В а рясенцев

Представительство в трудах В. А. Рясенцева: проблемы, ретроспектива и современный анализ
Representation in the Works of V.A. Ryasentsev: Problems, Retrospective and Modern Analysis

Опубликовано в номере 4 за 2017 год

DOI: 10.17803/2542-2472.2017.4.4.078-089

Шичанин М. А. / Author: Shichanin M. A.

Рубрика: ПРОБА ПЕРА

  1. В связи со стремительным развитием современного граждан- ского (экономического) оборота значительное количество юридических дей- ствий совершается субъектами гражданского права не самостоятельно, а че- рез представителей. Представительство можно определить в общем виде как правоотношение, сложившееся между двумя лицами, где одно лицо в силу договора представляет интересы другого лица. Относительно юридической природы представительства наиболее убедительной является концепция «правоотношения», так как правомерные юридические действия, совершенные одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого), не- посредственно создают, изменяют или прекращают для последнего граждан- ские права и обязанности. Проблемным остается вопрос о том, какую юри- дическую силу имеет договор, заключенный неуполномоченным лицом. Анализ судебной практики позволяет прийти к выводу о том, что, если представи- тель действовал без полномочий или с превышением полномочий, представля- емый вправе одобрить заключенную представителем сделку задним числом. Последующее одобрение сделки представляемым может быть выражено в лю- бой форме, однозначно свидетельствующей о воле представляемого на при- знание сделки, заключенной неуправомоченным представителем. Такая воля может быть выражена в письменном документе (письме, телеграмме, факсе и т.п.) или посредством конклюдентных действий (принятием исполнения, производством расчетов и т.п.).

  2. Due to the rapid development of modern civil (economic) turnover, subjects of civil law commit a significant number of legal actions, not independently, but through representatives. Representation can be defined in general terms as a legal relationship between two persons, where one person by virtue of a contract represents the interests of another person. Concerning the legal nature of representation, the most convincing is the concept of «legal relationship”, because lawful legal actions committed by one person (representative) on behalf of another person (represented) directly create, modify or terminate the civil rights and obligations of the latter. The question remains as to the legal force of the treaty entered into by an unauthorized person. The analysis of judicial practice allows one to come to the conclusion that if a representative acted without authority or with excess of authority, the representative is entitled to approve the transaction concluded by the representative retroactively. The subsequent approval of the transaction by the represented may be expressed in any form that clearly demonstrates the will of the represented for the recognition of the transaction concluded by an unauthorized representative. Such a will can be expressed in a written document (letter, telegram, fax, etc.) or by concluding actions (acceptance of performance, production of calculations, etc.).

  3. нет данных

Открыть во весь экран

Количество просмотров статьи (c 01/10/2016): 2291

.. WWW.RUS-LAW.ONLINE 81 Представляется целесообразным акцентировать внимание также на юридиче- ской природе представительства. В литературе можно обнаружить две наиболее распространенные концепции: концепцию «действия» и концепцию «правоот- ношения». Концепция «действия», обоснованная В. А. Рясенцевым и разделяемая целым рядом ученых, рассматривает представительство как совершение сделок и иных юридических действий одним лицом — представителем в пределах пол- номочия от имени другого лица — представляемого. Аргументируя данную кон- цепцию, В. А. Рясенцев указывал, что «правоотношение между представляемым и представителем («внутреннее”) является лишь одной из предпосылок предста- вительства… но само в состав представительства не входит»13. Однако, по нашему мнению, данное утверждение является спорным, так как не раскрывает должным образом юридическую сущность представительства. Наибо- лее правильной представляется концепция «правоотношения», сторонники кото- рой рассматривают представительство как правоотношение, в силу которого пра- вомерные юридические действия, совершенные одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого), непосредственно создают, изменяют или прекращают для последнего гражданские права и обязанности14. Деятельность представителя осуществляется в силу имеющегося у него полномочия и порождает непосредственные правовые последствия для строго определенного лица — пред- ставляемого, что предполагает наличие правоотношения по представительству, в рамках которого полномочие возникает и реализуется15. В этой связи отметим, что В. А. Рясенцев в ранней своей работе определял представительство как право- отношение16. Подводя некоторые итоги, можно сказать, что понятие представительства и определение его юридической природы в гражданском праве России и некоторых зарубежных стран носит идентичный характер. В связи с этим сформулированное определение представительства В. А. Рясенцевым в отечественном правопорядке продолжает оставаться актуальным и востребованным на сегодняшний день. Переходя к рассмотрению правовой природы полномочий представителя, необходимо для начала конкретизировать понятие полномочия представи- теля. По данному вопросу также имеется большое количество разнообразных доктринальных подходов, что позволяет сделать вывод о его дискуссионности. Так, В. А. Рясенцев отмечал, что полномочие представителя составляет особое субъективное право, которому не соответствует конкретная обязанность пред- ставляемого или третьего лица17. О. А. Красавчиков придерживался другого мнения и указывал на то, что субъективному праву представителя коррелирует обязанность представляемого принять на себя все юридические последствия, вытекающие из действий представителя18. Думается, что данное утверждение исходит из общих положений и принципов гражданского права, согласно ко- торым любому субъективному праву одного субъекта противостоит обязан- ность другого субъекта. По мнению Б. М. Гонгало, «полномочие представляет собой организационное субъективное право представителя выступать от име- ни представляемого»19. Анализируя зарубежную доктрину, можно отметить, что 13 Рясенцев В. А. Указ. соч. С. 36. 14 Иоффе О. С. Советское гражданское право. 1967. Л.: Изд-во ЛГУ. С. 197—215. 15 Андреев В. К. Представительство в гражданском праве. 1978. Калинин: Изд-во Калин. ун-та. 87 с. 16 Рясенцев В. А. Ведение чужого дела без поручения. 1946. Ученые записки МГУ. Кн. 2. Вып. 116. С. 101—118. 17 Рясенцев В. А. (ред.). Советское гражданское право. 1986. М.: Юридическая литература. Ч. 1. С. 228—229. 18 Красавчиков О. А. (ред.). Советское гражданское право. 1972. М.: Высшая школа. Ч. 1. С. 214. 19 Гонгало Б. М., Крашенинников П. В. Статья 182. Представительство. С. 20; В: Крашенин- ников П. В. (ред.). Представительство и доверенность: постатейный комментарий гла- ПРОБА ПЕРА Шичанин М. А. RUS-L A W O NLINE 82 Российское пр аво онлайн № 4/ 2017 в германской и швейцарской литературе полномочие определяется как «власть к представительству (Vertretungsmacht), установленная посредством сделки представляемого»20. Анализируя вышеупомянутые точки зрения, можно прийти к выводу, что наи- более полное и отвечающее современным реалиям определение полномочия представителя дано Л. Ю. Василевской: «Полномочие представляет собой особое субъективное право (данное представителю по воле представляемого или принад- лежащее ему в силу обстоятельств, указанных в законе), осуществление которого путем совершения различных юридических действий от имени и в интересах пред- ставляемого создает для последнего правовые последствия»21. Интересным представляется тот факт, что указанное определение понятия «полномочие», сформулированное Л. Ю. Василевской, имеет достаточно большое сходство с определением В. А. Рясенцева, в соответствии с которым «полномочие есть проявление гражданской правоспособности, заключающейся в возможности совершить действия от имени другого лица с юридическими последствиями для него»22. Это еще раз подчеркивает актуальность трудов В. А. Рясенцева на сегод- няшний день. Согласно п. 1 ст. 182 ГК РФ полномочия у представителей возникают на осно- ве доверенности, указания закона, акта уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления и в связи с волеизъявлением пред- ставляемого. В. А. Рясенцев к основаниям возникновения представительства от- носил юридические факты, «с которыми закон связывает признание одного лица представителем другого лица до начала его деятельности в качестве такового», «Основание представительства есть юридический факт, в силу которого одно лицо рассматривается как представитель другого»23. В. А. Рясенцев предлагал, исполь- зуя все тот же признак основания возникновения, выделять пять видов предста- вительства: 1) волеизъявление субъекта гражданских правоотношений, выражающее намере- ние иметь другое лицо своим представителем; 2) административный акт (юридический акт органа государственной власти), раз- решающий лицу действовать в качестве представителя другого лица; 3) назначение (или избрание) в установленном порядке на должность, исполнение которой требует совершения юридических действий от имени другого лица; 4) административный акт, устанавливающий отношение между дееспособными или частично дееспособными лицами, но не в связи с назначением дееспособно- го на должность; 5) существование определенного общественного, в частности правового, отноше- ния между лицами (физическими или юридическими), не вытекающего ни из сделки, ни из административного акта24. В свою очередь, М. И. Брагинский, не соглашаясь с вышеуказанным мнением, от- мечал: «При всем интересе к делению, проведенному В. А. Рясенцевым, нельзя все же считать его в подлинном смысле классификацией уже в силу отсутствия единого критерия для разграничения того, что именовалось видами представительства»25. По нашему мнению, точка зрения В. А. Рясенцева представляется наиболее полной и обоснованной, так как приведенная им классификация и в настоящий момент отвечает потребностям современного гражданского оборота. вы 10 Гражданского кодекса Российской Федерации. 2009. М.: Статут. 124 с. 20 Tuh A. V. Allgemeiner Teil des Schweizerischen Obligationen Rechts. 1924. Tubingen. S. 288. 21 См.: Василевская Л. Ю. Представительство. Доверенность. С. 355. 22 Рясенцев В. А. Представительство и сделки в современном гражданском праве. С. 78. 23 Рясенцев В. А. Происхождение представительства и его сущность в буржуазном праве. 1960. Ученые записки ВЮЗИ. № 10. С. 75—89. 24 Рясенцев В. А. Основания представительства в советском гражданском праве. 1948. Ученые записки ВЮЗИ. Вып. 1. С. 49—66. 25 Брагинский М. И. Договор поручения. 2001. Хозяйство и право. № 4 (приложение). С. 5. ПРОБА ПЕРА Представительство в трудах В. А. Рясенцева: проблемы, ретроспектива и современный анализ .. WWW.RUS-LAW.ONLINE 83 Современными учеными-цивилистами выделяются следующие виды предста- вительства26: 1) представительство, основанное на акте государственного органа или органа местного самоуправления; 2) представительство в силу юридических фактов, указанных в законе; 3) представительство, явствующее из обстановки, в которой действует представи- тель; 4) представительство, основанное на волеизъявлении представляемого (добро- вольное представительство). Классическими примерами последнего (добровольного) представительства является договор поручения (гл. 49 ГК РФ27), договор комиссии (гл. 51 ГК РФ) и агентский договор (гл. 52 ГК РФ). В свою очередь, например, договор управления залогом (ст. 356 ГК РФ) может быть сконструирован по модели договора поруче- ния. По справедливому замечанию Л. Ю. Василевской, «как следует из буквального смысла определения понятия договора управления залогом, он строится по моде- ли прямого представительства от имени кредиторов (залогодержателей): управ- ляющий залогом действует от имени и в интересах всех кредиторов, заключивших договор. Следовательно, решая вопрос о возможности конструирования договора управления залогом по двум основным договорным моделям представительства (прямое или косвенное), законодатель избрал договор поручения (глава 49 ГК РФ), который, как известно, служит правовой формой прямого представительства (по- веренный выступает от имени доверителя), и исключил договор комиссии (глава 51 ГК РФ), правовой режим которого свидетельствует о косвенном представитель- стве (комиссионер выступает от собственного имени)»28. Данная точка зрения поддерживается и другими цивилистами. В частности, в ли- тературе отмечается, что закон «возлагает на управляющего залогом обязанность осуществлять все права и обязанности залогодержателя по договору залога на наи- более выгодных для кредитора (кредиторов) условиях. Полномочия управляюще- го залогом в соответствии с данной частью определяются договором управления залогом и могут быть изменены по соглашению сторон договора управления за- логом. При этом сделана отсылка к п. 4 ст. 185 «Общие положения о доверенности” гл. 10 «Представительство. Доверенность” части первой ГК РФ, согласно которому (в ред. Федерального закона от 7 мая 2013 г. № 100‑ФЗ) правила данного Кодекса о доверенности применяются также в случаях, когда полномочия представителя содержатся в договоре, в том числе в договоре между представителем и представ- ляемым, между представляемым и третьим лицом, либо в решении собрания, если иное не установлено законом или не противоречит существу отношений»29. На основании анализа правовой конструкции договора управления залогом можно сделать вывод о том, что по данному договору кредиторы, являясь одной из сторон данного договора, определяют, кто от их имени и в их интересах будет заключать договор залога с залогодателем. Именно заключение договора залога и будет в данной ситуации тем юридическим фактом, в силу которого возникает представительство. Необходимо также рассмотреть ряд достаточно спорных вопросов представи- тельства, затрагиваемых в судебно-арбитражной практике. Например, изучение судебной практики позволяет прийти к выводу о том, что, если представитель дей- ствовал без полномочий или с превышением полномочий, представляемый вправе 26 См.: Василевская Л. Ю. Представительство. Доверенность. С. 360. 27 Гражданский кодекс РФ (часть вторая) № 14‑ФЗ (26.01.1996). 1996. Собрание законода- тельства РФ. № 5. Ст. 410. 28 Василевская Л. Ю. Правовая квалификация договора управления залогом: проблемы определения и толкования. 2016. Закон. № 3. С. 47. 29 Борисов А. Н., Ушаков А. А., Чуев В. Н. Комментарий к разделу III «Общая часть обязатель- ственного права» части первой Гражданского кодекса РФ (главы 21—29) (постатей- ный). 2015. СПС «КонсультантПлюс». ПРОБА ПЕРА Шичанин М. А. RUS-L A W O NLINE 84 Российское пр аво онлайн № 4/ 2017 одобрить заключенную представителем сделку задним числом. Это положение за- креплено в законе в целях обеспечения интересов представляемого. В связи с этим в п. 1 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23.10.2000 № 57 «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Граж- данского кодекса Российской Федерации» указывается, что при рассмотрении ар- битражными судами исков к представляемому (в частности, об исполнении обя- зательства, о применении ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства), основанных на сделке, заключенной неуполномочен- ным лицом, следует принимать во внимание, что установление в судебном заседа- нии факта заключения упомянутой сделки представителем без полномочий или с превышением таковых служит основанием для отказа в иске к представляемому, если только не будет доказано, что последний одобрил данную сделку30. Последующее одобрение сделки представляемым может быть выражено в лю- бой форме, однозначно свидетельствующей о воле представляемого на признание сделки, заключенной неуправомоченным представителем. Такая воля может быть выражена в письменном документе (письме, телеграмме, факсе и т.п.) или посред- ством конклюдентных действий (принятием исполнения, производством расчетов и т.п.). Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал на то, что при разреше- нии споров, связанных с применением п. 2 ст. 183 ГК РФ, судам следует принимать во внимание, что под прямым последующим одобрением сделки представляемым могут пониматься, в частности: 1) письменное или устное одобрение независимо от того, адресовано или нет оно непосредственно контрагенту по сделке; 2) признание представляемым претензии контрагента; 3) конкретные действия представляемого, если они свидетельствуют об одобре- нии сделки (например, полная или частичная оплата товаров, работ, услуг, их приемка для использования, полная или частичная уплата процентов по основ- ному долгу, равно как и уплата неустойки и других сумм в связи с нарушением обязательства, реализация других прав и обязанностей по сделке); 4) заключение другой сделки, которая обеспечивает первую или заключена во ис- полнение либо во изменение первой; 5) просьба об отсрочке или рассрочке исполнения; 6) акцепт инкассового поручения. Так, по одному из дел коммерческая организация заключила с брокерской ком- панией договор поручения на покупку на товарной бирже товара по определенной в договоре на брокерское обслуживание цене. Брокерская организация при заклю- чении от имени клиента — коммерческой организации договора купли-продажи согласилась оплатить товар по более высокой цене. После получения экземпляра товара клиент произвел предоплату всей партии товара, как было первоначально указано в договоре на брокерское обслуживание. В связи с возникшим впослед- ствии спором относительно того, может ли договор считаться при этих условиях действительным, Высший Арбитражный Суд РФ признал, что действия покупателя (клиента брокерской компании) по оплате всей партии товара должны расцени- ваться как последующее одобрение заключенной сверх полномочий сделки31. Подводя промежуточные итоги, можно сделать вывод о том, что в развитом граж- данском обороте всегда будет возникать достаточное количество дискуссионных вопросов, связанных с представительством. Как справедливо замечает А. С. Пигол- кин, отсутствие точных правовых понятий затрудняет применение одного и того же термина32. 30 Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Феде- рации» № 57 (23.10.2000). 2000. Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. № 12. 31 1993. Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. № 10. С. 41. 32 См.: Пиголкин А. С. Юридическая терминология и пути ее совершенствования. 1971. Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 24. С. 20. ПРОБА ПЕРА Представительство в трудах В. А. Рясенцева: проблемы, ретроспектива и современный анализ .. WWW.RUS-LAW.ONLINE 85 Еще со времен В. А. Рясенцева и по настоящий момент в доктрине и судебной практике до сих пор остается неразрешенным вопрос о том, какую юридическую силу имеет договор, заключенный неуполномоченным лицом. Так, Г. Ф. Шершене- вич по этому поводу отмечал, что данная двусторонняя сделка является ничтож- ной, если третье лицо знало или должно было знать, что она выходит за пределы полномочия33, установленного в доверенности. Н. О. Нерсесов придерживается иной точки зрения по данному вопросу и считает, что «эта сделка модифицирует- ся, теряет характер синаллагматического договора, но она порождает юридиче- ские последствия, давая право третьему лицу или отступиться от нее, или считать единственно ответственным своего контрагента (неуполномоченного)»34. В зару- бежной доктрине и судебной практике отмечается, что «представитель не несет ответственности и в тех случаях, когда договор не может быть исполнен (undurchfuhrbar), в силу отсутствия у самого представляемого распорядительной власти в отношении предмета сделки»35. Актуальность данного вопроса подчеркивается и современной судебной практи- кой. Так, в одном из дел Верховный Суд РФ пришел к выводу «о недоказанности вы- полнения обязанности по передаче заказчику результатов выполненных работ (го- товой технической документации), а также недоказанности одобрения обществом «НПЦ УралГеоСтандарт» действий Д. В. Никифорова по заключению договора от 05.06.2012 № 36177-ИИ-12 и возникновения у ответчика обязательств по назван- ной сделке, ввиду подписания договора неуполномоченным лицом»36. Возвращаясь к научной позиции В. А. Рясенцева относительно данного спорного вопроса, необходимо подчеркнуть, что требуется достаточно дифференцирован- ный подход относительно заключения односторонних и двусторонних сделок. Так, В. А. Рясенцев отмечал, что «односторонние сделки, не требующие восприятия, как то: завещание, отказ или принятие наследства, обещание вознаграждения, суще- ственно затрагивают имущественную сферу другого лица, от имени которого они совершаются. Значительная часть из них порождает юридические последствия не- медленно: их осуществление совпадает с их совершением, тогда как договор часто исполняется спустя некоторое время после заключения его неуполномоченным представителем»37. На сегодняшний день уже есть некоторые предложения по урегулированию дан- ного вопроса. Так, В. Ф. Попондопуло отмечает, что «для того, чтобы сделка счита- лась заключенной с неуполномоченным представителем, по смыслу закона требу- ется согласие на это третьего лица. Данное условие вполне оправдано, поскольку третье лицо должно выразить свою волю на вступление в договорные отношения с лицом, с которым оно не намеревалось устанавливать такие отношения»38. Ду- мается, что, несмотря на уже появившиеся возможные варианты урегулирования данных спорных отношений, обозначенная проблема будет оставаться актуальной достаточно долгое время. В рамках настоящей работы необходимо также критически оценить существен- ные изменения, внесенные Федеральным законом от 07.05.2013 № 100‑ФЗ в гл. 10 ГК РФ, посвященную представительству и доверенности, которые, исходя из их буквального толкования, направлены на защиту интересов добросовестной сторо- ны сделки. Следует акцентировать внимание на том, что некоторые из внесенных 33 Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 1. 1914. М.: Братья Башмако- вы. С. 220—221. 34 Нерсесов Н. О. Торговое право. 1896. М.: Тип. «Рассвет». С. 80. 35 Frensch B., Prutting H., Wegen G., Weinreicht G. (Hrsg.). BGB Kommentar. 2013. S. 267. Rn. 23. 36 Определение Верховного Суда Российской Федерации № 304-ЭС15-8131 по делу № А70- 725/2014 (27.07.2015). Документ официально не опубликован. СПС «КонсультантПлюс». 37 Рясенцев В. А. Представительство и сделки в современном гражданском праве. С. 439. 38 Попондопуло В. Ф. Статья 183. Заключение сделки неуполномоченным лицом. С. 33; В: Крашенинников П. В. (ред.). Представительство и доверенность: Постатейный коммен- тарий главы 10 Гражданского кодекса Российской Федерации. ПРОБА ПЕРА Шичанин М. А. RUS-L A W O NLINE 86 Российское пр аво онлайн № 4/ 2017 изменений подтверждают уже сложившуюся судебную практику (например, воз- можность выдачи доверенности нескольким поверенным от имени нескольких до- верителей), тогда как другие новеллы в этой области существенно меняют ранее действовавшие нормы (например, допущение законом практически «безвремен- ной» доверенности, т.е. возможность выдачи последней на любой срок, или допуще- ние (хотя и в ограниченной сфере) безотзывной доверенности)39. На сегодняшний день судебная практика отражает существенный характер данных изменений40. Таким образом, резюмируя вышеизложенное, необходимо сделать вывод о том, что гражданские правоотношения, связанные с представительством, будут оста- ваться актуальными и востребованными, так как потребность в представительстве интересов другой стороны в связи с развитием гражданского оборота, переходом нашей страны к рыночной экономике будет только расти. Вместе с тем изменения, вносимые в гражданское законодательство, мало затрагивают институт предста- вительства, а если и затрагивают, то имеют своей целью лишь снижение риска лиц, вступающих в гражданские правоотношения через своих представителей, и повы- шение их защищенности41. По справедливому замечанию В. В. Витрянского, «те не- многочисленные изменения, которые в ходе реформы гражданского законодатель- ства были внесены в законоположения о представительстве (ст. 182—184 ГК РФ), преследовали цель повысить защищенность участников гражданского оборота… и уменьшить степень их риска в связи с возможными недобросовестными действи- ями таких представителей»42. Думается, что такой многогранный институт гражданского права, как предста- вительство, будет и дальше развиваться в соответствии с запросами современной экономики и действующего правопорядка. В подтверждение последнего тезиса можно привести классическое высказывание В. А. Рясенцева о том, что «едва ли есть еще институт гражданского права, который породил бы такую путанную тер- минологию, как институт представительства. Одни и те же термины имеют раз- ное значение, причем понятия, которым они соответствуют в науке, точно еще не установлены»43.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *