Я живу на севере

Мика: Много лет прожила на севере. Все время лелеяла надежду когда нибудь переехать и посмотреть хоть раз, как сирень цветет. Так с чего бы начать. Отправляться по городам России с экскурсией? Подскажите?

Если конечно же и сейчас это актуально,так как на дворе сейчас 2020 год. Я уже выше писал о том что можно попробовать Волгоград.Для начала лучше съездить к нам,посмотреть город взвесить всё.Также могу порекомендовать соседний город Волжский он по зеленее,в Волгограде много спилино деревьев.А если жить в области то если вы только фрилансер,так как с работой туго.Могу порекомендовать Урюпинский или Иловлинский район.Также Среднеахтубинский район-там рядом с Волгоградом и Волжским это г.Краснослободск,хутор Бобры,село Рахинка,село Верхнепогромное,остров Зелёный(правда он Волжскому принадлежит) и в этих местах реки Волга и Ахтуба рядом.Также в Палласовском районе есть озеро Эльтон.Климат для тех кто любит тепло.Но у нас часто бывают сильные ветра так ведь степь и полупустыня же.И поэтому иногда можете чувствовать дискомфорт.Также много пыли,если вы аллергик,то лучше соседнюю Ростовскую область или Ставропольский край рассматривайте.А если любите море то Краснодарский край.Да есть ещё и соседи наши -это Астраханская область-но там тоже пыльно и Калмыкия-но там делать нечего.В Волгограде самое жаркое лето если взять всю Россию,конкурент нам только Калмыкия,температура может достигать в июле и августе до +45 в тени.Зато лето длинное с мая по сентябрь.Жара больше в календарные месяцы лета,а в мае и сентябре очень тепло.Зима короткая и умеренно-холодная без сильных морозов(а если и бывают таковые,то кратковременно),снега мало,также и дождей не очень много.Но зато наш Волгоград один из самых солнечных городов России,в этом плане мы даже опережаем черноморское побережье.Так что если надумали жить на юге России,то для начала исследуйте Нижнее Поволжье,а потом и другие южные регионы.Но учтите с работой не просто да и платят тут 10-15 тыс.-это ближе к средней,а 20-30 тыс-ээто надо хорошо поискать.Жильё недорогое, однушку можно снять за от 10 до 15 тыс.руб.Дешевле всего можно в пригородах снимать это в пгт.Городище,посёлок Максима Горького,Новый Рогачик,Орловка,Ерзовка,Дубовка,Светлый Яр,Кировский и Красноармейский районы г.Волгограда.А так у нас есть куда сходить много достопримечательностей это Мамаев Курган,Музей панорамы Сталинградской битвы,дом Павлова,мельница Гергарда,музей Старая сарепта,Цетральная набережная,Аллея героев,пр.Ленина,Краеведческий музей,музей Моя история,музей Машков.Появились новые парки,пойма реки Царица,Казанский собор,также строят собор Александра Невского,Метротрам(скоростной подземный трамвай) и пр.достопримечательности.Также есть куда сходить много ТРЦ у нас,есть НЭТ -это театр,короче развлечений и досуга полно.А так живя в Волгограде вовсе не нужно заморачиватся об отдыхе в жарких странах.Имейте ввиду что у местных волгоградцев южный менталитет,много хамов,да и быдла полно,есть конечно и хорошие люди но их мало.В общем смотрите сами и думайте сами.

На прошлой неделе Межрайонный родильный дом Норильска опубликовал сведения о том, что за год в городе родилось 2567 детей. При этом мальчиков родилось заметно больше, чем девочек, — 1361 против 1206. Корреспондент «Ленты.ру» выяснил у местных жителей, каким было их детство и как живется нынешним детям в самом северном городе России.

Анастасия, 21 год

Я родилась под Краснодаром, но когда мне было десять лет, семья переехала в Норильск. Первое, чем этот город меня поразил, была природа. Наверное, это странно для маленькой девочки — замечать деревья и сопки, но со мной случилось именно так. Летние пейзажи здесь очень трогательные, а зимой просто невероятное количество снега.

Больше всего мне запомнились походы за грибами и ягодами в тундру. Для меня, впервые увидевшей тогда северную природу, это были очень живые и эмоциональные походы, поэтому остались воспоминания обо всем — от запаха морозного воздуха до укусов комаров.

В городе же все было иначе: родители довольно строго меня воспитывали. Ставились жесткие ограничения по поводу прихода домой с прогулок — из-за полярных ночей, потому что темно в это время года вообще всегда. Но за что я полюбила детство в Норильске, так это за полярные дни. Времени не чувствуешь, для тебя все время — день. Гуляй сколько хочешь!

И тогда сразу появлялось множество развлечений. Больше всего в моем детстве пользовалось спросом катание на санках, ледянках и лыжах. Да просто копаться в таком количестве снега, как у нас зимой, — уже развлечение!

А если говорить о более культурном досуге, раньше было много кружков и секций. Я ходила в художественную школу, занималась баскетболом, ходила на курсы английского языка в игровой форме, но большую часть времени посвящала художественной самодеятельности в школе. И ведущей была, и на сцене выступала, даже попытки открыть школьное радио были.

И мои сверстники всегда были чем-то увлечены, всегда чем-то занимались. Мы гуляли большими группами по улице, а сейчас мало кого встретишь на улице в компании больше трех человек. Все в основном сидят по домам и общаются при помощи смартфонов. Сейчас не встретишь даже первоклассника, у которого нет телефона.

Если честно, я бы хотела, чтобы мои дети увидели природу Крайнего Севера, чтобы они лепили снеговиков, катались со снежной горки. Но я не допущу, чтобы они росли здесь. К сожалению, из-за погодных условий здесь частые актировки (дни, когда из-за морозов и экстремально низких температур детей освобождают от школьных занятий).

Ты сидишь дома, а школьная программа на месте не стоит. Редко кому удается хорошо изучить материал самостоятельно. А дополнительные занятия — это репетиторы, на которых уходит много средств. Так и получается, что родители платят деньги за знания, которые, по сути, даются школьной программой.

Татьяна, 46 лет

Мой сын Дима родился в Центральной России, но когда ему было около шести лет, мы переехали в Норильск. Сейчас ему уже 20, но с первого по одиннадцатый класс он учился здесь, потом поступил в Норильский индустриальный институт. Когда мой ребенок рос, я не думала о каких-то особых способах закаливания, воспитывала его так же, как делала бы это в любом другом городе.

Дима почти не болел, да и в квартире, и в школе всегда было тепло, несмотря на сумасшедшую температуру на улице. Единственное, что из-за морозов приходилось одевать его во всю существующую и несуществующую одежду.

В целом же у детей в Норильске хорошее здоровье, они нечасто болеют. Но если отмотать назад, мне хотелось бы воспитывать Диму в более комфортных условиях. Это не значит, что я о чем-то жалею. Здесь в школах и детских садах есть все, что нужно, да и люди на Севере хорошие. Все условия для жизни созданы. У нас в городе есть музыкальные и спортивные кружки, даже художественная школа в районе Талнах, кинотеатры, музеи — нашим детям есть куда пойти.

Кстати, садики в Норильске очень хорошие. Детей хорошо кормят и развивают, да и про учебу не могу ничего плохого сказать. Единственная проблема — актировки, вынуждающие пропускать занятия. Однако старших детей все равно в школу отправляли, несмотря на освобождение от уроков.

Если судить по моей семье, мой сын ни одно лето в Норильске не оставался. В основном все вывозят своих детей из города с мая по сентябрь включительно. Даже независимо от отпусков стараются отправить детей к бабушкам и дедушкам или в лагерь на море. Дети в Норильске обычно не отдыхают, им нужно греться. Но я рада, что мой сын вырос в Норильске.

Сергей, 25 лет

Я переехал в Норильск в школьные годы. Помню, что в местную школу меня устроили без проблем. Моя мама работала здесь, да и вообще переезд прошел гладко. Не знаю, как другим, но мне больше всего из детства запомнились актировки. Это было крайне необычно, потому что раньше я такое слово даже не слышал. Будучи ребенком, я очень радовался этим дням, потому что не любил школу.

В Норильске я обрел друзей, с ними мы ходили в театр и на каток, много гуляли на улице. Конечно, когда случалась черная пурга, на улицу даже взрослые не выходили, но все остальное время мы гуляли большими веселыми компаниями, катались на картонках со снежных горок и сопок. У меня было очень снежное детство!

Тогда были различные кружки. Я ходил на рисование, на волейбол, на бокс и в музыкальную школу. Кстати, о спорте: те, кто хорошо себя показывал в секциях, отправлялся на соревнования, а потом в спортивные школы Красноярска. А уже оттуда они могли выбиться и в большой спорт, поехать в столицу, стать знаменитым. Сейчас у нас есть стадион «Заполярник», где спортсмены могут тренироваться.

В нашем городе сейчас довольно много вариантов детского досуга. В школах есть кружки, многие занимаются спортом. Развлечь себя не проблема, было бы желание. Меня расстраивает тот факт, что жизнь детей захватили смартфоны. Хотя, я думаю, это произошло во всем мире.

Я свой телефон использую исключительно для работы, а дети сидят в подъездах и играют в игры на планшетах. Они перестали гулять, играть в снегу и заниматься спортом. Они уже не будут лазить по обрывам и бегать по замерзшему озеру, как это делали мы.

С годами в Норильске мне стало скучно. В кино я хожу редко — фильм можно и дома посмотреть. Мероприятия у нас просто ужасные! Иногда проводятся квартирники и местечковые вечеринки, но на них всегда одно и то же происходит, я давно перестал там появляться.

Виктория, 34 года

У меня два сына пяти и трех лет — Артем и Антон. Растить детей на Крайнем Севере несложно, но и легким это занятие назвать нельзя. У нас слишком мало возможностей для их развития, и это грустно.

Зимой тут одно-единственное правило: как можно больше теплой одежды. Дети, которые ходят в садик, часто болеют. Конечно, мне бы хотелось переехать в другой климат, где более комфортно и тепло.

Раньше для маленьких детей здесь были развлечения — центры «Бармалей» и «Созвездие» с сухими бассейнами, горками и развивающими играми. Сейчас их уже нет. Я, например, не знаю, куда водить младшего сына. Для секций он еще мал, а из погремушек вырос. Как правило, хвостиком ходит за старшим братом, вот и все его развлечения.

Вообще детей нельзя оставлять на Севере надолго. Их нужно как можно чаще отправлять на юг, возить на море. Если кто-то не уезжает летом, то в школах организовывают местный лагерь и развлекают школьников, как могут.

Между тем, после того, как были зафиксированы первые случаи заражения у трех жителей ЧР, вернувшихся в начале марта из Италии, Кадыров ввел жесткие, порой даже весьма жесткие, ограничительные меры – от карантина и отмены всех массовых мероприятий до закрытия границ на въезд и выезд из республики, кроме жизненно важных грузов. На фоне карантинных ограничений в Чечне началась паника, но власти ее быстро подавили. На сегодняшний день, по официальной статистике, от коронавируса в республике скончались 16 человек.
В Северной Осетии ограничительные меры по самоизоляции также были ужесточены буквально сразу после выявления первых случаев инфицирования COVID-19. Власти республики запретили выходить на улицу людям старше 65 лет, а также временно приостановили работу общественного транспорта.
В середине апреля правоохранительные органы Владикавказа заявили, что горожане массово нарушают режим самоизоляции. Полиция оштрафовала 400 человек за нарушение карантина, а 20 апреля во Владикавказе была разогнана стихийная акция противников ограничительных мер, которые заодно требовали отставки правительства, парламента и главы Северной Осетии. Протестующие в столице республики заявляли, что коронавирус не опасен, обосновывая свои выводы различными конспирологическими теориями. Инициатор митинга во Владикавказе оперный певец Вадим Чельдиев был признан виновным в распространении недостоверной информации о жертвах коронавируса.
По данным Роспотребнадзора на утро 11 июня, от эпидемии в Северной Осетии умерли 58 человек.
Ингушетия находится на третьем месте среди республик Северного Кавказа по числу летальных исходов от COVID-19. На сайте Роспотребнадзора сообщается, что в данное время в регионе инфицированы 2 474 человека, 62 — скончались.
Режим самоизоляции там был введен только 30 марта, когда стали известны первые смертельные случаи. Людям нельзя было без необходимости покидать дома, МВД грозило штрафами. Кризис в считанные дни достиг своего пика: в больницах не хватало коек и аппаратов ИВЛ для всех поступающих пациентов с симптомами коронавируса, а у врачей не было никаких средств защиты. По запросу главы Ингушетии Махмуд-Али Калиматова, Москва прислала в подмогу столичных врачей. В то же время активисты фонда «Тешам» собрали более 500 тысяч рублей, на которые закупили защитные средства для медсотрудников.
11 апреля от коронавируса умер муфтий республики Абдурахман Мартазанов, который один из первых начал призывать жителей Ингушетии отложить свадьбы и другие массовые мероприятия, максимально сократить число посетителей на траурных церемониях и оказывать помощь нуждающимся. Однако мало кто прислушался к этим призывам. Свадьбы и похороны не прекращались и продолжаются до сих пор. Так, в середине апреля умерли четыре человека. Все они были старейшинами сел и принимали участие в коллективных религиозных и национальных мероприятиях.
В Кабардино-Балкарии в первые же дни несколько общественных организаций поддержали обращение Общественной палаты республики к еаселению с просьбой воздержаться от проведения семейных праздников в связи с угрозой распространения инфекции. 31 марта глава республики Казбек Коков издал указ об обязательной самоизоляции пожилых людей и других представителей группы риска. С 16 мая власти начали послаблять карантин, сняв запрет на работу парикмахерских и ряда непродовольственных магазинов и разрешив жителям занятия спортом на открытом воздухе и прогулки на улице. Согласно данным оперативного штаба, по состоянию на 11 июня в Кабардино-Балкарии зарегистрировано 3 655 подтвержденных случаев заражения коронавирусом, умерли 35 человек.
В целом, эпидемиологическая ситуация на Северном Кавказе остается тяжелой. Ухудшение в каждом из регионов идет по своему собственному специфическому сценарию, но есть и много общего.
Во-первых, здесь очень высокая плотность населения. Во-вторых, ограничительные меры, которые приходится соблюдать на фоне распространения коронавируса, находятся в определенном противоречии с укладом и традициями.
Ни одно общественное мероприятие на Кавказе, будь то свадьба или похороны, немыслимы без больших масс людей. Коронавирусный опыт же показывает, что местное население тяжело отказывается от следования обычаям, даже несмотря на угрожающую статистику смертности от заболевания, как, например, в Адыгее, где в конце мая 155 человек заразились COVID-19 после массовых похорон.
Скептическое отношение к коронавирусу, беспечность многих, отсутствие и несоблюдение жестких мер и контроля, а также нежелание ставить собственную безопасность выше графика коллективных традиционных мероприятий — вот факторы, которые создали благоприятную среду для распространения опасного заболевания на Северном Кавказе. Ну а это уже наложилось на давние проблемы региона – коррупцию и вытекающие из нее тяжелую ситуацию в сфере здравоохранения и тотальное недоверие чиновникам со стороны общества. А последнее, как говорят многие специалисты, не менее важно в борьбе с эпидемией, чем современное медицинское оборудование.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *