Вред деловой репутации

Москва, Кадашевская набережная, 22/1 стр.1
ст. М.: Третьяковская, Новокузнецкая
+7 (962) 980 69 45
УСЛУГИ  АДВОКАТА: МОСКВА, МОСКОВСКАЯ  ОБЛАСТЬ
Сайт адвоката Кустовского Алексея Евгеньевича

Во всех четырех частях ГК РФ лишь трижды упоминается о деловой репутации юридического лица. Одно из этих упоминаний находится в первой части ГК РФ, которое указывает на то, что правила о защите деловой репутации гражданина, предусмотренные ст. 152 ГК РФ, соответственно, применяются к защите деловой репутации юридического лица. Второе упоминание относится к договору коммерческой концессии (п. 2 ст. 1027 ГК РФ), а третье — к простому товариществу (п. 1 ст. 1042 ГК РФ).
На основании указанных положений можно сделать следующие выводы:
1) деловая репутация юридического лица является нематериальным благом;
2) деловая репутация юридического лица в отличие от деловой репутации гражданина обладает признаком передаваемости (п. 2 ст. 1027 и п. 1 ст. 1042 ГК РФ);
3) способы защиты деловой репутации юридического лица и гражданина идентичны.
Кроме того, деловая репутация обладает признаком отчуждаемости, но только в сфере предпринимательства. Отчуждение деловой репутации происходит вместе с отчуждением предприятия как имущественного комплекса. Переход деловой репутации в этом случае возможен, поскольку в состав предприятия входит коммерческое обозначение. Отчуждение деловой репутации осуществляется также вместе с отчуждением товарного знака. Таким образом, отчуждение деловой репутации осуществляется вместе со средством индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий.
Деловая репутация юридического лица, помимо всего прочего, поддается оценке. Стоимость положительной деловой репутации в соответствии с разделом VIII «Деловая репутация» Положения по бухгалтерскому учету «Учет нематериальных активов», утвержденного Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 27 декабря 2007 г. N 153н, равна надбавке к цене, уплачиваемой покупателем в ожидании будущих экономических выгод в связи с приобретенными неидентифицируемыми активами.
На особую значимость деловой репутации для юридического лица обратил внимание Верховный Суд РФ в Постановлении от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» (далее — Постановление ВС РФ N 3). Суд указал, что деловая репутация юридических лиц является одним из условий их успешной деятельности. Также особая значимость деловой репутации для юридического лица закреплена на законодательном уровне. КоАП РФ в ст. 3.1 устанавливает правило, в соответствии с которым административное наказание не может иметь своей целью нанесение вреда деловой репутации юридического лица. В соответствии со ст. 14 ФЗ «О защите конкуренции» установлен запрет на недобросовестную конкуренцию в форме распространения ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации.
Таким образом, деловая репутация юридического лица представляет собой нематериальный актив, который оказывает непосредственное влияние на деятельность этого лица. Положительная деловая репутация способствует привлечению новых клиентов, отрицательная может оказаться труднопреодолимым барьером между организацией и ее потенциальными контрагентами.
Стоит сразу отметить, что статьей 33 АПК РФ установлена специальная подведомственность дел арбитражным судам по делам о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. В части 2 статьи 33 АПК РФ указано, что специальная подведомственность по данным делам установлена независимо от субъектного состава правоотношения, из которого возник спор. В случае если спор о защите деловой репутации возникнет в сфере, не относящейся к предпринимательской и иной экономической деятельности, то независимо от субъектного состава такой спор будет подведомствен суду общей юрисдикции (п. 3 Постановления ВС РФ N 3).
Анализ п. 1 и п. 7 ст. 152 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что юридическое лицо вправе обратиться за судебной защитой деловой репутации, если в совокупности имеют место три обстоятельства: факт распространения сведений о юридическом лице, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности.
В Постановлении ВС РФ N 3 раскрывается содержание указанных понятий.
Распространение сведений понимается достаточно широко. Распространение может быть осуществлено, к примеру, в печати, по радио и телевидению, в сети Интернет, в публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, сообщение в устной форме.
Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.
К порочащим, в частности, относятся сведения, содержащие утверждения о нарушении юридическим лицом действующего законодательства, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют деловую репутацию юридического лица.
Кроме этого, Верховный Суд РФ в указанном Постановлении обращает внимание судов на то, что следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов конкретного лица, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.
В случае если распространение сведений, порочащих деловую репутацию, произошло в средствах массовой информации, то юридическое лицо вправе требовать опровержения этих сведений в тех же СМИ. Если же сведения содержатся в документе, исходящем от организации, то юридическое лицо вправе требовать замены или отмены этого документа.
Недоброжелатели могут распространить сведения, ущемляющие права или охраняемые законом интересы юридического лица, но не носящие при этом порочащего характера. В этом случае п. 3 ст. 152 ГК РФ предоставляет возможность юридическому лицу право опубликовать свой ответ в тех же СМИ, в которых была осуществлена публикация.
Юридическое лицо, являясь участником делового оборота, может понести убытки, которые будут вызваны распространением о нем порочащих сведений. В этих случаях законодатель помимо возможности опровержения таких сведений предоставляет юридическому лицу право требовать возмещения убытков, под которыми подразумеваются реальный ущерб и упущенная выгода.
При взыскании убытков юридическое лицо может столкнуться с некоторыми трудностями и в определенной мере с несправедливостью. Трудности заключаются во взыскании упущенной выгоды, что на практике даже в случае отношений, скрепленных договором, вызывает большие сложности. Несправедливость же заключается в том, что, если юридическому лицу и будут возмещены реальный ущерб и упущенная выгода, они могут не покрыть всех потерь, поскольку воздействие сообщения СМИ, содержащего порочащие сведения, может растянуться на долгое время. Если распространение сведений произошло в печатных изданиях, то со временем их актуальность угаснет, но эти сведения могут быть доступны в сети Интернет без каких-либо ограничений.
При распространении порочащих сведений о гражданине вопрос о «несправедливости» решается с помощью компенсации морального вреда. Гражданский кодекс под моральным вредом понимает физические или нравственные страдания, которые юридическое лицо как искусственное образование не может испытывать. Соответственно, юридическое лицо не вправе требовать компенсации морального вреда. Данный вывод находит подтверждение в судебной практике (Постановление ВАС РФ от 5 августа 1997 г. N 1509/97; Постановление ВАС РФ от 24 февраля 1998 г. N 1785/97; Постановление ВАС РФ от 1 декабря 1998 г. N 813/98).
С другой стороны, начиная с 2003 г. в судебной практике наблюдается определенная тенденция, направленная на удовлетворение требований юридических лиц о компенсации морального вреда, причиненного умалением деловой репутации. Переломным моментом явилось Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2003 г. N 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ш. на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Определение КС РФ N 508-О). В указанном Определении содержится ряд положений, которые расширили возможности защиты гражданских прав юридических лиц:
— применимость того или иного конкретного способа защиты нарушенных гражданских прав к защите деловой репутации юридических лиц должна определяться исходя именно из природы юридического лица;
— отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину).
Конституционный Суд РФ в своем Определении сослался на решение Европейского суда по правам человека от 6 апреля 2000 г. по делу «Компания против Португалии». В данном решении Европейский суд указал, что суд не может исключить возможность присуждения коммерческой компании компенсации за нематериальные убытки.
Стоит отметить, что термин «нематериальные убытки» не свойствен российскому законодательству, поскольку в соответствии со ст. 15 ГК РФ убытки всегда материальны. С другой стороны, данный термин отражает специфику причиненного юридическому лицу вреда.
В этом отношении весьма показательным является судебный спор между ОАО и ЗАО (дело N А40-40374/04-89-467). Поводом для судебного разбирательства послужила публикация в газете «К» статьи, порочащей, по мнению ОАО, его деловую репутацию. Стоит отметить, что Арбитражный суд г. Москвы, Девятый арбитражный апелляционный суд и Федеральный арбитражный суд Московского округа одобрительно высказались по вопросу взыскания репутационного (нематериального) вреда, причиненного юридическому лицу умалением его деловой репутации.
Арбитражный суд г. Москвы, удовлетворяя требование о взыскании репутационного (нематериального) вреда, указал, что вред репутации ОАО выразился в утрате доверия к банку со стороны его клиентов, что повлекло значительный отток денежных средств из банка. Также суд согласился с доводом ОАО относительно того, что мерой умаления деловой репутации является сумма уменьшения объема депозитной базы.
В другом судебном разбирательстве юридическим лицом также было заявлено требование о взыскании репутационного вреда (дело N А32-6861/2008-16/114). В этом деле Арбитражный суд Краснодарского края своим решением от 22.08.2008 и Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд своим Постановлением от 08.12.2008 отказали во взыскании репутационного вреда. Кассационная инстанция направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, который своим решением от 07.07.2009 удовлетворил данное требование. 15 ААС отменил решение суда первой инстанции в части взыскания репутационного вреда. При этом 15 ААС указал, что, во-первых, нравственные или физические страдания может испытывать только гражданин, а, во-вторых, ст. 12 ГК РФ и другие федеральные законы не предусматривают такого способа защиты, как взыскание репутационного вреда. Забегая вперед, следует сказать, что суд кассационной инстанции признал право юридического лица на взыскание репутационного вреда (Постановление ФАС СКО от 5 февраля 2010 г. по делу N А32-6861/2008-16/114). Впоследствии указанное дело дошло и до ВАС РФ, который оставил решение Арбитражного суда Краснодарского края от 7 июля 2009 г. и Постановление ФАС СКО от 5 февраля 2010 г. в силе, тем самым косвенно подтвердив право юридического лица на компенсацию морального вреда (Определение ВАС РФ от 2 июня 2010 г. N ВАС-6424/10).
Доводу 15 ААС по делу N А32-6861/2008-16/114 относительно того, что федеральное законодательство не предусматривает такого способа защиты, как взыскание репутационного вреда, можно противопоставить следующие доводы 9 ААС по делу N А40-40374/04-89-467.
9 ААС указал, что ст. 12 ГК РФ содержит такой способ защиты, как компенсация морального вреда, а также предусматривает возможность на уровне федерального законодательства устанавливать и другие способы защиты. В развитие указанной нормы п. 5 ст. 152 ГК РФ указывает на возможность гражданину требовать помимо опровержения сведений и возмещения убытков также возмещения морального вреда, причиненного умалением его деловой репутации. А п. 7 этой же статьи указывает, что эти правила применяются и к защите деловой репутации юридического лица. Кроме этого, 9 ААС сослался на Определение КС РФ N 508-О относительно того, что применимость конкретного способа защиты деловой репутации юридического лица должна решаться с учетом природы юридического лица. Таким образом, 9 ААС фактически сделал вывод о том, что такой способ защиты, как взыскание репутационного вреда, содержится в законодательстве, правда, под другим названием — «компенсация морального вреда». Другими словами, под компенсацией морального вреда подразумевается взыскание репутационного вреда (учитывается правовая природа юридического лица).
Возможность взыскания репутационного вреда предусматривается в уже указанном Постановлении ВС РФ N 3. Из рассмотренных в последнее время судебных споров, в которых указывается на возможность взыскания репутационного вреда, можно выделить Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 02.11.2009 по делу N А75-3887/2009.
Противоречивая судебная практика, которая складывается при компенсации морального вреда юридическому лицу, отчасти обусловлена скудностью правового регулирования этого вопроса ГК РФ. Стоит иметь в виду, что первая часть ГК РФ была принята в 1994 г., когда рыночные отношения в нашем государстве находились в зачаточном состоянии. В то время разработчики ГК РФ навряд ли предполагали, что деловая репутация для юридического лица будет иметь огромнейшее значение. Рыночные отношения постепенно развивались, и со временем возникла острая необходимость в детальной разработке вопроса защиты деловой репутации юридического лица.
Защита деловой репутации юридического лица может осуществляться также и в рамках уголовного судопроизводства. Так, ст. 42 УПК РФ предусматривает, что в случае причинения преступлением вреда деловой репутации юридическое лицо может быть признано потерпевшим. Для этого необходимо установить факт совершения общественно опасного деяния и факт причинения вреда деловой репутации юридического лица. Преступлениями, которые могут причинить вред деловой репутации юридическому лицу, к примеру, являются незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК РФ), незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну (ст. 183 УК РФ). С целью защиты деловой репутации юридическое лицо вправе предъявить требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением (ст. 44 УПК РФ). Статья 44 УПК РФ содержит положение о том, что гражданский истец может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда. Компенсация морального вреда, причиненного умалением деловой репутации юридического лица, в рамках гражданского судопроизводства может иметь место, что подтверждается судебной практикой. Аналогичного вывода в отношении уголовного судопроизводства на данный момент сделать нельзя.
При причинении вреда деловой репутации возникают внедоговорные обязательства по его возмещению, которые должны регулироваться главой 59 ГК РФ. С другой стороны, ст. 1064 ГК РФ, которая имеет общий характер при регулировании обязательств по возмещению вреда, говорит о следующем: «Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред». Из содержания этой формулировки можно сделать вывод, что либо деловая репутация юридического лица относится к имуществу, либо при причинении вреда не возникает внедоговорных отношений. Поскольку п. 7 ст. 152 ГК РФ находится в главе 8 ГК РФ, которая носит название «Нематериальные блага и их защита», то предположение о том, что деловая репутация относится к имуществу, не имеет оснований. Кроме этого, к этому выводу приводит содержание ст. 42 УПК РФ: «Потерпевшим признается… а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации». Таким образом, можно сделать вывод, что на момент принятия первой и второй частей ГК РФ деловая репутация юридического лица не представляла особого интереса для участников делового оборота. А это, в свою очередь, явилось причиной практически полного отсутствия нормативного регулирования столь важного для юридического лица атрибута.
Стоит также обратить внимание на ст. 151 ГК РФ, которая указывает: «Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания)…». Не возникает ли при этом вывод о том, что физические или нравственные страдания — это моральный вред именно для гражданина? В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» моральный вред также соотносится с физическими или нравственными страданиями. Соответственно, моральный вред для юридического лица выражается не в физических или нравственных страданиях, а в возможных лишениях в будущем. Только в отношении юридического лица моральный вред носит другое название — «репутационный вред».
В настоящий момент сохраняет свою силу информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 сентября 1999 г. N 46 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации». Данный документ охватывает незначительно число вопросов. Кроме того, с момента его принятия прошло уже 11 лет, а также учитывая непрерывно меняющуюся судебную практику, письмо требует обновления. Внесение в него изменений или принятие нового разъясняющего судебного акта Высшим Арбитражным Судом РФ будет способствовать снятию противоречивости в вопросе компенсации морального (репутационного) вреда юридическому лицу, причиненного умалением его деловой репутации.
Деловая репутация, являясь «упаковкой» юридического лица, выступает объектом повышенного внимания. Скудность правового регулирования деловой репутации юридического лица вынудила предпринимателей искать наиболее устраивающие способы ее защиты. Как следствие, со временем начал приобретать самостоятельный характер такой способ защиты, как взыскание репутационного вреда. Учитывая то обстоятельство, что судебная практика отражает тенденции общественных отношений, а им присуще постоянное развитие, следует ожидать дальнейшего совершенствования способов защиты деловой репутации юридического лица.

Ущерб деловой репутации компании возмещается по-новому

Если в отношении организации были распространены ложные сведения, которые негативно сказались на деловой репутации компании, как компенсируется репутационный ущерб? Можно ли требовать денежное возмещение репутационного вреда с учетом новых положений Гражданского кодекса? Пока у судов нет единой позиции. Но практика КС РФ и ЕСПЧ показывает, что компании вправе претендовать на компенсацию нематериального (репутационного) вреда, даже если такой способ защиты деловой репутации компании напрямую не урегулирован законом.

Редакция статьи 152 Гражданского кодекса, введенная в действие с 1 октября 2013 года, изменила подход к защите деловой репутации компаний (поправки внесены Федеральным законом от 02.07.13 № 142-ФЗ, далее – закон № 142-ФЗ). Если раньше положения статьи 152 Гражданского кодекса о защите деловой репутации гражданина применялись к защите деловой репутации юридического лица без каких-либо изъятий, то теперь есть фраза о том, что эти нормы применяются к компаниям за исключением положений о компенсации морального вреда (п. 11 ст. 152 ГК РФ. То есть сейчас потребовать в пользу компании компенсации морального вреда невозможно. В то же время новых норм о специальной компенсации в пользу юридических лиц за нарушение деловой репутации не появилось. Но это еще не означает, что у компании нет никакой возможности компенсировать причиненный ей репутационный ущерб в денежном эквиваленте.

Компенсация нематериального (репутационного) вреда компаниям

После появления пункта 11 статьи 152 Гражданского кодекса возникло мнение, что теперь компании вообще не имеют права на компенсацию нематериального вреда в случае умаления их деловой репутации. Якобы они могут претендовать только на опровержение порочащих деловую репутацию компании сведений и возмещение убытков, которые в большинстве случаев доказать невозможно (п. 9, 11 ст. 152 ГК РФ). Раньше практика компенсации репутационного вреда в пользу юридических лиц базировалась на применении положений о компенсации морального вреда по аналогии (п. 15 постановления Пленума ВС РФ от 24.02.05 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»), но теперь пункт 11 статьи 152 Гражданского кодекса эту возможность исключил.

Иногда суды отказывают в исках о взыскании компенсации нематериального вреда, даже не пытаясь разобраться, применяется ли к спорным правоотношениям новая редакция статьи 152 ГК РФ (то есть не выясняя, когда был причинен вред деловой репутации компании – до октября 2013 года или после). В пример можно привести апелляционное определение Самарского областного суда от 17.04.14 по делу № 33-3845/2014, постановления Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.04.14 по делу № А53-23963/2013 (кассация прекратила производство по этому делу), Восьмого арбитражного апелляционного суда от 24.07.14 по делу № А46-1190/2014.

Однако такое мнение относительно возмещения ущерба деловой репутации компании ошибочно. Дело в том, что новая редакция статьи 152 Гражданского кодекса не исключает возможность компенсации нематериального (репутационного) вреда юридическим лицам. Да, такой способ защиты не предусмотрен напрямую в российском законодательстве, но он активно применяется благодаря прецедентной практике Европейского суда по правам человека (далее – ЕСПЧ), нашего Конституционного суда, а также Высшего арбитражного суда.

Позиция КС РФ по возмещению репутационного ущерба

На право юридических лиц требовать в случае нарушения деловой репутации компании не только убытков, но и компенсации за нематериальный вред Конституционный суд указал еще в 2003 году (определение от 04.12.03 № 508-О). В этом деле гражданин оспаривал пункт 7 статьи 152 Гражданского кодекса (в прежней редакции этот пункт позволял использовать для защиты деловой репутации юридических лиц все те меры, которые были предусмотрены для защиты деловой репутации граждан, включая компенсацию морального вреда). Жалоба гражданина была связана с тем, что районный суд взыскал с него компенсацию морального вреда в пользу муниципального унитарного предприятия за то, что он распространил сведения о сотрудниках этой компании, порочащие ее деловую репутацию. Заявитель ссылался на то, что у юридического лица не может быть морального вреда.

Конституционный суд посчитал, что оспариваемое положение кодекса не нарушает права заявителя, и отказал в принятии жалобы. При этом он подтвердил, что в случае нарушения деловой репутации компания вправе требовать компенсации как убытков, так и нематериального вреда, который, однако, не является моральным вредом, причиненным гражданину. Причем особый акцент Конституционный суд сделал на том, что такой способ защиты может применяться и в отсутствие прямого указания на него в законодательстве.

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Применимость того или иного конкретного способа защиты нарушенных гражданских прав к защите деловой репутации юридических лиц должна определяться исходя именно из природы юридического лица. При этом отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (определение КС РФ от 04.12.03 № 508-ФЗ).

В обоснование этой позиции Конституционный суд сослался на часть 2 статьи 45 Конституции РФ, согласно которой каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Таким образом, возможность компенсации нематериального вреда компаниям была обусловлена не столько применением по аналогии норм о моральном вреде (ст. 151 ГК РФ), сколько применением других норм (в частности, ч. 2 ст. 45 Конституции РФ, ст. 6, п. 2 ст. 150 ГК РФ). Эта позиция сохраняет свою актуальность и при новой редакции статьи 152 Гражданского кодекса.

Позиция ЕСПЧ по возмещению репутационного вреда

О праве компании, чья деловая репутация была умалена, на компенсацию нематериального вреда неоднократно высказывался и ЕСПЧ. В частности, в постановлениях от 06.04.2000 по делу «Комингерсолл С.А. против Португалии» – «Comingersoll S.A. v. Portugal», от 17.06.08 по делу «Мелтекс ЛТД и Месроп Мовсесян против Армении» – «Meltex LTD and Mesrop Movsesyan v. Armenia», от 24.02.09 по делу «Дачия С.Р.Л. против Молдовы» – «Dacia S.R.L. v. Moldova». В этих делах суд однозначно указывал на то, что право на компенсацию морального (нематериального) вреда должно быть как у физических лиц, так и компаний, в том числе если это касается нарушения деловой репутации.

Судебная практика о возможности компенсации нематериального вреда

В российском законодательстве такой способ защиты деловой репутации компании как компенсация нематериального (репутационного) вреда прямо не предусмотрен. Вместе с тем до появления поправок в Гражданский кодекс суды в большинстве случаев удовлетворяли такие требования компаний, ссылаясь на позицию КС РФ и ЕСПЧ . Но после вступления в силу новой редакции статьи 152 Гражданского кодекса с уверенностью констатировать сохранение этой позиции в судебной практике пока трудно. Однако пытаться добиваться сохранения этой позиции нужно. В настоящее время выводы можно сделать на основании всего нескольких судебных актов, принятых после октября 2013 года.

На возможность компенсации нематериального (репутационного) вреда указывал и Президиум ВАС РФ в постановлении от 17.07.12 № 17528/11. Такой же позиции придерживались многие другие арбитражные суды (постановления ФАС Московского округа от 22.05.13 по делу № А40-123480/12-27-1152, Уральского округа от 02.09.13 по делу № А50-15762/2012). Также компенсацию нематериального (репутационного) вреда компаниям удавалось взыскать в Арбитражном суде Тульской области (решения от 24.07.14 по делу № А68-4311/2014, от 07.08.14 по делу № А68-1311/2014).

Положительная практика защиты деловой репутации

Одно из таких дел, в которых была проанализирована уже новая редакция статьи 152 Гражданского кодекса, успело пройти три инстанции, и даже была попытка обжаловать его в ВАС РФ. Правда, в этом деле речь шла о нарушении деловой репутации предпринимателя, а не компании, но позиция судов, сформулированная в этом деле, распространяется и на юридические лица. Индивидуальный предприниматель подал иск о защите деловой репутации и взыскании компенсации морального вреда в размере 300 тыс. рублей из-за того, что в 2012 году в эфире телеканала был показан сюжет, по смыслу которого магазин этого предпринимателя торговал контрафактными товарами. Первая инстанция решила, что этим сюжетом предпринимателю был причинен репутационный вред, и обязала телеканал опубликовать опровержение, а также взыскала компенсацию морального вреда (по 15 тыс. рублей с телеканала и автора сюжета). Но в апелляционной жалобе ответчики настаивали на том, что суд не вправе был взыскать компенсацию, поскольку теперь действует новая редакция статьи 152 Гражданского кодекса. Апелляция с этими доводами не согласилась. Во-первых, на дату вынесения решения первой инстанции действовала прежняя редакция Гражданского кодекса, которая позволяла взыскивать компенсацию морального вреда в пользу предпринимателей и компаний. А во-вторых, апелляция указала, что компенсация была правомерно взыскана в счет возмещения нематериального вреда. Несмотря на поправки в Гражданский кодекс, в любом случае существует возможность возмещения нематериального (репутационного) вреда, что соответствует практике КС РФ и ЕСПЧ (постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 26.11.13 по делу № А27-3840/2013). Кассация оставила судебные акты без изменения, а тройка судей ВАС РФ позднее отказала в передаче дела в Президиум ВАС РФ (определение ВАС РФ от 20.03.14 № 2522/14).

Это дело не единственное. Так, в решении от 03.07.14 по делу № А65-8173/2014 Арбитражный суд Республики Татарстан взыскал в пользу компании 150 тыс. рублей в возмещение нематериального (репутационного) вреда. Причем суд ссылался на прежнюю редакцию статьи 152 Гражданского кодекса, пункт 15 постановления Пленума ВС РФ № 3 от 24.02.05, хотя порочащие деловую репутацию сведения были распространены в апреле 2014 года.

Еще в одном деле первая инстанция удовлетворила требования компании о защите деловой репутации, включая требование о взыскании компенсации морального вреда. Апелляция это решение оставила без изменения. При этом она указала, что на самом деле новая редакция статьи 152 Гражданского кодекса исключает возможность компенсации компании морального вреда. Но это не привело к принятию неправильного решения, поскольку по существу суд взыскал в пользу компании компенсацию нематериального (репутационного) вреда, руководствуясь правовой позицией Президиума ВАС РФ, выраженной в его постановлении от 17.07.12 № 17528/11 (постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.08.14 по делу № А07-17912/2013).

Отрицательная практика в отношении деловой репутации компании

В другом деле суд отказал компании в иске, сославшись на то, что с 1 октября 2013 года юридические лица лишились права на компенсацию нематериального вреда, поскольку положения статьи 152 Гражданского кодекса о компенсации морального вреда неприменимы к случаям умаления деловой репутации компаний. Заметим, компания формулировала исковые требования именно как взыскание нематериального (а не морального) вреда, но суд все равно не увидел разницы между более общим понятием нематериального вреда и узким понятием морального вреда (решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 12.05.14 по делу № А56-72761/2013).

Аналогичная проблема прослеживается и в постановлении Третьего арбитражного апелляционного суда от 05.08.14 по делу № А33-685/2014. В этом деле первая инстанция взыскала с Управления ФАС России в пользу компании компенсацию нематериального (репутационного) вреда в размере 10 млн рублей. Но в апелляции компания отказалась от требования этой компенсации. Суд посчитал, что первая инстанция применила недействующую редакцию статьи 152 Гражданского кодекса, которая исключила такую меру ответственности, как взыскание в пользу юридических лиц морального вреда. То есть в этом деле суд тоже не увидел различий между нематериальным вредом и именно моральным вредом. В итоге в части взыскания компенсации суд прекратил производство.

Взыскание компенсации репутационного ущерба, причиненного до октября 2013 года

В российском законодательстве не предусмотрен конкретный механизм компенсации репутационного вреда. Поэтому суды раньше руководствовались подробными разъяснениями, установленными в постановлении Пленума ВС РФ от 24.02.05 № 3. Но поскольку в самом этом постановлении речь о взыскании компенсации именно морального вреда, которую теперь, согласно ГК РФ, компании требовать не вправе, сейчас вряд ли стоит ссылаться на эти разъяснения Верховного суда при подаче иска о компенсации нематериального (репутационного) вреда.

У некоторых компаний обстоятельства таковы, что вред их деловой репутации был причинен еще до появления статьи 152 Гражданского кодекса в новой редакции (то есть до октября 2013 года), а с иском они собираются обращаться только сейчас. Возникает вопрос: можно ли рассчитывать на взыскание компенсации в этом случае? В судебной практике мнения разделились.

Положительная практика защиты деловой репутации компании

Согласно пункту 2 статьи 3 закона № 142-ФЗ, новые положения Гражданского кодекса (в редакции закона № 142-ФЗ) применяются к правоотношениям, возникшим после дня вступления в силу закона № 142-ФЗ. Значит, если нарушение деловой репутации компании состоялось еще до 1 октября 2013 года, то есть до даты вступления в силу новой редакции статьи 152 Гражданского кодекса, то новая редакция не применяется. Следовательно, в этом случае можно взыскать компенсацию нематериального вреда (репутационного ущерба), ссылаясь именно на нормы о моральном вреде. Однако в судебной практике подтверждение такой позиции удалось найти только в деле ФАС Северо-Кавказского округа (№ А01-1555/2013). Его суть заключалась в следующем: в январе 2013 года в интернете появилась статья, порочащая деловую репутацию компании. В августе 2013 года потерпевшая компания подала иск о защите деловой репутации, а также о взыскании компенсации морального вреда. Первая инстанция удовлетворила иск частично, в том числе взыскав компенсацию в размере 10 тыс. рублей. Апелляция отменила решение в части взыскания компенсации морального вреда, сославшись на то, что на момент вынесения решения (декабрь 2013 года) действовала новая редакция статьи 152 Гражданского кодекса, которая не позволяет использовать компаниям такой способ защиты, как компенсация морального вреда. Но кассация с такой позицией не согласилась и отправила дело на новое рассмотрение. Она указала, что положения Гражданского кодекса должны применяться в новой редакции к правоотношениям, возникшим после дня вступления в силу закона № 142-ФЗ.

Апелляционный суд не обосновал по правилам действия гражданского законодательства во времени (статья 4 Кодекса), почему предприятие, предъявившее иск в августе 2013 года на основании правоотношений, возникших 29.01.13 (дата публикации), и имевшее на день обращения в суд согласно разъяснениям Верховного суда право на компенсацию морального вреда, лишается этого права только потому, что судебное разбирательство продолжалось и после вступления в силу закона № 142-ФЗ (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 27.06.14 по делу № А01-1555/2013).

Из этого судебного акта следует, что если спорные правоотношения возникли до 1 октября 2013 года и до этой даты у потерпевшего наступило право на защиту своей деловой репутации, то требование компании в суде о компенсации морального вреда не противоречит законодательству, так как новая редакция статьи 152 Гражданского кодекса в этом случае не применяется.

Отрицательная практика в отношении репутационного вреда

Существуют и противоположные примеры, когда суды отказывают во взыскании компенсации, несмотря на то, что репутационный вред был причинен еще до октября 2013 года. Причем встречаются различные обоснования.

Например, в одном деле вред деловой репутации компании был причинен еще в 2012 году, а решение суда первой инстанции было вынесено уже после вступления в силу закона № 142-ФЗ (в феврале 2014 года). Первая инстанция удовлетворила иск в части взыскания компенсации морального вреда, руководствуясь тем, что закон № 142-ФЗ обратной силы не имеет. Но апелляционная инстанция это решение отменила, обосновав большим количеством аргументов. В том числе она указала, что компенсация морального вреда является одной из форм гражданско-правовой ответственности, но законодатель устранил возможность использования такого способа защиты гражданских прав в отношении юридических лиц. Поэтому суды должны применять часть 2 статьи 54 Конституции РФ, в которой указано, что если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, то применяется новый закон. Проще говоря, логика такая: законом № 142-ФЗ ответственность в форме компенсации морального вреда для компаний была исключена, поэтому и в прежней редакции статья 152 Гражданского кодекса не должна применяться. В итоге апелляция исключила из решения суда первой инстанции указание на взыскание компенсации морального (репутационного) вреда (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.05.14 по делу № А32-30805/2012, на август 2014 года в кассации дело не рассмотрено, судебное заседание назначено на 17.09.14).

В другом деле первая инстанция взыскала компенсацию морального вреда в пользу компании, поскольку ранее действующая редакция статьи 152 Гражданского кодекса предусматривала компенсацию морального вреда и для юридических лиц. Но апелляция отменила это решение. Она указала, что даже до того, как в статью 152 Гражданского кодекса были внесены изменения, она не предусматривала возможность взыскания в пользу компаний именно компенсации морального вреда. Правовая природа морального вреда предполагает компенсацию за причинение физических и нравственных страданий, а значит, на компенсацию морального вреда «применительно к тенденциям действующего гражданского законодательства» компания претендовать не может. Суд предпочел «не заметить» прежнюю обширную успешную судебную практику компенсации репутационного вреда и посчитал, что репутация юридического лица защищена только механизмом опровержения порочащих сведений и взысканием убытков (постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 16.04.14 по делу № А03-18092/2013).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *