Уволили директора школы

Автор этого текста просил не указывать его данные.

Я — директор школы. Я несколько месяцев читаю обсуждения публикаций Педсовета на сайте и в Facebook, и вот накипело. Участники обсуждений, как правило, учителя, если заводят речь о директорах школ, то всегда пишут о них в уничижительном тоне, вешая на них (на нас) всех собак и делая ответственными за все то плохое, что происходит в их профессиональной деятельности.

Уважаемые учителя, вы действительно не понимаете, что мы, директора, находимся между молотом и наковальней? Вернее, между несколькими молотами и наковальнями?

У нас есть начальство, с которым, как говорится «не забалуешь», то есть опций «не выполнить распоряжение» или «выполнить кое-как», или «убедить, что распоряжение причинит вред» — просто нет. Это раньше опытных директоров школ ценили, к ним прислушивались, в том числе и наверху, ими дорожили. Сейчас ситуация изменилась кардинально: «не хочешь/не можешь делать то, что велено — ищи работу в другой сфере».
Для того, чтобы мне уволить учителя, нужно сильно постараться. В большинстве случаев это не удается, даже, если я считаю, что учитель работает недостаточно хорошо. А вот директора из своих кресел у нас вылетают практически по щелчку пальцев руководителя управления образования.

Вы, учителя, недовольные и бумажной нагрузкой, и зарплатами, и статусом в обществе, и хамством учеников и родителей, тем не менее не уходите в места поспокойнее, вы продолжаете работать в школе и ныть. И только ли потому, что педагогика — это ваше призвание? Да нет, призвание оно у единиц, все остальные просто боятся сменить понятную привычную школу на что-то другое, для чего придется учиться новому, привыкать к совершенно иным условиям. Вот и я точно так же боюсь. И не хочу быть уволенной. Поэтому я должна выполнять все, что мне спустили сверху.

Начальство — это молот. А вот педколлектив — это наковальня. Которая тоже бьет, и сильно бьет. Я работаю директором пять лет и все пять лет одна и та же история: коллектив узнает, например, что по распоряжению городских властей нужно выйти на работу в воскресенье. И все знают, что все выйдут. Знаю я, знают учителя. Но каждый раз я вынуждена выслушивать поток брани на эту тему. Почему бы не вылить все эти помои на голову тем, кто там, наверху, решил, что мы должны работать в выходной день? Нет, помои льются на меня. Это такой ритуал: обругай директора, а уж потом иди и выполняй, что приказали. Без этого жизнь не в радость, да?

Что бы я ни делала, учителя всем недовольны. Выбила деньги на оплату курсов повышения квалификации для всего коллектива? В ответ слышу нытье, что надоели эти курсы, зачем заставляете. А спустя полгода-год возмущение, что корочек об окончании курсов не хватает к аттестации, а директор не создала условия. И так абсолютно со всем!

Есть еще один молот — родители. Которым тоже все не так: то они требуют менять им учителей, то график каникул, потом «ой, прошлый график был удобнее, верните немедленно», то мало кружков в школе, то «почему дети перегружены, до 4 часов в школе, это все из-за ваших кружков». Продолжать могу часами. При этом у каждого родителя свое мнение о том, как надо учить его ребенка. И каждый настаивает на своем варианте. И каждый второй постоянно грозит отправить жалобу наверх или написать в СМИ.

Вы думаете, это все так легко и просто дается? Думаете, я все это терплю из-за бешеной зарплаты? Нет, она у меня не бешеная. Да, больше, чем у учителя, но не настолько, чтобы я как сыр в масле каталась. Просто я точно так же, как и вы, больше ничего не умею. Вы умеете только работать учителем. А я — только учителем и директором.
При этом я – хороший директор. Да, я почти не спала первый год работы в этой должности, но я разгребла те авгиевы конюшни, которые остались в школе после моего предшественника.

Школа, в которой я работаю, сейчас имеет хорошую репутацию, к нам идут на работу учителя, родители ведут детей. Наша школа – единственная в районе, в которой нет вакансий. Я стараюсь создавать нормальные условия для работы всем: и педагогам, и техническому персоналу. И думаю, что среди моих коллег, школьных директоров, найдется немало тех, кто тоже ответственно относится к своей работе, старается быть хорошим руководителем, не ворует и не прессует сотрудников. Но я практически не встречаю ни на сайте Педсовета, ни в соцсетях, я уж не говорю, добрых, но хотя бы не злых слов о директорах. Почитаешь то, что о нас пишут учителя и родители, начинаешь думать, что ты – просто монстр, а не человек.

В итоге, как бы я не работала, не старалась, я получаю выволочки от начальства, недовольство коллектива и жалобы и угрозы родителей.

Да, я могу уволиться в любой момент и снова вернуться к работе учителя. Но я знаю, что я могу работать директором: у меня получается, мне нравится менять школу к лучшему, я люблю свою работу. Кто выиграет от того, что я уйду? Я – нет. Учителя – не думаю. Дети – вряд ли. Родители – возможно, у некоторых из них появится чувство удовлетворения от того, что они «спихнули» директора. Но потом придет на это место другой человек, и совсем не факт, что он устроит всех больше, чем я.

Что же я хочу? Немного понимания и способности остановиться на секунду и подумать перед тем, как вы выкрикнете в адрес директора школы очередное обвинение или нелестную оценку.

1. Руководитель образовательной организации в соответствии с законодательством Российской Федерации и уставом образовательной организации:

1) избирается общим собранием, конференцией работников (общим собранием, конференцией работников и обучающихся) образовательной организации с последующим утверждением учредителем образовательной организации;

2) назначается учредителем образовательной организации;

3) назначается Президентом Российской Федерации в случаях, установленных федеральными законами;

4) назначается Правительством Российской Федерации (для ректоров федеральных университетов).

2. Кандидаты на должность руководителя образовательной организации должны иметь высшее образование и соответствовать квалификационным требованиям, указанным в квалификационных справочниках, по соответствующим должностям руководителей образовательных организаций и (или) профессиональным стандартам.

3. Запрещается занятие должности руководителя образовательной организации лицами, которые не допускаются к педагогической деятельности по основаниям, установленным трудовым законодательством.

4. Кандидаты на должность руководителя государственной или муниципальной образовательной организации и ее руководитель (за исключением руководителей, указанных в пунктах 3 и 4 части 1 настоящей статьи) проходят обязательную аттестацию. Порядок и сроки проведения аттестации кандидатов на должность руководителя и руководителя государственной или муниципальной образовательной организации устанавливаются учредителями этих образовательных организаций. В случаях, установленных законодательством Российской Федерации, кандидаты на должность руководителя федеральной государственной образовательной организации также согласовываются с уполномоченным Президентом Российской Федерации федеральным государственным органом.

5. Должностные обязанности руководителя государственной или муниципальной образовательной организации, филиала государственной или муниципальной образовательной организации не могут исполняться по совместительству.

6. Права и обязанности руководителя образовательной организации, его компетенция в области управления образовательной организацией определяются в соответствии с законодательством об образовании и уставом образовательной организации.

7. Права и социальные гарантии, предусмотренные для педагогических работников пунктами 3 и 5 части 5 статьи 47 настоящего Федерального закона, предоставляются руководителям образовательных организаций.

7.1. Руководители образовательных организаций, проживающие и работающие в сельских населенных пунктах, рабочих поселках (поселках городского типа), имеют право на предоставление мер социальной поддержки, предусмотренных для педагогических работников частью 8 статьи 47 настоящего Федерального закона. Размер, условия и порядок возмещения расходов, связанных с предоставлением указанных мер социальной поддержки руководителям федеральных государственных образовательных организаций, устанавливаются Правительством Российской Федерации, а руководителям образовательных организаций субъектов Российской Федерации, руководителям муниципальных образовательных организаций устанавливаются законодательством субъектов Российской Федерации.

8. Руководитель образовательной организации несет ответственность за руководство образовательной, научной, воспитательной работой и организационно-хозяйственной деятельностью образовательной организации.

9. Особенности замещения должностей, назначения на должности и статуса руководителя федеральной государственной образовательной организации, осуществляющей подготовку кадров в интересах обороны и безопасности государства, обеспечения законности и правопорядка, определяются в порядке, установленном федеральными законами.

10. Особенности избрания, назначения на должность и статуса руководителя частной образовательной организации определяются в уставе частной образовательной организации в соответствии с трудовым законодательством.

11. В образовательной организации высшего образования по решению ее ученого совета может учреждаться должность президента образовательной организации высшего образования.

12. Совмещение должностей ректора и президента образовательной организации высшего образования не допускается.

13. Порядок избрания президента образовательной организации высшего образования и его полномочия определяются уставом образовательной организации высшего образования.

14. После избрания президента государственной или муниципальной образовательной организации высшего образования между ним и учредителем этой образовательной организации заключается трудовой договор на срок до пяти лет. Прекращение трудового договора с президентом государственной или муниципальной образовательной организации высшего образования осуществляется по основаниям, установленным трудовым законодательством, в том числе по основаниям прекращения трудового договора с руководителем этой образовательной организации.

Комментарий к Ст. 51 закона «Об образовании в Российской Федерации»

Положения комментируемой статьи не являются новыми для отечественного законодательства об образовании, поскольку нормы о статусе руководителя ранее сдержались образовательных законах (ст. 35 Закона N 3266-1 и ст. 20 Закона N 125-ФЗ).

В рамках комментируемой статьи вместо определения правового статуса руководителя образовательной организации, который, очевидно, определяется уставом этой организации (см. ч. 6 настоящей статьи), статья посвящена порядку легитимации этого лица. В частности, комментируемая часть ст. 51 закрепляет все способы занятия им искомой должности: избрание общим собранием (конференцией) с последующим утверждением учредителем, назначение учредителем, назначение Президентом страны в случаях, установленных федеральными законами, и назначение Правительством России. Последнее касается ректоров федеральных университетов.

Части 2-10 комментируемой статьи определяют общие требования к кандидатам на эту должность, подтверждают запрет на её занятие, установленный трудовым законодательством (подробнее см. комментарий к ч. 4 ст. 47 Закона), прохождение обязательной аттестации, запрет на занятие должности по совместительству и иные особенности порядка занятия указанной должности.

В начале 90-х годов прошлого века в ВУЗах страны была учреждена должность президента, тогда рассматривавшаяся как временная, дабы безболезненно освободиться от «красных» ректоров, носителей социалистических традиций. Однако комментируемый Закон сохранил эту должность и даже предоставил ВУЗам право самостоятельно решать вопрос об учреждении такой должности, ограничив полномочия президентов сроком избрания на 5 лет (часть 11-14 комментируемой статьи).

Ответ на этот вопрос хотят услышать не только учителя, ученики, родители СОШ №1, но и общественность города Изобильного.
Из достоверных источников стало известно, что 16 октября в 17 часов начальник отдела образования администрации Изобильненского городского округа вызвал директора школы Кузьменко Сергея Григорьевича, и без объяснения причин объявил о его увольнении на основании прекращения трудового договора, хотя он у директора был бессрочным. Причем, в 2018 году Кузьменко С.Г. успешно прошел аттестацию на соответствие должности директора, подписанную начальником отдела образования. Процедура увольнения произошла в считанные минуты.
Но этого начальнику отдела образования оказалось недостаточно, Кузьменко С.Г. был освобожден и от должности учителя обществознания. Этот предмет он вел в школе 18 лет!
17 октября Кузьменко С.Г. принес исполняющей обязанности директора СОШ №1 заявление о приеме его на работу учителем обществознания, та отказалась заявление принять, сославшись на запрет начальника отдела образования. Накануне он вызывал завучей школы к себе в кабинет и заявил, что теперь он их директор и что Кузьменко С.Г. он близко не подпустит к школе.
Некогда дружный, сплочённый коллектив 1-й школы деморализован и запуган. 19 октября распоряжением начальника отдела образования были сняты уроки обществознания, которые вел в 9-11 классах бывший директор школы и которые теперь стало некому вести.
За 18 лет руководства школой Кузьменко Сергей Григорьевич вместе с коллективом учителей сделал ее одним из лучших по всем показателям образовательных учреждений района. СОШ №1 является популярной у родителей и учеников. Сегодня в ней учатся 740 учеников, это самая наполняемая школа города.
Но учредитель уволил Кузьменко С.Г. – выпускника МГУ, кандидата философских наук, Почетного работника общего образования РФ, учителя высшей квалификационной категории, с педагогическим стажем 38 лет, посчитав его ненужным для районной отрасли образования.
Тогда как «нужными» являются директора школ с более чем скромными учебными показателями (качество знаний, средние баллы по ОГЭ и ЕГЭ, результаты предметных олимпиад и т.д.). Что касается воспитательного процесса, то и здесь школа выглядит весьма эффективно – за 18 лет в СОШ №1 не было ни одного серьезного ЧП.
Мы полагаем, что истинной причиной увольнения директора СОШ №1 стала статья «Отличники в изгоях», опубликованная 15 августа 2018 года в газете «Ставропольские ведомости» №32, в которой говорится о «методах» руководства начальника отдела образования и его неприязненном отношении к Кузьменко Сергею Григорьевичу.
Автор обращения: Иван Иванов
(Администрация портала Изобильный РФ может не разделять мнение автора и за достоверность информации ответственности не несёт)

Источник: Изобильный.РФ Короткая ссылка на новость: http://www.izobilnyi.ru/~K4K17

Сегодня «Российская газета» публикует постановление Конституционного суда Российской Федерации, которое будет интересно прочитать именно руководителям, потому как речь в нем идет о том, как их уволить.

За комментариями «РГ» обратилась к консультанту Конституционного суда, доктору юридических наук Алле Нуртдиновой. Вот что разъяснила специалист:

— Сначала о главном выводе Конституционного суда — пункт 2 статьи 278 Трудового кодекса и аналогичное положение абзаца второго пункта 4 статьи 69 Закона «Об акционерных обществах», которые породили очень противоречивую практику и самые разные комментарии специалистов, признаны соответствующими Конституции.

Это значит, что КС не увидел в нормах, которые допускали досрочное увольнение руководителя без указания конкретных мотивов прекращения трудового договора, нарушения его конституционных прав и свобод.

Надо сказать, что права руководителя по сравнению с его подчиненными действительно несколько ограниченны. Но это ограничение продиктовано особым, если так можно выразиться, содержанием трудовой деятельности начальника и характером выполняемых им обязанностей.

В отличие от подчиненных начальник руководит организацией, совершает, как у нас говорят, юридически значимые действия и фактически реализует полномочия собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом организации. То есть от его деятельности зависит главное — прибыль, ее размер, а иногда и само существование организации. При этом руководитель может делать такие вещи, которые приведут к имущественному ущербу и уронят деловую репутацию, снизят эффективность работы самого предприятия.

Но и это еще не все. Начальник получает доступ к конфиденциальной информации, в том числе и к коммерческой тайне. И все это можно использовать в ущерб интересам собственника.

Именно по этим причинам возникает необходимость найти баланс прав и законных интересов руководителя организации и собственника ее имущества. Этот баланс держится, с одной стороны, предоставлением начальнику основных прав по Трудовому кодексу, а с другой — защитой прав собственника, включая его право уволить руководителя по пункту 2 статьи 278 ТК.

Подчеркну: признание этой нормы конституционной не означает, что ее можно применять произвольно. По публикуемому постановлению эту статью надо применять, соблюдая ряд условий. Каких? Прежде всего увольнение по п.2 ст.278 не может быть связано с «виновным поведением» руководителя, то есть человека нельзя уволить за совершение дисциплинарного проступка. Увольнение по этой статье может быть лишь по объективным и субъективным обстоятельствам. Например, таким — изменение состава акционеров, смена стратегии развития бизнеса, с которой руководитель не согласен, появление более перспективной кандидатуры.

Если руководитель плохо работал, принимал необоснованные решения, разгласил коммерческую тайну, его тоже можно уволить, но при этом надо доказать его вину и надо соблюсти процедуру, которая существует для привлечения работника к дисциплинарной ответственности.

Увольнение руководителя без указания причин должно компенсироваться деньгами. Сумма определяется по согласованию сторон. Из-за того что уволенные по п.2 ст. 278 не пользуются целым рядом гарантий (его не предупреждают заранее, не предлагается другая работа, не платится выходное пособие), эти деньги для бывшего начальника — единственная социальная защита. Поэтому ее размер должен быть справедливым, адекватным тем последствиям, которые наступят из-за увольнения.

Разумность компенсации обеспечивается в первую очередь тем, что она устанавливается по соглашению сторон. Собственник не может ее определить в одностороннем порядке. Если по каким-то причинам в договоре такого соглашения нет, его определяют перед изданием приказа об увольнении. Справедливой компенсации служит и законодательно установленный ее минимальный размер. Но 279-я статья такого минимума не предусматривала. На этом основании ее признали противоречащей Конституции. До того как в нее внесут нужные изменения, надо руководствоваться указаниями Конституционного суда.

Руководителям организации и собственникам ее имущества следует обратить внимание на то положение публикуемого постановления, в котором говорится о возможности записать в трудовом договоре условия применения п. 2 ст. 278 ТК.

При заключении трудового договора или потом стороны могут ввести и дополнительные гарантии для руководителя, если его придется потом уволить, — например, сохранение средней зарплаты на период трудоустройства (вместе с компенсацией), коллегиальное решение об увольнении, и другие.

В преддверии нового учебного года корреспондент «Idel.Реалии» поговорил с руководителем инициативной группы против поборов в образовательных учреждениях Екатериной Матвеевой о том, как она планирует в дальнейшем заниматься этой проблемой, изменилась ли за последние годы ситуация с поборами, и почему власти поверхностно относятся к этой проблеме. Кроме того, Матвеева, которая также является членом антикоррупционной комиссии при Минобрнауки Татарстана, рассказала о поступающих угрозах в её адрес и о том, почему гласность – основное оружие против нарушителей закона.

ДО ДЕСЯТИ СООБЩЕНИЙ О ПОБОРАХ ЕЖЕДНЕВНО

– Начинается новый учебный год. Для начала хочу уточнить, каких успехов вам удалось добиться в прошлом году? Есть ли какие-то основные проблемы, которые вам удалось решить?

– В принципе, все сообщения, которые к нам поступают, мы прорабатываем. Какие-то свои конкретные достижения я не записываю, потому что мы просто работаем и помогаем родителям.

– По сравнению с прошлым годом те проблемы, с которыми к вам обращались, изменились?

В этом году были проблемы с поступлением в 10 класс. Я считаю, что мы эту ситуацию всё-таки перебороли, то есть детей стали принимать в 10 класс по желанию, а не по какой-то бальной системе.

– Допустим, в этом году были проблемы с поступлением в 10 класс. Я считаю, что мы эту ситуацию всё-таки перебороли, то есть детей стали принимать в 10 класс по желанию, а не по какой-то бальной системе. Или, допустим, в Альметьевске была такая ситуация, что там раньше положенного срока начали принимать детей в первый класс. Эта ситуация также решилась в пользу родителей.

– По итогам прошлого года увеличилось ли количество сообщений о поборах в школах или детских садах, или проблема постепенно сходит на нет?

– Еще два месяца назад на нашу горячую линию поступило около 40 сообщений по поборам, то ближе к 1 сентября таких сообщений стало больше – сейчас в день поступает от трех до десяти сообщений о поборах.

– На что, в первую очередь, требуют деньги с родителей?

– В основном – на ремонт, рабочие тетради и канцтовары.

РАНЬШЕ ФАТТАХОВ ОТВЕЧАЛ «ПРИНЯТО», СЕЙЧАС И ЭТОГО НЕТ

– Я так понимаю, вы эти сообщения доводите до министра образования и науки Татарстана Энгеля Фаттахова?

– Да, я ему отправляю сообщения на электронную почту.

– Толк от этого есть?

Никто не выясняет, почему, к примеру, рабочих тетрадей или канцтоваров в школах нет

– Я вижу, что сообщения прорабатываются довольно-таки быстро, то есть не в 30-дневный срок — бывает и так, что проверка проходит в течение трех-пяти дней. Я вижу, что осуществляется выезд на место, но конкретного итога, что они действительно стремятся убрать поборы, я не вижу. В основном, это формальный выезд для того, чтобы собрать документы, взять объяснения с родителей и директоров, но никто не выясняет, почему, к примеру, рабочих тетрадей или канцтоваров в школах нет. К тому же я знаю, что у департамента надзора и контроля в сфере образования вообще нет полномочий на изучение бухгалтерских документов.

– Правильно ли я понимаю, что департамент надзора и контроля в сфере образования и Минобрнауки вынуждены реагировать на те сообщения, которые вы присылаете, но работают с ними поверхностно?

Минобрнауки Татарстана своим письмом рекомендовало список канцтоваров, которые должны выдавать, но это только рекомендации!

– Да, проблема у нас не искореняется. Если, допустим, в Набережных Челнах у нас есть много сообщений по канцтоварам, то здесь я вижу, что проблема никаким образом не решается. Минобрнауки Татарстана своим письмом рекомендовало список канцтоваров, которые должны выдавать, но это только рекомендации! Эти средства обучения должны предоставляться за счет бюджета, однако никто не думает о том, откуда эти средства возьмутся. Если в Альметьевске эту проблему решили, то в Набережных Челнах эта она не решается вовсе.

– Получается, что требования директоров и учителей денег с родителей на какие-то нужды вытекает из того, что денег на них просто не выделяют?

Нам прислали аудиозапись из Нижнекамска, где начальник управления образования говорит, что канцтовары они покупают, но только для сотрудников, хотя эти средства должны быть предназначены именно для детей

– Нет, эти деньги есть, но скорее всего, они используются не по назначению. Например, нам прислали аудиозапись из Нижнекамска, где начальник управления образования говорит, что канцтовары они покупают, но только для сотрудников, хотя эти средства должны быть предназначены именно для детей.

– Это уже не поборы, а коррупция и превышение должностных полномочий. В этом плане руководство Минобрнауки Татарстана как-то на это реагирует?

– Я отправляю сообщения на его электронную почту. Сначала было так, что он отвечал «принято». Сейчас даже этого нет, но я получаю информацию от родителей о том, как у них проходит проверка. Фаттахов мне в ответ письма не пишет.

– Вы доводили до него информацию о том, что деньги в дошкольных учреждениях используют не по назначению?

– Эту информацию я предоставляла в аппарат президента Татарстана. На данный момент никакой реакции на мои обращения я не вижу. Я им сообщаю, сколько необходимо средств на такие-то нужды, но я еще не видела, чтобы эти денежные средства выделяли.

ТЕПЕРЬ РОДИТЕЛЬСКИЙ КОМИТЕТ ОБСУЖДАЕТ ПРОБЛЕМЫ В СОЦСЕТЯХ

– Вы сказали, что в преддверии нового учебного года с родителей в основном требуют деньги на ремонт классов и рабочие тетради. Тенденция того, что требуют перед началом учебного года, меняется или всё остается по-прежнему?

– Я анализирую и прихожу к выводу, что всё осталось на том же уровне. Как родительский комитет собирал деньги, так и собирает. Но сейчас такие вопросы обсуждают не в классах, а в группах в социальных сетях или различных мессенджерах. Проблемы как были, так и остались. Мне иногда кажется, что у нас идет имитация бурной деятельности по борьбе с поборами. То есть сообщения есть, но департамент если и выезжает на место, то пытается выгородить детские сады и школы.

– Правильно ли я понимаю, что поборы не всегда идут от учителей или директоров, поскольку инициаторами становятся сами родители?

– Родительские комитеты. В школах есть приказы о создании родительского комитета, его подписывает директор. Там написано, что должен делать родительский комитет. Сначала там было написано, что он обязан обеспечить учебный процесс и охрану детей, но когда мы начали изучать эти приказы, а прокуратура в некоторых российских городах обязывала убирать эти пункты, они тоже начали их подтирать.

– Судя по тому, что из года в год повторяется одно и то же, хочу у вас спросить, планируете ли в этом учебном году как-то менять тактику или методы борьбы с поборами?

– В течение года я собрала достаточно много информации и планирую одно действие, но пока о нем не расскажу. Не хочу выносить его пока на общее обсуждение, потому что не хочу спугнуть.

– Представим, что я директор школы или классный руководитель. Почему я должен вас бояться?

– Никакого страха быть не может, потому что у нас просто есть горячая линия по поборам, где я получаю сообщения от родителей. Я их сама не прорабатываю. Да, мы ездим по районам с мониторингом, но это бывает очень редко. Поэтому все эти сообщения прорабатывает департамент надзора и контроля. Но у нас есть обратная связь с родителями, и мы можем контролировать то, какие действия проводили в школе и так далее. Родители об этом очень яро рассказывают, но почему-то в основном анонимно.

Скорее всего, директора и учителя боятся одного – гласности, потому что даже если на нашей странице в социальной сети «ВКонтакте» появляется какая-то информация по их учебному учреждению, то в школе или детском саду сразу происходит небольшой кипиш.

– Я знаю, что директор 16 школы Казани угрожал вам, написав вам личное сообщение во «ВКонтакте»…

Директор начал угрожать мне после того, как мы разместили информацию о том, что в классе для первоклашек абсолютно нет мебели, в связи с чем родителей заставляют всё это купить

– Да, он начал угрожать мне после того, как мы разместили информацию о том, что в классе для первоклашек абсолютно нет мебели, в связи с чем родителей заставляют всё это купить. И этот директор, узнав, что это мы разместили об этом информацию, начал угрожать. После этого детям сразу предоставили другой оборудованный кабинет, в котором до этого занимался 9 класс.

После того, как его угрозы мы также выложили во «ВКонтакте», он сразу пошел на попятную, извинился и начал оправдываться, почему в классе нет мебели. Но сейчас до меня дошла информация, что прокуратура Приволжского района Казани не выявила никаких нарушений, поскольку мебель якобы в классе была. Этот произвол, который творится в школах, просто так оставлять нельзя! Сейчас я жду реакции прокуратуры Татарстана.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *