Я будущий юрист

Нормативно-правовое регулирование профессиональной этики юриста по законодательству Республики Беларусь. Правила поведения, обязательные для каждого судьи. дипломная работа , добавлен 14.08.2013

  • Профессиональное правосознание юриста Понятие и сущность профессионального правосознания. Основные тенденции, влияющие на формирование профессионального сознания юриста. Деформация профессионального правосознания юриста. Справедливость как принцип права и основа юридической деятельности. реферат , добавлен 01.12.2014
  • Основные черты юридической профессии Профессиональная деятельность юриста. Престижность, конфликтность деятельности, ошибки юристов. Особая ответственность: результаты деятельности сильно сказываются на жизни людей. Адвокат и его полномочия. Кандидат в Президенты Российской Федерации.

Актуальность профессии юриста в наши дни кратко

ВниманиеОт советов и решений юристов зависят судьбы людей, их имущественные и неимущественные отношения, стабильность экономики, интересы авторов и изобретателей, приток инвестиций и, наконец, порядок на улице, и безопасность граждан. Работники юридических профессий подчас принимают весьма неблагоприятные для других и тяжелые для себя решения. Ошибки юристов (незаконный арест, неверное решение суда, бездействие в ситуации, требующей вмешательства, просто неразумное поведение) могут негативно сказаться на состоянии законности и правопорядка, на благополучии членов общества.
Юрист всегда должен быть готов правильно и своевременно реагировать на запросы общества, владеть методиками и приемами работы с меняющимся законодательством, обширной документацией, опубликованной литературой.

Профессия юриста

Радикальные перемены, привлекая в этот процесс большое число индивидов, групп и все общество, требуют значительной правотворческой работы, большой юридической помощи гражданам, существенной охраны и защиты прав и свобод человека и гражданина . Возросла роль различных форм социального и правового регулирования, востребовавших появление специфических социальных посредников в отношениях между людьми и их группами, а также государством, которые обладают знанием принципов и норм социального регулирования. Ныне ни одно крупное мероприятие, поступок частного лица, государственного органа или его должностного лица, которые находятся вне рамок бытовых отношений, не может обойтись без экспертизы или консультации со стороны юриста или личного адвоката.
Сегодня в России более чем когда-либо происходит специализация профессии юриста.

Значение профессии юриста в наши дни

Собственно, после получения диплома о высшем образовании, я тут же поступил на тот самый юридический факультет для приобретения второй «вышки» по специальности юриспруденция. Однако сделал я это не только в силу детских мечтаний, а отталкиваясь от объективной реальности. Хоть многие и утверждают, что юристов «развелось» несчитанное количество и свободных вакансий с таким дипломом просто не найти, на деле же все, как оказалось, обстоит иначе.

Профессия юрист достаточно актуальна, и далеко не везде берут без наличия таковой; попробую объяснить почему. Во-первых, юридическое образование очень универсальное. Помимо основной специализации данного направления подготовки, как то: юрисконсульты, сотрудники правоохранительных органов, адвокаты, нотариусы, судьи, подобное образование необходимо и другим специалистам.

Юрист в современном обществе

Профессия адвокат Данная профессия требует достаточно сильного характера, ведь порой придется сталкиваться с делами, когда заведомо известна вина подзащитного. Адвокат должен отлично ориентироваться в законодательстве, обладать моральной ответственностью, терпеливостью. Кроме знаний, необходимых для непосредственного осуществления деятельности (правовые нормы судопроизводства, документация, применение законов на практике), большим плюсом специалиста являются ораторские данные.

Юрист — профессия актуальная На крупных предприятиях очень часто существует специальная штатная единица – юрист . а в отдельных случаях целый юридический отдел. Как показывает практика намного лучше воспользоваться консультацией профессионального юриста на первоначальном этапе, чем совершить, по незнанию, правонарушение и потом оплачивать дорогостоящие услуги адвокатов.

Адвокат в спб

Его работа требует аналитических способностей, внимательности и хорошей памяти, умения быстро разыскивать необходимую информацию. Ведь, рассматривая каждую конкретную ситуацию, ему нужно не просто выразить свое мнение по ее поводу, а дать предельно точное юридически грамотное разъяснение со ссылкой на конкретные параграфы действующих законов и подзаконных актов. Кроме того, желательно наличие коммуникативных способностей и эмоциональной устойчивости, ведь клиенты зачастую находятся в стрессе и склонны необоснованно предъявлять свои претензии юрисконсульту, когда закон оказывается не на их стороне.

Профессия юриста связана с разрешением конфликтов, все несправедливости жизни приходится переживать ежедневно. Образование (Что надо знать?): Профессия подразумевает наличие высшего юридического образования.

Роль юриспруденции в современном обществе

Над теорией о естественных правах работали многие видные философы прошлого, работают и теоретики современности. Значимость профессии юриста Юридическая этика обусловлена спецификой профессиональной деятельности юриста, особенностями его нравственного и социального положения. «Необходимость повышенных моральных требований, а следовательно, и особой профессиональной морали, как показывает исторический опыт, проявляется прежде всего во врачебной, юридической, педагогической, научной, журналистской и художественной деятельности, т. е. Об институте Юридическое образование является важнейшим фактором формирования правовой государственности и гражданского общества в Казахстане.
Совершенствование и развитие этой социально значимой сферы образования является насущной необходимостью. Юридическое образование должно стать гарантом цивилизованного и успешного хода казахстанских реформ.

ИнфоСодержание Введение 1. Требования, предъявляемые к юридической деятельности 2. Сферы деятельности юристов Заключение Список использованной литературы Профессиональные обязанности юриста Введение Преобразования в различных сферах жизни российского общества потребовали новых подходов к праву, формированию правового государства и гражданского общества, повышению правовой культуры граждан, а следовательно, и переоценке роли и места юриста в обществе. Знание права и умение его применять стало важным условием для осуществления многих функций государства.

Профессии юриста принадлежит важная социальная роль. Юристы защищают интересы личности, ее права, свободы, собственность, интересы общества, государства от преступных и иных противоправных посягательств. Они призваны вести борьбу за справедливость, гуманность, законность, правопорядок.

Актуальность профессии юриста в наши дни краткое

Более того, каждый юрист находится под неусыпным контролем вышестоящих инстанций, общественных организаций, журналистов. И каждая ошибка может стоить очень дорого. Актуальность профессии в наше время Специальность «Юриспруденция» в последние годы является одной из самых востребованных у работодателей и, соответственно, «модной» у абитуриентов. Выпускники по специальности «Юриспруденция» работают практически во всех сферах жизнедеятельности общества, регулируемых законодательством.

Есть много институтов по данной специальности. Профессия очень перспективна и хорошо оплачиваемая. Многие наши юристы выбились на мировой уровень, как одни из самых лучших профессионалов. профессия юрист право Откуда я узнала о профессии Сегодня по телевидению можно увидеть такие телепередачи, как «Час суда», «Федеральный судья», «Суд идёт». Просматривая данные передачи, во мне проявился интерес к профессии.

Да, все мы знаем, что юристы хорошо знают законы, могут выступать в суде и проводить консультации с клиентами по различным вопросам. А вот какие же именно юридические услуги оказывают люди данной профессии? Давайте рассмотрим этот вопрос вместе. Сразу же стоит отметить, что юристу необходимо каждый год, даже каждый месяц вчитываться в новые поправки законодательств.

Все работы Актуальность данной тематики обусловлена тем, что проблема личности юриста — одна из важнейших проблем и в сфере права, и в деятельности юридических органов. Высоких результатов могут добиться только личности, обладающие соответствующими индивидуально-психологическими качествами.

ВажноЕму приходится соприкасаться с весьма интимными взаимоотношениями людей, вникать в их сложные душевные состояния, разрешать конфликтные ситуации, иметь дело с человеческими страстями, вторгаться в духовный мир человека, выступать в роли арбитра, педагога-воспитателя. В связи с этим в правовой работе многое зависит от личностных качеств юриста, от педагогических способностей, от умения устанавливать и поддерживать контакты с людьми, от знания основ общей психологии и одной из ее отраслей — юридической психологии. От юриста требуется умение действовать в чрезвычайных условиях и сохранять при этом эмоциональную устойчивость к восприятию негативных явлений.
Профессия юриста, профессиональная юридическая деятельность, отрасль правовых работ обеспечивают функционирование правовой системы.

Актуальные вопросы юриспруденции

Программа: «Актуальные вопросы юриспруденции»

Цель реализации программы: совершенствование уровня знаний обучающихся; анализ вопросов, представляющих особую сложность в практической деятельности с учетом изменений гражданского законодательства.

Категория слушателей: обучающиеся, осваивающие основные образовательные программы.

Модуль 1

ИЗМЕНЕНИЯ В ГРАЖДАНСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

1. Изменения правового регулирования залогового обязательства с 1 июля 2014г.

— залог исключительных прав,

— управление залогом,

— специальное регулирование в отношении залога обязательственных прав, залога прав по договору банковского счета, залога прав участников юридического лица,

— прекращение залоговых обязательств,

— правовые основы последующих залогов.

2. Новое в правовом регулировании юридических лиц с 1 сентября 2014г.:

— унитарные и корпоративные юридические лица,

— виды коммерческих и некоммерческих организаций,

— новые правила создания юридического лица,

— новые правила реорганизации и ликвидации юридического лица,

— правовые основы регулирования корпоративных договоров,

— ответственность мажоритарного участника за убытки, причиненные по его вине юридическому лицу.

— изменения в перечне некоммерческих организаций,

— виды некоммерческих корпораций: потребительские кооперативы, общественные организации, ассоциации и союзы, товарищества собственников недвижимости, казачьи общества, общины коренных малочисленных народов,

— особенности создания, реорганизации и ликвидации некоммерческой организации,

— права участников и правила управления некоммерческих корпораций

3. Новое в правовом регулировании результатов интеллектуальной деятельности с 1 октября 2014г.:

— новые положения о распоряжении исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, принадлежащим правообладателям совместно,

— новый порядок государственной регистрации отчуждения исключительного права, его залога, а также предоставления права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации,

— положения о патентных правах, правах на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг, предприятий.

Модуль 2

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

1. Создание, реорганизация и ликвидация юридического лица,

Актуальные проблемы, возникающие при заключении, исполнении и расторжении договоров,

3. Актуальные проблемы административной ответственности юридических лиц.

Программа рассчитана на 72 часа. Форма обучения — заочная с использованием дистанционных технологий.

Стоимость участия в программе: от 1500 до 3000 руб в зависимости от места нахождения слушателей.

Программы разрабатываются в соответствии с требованиями организации — заказчика. Действует гибкая система скидок.

Контакты:

Консультации по вопросам участия в программе можно получить по телефонам: 8(495)935-8256 (доб.140), 8(926)966-9946

Заявка на обучение (скачать в .doc). После заполнения отправьте заявку на адрес: vish@lawinst.ru

Профессия юриста безусловно является востребованной в любой социально-экономической системе, если не принимать во внимание крайние варианты типа военного коммунизма. Даже в Японии с ее глубинным традиционным обществом, основанным на самурайской верности работника работодателю, юристы, пусть и в значительно меньшей степени, чем в США и Великобритании, но востребованы в качестве посредников при разрешении, например, хозяйственных споров. Да и в период типа военного коммунизма юристы, как правило, находили применение в карательных и силовых органах.

Тем не менее при планировании карьеры и исследовании ситуации с трудовыми отношениями в России в целом невозможно и далее не обращать внимания на практически уже сформировавшиеся тенденции.

Основную тенденцию, существенно укрепившуюся в последнее десятилетие, возможно охарактеризовать как роботизацию сферы юриспруденции.

Эта тенденция проявляется в создании информационно-интеллектуальных систем, при обращении к которым возможно получить ответ на тот или иной вопрос, ознакомиться с правами, обязанностями и возможностями без нудного чтения текстов нормативных правовых актов, составить договор, исковое заявление, жалобу с подсказкой, куда именно необходимо обращаться.

Такого рода интеллектуально-информационные системы основываются на современных информационных технологиях, позволяющих обобщать, алгоритмизировать, систематизировать и анализировать значительные массивы данных, включая судебные решения, и на основе этого выдавать рекомендации, пока только по типизированным случаям.

В свое время создание электронных сервисов по торговле – электронных бирж полностью вымыло с рынка популярные в начале 90-х годов прошлого века в России профессии брокеров, дилеров и прочих.

В США роботы-юристы помогают опротестовывать штрафы за неправильную парковку, составлять претензии по кредитному страхованию и жалобы на задержку авиарейсов.

Все больше и больше сервисов такого рода появляется и в России. Так, уже возможно, используя соответствующие онлайн-сервисы, составить исковое заявление или проект распространенного договора и мгновенно отправить его контрагенту. Не случайно в СМИ недавно широкую известность приобрела история про массовое увольнение юристов из Сбербанка.

За последние 20 лет взрывной характер приняло распространение различных правовых систем, позволяющих не только найти ответы на вопросы, но и содержащих возможность специалистам, не являющимся юристами по профессии, изучения тематических подборок, включающих судебные решения, консультации, формы документов.

Этот процесс затронул другие отрасли, например переводчиков.

Признаюсь сам, что рука сама тянется к онлайн-переводчику вместо того, чтобы самому переводить большие тексты и самому писать научные статьи на английском языке.

Американский социолог Джордж Ритцер в 1993 году написал книгу «Макдональдизация общества», необычайно популярную в 2000-е годы. Ритцер показывает, как основные характеристики рационализированных социальных систем – эффективность, предсказуемость, вычисляемость, замена человеческой технологии нечеловеческой и контроль над неопределенностью – нашли широкое выражение в индустрии быстрого питания.

Роботизация юридической деятельности представляет по сути тот же самый процесс макдональдизации, но при соединении его с информационными технологиями, которые как раз и позволяют по мере развития с 2000-х годов формировать обширные базы данных и удобные сервисы.

Конечно, квалифицированные юристы будут востребованы всегда. Особенно это касается правоохранительной системы. Трудно представить себе следователя, судью или прокурора – роботов. Будут безусловно востребованы умные адвокаты и юрисконсульты.

Также юристы всегда будут востребованы и в других сферах, в том числе в сфере управления (знаменитый феномен «юрократии»). Однако начавшийся процесс роботизации в сфере юриспруденции заставляет корректировать направления развития юридического образования и юридической науки в целом.

Постиндустриальная эпоха меняет содержание многих профессий, а какие-то и вовсе может похоронить. Юристы как одна из самых массовых специальностей тоже в зоне риска. ЧТД разобрался, что ждет эту профессию в перспективе нескольких лет.

По данным службы исследований HeadHunter, на одну юридическую вакансию приходится примерно девять резюме. Каждый год армия юристов пополняется новыми выпускниками. Например, в 2012 году на юриста учился примерно каждый десятый российский студент, утверждается в аналитическом исследовании, которое провел Институт проблем правоприменения. Даже с учетом ликвидации неэффективных вузов вряд ли ситуация за последние годы изменилась кардинальным образом. Юристов по-прежнему не много, а очень много, и становится все больше.

Хотя не каждый обладатель юридического диплома идет работать по специальности, конкуренция на рынке труда все равно жесткая. А что в перспективе? В перспективе эксперты пугают еще и конкуренцией с роботами. Герман Греф летом 2017 года заявил об увольнении 450 юристов Сбербанка, потому что с их обязанностями уже успешно справляется искусственный интеллект. Планируется и дальше заменять специалистов нейронными сетями. А эксперты Московской школы управления «Сколково» и Агентства стратегических инициатив и вовсе прогнозируют исчезновение профессии юрисконсульта к 2030 году.

Кто не потеряется в этой бесконечной конкуренции? Только профессионалы, с функционалом которых нейронные сети не справятся.

И то — при условии, что спрос на этот функционал будет относительно высоким. Попробуем разобраться с помощью экспертов юридического рынка, о каком функционале речь и как под него подстроиться.

Выберите, на чем сосредоточиться: узкая специализация или универсальность

Основная конкуренция за работодателей и клиентов сейчас разворачивается между специалистами общего профиля, которые берутся за любой документ и любой судебный спор. Таких юристов сейчас большинство.

Но будем честны: юрист широкого профиля — это знаток всего по верхам. Нужны ли такие поверхностные универсалы будущему? Единого мнения у экспертов нет. Многое зависит от ваших планов на карьеру. Узкопрофильных профессионалов на кадровом рынке меньше, при этом у них, как правило, выше зарплаты и более престижные работодатели. Зато их востребованность на рынке не так уж высока: массовые работодатели чаще ищут универсалов. Но и конкуренция между универсалами, как мы уже отметили, самая высокая.

Погружение в узкую тематику больше подходит внешним консультантам и адвокатам. Такие специалисты ценятся также в больших правовых департаментах крупных компаний, где функционал четко сегментирован между сотрудниками.

«Хороший юрист во всем разберется, если дать ему время, — рассуждает Андрей Корельский, управляющий партнер адвокатского бюро «КИАП», — но в современном мире как раз времени-то и не хватает, все нужно срочно или «вчера». Если провести параллель с автосервисом, то для заказчика эффективнее нанять для смены колеса того, кто делает это по десять раз в день, чем того, кто об этом десять раз в жизни только слышал, а сам либо вообще ни разу не менял, либо делал это давно».

Зато юристу, который занимается правовым сопровождением малого или среднего бизнеса, наоборот, полезнее быть универсалом. Небольшим и средним компаниям не по карману услуги узкоспециализированных внешних консультантов. Собственные юридические отделы у таких компаний обычно максимум по два-три человека, а чаще всего всеми их делами и вовсе занимается единственный юрист, порой внештатный. Естественно, такие работодатели предпочитают тех, у кого есть опыт и в договорном праве, и в корпоративном, и в налоговых спорах, и в таможенных вопросах — везде понемногу. В ближайшие лет пять-семь в этом отношении вряд ли что-то изменится.

Если говорить о бизнес-практике, то самая желанная для многих юристов позиция — стать руководителем крупного юридического департамента.

Такие профессионалы вырастают как из универсалов, так и из узких специалистов. Но в любом случае это зона для «суперпрофи». Для них важны уже не только и не столько прямые профессиональные компетенции, сколько особые дополнительные «сверхнавыки» успешного топ-менеджера. Речь о сильных управленческих качествах, способности мыслить бизнес-категориями, отлично разбираться во внутренней кухне конкретного бизнеса и налаживать полезные контакты.

Развивайте дополнительные навыки

Без полезных дополнительных навыков не обойтись и рядовым юристам. Самый главный навык — это способность глубоко вникать в сферу своей работы не только с юридической точки зрения, но и чисто технически. К примеру, чтобы заниматься договорами в телекоммуникационной компании, надо разбираться в телекоммуникациях больше, чем среднестатистический пользователь услуг связи. Чтобы успешно консультировать по налоговым или антимонопольным рискам фармацевтическую компанию, надо представлять, как устроен фармацевтический бизнес.

Второй важный навык — технологичность. В какой бы сфере вы ни работали, везде понадобится безупречное владение современными технологиями и умение быстро адаптироваться к новым цифровым решениям. Современные юристы пользуются в работе далеко не только электронными базами данных, но и различными программами по планированию задач и контролю за большими проектами. Так что отговорку «я не технарь, я гуманитарий» давно пора забыть.

Многие интересные вакансии предполагают высокий уровень владения английским языком. Юристы «старой школы» иногда возмущаются: зачем? Все просто: язык необходим не только для участия в международных сделках и судебных процессах, но и просто для работы в компаниях с иностранными инвестициями, даже если эта работа напрямую с иностранным правом не связана. И в том, и в другом случае вам придется общаться с иностранными коллегами или как минимум готовить отчетность на английском.

Для юристов, желающих работать в консалтинге, особенно важны эмоциональный интеллект и навыки ведения переговоров. То есть все то, что позволяет вам выстраивать успешное общение с коллегами и клиентами. «Бездушный алгоритм никогда не заменит человеческого общения, — подчеркивает Денис Качкин, управляющий партнер адвокатского бюро «Качкин и партнеры». — Еще долго будут востребованы высококлассные переговорщики, способные видеть суть проблемы, находить нетривиальные решения и доносить их в простой форме».

Избегайте работы с типовыми функциями

Перспективы роботизации юридической профессии сейчас сильно преувеличены. Полностью заменить юриста роботом, конечно, невозможно. Тем не менее кое у кого основания для опасений действительно есть. Конкуренция с искусственным интеллектом грозит юристам в рамках типового, рутинного функционала, который можно дешево и без рисков серьезных ошибок перевести в машинные алгоритмы и электронные сервисы. Это касается как юристов широкого профиля, так и узких специалистов, работающих в услугах для бизнеса и в услугах для частных лиц.

Например, громкое заявление о юридических роботах Сбербанка на деле означало, что компьютерная программа заменила лишь тех, кто вручную оформлял типовые иски о взыскании долгов. Строго говоря, эта функция и раньше не требовала глубокой компетенции и всегда считалась чисто технической.

Теоретически когда-нибудь можно автоматизировать работу по регистрации юридических лиц (эта деятельность сейчас составляет ощутимую долю рынка юридических услуг) и всю нотариальную функцию. Но это точно не произойдет быстро, потому что обе сферы тесно связаны с государственными услугами, к тому же в очень чувствительном сегменте, где любая ошибка грозит очень значительными последствиями. Тем же, чья работа связана со сложной комплексной экспертизой, индивидуальными проектами и с живым присутствием в суде, опасаться роботов точно не стоит.

«Сейчас время автоматизации рутинных операций в крупных юридических департаментах, а также стартовый период для электронных сервисов, которые ориентированы на частных лиц», — полагает эксперт по проектам LegalTech (то есть по роботизации юридической функции) Александр Трифонов. — С помощью таких сервисов люди смогут получить простые юридические услуги (типовые документы, ответы на стандартные вопросы), условно говоря, за 500 рублей. За такие деньги ни один юрист работать не станет. Значит, юристам, оказывающим подобные услуги, действительно стоит задуматься об углублении своей компетенции. Что касается более серьезных юридических функций, то пока никто из гигантов IT-рынка не научил «робота-юриста» работать с анализом российского законодательства и судебной практики так, чтобы вероятность ошибки не превышала хотя бы 10%. Это слишком высокий показатель, цена каждой ошибки слишком высока».

27 марта Минтруд России вынес на общественное обсуждение проект профессионального стандарта «Юрист», регламентирующего юридическую деятельность в России. Отмечается, что к участию в разработке документа привлекался Профсоюз адвокатов России.

По мнению авторов проекта профстандарта, отсутствие стандартизации требований приводит к негативным последствиям как для всего общества в целом, так и для самих юристов – это ведет к недобросовестной конкуренции, оказанию некачественных юруслуг, ухудшению ситуации на рынке труда, дискредитации юридической профессии. «Таким образом, в настоящее время остро стоит вопрос о необходимости установления требований к профессиональной квалификации специалистов в сфере юриспруденции, разработки соответствующих систем оценки компетенций, что невозможно без опоры на профессиональные стандарты», – отмечено в тексте пояснительной записки.

Содержание проекта профстандарта

Согласно проекту, основная цель юридической деятельности сводится к содействию эффективной реализации россиянами прав и свобод (включая право на квалифицированную юридическую помощь); защите прав и законных интересов граждан и их объединений; обеспечению законности деятельности хозяйствующих субъектов; помощи в восстановлении нарушенных прав.

Для юридической деятельности планируется предусмотреть шесть видов ОКВЭД и четыре вида обобщенных трудовых функций юристов, среди последних:

  • вспомогательная деятельность при оказании профессиональной юридической помощи;
  • правовое обеспечение деятельности организаций и оказание юрпомощи физическим лицам и их объединениям;
  • оказание профессиональной юридической помощи в ходе ведения дел в суде;
  • управление юридической функцией организации.

Так, первый вид обобщенной трудовой функции будет осуществляться младшими юристами или помощниками юристов/юрисконсультов, она предусматривает ведение документооборота; составление подборок законодательства, судебной практики и проектов правовых документов.

За вторую будут отвечать юристы, юрисконсульты, старшие юристы, консультанты и ведущие юрисконсульты, которых планируется наделить функциями по разработке и правовой экспертизе документов для организаций, физлиц и их объединений, представительству интересов вышеуказанных субъектов в отношениях с госорганами, контрагентами и иными лицами, а также правовому сопровождению корпоративных процедур.

Предполагается, что ведение судебных дел в рамках гражданского, административного или уголовного судопроизводства будет закреплено за юристами, старшими юристами, юристами по судебной работе, юристами – судебными представителями, юристами претензионно-судебного отдела.

Четвертый вид обобщенной трудовой функции будет включать в себя руководство работой правового подразделения организации, а также разработку и контроль над реализацией стратегии управления юридическими рисками юрлица. Такие полномочия планируется закрепить за руководителями юротделов, директорами юридических департаментов, начальниками правовых управлений, заместителями генерального директора по юридическим вопросам, вице-президентами по правовым вопросам.

Для каждой из них предложено установить требования о наличии соответствующего образования. В проекте стандарта также раскрываются понятия конкретных трудовых функций, требующих ряда конкретных действий, умений и необходимых знаний.

В частности, под ведением дел в рамках уголовного судопроизводства планируется подразумевать представление интересов потерпевшего, гражданских истца или ответчика, частного обвинителя; осуществление защиты прав и интересов подозреваемых и обвиняемых; подготовку и заявление ходатайств о производстве процессуальных действий или принятии процессуальных решений для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, обеспечения прав и законных интересов представляемого лица; обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство; защиту в ходе досудебного расследования и на стадии судебного производства прав и законных интересов ряда лиц.

Среди необходимых умений для представительства в уголовном процессе отмечены сбор и представление доказательств для приобщения их к уголовному делу; подача соответствующих ходатайств и жалоб; защита прав и законных интересов подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего при назначении и производстве судебной экспертизы; изложение суду своего мнения по существу обвинения и его доказанности, об обстоятельствах, смягчающих наказание подсудимого или оправдывающих его, о мере наказания, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства; соблюдение регламента судебного заседания; допрос подсудимого, потерпевшего, свидетелей, эксперта; обращение внимания суда на обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, в ходе осмотра вещдоков; участие в прениях сторон; подача замечаний на протокол судебного заседания; обжалование судебного решения в апелляционном и кассационном порядке, а также в порядке надзора.

В качестве необходимых знаний обозначены знания УПК РФ, Закона об ОРД, Закона о содержании под стражей и практики их применения, а также Кодекса профессиональной этики адвоката.

Обсуждение проекта документа продлится до 10 апреля.

Юристы и адвокаты неоднозначно оценили проект

Партнер АБ «Яблоков и партнеры» Ярослав Самородов отметил, что понимание роли проекта профессионального стандарта в большей степени зависит от контекста ситуации, который надо учитывать: «Дело в том, что в сфере юриспруденции до 2020 г. успели сделать только три стандарта: для следователя-криминалиста (2015 г.), специалиста по конкурентному праву (2018 г.) и специалиста по операциям с недвижимостью (2019 г.)».

Эксперт подчеркнул, что стандарты принимаются для унификации и единого толкования должностных обязанностей работников, а также удобства оформления трудовых договоров. «Вместо перечисления миллиона служебных задач и обязанностей можно будет просто сослаться на этот профессиональный стандарт (весь или его часть). Плюс стандарт исключит споры между работником и работодателем о том, что должен делать юрист, а что не должен за установленную зарплату, чтобы не было такой ситуации «это делать буду, а это – не хочу и не буду”», – полагает Ярослав Самородов. Он особо отметил, что разработка таких стандартов является крайне сложным делом, в котором необходимо учитывать мельчайшие нюансы.

Юрист Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Екатерина Хазова полагает, что принятие юридического профессионального стандарта должно как установить общие требования к наименованию должностей в сфере юриспруденции, так и стать основой для разработки должностных инструкций для каждой из них.

По ее мнению, интересными деталями проекта являются требования к юристам, занимающимся судебной работой, в том числе в сфере уголовного судопроизводства. «Требование о наличии высшего образования у таких юристов, очевидно, является отголоском необходимости предъявления документа о высшем профессиональном образовании для участия в заседаниях в арбитражных судах и судах общей юрисдикции. Кроме того, нигде в профессиональном стандарте прямо не указано на обязательность наличия статуса адвоката для участия в уголовном судопроизводстве. Возможно, это связано с тем, что такого статуса в некоторых случаях может не иметь представитель потерпевшего, хотя одним из требований является знание КПЭА», – отметила Екатерина Хазова.

Старший преподаватель кафедры трудового, экологического права и гражданского процесса Юридического института КемГУ Егор Трезубов отметил, что профессиональные стандарты подлежат обязательному применению лишь в определенных случаях, предусмотренных нормативными актами (ч. 2 ст. 57, ч. 1 ст. 195.3 ТК РФ). Во всех остальных случаях они носят рекомендательный характер и могут быть учтены при разработке должностных инструкций и иных локальных актов работодателя. «Таким образом, для юристов этот профессиональный стандарт не станет общеобязательным», – полагает он.

По его мнению, разработчики проекта попытались обобщить функционал различных юридических должностей компании, специализирующейся на оказании правовой помощи, но не являющейся адвокатским образованием, или крупной компании, имеющей свой юридический департамент с иерархией должностей. «Применить такой стандарт без адаптации в небольшой компании с одним или несколькими юристами, каждый из которых в равной мере выполняет обязанности по договорному сопровождению, представлению интересов работодателя в суде и в иных юрисдикционных органах, дисциплинарным расследованиям на производстве, едва ли возможно», – подчеркнул он.

Егор Трезубов добавил, что разработанный документ не просто вносит неразбериху в систему действующих специальностей и направлений, но и не учитывает те специальности, которым обучали в стране ранее.

По словам эксперта, проект стандарта, с учетом его рекомендательного характера, можно использовать лишь как источник заимствования клишированных функциональных обязанностей для должностных инструкций в каждом конкретном случае. «Этот стандарт написан людьми, очевидно далекими от организации учебного процесса, не учитывает многих реалий и не может быть внедрен в оборот без его доработки для нужд конкретного предприятия. Работа юриста в конкретной компании уникальна и должна учитывать специфику деятельности этой организации. Юристов пусть и много, но каждый из нас выполняет свои различные функции, и стандартизировать их в одном документе нельзя», – резюмировал Егор Трезубов.

Магистр РШЧП, шеф-редактор журнала РШЧП, советник ЮФ «Авелан» Павел Шефас считает, что едва ли какая-нибудь юридическая фирма даже обратит свое внимание на существование такого стандарта. «И у этого обстоятельства есть две очевидных причины, которые одновременно можно назвать и недостатками документа, – отметил он.

По его мнению, первый недостаток заключается в попытке разработчиков «объять необъятное». «Например, очевидно, что перечисленными для категории (представление интересов в гражданских и административных судах) действиями, умениями и знаниями работа судебного представителя не ограничивается. В самом деле, составители утверждают, что работник должен знать правила искового, упрощенного, приказного производства. Даже если игнорировать логическую ошибку в разделении, поскольку упрощенное и приказное производство не соотносятся с исковым производством как равные виды производств, то почему не упомянуты правила производства по установлению юридических фактов, или правила производства по делам с участием иностранных лиц, или по делам о банкротстве? Их знать представитель не должен? Или составители упоминают, что работник должен знать правила подведомственности и подсудности. А правила о составе суда и отводах? Конечно, все это представитель должен знать, но если упоминать и их, то следует перечислять все процессуальные действия и нормы в АПК и ГПК», – полагает эксперт.

Павел Шефас добавил: то же самое справедливо и для «трудовых действий» в категории уголовного судопроизводства. «Например, по мнению создателей стандарта, трудовое действие работника составляет выступление с репликами в суде и принятие мер, направленных на обеспечение иска. Относятся ли к действиям выступления в прениях и обжалование судебных актов в апелляционном и кассационном порядке? Очевидно, что теми 11 действиями, которые перечислены в стандарте, работа судебного юриста не ограничивается. В части ведения дел в уголовном суде существование подобных стандартов необъяснимо, поскольку это прежде всего адвокатская работа, которая по своей природе является независимой. Но и работа представителя по гражданским делам в этом смысле такая же самостоятельная и едва ли может быть поставлена в рамки или описана в каком-либо стандарте», – полагает эксперт.

По его мнению, второй недостаток проекта документа кроется в отношении к юристу как инструменту или функции и объясняет заведомую безуспешность любых попыток описать работу судебного юриста путем стандартов или формул. «Невозможно «усидеть на двух стульях”, и нужно признаться, что исчерпывающе описать работу можно только какого-то механизма, не способного к инициативе, к действию. Если считать, как это действительно принято во многих организациях, что юрист нужен лишь для соблюдения формальностей (таких как оформление договоренностей руководителей), то подобные стандарты нужны и полезны. Если же считать, что юрист – это не просто должность, а профессия, то пытаться описать его работу – то же самое, что пытаться описать жизнь человека стандартом», – убежден Павел Шефас.

Эксперт также обратил внимание на то, что в понимании составителей документа корпоративные процедуры – это регистрация документов в налоговой или правильное подписание протоколов годовых собраний, но в действительности корпоративные процедуры есть сопровождение целой жизни корпорации с ее непредсказуемостью и разнообразностью, и за корпоративными юристами в этой жизни следует признать самостоятельное значение. «Только работники категории «руководители” удостоены соответствующего внимания как самостоятельные фигуры, но почти ничего юридического в их функционале мы не найдем. А между тем от них требуют не менее пяти лет опыта по юридической специальности. Стоит сказать, что если пять лет работать так, как это предлагает стандарт для работников более низких категорий, то никакого эффективного управленца не получится», – подытожил Павел Шефас.

В свою очередь, партнер и руководитель практики «Трудовое право» фирмы INTELLECT Анна Устюшенко сочла, что проект стандарта составлялся под влиянием не оправдывающих себя на практике стереотипов. «Так, ведение любой судебной работы отнесено к задачам повышенной сложности, тогда как договорная работа, по замыслу проекта, может быть поручена юристу «средней руки”. С этой точки зрения к разработчикам профстандарта много вопросов, касающихся соотношения компетентности юриста и сложных договорных схем, умения во внесудебной работе учитывать требования нескольких отраслей права и т.д. В проекте это никак не отражено», – отметила она.

Эксперт также не увидела в проекте упоминания о знаниях в области узких отраслей права, таких как налоговое, право соцобеспечения, право о защите интеллектуальной собственности и т.д. «По смыслу проекта применение знаний в этих отраслях относится на юристов «базовой группы” с уровнем квалификации 6, что неоправданно, так как на практике специалисты в перечисленных узких отраслях считаются зачастую юристами высокой квалификации. В этом смысле мы имеем противоречие: юрист-судебник, сопровождающий простые споры, отнесен к уровню квалификации 7, а юрист, узко специализирующийся на действительно сложных вопросах – к 6-му уровню», – отметила Анна Устюшенко.

Она заключила, что с юридической точки зрения документ не самый удачный и крайне громоздкий из-за многочисленных повторов. «В целом скажу, что не вижу данный документ в главной роли при разыгрывании значимых для профессии сценариев. Обязательным с позиции трудового законодательства он не является, а потому он может быть использован как вспомогательный инструмент при составлении должностных инструкций для юристов предприятий, как средство избегать «изобретения велосипеда” там, где это не требуется», – подытожила Анна Устюшенко.

Партнер компании You & Partners Евгения Зусман полагает, что в проекте профстандарта занижены требования к образованию и опыту работы. «Так, нередко даже для позиции «младший юрист” или «помощник юриста” предъявляется требование либо о неоконченном высшем образовании, либо о наличии диплома юриста (не среднее профессиональное образование, как в стандарте). Стандарт тем временем допускает наем на должности «старший юрист”, «консультант” кандидатов со средним профессиональным образованием при наличии двух лет опыта или со степенью «бакалавр”», – отметила она.

Эксперт также обратила внимание на то, что документ содержит размытые формулировки в части юридических обязанностей разных групп должностей: «Например, «подготовка пакета документов в рамках поставленной задачи” или же «получение документов в государственных органах”, что может сделать любое лицо по доверенности».

По ее мнению, в отношении младшего и среднего юридического персонала в стандарте заметен перегиб в сторону административных обязанностей, делопроизводства и иных не традиционно юридических обязанностей (подготовка справок и протоколов по итогам совещаний, ведение общего документооборота организации – не в полной мере юридические обязанности). «Во многих организациях они возложены на административный персонал, аналогично – расчет сумм денежных требований, как минимум такие действия должны производиться совместно с сотрудниками финансового блока. На руководителя возложена обязанность по проектированию, внедрению и совершенствованию системы документооборота и маршрутов согласования управленческих решений (по компании в целом)», – полагает Евгения Зусман.

Она подчеркнула, что в обязанности руководителя включено предоставление сведений о результатах, достигнутых правовым подразделением, СМИ, а также организаторам отраслевых рейтингов и рэнкингов. «Представляется, что это – вообще опасная история, которая влияет на общее восприятие компании. На наш взгляд, такие сведения должны предоставляться на утверждение отделу маркетинга или руководителю, а не сразу третьим лицам», – полагает эксперт.

Представители ФПА и ФСАР также негативно оценили документ

В комментарии «АГ» член Совета ФПА Олег Баулин назвал сомнительной идеей считать предложенный проект профстандарта «Юрист» именно «стандартом» по ряду причин.

«Прежде всего, разработка профессиональных стандартов не относится к компетенции Минтруда. Правилами разработки и утверждения профессиональных стандартов, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 22 января 2013 г. № 23, предусмотрено, что проекты профессиональных стандартов могут разрабатываться объединениями работодателей, работодателями, профессиональными сообществами, саморегулируемыми организациями и иными некоммерческими организациями с участием образовательных организаций профессионального образования и других заинтересованных организаций. Минтруд является нормативным регулятором и координатором этого вида деятельности, но не разработчиком. Видимо, есть некие неявные заказы, цели и основания, побудившие Минтруд заняться разработкой пока единственного для них стандарта (квалификационный справочник должностей руководителей, специалистов и других служащих не в счет, у документа иные природа и содержание)», – отметил он.

По его мнению, название стандарта «Юрист» чрезмерно для обозначенных в нем компетенций. «Юристы осуществляют деятельность в различных сферах, работают судьями, юрисконсультами, следователями, прокурорами, в различных формах занимаются частной практикой. В связи с этим претензия на универсальность, обозначенная названием «Юрист”, довольно сомнительна. Даже применительно к негосударственным секторам юридической деятельности можно утверждать, что такого рода стандарт никак не затрагивает работу, к примеру, нотариусов, частнопрактикующих юристов, поскольку ориентирован на характеристику требований к должности юрисконсульта преимущественно крупных корпоративных структур», – полагает член Совета ФПА.

«Минтруд вышел за рамки компетенции и в вопросах содержания предложенного стандарта. В разделе 3.3 «Оказание профессиональной юридической помощи в суде”, подразделе 3.3.2 «Ведение дел в рамках уголовного судопроизводства” предпринята попытка определить трудовые (очень спорный термин в данном случае) действия, необходимые умения и знания профессиональных участников уголовного судопроизводства со стороны защиты. Однако стандартизация профессиональной деятельности в уголовном судопроизводстве не относится ни к компетенции Министерства труда и социальной защиты, ни к компетенции иных разработчиков, помимо Федеральной палаты адвокатов. Дело в том, что в качестве защитников в уголовном судопроизводстве участвуют адвокаты, а в силу п. 2.1 ст. 36 Закона об адвокатской деятельности стандартизация адвокатской профессии отнесена к компетенции ФПА РФ и ее высшего органа – Всероссийского съезда адвокатов, который единственно правомочен утверждать обязательные для всех адвокатов стандарты оказания квалифицированной юридической помощи и другие стандарты адвокатской профессии», – отметил Олег Баулин.

У него также вызвали вопросы претензии к качеству проекта документа: «Непоследовательное и неполное изложение отдельных институтов отраслей материального права и стадий процессов вместо определения профессиональных навыков и компетенций определило заведомо проигрышное положение стандарта по отношению к названным федеральным государственным образовательным стандартам высшего образования по направлениям подготовки «Юриспруденция”, учебным планам и программам ведущих российских вузов. Довольно сомнительно использование в документе, претендующем на право называться универсальным стандартом «Юрист”, неюридической лексики и оборотов («привлечение” судебных приставов, «устное выступление для усиления позиции” взамен дачи объяснений и проч.)».

По мнению Олега Баулина, привлечение к участию в разработке стандарта указанного в пояснительной записке Профсоюза адвокатов России не влияет на приведенные оценки и позиции, поскольку указанный профсоюз не наделялся ФПА и Съездом адвокатов соответствующей компетенцией, кроме того, не представляет интересов ни адвокатского сообщества, ни сколько-нибудь заметной части адвокатов и является самопровозглашенной структурой, образованной для нужд ее создателей, без учета специфики правового статуса адвокатов, адвокатских палат и адвокатских образований. «В итоге полагаю, что предложенный проект не имеет нормативной, равно как и практической, ценности и в таком качестве попросту не нужен», – резюмировал член Совета ФПА.

Вице-президент Федерального союза адвокатов России Алексей Иванов крайне негативно расценил проект профстандарта. «Первое условие, которому должен отвечать любой стандарт, – это его понятность. А здесь мне не понятен как сам стандарт, так и вообще смысл и процедура его подготовки. Квалификация организаций, которые участвовали в его разработке, порядок предварительного обсуждения указанного стандарта мне также недостаточно понятны», – отметил он.

По его мнению, представленный документ не отвечает понятию какого-либо «стандарта», поскольку последний предполагает систематизированную последовательность минимально необходимых обязательных действий, наличие которых свидетельствует о достаточности, качестве и профессионализме оказанной юридической помощи.

«Примером может являться принятый восьмым Всероссийским съездом адвокатов стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве. Как предлагаемый документ согласуется с программой «Юстиция” и предстоящей реформой оказания профессиональной юридической помощи, мне также не вполне понятно. Каким образом данный документ коррелирует с Законом об адвокатуре, также непонятно. Такой стандарт не должен быть принят и не должен никак повлиять на практику деятельности юристов. Вместо принятия подобных искусственных стандартов необходимо ускорить введение в действие Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, и тогда всех добросовестных юристов РФ действительно ждут позитивные изменения», – подытожил Алексей Иванов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *