Вернуть вексель фтк

Фото: коллаж Banki.ru

Почти 1,5 тыс. клиентов санируемого банка получили назад свои вложения, хотя в их успех мало кто верил. С чем пришлось столкнуться пострадавшим и как они смогли одержать победу?

Клиенты Азиатско-Тихоокеанского Банка (АТБ), которым тот предлагал векселя сторонней компании под видом вкладов, смогли отсудить у кредитной организации 1,4 млрд рублей. Споры выиграли 90% пострадавших, обратившихся в суд, сообщили Банки.ру в ЦБ.

«По состоянию на 1 июля 2019 года с учетом всех судебных инстанций в пользу векселедержателей было принято 1 489 решений (более 90% от всех принятых решений). На 1 июля 2019 года АТБ осуществил выплаты по исполнительным листам на общую сумму 1,4 миллиарда рублей», — передал через пресс-службу зампред Банка России Василий Поздышев. Он отметил, что некоторые судебные разбирательства еще ведутся и регулятор готов рассчитываться с истцами, которые одержат победу в спорах.

Почему ЦБ платит бывшим клиентам АТБ?

Банк России принял решение о финансовом оздоровлении Азиатско-Тихоокеанского Банка в апреле 2018 года. Почти сразу же регулятор обнаружил там «финансовую пирамиду» по продаже векселей — кредитная организация предлагала клиентам долговые бумаги ООО «ФТК» под видом вкладов. Доходы от покупки новых бумаг шли на выплату процентов по старым векселям. При этом ЦБ посчитал, что ФТК связана с бывшим совладельцем АТБ Андреем Вдовиным — компания имела кредиты в АТБ на 1,2 млрд рублей, по которым были сформированы стопроцентные резервы. Иными словами, ссуда считалась безнадежной.

В мае 2018 года держатели векселей ООО «ФТК» начали жаловаться на приостановку выплат. Клиенты обращались за деньгами и в банк, и в компанию, но везде получали отказ. ФТК поясняла, что продавала свои ценные бумаги Азиатско-Тихоокеанскому Банку. Тот расплачивался за векселя собственными средствами, а потом перепродавал их третьим лицам. Деньги, которые перечисляли клиенты АТБ, напрямую на счет ФТК не поступали. Если у человека есть претензии, их нужно предъявить банку. У АТБ была противоположная позиция: он называл себя лишь агентом по продаже векселей и рекомендовал обращаться с претензиями к эмитенту, то есть ФТК.

«Перебрасывание» клиентов привело к жалобам и митингам на Дальнем Востоке и в Сибири. В итоге в конфликт вмешался ЦБ. Банк России порекомендовал пострадавшим судиться со всеми участниками схемы и обещал: если суд признает АТБ виновным в некорректной продаже векселей, регулятор возместит потери клиентов.

Иски, основанные на надежде

Бывшие клиенты АТБ, которые оказались не вкладчиками, а векселедержателями, сначала мало надеялись на успех. «У нас городок небольшой, всех знаем. Разбираться они сильно не хотели, потому что такие дела их пугают. Судьи нас точно пинали», — рассказывает Наталья Шейнюк. Она живет в Шимановске Амурской области — в 310 км от Благовещенска, где находится головной офис АТБ.

Сама Наталья приобрела злополучные векселя после звонка руководителя подразделения банка: «Начальника нашего операционного офиса я знаю уже давно, 15 лет. Срок вклада закончился в октябре 2017 года, Евгения Михайловна позвонила мне по рабочему телефону и предложила оставить деньги в банке. Они продвигали это не как вексель, а называли банковской программой, вексельным вкладом. Тут сыграло роль, что я ее давно знаю, подписывала документы не глядя».

Когда банк санировали, а выплаты приостановились, клиентка поняла, что с ее «депозитом» что-то не так. Оценить масштаб проблемы помогли соцсети и обычные листовки: пострадавшие клиенты из Шимановска нашли друг друга по объявлениям. «Поодиночке нас бы всех раскидали», — уверена Наталья.

Как и основная масса бывших клиентов АТБ, женщина подала иск только к осени 2018 года. Правда, разбирательство почти сразу приостановили на неопределенный срок.

«Мы встречались с судьей, он прямо нам не сказал, что будет вынесено отрицательное решение, но дал понять, что, скорее всего, хода никакого не будет. Они сидели, разводили руками», — признается Наталья. «Лед тронулся» только в начале 2019 года. Сначала суды в основном удовлетворяли иски тех, кто оформлял только один вексель в АТБ. Потом все больше клиентов стали одерживать победу, в том числе после подачи апелляций. Собеседница Банки.ру связывает это с протестной активностью: «Мы же постоянно митинговали, пикетировали, раздавали листовки. Сотрудники АТБ на нас даже жаловались в полицию».

Буква закона vs справедливость

Всего к АТБ было подано примерно 2 тыс. исков, процент их удовлетворения довольно высокий. В основном истцы проживают в Амурской и Кемеровской областях, Хабаровском и Камчатском краях, а также в Приморье. «Фабула обвинения» в делах примерно одинаковая: клиент хотел оформить новый депозит, сотрудник банка предложил заключить новый договор, но толком не объяснил его суть. Тем не менее пострадавшие использовали разные аргументы для подтверждения своей позиции. Некоторые пытались оспорить сделку, ссылаясь на закон «О защите прав потребителей». Якобы продавец — банк АТБ — не объяснил покупателю смысл и предмет соглашения. Вторая группа заявителей требовала признать сделку купли-продажи недействительной, поскольку сами векселя клиенты так и не получили, а значит, банк-агент действовал недобросовестно. Наконец, третья группа истцов пыталась опираться на нормы вексельного права.

Изначально ситуация выглядела спорной, поскольку предметом договоров являлись векселя, говорит гендиректор юридической компании «Глазунов и Семенов» Валерий Глазунов. «Вексель является ценной бумагой и предполагает применение к спорным отношениям законодательства о ценных бумагах. Это делает невозможным применение закона о страховании вкладов и закона о защите прав потребителей. При формальном рассмотрении дела, не выясняя подробностей заключения договора, фактического исполнения обязательств по передаче векселя, суды отказали бы в защите прав инвесторов», — рассуждает юрист.

Закон о защите прав потребителей, действительно, сложно применить к подобным сделкам, считает партнер «ФБК Право» Александр Ермоленко. По его словам, покупка векселя в банке не может трактоваться как получение банковской услуги. Клиент вступает с организацией в вексельные отношения, а не потребительские. Юрист также обращает внимание на сложности, с которыми могли столкнуться те, кто апеллировал к вексельному праву. У многих истцов не было на руках ценных бумаг, по которым можно требовать исполнения обязательств. Лишь в некоторых делах упоминается оригинал векселя, предоставленный в суд. Люди сталкивались и с другой проблемой: их вексель содержал упоминание «без оборота на меня». Оно означает, что Азиатско-Тихоокеанский Банк как один из индоссантов не несет ответственности за неисполнение обязательств. Корреспондент Банки.ру обнаружил дело (2 — 955/18), где клиент оказался держателем бумаги без этой формулировки, и в итоге суд встал на сторону истца. «Все это дело — сплошное везение», — уверяет Ермоленко.

Если судить по удовлетворенным искам, самой эффективной стратегией было требование признать сделку купли-продажи недействительной. По договору клиент приобретал простой вексель, но в реальности в руках его не держал. При этом банк брал «невидимый» вексель на хранение. «Фактически стороны действовали так же, как и при заключении договора банковского вклада», — говорилось в одном из дел. Суд мог расценить это как недобросовестность одной из сторон и «развернуть» сделку, поясняет Ермоленко. Во многих исках также упоминалось, что клиент не понимал предмет договора и не знал, что значит понятие «вексель».

«Это все равно что купить пакет молока, а потом требовать деньги за него с продавца, когда оно прокиснет, при этом заявляя, что покупатель вообще не знал, что молоко может прокиснуть», — говорит партнер юридического бюро «Замоскворечье» Дмитрий Шевченко. Он убежден, что подобные решения были скорее политическими.

Такая результативность по искам обманутых клиентов АТБ объясняется позицией ЦБ, полагает адвокат Светлана Громадская. Именно регулятор предложил пострадавшим судиться в том числе с банком. Во многих делах также упоминаются результаты проверки Банка России, во время которой была обнаружена «вексельная схема» в АТБ. «Такая активная позиция ЦБ объясняется желанием максимально быстро и эффективно «закрыть» проблемный вопрос с векселями перед продажей банка», — констатирует Громадская.

Масштаб проблемы и общественный резонанс сыграли свою роль, соглашается Глазунов. Он, впрочем, считает позицию регулятора нейтральной. «Решение было не на стороне граждан, если были выявлены неоднократные покупки векселей, что подразумевает отсутствие таких обстоятельств, как дезинформация клиента», — замечает юрист.

Продолжение следует

ООО «ФТК» выпустило долговые бумаги на 4,3 млрд рублей, сообщала газета «Ведомости». По данным ЦБ на 14 мая 2018 года, в хранилище АТБ находился 2 731 вексель, обязательства по ним составляли 3,99 млрд рублей. Аналогичная сумма фигурировала в отчетности банка по МСФО по итогам 2018 года, замечает аналитик Банки.ру Вадим Тихонов. Это были обязательства некредитного характера, которые отражались на внебалансе. Уже тогда в документах было указано, что средства пойдут на возмещение по судебным искам по векселям ООО «ФТК». Получается, что пока бывшие клиенты АТБ отсудили у банка 35% от всей суммы обязательств.

В конце прошлого года ЦБ также сообщил о создании специального фонда, который должен помочь санируемому АТБ расплатиться с недовольными клиентами. Это комбинированный ЗПИФ, которым управляет УК ФКБС. Фонд служит для компенсации расходов банка по выплате средств векселедержателям по решению суда, передал через пресс-службу зампред ЦБ Василий Поздышев. Он подчеркнул, что фонд взаимодействует только с Азиатско-Тихоокеанским Банком, а не с пострадавшими клиентами. В 2019 году Банк России пытался продать АТБ частному инвестору, но аукцион не состоялся — претенденты на актив не стали участвовать в торгах. Регулятор, тем не менее, не теряет надежды продать банк в 2020 году. Возможная сделка ничего для держателей векселей не изменит, уверяет Поздышев.

«В случае если судебные тяжбы к моменту продажи банка новому инвестору не будут завершены, АТБ продолжит выплаты векселедержателям по решению суда и после его продажи. При этом ООО «УК ФКБС» продолжит выкупать векселя у банка, которые возвращены ему по решению суда, и после продажи Банком России АТБ», — пояснил представитель регулятора. По словам зампреда ЦБ, влияние истории с векселями на финансовое положение АТБ будет минимальным.

Юлия КОШКИНА, Banki.ru

Новый владелец санируемого Азиатско-Тихоокеанского банка, который ЦБ рассчитывает продать до конца 2018 года, не будет нести финансовой ответственности за судебные решения по предъявляемым банку требованиям по векселям ООО «Финансовая торговая компания» (ФТК), которые АТБ до санации продавал своим вкладчикам, зачастую вместо вкладов.

ФТК связана с бывшим совладельцем банка Андреем Вдовиным, была заемщиком АТБ и использовалась для финансирования проектов Вдовина. От реализации векселей люди деньги не получили, по данным ЦБ, выплаты по векселям ФТК были прекращены 4 мая в связи с недостатком средств на счете ООО «ФТК». Оригиналы векселей переданы векселедержателям для защиты своих прав в суде.

«Инвестор не будет нести финансовую ответственность за требования по векселям в банк АТБ», — подчеркнул Поздышев, отметив, что это будет ответственность ЦБ.

«Мы не будем отказываться от выплат банком тем векселедержателям, в отношении которых принято судебное решение об ответственности банка», — подчеркнул он. Возможно, банку будут выделены средства на погашение требований по этим векселям, не исключил Поздышев. Потери ЦБ по этим требованиям будут предъявлены бывшим собственникам АТБ, добавил он.

Максимально банку могут быть предъявлены требования по векселям до 4 млрд руб., сообщил Поздышев.

«В сам пакет предложения, которое мы сделаем инвесторам, возможные потери от судебных решений по векселям будут заложены в стоимость сделки. Сейчас общая сумма векселей около 4 млрд руб. Это максимум, который банк в будущем может потерять», — сказал Поздышев.

Возможные потери будут включены в сумму сделки в виде ковенанты.

На данный момент суды оценивают требования векселедержателей по-разному, но меньшинство случаев судами определяется судами как введение банком векселедержателей в заблуждение, сказал Поздышев.

«Есть ситуации, когда векселедержатель действительно был введен в заблуждение банком, это был вкладчик банка, и его вклад был переведен в вексель. Есть ситуации иные, когда люди сознательно покупали эти векселя, понимая, что к банку этот вексель не имеет никакого отношения. Есть и еще худшие случаи — есть случаи, когда возникали перекупщики этих векселей, покупая эти векселя у граждан с дисконтом и теперь требуя от банка полного возмещения», — рассказал он.

Ранее в среду Поздышев сообщил, что ЦБ планирует в августе докапитализировать санируемый АТБ на сумму около 10 млрд руб., а в сентябре выставить его на продажу на конкурсной основе. Реализовать банк планируется до конца 2018 года. ЦБ рассчитывает продать АТБ максимум за один капитал (8-9 млрд руб.) АТБ было решено не присоединять к «Открытию» и Бинбанку, так как для менее крупного банка проще найти покупателя, пояснил Поздышев.

Информационное агентство России ТАСС

17:09 2 марта 2019. Финансы, Бизнес, Южно-Сахалинск

2 марта в Южно-Сахалинске напротив офиса «Азиатско-Тихоокеанского банка» состоялся очередной пикет обманутых вкладчиков. В этой истории появились положительные моменты для клиентов банка, но радоваться им пока рано, так как ЦБ всячески сопротивляется.

В январе 2019 года Сахалинский областной суд удовлетворил апелляционные заявления трех сахалинцев, которые ранее купили вексели в АТБ по привлекательным ставкам. После такой практики городской суд Южно-Сахалинска также вынес более десяти положительных решений в пользу вкладчиков. Отметим, что каждый случай рассматривается отдельно, а всего в финансовую западню попали около трехсот жителей Сахалинской области. Положительные решения также выносятся в других регионах страны.

Кроме того, в двух арбитражных судах (Хабаровск и Владивосток) подтверждена неправильная выдача векселей, то есть не по нормативным документам. А на базе главного следственного управления состоялось объединение уголовных дел как минимум из двух регионов: Сахалинской и Амурской областей.

— Позиция, занятая Центробанком, не понятна, — объясняет причину пикета его организатор Герман Чекмарев. — Сначала они нас начали разбивать по категориям, о чем в прошлый раз. А сейчас, как выяснилось, когда мы стали изучать документы по организации фонда, из которого нам будут выплачиваться деньги, как указал сам Центробанк, отсутствует регистр. Без него не получится ни ввести деньги в фонд, ни произвести выплату, так как без регистра нет учета правовых документов, по которым регламентируется передача денег и ценных бумаг. Поэтому люди висят в подвешенном состоянии. Нас также смутило, что после создания фонда нигде не обозначена зарезервированная сумма, которая планируется на выплату нам.

Так как Центробанк выкупил 100% акций АТБ, их можно считать одним целым или словами-синонимами. ПАО «Азиатско-Тихоокеанский банк» или Центробанк (как удобнее) обратился с надзорной жалобой в Верховный суд на четыре апелляционных решения судов в пользу потерпевших векселедержателей. Это дела из Абакана, Хабаровска, Благовещенска и Владивостока. На Сахалине уверены, что по их решениям АТБ также подаст апелляцию в Верховный суд в ближайшее время.

— Таким образом банк всячески пытается уклониться от возврата чужих, присвоенных обманным путем, денежных средств инвалидов, пенсионеров, одиноких матерей, — жалуются пикетирующие. — Посмотрим, что будет дальше. Надеемся, Верховный суд поддержит нас.

Напомним, жители многих дальневосточных регионов, в том числе Сахалинской области, пострадали от действий сотрудников «Азиатско-Тихоокеанского банка», которые продавали им вексели по привлекательным ставкам, не сообщая о том, что сам АТБ к этим векселям отношения не имеет. Когда наступил срок выплаты вложенных средств, АТБ открестился от своих вкладчиков, посоветовав им обращаться в московское ООО «Финансовая торговая компания», которому векселя и принадлежат. ФТК же в свою очередь сообщало, что АТБ не производит выплаты.

В феврале прошлого года Ольга с мужем продали однокомнатную квартиру. Деньги собирались внести за двухкомнатную – плюс взять ипотеку. До открытия продаж в комплексе, который они присмотрели, оставалось несколько месяцев. Решили подержать деньги в банке. «Мы люди небогатые. Муж военный пенсионер, я работаю в детском саду. Этот миллион – не свободные деньги, которыми мы могли распоряжаться. На эти деньги мы собирались купить жильё, – рассказывает женщина. – Вместе с мужем мы пришли в банк АТБ. Там нам предложили вексельный вклад под 10% годовых. Я сказала, что посмотрю ещё условия в других банках. Девушка – сотрудница банка – мне говорит: «Да вы что? Вы нигде такие условия не найдёте!» Я спросила: «Вклад застрахован?» Глядя мне в глаза, она ответила: «Конечно!»

Ольге в это время нужно было смотреть не на сотрудника, а в банковские документы, которые она подписала. По бумагам оказалось, что Ольга приобрела вексель стоимостью один миллион рублей. Через три месяца она должна была получить миллион обратно и 26 тысяч рублей процентов.

«Поставьте крест на этих деньгах»

В условленное время Ольга с супругом пришли в отделение банка. Девушки-менеджера, которая оформляла документы, в офисе не было. Вышел другой сотрудник и сообщил, что деньги они не получат. Их средства находятся в Москве у ООО «Финансово-торговая компания» (ФТК), которое, собственно, и продало вексель Ольге. Как позже выяснила вкладчица, банк провёл рокировку. Сотрудников, которые гарантировали безопасность «вкладов», заблаговременно перевели в другие офисы. Чтобы вкладчики не смогли спросить со своих менеджеров за обман.

«Мы вышли из банка в шоке. Не понимали, как такое могло произойти… – вспоминает Ольга. – Нам врали в глаза. Говорили, что мы кладём деньги на банковский вклад. А оказалось, что мы купили какой-то вексель. Хотя этот вексель мы вообще не видели».

В этот же день Ольга обратилась в адвокатскую палату. Юристы помогли ей составить претензию к банку, обратились к уполномоченному по правам человека. «Мой знакомый, управляющий банком, откровенно сказал: «Поставьте крест на этих деньгах. Не получите ни копейки», – продолжает рассказ вкладчица.

Сын Ольги нашёл в Интернете сообщения о других обманутых вкладчиках АТБ. Люди стали объединяться в сообщества. В сибирской группе Ольга была администратором. Кроме того, у них был казначей, который отвечал за сбор денег, заказывал баннеры и листовки для пикетов и митингов. Отдельный человек в группе занимался мониторингом судебной практики.

«Все нам говорили, что мы не сможем вернуть деньги. Никто не верил, – говорит Ольга. – Мы доказали, что, если объединиться, вместе добиваться цели, можно что-то изменить. У нас в Красноярском крае 126 обманутых вкладчиков. Все уже получили свои деньги. Теперь пошли в суд за компенсацией процентов за пользование чужими деньгами и индексацией». Индексация предполагает выплату процентов по ставке рефинансирования за то время, когда было вынесено положительное решение суда и банк мог добровольно его исполнить, до момента зачисления денег на счёт через Службу судебных приставов.

Ольга помимо того, что уже получила с банка, намерена требовать компенсацию за упущенную выгоду. Ведь всё это время она была вынуждена платить ипотеку в большем размере, чем планировала. Разницу в ежемесячных платежах планирует отсудить у банка.

Пострадали в вексельной схеме

В Иркутской области пострадавшими признаны 220 человек. Во всех 19 регионах, в которых есть обманутые вкладчики, мошенники работали по одной схеме. «Новый банковский продукт» сотрудники банка предлагали в основном действующим клиентам АТБ. По данным Центрального банка России, около 90% покупателей векселей – вкладчики банка. Люди уже доверяли кредитной организации. Сотрудникам оставалось убедить клиентов снять деньги со вклада и вложить в «новый продукт» или «вексельный вклад».

Когда заканчивался срок договора и люди приходили в банк за деньгами, получали ответ: банк был лишь посредником. Векселя они покупали не у банка, а у сторонней организации – того самого ООО «Финансово-торговая компания». К нему советовали обращаться с претензиями. Уже после всего, что с ними случилось, вкладчикам объясняли, что вексель – это ценная бумага, финансовый инструмент. Покупая его, клиент заведомо шёл на риск. Вексель в отличие от банковского вклада не застрахован.

Позиция Центробанка оказалась сходной с мнением сотрудников АТБ: банк был лишь посредником, люди сами виноваты, что приобрели сомнительные векселя. Всё это было бы так, если бы речь шла о единичных случаях. Здесь же работала централизованная система по отъёму денег у населения. Сотрудники банка получали процент от каждой суммы поступлений.

Разумеется, деньги не уходили в стороннюю организацию. По данным Центробанка, ООО «ФТК» связано с бывшим совладельцем АТБ Андреем Вдовиным. Организация использовалась для финансирования его проектов и была заёмщиком АТБ, причём безнадёжным.

Как выявила проверка ЦБ, выплата по векселям, по которым наступал срок гашения, могла происходить в основном за счёт средств новых вкладчиков. Эксперты пришли к выводу, что для ФТК было невыгодно привлекать займы под высокие проценты. Компания просто не имела таких доходов, чтобы выплачивать суммы вместе с процентами.

Эксперты документально доказали, что ФТК и АТБ организовали финансовую пирамиду. Её жертвами стали около трёх тысяч человек по всей стране. Любопытно, что организаторы схемы обошли жителей Московского региона. Среди пострадавших нет ни одного москвича.

Ещё один занимательный факт. Центробанк как минимум за полтора года до возникновения острой ситуации был осведомлён о неплатёжеспособности ООО «ФТК». Тем не менее с ведома регулятора АТБ продавал векселя компании-пустышки. В апреле 2018 года ЦБ принял решение о санации банка. Легко догадаться, что к этому времени счета оказались пусты.

Возврат активов

Спустя месяцы борьбы почти 1,5 тысячи клиентов санируемого банка получили назад свои вложения. Вкладчики смогли отсудить у кредитной организации 1,4 миллиарда рублей. Споры выиграли 90% пострадавших, обратившихся в суд. Об этом сообщили порталу «Банки.ру» в Центробанке.

«По состоянию на 1 июля 2019 года с учётом всех судебных инстанций в пользу векселедержателей было принято 1489 решений (более 90% от всех принятых решений). На 1 июля 2019 года АТБ осуществил выплаты по исполнительным листам на общую сумму 1,4 миллиарда рублей», – передал через пресс-службу зампред Банка России Василий Поздышев. Он отметил, что некоторые судебные разбирательства ещё ведутся.

Вкладчика АТБ Валерия Решетникова мы застали в дороге. Несколько дней назад он получил деньги на счёт и наконец выехал из Иркутской области. Два года назад он продал квартиру в Братске, планировал переезжать в Новосибирск – к детям и внукам. Деньги от продажи квартиры Валерий хотел сохранить до отъезда. Вкладчиком АТБ он был около десятка лет, поэтому с доверием принял предложение сотрудницы банка вложить 1,5 миллиона рублей на выгодных условиях.

Всё это время он не мог покинуть Братск. Братский городской суд отказал Валерию. Решение суда первой инстанции отменил областной суд. В Братске Валерий оставил доверенность для представителя, который будет добиваться выплаты процентов за пользование чужими деньгами и индексации.

Мирный протест выльется во что-то большее

Больше всего пострадавших от действий АТБ проживает в Амурской области. Там 450 человек купили необеспеченные векселя. В этом регионе судебная практика складывается иначе, чем в соседних областях. Свои взносы клиенты банка через суд получают. Но в исках о взыскании процентов за пользование чужими деньгами суды обычно отказывают. Отец Дениса Смоляра, жителя Благовещенска, недавно получил деньги за вексель на счёт. Но подавать иск на компенсацию семья не торопится. Пока суды отказывают вкладчикам в их праве требовать компенсации.

«Фактически суды узаконивают мошенническую схему, когда можно брать чужие деньги, пользоваться ими. И не получить за это никакого взыскания, – говорит Денис. – Суд придерживается позиции: люди получили свои деньги – и этому должны радоваться».

Мужчина провёл анализ ситуации вкладчиков из своего региона. Наиболее многочисленная группа подала судебные иски к АТБ. В этом случае люди столкнулись с тем, что не смогли получить компенсации по вложениям. Кроме того, проблемы возникли у наследников тех вкладчиков, которые умерли. Пострадавшие ведут свою «чёрную летопись»: за время борьбы умерли 12 человек из разных регионов. Наследники ждут момента вступления в права и уже потом смогут подать иски.

Кто-то из вкладчиков выбрал другой путь: поехать в Москву или отправить представителя и подать в суд на ФТК. Именно так и сделала Наталья Романова из Братска. Она попала в число счастливчиков, кто смог вырвать у конторы деньги перед самым банкротством. 12 марта 2019 года в семь утра по местному времени на её счёт пришли средства, а в пять вечера этого же дня поступило сообщение о банкротстве компании. Наталье удалось вернуть свои 800 тысяч рублей. Кроме того, ФТК выплатила ей проценты по векселю, обещанные в договоре, – около 50 тысяч рублей. Наталья попалась на удочку АТБ, сама будучи сотрудником этого банка. Сейчас женщина находится в декретном отпуске с четвёртым ребёнком. «Я очень рада, что получилось вернуть деньги. На них мы, как и планировали, заканчиваем строительство дома: возвели крышу, смонтировали электрику, оштукатурили стены, – рассказывает Наталья. – Сейчас младшему ребёнку два года. Точно знаю, что в банк работать не вернусь. Я на собственном примере прочувствовала, как работает эта структура. Если вернусь, придётся обманывать людей. Я так не могу – ночами не буду спать…»

Некоторые из вкладчиков согласились продать ФТК свои векселя за часть стоимости. В прошлом году компания продемонстрировала вкладчикам «аттракцион невиданной щедрости» – согласилась выкупить свои ценные бумаги с большой скидкой. Были люди, которые приняли это предложение, не надеясь на суды. Сейчас, наверное, жалеют.

Под давлением общества власть пошла на уступки – встала на защиту интересов пострадавших. Вкладчики отдают себе отчёт в том, что массовые положительные решения – плод их совместной работы на протяжении последнего года. Практически ежедневно люди в разных городах страны выходили на пикеты, митинги, раздавали листовки и размещали баннеры. Вкладчики засыпали обращениями региональные и федеральные власти, массово отправляли вопросы на «горячую линию» президента, снимали ролики и фильмы. В общем, делали всё возможное, чтобы об их проблеме узнало как можно больше людей.

Вкладчики рассказывают о давлении, которые испытывали. В Братске газеты отказывались размещать негативную информацию о банке. Денис говорит, что в Благовещенске люди заказали баннер с антирекламой АТБ. Сначала им звонили из банка, сотрудники угрожали и требовали снять плакат. Когда это не помогло, на заказчиков баннера вышли сотрудники городской администрации и настоятельно попросили убрать баннер. Так повторялось несколько раз. Давление на вкладчиков ощущалось сильнее в территориях, где больше филиалов банка.

Тем не менее власть была вынуждена реагировать. В 19 регионах, где есть пострадавшие, были возбуждены уголовные дела. Идёт расследование. Людям начали возвращать деньги. И всё-таки, по мнению Дениса Смоляра, пострадавшим удалось добиться лишь половинчатых мер.

Первые положительные решения были вынесены на основании Закона о защите прав потребителей. В этом случае истец получает не только свой взнос, ответчик обязан выплатить ему дополнительно половину от суммы взыскания. Это штраф за нарушение. Потом суды стали отменять договоры, опираясь на другую статью – «сделка под влиянием обмана». Эта статья Гражданского кодекса не предполагает денежное наказание, только возврат вложений.

Вкладчики АТБ из разных регионов смогли объединиться для общего дела. По сути, они создали организацию со своей структурой. Люди действовали согласованно, и это грозило тем, что относительно мирный протест выльется во что-то большее. «Власти боятся, что из искры разгорится пламя, – говорит Денис. – К нам уже поступали предложения от неких сил, которые предлагали присоединиться к нам. Это чревато тем, что они за счёт нас будут продвигать свои интересы. Наша группа занимается исключительно защитой прав людей, пострадавших от АТБ».

Ольга Воронцова рассказывает, что за время борьбы вкладчики в красноярском сообществе подружились, активно общаются на темы, не связанные с АТБ. Например, консультируют друг друга по расчёту коммунальных платежей, а также обмениваются рассадой и саженцами. Распускать свои группы в мессенджерах красноярцы пока не намерены.

Мой доверитель в марте 2018 г. купил у банка вексель, который ему был предложен как альтернатива вклада. Оригинал ценной бумаги он не видел, так как одномоментно подписал с банком договор на хранение векселя. Поскольку банк солидный (ПАО «Азиатско-Тихоокеанский Банк»), подозрений у покупателя не возникло. Местом платежа по векселю было указано отделение банка, а в качестве плательщика – ООО «Финансово-торговая компания» (далее – ООО «ФТК»). При этом покупателю пояснили, что плательщик – дружественная банку компания, с которой проблем не будет.

Однако когда подошел срок оплаты по векселю, денег векселедержатель не получил. В банке ему отдали оригинал ценной бумаги и предложили обратиться напрямую в ООО «ФТК». Банк мотивировал это тем, что он лишь агент по продаже векселей и производит оплату, только если на счете ООО «ФТК» есть денежные средства, а в связи с отсутствием таковых выплата не может быть произведена.

После изучения документов, в том числе с помощью общедоступных интернет-ресурсов, я проверил плательщика по векселю. Оказалось, что ООО «ФТК» связано с владельцами банка, о чем, в частности, писали «Ведомости» со ссылкой на официальные комментарии представителей Центробанка РФ.

Однако самый интересный факт я обнаружил в картотеке арбитражных дел. Так, в июне 2018 г. – то есть всего лишь через три месяца после продажи векселя моему доверителю, – банк предъявил в Арбитражный суд г. Москвы иск о взыскании с ООО «ФТК» долга по кредиту в размере более 1,5 млрд руб. (дело № А40-129857/2018). А в июле того же года банк обратился с заявлением о банкротстве ООО «ФТК» (дело № А40-186166/2018).

Из этого стало понятно, что, во-первых, получить платеж по векселю от ООО «ФТК» фактически невозможно, а во-вторых, банк не мог не знать, что продал вексель неплатежеспособного лица.

Оставался только один вариант – оспаривать договор купли-продажи векселя и возвращать деньги доверителя, уплаченные за вексель.

От имени доверителя я предъявил иск о признании договора купли-продажи векселя недействительным, в качестве главного обоснования сославшись на ст. 10 ГК РФ, которую так не любят в судах общей юрисдикции (данная норма предлагает суду самостоятельно определить критерии добросовестного поведения в конкретном споре, что отклоняется от «картины правосудия» в общей юрисдикции).

Я указал, что банк действовал недобросовестно и злоупотребил правом, поскольку продал вексель заведомо неплатежеспособного лица. Банк знал это, но скрыл при заключении договора купли-продажи ценной бумаги. В подтверждение данного довода я сослался на судебные акты по тем делам, где банк взыскивал с ООО «ФТК» долг по кредиту и параллельно пытался его обанкротить.

Уже после того, как исковое заявление было подано, мне стало известно, что в апреле 2018 г. в банке проводилась проверка ЦБ РФ, которая выявила признаки «финансовой пирамиды» при продаже банком тех самых злополучных векселей – об этом писали и со ссылками на официальные комментарии Центробанка. Через суд я истребовал у банка акт проверки ЦБ РФ в части взаимоотношений с ООО «ФТК». Полученный документ подтвердил мои доводы. В нем содержались три важных вывода:

  • в реализации векселей был заинтересован сам банк;
  • в течение 2017 г. ООО «ФТК» терпело убытки, поэтому в продаже векселей отсутствовал экономический смысл;
  • два дня спустя после продажи векселя моему доверителю банк признал выданный ООО «ФТК» кредит безнадежным к взысканию.

Последний факт явно указывал на то, что банк намеренно избавился от векселя, скрыв неплатежеспособность ООО «ФТК».

В ходе рассмотрения дела Советским районным судом г. Улан-Удэ выяснилось, что проблема приобрела характер бедствия в масштабах Сибири и Дальнего Востока: банк продал этих векселей на миллиарды рублей, пострадали в основном пенсионеры. Следом за мной в суды с аналогичными исками ринулись десятки человек. К некоторым делам подключилась местная прокуратура, однако ее действия не возымели существенного эффекта: предложить ничего нового прокуратура не смогла и просто повторяла в других делах уже озвученные доводы. В некоторых делах прокуратура вообще не смогла обосновать подачу иска от имени гражданина, и производство по делу прекращалось. Некоторые дела по иску прокурора оставляли без рассмотрения (см., например, дела в Советском районном суде г. Улан-Удэ № 2-242/2019, № 2-676/2019).

Несмотря на эти обстоятельства, суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, указав, что в действиях банка отсутствует злоупотребление правом. При этом акту проверки Центробанка суд вообще не дал оценки (решение от 11 февраля 2019 г. по делу № 2-205/2019).

Не согласившись с решением, я обжаловал его в апелляцию.

В жалобе я акцентировал внимание апелляционной инстанции на двух основных моментах. Во-первых, суд не обосновал, почему действия банка нельзя считать злоупотреблением правом, – то есть, по логике суда, эти действия отвечают принципу добросовестности. Во-вторых, суд не дал оценку акту проверки ЦБ РФ.

Кроме того, до заседания выяснилось, что в Арбитражном суде г. Москвы рассматривалось дело № А40-219077/2018 по иску ООО «ФТК» к банку. Из обстоятельств этого дела следовало, что общество перечислило банку деньги для оплаты векселей всем покупателям. Банк, в свою очередь, необоснованно списал эти деньги в счет погашения долга ООО «ФТК» по кредиту. Суд удовлетворил иск и взыскал деньги с банка, однако к этому моменту в отношении общества уже была введена процедура банкротства, поэтому оно не могло производить выплаты по векселям.

Данный судебный акт я представил апелляционной инстанции, дополнительно указав, что при заключении договора банк скрыл факт неплатежеспособности векселедателя, а впоследствии забрал деньги, предназначенные покупателям векселей. Таким образом, он злоупотребил правом как до, так и после заключения сделки.

В итоге жалоба была удовлетворена, договор купли-продажи векселя признан недействительным, а деньги моему доверителю банк вернул (апелляционное определение Верховного Суда Республики Бурятия от 27 мая 2019 г. по делу № 33-1644).

В итоге при очевидной недобросовестности банка добиться справедливости удалось с большим трудом. Резюмируя, отмечу, что в подобных ситуациях целесообразно сначала проверить контрагента, с которым нужно оспорить сделку. Особенно помогут публикации в СМИ, обличающие недобросовестные действия будущего процессуального оппонента.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *