Взаимосвязанные сделки

6.8. Взаимосвязанные сделки

Вопросы, связанные с определением взаимосвязанности сделок (п. 1 ст. 46 Закона об ООО, п. 1 ст. 78 Закона об АО), напрямую зависят от выработки судами критериев такой взаимосвязанности, так как действующее законодательство их не содержит. Пленум ВАС РФ также не дал судам разъяснений по этому вопросу. Сложившаяся ситуация вынуждает арбитражные суды в каждом конкретном случае исходить из обстоятельства дела.

Оценивая сделки на предмет их взаимосвязанности, арбитражные суды исходят из того, что о взаимосвязанности может свидетельствовать:

1) однородность сделок. Совершение сделок с одним и тем же имуществом или с разным, но предполагающим его использование в процессе одного и того же производственного цикла (постановление ФАС Уральского округа от 23 октября 2001 г. по делу N Ф09-1980/01ГК; постановление ФАС Уральского округа от 23 октября 2001 г. по делу N Ф09-1980/01-ГК; постановление ФАС Северо-Западного округа от 23 апреля 2002 г. по делу N А26-5780/01-01-02/239; постановление ФАС Уральского округа от 3 июня 2002 г. по делу N Ф09-1119/02ГК; постановление ФАС Северо-Западного округа от 24 декабря 2002 г. по делу N А56-4780/02);

2) совершение сделок с одним и тем же лицом или взаимосвязанными лицами (постановление ФАС Северо-Западного округа от 24 декабря 2002 г. по делу N А56-4780/02; постановление ФАС Московского округа от 14 января 2003 г. по делу N КГ-А40/8643-02);

3) совершение сделок в ограниченный промежуток времени (постановление ФАС Московского округа от 14 января 2003 г. по делу N КГ-А40/8643-02; постановление ФАС Северо-Западного округа от 20 июня 2002 г. по делу N А56-32339/01; постановление ФАС Волго-Вятского округа от 5 сентября 2001 г. по делу N А11-440/2001-К1-3/37; постановление ФАС Уральского округа от 23 октября 2001 г. по делу N Ф09-1980/01ГК);

4) нарушение заключенными сделками единого технологического цикла предприятия (постановление ФАС Уральского округа от 16 декабря 2002 г. по делу N Ф09-2845/02ГК);

5) обстоятельства, указывающие на то, что в результате совершения сделок (пусть даже с разными лицами) имущество общества в конечном итоге перешло в обладание одному лицу или группе взаимосвязанных лиц;

6) заключенные сделки привели к прекращению деятельности общества, так как отчужденное имущество представляло собой единый производственный комплекс;

7) оспариваемые договора заключены на основании и (или) во исполнение ранее заключенных обществом договоров;

8) все лица (как продавец — общество, так и все покупатели) при совершении сделок преследовали единую цель, чтобы в конечном итоге все отчужденное имущество перешло к одному лицу или группе взаимосвязанных лиц.

Последний критерий является наиболее сложно доказываемым, так как арбитражный суд не располагает полномочиями по ведению оперативно-розыскной деятельности, а умысел доказать довольно трудно, если только не имеется достоверных свидетельских показаний и (или) деловой переписки по данному вопросу.

Далее приводится арбитражная практика о взаимосвязанности сделок.

Из постановления ФАС Волго-Вятского округа от 9 июля 2004 г. по делу N А11-3059/2003-К1-10/159.

Суд установил и стороны не оспаривают, что балансовая стоимость отчуждаемых 20 700 акций ОАО «Полимерсинтез» составила 51 800 рублей, или 99 процентов стоимости всего имущества общества. Пакет акций раздроблен и продан по четырем договорам по 5175 штук по цене 2 рубля 52 копейки. Все сделки совершены в течение короткого периода времени: первая — 23 декабря 2002 г. и три последующие — 28 декабря 2002 г. Передаточные распоряжения ООО «Септима» о переходе права собственности на отчуждаемые акции зарегистрированы в один день — 8 января 2003 г. В срок менее одного месяца с момента регистрации перехода права покупатели Морозов В.И., Гальперин В.Г., Голубь Ю.С., Тетерина Г.Н. продали все акции, приобретенные у общества, Сорокину Л.А., который в свою очередь 15 мая 2003 г. продал указанный пакет акций Горячеву В.С.

При указанных обстоятельствах нельзя признать обоснованным вывод Арбитражного суда Владимирской области об отсутствии взаимосвязанности в совершении сделок в связи с продажей акций разным лицам. В результате совершения указанных сделок общество лишилось имущества балансовой стоимостью более 99 процентов, которое в конечном итоге в короткий промежуток времени оказалось в собственности одного лица.

Из постановления ФАС Северо-Западного округа от 13 августа 2004 г. по делу N А56-34162/02.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что объектами недвижимого имущества, указанными в оспариваемых договорах, являются столярная мастерская, сантехнический участок, мастерская по ремонту машин и механизмов, гараж, участок по изготовлению металлоконструкций, токарная мастерская, склады, раздевалки, душевые кабины для рабочих. Все помещения в целом предназначались для производственно-хозяйственной деятельности базы подсобного производства, а объект по ул. Миронова, 6 имел административное назначение.

Таким образом, суд обоснованно исходил из того, что сделки с недвижимым имуществом АОЗТ «СУ 96 Треста-32» являются взаимосвязанными и были совершены не в процессе обычной хозяйственной деятельности общества.

Из постановления ФАС Уральского округа от 4 октября 2004 г. по делу N Ф09-3249/04ГК.

Как следует из материалов дела, истец оспаривает сделки по отчуждению недвижимого имущества — шести объектов, составляющих оздоровительный комплекс у горы Ежовой около Кировградского горнолыжного комплекса: соглашение между ООО «Альсо-Электроникс» и Кузнецовым А.В. спального корпуса, литер В, соглашение между ООО «Альсо-Электроникс» и Столбиковым И.Ю. о передаче в собственность здания спального административно-бытового корпуса, литер Е, соглашение между ООО «Альсо-Электроникс» и Царевым А.В., Кузнецовым А.В. о передаче в собственность здания котельной, литер Е, соглашение между ООО «Альсо-Электроникс» и Демьяновым А.Ю. о передаче в собственность здания спального корпуса, литер А, соглашение между ООО «Альсо-Электроникс» и Фарбером С.А. о передаче в собственность здания спального корпуса, литер Б.

Суд пришел к выводу о том, что оспариваемые сделки не являются крупными, поскольку заключены с разными лицами, на разных условиях. Каждое из отчужденных зданий является самостоятельным объектом недвижимости, здания не связаны единым технологическим процессом друг с другом и с прочими зданиями оздоровительного комплекса «Зеленый бор-2», имеют разное функциональное назначение и допускают раздельное использование.

Кроме того, на каждое здание, являющееся предметом заключенных ООО «Альсо-Электроникс» с физическими лицами сделок, зарегистрировано право собственности ООО «Альсо-Электроникс» и выданы свидетельства о государственной регистрации права с занесением записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

С учетом изложенного, довод заявителя кассационной жалобы о том, что отсутствие регистрации отдельных зданий как предприятия в соответствии со ст. 22 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» указывает на то, что здания являются самостоятельными объектами недвижимости, следует признать правильным.

При оценке данных сделок следовало исходить из стоимости каждой сделки в отдельности. По каждой из оспариваемых сделок стоимость отчуждаемого имущества не превышает 25% балансовой стоимости активов общества на дату заключения сделки.

Кроме того, выводы суда первой и апелляционной инстанции являются необоснованными, поскольку по своей правовой природе оспариваемые сделки являются соглашениями об отступном (ст. 409 Гражданского кодекса Российской Федерации), заключены во исполнение ранее заключенных сделок — в целях погашения задолженности ООО «Альсо-Электроникс» перед кредиторами, поэтому не требуют согласия участников общества. Факт получения ООО «Альсо-Электроникс» денежных средств и векселей Сбербанка РФ подтвержден материалами дела. Кредиторская задолженность по договорам займа регулярно отражалась в бухгалтерской отчетности ООО «Альсо-Электроникс». Векселя и денежные средства, полученные ООО «Альсо-Электроникс» от Столбикова И.Ю., были использованы на хозяйственную деятельность предприятия, в том числе на приобретение у МО г. Кировград спорного имущества по договору купли-продажи от 2 октября 2000 г.

Из постановления ФАС Волго-Вятского округа от 19 марта 2004 г. по делу N А28-7021/2003-201/22.

Закон не содержит ни определения взаимосвязанных сделок, ни указания на возможные критерии отнесения двух или нескольких сделок к данной категории. Применив положения ст. 78 и 79 Федерального закона «Об акционерных обществах», арбитражный суд полно, всесторонне и объективно исследовал фактические обстоятельства дела и правильно квалифицировал оспариваемые три договора купли-продажи акций как взаимосвязанные сделки. При этом он обоснованно исходил из того, что договоры заключены в один день, содержат одинаковые условия, целью заключения договоров является передача инвесторам не менее 49% голосующих акций ОАО «Коммунэнерго» и в результате совершения оспариваемых сделок весь пакет акций, проданных по трем договорам, сконцентрирован в руках одного покупателя — ОАО «Специальный депозитарий», зарегистрированного в системе ведения реестра владельцев ценных бумаг эмитента ОАО «Коммунэнерго».

Из постановления ФАС Уральского округа от 26 ноября 2003 г. по делу N Ф09-3396/03ГК.

Скворцов А.В. обратился в Арбитражный суд Челябинской области с иском к ООО «Трубосервис», ООО «МагТолМет» о признании недействительными соглашений об уступке права требования N 103/1 от 12 июня 2001 г., N 107/1 от 26 июня 2001 г., N 125/1 от 16 июля 2001 г., N 141/1 от 30 июля 2001 г., N 171/1 от 19 сентября 2001 г., N 199/1 от 15 октября 2001 г., N 228/1 от 14 ноября 2001 г., N 245/1 от 30 ноября 2001 г., N 256/1 от 17 декабря 2001 г., N 257/1 от 17 декабря 2001 г. и договора беспроцентного займа N 100/РГК от 19 сентября 2001 г. и применении последствий недействительности сделок в виде обязания ООО «Трубосервис» возвратить ЗАО «Ремгоркомплект» право, возникшее из указанных сделок.

Как усматривается из материалов дела, в период с июня по декабрь 2001 г. между ЗАО «Ремгоркомплект» и ООО «Трубосервис» заключены 10 договоров об уступке ООО «Трубосервис» права требования долга с ООО «МагТолМет», возникшего у должника перед первоначальным кредитором на основании 10 соглашений, заключенных в период с 18 мая 2001 г. по 10 декабря 2001 г., и договора займа от 19 сентября 2001 г. Договоры об уступке права исполнены ЗАО «Ремгоркомплект» путем передачи такого права новому кредитору, а договор займа — передачей заемщику векселей.

Принимая решение об отказе в иске, суд первой и апелляционной инстанции правомерно указал на то, что те обстоятельства, на которые ссылается истец (заключение сделок между одними и теми же лицами в ограниченный отрезок времени, возникновение права требования из обязательств по оплате металлопродукции поставленной по одному договору, идентичность обстоятельств совершения сделок), в своей совокупности не свидетельствуют о намерении участников сделки заключить взаимосвязанные сделки, следовательно, нет оснований считать оспариваемые сделки взаимосвязанными. По каждому из оспариваемых договоров стоимость отчуждаемых имущественных прав не превышает 25% балансовой стоимости активов общества на дату заключения сделки.

Исходя из соотношения размера имущественных прав, переданных по соглашениям об уступке прав требования и суммы по договору займа с балансовой стоимостью активов общества на дату заключения соглашений суд обоснованно пришел к выводу о том, что указанные сделки не являются крупными.

Комментарий. Суд посчитал не взаимосвязанными сделки по уступке одному и тому же лицу прав требования по однотипным договорам на поставку продукции. При этом непонятно, почему они не взаимосвязаны, если однотипная задолженность по оплате металлопродукции перешла к одному лицу и составляет крупный размер? По мнению автора, можно еще говорить о не взаимосвязанности сделок на поставку продукции и считать их совершенными в процессе обычной хозяйственной деятельности. Однако когда задолженность по 11 договорам перешла к одному и тому же лицу в течение полугода, является однотипной — можно как минимум усомниться в отсутствии взаимосвязи между сделками.

Президиум ВАС РФ в постановлении от 21 октября 2003 г. N 10030/03, рассматривая вопрос о взаимосвязанности договоров поручительства, указал на то, что суды всех инстанций неправильно квалифицировали заключенные в течение восьми месяцев пять договоров поручительства как взаимосвязанные сделки (крупная сделка).

ВАС РФ указал:

«Кредитные договоры, в обеспечение которых подписаны договоры поручительства, заключены банком с разными заемщиками и порождают самостоятельные права и обязанности. За надлежащее исполнение обязательств каждым из заемщиков общество несло ответственность как поручитель.

Доказательств наличия у договоров поручительства единой хозяйственной цели, их взаимовлияния и взаимозависимости, позволяющих сделать вывод о взаимосвязанности оспариваемых сделок, истцом не представлено…».

Комментарий. Открытым остался вопрос, зачем обществу понадобилось выдавать поручительства одному и тому же банку под кредитные договоры, заключенные с разными заемщиками?

С формальной точки зрения, каждый кредитный договор с отдельным заемщиком представляет собой самостоятельное обязательство, не связанное с другими кредитами.

Однако, если руководствоваться позицией о том, что можно выдать поручительства или гарантии одному лицу в обеспечение разных обязательств, не представляет никакого труда обанкротить предприятие, получив над ним контроль. Для этого достаточно договориться с его директором, который выдаст ничем не мотивированные поручительства под различные обязательства. При этом каждое поручительство в отдельности не будет являться крупной сделкой.

Выходом из этой ситуации может являться только указание в уставе общества на то, что выдача поручительств относится к компетенции совета директоров (или общего собрания). Однако это не является кардинальным решением проблемы, так как в случае нарушения данного требования сделка может быть оспорена по основаниям ст. 174 ГК РФ, а в этом случае необходимо будет доказать, что другая сторона по сделке знала или должна была знать об ограничении полномочий директора.

Любая сделка является юридическим фактом и поэтому действительностью сделки является признание за ней качеств юридического факта при одновременном наличии условий действительности, таких как

  1. надлежащий субъектный состав;
  2. надлежащее соотношение и воли и волеизъявления участников;
  3. законность основания и содержания.

Первое условие действительности – надлежащий субъектный состав.

Лица, совершающие сделку, должны обладать полной гражданской дееспособностью. При этом, юридические лица, обладающие общей правоспособностью, могут совершать любые, не запрещённые законом сделки, а юридические лица, наделённые специальной правоспособностью – только те сделки, круг которых определяется либо учредительными документами, либо непосредственно законом. Наличие право-, дееспособности как для физических, так и для юридических лиц является общим требованием к надлежащему субъектному составу.

Специальным требованием к данному условию является “легитимация” и “управомочие”.

Легитимация выражается в необходимости обладать специальным разрешением на совершение определённых видов сделок в сфере определённой деятельности (это условия лицензирования).

Для физических лиц управомочие заключается в необходимости получения соответствующих правомочий на совершение той или иной сделки; причём эти правомочия могут следовать как непосредственно из закона, так и из договора, в частности, в силу выданной доверенности.

Второе условие действительности – надлежащее соотношение и воли и волеизъявления участников сделки.

Воля – это внутреннее намерение, желание субъекта достичь определённого правого результата. Обусловлена воля, прежде всего, мотивами и потребностями.

Волевое усилие лица определяется как форма эмоционального стресса, в силу которого мобилизуются внутренние психические ресурсы человека (мышление, память, воображение и т.п.). Результатом мобилизации таких ресурсов является возникновение определённой мотивации, и как следствие – формирование потребности, которая требует удовлетворение.

Через осознание потребностей осуществляется процесс волеобразования, в котором выделяют 3 последовательных этапа:

  1. возникновение потребностей;
  2. осознание способов её удовлетворения;
  3. выбор конкретного способа удовлетворения потребностей.

Именно на этом этапе принимается решение совершить ту или иную сделку.

Эти этапы позволяют установить юридически-значимую связь между волей и волеизъявлением. В отличие от воли, волеизъявление – эта категория юридическая. Речь идёт о “формализованной воле”, которая может быть подвергнута юридической оценке при рассмотрении и разрешении спора.

Волеизъявление фиксируется в определённой форме: устной, конклюдентной (юридически значимые действия) или письменной.

Законодатель и судебная практика исходят из того, что воля и волеизъявление должны совпадать. Причём ГК закрепляет презумпцию такого совпадения воли и волеизъявления. Иначе говоря, при имеющемся волеизъявлении, которое соответствует формальным требованиям, воля предполагается, иное необходимо доказывать.

В тех случаях, когда волеизъявление не соответствует действительной воли участника, сделка может быть признана недействительной при условии, если в суде это несоответствие будет установлено.

От несоответствия воли и волеизъявления следует отличать “дефект воли”, когда выраженное волеизъявление в целом отражает волю участника, которая была сформирована или искажена под воздействием заблуждения или такого состояние субъекта, в результате которого этот субъект не осознавал свои действия, не отдавал в них отчёт, не руководил ими. В этом случае сделка также может быть признана недействительной, если потерпевшая сторона докажет наличие данного дефекта.

Третье условие действительности – законность основания и содержания сделки.

При этом основание сделки – это материально-правовая цель, которую стремятся достичь участники или участник; а содержание сделки – это совокупность её условий, на которых участники осуществляют свои права и исполняют обязанности, вытекающие из такой сделки.

Законность в данном случае означает, что материально-правовая цель сделки должна быть правомерной и соответствовать публичному порядку;

Незаконность содержания означает, что либо все условия сделки, либо одно из них противоречит закону.

Четвертое условие действительности – это соблюдение требуемой формы, а в предусмотренных законом случаях – обязательной государственной регистрации.

Вам также будет интересно

ВЗАИМОСВЯЗАННЫЕ СДЕЛКИ

А. МАКОВСКАЯ
Александра Маковская, зам. начальника управления анализа и обобщения судебной практики ВАС РФ.
Правильно определить, является заключаемая сделка крупной или нет, важно не только для того, чтобы знать, нуждается ли она в одобрении совета директоров общества или общего собрания акционеров и будет ли она действительна, если заключена без такого одобрения. Это необходимо еще и потому, что в соответствии с п. 1 ст. 75 ФЗ «Об АО» (далее — Закон) акционеры — владельцы голосующих акций вправе требовать выкупа обществом всех или части принадлежащих им акций в случае совершения крупной сделки, решение об одобрении которой принимается общим собранием акционеров в соответствии с п. 2 ст. 79 Закона, если они голосовали против принятия решения об одобрении указанной сделки либо не принимали участия в голосовании по этим вопросам.
Для целей применения правил главы Х Закона под сделкой понимается как одна сделка, заключаемая акционерным обществом и отвечающая признакам, установленным в п. 1 ст. 78, так и несколько взаимосвязанных сделок, которые отвечают этим признакам.
Поскольку в п. 1 ст. 78 Закона не раскрывается, какие сделки следует считать взаимосвязанными, соответствующее толкование данной нормы Закона может быть дано только судом. «В конечном счете, — отмечал Г.Е. Авилов в комментарии к ст. 78 Закона в ред. 1995/1999 г., — только при рассмотрении конкретного дела суд может ответить на вопрос, следует ли определенные сделки считать взаимосвязанными или нет?» .
———————————
Постатейный комментарий к Федеральному закону «Об акционерных обществах». Изд. 2-е. М.: Юридическая фирма «Контракт», «Инфра-М», 2000. С. 218.
Взаимосвязанность заключаемых акционерным обществом сделок, по-видимому, может носить объективный характер и выражаться в обусловленности заключения обществом одной сделки заключением им ранее или одновременно другой сделки. Примером подобных взаимосвязанных сделок могут служить сделки, подпадающие под действие ст. 80 Закона. В соответствии с правилами этой статьи акционерное общество, приобретшее самостоятельно или совместно со своим аффилированным лицом (лицами) 30 и более процентов размещенных обыкновенных акций другого общества с числом акционеров — владельцев обыкновенных акций более 1000, обязано предложить всем акционерам этого акционерного общества продать ему принадлежащие им обыкновенные акции общества и эмиссионные ценные бумаги, конвертируемые в обыкновенные акции, по рыночной цене и в случае их согласия приобрести у них эти акции.
А что говорит практика?
В Постановлении ФАС УО от 9 января 2003 года N Ф09-3196/02-ГК заключенные акционерным обществом договоры были квалифицированы как взаимосвязанные, поскольку посредством этих договоров осуществлялась передача обществом имущества в оплату уставного капитала другого общества. ФАС ВВО поддержал вывод суда первой инстанции о том, что два договора залога, заключенные акционерным обществом с банком, представляют собой взаимосвязанные сделки, поскольку ими было обеспечено исполнение одного и того же обязательства (Постановление от 1 марта 2002 года по делу N А43-7025/01-21-244). И в первом и во втором случае между сделками, совершенными акционерными обществами, имелась объективная взаимосвязанность.
Взаимозависимость сделок может быть вызвана и причинами субъективного характера и выражаться в наличии у акционерного общества, заключающего сделки, некой одной общей цели, достичь которой оно стремится посредством таких сделок. Анализируя ситуацию, когда генеральный директор акционерного общества Х отчуждает все акции другого акционерного общества, принадлежащие на праве собственности обществу Х, посторонним лицам путем заключения с ними нескольких договоров купли-продажи акций и при этом каждый в отдельности договор не подпадает под понятие крупной сделки по количественному критерию, однако взятые в совокупности они ему полностью соответствуют, Д.В. Ломакин пытается выявить критерии, свидетельствующие о такой взаимосвязанности сделок.
«Во-первых, совпадают основания сделок, заключенных генеральным директором общества. Основанием сделки является типичный для данного вида сделок правовой результат, ради достижения которого они совершаются. В нашем примере такой результат заключался в прекращении права собственности на акции у общества Х и возникновении права собственности на данные ценные бумаги у иных лиц.
Во-вторых, отчуждение акций влекло за собой не только прекращение права собственности на них у общества Х, но и потерю им статуса акционера, так как в силу п. 1 ст. 142 ГК РФ с передачей ценной бумаги к ее приобретателю переходят все удостоверяемые ею права в совокупности.
Наконец, в-третьих, предметом всех заключенных сделок выступало однородное имущество в виде акций.
Наличие перечисленных обстоятельств, на наш взгляд, позволяет дать утвердительный ответ на вопрос о наличии в данном случае взаимосвязи между заключенными сделками по отчуждению акций» . На практике установление взаимосвязанности (взаимозависимости) сделок превращается для судов в крайне трудную задачу.
———————————
Статья Д.В. Ломакина «Крупные сделки в гражданском обороте» включена в информационный банк согласно публикации — Российская академия юридических наук. Научные труды. N 1 (том 1), 2001. Ломакин Д.В. Крупные сделки в гражданском обороте. Законодательство. 2001. N 3.
И если в Постановлении Президиума ВАС РФ от 3 августа 1999 г. N 3544/99 всего лишь отмечалось, что «судами не дано оценки тому обстоятельству, что все сделки совершались одновременно», то в Постановлении от 27 августа 2002 г. N 1720/02 Президиум ВАС РФ дал подробный анализ и оценку доводам апелляционной и кассационной судебных инстанций, признавших ряд совершенных акционерным обществом сделок по продаже принадлежавшего ему имущества (движимого и недвижимого) невзаимосвязанными сделками. Президиум не согласился с выводом апелляционной инстанции, подчеркнул, что в результате заключения и исполнения оспариваемых сделок общая остаточная стоимость отчужденного имущества составила 47,62 процента от балансовой стоимости активов общества.
Материалами дела и судом первой инстанции установлено, что объекты недвижимости, сооружения и оборудование, являющиеся предметом сделок, представляют собой часть имущественного комплекса, связанную между собой одним технологическим циклом по техническому обслуживанию легковых автомобилей. В результате оспариваемых сделок отчуждено имущество, которое было необходимо истцу для осуществления его основной производственной деятельности. Как указал Президиум, «из смысла статьи 78 названного Закона, статьи 79 Закона о порядке одобрения крупных сделок следует, что определенные условия совершения крупной сделки, особенности их одобрения органами акционерного общества свидетельствуют о придании законом особого значения этим сделкам для производственной деятельности предприятия, поскольку касаются значительного размера балансовой стоимости активов общества. Заключение таких сделок непременно отражается на производственной деятельности акционерного общества и, как правило, приводит к таким последствиям, как увольнение работников, что имело место по данному делу».
Доказательства для суда
Также Президиум признал необоснованным довод апелляционной инстанции о том, что отчуждение имущества разным юридическим лицам свидетельствует об отсутствии взаимосвязанности в совершении сделок, так как по оспариваемым сделкам все имущество в конечном итоге оказалось в собственности одного лица.
При рассмотрении другого дела Президиум ВАС РФ в Постановлении от 21 октября 2003 г. N 10030/03, решая вопрос о том, являются ли договоры поручительства, заключенные акционерным обществом с банком, взаимосвязанными сделками, отметил, что, «применяя положения статей 78 и 79 Федерального закона «Об акционерных обществах», суды всех инстанций неправильно квалифицировали заключенные в течение восьми месяцев пять договоров поручительства как взаимосвязанные сделки (крупная сделка)». Делая этот вывод, Президиум учел следующие обстоятельства:
«Кредитные договоры, в обеспечение которых подписаны договоры поручительства, заключены банком с разными заемщиками и порождают самостоятельные права и обязанности. За надлежащее исполнение обязательств каждым из заемщиков общество несло ответственность как поручитель.
Доказательств наличия у договоров поручительства единой хозяйственной цели, их взаимовлияния и взаимозависимости, позволяющих сделать вывод о взаимосвязанности оспариваемых сделок, истцом не представлено…»
Критерии оценки
Анализ практики арбитражных судов позволяет выделить несколько позиций, основываясь на которые (как правило, на их сочетание) суды делают вывод о взаимосвязанности или невзаимосвязанности сделок .
———————————
Необходимо, однако, иметь в виду, что ни один из выделяемых судами признаков не имеет абсолютного значения и может свидетельствовать о взаимосвязанности договоров только с учетом других обстоятельств дела, так как эти признаки имеют внешний характер, а взаимосвязанность — связь причинная, т.е. внутренняя.
Если заключенные обществом договоры разнородны по правовой природе, то чаще всего они не взаимосвязаны. ФАС СЗО в Постановлении от 24 декабря 2002 года N А56-4780/02 констатировал, что заключенные обществом договоры аренды и договоры купли-продажи нельзя рассматривать как взаимосвязанные, поскольку «договоры аренды, хотя и направлены на «отчуждение», имеют совершенно иную правовую природу. По условиям данных сделок имущество переходит не в собственность, а лишь во временное владение и пользование». Напротив, однотипность заключенных договоров подтверждает их взаимосвязанность (Постановление ФАС УО от 23 октября 2001 года N Ф09-1980/01-ГК).
Несовпадение субъектного состава договоров, поскольку они заключены акционерным обществом с разными лицами, обычно тоже свидетельствует об отсутствии взаимосвязанности этих договоров (Постановление ФАС СЗО от 24 декабря 2002 года N А56-4780/02, Постановление ФАС МО от 14 января 2003 г. N КГ-А40/8643-02). Если же сделки заключены с одним лицом непосредственно либо с аффилированными лицами одного лица, то это может рассматриваться как признак взаимосвязанности сделок (Постановление ФАС УО от 3 июня 2002 года N Ф09-1119/02-ГК).
Если договоры заключены обществом в разное время, то это, скорее всего, свидетельствует об их невзаимосвязанности (Постановление ФАС МО от 14 января 2003 г. N КГ-А40/8643-02). Если же, напротив, договоры заключены одновременно (Постановление ФАС СЗО округа от 20 июня 2002 года N А56-32339/01, Постановление ФАС ВВО от 5 сентября 2001 года N А11-440/2001-К1-3/37) или с незначительным разрывом во времени (Постановление ФАС УО от 23 октября 2001 года N Ф09-1980/01-ГК), то такие договоры могут быть взаимосвязанными.
Взаимосвязанными являются сделки, совершенные в отношении однородного имущества либо имущества разнородного, но предполагающего его использование по одному назначению (Постановление ФАС УО от 23 октября 2001 года N Ф09-1980/01-ГК, Постановление ФАС СЗО от 23 апреля 2002 года N А26-5780/01-01-02/239). Так, в Постановлении от 3 июня 2002 года N Ф09-1119/02-ГК ФАС УО подчеркнул, что предметом совершенных акционерным обществом сделок было имущество: производственные здания, сооружения и находящееся в них оборудование, которое было предназначено и могло использоваться для производства черновой меди, то есть имеет единое назначение, и в таком качестве приобреталось и использовалось затем в производственной деятельности контрагентом общества.
Если же предметом сделок является имущество, которое используется или может использоваться по разному назначению, то это скорее свидетельство того, что такие сделки не взаимосвязаны друг с другом. В Постановлении ФАС СЗО от 24 декабря 2002 года N А56-4780/02 отмечается, что заключенный акционерным обществом договор аренды парикмахерской, магазина и сауны был направлен на передачу во временное владение и пользование помещений гостиничного комплекса, имеющих специализированное назначение. Следовательно, данный договор не взаимосвязан с другими договорами аренды, заключенными обществом по поводу иных помещений того же гостиничного комплекса, так как заключен по поводу иного предмета. ФАС УО в Постановлении от 16 декабря 2002 года N Ф09-2845/02-ГК также отметил, что заключенные обществом шесть договоров по отчуждению этажей и подвала одного здания нельзя рассматривать как взаимосвязанные сделки, так как предметом отчуждения по каждой из сделок было имущество (этажи здания с 1-го по 5-й и подвал здания), которое в соответствии со статьями 128, 129, 133 ГК РФ могло выступать в качестве самостоятельного объекта гражданских прав и гражданского оборота, и «отчуждение каждого из этажей здания и подвала в отдельности разным юридическим лицам не нарушает единый технологический цикл и не приводит к нарушению производственного процесса».
Принимая во внимание в первую очередь перечисленные критерии и учитывая также при необходимости другие обстоятельства дела, арбитражный суд приходит к выводу о том, что «каждая совершенная сделка является самостоятельной, поскольку порождает самостоятельные права и обязанности сторон», и, следовательно, они не являются взаимосвязанными.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 26.12.1995 N 208-ФЗ
«ОБ АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВАХ»
(принят ГД ФС РФ 24.11.1995)
«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)» от 30.11.1994 N 51-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 21.10.1994)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума ВАС РФ от 21.10.2003 N 10030/03
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Московского округа от 14.01.2003 N КГ-А40/8643-02
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Уральского округа от 09.01.2003 N Ф09-3196/02-ГК
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Северо-Западного округа от 24.12.2002 N А56-4780/02
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Уральского округа от 16.12.2002 N Ф09-2845/02-ГК
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума ВАС РФ от 27.08.2002 N 1720/02
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Северо-Западного округа от 20.06.2002 N А56-32339/01
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Уральского округа от 03.06.2002 N Ф09-1119/02-ГК
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Северо-Западного округа от 23.04.2002 N А26-5780/01-01-02/239
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Волго-Вятского округа от 01.03.2002 N А43-7025/01-21-244
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Уральского округа от 23.10.2001 N Ф09-1980/01-ГК
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Волго-Вятского округа от 05.09.2001 N А11-440/2001-К1-3/37
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума ВАС РФ от 03.08.1999 N 3544/99
ЭЖ-Юрист, N 36, 2004

ОТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ К КВАЛИФИКАЦИИ «

Признание сделок взаимосвязанными. Критерии практики в условиях законодательного вакуума

В этой статье:Когда сделки между одними и теми же лицами не взаимосвязаныЯвляется ли единое назначение признаком взаимосвязанностиЧем взаимосвязанность сделок отличается от их взаимозависимости

Несмотря на то что корпоративное законодательство за последние годы претерпело значительные изменения, некоторые вопросы по-прежнему остаются неразрешенными. Так, ни Федеральный закон от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (закон № 14-ФЗ), ни Федеральный закон от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (закон № 208-ФЗ), используя термин «взаимосвязанные сделки» при решении вопроса об отнесении их к крупным или с заинтересованностью, не содержат легального определения взаимосвязанности. Между тем ясность в этом вопросе важна не только для того, чтобы отнести сделку к крупной и знать, нуждается ли она в одобрении и будет ли действительна без такого одобрения. Это необходимо еще и потому, что в соответствии с пунктом 1 статьи 75 закона № 208-ФЗ акционеры – владельцы голосующих акций вправе требовать выкупа обществом всех или части принадлежащих им акций в случае совершения крупной сделки, решение об одобрении которой принимается общим собранием акционеров, где они голосовали против одобрения либо не принимали участия в голосовании. Итак, легальное определение взаимосвязанной сделки отсутствует. Но из последней судебной практики можно сделать некоторые выводы о возможной квалификации сделок как взаимосвязанных и о критериях, на основании которых суд пришел к соответствующему выводу.

Единый субъектный состав

Основные критерии для квалификации сделок как взаимосвязанных можно найти в практике Высшего арбитражного суда и свести к следующим: единый субъектный состав сделок, взаимная зависимость и влияние сделок друг на друга, единая хозяйственная цель сделок (определение от 25.10.07 № 13050/07). Если компания сможет доказать отсутствие этих критериев, то сделки нельзя будет считать взаимосвязанными (определение ВАС РФ от 30.11.07 № 15455/07, постановления ФАС Московского округа от 26.01.09 № КГ-А40/11123-08, Поволжского округа от 25.03.09 № Ф65-18087/2008).

Субъектный состав сделок предполагает, что сделки заключены или планируются к заключению одними и теми же лицами (физическими или юридическими) (см. схему 1). Например, ВАС РФ признал взаимосвязанными сделки, в результате которых «все имущество в конечном итоге оказалось в собственности одного лица» (постановление от 27.08.02 № 1720/02). Но в то же время посчитал, что «кредитные договоры, в обеспечение которых подписаны договоры поручительства, заключены банком с разными заемщиками и порождают самостоятельные права и обязанности» (постановление от 21.10.03 № 10030/03).

Контрагенты могут входить в одну группу лиц в соответствии с Федеральным законом «О защите конкуренции» от 26.07.06 № 135-ФЗ или являться аффилированными лицами исходя из нормы статьи 4 Закона РСФСР от 22.03.91 № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». Принадлежность к одной группе лиц или взаимоаффилированность контрагентов может быть квалифицирована как одно из оснований для рассмотрения сделок в качестве взаимосвязанных. То есть этот критерий предполагает прямое хозяйственное взаимодействие между сторонами, заключающими сделки.

Общая цель и направленность

Общая (единая) цель сделки предполагает, что каждый из договоров направлен на достижение некого единого результата. Вместо различных договоров можно было бы заключить один, а заключение множества договоров вызвано исключительно соображениями целесообразности (см. схему 2). Отсутствие общей цели при совершении сделок между компаниями позволяет сделать вывод о том, что сделки, совершенные данными лицами, не взаимосвязаны (постановление Президиума ВАС РФ от 21.10.03 № 10030/03, определение ВАС РФ от 16.03.10 № ВАС-2440/10, постановление ФАС Центрального округа от 08.09.03 № 48-3333/02-10).

Для признания сделок невзаимосвязанными каждая из них должна порождать у сторон самостоятельные права и обязанности (определение ВАС РФ от 02.08.07 № 8115/07). На наличие взаимозависимости будет указывать единая направленность сделок, хоть и совершенных в отношении разных объектов. Так, Президиум ВАС РФ указал на то, что, если имущество, являющееся предметом (объектом) сделки, имеет единое назначение, этот признак учитывается судами как признак взаимосвязанности сделок (постановление от 28.01.03 № 7291/02).

В то же время для квалификации сделок как взаимосвязанных недостаточно только единого объекта или тождественной природы заключаемых договоров. Так, в постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 24.12.02 по делу № А56-4780/02 отмечается, что заключенный акционерным обществом договор аренды был направлен на передачу во временное владение и пользование помещений гостиничного комплекса, имеющих специализированное назначение. Договор не взаимосвязан с другими договорами аренды, заключенными обществом по поводу иных помещений того же гостиничного комплекса, так как заключен по поводу иного предмета.

Временные рамки совершения

Названный критерий является, пожалуй, одним из самых значительных при квалификации сделок как взаимосвязанных. Он предполагает, что сделки заключены одновременно либо в определенном и ограниченном периоде времени (постановления ФАС Московского округа от 14.01.03 по делу № КГ-А40/8643-02, Северо-Западного округа от 20.06.02 по делу № А56-32339/01).

В судебной практике нет однозначной позиции по этому критерию. Суды ограничиваются лишь общими временными категориями. Так, например, ФАС Московского округа в постановлении от 14.01.03 № КГ-А40/8643-02 указал, что «доводы кассационной жалобы о взаимосвязанности с другой сделкой купли-продажи не подтверждаются материалами дела, поскольку между указанной сделкой и сделкой по данному делу имеется временной разрыв». А в постановлении Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа в качестве признака взаимосвязанности сделок было указано на то обстоятельство, что сделки были совершены в один день (от 19.03.04 № А28-7021/2003-201/22).

Представляется, что максимальным временным промежутком заключения сделок и квалификации их как взаимосвязанных является один финансовый год. Именно этот срок действующее законодательство устанавливает как максимальный отчетный период для ведения бухгалтерского отчета, а также проведения корпоративных мероприятий (очередных, годовых общих собраний по подведению итогов хозяйственной деятельности) (п. 1 ст. 14 Федерального закона от 21.11.96 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете»). Именно истечение предыдущего финансового года позволяет компании объективно оценить результаты деятельности и отразить финансовые и управленческие параметры в годовом отчете, который является обязательным документом организации (подп. 11 п. 1 ст. 48 закона № 208-ФЗ, подп. 6 п. 2 ст. 33 закона № 14-ФЗ).

Взаимозависимость между собой

По мнению Высшего арбитражного суда, для признания сделок взаимозависимыми истцам необходимо представить суду доказательства «взаимовлияния и взаимозависимости, позволяющих сделать вывод о взаимосвязанности оспариваемых сделок» (постановление Президиума ВАС РФ от 21.10.03 № 10030/03). Однако, если удастся доказать, что каждый из оспариваемых договоров порождает для сторон самостоятельные права и обязанности, это будет свидетельствовать об отсутствии какой-либо взаимосвязанности между ними (постановление ФАС Московского округа от 14.11.07 по делу № КГ-А40/4073-07).

Рассматриваемый критерий является второй составной частью обозначенного выше критерия единой направленности и цели сделки и не может рассматриваться без причинно-следственной связи с ним. Например, телекоммуникационная компания «Альфа» заключает ряд договоров купли-продажи оборудования и возмездного оказания услуг с компанией «Бета». По одному договору купленное телекоммуникационной компанией «Альфа» оборудование предназначается для оказания услуг по передаче данных. Для функционирования и подключения купленного по первому договору оборудования необходимо провести наладочные и тестовые работы с этим оборудованием для его нормальной и бесперебойной работы. Для этих целей телекоммуникационная компания «Альфа» заключает ряд договоров возмездного оказания услуг с той же компанией «Бета» для того, чтобы сотрудники последней провели необходимые наладочные работы с этим оборудованием и фактически запустили его в работу. Иными словами, договор купли-продажи оборудования для оказания услуг по передаче данных «находится в функциональной зависимости» от других договоров возмездного оказания услуг, без которых оборудование не сможет надлежащим образом функционировать и использоваться. Таким образом, можно сказать, что и договор купли-продажи оборудования, и договоры возмездного оказания услуг на подключение данного оборудования, заключенные между телекоммуникационной компанией «Альфа» и компанией «Бета», будут считаться взаимосвязанными (см. схему 1).

Вопрос в тему

Как отграничить взаимосвязанные сделки, требующие одобрения, от сделок, совершенных в процессе обычной хозяйственной деятельности?

В каждом случае этот вопрос решается судом с учетом конкретных обстоятельств дела. Особое значение для суда будут иметь правовая природа сделки и цель ее совершения (постановление Президиума ВАС РФ от 15.02.05 по делу № 12856/04).

Как быть в ситуации, когда сделка содержит в себе одновременно и критерии взаимосвязанности, и обычной хозяйственной деятельности?

Одним из вариантов решения данного вопроса может быть утверждение Положения о крупных сделках и сделках с заинтересованностью, в котором будут отражены критерии взаимосвязанности сделок при одобрении их как крупных или сделок с заинтересованностью, а также определены критерии сделок, совершаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности, которые не подлежат одобрению.

Является ли признание сделок взаимосвязанными безусловным основанием для признания их недействительными?

Нет, само по себе признание судом сделок взаимосвязанными или невзаимосвязанными, подлежащими одобрению советом директоров или общим собранием, не является основанием для признания их недействительными. В качестве такого основания выступают наличие неблагоприятных последствий, возникающих у общества или участников в результате их совершения, цели сторон, намерение ущемить интересы участников и наличие убытков для общества от сделки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *