Во дворе гуляют куры

ПТИЧИЙ ДВОР.
На птичьем дворе стоял обычный для раннего утра шум и гам. Все ожидали прихода Хозяйки. До её появления все ещё как — то соблюдали правила приличия, старались держаться группами – утки с утками, гуси с гусями, куры с курами. Они чинно прохаживались по двору, щипали травку, выискивали червей, случайно оброненное зерно или зазевавшегося жука.
Индюки сидели на своем любимом месте – на заборе. Они нетерпеливо косились на калитку, из которой вот – вот должна была появиться Хозяйка, и время от времени кричали все сразу, хором. Такая у них была привычка – кричать обязательно хором.
При появлении Хозяйки начался настоящий переполох. Индюки тяжело соскакивали с забора, гуси оглушительно гоготали и хлопали крыльями, утки крякали. Позабыв о приличии, все неслись впереди Хозяйки к кормушкам, толкаясь и наступая друг другу на лапы.
Хозяйка ворчала на них за то, что они мешают ей раскладывать корм, и этим только задерживают её и самих себя, но никто её не слушал. Все прекрасно понимали, что она права, но ничего не могли с собой поделать. Успокоились они только тогда, когда заняли места возле полных кормушек. Как ни странно, всем хватило и места, и еды.
Было совершенно непонятно, из – за чего столько шума, но никто об этом не думал.
Оглушительный шум сменился дробным стуком клювов о кормушки.
Закончив дела,хозяйка присела на пенёк и стала наблюдать за своим хозяйством. В этот момент из — за угла дровяного сарая вышла курочка Пеструшка с дюжиной крошечных цыплят.
Хозяйка обрадовалась, увидав свою любимицу, ласковую ручную курочку Пеструшку в окружении маленьких желтеньких комочков! Она всплеснула руками и воскликнула:
— Пеструшка, какая ты умница! Когда же ты успела вывести таких чудесных деток? И почему ты скрывала от меня то, что собираешься стать мамой?
Хозяйка погладила Пеструшку по спинке, потом стала брать в руки поочерёдно каждого цыпленка и заботливо оглядывать со всех сторон.
Млея от счастья и гордости, Пеструшка протяжно квохтала в ответ:
— Коооо – ко — ко –ко –кооооо!
— Знаешь, что я тебе скажу, дорогая Пеструшка, — сказала Хозяйка, закончив осмотр, — у тебя замечательные детки, все как один здоровые, прекрасные цыплята. Я тобою горжусь! Но вам не место здесь, на птичьем дворе. Здесь слишком шумно и опасно. Я заберу вас на время в свой двор. Там вам будет очень хорошо. А когда они немного подрастут, вы вернетёсь жить сюда. Приглашай своих деток, и ступайте за мной.
ХОЗЯЙСКИЙ ДВОР
Пеструшка с трудом поверила своему счастью. Жить рядом с Хозяйкой, в её дворе – об этом можно было только мечтать! Обычно вход туда был строго воспрещен.
Следуя за Хозяйкой, Пеструшка строго наказывала цыплятам, что бы они вели себя прилично, не разбегались слишком далеко по двору и вообще знали свое место. Те согласно попискивали в ответ и изо всех сил старались не отстать. Пеструшка спешила за хозяйкой, одновременно следила за тем, что бы не потерять какого – нибудь цыпленка, и ей некогда было оглядываться по сторонам.
Наконец Хозяйка остановилась у крыльца своего дома, повернулась к Пеструшке и сказала:
— Ну, вот мы и пришли. Здесь будет ваше временное жилье.
Пеструшка пересчитала цыплят и только тогда оглядела двор.
Какая же красота и чистота была вокруг неё! Вдоль дорожек, выложенных чистенькой цветной плиткой, возвышались кустики всевозможных ярких цветов. Дальше виднелась аккуратно постриженная зелёная лужайка.
— Ну вот, дорогая Пеструшка, вы будете жить здесь. Сейчас я вас накормлю, а потом устрою удобное гнездышко. Потом вы можете гулять по зелёной лужайке. Не сидеть же цыплятам на бетонных плитах, для них это очень вредно.
Счастливая Пеструшка снова затянула свое «коооо-ко –ко –ко – коооо»! –
выражая Хозяйке свою признательность.
Хозяйка ушла за кормом. Пеструшка с любовью посмотрела ей вслед и подумала, как всё — таки прекрасна жизнь! Она присела и только начала квохтать об этом своим детям, как вдруг услышала сзади чьё – то дыхание.
Оглянувшись, Пеструшка оторопела от ужаса.
Позади неё стояла огромная лохматая собака. Она высунула свой длинный язык чуть ли не до самой земли, и с любопытством разглядывала её милых деток, наверное, выбирала, кого бы из них съесть.
— Ко — ко – ко — кой ужас!!! – воскликнула Пеструшка и мгновенно приняла решение, что погибнет сама, но не позволит собаке даже прикоснуться ни к кому из её детей.
Она издала истошный крик, означавший сигнал опасности, по которому все цыплята в мгновение ока сбежались под её крыло, и клюнула пса прямо в его чёрный нос.
От неожиданности пёс жалобно заскулил и отскочил назад. Пеструшка сама не ожидала такой легкой победы, но на всякий случай продолжала возмущенно кричать и наскакивать на пятящееся назад животное.
— Что случилось? Пеструшка, успокойся, пожалуйста, и объясни толком, что у вас произошло? – воскликнула Хозяйка, спеша к ним с большим блюдом в руках. – Джим, неужели ты кого – нибудь обидел?
Услышав голос Хозяйки, пёс бросился к ней и прижался к её ноге, поскуливая от боли и обиды.
— Что же все – таки случилось, кто мне объяснит? – спросила Хозяйка, поглаживая собаку по голове.
Пеструшка притихла, её перья улеглись на место, и она приняла вполне мирный вид. Собака села на дорожку и стала тереть нос передней лапой.
— Кажется, я всё поняла, — сказала Хозяйка. Она присела на корточки и стала разглядывать собачий нос.
— Да, так и есть! Пеструшка, это, конечно, твоя работа, ты клюнула Джима в нос… Посмотри, у него даже выступила кровь. Наверное, он подошел слишком близко к цыплятам, и ты бросилась их защищать. Да, это моя вина. Я забыла вас познакомить и предупредить тебя, что Джим очень хорошая, воспитанная собака и бояться его не нужно. Он недавно приехал к нам из города и ещё ни разу в жизни не видел маленьких цыплят.
Джим, ты не должен обижаться на Пеструшку. Она же мама, а хорошая мама всегда защищает своих детей. Я очень прошу вас помириться и жить дружно, потому что вы теперь соседи, а соседи обязательно должны дружить.
Хозяйка взяла в руки одного из цыплят и поднесла прямо к собачьему носу. Пеструшка задохнулась от страха за своего крошку. Её перья опять стали торчком. Она уже была готова снова броситься на Джима, но он вовсе не собирался есть цыплёнка.Он просто его понюхал и даже легонько лизнул, наморщив при этом свой нос.
Потом Джим чихнул, улыбнулся Хозяйке, слегка приподняв верхнюю губу, и одобрительно замахал хвостом. По его глазам было видно, что цыплёнок очень ему понравился.
У Пеструшки сразу отлегло от души. Теперь она поверила в то, что собака не враг ни ей, ни её цыплятам.
ДЖИМ
Когда все познакомились и успокоились, хозяйка поставила перед Пеструшкой блюдо с кормом и поилку с чистой водой, и предложила ей покормить цыплят.
Пеструшка с удовольствием принялась за обучение своих малюток. Чтобы научить их есть, нужно было только несколько раз постучать клювом по блюду с едой и умные цыплята тут же поняли, что от них требуется. Уже через минуту они стояли кружком вокруг блюда, дружно клевали пшено и запивали его водой.
А Хозяйка тем временем принялась за устройство гнезда. Подумав, она решила использовать старую собачью конуру. Это была довольно крепкая, красивая конура, но для сенбернара Джима она была слишком мала.
Притащив конуру из сарая, Хозяйка поставила её неподалеку от крыльца, постелила внутрь соломки, и у Пеструшки появился свой собственный домик. Она тут же в него забралась, потопталась, приминая солому, и позвала к себе цыплят. После длинного для их возраста перехода и завтрака им нужно было немного отдохнуть. Цыплята попрятались под её крылья и сразу же затихли.
— Ну, как, удобно? – спросила Хозяйка.
— Кооооо-ко –ко –ко –кооооо! – воскликнула довольная Пеструшка.
— Вот и отлично,- сказала Хозяйка, — отдыхайте, а мы с Джимом пойдём, чтобы вам не мешать. Джим, за мной!
Хозяйка повернулась и стала уходить, но Джим остался на месте. Оглянувшись, Хозяйка позвала его ещё раз:
— Пойдем со мной, Джим. Цыплята ещё очень маленькие, им обязательно нужно немного поспать, да и Пеструшке отдых тоже не помешает.
Джим повилял хвостом, но даже не двинулся с места. Наоборот, он подошел ближе к конуре и прилёг на дорожку, показывая этим, что отныне хочет жить рядом с цыплятами.
— Джим, ты хочешь сказать, что теперь твое место будет здесь? – удивилась Хозяйка. – Тебе так понравились маленькие цыплята? Ну что ж, я не буду тебя неволить, но учти, теперь тебе придется спать под открытым небом.
Джим согласно тряхнул головой и улыбнулся Хозяйке своей неповторимой собачьей улыбкой. Хозяйка посмотрела на него и сказала:
— А что, возможно, ты и прав. Так нам всем будет гораздо спокойнее. Хорошо, оставайся здесь, а я пойду, у меня много дел.
Оставшись наедине с Джимом, Пеструшка снова насторожилась — мало ли что может прийти на ум этой собаке. Она долго сидела с открытыми глазами, боясь уснуть. А Джим положил голову на передние лапы и задремал, а через некоторое время даже начал довольно громко похрапывать.
Пеструшка смертельно устала. Высиживая цыплят, она часто недоедала и совершенно не спала последнюю ночь. Незаметно для себя она тоже уснула. Проспав крепким сном часа два, Пеструшка проснулась от весёлого писка своих цыплят.
Открыв глаза, она увидела удивительную картину. На дорожке, неподалеку от её домика, лежал Джим в окружении её дорогих цыпляток. А они прыгали по его спине, съезжали по бокам вниз, словно с горки, копались в густой шерсти, а один осмелился даже забраться ему на голову, уселся между ушей и звонко пищал, приглашая к себе своих братьев и сестер.
Похоже, что Джиму пришлась по душе эта возня, потому что он лежал спокойно, улыбаясь от удовольствия, и даже не подумал подняться и стряхнуть с себя развеселившуюся компанию.
Пеструшка испугалась того, что Джим может нечаянно придушить кого – нибудь своей лапой. Она вскочила и громко закудахтала, призывая детишек вернуться под её крыло. Но не тут – то было. Цыплятам так понравилось кататься с этой живой горки, зарываться в мягкую длинную шерсть Джима, в которой было так тепло и уютно, что никто даже не посмотрел в её сторону.
Пеструшке стало ужасно обидно, и она громко закричала:
— Куд-куд-куд-ку-да вы все разбежались? Кто-кто-кто-кто вам разрешил уходить от своей мамочки?
Цыплёнок, сидевший на голове у Джима, понял, что Пеструшка вот – вот расплачется от обиды, лихо съехал по собачьему лбу на дорожку и подбежал к Пеструшке.
Он ласково потёрся о её ноги, потом забежал наперед, вытянул тонкую шейку и похлопал своими маленькими крылышками, что бы привлечь к себе её внимание.
— О, вылитый Петруша, у него даже жесты такие, как у отца! – растрогалась Пеструшка, наклоняясь к цыплёнку.
— Пи-пи-пи-пи,- запищал цыплёнок, — дорогая мамочка, не сердись на нас. Джим сам пригласил нас поиграть, чтобы мы не мешали тебе спать. Он такой добрый!
— Ко-ко-ко-ко-нечно, я ему очень благодарна, — ответила Пеструшка,- но ко-ко-ко-как же можно вести себя так – так – так неосторожно, он же может нечаянно вас затоптать. Вы толь- ко –ко –ко –ко посмотрите, ко-ко-ко-ко-какие у него огромные лапы!
Услышав громкое квохтание мамы, цыплята один за одним спрыгнули с Джима и собрались возле Пеструшки.
Джим поднялся на ноги и подошел поближе. Пеструшка ревниво растопырила свои крылья над выводком, стараясь заслонить собою цыплят и спасти их от соблазна вернуться к
Джиму.
— Гав! – коротко и не громко, что бы никого не испугать, сказал Джим –
Простите меня, пожалуйста, дорогая Пеструшка, я видел, какие у вас усталые глаза и решил дать вам немного отдохнуть. Не бойтесь меня, я не причиню вашим деткам никакого вреда. Вы знаете, я был один у мамы и папы, а мне всегда хотелось жить в большой семье, такой, как у вас. Я всегда мечтал иметь много братьев и сестер, ведь жить одному очень скучно.
Пеструшка внимательно посмотрела во влажные собачьи глаза. Вдруг ей стало ужасно жалко эту большую, добрую, но такую одинокую собаку. Если бы Джим был немного поменьше ростом, она обязательно взяла бы его под свое крылышко и согрела бы своим теплом, но даже вытянув шею, она едва — едва доставала своим гребешком до его плеча. Пеструшка вздохнула и ласково проквохтала:
-Кооооооо – ко-ко-ко-ко-коооо! Ко-ко-ко-ко-ко-ко-рошо, можете считать себя членом нашей семьи, если, ко-ко-ко-ко-нечно, вас не смущает мое кво-кво-кво-квохтание.
— Гав! Нисколько не смущает! Спасибо вам огромное, теперь я буду по – настоящему счастлив! Гав! – ответил Джим и от избытка чувств хотел запрыгать на месте, но Пеструшка снова всполошилась:
— Ах, пожалуйста, будьте осторожны, я так боюсь за моих деток, не затопчите ко-ко-ко-ко-го – нибудь из них.
— Хорошо-хорошо, — поспешно согласился Джим и замер на месте, — скажите пожалуйста, могу ли я хотя бы помахать хвостом?
— Хво — кво — кво — кво – кво — стом можно, только осторожно, — подумав, ответила Пеструшка.
— Большое спасибо! – ответил Джим.
Он действительно был очень умной и хорошо воспитанной собакой.
С тех пор Джим стал лучшим другом Пеструшки, в некотором роде членом её многочисленного семейства и почти всё время находился рядом с ними. Он разрешал цыплятам бегать и прыгать по своей спине столько, сколько им хотелось. Ещё он позволял им клевать «чаппи» из своей чашки и даже сопровождал на прогулках по лужайке.
Вскоре Пеструшка так к нему привыкла, что стоило ему куда — нибудь исчезнуть, как она начинала волноваться за него, как за собственного цыплёнка, поэтому он старался от неё не отставать.
КОТ ВАСИЛИЙ
Сегодня Пеструшка решила представить свой выводок птичьему двору. Правда, она не рискнула туда зайти, просто привела цыплят к забору и потихоньку позвала Петрушу.
Увидев подругу с цыплятами, Петруша обрадовался, взлетел на забор и несколько раз громко прокукарекал. Этим он очень напугал цыплят. Они сначала бросились врассыпную, потом сбежались обратно к Пеструшке и попрятались под её крылья.
Стоявший позади них Джим тоже испугался. Он громко залаял, и прыгнул передними лапами на забор, что бы согнать оттуда Петрушу. От неожиданности Петруша едва не свалился на землю. От гнева и стыда его гребень стал малиновым.
Пеструшке с трудом удалось уговорить его не обижаться на Джима. Потом она ласково проквохтала цыплятам, что это их родной папа, и они должны им гордиться. Цыплята перестали бояться и вылезли из под её крыльев.
Постепенно все жители птичьего двора собрались у забора, стали любоваться цыплятами и наговорили Пеструшке много комплиментов. Увидев её здоровеньких, весёлых деток, две курочки, Ряба и Чернушка, сразу же изъявили желание вывести по собственному выводку. Уточка Катя и индюшка Глаша тоже пообещали обдумать этот вопрос.
Только курочка Красуля, яркая и гордая красавица, большая любительница прогуливаться у соседнего двора, из – за чего Петруше не раз приходилось драться с соседским петухом, осталась равнодушной и не проквохтала цыплятам ни одного доброго слова.
Красуля знала, как все уважают Пеструшку за её покладистый характер, как хорошо относится к ней Петруша, и всегда её недолюбливала. А когда услышала, что Пеструшка живет в хозяйском дворе, что ей разрешено гулять по зелёной лужайке и что она дружит с этой красивой и сильной собакой, стала ей завидовать и почувствовала себя совсем плохо.
Да, всем, кто кому – нибудь завидует, становится плохо, потому что зависть очень нехорошее, болезненное чувство.
Красуля больше не могла видеть счастливую Пеструшку и потихоньку ушла из птичника. Она вышла на луг, и стала прогуливаться по нему в полном одиночестве. Вдруг она услышала чье – то мурлыканье.
— Мурррр-мяу! Кто это тут такой красивый бродит в одиночестве? А где же наши кавалеры – петухиииии?
Оглянувшись, Красуля увидела сидящего на заборе серого соседского кота Василия, большого любителя молодой цыплятинки. В раннем детстве Красуля ужасно его боялась. Едва услышав его мяуканье, она в ужасе убегала, куда глядят глаза. Теперь, когда она стала большой курочкой с крепким клювом и острыми когтями, он уже не был ей страшен, теперь она могла за себя постоять.
Василию не раз доставалось за его кровожадность от наседок, петухов и Хозяек птичьих дворов, но он всё равно не упускал ни одной возможности стащить цыпленка у зазевавшейся мамаши. А уж сколько он перетаскал инкубаторских, безнадзорных цыплят, трудно даже сосчитать.
Красуля притворилась, что не заметила Василия, отвернулась и пошла в другую сторону. Но отвязаться от этого старого разбойника было не так то просто. Он пробежался по забору вперед, уселся на столбик, распушил свой хвост, и снова замурлыкал.
— Муррррр – мурррр, какие мы горрррррдые! Отворрррррачиваемся от старого друга, муррррр! Не желаем даже разговаривать….
— Нам не о чем говорить, – ответила Красуля и стала грести лапкой по земле, делая вид, что ищет червячка.
— Ну почему же не о чем, мурррр,- промурлыкал старый хитрец. – Сорока только — что прострекотала, что в вашем хозяйстве появился приплод?
— Ко — ко – ко — кой ещё приплод? – прокудахтала Красуля.
— Ко — ко –кой… Эх ты, деревня! Слышал я, что ваша скромница Пеструшка вывела мелюзгу.
— Подумаешь, вывела, ну и что здесь тако – ко – ко – кого? Я тоже могу.
— Тоже могу!… Это ты то можешь? Тебе бы только перед петухами вертеться! – насмешливо проговорил Василий.
— Ко-ко-ко-нечно, могу, что здесь тако-ко-ко-кого хитрого! — возмутилась Красуля.
— Вывести то сможешь, только ваш заполошный птичник тут же их всех и затопчет, — сказал хитрый кот.
— Не затопчет. Хозяйка забирает малышей с наседко–ко-ко-кой в свой двор, — ответила Красуля.
— Да ладно, чтоб Хозяйка пустила кого – нибудь в свой чистенький дворик – никогда не поверю. Скажи ещё, что она поселила их в своем доме.
— В дом, ко-ко-ко-конечно, она не поселила, они живут в старой ко-ко-ко-нуре возле крыльца. Так что не рассчитывай на то, что тебе удастся стащить цыпленка, — насмешливо ответила Красуля и быстро пошла в сторону птичника.
При всех своих недостатках она была доброй курочкой и не хотела, что бы какой – нибудь цыпленок достался на обед этому бандиту. Но она даже не заметила, как старый хитрец выведал у нее всё, что хотел.
Василий отвернулся, делая вид, что наблюдает за сидевшими на старой яблоне воробьями, и стал обдумывать свой хитрый план. Значит, Пеструшка с цыплятами живут возле крыльца. Конечно, оттуда стащить цыплёнка не так то просто, но для бывалого кота нет ничего невозможного. К тому же он так давно не ел молоденькой цыплятинки, а она ведь такая вкусная, нежная, косточки так и тают во рту. От этих мыслей есть захотелось так сильно, что у Василия потекли слюнки, и он тут же решил отправиться на охоту.
Подняв голову, Василий посмотрел на солнце. Оно находилось как раз над его головой. Значит, наступил полдень. Сейчас все, в том числе и Хозяйка, пообедают и лягут отдыхать. Петрушка, это вредный петух, оставивший на его теле столько шрамов, не страшен, потому что остался на птичьем дворе. Хозяйкин пёс Бобик недавно околел от старости. В общем, Пеструшка сейчас одна. Она, конечно, устала от хлопот и обязательно задремлет после обеда, а кто – нибудь из непослушных цыплят непременно выйдет из конуры прогуляться или попить водички. Так что нужно потихоньку пробраться во двор, спрятаться за конурой и немного подождать.
Приняв решение, Василий спрыгнул с забора и заспешил к соседскому двору. Да, давненько он здесь не бывал. Бобик, пусть земля будет ему пухом, сам не ел цыплят и другим не давал. К тому же Хозяйка, знавшая о вкусах Василия, строго настрого приказала ему не подпускать серого бандита даже близко ко двору. Бобик до последних дней своей жизни свято исполнял этот приказ.
— Ничего, — подумал Василий, пробираясь во двор сквозь густой сиреневый куст, — теперь мне никто не помешает.
Во дворе стояла тишина. Всех его обитателей сморил сон.
Василий неслышно подошел к старой собачьей конуре и осторожно в неё заглянул. Да, так и есть. Пеструшка сидела на гнезде и дремала. Из — под её крыла выглядывала желтая цыплячья головка.
Эх, так бы её и схватил! Но нет, нельзя. Можно промахнуться, и разбудить Пеструшку, а уж она — то спуска не даст. Курицы, имеющие маленьких цыплят, превращаются в настоящих фурий и с ними лучше не связываться. Надо проявить немного выдержки и терпения.
Василий улёгся на дорожку сбоку конуры, что бы нечаянно проснувшаяся Пеструшка его не увидела, и приготовился ждать.
От нетерпения он нервно вздрагивал. Есть хотелось так сильно, что урчало в животе. Василий даже боялся, что Пеструшка услышит это урчание и проснется.
Из – за голода Василий совсем потерял бдительность. А громкое урчание в животе помешало ему услышать, как сзади подошел Джим, который ненадолго отлучился перед самым приходом кота. Ему как раз срочно потребовалось сходить к столбику по известной надобности. Возвращаясь обратно, он заметил Василия, который крадучись подбирался к конуре, где жила новая любимая семья Джима.
Джим вырос в городской квартире у сына Хозяйки, который уехал вместе с семьей за границу, и попросил мать оставить собаку у себя. Он был воспитанной собакой и ничего против кошек не имел, даже иногда с ними играл, поэтому появление Василия его не насторожило.
Он подумал, что этот серый, неухоженный и нечёсаный кот одинок так же, как и он.
Наверное, он тоже ищет себе друзей, подумал Джим и уже был готов его приветствовать. Но тут он заметил, что кот ведет себя очень подозрительно. Он весь как – то странно напрягся, словно перед прыжком, и внимательно смотрел на Пеструшку, а его вытянутый хвост метался из стороны в сторону точно так, как у бродячего городского кота, ловившего воробьев.
Джим заподозрил неладное. Он неслышно подошел поближе к Василию, остановился позади него и стал за ним наблюдать.
В это время цыплёнок, вылупившийся первым, захотел попить и выбрался из — под Пеструшкиного крыла. Увидев перед собой усатую морду Василия, он подумал, что пришел ещё один друг, и, обрадовавшись, направился к коту.
Василий знал, что в этом случае надо действовать быстро и решительно – хватать цыпленка и убегать, пока не проснулась Пеструшка. И он резко вскочил, что бы броситься на цыплёнка, но Джим уже догадался о его намерениях и быстро схватил его за хвост. Василий взвыл от боли и дернулся, что бы освободиться, но Джим держал его так крепко, что хвост едва не оторвался.
Пеструшка мгновенно проснулась, и, увидев перед собой заклятого врага всех цыплят, закричала, бросилась к нему и стала его клевать и бить крыльями. Бедный Василий вырывался изо всех сил и завывал от боли.
На птичьем дворе узнали его голос, и там поднялся ужасный переполох. Петруша кукарекал, индюки кричали все сразу, хором, куры кудахтали, утки крякали, гуси гоготали и хлопали крыльями.
Этот шум разбудил Хозяйку, и она сразу же вышла из дома.
Тут она увидела Василия, который уже не вырывался, боясь остаться без хвоста, а только выл и закрывал лапами глаза от крепкого клюва разгневанной Пеструшки, и всё поняла. Поспешив к ним, Хозяйка сказала:
— Джим, Пеструшка, отпустите, пожалуйста, этого несчастного кота. Я думаю, что теперь он больше никогда в жизни не будет трогать маленьких цыплят.
Джим послушно убрал свою лапу.
Почувствовав свободу, Василий стрелой умчался со двора и долго сидел в кустах, зализывая свои раны. С тех пор он поклялся, что больше никогда в жизни не будет трогать маленьких цыплят, даже если они будут ходить прямо перед его носом.
А Пеструшка долго ещё квохтала Джиму слова благодарности за спасение своего малыша и клялась ему в своей вечной дружбе и преданности. Джим в ответ смущённо потряхивал головой и улыбался своей удивительной улыбкой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *