Впервые осужденный

Москва. 1 декабря. INTERFAX.RU — Уголовное дело о превышении должностных полномочий возбуждено в отношении главного инженера подмосковной колонии, заключившего контракт на поставку в учреждение говядины, непригодной в пищу, на сумму более 8 млн рублей.

«Главным следственным управлением Следственного комитета РФ по городу Москве возбуждено уголовное дело в отношении 40-летнего главного инженера федерального казенного учреждения «Колония-поселение №2″ УФСИН России по Московской области. Он подозревается в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.286 УК РФ (превышение должностных полномочий)», — сообщила «Интерфаксу» представитель столичного главка СК Юлия Иванова.

По ее словам, в декабре 2016 года Управление ФСИН России по Московской области заключило с ФГУП «Производственно-Промышленный дом» ФСИН России государственный контракт на поставку в Колонию-поселение №2 замороженной говядины в количестве 40 тонн на общую сумму 9 млн 360 тысяч рублей.

«В действительности, ФГУП «Производственно-Промышленный дом» осуществило поставку указанной продукции, заменив большую часть товара на замороженные блоки из жилованного мяса говядины, которые по качеству не соответствуют говядине первой категории и непригодны для употребления в пищу», — отметила представитель следствия.

Она рассказала, что подозреваемый главный инженер колонии, «действуя явно за рамками своих должностных полномочий, обратился с рапортом на имя начальника УФСИН России по Московской области о даче указаний бухгалтерии об оплате поставленной продукции, а также дал устные указания о необходимости беспрепятственной приемки поставленной ФГУП «Производственно-Промышленный дом» ФСИН России продукции».

Иванова добавила, что в отношении неустановленных пока должностных лиц ФГУП «Производственно-Промышленный дом» ФСИН России было возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное в особо крупном размере).

«Как полагает следствие, неустановленные должностные лица из числа руководства ФГУП «Производственно-Промышленный дом» ФСИН России, введя в заблуждение должностных лиц УФСИН России по Московской области относительно качества поставляемого товара, заключили соглашение об изменении условий государственного контракта в части замены 20 тонн говядины 1 категории на замороженные блоки из жилованного мяса говядины», — сказала она.

Представитель СК отметила, что в результате противоправных действий должностных лиц осуществлены поставка и прием продукции ненадлежащего качества, зарубежного производства на сумму более 8 млн рублей, а полученные путем обмана денежные средства в сумме более 8 млн рублей «должностные лица из числа руководства ФГУП «Производственно-Промышленный дом» ФСИН России похитили и распорядились по своему усмотрению».

«Инициатива позволит повысить шансы граждан, впервые осужденных за нетяжкие преступления или преступления, совершенные по неосторожности, на направление в колонию-поселение в пределах своего региона, — сообщил председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев. — Поправки в Уголовно-исполнительный кодекс смягчают правило, требующее раздельного содержания так называемых «первоходов» (лиц, впервые оказавшихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы) и тех, кто отбывает наказание не в первый раз».

По его словам, такое правило введено для того, чтобы оградить от влияния криминала тех, кто хоть и оступился в жизни, но не является закоренелым уголовником. Однако в силу строгого соблюдения правила нередко осужденные за нетяжкие преступления направляются отбывать срок в другие регионы, что затрудняет поддержание их социальных связей и, соответственно, ресоциализацию после освобождения.

«Кроме того, это приводит к дополнительным тратам бюджета, — подчеркивает Владимир Груздев. — Как правило, в одном регионе располагается одна колония-поселение. По данным на 1 января 2020 года, в колониях-поселениях отбывали наказание 33,2 тысячи человек. При общем лимите наполнения 53,8 тысячи колонии были заполнены на 61,7 процента. Нередко при наличии свободных мест в колониях своего региона, осужденные направляются в другие субъекты. Поэтому предлагается разрешить содержать в пределах одной колонии-поселения впервые осужденных за нетяжкие преступления и неосторожные преступления вместе с теми, кто оказался в местах лишения свободы не в первый раз, но осуждены за преступления, совершенные по неосторожности».

Как рассказывает Владимир Груздев, проживать и трудиться «первоходы» и те, кто не впервые оказался в местах лишения свободы, будут отдельно. Тюремное ведомство минимизирует возможности пересечения осужденных разных категорий, это достигается и с помощью архитектурно-планировочных решений, и введения разного графика для таких осужденных.

19 марта Государственная Дума приняла в третьем чтении закон, предоставляющий возможность осужденным к лишению свободы и принудительным работам отбывать наказание исправительном учреждении или исправительном центре соответственно, которые расположены ближе всего к месту жительства такого осужденного или его близкого родственника (законопроект № 762538-7).

Как ранее писала «АГ», проект был подготовлен Минюстом России с участием Уполномоченного по правам человека в РФ. Обосновывая необходимость внесения поправок в УИК, авторы законопроекта сослались на Концепцию развития уголовно-исполнительной системы РФ до 2020 г. (распоряжение равительства РФ от 14 октября 2010 г. № 1772-р). Данный акт в целях сохранения социально полезных связей осужденных предусматривает их направление в исправительные учреждения, расположенные по месту жительства, а также обеспечение доступности мест отбывания наказания для родственников осужденных.

Изначально разработчики предлагали скорректировать в этом направлении лишь нормы УИК, относящиеся к отбыванию наказания в виде лишения свободы. Однако в итоговой редакции принятого закона возможность отбывать наказание поближе к дому или месту жительства родственника предоставлена и лицам, осужденным к принудительным работам.

В настоящий момент ч. 2 ст. 73 Кодекса предусматривает, что при отсутствии исправительного учреждения соответствующего вида в том регионе, где лицо было осуждено или проживало до назначения наказания, а также при невозможности разместить его в имеющемся учреждении осужденного направляют отбывать наказание в любой другой субъект РФ. Теперь в данном случае осужденного необходимо направить в наиболее близкий к месту проживания или осуждения регион, в котором отбывание наказания возможно.

Кроме того, установлено право осужденного отбывать наказание в учреждении, расположенном в том субъекте РФ, где проживает один из его близких родственников. Если в указанном регионе размещение такого лица будет невозможно, его необходимо направить в регион, наиболее близкий к месту жительства родственника. Инициировать процедуру сможет как осужденный, так и его родственник – с согласия первого. Решение о направлении, как предусмотрено в документе, будет принимать ФСИН.

В тех же целях скорректирована ст. 81 УИК, согласно новой редакции которой возможность отбывать наказание рядом с близкими родственниками можно будет получить, попросив осуществить перевод из одного исправительного учреждения в другое. Такой перевод осуществляется только один раз за период отбывания наказания. Однако предполагается, что перевод будет недоступен лицам, у которых окончание срока наказания может наступить по пути к новому месту его отбывания.

В принятом документе аналогичные нормы предусмотрены и для лиц, отбывающих наказание в виде принудительных работ. При этом те граждане, которые сами подали заявление о переводе их в другой исправительный центр или согласились на перевод, инициированный их родственниками, следуют к новому месту отбывания наказания за свой счет.

Закон вступит в силу через 180 дней после официального опубликования.

Ранее, комментируя «АГ» предлагаемые поправки на стадии внесения в Думу, советник ФПА РФ Нвер Гаспарян отметил, что их принятие облегчит возможность взаимодействия осужденных с их родственниками, в том числе в части свиданий и передач. Однако, по его мнению, в документе оказались и неудачные нормы, предоставляющие широкое усмотрение должностным лицам. «Не раскрыто понятие невозможности размещения осужденного в соответствующем субъекте РФ. С чем эта невозможность связана: с отсутствием учреждений либо с иными причинами?» – указал эксперт.

Такого же мнения придерживается и адвокат АП г. Москвы Валерий Шухардин: «Конечно, основные претензии – к содержанию новой редакции ч. 1 ст. 73 УИК, поскольку она содержит много неопределенных понятий и предоставляет возможность влиять на судьбу осужденного, не учитывая его волю и пожелания, – пояснял он ранее «АГ». – Также не раскрывается понятие исключительных обстоятельств, влекущих этапирование осужденного в иной субъект Федерации». Изучив итоговую редакцию закона, Валерий Шухардин указал, что в ней появились лишь новые нормы в отношении осужденных к принудительным работам, каких-либо иных существенных изменений изначально внесенный в Госдуму текст не претерпел.

Адвокат АП г. Москвы Валерий Саркисов отметил, что основной тезис законодательных новелл – исключение произвольного направления осужденных для отбытия наказания, а также произвольного перевода из одного исправительного учреждения (центра) в другое. «Цель указанных поправок является, безусловно, положительной с точки зрения введения дополнительных гарантий соблюдения прав и свобод лиц, отбывающих наказание. Позитивно следует расценить и тот факт, что предусмотренные данным законом правила выбора мест отбывания наказания, которые в первоначальной редакции касались осужденных к лишению свободы, были распространенны и на осужденных к принудительным работам», – полагает Валерий Саркисов.

Между тем, добавил он, необходимо констатировать, что реализация этой цели носит половинчатый характер и оставляет сотрудникам уголовно-исполнительной системы множество лазеек для злоупотреблений. «Закон изобилует размытыми терминами, которые оставляют на усмотрение чиновников решение наиболее важных вопросов. Так, указанная в законе «невозможность размещения» как одно из оснований для направления осужденного для отбытия наказания в субъект РФ, расположенный наиболее близко к региону, где лицо проживало или было осуждено, не конкретизирована, при неоднократном злоупотреблении в применении данного основания осужденный может быть в конечном счете направлен для отбытия наказания в любое исправительное учреждение», – пояснил адвокат.

Он также отметил, что закон предусматривает и конкретные основания для перевода осужденного из одного вида исправительного учреждения в другое (болезнь, реорганизация или ликвидация учреждения, в целях личной безопасности осужденного), что должно было бы исключить применяемые на практике воздействия на осужденных путем многократных и необоснованных переводов из одного исправительного учреждения в другое. «Однако УИК одновременно дополнен таким основанием для перевода, как некие «иные исключительные обстоятельства», что также открывает простор для возможных злоупотреблений», – указал Валерий Саркисов.

Эксперт считает, что негативно следует расценить и оставленную без изменения ч. 4 ст. 73 УИК РФ, которая необоснованно полностью исключает распространение общих правил определения мест отбытия наказания в отношении некоторых категорий лиц, в частности осужденных за преступления террористической направленности и при особо опасном рецидиве. «Полагаю, что данная норма подлежит изменению в целях обеспечения баланса между соблюдением прав и свобод человека и реализацией функции государства по обеспечению безопасности своих граждан», – подчеркнул Валерий Саркисов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *