Возмещение морального вреда источником повышенной опасности

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С., Асташова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Балбарова Д.Б. и Балбаровой Э.Н. к Любишиной Ю.Ю. о взыскании денежной компенсации морального вреда по кассационной жалобе Фёдорова И.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 19 октября 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Балбаров Д.Б. и Балбарова Э.Н. обратились в суд с названным иском к Любишиной Ю.Ю., указав, что 2 августа 2014 г. произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого пассажиру автомобиля …», государственный регистрационный знак …, находившегося под управлением ответчика, Балбаровой Э.Н. причинён тяжкий вред здоровью, пассажир Балбарова А.Д., … г. рождения, дочь истцов, скончалась от полученных травм. Полагая виновной в дорожно-транспортном происшествии Любишину Ю.Ю., управлявшую транспортным средством, истцы просили взыскать с неё в пользу Балбарова Д.Б. компенсацию морального вреда в связи со смертью дочери в размере 1 000 000 руб., в пользу Балбаровой Э.Н. — компенсацию морального вреда, причинённого повреждением здоровья, в размере 500 000 руб.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечён собственник транспортного средства Фёдоров И.В.

Решением Октябрьского районного суда г. Улан-Удэ от 13 июля 2016 г. исковые требования удовлетворены частично: с Любишиной Ю.Ю. в пользу Балбарова Д.Б. взыскана денежная компенсация морального вреда в размере 1 000 000 руб., расходы на оплату услуг представителя в размере 7 000 руб.; в пользу Балбаровой Э.Н. взыскана денежная компенсация морального вреда в размере 400 000 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано. С Любишиной Ю.Ю. в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина в размере 600 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 19 октября 2016 г. решение суда первой инстанции отменено, принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе Фёдорова И.В. поставлен вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения и оставления в силе решения суда первой инстанции.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н. от 26 июля 2017 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены апелляционного определения в кассационном порядке.

В результате указанного дорожно-транспортного происшествия пассажиру автомобиля Балбаровой Э.Н. причинён тяжкий вред здоровью, пассажир автомобиля Балбарова А.Д., … г. рождения, скончалась от полученных телесных повреждений.

В момент дорожно-транспортного происшествия в автомобиле также находились Фёдоров И.В. и Балбаров Д.Б.

Постановлением следователя следственного отдела по Прибайкальскому району СУ СК России по Республике Бурятия от 28 января 2016 г. уголовное дело в отношении Любишиной Ю.Ю. прекращено в связи с отсутствием в её действиях состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Разрешая спор, суд первой инстанции с учётом установленных обстоятельств, пришёл к выводу о том, что ответственность по возмещению морального вреда, причинённого в результате дорожно-транспортного происшествия, подлежит возложению на Любишину Ю.Ю., являющуюся владельцем источника повышенной опасности, поскольку она в момент дорожно-транспортного происшествия при наличии водительского удостоверения управляла транспортным средством в присутствии его собственника, который доверил ей управление.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении исковых требований Балбарова Д.Б. и Балбаровой Э.Н., суд апелляционной инстанции исходил из того, что управление Любишиной Ю.Ю. транспортным средством по устному поручению собственника не даёт оснований для вывода о том, что ответчик на момент дорожно-транспортного происшествия являлся законным владельцем источника повышенной опасности, и на неё не может быть возложена обязанность по возмещению вреда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что апелляционное определение принято с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причинённый источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Таким образом, ответственность за вред, причинённый источником повышенной опасности, несёт не только лицо, владеющее транспортным средством на праве собственности, хозяйственного ведения или иного вещного права, но и лицо, пользующееся им на законных основаниях, перечень которых в силу ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации не является исчерпывающим.

Как разъяснено в п. 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни, здоровью гражданина», по смыслу ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, в отношении которого оформлена доверенность на управление транспортным средством, признается его законным владельцем, если транспортное средство передано ему во временное пользование и он пользуется им по своему усмотрению.

Если в обязанности лица, в отношении которого оформлена доверенность на право управления, входят лишь обязанности по управлению транспортным средством по заданию и в интересах другого лица, за выполнение которых он получает вознаграждение (водительские услуги), такая доверенность может являться одним из доказательств по делу, подтверждающим наличие трудовых или гражданско-правовых отношений. Указанное лицо может считаться законным участником дорожного движения (п. 2.1.1. Правил дорожного движения), но не владельцем источника повышенной опасности.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 ноября 2012 г. N 1156 «О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации» внесены изменения в Правила дорожного движения Российской Федерации, вступившие в силу 24 ноября 2012 г.

Из п. 2.1.1. Правил дорожного движения Российской Федерации исключён абзац четвёртый, согласно которому водитель механического транспортного средства обязан иметь при себе и по требованию сотрудников полиции передавать им для проверки документ, подтверждающий право владения, или пользования, или распоряжения данным транспортным средством, а при наличии прицепа — и на прицеп — в случае управления транспортным средством в отсутствие его владельца.

Таким образом, в настоящее время у водителя транспортного средства не имеется обязанности иметь при себе помимо прочих документов на автомобиль доверенность на право управления им.

При таких обстоятельствах на момент дорожно-транспортного происшествия Любишина Ю.Ю., управляя автомобилем без письменной доверенности при наличии водительского удостоверения данной категории, но в присутствии его собственника, следовательно, использовала транспортное средство на законном основании. При этом вопрос о том, что Любишина Ю.Ю. исполняла обязанности по управлению транспортным средством по заданию и в интересах другого лица, получая за это вознаграждение (водительские услуги), суд апелляционной инстанции не исследовал и не устанавливал. Иных оснований для освобождения Любишиной Ю.Ю. от ответственности за причинённый вред судом также установлено не было.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены постановления суда апелляционной инстанции.

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 19 октября 2016 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 19 октября 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий Горшков В.В.
Судьи Гетман Е.С.
Асташов С.В.

Отправленный несколько месяцев назад в отставку бывший начальник управления МВД Украины в Севастополе генерал-лейтенант милиции Виват Белобородов предъявил иски к севастопольским средствам массовой информации. Он считает, что своими сообщениями газеты и телерадиокомпании причинили ему серьезный моральный ущерб. В Ленинском районном суде Севастополя начато рассмотрение иска генерала к газете «Слава Севастополя».
В начале 1999 года, отправившись на свою дачу, Виват Белобородов заметил двоих подростков, которые в пакетах несли какие-то вещи. Генерал заподозрил, что это могли быть воришки, которые только что совершили кражу на одной из дач.
Он остановил их, попытался задержать и вызвал наряд милиции. В этот момент, по версии генерала, подростки напали на него. Белобородов применил оружие.
В результате один пятнадцатилетний мальчик был убит на месте, а второй, того же возраста, получил тяжелое ранение и провел долгое время в больнице. У него было прострелено легкое. Пуля от пистолета прошла в нескольких сантиметрах от сердца.
Проведенное Министерством внутренних дел Украины служебное расследование подтвердило правомерность и обоснованность применения генералом Белобородовым табельного оружия. Между тем, общественное мнение города не было однозначно на стороне генерала. Об этом свидетельствовали отзывы, опросы, а также комментарии в местных средствах информации.
Против выжившего подростка Андрея Шевченко было возбуждено уголовное дело по факту нападения на сотрудника милиции. Суд встал на сторону генерала и признал все его действия правомерными. Андрей Шевченко получил два года лишения свободы условно.
Но даже такое решение суда генерала не удовлетворило в полной мере. Тем более, что вскоре он все же был отправлен в отставку. Среди жителей города обсуждались самые разные версии происшедшей трагедии и решение суда не поставило точку в этих разговорах. За генералом устойчиво закрепилась кличка «меткий стрелок». Виват Белобородов и ранее был известен не всегда толерантным отношением даже к своим подчиненным.
Многие средства массовой информации вообще предпочли ничего не сообщать о событиях, связанных с именем тогда еще начальника севастопольской милиции. Когда был неожиданно арестован ночью адвокат, согласившийся стать защитником Андрея Шевченко в суде, ни одно из местных СМИ не решилось освещать это сенсационное происшествие. Для прекращения местного произвола понадобилось вмешательство председателя Верховного Суда Украины. Пожалуй лишь газеты «Крымское время» (г.Симферополь) и «Слава Севастополя» (г.Севастополь) не стали однозначно отражать позицию генерала по сообщениям пресс-службы севастопольской милиции. В интервью на страницах газет выражались сомнения в правдоподобности выдвинутой генералом версии, публиковались оценки действий Вивата Белобородова жителями города, однако ни одна из публикаций не содержала открытых обвинений против начальника милиции.
Тем не менее средства информации стали ответчиками по искам генерала. Сейчас они предпочитают даже не освещать происходящие судебные процессы. Многие считают, что их исход определен заранее. О милиции нужно писать или хорошо или не писать вообще. Останется ли генерал удовлетворенным после победы над журналистами или ему и этого окажется мало? Тогда уже, наверное, следует ожидать обращения генерала к церковным иерархам с просьбой о своем причислении к лику святых.

Возмещение вреда здоровью, причиненного в результате ДТП

Состояние безопасности дорожного движения, уровень аварийности на дорогах влечет за собой большое количество рассматриваемых судами гражданских дел о возмещении вреда, причиненного в результате ДТП. Не редко в ДТП, помимо непосредственно автомобилей, страдают и люди, даже не являющиеся владельцами транспортных средств, а то и вовсе – пешеходы.

Отношения по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью в результате ДТП, регулируются, прежде всего, Гражданским кодексом РФ.

Конкретные рекомендации по гражданским делам о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью в результате ДТП, содержатся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина».

По общему правилу, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. От указанной обязанности лицо может быть освобождено только в случае достаточности доказательств того, что вред причинен не по его вине.

В основном вина лица в ДТП и причинении вреда жизни и здоровью подтверждается материалами уголовного дела либо дела об административном правонарушении. Но при наличии спора о вине судом также может быть назначена судебная автотехническая экспертиза.

Однако, законом предусмотрены случаи, когда обязанность возмещения вреда наступает и при отсутствии вины причинителя вреда.

Так, статьей 1079 Гражданского кодекса РФ установлена обязанность юридических лиц и граждан, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.д.), возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Установленная статьей 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик.

Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факты самого ДТП, причинения вреда его здоровью (жизни), наличие причинной связи между противоправным поведением причинителя вреда и причиненным вредом, степень и продолжительность утраты трудоспособности потерпевшим, нуждаемость в определенных видах лечения и лекарственных препаратах, постороннем уходе, протезировании, и отсутствие прав на их бесплатное получение, наличие физических и (или) нравственных страданий для определения размера компенсации морального вреда, размер утраченного заработка и другие обстоятельства по делу.

При рассмотрении и разрешении исков к страховой компании, застраховавшей гражданскую ответственность владельца транспортного средства, в предмет доказывания включается факт заключения договора страхования, действие договора страхования в момент ДТП, вина владельца транспортного средства, застраховавшего свою ответственность (при отсутствии оснований для возникновения солидарной ответственности). Также по договорам, заключенным с 01.09.2014 необходимо представлять суду документы, подтверждающие досудебное обращение к страховой компании и размер произведенных выплат.

Необходимо помнить, что обязанность по возмещению вреда, причиненного дорожно-транспортным происшествием может быть возложена на владельца транспортного средства, застраховавшего свою ответственность, только в размере разницы между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Лицам, не являющимся владельцами транспортных средств, но получившим повреждение здоровья в результате ДТП нужно знать, что вред, подлежит возмещению солидарно со всех владельцев транспортных средств. В данном случае владелец транспортного средства, пассажир которого получил повреждение, обязан нести солидарную ответственность даже при отсутствии вины и наличии родственных отношений с пострадавшим.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Согласно статьям 1068 и 1079 ГК РФ не признается владельцем источника повышенной опасности лицо, управляющее им в силу исполнения своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей на основании трудового договора (служебного контракта) или гражданско-правового договора с собственником или иным владельцем источника повышенной опасности.

Владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях понесут лица, противоправно завладевшие источником.

Причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, в связи с чем потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда (статья 1100 ГК РФ). Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

По определению в семейном законодательстве, ребенок — это лицо, которое не достигло совершеннолетнего возраста (18 лет). По семейному законодательству дети приобретают права с момента рождения. Выделяют личные и имущественные права.
Компенсация морального вреда при защите прав ребенка — это денежные выплаты, направленные на сглаживание страданий, за нарушенные права ребенка, которые повлекли за собой нравственные или физические страдания.
В ст. 45 Конституции РФ говорится, что каждый гражданин в Российской Федерации имеет право на защиту своих прав и свобод не запрещенными законом способами <1>. Компенсация морального вреда — один из способов защиты прав гражданина.
———————————
<1> Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ). URL: http://www.pravo.gov.ru.
Проблема самого морального вреда, а также его возмещения уже давно является спорной. Ее суть состоит в юридическом признании или непризнании лица пострадавшим от физических или нравственных страданий, то есть наличия морального вреда как юридического факта, порождающего отношения ответственности за причинение таких страданий.
Во многих странах мира, в том числе и в России, институт компенсации вреда является одним из основных способов защиты неимущественных благ <2>.
———————————
<2> Мограбян А.С. Проблемы компенсации морального вреда при нарушении права личности на неприкосновенность внешнего облика // Вести Волгоградского государственного университета. 2011. N 1 (14). С. 255.
В соответствии со ст. 151 ГК РФ компенсацию морального вреда мы рассматриваем как один из способов защиты личных неимущественных прав и других материальных благ, которые принадлежат гражданину <3>.
———————————
<3> Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (в ред. от 30.12.2015 N 457-ФЗ) // СПС «КонсультантПлюс».
На сегодняшний день мы можем заметить, что граждане в последнее время часто стали подавать иски о компенсации морального вреда, связанные с нарушениями в семейном праве.
Хотим отметить, что и по сегодняшний день вопрос о размере возмещения морального вреда, а особенно в семейном праве, так и не был решен <4>. Один из самых неоднозначных и дискуссионных вопросов в судебной практике — определение размера компенсации морального вреда в семейных правоотношениях. Существует достаточно актуальная проблема: законодатель закрепил право на компенсацию морального вреда в Гражданском кодексе, не установил единого метода и критерий оценки физических и нравственных страданий, в законодательстве нет определения как минимального, так и максимального размера возмещения морального вреда, законодатель предоставляет право на определение размера компенсации суду. Во-первых, напомним, что компенсация морального вреда производится по нормам, закрепленным гражданским правом. Следует отметить, что моральный вред в гражданском праве отличается от вреда в семейном, так как большие страдания человек может получить от близких людей, что больше сказывается на его психическом здоровье. В таком случае мы можем сказать, что оценивать разные правоотношения по одинаковым критериям — совершенно неправильно. На данный момент выплаты за моральный вред в семейных отношениях занижены до смехотворного уровня, по большей части это можно назвать «символической суммой». Хотя следует отметить, что принципы, которыми должен руководствоваться суд, являются неоднозначными и носят общий и расплывчатый характер, можно уверенно сказать, что размер компенсации базируется фактически на свободном судейском усмотрении <5>.
———————————
<4> Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 N 223-ФЗ (ред. от 30.12.2015 N 457-ФЗ) // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 16.
<5> Назинцева А.Ю. Проблемы доказывания и определения размера компенсации морального вреда // Актуальные проблемы права: Материалы Международной научной конференции: Сб. науч. ст. М.: Буки-Веди, 2013. С. 42.
Рассмотрим ситуации нанесения морального вреда. Это такие случаи, в которых родители, а также лица, их заменяющие, наносят телесные повреждения, издеваются над ребенком, унижают, оскорбляют, жестоко обращаются с ним, принуждают к совершению противоправных действий, не кормят, выгоняют из дома или относятся к нему безразлично, живут только своей жизнью, не выполняют своих родительских обязательств по отношению к детям, проявляют отсутствие интереса к жизни детей, наносят им психические травмы. Неприемлемые формы воспитания детей, унижение их достоинства, психическое и физическое насилие стало намного чаще прослеживаться в семьях, дошкольных учреждениях, учебных заведениях, детских домах и интернатах, специальных учебно-воспитательных учреждениях. Чаще всего насильственное лишение жизни и нанесение увечий в семье обычно происходят в жилище или на участках, которые к нему прилегают. Насилие по отношению к детям в семье нередко осуществляется под видом воспитания, данный метод принимает форму физических, жестоких или унижающих достоинство наказаний. Физическое насилие нередко сопровождается психологическим насилием, это различные виды оскорбления, изоляция, отторжение, угрозы, эмоциональное безразличие и унижение являются формами насилия, которые могут нанести урон психическому развитию и общему состоянию ребенка, особенно если они идут от уважаемого взрослого человека, каким является родитель.
Рассмотрим такую ситуацию: «В суд обратился ФИО2 с иском к ФИО3, ФИО5, ФИО4 о взыскании компенсации морального вреда в размере… В обоснование иска истец указал следующее. Ответчики ФИО3, ФИО5 являются родителями истца. С момента рождения истца и до достижения им совершеннолетия указанные ответчики не исполняли своих родительских обязанностей надлежащим образом и в полном объеме. Никакого участия в воспитании истца ответчики не принимали, истец был предоставлен самому себе. Никакого чувства ответственности за воспитание и развитие истца у ответчиков никогда не было. Со стороны ответчиков полностью отсутствовали забота о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии истца, что привело к печальным последствиям. Ответчики не интересовались и не учитывали мнение истца по поводу формы обучения. Действия ответчиков всегда противоречили интересам истца. При осуществлении родительских прав ответчики причиняли вред физическому и психическому здоровью истца, его нравственному развитию.
Способы воспитания выражались в пренебрежительном, жестоком, грубом, унижающем человеческое достоинство обращении, оскорблении… положения о компенсации морального вреда в связи с ненадлежащим осуществлением ответчиками ФИО5, ФИО3 прав и обязанностей родителей не подлежат применению к правоотношениям между истцом и ответчиками ФИО5, ФИО3, в связи с тем, что до 1991 года — достижения истцом возраста 18 лет — в законодательстве Российской Федерации отсутствовал институт морального вреда, а после достижения истцом совершеннолетия права и обязанности ответчиков ФИО5, ФИО3 как родителей, предусмотренные семейным законодательством, в отношении ФИО2 прекратились». Рассмотрев такую ситуацию, на сегодняшний день мы можем сказать, что институт морального вреда в отношении защиты прав детей довольно развит по сравнению с 20-летней давностью. В такой ситуации истец, возможно, смог бы запросить компенсацию морального вреда, если бы данная ситуация произошла в наше время.
Отметим, что моральный вред причиняется и несовершеннолетним детям, как только они способны испытывать физические и нравственные страдания. С раннего возраста ребенок уязвим в различных формах насилия в его же семье. В связи с этим при совершении правонарушений, тем более в отношении детей, возмещение морального вреда должно широко применяться.
Так же как и в ситуации между взрослыми людьми, должны быть доказательства факта причинения нравственных страданий, а также указаны обстоятельства, при которых они получены.
Приведем пример из судебного решения: «10 мая 2014 года Гаранин С.Н., находясь в алкогольном опьянении, нанес несовершеннолетнему сыну М. побои. Приговором мирового судьи судебного участка N 5 Заволжского района г. Ульяновска от 28.08.2014 Гаранин С.Н. был признан виновным за причинение сыну побоев. В связи с жестоким, грубым обращением Гаранина С.Н. с детьми она вместе с детьми 10 мая 2014 года была вынуждена уйти из спорной квартиры, стали временно проживать в квартире ее родителей по адресу: г. Ульяновск, <адрес>. По этой же причине между ней и Гараниным С.Н. брак был расторгнут.
В настоящее время сын М. боится отца, категорически отказывается с ним общаться; М. после случившегося получил глубокую душевную травму. При встрече с детьми Гаранин С.Н. по-прежнему хамит, угрожает ей и детям расправой, обзывает нецензурной бранью. После чего дети замыкаются в себе, у старшего сына М. начинаются проблемы с учебой и здоровьем. 15.04.2015 решением Заволжского районного суда г. Ульяновска Гаранин С.Н. был лишен родительских прав в отношении сыновей М. и С.» <6>.
———————————
<6> Гражданское дело N 2-2881/15. URL: https://rospravosudie.com/court-zavolzhskij-rajonnyj-sud-g-ulyanovska-ulyanovskaya-oblast-s/act-496053737/.
Рассмотрев данную ситуацию, мы можем сказать, что мать потерпевших детей вправе потребовать компенсацию морального вреда с отца этих детей, так как мы видим, что после общения с отцом дети замыкаются, у одного из них начинаются проблемы с учебой и со здоровьем. Доказательством являются психическое состояние детей, замкнутость, что влечет за собой проблемы в различных сферах.
Отсутствие наблюдения за ребенком, также отказ в удовлетворении необходимых физических и психологических потребностях ребенка, оставление их в опасности или неоказание медицинской помощи или иных необходимых услуг являются причиной смертности и заболеваемости среди детей младшего возраста. Вредоносное поведение родителей может сказаться на поведении ребенка и через годы. Во многих случаях невозможно возместить причиненные страдания ребенка денежной компенсацией. Но отметим, что это хотя бы каким-то образом позволит немного сгладить совершенное деяние и наказать правонарушителя. В любом случае действия, которые причинили вред личным неимущественным правам и благам (нанесение телесных повреждений любой тяжести, побои, оскорбление, клевета, незаконное лишение свободы и др.), всегда порождают у потерпевшего право требовать денежную компенсацию за причиненные страдания, не важно, в каких отношениях он состоит с человеком, причинившим ему вред.
Таким образом, если родители уклоняются от выполнения родительских обязанностей по отношению к ребенку, уклоняются от уплаты алиментов, злоупотребляют своими правами по отношению к ребенку, жестоко обращаются с ребенком, осуществляют психическое воздействие, покушаются на их половую неприкосновенность, — в таком случае их могут лишить родительских прав. В случаях, перечисленных выше, дети испытывают физические и нравственные страдания. Для устранения причиненной ребенку психологической травмы и достижения справедливости лишения родительских прав недостаточно. В таком случае было бы справедливым закрепление в статье, которая регулирует порядок лишения родительских прав, возможности требования возмещения морального вреда детям до 14 лет одним из родителей (лицами, их заменяющими), прокурором, органами и учреждениями, на которых возложена обязанность по охране прав несовершеннолетних. А дети, достигшие 14 лет, вправе сами требовать компенсации морального вреда, вызванного нарушением его прав и интересов. Еще была бы не лишней разработка механизма по использованию взысканного морального вреда. В целях исключения нецелевого использования взысканной суммы морального вреда было бы правильным создание банковского вклада на имя несовершеннолетнего, воспользоваться которым он сможет по достижении совершеннолетия (18 лет).
Такие же дополнения следует учитывать при отмене опеки и попечительства, усыновления, так как они являются формами устройства детей, которые остались без попечения родителей.
Таким образом, причины отмены усыновления — такие обстоятельства, которые свидетельствуют о противоправном виновном деянии усыновителей, в случае нарушения интересов ребенка, а именно: невыполнение обязательств, злоупотребление правами, жестокое обращение с усыновленным ребенком, а также наличие асоциальных заболеваний (алкоголизм, наркомания). В любом случае виновное поведение усыновителя отражается на формировании личности ребенка, по отношению к которому осуществляется физическое или психическое насилие, применялись неприемлемые приемы воспитания, унижалось человеческое достоинство ребенка; также родительские права могут наносить ущерб интересам ребенка: создавать препятствия в обучении, склонять к противоправным деяниям.
Так, основаниями для взыскания компенсации являются:
— физические или нравственные страдания ребенка;
— вина причинителя;
— следственная связь между противоправными действиями виновного и потерпевшего ребенка.
Выделим еще причины, по которым ребенок или его представитель может требовать компенсацию морального вреда при предоставленных доказательствах: физическое насилие (применение физической силы), психологическое насилие (унижение ребенка), создание различных препятствий к обучению, нанесение ущерба интересам ребенка, злоупотребление правами.
Ребенок, который испытывает физические и нравственные страдания, не может оценить их степень, таким образом, правом на оценку морального вреда должны обладать родители, орган опеки и попечительства, прокурор в отношении ребенка и сам ребенок по достижении возраста 14 лет.
Другая форма устройства детей — опека и попечительство — должна быть законодательно подкреплена нормой о возможности выдвижения требования о компенсации морального вреда, причиненного ребенку, находящемуся под опекой или попечительством. В случае прекращения опеки и попечительства при виновном поведении опекуна или попечителя, выражающемся в злоупотреблении своими правами, жестоком обращении с ребенком, в том числе и при использовании опеки (попечительства) в корыстных целях, несовершеннолетний может получить психологическую травму, которая будет оказывать на него воздействие всю жизнь. Поэтому при наличии в действиях опекуна (попечителя) признаков противоправности и виновности, морального вреда, причиненного несовершеннолетнему, есть возможность постановки вопроса о предъявлении искового заявления о компенсации морального вреда.
Можно сделать определенные выводы по защите прав ребенка:
1) ребенок испытывает физические и нравственные страдания в большей степени по сравнению с взрослым человеком;
2) институт компенсации вреда свободно может быть применим при защите прав ребенка, но это только в небольшой степени сгладит все переживания, перенесенные ребенком;
3) защиту прав ребенка, а также требование возмещение морального вреда может осуществлять один из родителей, а также органы опеки и попечительства. А при достижении определенного возраста ребенок сам вправе защищать свои интересы в суде;
4) институт компенсации вреда следует выделить отдельными нормами в семейном законодательстве как для взрослых, так и для детей.
На наш взгляд, очень мало дел можно обнаружить в судебной практике, связанных с компенсацией морального вреда ребенку, зачастую это происходит из-за незнания детьми своих прав и страх перед родителями. Ребенок может расценить физическое и нравственное насилие как методы воспитания и принять это как «инструмент воспитания». Но, как следствие, эти самые методы разрушают психологическое здоровье ребенка, что несет за собой моральный вред. Очень сложно проследить нарушения родителей или опекунов в отношении детей, которые влекут за собой страдания ребенка, вследствие этого невозможно компенсировать данные страдания. Также ребенок может сам не понимать того, что претерпевает нравственные страдания и насколько они сильные. Если, например, идет вред со стороны одного родителя, то второй должен будет защищать права ребенка и оценить его моральный вред. Если же иск был удовлетворен, денежные средства следует положить на специальный счет, которым ребенок сможет воспользоваться, достигнув совершеннолетия.
Литература
1. Мограбян А.С. Проблемы компенсации морального вреда при нарушении права личности на неприкосновенность внешнего облика // Вести Волгоградского государственного университета. 2011. N 1 (14). С. 251 — 255.
2. Назинцева А.Ю. Проблемы доказывания и определения размера компенсации морального вреда // Актуальные проблемы права: Материалы Международной научной конференции: Сб. науч. ст. М.: Буки-Веди, 2013. 94 с.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *