Уставные суды субъектов РФ

Предлагаем Вашему вниманию научную статью соискателя Академии ГП РФ, помощника прокурора республики по приему граждан Исламовой Р.И., опубликованную в журнале «Законность» 2017 № 8.

Очевидно, что дети – это наименее защищенная

социальная категория граждан нашей страны.

Поэтому существует система органов, которые

призваны охранять и защищать права детей и

их законные интересы. К одному из этих органов

необходимо отнести конституционные (уставные)

суды субъектов Федерации

В настоящее время конституционные (уставные) суды образованы и действуют лишь в 14 субъектах Российской Федерации и тенденция к их дальнейшему росту не наблюдается. Даже в тех субъектах России, конституции и уставы которых предусматривают создание конституционных (уставных) судов, не предпринимаются организационные и практические шаги к их созданию. Хотя казалось бы, что они должны быть необходимым элементом организации государственной власти в каждом субъекте нашей страны.

Подлинный федерализм предполагает, самостоятельность и определенную независимость от федеральной судебной системы конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, целесообразность их создания в каждом регионе. Причем, создание конституционных (уставных) судов субъектов РФ предусмотрено в конституциях и уставах 56 субъектов РФ, а в 24 из них приняты законы об этих судах.

Анализ показывает, что большинство конституционных (уставных) судов было образовано около 20 лет назад, Первым таким органом был Комитет конституционного надзора Республики Татарстан, который был образован 15 декабря 1990 года. В 1992 году, после принятия Конституции Республики Татарстан и Закона «О конституционном Суде Республики Татарстан», получил настоящее название. Последним, в декабре 2011 года, был образован Уставной суд Челябинской области.

Как справедливо отмечает ряд ученых, по своей природе конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации аналогичные природе Конституционного Суда Российской Федерации. Они имеют форму судопроизводства, предусмотренную ст. 118 Конституции Российской Федерации, осуществляют судебную власть самостоятельно и независимо.

Основная ценность конституционных (уставных) судов заключается в том, что они органично дополняют и усиливают деятельность Конституционного Суда России и, при соответствующем правовом регулировании, могут его «разгрузить». Они гармонизируют региональное законодательство, отражают самостоятельность субъектов Федерации, в современных условиях являются одной из немногих автономных структур, через которые возможны отстаивание принципа децентрализации государственной власти по вертикали. Привнеся в политику субъектов соответствующую специфику, защищают обоснованные региональные интересы, становятся аналитическими, методическими и научными центрами, площадками для приобретения практики и освоения теории регионального конституционализма, участвуют в формировании конституционной культуры и правосознания.

Как отмечает Г.А. Жилин, проблема отсутствия конституционного (уставного) суда в конкретном регионе относится к большей степени к сфере государственной правовой политики данного региона.

Недостаточное количество конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации не может свидетельствовать об отсутствии актуальности вопросов, связанных с их взаимодействием с высшим федеральным органом конституционного контроля нашей страны.

За небольшой промежуток времени они провели значительную работу по восстановлению конституционных прав граждан, в том числе несовершеннолетних, предусмотренных статьями 46, 133 Конституции Российской Федерации, закрепляющих право на судебную защиту.

Актуальность проблемы создания конституционных (уставных) судов видна из практического опыта конституционного судопроизводства: с момента становления по настоящее время в Уставном Суде г. Санкт-Петербург (год образования — 2000) всего рассмотрено 213 обращений и принимаемых итоговых решений; Конституционном Суде Республики Татарстан (1992 г.) – 154; Уставном Суде Свердловской области (1998 г.) – 114; Конституционном Суде Республики Башкортостан (1992 г.) – 120; Конституционном Суде Республики Адыгеи (1996 г.) – 74; Конституционных Судах Северной Осетии-Алании (2001 г.), Республики Дагестан (2010 г.) – по 70; Республики Коми (1994 г.) – 52; Республики Саха Якутии (2002 г.) – 49; Республики Карелия (2004 г.) – 36; Республики Ингушетия (2001 г.) – 34; Кабардино-Балкарской Республики (1997 г.) – 31; Республики Марий Эл (1997 г.) – 28; Республики Тыва (2003 г.) – 25.

Анализ указанного безусловно показывают, что конституционные (уставные) суды субъектов Федерации востребованы с первых дней своего существования.

Создание конституционного (уставного) суда является показателем зрелости властной системы, сложившейся в субъекте Федерации. Он служит своего рода «центром негативного законодательства», то есть имеет возможность корректировать систему законодательства субъекта Российской Федерации посредством отмены определенных нормативных положений, наполнением их соответствующим смыслом, толкованием конституции (устава) региона.

К сожалению, в настоящее время не все регионы «дозрели» до такого состояния. Для создания регионального конституционного (уставного) суда необходимо лишь соответствующее проявление политической воли со стороны лиц, представляющих органы государственной власти в субъектах Российской Федерации.

Анализ рассмотренных региональными конституционными (уставными) судами обращений в сфере защиты прав несовершеннолетних показал, что несмотря на имеющиеся проблемные вопросы в регионах, конституционными (уставными) судами всего рассмотрено и вынесено минимальное количество итоговых решений. Создается впечатление, что в регионах проблем в сфере защиты прав несовершеннолетних нет.

Так, Конституционным Судом Республики Татарстан вынесено всего 154 итоговых решений, из них по вопросам защиты прав несовершеннолетних 1 постановление, 3 определения; в Республике Башкортостан (120) – 3 постановления, 2 определения; в Свердловской области (114) – 4 постановления, 5 определений; в Республике Северная Осетия-Алания (70) – 1 постановление; в Республике Саха Якутия (49) – 1 постановление; в Республике Марий Эл (28) – 3 постановления; в Республике Коми (52) – 5 постановлений, 1 определение; в Республике Ингушетия (34) – 1 постановление, 1 определение; остальные региональные суды решений по защите прав детей не выносили.

Данные свидетельствуют, что эта сфера правоотношений несмотря на существующие многочисленные проблемы в сфере образования, в отношении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в сфере опекунства, жилищных и социальных прав, и других вопросов, в настоящее время находится вне правового поля региональной конституционной юстиции.

Вместе с тем, судебная практика определяет значимость конституционных (уставных) в сфере защиты прав детей.

Так, основанием для рассмотрения Конституционным Судом Республики Башкортостан 16 декабря 2015 года стала обнаруженная неопределенность в вопросе соответствия конституционности пунктов 2.4. и 3.11. Положения о приватизации муниципального жилищного фонда городского округа г. Уфа Республики Башкортостан, утвержденного решением Совета городского округа г. Уфа Республики Башкортостан от 13 июля 2011 года № 39/10. Поводом к рассмотрению явилась жалоба Д.Н. Порозова на нарушение его конституционных прав указанными пунктами положения.

Положение о приватизации муниципального жилищного фонда ГО г. Уфа устанавливает порядок передачи в собственность граждан Российской Федерации занимаемых ими жилых помещений в домах муниципального жилищного фонда ГО г. Уфа. Согласно п. 2.4 несовершеннолетние граждане, проживающие совместно с нанимателем и являющиеся членами его семьи либо бывшими членами семьи, наравне с совершеннолетними пользователями становятся участниками общей совместной собственности на жилое помещение. Пункт 3.11 указанного Положения содержит перечень документов, необходимых для приобретения в собственность жилого помещения в порядке приватизации, при обращении в соответствующую организацию.

Закрепленное в статье 46 Конституции Республики Башкортостан право на жилище, применительно к правам несовершеннолетних лиц во взаимосвязи с положениями ч. 3 ст. 17 и ч. 3 ст. 42 Конституции Республики Башкортостан, предполагает, что родители при совершении каких-либо сделок в отношении жилых помещений, на которые имеют право несовершеннолетние члены семьи не вправе произвольно и необоснованно ухудшать жилищные условия детей, их действия не должны приводить к лишению несовершеннолетних жилища. Иное означало бы, вопреки требованиям ст. 42 Конституции Республики Башкортостан, невыполнение родителями их конституционных обязанностей по заботе о детях, их воспитанию и содержанию и приводило бы к недопустимому ограничению права детей на жилище.

Конституционный Суд Республики Башкортостан признал п. 2.4. Положения о приватизации муниципального жилищного фонда ГО г. Уфа РБ, утвержденного решением Совета ГО г. Уфа от 13 июля 2011 № 39/10, соответствующим Конституции Республики Башкортостан. Тем же решением, п. 3.11 Положения признан не соответствующим Конституции Республики Башкортостан, поскольку содержащееся в нем нормативное положение в условиях отсутствия требования предоставления гражданином, приобретающим в собственность жилье путем приватизации, документов на несовершеннолетних, проживающих отдельно от указанных лиц и не утративших права пользования данным жилым помещением. Это ограничивает права указанной категории несовершеннолетних граждан и не согласуется с принципом равенства.

Конституционный Суд Республики Марий Эл 15 мая 2014 года признал положения п. 2.6.1 Административного регламента предоставления муниципальной услуги «Прием заявлений, постановка на учет для зачисления в муниципальные образовательные учреждения города Йошкар-Олы» в редакции, утвержденной постановлением администрации городского округа «Город Йошкар-Ола» от 22 января 2014 года № 87, не соответствующим Конституции Республики Марий Эл. Административный регламент противоречит ч.3 ст. 7, ч. 1-2 ст. 19, ст. 27, ч. 1-2 ст. 43 и ч. 3 ст. 55 Конституции Республики Марий Эл в той мере, в какой он увязывает зачисление детей в дошкольное муниципальное образовательное учреждение ГО г. Йошкар-Ола с предоставлением документа, подтверждающего постоянную или временную регистрацию на территории муниципального образования.

Поводом к рассмотрению дела о проверке конституционности ч. 2 ст. 3 Закона Республики Северная Осетия-Алания от 28 марта 2007 года № 8-РЗ «О внесении изменения в статью 3 Закона Республики Северная Осетия-Алания «Об оплате труда приемных родителей и льготах, предоставляемых приемной семье и семье усыновителей (удочерителей)» послужило обращение гражданина Б.

Законом от 28 марта 2007 года № 8-РЗ «О внесении изменения в ст. 3 закона Республики Северная Осетия-Алания «Об оплате труда приемных родителей и льготах, предоставляемых приемной семье и семье усыновителей (удочерителей)» размер ежемесячного пособия на содержание усыновленного (удочеренного) ребенка установлен в фиксированной сумме — 2500 рублей. При этом действие указанной нормы распространено названным Законом только на правоотношения, возникшие с 3 июня 2006 года. Следовательно, семьи, усыновившие (удочерившие) детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей до 3 июня 2006 года и получавшие ежемесячное пособие на содержание каждого усыновленного (удочеренного) ребенка, утратили это право со дня вступления в силу Закона Республики Северная Осетия-Алания от 28 марта 2007 года № 8-РЗ, а именно со дня его официального опубликования в газете «Северная Осетия» 4 апреля 2007 года.

Заявитель Б., удочерившая ребенка до 3 июня 2006 года, оспаривает конституционность введенных законоположений, отменяющих ранее предоставленные удочерителям льготы в виде ежемесячного пособия на содержание ребенка. Положения закона нарушают конституционный принцип равенства и противоречат Конституции Республики Северная Осетия-Алания.

Конституционным судом Республики Северная Осетия-Алания ч. 2 ст. 3 вышеуказанного Закона признана не соответствующей Конституции Республики Северная Осетия-Алания.

Рассматриваемые выше решения конституционных (уставных) судов говорят об их значимости, независимости.

Следует согласиться и с мнением Председателя Конституционного Суда Российской Федерации В.Д. Зорькиным, который отметил: «Само наличие конституционного правосудия имеет и большое профилактическое значение: оно дисциплинирует и законодателя при издании законов, и чиновников при принятии правоприменительного решения, и рядовых граждан в их повседневных действиях в различных сферах социальной жизни».

Судебная власть должна иметь не только федеральный, но и региональный уровень, причем — во всех субъектах Российской Федерации, вне зависимости от того – республики они или области, края и т.п. – во всех субъектах без исключения.

Таким образом, Конституционные (уставные) суды субъектов Федерации могут рассматриваться как дополнительный уровень конституционной гарантии в сфере защиты прав несовершеннолетних, инструмент контроля за соблюдением Конституции РФ и действующего законодательства органами государственной власти субъекта Российской Федерации и местного самоуправления, имеют значение в обеспечении единого конституционного пространства,

Евдокимов В.Б. Конституционные (уставные) суды в системе разделения властей в Российсмкой Федерации// Вестник Академии Генеральной прокуратуры.2013 № 5.С. 64.

Павликов С.Г. О совершенствовании правового регулирования статуса конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации//Конституционное и муниципальное право. 2007. № 3.

Авакьян С.А. Конституционное право России: Учебный курс. М.Юристъ, 2005. С. 689.

Жилин Г.А. Конституционное судопроизводство в субъектах Российской Федерации: основные проблемы// Российский юридический журнал. 2013. № 4. С. 48.

Безруков А.В., А.О. Казанцев О необходимости создания и совершенствования компетенции конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации.

Постановление Конституционного Суда Республики Башкортостан от 16.12.2015 г. № 32-П по делу о проверке конституционности пунктов 2.4 и 3.11 Положения о приватизации муниципального жилищного фонда городского округа город Уфа Республики Башкортостан, утвержденного решением Совета городского округа город Уфа Республики Башкортостан от 13.07.2011 г. № 39/10, в связи с жалобой гражданина Порозова Дмитрия Николаевича/ Ведомости Государственного Собрания-Курултая Республики Башкортостан

Постановление Конституционного суда Республики Марий Эл от 27.02.2014 г. по делу о проверке соответствия Конституции Республики Марий Эл абзаца 4 статьи 1 Закона Республики Марий Эл от 2 декабря 2004 года № 50-З «О социальной поддержке и социальном обслуживании отдельных категорий граждан в Республике Марий Эл» в связи с жалобой гражданки Гилязутдиновой Н.Н.

Зорькин В.Д. Конституция и права человека в ХХ1 веке. М. 2008. с. 59.

Клеандров М.И. В защиту конституционных (уставных судов) субъектов РФ

версия для печати

Библиотека

К ВОПРОСУ О СОЗДАНИИ В КАЛУЖСКОЙ ОБЛАСТИ УСТАВНОГО СУДА

2012г., студент 2 курса заочного отделения Гр. Ю – 22 Алиев Ифаил Сиражетдинович Научный руководитель: старший преподаватель, Филатова Анастасия Олеговна

Введение

Одной из важных задач нынешнего этапа государственно-правовых реформ является становление новой модели российской судебной системы. В связи с чем, наиболее обсуждаемым как на уровне федеральной власти, так и в общественности стал президентский законопроект о внесении поправок в Конституцию Российской Федерации об объединении Верховного и Высшего арбитражного судов. При этом многие исследователи также обращают внимание и на необходимость реформирования конституционной юстиции, связанной с защитой прав и законных интересов граждан на местах, то есть на конкретных территориях. В данном случае речь идет о внедрении императивной нормы в федеральный закон «О судебной системе в Российской Федерации», закрепляющий создание в субъектах Российской Федерации конституционных (уставных) судов, высшей инстанцией по отношению к которым будет выступать Конституционный суд Российской Федерации. Стоит отметить, что данный вопрос не раз был поводом для научных дискуссий в рамках конференций и круглых столов, посвященных двадцатилетию Конституции РФ.

После принятия Федерального конституционного закона 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» пропали юридические основания для споров о легитимности конституционных и уставных судов субъектов Российской Федерации. Согласно принятому акту конституционные (уставные) суды являются судами субъектов Российской Федерации и входят в состав судебной системы Российской Федерации (ч. 2 ст. 4). Особенность их правового положения в том, что формирование и деятельность конституционных (уставных) судов регулируется на основе федеральных законов законодательными актами субъектов Российской Федерации. В ряде субъектов соответствующие законы приняты и конституционные (уставные) суды уже функционируют в течение нескольких лет. По состоянию на 15.11.2013 конституционные (уставные) суды действуют в восемнадцати субъектах РФ. Еще в 11 конституциях (уставах) субъектов предусмотрена возможность создания ( а в некоторых даже принят соответствующий закон), однако соответствующий орган судебной власти так и не создан. Более того, существует и обратная тенденция – упразднение уставных судов, примером явилась республика Мордовия в 1994г.

Однако, как показывает практика деятельность органов конституционной юстиции в субъектах Российской Федерации стала важным фактором обеспечения верховенства права, построения демократического федеративного правового государства, утверждения конституционных принципов и ценностей, защиты основополагающих прав и свобод человека и гражданина. Осуществляя конституционный (уставный) нормоконтроль, интерпретируя и толкуя конституционные (уставные) нормы, органы конституционной юстиции охраняют конституционное устройство государства, обеспечивают его стабильность и вместе с тем развивают идеи, заложенные в Конституции РФ, конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации, наполняя всю отечественную правовую систему более глубоким смыслом и содержанием. Как справедливо отмечают исследователи, правовые позиции конституционных (уставных) судов содержат ориентиры для законопроектной и другой правотворческой деятельности законодательных, исполнительных органов субъектов РФ, а также органов местного самоуправления.

Более того, практика тех субъектов РФ, в которых конституционные (уставные) суды уже функционируют, показывает, что органы конституционной юстиции порой являются более эффективным средством защиты прав граждан, нежели районный или арбитражный суд (в частности, при разрешении споров о различных социальных льготах, обязательных платежах). За непродолжительный период существования конституционные (уставные) суды не раз доказывали, что они способствуют укреплению конституционной законности, защите прав и свобод человека, формированию единого правового пространства.

Вместе с тем возникли и проблемы деятельности конституционных (уставных) судов субъектов РФ, нуждающиеся в теоретическом осмыслении. Особый интерес представляют вопросы становления названных судов, их организации и компетенции. Одной из наиболее острых проблем здесь является отсутствие органов конституционной юстиции в подавляющем большинстве регионов России. Тем самым, возникают различия в уровне правовой защищенности жителей разных регионов, что ведет к дискриминации граждан по территориальному признаку.

К вопросам создания и функционирования региональных органов конституционной юстиции обращались и обращаются многие авторы. Среди них следует особо выделить публикации Т.В. Анисимовой, С.Т. Артемовой, О.В. Брежнева, Н.В. Витрука, А.Г. Гатауллина и М.А. Митюкова. В то же время в работах названных и других исследователей наблюдается острая дискуссия по многим, в том числе и ключевым вопросам деятельности конституционных (уставных) судов. Так, до сих пор отсутствует единое мнение о необходимости принятия специального федерального закона о региональных органах конституционной юстиции.

Таким образом, является актуальной разработка научных и практических рекомендаций по совершенствованию основ формирования и деятельности данных судов субъектов РФ. В этом плане представляется необходимым как проанализировать уже существующие соответствующие проекты специалистов, так и внести собственные предложения, направленные, в том числе на внесение изменений и дополнений в нормативные правовые акты, регламентирующие статус конституционных (уставных) судов.

Цель настоящей работы — исследовать становление и компетенцию конституционных (уставных) судов в субъектах Российской Федерации, выявить существующие проблемы и выработать практические рекомендации для создания соответствующего суда в Калужской области. Исходя из указанной цели были сформулированы следующие задачи:

— рассмотреть общетеоретические и конституционно-правовые основы институционализации конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации;

— определить место конституционных (уставных) судов субъектов в судебной системе России;

— изучить пределы полномочий конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации;

— определить степень необходимости создания уставного суда в Калужской области, представить возможную модель его создания.

Главная проблема уставного правосудия в регионах заключается в том, что российский федерализм находится в стадии формирования. Федеративное устройство предполагает наличие определенной политической самостоятельности на уровне региона, своей собственной политической культуры и политической культуры. С этой точки зрения, появление уставных (конституционных) судов в ряде субъектов РФ — это показатель их политической зрелости. Практика уставных судов субъектов показывает, что этот орган является эффективным инструментом защиты прав и свобод. Ведь здесь происходит более глубокое и системное разрешение правового конфликта.

Задача судебной власти заключается в том, чтобы разрешать существующие конфликты на основе права. Конституция РФ наделила субъекты полномочием создавать собственное правовое пространство: принимать свои уставы и создавать свои законы. Что касается совместного ведения РФ и субъектов, то здесь прослеживается следующая тенденция: статьей 72 Конституции Российской Федерации к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в качестве первостепенных отнесены вопросы обеспечения соответствия конституций и законов республик, уставов, законов и иных нормативных правовых актов краев, областей, городов федерального значения, автономных областей и округов Конституции Российской Федерации и федеральным законам; защита прав и свобод человека и гражданина; обеспечение законности. Исполнение этих полномочий является не только правом субъекта, его органов власти, но и конституционной обязанностью, которая должна субъектом Федерации обеспечиваться различными способами и в первую очередь — правовыми. Основным правовым способом обеспечения является судебный механизм.

Получается, что те субъекты Федерации, которые не создали свои суды, в том числе конституционной юрисдикции, не в полной мере используют все предоставленные законом правовые способы осуществления вышеуказанных полномочий, предусмотренных Конституцией».

Как было сказано выше норма о возможности создания конституционного (уставного) суда предусмотрена в 29 из 83 субъектов Российской Федерации.

При этом в 11 из них норма носит только формальный характер. Как представляется основными причинами, затрудняющими движение данного процесса (как это было выявлено на примере республики Мордовия в случае с упразднением и в республике Бурятия в попытке упразднения), являются следующие:

1. Первая из этих проблем обусловлена порядком финансирования названных судов за счет средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации. Это указано в Федеральном конституционном законе от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» (ч. 2 ст. 27). Экономическое состояние отдельных республик и областей «затормозило» процесс создания в них судов. Существует мнение, что наименее актуально говорить об учреждении конституционных (уставных) судов в регионах в то время, как Россия переживает кризисный период.

2. Вторую проблему видят в отсутствии необходимости создания данного органа в субъекте, в связи с тем, что признается верховенство федеральных законов и все споры разрешаются в судах общей юрисдикции, как это делается в большинстве регионов России.

3. Нежелание «обязательных» органов государственной власти субъекта РФ подвергать свои полномочия дополнительному контролю со стороны судебного органа.

Необходимо отметить, что Калужская область относится к той группе субъектов РФ, которые закрепили в своем уставе возможность создания уставного суда, однако не использовали эту возможность на практике. В Ч.2. ст.31 закрепляется, что в Калужской области действуют федеральные суды, мировые судьи Калужской области, может создаваться Уставный суд Калужской области, являющиеся составной частью судебной системы Российской Федерации. При этом необходимость создания такого суда выявляется уже сейчас.

Так, согласно ст. 6 закона Калужской области «О выборах Губернатора Калужской области» кандидаты на должность Губернатора Калужской области выдвигаются избирательными объединениями. Избирательным объединением на выборах Губернатора Калужской области является политическая партия, имеющая в соответствии с федеральным законом право участвовать в выборах, либо региональное отделение политической партии, имеющее в соответствии с федеральным законом право участвовать в выборах Губернатора Калужской области. Данная статья исключает возможность участия населения Калужской области в качестве кандидата на должность Губернатора, что ограничивает пассивное избирательное право граждан. Стоит отметить, что соответствующая норма присутствует во многих субъектах РФ. Ярким примером выступает город федерального значения – Москва, где 8 сентября 2013 года происходили выборы мэры и некоторые из представленных кандидатов воспользовались правом самовыдвижения дабы подчеркнуть свою политическую независимость. Более того, стоит отметить, что в модельном законе, разработанном ЦИК России, предусматривалась возможность самостоятельного выбора субъектом субъектов выдвижения кандидатов, включая и политические партии, и самовыдвижения, при этом в Калужской области был выбран только единственны путь, ни всегда демократичный по отношению к избирателям.

Заключение

Современный этап становления региональной конституционной юстиции связан с разрешением трех главных проблем:

— организационной;

— определением компетенции конституционных (уставных) судов;

— разграничением полномочий с Конституционным Судом РФ.

Первая из этих проблем, как уже было отмечено выше, обусловлена порядком финансирования названных судов за счет средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации. Это указано в Федеральном конституционном законе от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» (ч. 2 ст. 27). Экономическое состояние отдельных республик и областей «затормозило» процесс создания в них судов. Но Калужская область является регионом, который представляет интерес для инвесторов, одним из передовых регионов по темпам развития экономики. Предполагается, что проблема финансирования данного института не будет слишком остро стоять стоять на повестке дня. Другим вопросом организации уставного суда является его оснащение кадрами. Очевидно, что в подобной ситуации необходимо выработать оптимальную модель численного состава и порядка формирования конституционного (уставного) суда. Вероятно, что такой суд должен быть небольшим (4 — 6 судей).

Сейчас судьи почти всех созданных уставных судов назначаются соответствующим представительным органом по представлению главы региона. Такой порядок не позволяет учесть интересы всех ветвей власти и обеспечить достаточный уровень независимости суда. Представляется, что более демократичным было бы формировать конституционные (уставные) суды на паритетных началах, когда бы судьи в равных частях назначались главой региона, законодательным собранием и судейским сообществом.

Иной проблемой выступает решение вопроса о пределах компетенции конституционного (уставного суда субъекта). В настоящее время большинство конституционных судов субъектов РФ разрешает дела в строгом соответствии с компетенцией, закрепленной в Федеральном конституционном законе «О судебной системе Российской Федерации». По мнению Н.В. Григорьевой и Ю.С. Поликутина, законодательством установлена не императивная, а рекомендуемая компетенция конституционного (уставного) суда субъекта РФ. Она может быть исчерпывающе воспроизведена в законодательстве соответствующего региона либо частично. В частности, законодательным собранием субъекта РФ вопрос о толковании конституции (устава) может быть оставлен в своем ведении либо передан конституционному (уставному) суду.

В то же время особого внимания заслуживает вопрос о наделении судов субъектов полномочиями, не упомянутыми в ч. 1 ст. 27 Федерального закона «О судебной системе РФ». Анализ мнений, высказываемых в юридической литературе, показывает, что к решению этого вопроса существуют различные подходы. Так, В.В. Невинский указывает, что буквальная интерпретация вышеназванной нормы убеждает в том, что компетенция суда субъекта исчерпывается рассмотрением вопросов о «соответствии» и «толковании».

Противоположной позиции придерживается М.А. Митюков: «Представляется, что конституционный (уставный) суд субъекта РФ вправе рассматривать и другие вопросы, если они вытекают из исключительной компетенции субъекта Федерации (ст. 73 Конституции России) и не конкурируют с полномочиями Конституционного Суда РФ и других федеральных органов”.

Обращаясь к Уставу Калужской области, необходимо отметить, что в ч.3 ст.32 закрепляет, что Уставный суд Калужской области рассматривает вопросы о соответствии Уставу Калужской области законов Калужской области, нормативных правовых актов Губернатора Калужской области, Законодательного Собрания Калужской области, Правительства Калужской области, нормативных правовых актов иных государственных органов Калужской области, органов местного самоуправления, дает толкование Устава Калужской области.

Однако данные полномочия необходимо было бы расширить в соответствующем законе. К ним можно отнести:

1) рассмотрение запросов о проверке соответствия конституции (уставу) субъекта Российской Федерации решения о назначении и проведении областного или местного референдума;

2) разрешение споров о компетенции между органами государственной власти и органами местного самоуправления субъекта Российской Федерации;

3) вынесение предложения о приостановлении действия оспариваемого акта до завершения рассмотрения дела конституционным судом субъекта Российской Федерации;

4) вынесение представления об обращении внимания компетентных органов и должностных лиц на выявленные конкретные нарушения конституции (устава) субъекта Российской Федерации и законодательства, действующего на территории этого субъекта Российской Федерации;

5) реализация конституционными (уставными) судами субъектов Российской Федерации права законодательной инициативы по вопросам своего ведения;

6) осуществление проверки конституционности актов правоприменительной практики органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации.

Что касается третьей проблемы, то некоторые авторы предлагают наделить конституционные (уставные) суды субъектов РФ дополнительными полномочиями. Так, по мнению В.А. Кряжкова, органы регионального конституционного (уставного) контроля могли бы в порядке предварительного урегулирования правовых споров (до рассмотрения в Конституционном Суде РФ) осуществлять проверку федеральных законов, принятых с нарушением сферы исключительного ведения субъекта РФ, а также совместного ведения Федерации и ее субъектов. Как утверждают сторонники такого расширения компетенции, в этом случае уставные суды субъектов РФ устранят все противоречия между Конституцией РФ и конституциями (уставами) субъектов РФ, поскольку нормативные правовые акты субъектов Федерации могут соответствовать конституциям (уставам) субъектов РФ, но противоречить Конституции РФ.

По мнению автора настоящей работы, наделение уставных судов субъекта РФ полномочиями в той или иной мере оценивать на предмет законности либо толковать федеральный закон прямо противоречит нормам Конституции РФ, поскольку дублирует и по сути своей вторгается в компетенцию Конституционного Суда РФ. Неизбежными будут ситуации, когда один и тот же акт субъекта РФ будет признан Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции РФ, а конституционным (уставным) судом — соответствующим конституции (уставу) субъекта РФ.

Кроме того, важно учесть, что в случае реализации указанных предложений сложится такая правовая ситуация, при которой в разных субъектах РФ установится разное официальное толкование и понимание федеральных законов, а следовательно, разная судебная практика их применения. Данные обстоятельства ни в коей мере не способствуют достижению единообразного применения законодательства на территории РФ и обеспечению принципа законности судопроизводства.

Отсутствие конституционных (уставных) судов в большинстве субъектов нарушает конституционный принцип равенства граждан перед законом и судом независимо от места проживания. Вполне очевидно, что там, где образован и функционирует конституционный (уставный) суд, граждане имеют преимущество в обеспечении доступности к судебной защите своих прав и свобод, а также двойной уровень конституционной защищенности — региональный и федеральный.

В связи с этим необходимо формирование конституционных и уставных судов во всех российских регионах, поскольку это не только залог правового и демократического развития любой страны, но также шаг по введению дополнительного и неотъемлемого элемента в действующие механизмы защиты прав человека, существенно поднимающий уровень обеспечения и соблюдения конституционных прав и свобод граждан. Введение анализируемого института сведет к минимуму вероятность возникновения противоречий между нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации с законодательными актами Федерации; соответственно, минимизируется количество фактов нарушения прав и свобод человека.

При этом представляется возможным законодательно закрепить положение о том, что субъекты РФ создают конституционные (уставные) суды, финансирование и материально-техническое обеспечение деятельности которых осуществляются по схеме, применяемой к мировым судьям, т.е. зарплата судей и социальные выплаты производятся из федерального бюджета, а иные расходы компенсируются из бюджета субъекта РФ.

В настоящее время федеральная правовая основа конституционных (уставных) судов складывается из разрозненных норм, которые не дают исчерпывающих ответов на вопросы относительно деятельности конституционных (уставных) судов, а их применение часто вызывает споры, по которым приходилось высказываться Конституционному Суду РФ.

Представляется, что наиболее принципиальные вопросы не только могут, но и должны быть решены единообразно. Причем для того, чтобы принять унифицированный закон, не следует дожидаться, пока спорные вопросы конституционного (уставного) судопроизводства будут однозначно решены наукой или пока все субъекты Российской Федерации учредят уставные суды. Этот закон должен носить рамочный характер и закреплять такие наиболее важные стороны организации и деятельности конституционных (уставных) судов.

Список использованной литературы

1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // СЗ РФ. 2009. №4 ст. 445.

3. Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. №1-ФКЗ «О судебной системе

4. Федеральный закон от 06.10.2003 №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // СЗ РФ, 2003, №40, ст. 3822.

5. Федеральный закон от 14 марта 2002 г. №30-ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. №11 ст. 1022.

6. Федеральный закон от 6 октября 1999 г. №184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» // СЗ РФ, 1999. №42 ст. 5005.

7. Закон РФ от 26 июня 1992 г. №3132-I «О статусе судей в Российской Федерации» // «Российская газета» от 29 июля 1992 г.

8. Конституционное правосудие в субъектах Российской Федерации. Сборник нормативных актов. М., 2009.

9. Устав Калужской области от 27 марта 1996 г. // Вестник Калужской области. № 3. 1996. Ст. 1.

10. Закон Калужской области «О выборах губернатора Калужской области” от 29 июня 2012 № 313-0 // Вестник Калужской области. № 6. 2012. Ст. 4.

11. Авакьян С.А. Проблемы теории и практики конституционного контроля и правосудия // Вестник Московского университета. Серия «Право». 2003. №4.

12. Анисимова Т.В. Возникновение конституционного правосудия в субъектах Российской Федерации на современном этапе // «Адвокат», 2009, №6.

13. Артемова С.Т. Исторические этапы развития конституционного правосудия в субъектах РФ // «Конституционное и муниципальное право», 2009, №2.

14. Безруков А.В., Кондрашев А.А. Уставный суд как необходимый элемент государственно-правовой системы объединенного Красноярского края // «Журнал конституционного правосудия», 2008, №5.

15. Брежнев О.В. Порядок образования конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации: проблемы правового регулирования // «Конституционное и муниципальное право», 2008, №20.

16. Будаев К.А. Защита прав и свобод человека и гражданина — одна из главных задач конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации // «Конституционное и муниципальное право», 2009, №5.

17. Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебное конституционное право и процесс. М.: Закон и право, 2002. 345 с.

18. Гатауллин А.Г. К вопросу о совершенствовании конституционного контроля в субъектах Российской Федерации // «Юридический мир», 2007, №9.

19. Гусев А.В. К вопросу о вхождении конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации в единую судебную систему Российской Федерации // «Журнал конституционного правосудия», 2009, №1.

20. Заболотских Е.М. Межрегиональный круглый стол «Уставный суд Кировской области: проблемы и перспективы создания» // Журнал конституционного правосудия. 2010. №1.

23. Конституционные и уставные суды субъектов Российской Федерации. Сравнительное исследование законодательства и судебной практики. Нормативные акты / Отв. ред. проф. М.А. Митюков. М.: Зерцало, 1999. 543 с.

24. Ланская С.В. Необходим ли унифицированный закон о конституционном (уставном) судопроизводстве? // «Журнал конституционного правосудия», 2008, №4.

25. Митюков М.А. О проблемах создания и деятельности конституционных (уставных) судов субъектов РФ // Проблемы образования и деятельности конституционных (уставных) судов субъектов РФ: Материалы Всероссийского совещания (Москва, 24 декабря 1999 г.). М., 2000.

26. Морщакова Т.Г. Конституционное правосудие: критерии оценки качества // ЭЖ-Юрист. 2007. №33.

27. Нарутто С.В. Оспаривание муниципальных нормативных правовых актов в конституционных (уставных) судах субъектов Российской Федерации: теория и практика // Журнал конституционного правосудия. 2010. №2.

www. consultantplus.ru

Артемова С.Т. Исторические этапы развития конституционного правосудия в субъектах РФ // «Конституционное и муниципальное право», 2009, №2. С.50-53.

Митюков М.А. О проблемах создания и деятельности конституционных (уставных) судов субъектов РФ // Проблемы образования и деятельности конституционных (уставных) судов субъектов РФ: Материалы Всероссийского совещания (Москва, 24 декабря 1999 г.). М., 2000. С.45.

При копировании материалов ссылка на сайт обязательна.

УДК 342.56

ОРГАНИЗАЦИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КОНСТИТУЦИОННЫХ (УСТАВНЫХ) СУДОВ СУБЪЕКТОВ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

И.В. Семенова

Посвящено исследованию вопросов организации деятельности конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации.

Ключевые слова: конституционные (уставные) суды; право; законодательство; субъекты Российской Федерации; деятельность.

I.V. Semenova. ARRANGING ACTIVITIES OF CONSTITUTIONAL (AUTHORIZED) COURTS OF THE SUBJECTS OF THE RUSSIAN FEDERATION

Keywords: constitutional courts; the right; legislation; subjects of the Russian Federation; activities.

В соответствии с ч. 4 ст. 4 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г №1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» конституционные (уставные) суды являются судами субъектов РФ. Ст. 27 указанного Закона подчеркивает, что конституционные (уставные) суды могут создаваться субъектами РФ . Из этих двух положений следует, что конституционные (уставные) суды являются судебными органами субъектов Российской Федерации, которые образуются по их усмотрению и входят в их систему органов государственной власти. Следовательно, вопросы учреждения данного органа, установления порядка его образования и функционирования отнесены к компетенции самих субъектов РФ.

В Конституции РФ не говорится о конституционных (уставных) судах субъектов РФ. Вопросы осуществления деятельности, определения компетенции конституционных (уставных) судов отражаются в разделах конституций (уставов) субъектов РФ, посвященных судебной власти.

Место в системе органов государственной власти в субъектах РФ, состав, формирование, полномочия конституционных (уставных) судов, статус судей объективно требуют конституционно-уставного регулирования. Конституции и уставы субъектов РФ имеют учредительное значение для конституционных (уставных) судов и определяют их особое место в механизме действия государственной власти субъектов РФ, фиксируя, как правило, их полномочия (юрисдикцию), состав, порядок формирования. Тем самым, конституции и уставы субъектов РФ гарантируют данным судам их высокий социально-правовой статус,

самостоятельность, независимость и стабильность .

Первичной правовой основой организации и функционирования конституционных (уставных) судов в субъектах РФ служат положения Конституции РФ о статусе субъектов РФ, о судебной власти в РФ, а также нормы Закона о судебной системе, которые устанавливают, что формирование судов, осуществление их полномочий регулируются законами субъекта РФ.

Во многих субъектах РФ регламентация организации и деятельности конституционных (уставных) судов отражена в специальных актах в виде законов, принимаемых субъектами РФ. Их анализ показывает, что процессуальные основы организации деятельности указанных судов в некоторой мере отличаются от общефедеральных. Законами субъектов РФ о конституционных (уставных) судах предоставлено право указанным судам принимать регламенты, определяющие основы работы суда. Регламент призван дополнять и конкретизировать нормы закона о конституционном судопроизводстве, об организации работы конституционного суда субъекта и его аппарата. В то же время регламент уточняет только вопросы внутренней деятельности конституционного суда, т.е. предмет его ведения ограничен. Например, в регламенте Конституционного суда Республики Коми на основе Конституции Республики Коми и Закона о конституционном суде Республики Коми устанавливаются: порядок распределения дел в Конституционном суде Республики Коми, некоторые правила процедуры и этикета в заседаниях, особенности делопроизводства, требования к работникам аппарата, иные вопросы внутренней деятельности Конституционного

Вестник Российского УНИВЕРСИТЕТА КООПЕРАЦИИ. 2015. №1(19)

суда Республики Коми. Самостоятельно же законодатель субъекта РФ устанавливает принципы осуществления конституционного судопроизводства .

Правовые основы статуса судей, численный состав судей также определяются законами субъектов РФ. В целом, численный состав по субъектам РФ варьируется от трех (Республика Карелия, Адыгея) до семи (Республика Саха (Якутия). Федеральный закон от 26 июня 1992 г. №3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» предписывает такие требования к кандидату на должность судьи конституционного (уставного) суда, как: достижение 25-летнего возраста и наличие стажа работы по юридической профессии не менее пяти лет . Соответствующие требования предусмотрены и в законах субъектов РФ. Например, такие требования прописаны в законах Республики Коми от 31 октября 1994 г. №7-РЗ «О Конституционном суде Республики Коми», Республики Тыва от 4 января 2003 г. ,№1300-ВХ1 «О Конституционном суде Республики Тыва».

Закон Республики Карелия от 7 июля 2004 г. № 790-ЗРК «О Конституционном суде Республики Карелия» предписывает, что судьей Конституционного суда может быть назначен гражданин Российской Федерации, соответствующий требованиям, предъявляемым федеральными конституционными законами и федеральными законами к кандидату на должность судьи . Отметим, что могут быть установлены и другие требования к судьям: всеобщее доверие (Ханты-Мансийский автономный округ), отсутствие порочащих поступков (Калининградская область) и др.

Специальными законами субъектов РФ регулируются и вопросы, связанные со сроками и полномочиями судей, приостановлением, прекращением полномочий, а также отставкой судей. Порядок избрания судей на должность судьи конституционного (уставного) суда различается по субъектам. Как правило, они назначаются законодательными органами государственной власти субъектов РФ по представлению высшего должностного лица субъекта. Например, в Республике Башкортостан судьи Конституционного суда избираются на должность Государственным Собранием Республики Башкортостан по представлению Главы Республики Башкортостан. Аналогично судьи Конституционного суда Республики Марий Эл назначаются Государственным Собранием РМЭ по представлению Главы Республики. В Татарстане кандидатов в судьи Конституционного суда Республики Татарстан представляют в Государственный Совет Республики Татарс-

тан Президент Республики Татарстан и Председатель Государственного Совета Республики Татарстан в равном количестве, по три человека .

Срок полномочий судей конституционного (уставного) суда также различается. Он составляет 10 лет в республиках Татарстан, Башкортостан, Кабардино-Балкарской, Марий Эл, Тыва, Ингушетия. 12-летним сроком ограничены полномочия судей в Свердловской, Калининградской областях, Республике Бурятия. Сроком на 15 лет избираются судьи конституционного (уставного) суда Республики Саха (Якутия). Не ограничены определенным сроком полномочия судей конституционного (уставного) суда в республиках Карелия, Коми, Дагестан, Чеченской Республике. В некоторых законах о конституционных (уставных) судах РФ присутствует запрет на избрание судьи на второй или третий срок, например, в Калининградской области. Предельный возраст для пребывания в должности судьи может составлять 65 лет (Республика Татарстан), 70 лет (республики Карелия, Коми). Основаниями для ухода в отставку судьи конституционного (уставного) суда считаются такие обстоятельства, как истечение срока полномочий судьи или достижение предельного возраста, признание судьи недееспособным по решению суда, личное заявление судьи об отставке, неспособность по состоянию здоровья или по иным уважительным причинам исполнять свои обязанности. В некоторых субъектах законами данных субъектов предусмотрены и другие основания. Например, в Республике Башкортостан — совершение поступка, умаляющего авторитет судебной власти. В республиках Дагестан, Татарстан, Кабардино-Балкария — потеря статуса гражданина этой республики. Нередко называется и такая причина, как неучастие судьи в заседаниях конституционного (уставного) суда без уважительных причин свыше двух раз подряд и др.

Способы прекращения полномочий судей различны. Решение о прекращении полномочий судей, как правило, принимается квалификационной коллегией данного суда либо квалификационной коллегией судей субъекта РФ (как, например, в республиках Марий Эл, Адыгея и др.). Решение конституционного (уставного) суда направляется высшему должностному лицу и законодательному органу субъекта РФ (как, например, в республиках Коми, Тыва и др.). В таких субъектах РФ, как республики Татарстан, Дагестан, Карелия, и в ряде других полномочия судей прекращаются законодательным органом (его палатой) в соответствии

с его регламентом либо по представлению конституционного (уставного) суда субъекта.

Внутренняя организация деятельности конституционных (уставных) судов субъектов РФ определена в законах о них. Председатель суда, заместитель председателя суда, секретарь-судья и судьи — вот наиболее распространенный состав конституционного (уставного) суда субъекта. Представительские функции в конституционном (уставном) суде исполняют их должностные лица. В некоторых субъектах избираются только председатель и секретарь суда (республики Марий Эл, Татарстан) или только председатель и судьи (Республика Бурятия).

Избрание указанных должностных лиц, являющееся важным организационным моментом, происходит разными способами. Законодательство субъектов предусматривает различные процедуры избрания. Так, например, в республиках Тыва, Саха (Якутия), Красноярском крае должностные лица конституционного (уставного) суда избираются судьями из своего состава применительно ко всем должностным лицам.

Следующий способ избрания — парламентом. По представлению главы республики избираются судьи конституционного суда, как в Республике Коми, или же по предложению самих судей, как в Республике Татарстан. Также могут избираться судьями из своего состава, но в присутствии губернатора или представителя Законодательного Собрания (например, в Иркутской области).

Говоря о структуре конституционных (уставных) судов субъектов РФ, следует отметить, что она достаточна проста, поскольку не имеет каких-либо выделенных подразделений. Дела в соответствии с компетенцией суда рассматриваются на общем заседании всем составом суда при наличии предусмотренного законом кворума. Исключением является Республика Адыгея, где, в зависимости от категории дела, рассмотрение его может происходить в полном или неполном составе.

Конституционное судопроизводство в субъектах РФ ведется по общим принципам и правилам, если иное не предусмотрено в специальных нормах. Законы о конституционных судах субъектов могут содержать специальные нормы по отдельным категориям рассматриваемых дел. В целом же конституционное судопроизводство характеризуется следующими стадиями: внесение обращения в конституционный (уставный) суд; назначение и подготовка дела к слушанию; судебное разбирательство; принятие итогового решения.

Специальные законы субъектов Российской

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Федерации регулируют порядок и процедуру обращения в конституционный (уставный) суд субъекта РФ. Согласно Федеральному конституционному закону от 21 июля 1994 г. №1-ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» правом на обращение в конституционный суд с жалобами на нарушение конституционных прав и свобод обладают как граждане, их объединения, так и иные органы и лица, указанные в Федеральном законе. Право обращения в конституционный (уставный) суд имеют высшее должностное лицо и правительство субъекта РФ, законодательный орган и группа депутатов субъекта РФ, верховный (областной, краевой) суд и арбитражный суд субъекта РФ, прокурор субъекта РФ, местные органы государственной власти и органы местного самоуправления . Однако региональный законодатель вправе определять конкретный перечень субъектов, имеющих право инициировать процедуру рассмотрения дела и право на обращение в суд.

Общая процедура применительно к судам подразумевает порядок подачи обращения в конституционный (уставный) суд, предварительное рассмотрение обращения с целью решения вопроса о принятии либо отклонении обращения, порядок истребования необходимой информации, приглашение экспертов, свидетелей, порядок проведения судебного разбирательства, совещания, голосования и принятие решения. Относительно процедуры судебного разбирательства стоит сказать, что рассмотрение дел производится по правилам, максимально приближенным к гражданскому процессу.

Субъекты РФ, как правило, довольно самостоятельны в выборе модели организации конституционных (уставных) судов, как в части определения судопроизводства и порядка деятельности, компетенции, так и в части определения порядка наделения полномочиями и прекращения полномочий судей конституционного (уставного) суда.

Анализируя вышеизложенное, отметим, что законодательный орган субъекта Российской Федерации имеет достаточно широкие полномочия при определении основ организации и деятельности конституционных (уставных) судов. В правовой регламентации деятельности конституционных (уставных) судов значительную роль играют не только федеральные нормативно-правовые акты, но и основные законы субъектов РФ, а также принимаемые субъектами специальные законы о конституционных (уставных) судах, которые в значительной мере определяют процедурно-процессуальные основы организации и деятельности конституционных (уставных) судов,

вестник Российского университета кооперации. 2015. №1(19)

полномочия судов. Однако, по мнению В.И. Ушакова, недостатки правового регулирования деятельности конституционных (уставных) судов субъектов РФ в определенной мере предопределили чрезвычайно затяжной характер процесса формирования системы этих органов в России . Мы считаем, что в то время как законодатель субъекта Российской Федерации достаточно самостоятелен в выборе модели организации конституционного (уставного) суда, федеральному законодателю следовало бы уделить больше внимания проблемам, связанным с образованием конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации. На наш взгляд, необходимо создание этих органов во всех субъектах Российской Федерации, которое возможно с помощью принятия федерального закона о конституционных (уставных) судах субъектов Российской Федерации.

Список литературы

2. О судебной системе Российской Федера-

ции: федер. конст. закон от 31 декабря 1996 г. №1-ФКЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1997. № 1, ст. 1.

3. О статусе судей в Российской Федерации: федер. закон от 26 июня 1992 г. № 3132-1 // Рос. газ. 1992. 29 июля.

4. О Конституционном суде Республики Карелия: закон Республики Карелия от 7 июля 2004 г. № 790-ЗРК. URL: http://ksrk.karelia.ru.

6. Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное право и процесс. М.: Норма: Инфра-М, 2012. С. 592.

7. Кряжков В.А. Конституционное правосудие в субъектах Российской Федерации. М.: Формула права, 1999. 768 с.

СЕМЕНОВА Ирина Владимировна — аспирант. Чебоксарский кооперативный институт (филиал) Российского университета кооперации. Россия. Чебоксары. E-mail: irina sem@rambler.ru

УДК 347.9

ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА В СФЕРЕ ЖИЛИЩНО-КОММУНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

М.С. Тимофеев, А.Г. Мифтахутдинова

Рассматриваются проблемы осуществления прокурорского надзора в жилищно-коммунальном хозяйстве, укрепления законности в этой сфере правоотношений с участием различных лиц.

Ключевые слова: жилищно-коммунальное хозяйство; система жилищно-коммунального хозяйства; прокурорский надзор; укрепление законности; гарантии прав граждан.

Указом Президента РФ от 7 мая 2012 г. нию качества жилищно-коммунальных услуг» № 600 «О мерах по обеспечению граждан РФ определены цели и приоритеты долгосрочной доступным и комфортным жильем и повыше- перспективной деятельности по улучшению

УДК 342.565.2

Е. А. Сидорова Марийский государственный университет, Йошкар-Ола

МЕСТО КОНСТИТУЦИОННЫХ (УСТАВНЫХ) СУДОВ СУБЪЕКТОВ РФ В СУДЕБНОЙ СИСТЕМЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В своей статье автор раскрывает значение конституционных (уставных) судов субъектов РФ, описывает их место в судебной системе Российской Федерации. Определяет, в каких нормативно-правовых актах содержатся нормы, касающиеся конституционных (уставных) судов. Выявлены особенности, которые отличают данные суды от иных судов, а также проанализированы высказывания различных авторов и Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации». С помощью этого выявлена компетенция конституционных (уставных) судов, определены принципы, с помощью которых конституционные (уставные) суды осуществляют свои полномочия. Также устанавливается перечень вопросов, в которых содержатся иные полномочия конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, не затрагивающих компетенцию Конституционного суда РФ и других федеральных судов и соответствующих компетенций субъекта РФ. Приводятся примеры судебной практики Конституционного суда Республики Саха (Якутия) от 6 декабря 2003 г. по делу о толковании части 2 статьи 97 Конституции Республики Саха (Якутия). Анализируется определение Конституционного суда Республики Марий Эл от 16 августа 2000 г. по вопросу назначения даты выборов Президента Республики Марий Эл одновременно с выборами депутатов Государственного Собрания Республики Марий Эл, которые были назначены законом данной республики. В соответствии с принципом разделения властей на уровне субъекта Российской Федерации конституционный (уставный) суд субъекта Российской Федерации является самостоятельным конституционным (уставным) органом государственной власти и вынесенные в пределах его полномочий решения являются обязательными для всех органов публичной власти, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Ключевые слова: конституционные (уставные) суды, субъекты РФ, судебная система РФ

Для того чтобы сформировать правовое федеративное государство, защитить права и свободы человека и гражданина, а также для укрепления законности, необходимо создание и эффективное функционирование соответствующих органов власти не только на федеральном, но и на уровне субъектов.

Среди органов регионального уровня значительное место занимают конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации.

В соответствии со ст. 77 Конституции РФ, система органов государственной власти республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов устанавливается субъектами Российской Федерации самостоятельно в соответствии с основами конституционного строя Российской Федерации и общими принципами организации представительных и исполнительных органов государст-

венной власти, установленными федеральным законом .

Исходя из этой статьи, можно сделать вывод о том, что субъекты РФ являются самостоятельными, для того чтобы сформировать свою систему органов государственной власти, пытаться полностью ее построить, а также создать свою судебную систему.

Конституция Российской Федерации 1993 года прямо не закрепляет создание в ее субъектах конституционных (уставных) судов. Все же если хорошо изучить суть положений Конституции РФ, то можно сказать о том, что такое право у субъектов Российской Федерации вытекает из ее положения, в котором предусмотрено, что различные субъекты Российской Федерации, в том числе и республики (государства), создаются и функционируют на основе своих учредительных актов -конституций и уставов. Контроль за деятельностью

© Сидорова Е. А., 2015

таких органов входит в компетенцию самих субъектов Федерации (ч. 1, 2 ст. 5, ч. 1, 2 ст. 66).

Помимо норм, которые содержатся в Конституции Российской Федерации, образование конституционных (уставных) судов основывается также на положениях, установленных в ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», закрепляющих в ст. 27, что к судам субъектов Российской Федерации относятся и конституционные (уставные) суды .

В законе закрепляется основание статуса судей, порядок их создания и упразднения названных судов, их значение и финансирование, порядок регулирования в них судопроизводства, а также юридическая сила принятых ими решений.

Одновременно, согласно правовой позиции Конституционного суда РФ, сформулированной в Определении от 27 декабря 2005 г. № 491-О, такие органы судебного контроля, как конституционные (уставные) суды субъектов РФ, которые призваны осуществлять проверку нормативных правовых актов субъектов РФ, в отличие от федеральных судов, входят не только в судебную систему РФ, но и в систему органов государственной власти субъектов РФ, являясь при этом самостоятельным конституционным (уставным) органом государственной власти в соответствии с принципом разделения властей на уровне субъекта РФ .

Стоит отметить, что конституционный (уставной) суд субъекта РФ входит в судебную систему РФ и также в систему органов государственной власти субъекта РФ. Данный суд осуществляет свои полномочия на основе самостоятельности, независимости и организационной обособленности.

Тем самым можно утверждать, что решение, принятое в пределах его полномочий, не может быть, как это установлено ч. 4 ст. 27 названного ФКЗ от 31 декабря 1996 г., пересмотрено иным судом. Конституционные (уставные) суды занимают самостоятельное положение в судебной системе Российской Федерации и ее субъектов. Имеется ряд особенностей, отличающих данные суды от других.

Во-первых, конституционные (уставные) суды являются как высшими органами субъекта РФ, наравне с главой субъектов, так и представительными органами субъекта.

Во-вторых, их деятельность направлена на разрешение особых, конституционных (уставных) конфликтов.

В-третьих, указанные суды при рассмотрении дел руководствуются конституциями (уставами), при этом воздерживаются от установления фак-

тических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов.

В-четвертых, их деятельность осуществляется в форме особого, конституционного (уставного) судопроизводства, на основе тех правил, которые закреплены в специальном законодательстве. Там, где нет обвинителя, устанавливается конкретный состав субъектов, с правом возбуждать дела, а также по особому ведется подготовка дела к рассмотрению в заседании и многое другое.

Более того, как справедливо отмечает Б. С. Эб-зеев, не следует путать принципы, которые необходимы для конституционного судопроизводства, с такими принципами, как, например, в гражданском судопроизводстве. В конституционно-процессуальном праве они не включают процесс реализации конституции и не направлены на определение природы деятельности государственных органов в этом процессе .

Одним из основных вопросов для конституционных (уставных) судов является определение их компетенции.

Федеральный конституционный закон <О судебной системе Российской Федерации» обобщил сложившуюся в субъектах Российской Федерации практику названных судов и на основе этого с осторожностью подошел к определению их компетенции.

ФКЗ установил, что конституционные (уставные) суды могут создаваться для рассмотрения дел на наличие норм, соответствующих требованиям законов и нормативных актов органов государственной власти субъекта Российской Федерации, органов местного самоуправления его конституции (уставу), а также для толкования конституции (устава) данного субъекта .

В определении Конституционного суда РФ от 6 марта 2003 г. № 103-0 закреплено, что закрепленный в ч. 1 ст. 27 ФКЗ <О судебной системе Российской Федерации» перечень положений, для рассмотрения которых могут создаваться конституционные (уставные) суды, нельзя считать исчерпывающим. Исходя из вышесказанного можно полагать, что допускается закрепление иных полномочий конституционных (уставных) судов субъектов РФ, которые не затрагивают компетенцию Конституционного суда РФ и других федеральных судов и соответствующих компетенций субъекта РФ .

В этот перечень входят, например: контроль за принятым решением законодательного собрания о назначении референдума или проверке соблюдения конституционных требований для назначения

референдума; защита конституции (устава) от нарушения ее должностными лицами субъекта Федерации и т. п.

В. А. Кряжков высказывался по этому поводу, что Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» не определяет всю полноту компетенций конституционных (уставных) судов, а прежде всего формулирует их целевое назначение .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Согласившись с подобной позицией, М. А. Ми-тюков и А. М. Барнашов указывают, что «Федеральным конституционным законом устанавливается не императивная, а рекомендуемая компетенция конституционного (уставного) суда субъекта РФ. Рекомендуемые полномочия конституционного (уставного) суда субъекта Федерации могут быть исчерпывающе и развернуто закреплены в законодательстве соответствующего региона» .

Компетенция конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации включает:

1. Контроль за соблюдением норм нормативно-правовых актов субъектов Российской Федерации их конституциям (уставам), а также на наличие конституционных норм в договорах с Российской Федерацией и иными субъектами, в том числе и международные договоры.

2. Участие в законодательном процессе субъекта Российской Федерации с помощью осуществления права на законодательную инициативу.

3. Разрешение споров, связанных с компетенцией между органами власти субъектов Российской Федерации, а также между ними и органами местного самоуправления.

4. Защиту конституционных прав и свобод граждан по их жалобам и по запросам судов о конституционности закона субъекта Российской Федерации, примененного или подлежащего применению в конкретном деле.

5. Контроль за проведением выборов руководителей исполнительных органов власти субъектов Российской Федерации и решениями о проведении региональных референдумов.

6. Официальное толкование конституций или уставов субъектов Российской Федерации.

На основе судебной практики можно рассмотреть компетенцию конституционных (уставных) судов.

Конституционный суд Республики Саха (Якутия) 6 декабря 2003 г. вынес постановление по делу о толковании части 2 статьи 97 Конституции Республики Саха (Якутии), согласно которой «местное самоуправление осуществляется насе-

лением непосредственно и (или) через представительные органы и выборных должностных лиц местного самоуправления. Порядок формирования выборных органов местного самоуправления определяется уставами в соответствии с законодательством» .

Конституционный суд Республики Саха (Якутия) постановил, что данное положение Конституции Республики Саха (Якутии) означает: 1. Обязательное принятие устава муниципального образования или представительным органом, или непосредственно населением. Устав муниципального образования является нормативно-правовым актом, который регулирует муници-пально-правовые отношения и может быть изменен в порядке, установленном самим уставом. Внести изменения в устав, который был принят на местном референдуме, имеет право представительный орган, так как имеет на это соответствующие полномочия. 2. Устав муниципального образования регулирует вопросы, которые касаются организации деятельности его выборных органов. Устав муниципального образования может быть дополнен положением об учреждении должности председателя представительного органа, определении порядка его избрания и полномочий. Тот факт, что из устава исключены положения о том, что глава муниципального образования является председателем представительного органа, ни в коем случае не ограничивает его конституционно-правового статуса как выборного должностного лица местного самоуправления, наделенного уставом полномочиями по решению вопросов местного значения .

Бывает и такое, что суд, вынося определение об отказе в рассмотрении дела по существу, прописывает ответ на поставленный вопрос.

В судебной практике такие дела имеются: в определении Конституционного суда Республики Марий Эл от 16 августа 2000 г. по вопросу назначения даты выборов Президента Республики Марий Эл одновременно с выборами депутатов Государственного Собрания Республики Марий Эл, которые были назначены законом данной республики.

В определении Конституционного суда Республики Марий Эл говорится, что суд рассматривает дела о проверке конституционности только нормативных правовых актов, отличительными признаками которых является наличие общеобязательных правил поведения, их направление на широкий круг лиц. Они рассчитаны на регулирование вида общественных отношений, на неограниченное

количество случаев, продолжают действовать после их реализации в индивидуальных отношениях и в поведении конкретных людей. Принятие закона Республики Марий Эл «О дате выборов Президента Республики Марий Эл» не может быть рассмотрено как нормативное правовое регулирование вопроса.

Именно данного обстоятельства для Конституционного суда Республики Марий Эл уже было достаточно, для того чтобы отказать в принятии к рассмотрению обращения в суд. Несмотря на это, Конституционный суд Республики Марий Эл изложил в данном определении ряд правовых позиций, в которых был закреплен ответ по существу на содержащийся в обращении вопрос. Суд обратил внимание на то, что закон, который подали на оспаривание, не регулирует никаких других отношений, кроме назначения даты выборов Президента Республики. Поэтому Государственному Собранию Республики Марий Эл необходимо было принять это решение не в форме закона, а в форме постановления.

Кроме того, закон, подлежащий оспариванию, не содержит нормы о сокращении и продлении срока полномочий Президента Республики Марий Эл, которые установлены в Конституции Республики Марий Эл. Соответственно, не может рассматриваться как нарушение периодичности выборов, не регулирует сроки и порядок вступления в должность Президента Республики Марий Эл, не устанавливает новых или отличительных от положений Конституции Республики Марий Эл оснований прекращения полномочий Президента Республики Марий Эл. Деятельность по осуществлению проверки соответствия даты выборов республиканскому и федеральному законодательству находится в компетенции судов общей юрисдикции .

В рассмотренном определении при отказе в рассмотрении дела по существу содержится ответ на поставленный в обращении вопрос.

Таким образом, конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации, в отличие от федеральных судов, входят в систему органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Исходя из принципа разделения властей на уровне субъекта Российской Федерации конституционный (уставный) суд субъекта Российской Федерации является самостоятельным конституционным (уставным) органом государственной власти, так как создается конституцией (уставом) субъекта Российской Федерации, фи-

нансируется из бюджета субъекта Российской Федерации, а его решения, вынесенные в пределах его полномочий, в силу ч. 1 ст. 6 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» являются обязательными для всех органов публичной власти, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат обязательному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Конституционные (уставные) суды имеют свои принципы, на основе которых они осуществляют свою деятельность. Также у них имеется круг полномочий, с помощью которых они осуществляют правосудие, необходимое для нормального функционирования органов государственной власти субъекта. На основании проведенного исследования о месте конституционных (уставных) судов в судебной системе РФ можно сделать вывод о том, что в тех субъектах Российской Федерации, где подобные органы существуют и реально работают, имеется дополнительная институциональная гарантия защиты прав и свобод человека и гражданина.

_Ш_

1. Акты конституционного правосудия субъектов Российской Федерации // Дайджест оперативной информации. 2001. № 2. С. 29-31.

2. Анисимова Т. В. Возникновение конституционного правосудия в субъектах Российской Федерации на современном этапе // Адвокат. 2009. № 6.

3. Конституция Российской Федерации 12 декабря 1993 г. М., 2015.

4. Кряжков В. А. Конституционное правосудие в субъектах Российской Федерации (правовые основы и практика). М.: Формула права, 2006.

5. Митюков М. А., Барнашов А. М. Очерки конституционного правосудия (сравнительно-правовое исследование законодательства и судебной практики). Томск, 2010.

6. Определение от 6 марта 2003 г. № 103-0 «По запросам государственного собрания республики Башкортостан и государственного совета республики Татарстан о проверке конституционности части 1 статьи 27 ФКЗ «О судебной системе РФ».

7. Определение конституционного суда РФ № 491-О от 27.12.2005. По запросу Санкт-Петербургского городского суда о проверке конституционности отдельных положений Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации и Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации»». URL: СПС «Консультант Плюс» (дата обращения: 26.01.2016).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. Эбзеев Б. С. Конституционное правосудие в России: Системность и роль в обеспечении единства и целостности

Российского государства // Конституционное правосудие в Российской Федерации: правовое регулирование, опыт, перспективы. Казань, 2005.

10. Якутские ведомости. 2003. № 48.

Статья поступила в редакцию 15.02.2016 г.

Для цитирования: Сидорова Е. А. Место конституционных (уставных) судов субъектов РФ в судебной системе Российской Федерации // Вестник Марийского государственного университета. Серия «Исторические науки. Юридические науки». 2016. № 1 (5). С. 91-96.

Об авторе

Сидорова Елена Александровна, студентка, Марийский государственный университет, Йошкар-Ола, sidorova_lena1993@mail.ru

E. A. Sidorova Mari State University, Yoshkar-Ola

_Ш_

1. Akty konstitucionnogo pravosudija sub#ektov Rossijskoj Fe-deracii. Dajdzhest operativnoj informacii. 2001. № 2.

3. Konstitucija Rossijskoj Federacii 12 dekabrja 1993 g. M., 2015.

7. Opredelenie konstitucionnogo suda RF № 491-O ot 27.12.2005. Po zaprosu Sankt-Peterburgskogo gorodskogo suda

10. Jakutskie vedomosti. 2003, no. 48.

Submitted 15.02.2016.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *