момент выхода на пенсию меры социальной поддержки, предусмотренной для педагогических работников. Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку судом не дана оценка отсутствию в копии трудовой книжки истицы записей о работе, выходе на пенсию, а в архивных копиях распоряжений по колхозу — сведений о занимаемых истицей в спорный период должностях.

На основании части 1 статьи 57 ГПК РФ доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

Определение Верховного Суда РФ от 11.04.2017 N 5-КГ17-22 Требование: О взыскании задолженности по уплате членских взносов. Обстоятельства: Истец ссылается на то, что задолженность ответчиком погашена не была. Встречное требование: О признании решения общего собрания дачного некоммерческого партнерства недействительным. Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, так как суд не учел, что устранение возможных противоречий между протоколом собрания и выпиской из протокола заседания правления являлось обязанностью суда, неисполнение которой повлекло за собой вынесение решения, не отвечающего требованиям ст. 195 ГПК РФ. Кроме того, суд, применяя положения ГК РФ о сроках исковой давности, не учел, что они не могли быть применены в случае, если решения общего собрания по установлению размера членских взносов вообще не принималось.

Доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств (часть 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Верховный Суд: необъективные и некачественные рассмотрения дел — дисциплинарный проступок

Допускаемые национальными судьями нарушения в виде необъективного и некачественного рассмотрения дела и нарушения судебной практики являются дисциплинарным проступком (Определение Верховного Суда РФ от № 14-Г06-10 № 14-Г06-10). —
http://maxpark.com/community/1574/content/5700359
(http://sudact.ru/vsrf/doc/xAxgTsjKOHVO/)
Верховный Суд Российской Федерации — Гражданское
Суть спора: О признании недействительным решения квалификационной коллегии судейДело № 14-Г06-1 О
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
г. Москва 5 июля 2006 года
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
в составе председательствующего В.Н. Пирожкова судей Л.А. Калининой и В.П.Меркулова
рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению Харитонова О Н о признании недействительным решения квалификационной коллегии судей Воронежской области от 5 октября 2005 года по кассационной жалобе Харитонова О.Н. на решение Воронежского областного суда от 16 февраля 2006 года.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Меркулова В.П., объяснения Харитонова О.Н., выступление его представителя Бородина С.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, возражения председателя арбитражного суда Анохина B.C., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
УСТАНОВИЛА:
Харитонов О.Н. обратился в Воронежский областной суд с жалобой о признании недействительным решения квалификационной коллегии судей Воронежской области от 05 октября 2005 года, ссылаясь на то, что оно противоречит требованиям федерального законодательства, принято по не полностью исследованным доказательствам. Квалификационная коллегия судей Воронежской области ошибочно определила как дисциплинарный проступок отдельные обстоятельства его судебной деятельности, однако вина его в нарушении требований материального и процессуального закона не установлена.
Решением Воронежского областного суда от 16 февраля 2006 года постановлено: в удовлетворении жалобы Харитонова О Н о признании недействительным решения квалификационной коллегии судей Воронежской области от 05 октября 2005 года отказать.
Харитонов О.Н. подал кассационную жалобу, в которой просит решение отменить и принять новое, которым удовлетворить заявленные требования. Полагает, что суд неправильно применил материальный закон, допустил существенные нарушения норм процессуального права, дал неправильную оценку доводам заявления.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.
Согласно ст. 12-1 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» за совершение дисциплинарного проступка (нарушение норм настоящего Закона, а также положений Кодекса судейской этики, утверждаемого Всероссийским съездом судей) на судью, за исключением судей Конституционного Суда Российской Федерации, может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи.
В силу статьи 3 вышеназванного Закона РФ судья обязан неукоснительно соблюдать Конституцию Российской Федерации и другие законы. Судья при исполнении полномочий, а также во внеслужебных отношениях должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности.
Судом установлено, что Харитонов О.Н., являясь судьей Арбитражного суда области, при рассмотрении дел нарушал установленные законом сроки, допускал волокиту, необъективное рассмотрение дел, что нарушало сложившуюся арбитражную практику, грубо искажал факты в судебных решениях.
Так, по выборочно проверенным 300 делам в 36 из них отсутствуют свидетельства о регистрации заявителя в качестве юридического лица, что безусловно влекло нарушение сроков рассмотрения дел.
В 2004 году с нарушением установленных АПК РФ сроков рассмотрено 21 дело, нарушение срока составляет от 15 до 70 дней.
По 9 делам производство было приостановлено, однако по некоторым из них после устранения обстоятельств, послуживших основанием для приостановления, производство не возобновлялось или возобновлялось спустя длительное время.
В нарушение положений ст.ст.177 и 186 АПК РФ копии судебных постановлений направлялись лицам, участвующим в деле, не в течение пяти дней со дня принятия решения (определения), а с нарушением этого срока свыше 10 дней.
Судебные документы, изготовленные заявителем, содержат описки, искажения фактов, указываются, суммы, не подлежащие взысканию. По ряду дел отсутствуют протоколы, резолютивные части решений, неверно указаны даты вынесения решений и т.п.
Указанные недостатки отмечались ранее на заседаниях президиума арбитражного суда области в течение работы заявителя с 1996 года.
Решением квалификационной коллегии судей Воронежской области от 18 февраля 2004 года за грубые нарушения норм процессуального законодательства, волокиту при рассмотрении дел Харитонов О.Н. привлечен к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения.
Однако недостатки в работе в своей работе не устранил.
Указанные выше обстоятельства подтверждаются материалами дел, исследованными судом
Вывод суда о том, что указанные нарушения норм процессуального закона и правил судейской этики являются грубыми, преднамеренными, подрывают авторитет судебной власти, порочат честь и достоинство судьи сделан правильно.
Порядок привлечения заявителя к дисциплинарной ответственности квалификационной коллегий соблюден в полном объеме.
Довод жалобы о том, что суд произвел переоценку обстоятельств, установленных вступившими в силу постановлениями арбитражного суда, является несостоятельным, поскольку суд в своем решении лишь отразил факты, имевшие место при рассмотрении указанных дел под председательством судьи Харитонова О.Н.
Суд всесторонне исследовал все представленные материалы, в том числе и справка о работе судьи Харитонова О.Н. по итогам 2004 года и 1 полугодия 2005 года, проанализировал доказательства, исследованные в судебном заседании, и оценил их по правилам ст. 67 ГПК РФ.
Допущенные судьей Харитоновым нарушения в виде нарушения сроков рассмотрения дел, качества изготовления судебных актов, волокиты и процессуального упрощенчества, халатного отношения к выполнению своих обязанностей являются дисциплинарным проступком. Более того, указанные нарушения носят систематический характер и аналогичны нарушениям, за которые заявитель привлекался к дисциплинарной ответственности, и не устранил подобные недостатки в своей работе.
Доводы Харитонова О.Н. о том, что наказание за совершение дисциплинарного проступка не соответствует его тяжести, не является основанием к отмене решения суда, поскольку рассмотрение вопроса о наложении дисциплинарного взыскания, определение вида дисциплинарного взыскания отнесено федеральным законом к компетенции ККС, как коллегиального органа судейского сообщества.
Иные доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, были предметом судебного разбирательства и по основаниям, изложенным в решении суда, правильно признаны не влекущими отмену решения ККС.
Ссылка Харитонова О.Н. на «Обобщение практики применения квалификационными коллегиями судей законодательства о привлечении судей к дисциплинарной ответственности», изданное Высшей Квалификационной коллегией судей РФ, не свидетельствует о незаконности решения квалификационной коллегии судей Воронежской области и решения суда.
Нарушений норм процессуального и материального права, влекущих отмену решения, не установлено.
Оснований для отмены решения суда, как о том ставится вопрос в кассационной жалобе, судебная коллегия не усматривает.
Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским
делам Верховного Суда Российской Федерации
ОПРЕДЕЛИЛА:
решение Воронежского областного суда от/10 февраля 2006 года оставить без
изменения, а кассационную жалобу Харитонова О.Н -без удовлетворения. Председательствующий Судьи
Суд: Верховный Суд РФ
Истцы: Харитонов Олег Николаевич
Ответчики: Квалификационная коллегия судей Воронежской области, Анохин Виктор Стефанович
Судьи дела: Меркулов Владимир Павлович (судья)
Последние документы по делу:
Определение от 5 июля 2006 г. по делу № 3-06/2006
Определение от 19 апреля 2006 г. по делу № 3-06/2006
Показать все документы по это</p>

О судебной экспертизе в гражданском судопроизводстве

* Данный материал старше двух лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Судебную экспертизу назначает суд для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных познаний в области науки, искусства, техники или ремесла (ч. 1 ст. 79 ГПК).

Государственным судебным экспертом является аттестованный работник государственного судебно-экспертного учреждения, производящий судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей (ст. 12 Федерального закона от 31 мая2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Оспорить заключение судебного эксперта

Эксперты проверят обоснованность Заключения.
Стоимость от 25 тыс., срок от 2 дней

Какие виды экспертиз наиболее частые в гражданском судопроизводстве?

Почерковедческие, товароведческие, строительно-технические, судебно-медицинские, судебно-психиатрические, психологические экспертизы и т.д.

О некоторых видах экспертиз

  • С помощью почерковедческой экспертизы может быть установлена подлинность подписей в письменных доказательствах.
  • Товароведческая экспертиза предназначена для изучения готовых товаров, их свойств, соответствия качества товара государственным стандартам, степени снижения сортности товара, соответствия качества товара прейскурантной или договорной цене и проч.
  • Строительно-техническую экспертизу назначают по делам о разделе дома.
  • Помощь судебно-медицинской экспертизы, в частности метод генотипоскопии, используется в делах об установлении отцовства.
  • Судебно-психиатрическая экспертиза проводится по делам о признании гражданина недееспособным, о признании выздоровевшего гражданина дееспособным (ст. 283 ГПК), при рассмотрении дел о признании недействительными сделок по мотиву совершения их гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ).
  • По делам о защите чести и достоинства актуальным стало проведение психолого-лингвистической экспертизы.

О комплексной и комиссионной экспертизе

ГПК ввел нормы о проведении комплексной и комиссионной экспертизы. Комплексную экспертизу назначает суд, если установление обстоятельств по делу требует одновременного проведения исследований с использованием различных областей знания или с использованием различных научных направлений в пределах одной области знания. Комплексную экспертизу поручают нескольким экспертам (ч. 1 ст. 82 ГПК).

Для определения необходимости проведения комплексной экспертизы важно наличие вопросов, для разрешения которых требуется привлечение специалистов разных сфер. При этом важен синтез их знаний, поэтому и заключение комплексной экспертизы — это единый вывод специалистов различных сфер знаний. Под понятие комплексная экспертиза подпадает:

  • психолого-лингвистическая экспертиза, где участвуют специалисты двух сфер знаний (психологи и лингвисты);
  • экологическая экспертиза, в которой могут принимать участие экологи, биологи, химики, агротехники и прочие специалисты;
  • медицинская экспертиза, поскольку зачастую затрагивает разные направления в пределах одной области знания (медицины). Так, по делам о компенсации морального вреда может быть проведена медицинская экспертиза экспертами в области психиатрии, терапии.

Результаты комплексной экспертизы, как любой другой экспертизы, оформляются в виде заключения, которое представляет собой синтез выводов. В заключении экспертов указывается, какие исследования и в каком объеме провел каждый эксперт, какие факты он установил и к каким выводам пришел. Если эксперт не привлекается к формулированию общего вывода, он подписывает только свою исследовательскую часть. Общий вывод по результатам проведенной комплексной экспертизы делают эксперты, компетентные в оценке полученных результатов и формулировании данного вывода.
Возможна ситуация, когда эксперты проводят соответствующий вид исследования, а к формированию общего вывода привлекаются те из них, которые компетентны в оценке совокупности полученных результатов для формирования заключения. При проведении комплексной экспертизы возможно возникновение разногласий среди экспертов. В этом случае применяется ч. 2 ст. 82 ГПК, согласно которой эксперты, не согласные с выводом, подписывают только свою исследовательскую часть заключения.

Комиссионная экспертиза назначается судом для установления обстоятельств двумя или более экспертами в одной области знания (ч. 1 ст. 83 ГПК). Это новация ГПК, хотя комиссионные экспертизы и ранее имели место на практике. Основополагающая черта комиссионной экспертизы заключается в том, что она проводится не менее чем двумя экспертами одной специальности. Необходимость в комиссионной экспертизе возникает, как правило, при наличии сложностей в установлении обстоятельств, для чего требуется привлечение нескольких специалистов одной сферы знаний.

Все эксперты, участвующие в проведении комиссионной экспертизы, обладают равными правами. Комиссия экспертов составляет единое заключение, если их мнения совпали. В случае возникновения между ними разногласий каждый из экспертов, участвовавших в проведении экспертизы, дает отдельное заключение по всем или отдельным вопросам, вызвавшим разногласия. Если лишь один эксперт не согласен с мнением остальных, то он составляет отдельное заключение по всем или отдельным вопросам, вызвавшим разногласия.

Об оспаривании образцов почерка

ГПК РФ ввел статью (ст. 81) о получении образцов почерка для сравнительного исследования документа и подписи на документе:

«1. В случае оспаривания подлинности подписи на документе или ином письменном доказательстве лицом, подпись которого имеется на нем, суд вправе получить образцы почерка для последующего сравнительного исследования. О необходимости получения образцов почерка выносится определение суда.
2. Получение образцов почерка судьей или судом может быть проведено с участием специалиста».

В ГПК говорится об оспаривании подлинности подписи на документе или другом письменном доказательстве, однако это могут быть и иные случаи проведения почерковедческой экспертизы. Важно указание на то, что подлинность подписи оспаривает лицо, чья подпись имеется на документе. Только в этом случае суд обладает правом получения образцов почерка для последующего сравнительного исследования, о чем выносится определение. В соответствии с Федеральным законом N 73-ФЗ орган или лицо, назначившие судебную экспертизу, представляют объекты исследований и материалы дела, необходимые для проведения исследований и дачи заключения эксперта.
Полученные образцы для сравнительного исследования приобщают к делу в порядке, установленном процессуальным законодательством РФ. В необходимых случаях в получении образцов участвует эксперт, которому поручено производство судебной экспертизы, или специалист. После завершения судебной экспертизы образцы направляются в орган или лицу, которые ее назначили, либо определенное время хранятся в государственном судебно-экспертном учреждении.

ГПК ввел процессуальную фигуру специалиста. Для получения образцов почерка может (но необязательно) привлекаться специалист. При получении образцов почерка составляется протокол. Протокол содержит данные о времени, месте и условиях получения образцов почерка. Его подписывает судья и лицо, у которого были получены образцы подписи, а также специалист, если он принимал участие в процедуре. Если все условия процедуры соблюдены, то полученный материал является допустимым доказательством и одновременно объектом для экспертного исследования.

Кто может инициировать проведение судебной экспертизы?

Как лица, участвующие в деле, так и суд.

Лица, участвующие в деле, обладают широкими полномочиями. Они имеют право:

  • просить суд назначить проведение экспертизы в конкретном судебно-экспертном учреждении или поручить ее конкретному эксперту; заявлять отвод эксперту;
  • формулировать вопросы для эксперта;
  • знакомиться с определением суда о назначении экспертизы и сформулированными в нем вопросами; знакомиться с заключением эксперта;
  • ходатайствовать перед судом о назначении повторной, дополнительной, комплексной или комиссионной экспертизы.

В то же время лица, участвующие в деле, несут определенные обязанности, при несоблюдении которых могут наступить нежелательные последствия. Например, «при уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым».

Каждое лицо, участвующее в деле, вправе представить суду вопросы, которые должны быть разъяснены экспертом. Окончательно круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта, определяется судом. Отклонение предложенных вопросов суд обязан мотивировать (ч. 2 ст. 79 ГПК).

Об определении о назначении экспертизы

О назначении экспертизы суд (судья) выносит определение, в котором указывается:

  • предмет экспертизы (например, кому принадлежит подпись на документе и т.д.);
  • круг материалов, подлежащих экспертному исследованию (или объекты исследования: договоры, расписки, образцы свободного письма и подписей лиц и проч.);
  • эксперт или экспертное учреждение.

Определение о назначении экспертизы направляется либо конкретному специалисту, либо в адрес экспертного учреждения. В свою очередь, руководитель экспертного учреждения назначает экспертов, предупреждает их об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, а также выполняет иные контрольные функции. При направлении определения суда в адрес конкретного эксперта он также предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Эксперт может отказаться от дачи судебного заключения, если представленные ему материалы недостаточны, а также, если он не обладает знаниями, необходимыми для выполнения возложенной на него обязанности. Эксперту может быть заявлен отвод по основаниям, указанным в ГПК.

Экспертное исследование может проводиться в зале суда или вне суда.

О заключении эксперта

Заключение эксперта должно быть составлено в письменной форме. Если эксперт при производстве экспертизы установит обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе включить выводы об этих обстоятельствах в свое заключение.

Заключение эксперта оглашается в суде. По вызову суда эксперт обязан явиться в суд, где он может быть допрошен в процессуальном порядке, установленном ГПК.

Возможно назначение дополнительной или повторной экспертизы. Различие в проведении названных экспертиз заключается в следующем: дополнительная экспертиза назначается при недостаточной ясности или неполноте заключения эксперта.

*

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *