Условие сделки

Элементы сделок

Сделка представляет собой единство четырех элементов: субъектов — лиц, участвующих в сделке, субъективной стороны — воли и волеизъявления, формы и содержания.

Рассмотрим каждый из элементов сделки.

Субъектами сделки признаются любые субъекты гражданского права, обладающие дееспособностью.

Поскольку сделка — волевое действие, совершать ее могут только дееспособные граждане. Лица, обладающие дееспособностью в неполном размере, могут совершать только те сделки, которые разрешены законом.

Юридические лица могут совершать любые сделки, не запрещенные законом и не противоречащие целям, закрепленным в их учредительных документах.

Отдельные вилы деятельности могут осуществляться юридическими лицами и гражданами-предпринимателями только при наличии специального разрешения (лицензии).

Воля юридического лица реализуется при совершении сделки его органами либо представителями. Для юридического лица правовые последствия возникают лишь в случае, если его орган или представитель действовали в рамках предоставленных им полномочий.

Субъективная сторона состоит из двух компонентов: воли и волеизъявления. Воля и волеизъявление имеют значение для сделки в их единстве. Для действительности сделки небезразлично и то, как сформировалась воля субъекта.

Необходимым условием для действительности сделки является отсутствие каких-либо факторов, которые могли бы исказить представление лица о существе сделки или ее отдельных элементах (заблуждение, обман и т. п.) либо создать видимость внутренней воли при ее отсутствии (угроза, насилие и т. п.).

Еще один элемент психического отношения человека к совершаемому им действию, который может иметь значение для сделки, — мотив. Побудительная причина, та социально-экономическая или иная цель, ради достижения которой лицо вступает в сделку, по общему правилу лежит вне пределов самой сделки и не оказывает на нее никакого влияния. Для гражданского права безразлично, достигнут ли совершением сделки результат, который выступил ее побудительным мотивом.

Однако в некоторых случаях мотив может иметь правовое значение (например, ст. 169 ГК РФ), кроме того, стороны вправе придать мотивам юридическое значение, оговорив установление прав и обязанностей либо их изменение и прекращение, в зависимости от осуществления мотива или цели сделки. В таком случае мотив, оговоренный сторонами, становится условием сделки, а сама сделка будет считаться совершенной под условием.

Следует отличать мотив и цель сделки от ее основания, т. е. того типового юридического результата, который должен быть достигнут исполнением сделки. Конкретная правовая цель лиц может не совпасть с основанием сделки (притворные и мнимые сделки). Основание является обязательным элементом сделки, за исключением случаев, специально указанных в законе.

Волеизъявление должно правильно отражать внутреннюю волю и довести ее до сведения участников сделки. Законом установлено, что доведение внутренней воли до остальных участников сделки должно совершаться только способами, предусмотренными законом, т. е. в определенной законом форме. Отсутствие требуемой законом формы выражения волеизъявления может привести к недействительности сделки.

Формы сделок

Форма сделок бывает устной или письменной.

Устная форма сделки

Устно в соответствии со ст. 159 ГК РФ могут совершаться любые сделки, если:

  • законом или соглашением сторон для них не установлена письменная форма;
  • они исполняются при самом их совершении;
  • сделка совершается во исполнение письменного договора и имеется соглашение об устной форме исполнения.

Устная форма сделок заключается в том, что стороны выражают волю словами, благодаря чему воля воспринимается непосредственно.

К устной форме сделки приравниваются конклюдентные действия и в некоторых случаях молчание (п. 2, 3 ст. 158 ГК РФ).

Конклюдентные действия — это поведение лица, свидетельствующее о его воле совершить сделку (в качестве примера можно привести совершение сделок купли-продажи через торговые автоматы, в которых действие продавца, поставившего автомат, уже свидетельствует о его намерении совершить сделку).

Молчание может свидетельствовать о совершении сделки только в случаях, предусмотренных законом или соглашением сторон.

Все остальные сделки должны совершаться в письменной форме.

Письменная форма сделки

Письменная форма бывает простой и нотариальной.

Сделка в простой письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего се содержание и подписанного лицом (лицами), совершающим(и) сделку, или должным образом уполномоченными им (и) лицами.

Договоры могут совершаться также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору (п. 2 ст. 434 ГК РФ).

Законом, иными правовыми актами и соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и т. п.), и предусматриваться последствия несоблюдения этих требований.

В соответствии со ст. 161 ГК РФ должны совершаться в простой письменной форме сделки (за исключением требующих нотариального удостоверения):

  • юридических лиц между собой и с гражданами;
  • граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случаях, предусмотренных законом, — независимо от суммы сделки.

Не являются простой письменной формой сделки товарный или кассовый чеки, поскольку они не содержат необходимых для этого реквизитов (сведения о сторонах сделки, о предмете договора и др.). Это, однако, не означает, что товарный и кассовый чеки не имеют никакого юридического значения. Они могут наряду с другими документами использоваться в качестве доказательств в ходе судебного разбирательства.

Несоблюдение простой письменной формы сделки по общему правилу (п. 1 ст. 162 ГК РФ) лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и се условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства (товарный чек, кассовый чек, аудио- видеозаписи и т. п.).

В случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность (например, соглашение о неустойке (ст. 331 ГК РФ), о поручительстве (ст. 362 ГК РФ), обещание дарения (ст. 574 ГК РФ)).

Несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет недействительность сделки (п. 3 ст. 162 ГК РФ).

Нотариальная форма сделок требуется для совершения сделок, прямо предусмотренных законом, а также соглашением сторон, хотя бы по закону для сделок данного вида эта форма и не требовалась (п. 2 ст. 163 ГК РФ). Нотариальная форма отличается от простой письменной формы сделок наличием удостоверительной надписи нотариуса или другого должностного лица, имеющего право на совершение такого нотариального действия. Так, обязательна нотариальная форма для завещания, договора ренты.

Для некоторых видов сделок предусматривается, кроме облечения их в соответствующую форму, еще и обязательная государственная регистрация. В соответствии со ст. 164 ГК РФ обязательной государственной регистрации подлежат сделки с землей, недвижимым имуществом и иные сделки, определенные законом.

Под содержанием сделки понимается совокупность составляющих ее условий (о предмете, о правах и обязанностях сторон, об ответственности за неисполнение обязательств и др.).

Для действительности сделки необходимо, чтобы ее содержание соответствовало требованиям закона и иных правовых актов, т. е. чтобы не нарушало ни запретительных, ни предписывающих норм действующего законодательства.

Вместе с тем сделки по содержанию могут отличаться от установленных законодательством диспозитивных норм либо вообще не быть предусмотренными законом, но в любом случае они должны соответствовать общим началам и смыслу гражданского законодательства.

Кроме того, содержание сделок должно соответствовать основам правопорядка и нравственности общества.

Сделка — действия граждан и юридических лиц, направленные на установление изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Сущность сделки составляет воля и волеизъявление сторон. Воля — желание субъекта совершить то или иное действие. Волеизъявление — выражение воли субъекта вовне, что делает доступным ее для остальных участников гражданских правоотношений. Способы выражения и закрепления воли субъектов называются формами сделок.

Формы сделки: устная, письменная, нотариально удостоверенная, совершение конклюдентных действий, бездействие (молчание).

Устная форма — субъект выражает свою волю словами. Сделка может быть заключена в устной форме, если иная форма (письменная, нотариально удостоверенная) не предусмотрена законом или соглашением сторон.

Письменная форма — составление документа, выражающего содержание сделки и подписанного уполномоченными лицами. Обязательная письменная форма предусмотрена для сделок:

  • 1) между юридическими лицами;
  • 2) юридическими лицами и гражданами;
  • 3) сделки граждан между собой на сумму, превышающую 10 тыс. руб.;
  • 4) в случаях, когда письменная форма прямо предусмотрена законом.

Нотариально удостоверенная сделка — совершение на документе, составленном в письменной форме удостоверительной надписи нотариусом или лицом его заменяющим.

Нотариальное удостоверение сделок осуществляется в случаях указанных в законе (договор ренты) или по соглашению сторон.

Совершение конклюдентных действий — совершение действий, свидетельствующих о намерении лица вступить в сделку (приобретение товара через торговые автоматы).

Бездействие (молчание) может признаваться выражением воли совершить сделку, если это предусмотрено законом или соглашением сторон.

Согласно п. 1 ст. 164 ГК РФ в случаях, если законом предусмотрена государственная регистрация сделок, правовые последствия сделки наступают после ее регистрации.

Виды сделок:

  • 1) односторонние, двусторонние, многосторонние;
  • 2) возмездные и безвозмездные;
  • 3) реальные и консенсуальные;
  • 4) совершенные под отлагательное или отменительное условие.

Односторонняя сделка — сделка, для совершения которой достаточно выражения воли одной стороны.

Двусторонняя сделка — сделка, требующая волеизъявления двух сторон. Воля сторон должна:

  • • быть взаимно удовлетворяемой (одна сторона хочет продать, другая — купить);
  • • совпадать (стороны должны согласовать объект сделки).

Многосторонняя сделка — сделка, для совершения которой необходимо выражение воли более двух сторон (учредительный договор).

Возмездная — сделка, в которой обязанности одной стороны совершить определенные действия соответствует обязанности другой стороны предоставить материальное или иное благо.

В безвозмездной сделке встречная обязанность отсутствует (односторонние сделки).

Консенсуальная сделка — сделка, которая порождает права и обязанности сторон с момента достижения ими соглашения.

Реальная сделка считается совершенной с момента передачи вещи или совершения иного действия.

Сделка, совершенная под отлагательное условие — права и обязанности сторон по сделки возникают при наступлении тех или иных обстоятельств (родители дарят сыну квартиру с условием, что право собственности на нее у него возникнет только после окончания университета).

Сделка, совершенная под отменительное условие — права и обязанности сторон по сделки прекращаются при наступлении того или иного обстоятельства (собственник сдает квартиру с условием, что когда он вернется из командировки договор аренды прекращается).

Условиями действительности сделок являются:

  • 1) законность содержания сделки;
  • 2) соблюдение формы сделки;
  • 3) способность граждан и юридических лиц совершать сделки;
  • 4) совпадение воли и волеизъявления.

Законность содержания сделки — соответствие сделки Конституции РФ; ГК РФ; федеральным законам, принятым в соответствие с ГК РФ; указам Президента РФ; иным нормативным правовым актам; международным договорам.

Соблюдение формы сделки заключается в праве ее совершения устно, в случае если законом или соглашением сторон не предусмотрена письменная форма

Несоблюдение письменной формы сделки в прямо предусмотренных законом случаях влечет ее недействительность.

В любом случае несоблюдение письменной формы лишает стороны права ссылаться в подтверждение сделки на свидетельские показания.

Нотариальное удостоверение сделки обязательно в случаях:

  • 1) указанных законом;
  • 2) предусмотренных соглашением сторон. Несоблюдение нотариальной формы сделки и ее государственной регистрации влечет ее недействительность.

Совершать сделки вправе только дееспособные граждане. Ограничено дееспособные граждане могут совершать сделки только с согласия попечителей, а частично дееспособные граждане (несовершеннолетние) — самостоятельно ряд сделок, предусмотренных законом.

Юридические лица могут совершать любые, не запрещенные законом сделки обладая общей правоспособностью. Отдельные виды сделок юридические лица могут совершать при наличии специального разрешения (лицензии).

Волю юридического лица выражает его орган (директор или иное уполномоченное лицо). При этом правовые последствия для юридического лица возникают, в случае если орган действовал и пределах сноси компетенции.

Пункт 1 ст. 420 Гражданского кодекса рассматривает договор как соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Указанное определение явно имеет в виду договор-сделку. Не случайно поэтому п. 2 той же статьи содержит отсылку к нормам о сделках: «К договорам применяются правила о двух– или многосторонних сделках».

Договоры в их качестве сделки, не отличаясь от других юридических фактов, не имеют содержания. Им обладает только возникшее из договора-сделки договорное правоотношение. При этом, как и в любом другом правоотношении, составляют взаимные права и обязанности контрагентов.

Сделочная природа договора подчеркивалась во всех трех Гражданских кодексах России. Это обстоятельство послужило обоснованием структуры Кодекса. Имеется в виду, что, как уже отмечалось, все общее, что присуще сделкам как таковым, а значит, и договорам, содержится в объединенной главе 9 Гражданского кодекса о сделках. Это относится в основном к определению условий действительности сделок, а также к порядку и последствиям признания их недействительными. Исключение составлял только ГК 22, который перенес в раздел об обязательствах последствия признания договоров недействительными, сохранив в общей части Кодекса лишь условия действительности сделок и тем самым договоров. При такой структуре законодателю оставались три возможности: либо оставить без регулирования последствия недействительности односторонних сделок, либо дублировать соответствующие нормы применительно к завещанию и иным односторонним сделкам, либо включить в регулирование односторонних сделок отсылки к договорам. Из этих трех вариантов ГК 22 выбрал первый, едва ли не наиболее сомнительный.

Этот явный недостаток структуры Кодекса был устранен в последующих аналогичных актах: в ГК 64 и в действующем Гражданском кодексе.

Новый Гражданский кодекс, по крайней мере дважды, стремится раскрыть содержание указанного понятия – «договор». Это сделано прежде всего в главе «Сделки». В силу п. 1 ст. 154 Гражданского кодекса договор представляет собой двух– или многостороннюю сделку, а п. 3 той же статьи предусматривает, что для заключения договора необходимо выражение воли двух сторон (двухсторонняя сделка) либо трех и более сторон (многосторонняя сделка). Ни та, ни другая норма не способна сама по себе определить сущность договора, поэтому возникает необходимость в приведенном выше п. 1 ст. 420 Гражданского кодекса.

Объемы обоих понятий – «договор» и «соглашение» – не всегда совпадают. Если договор – это соглашение, то не всякое соглашение представляет собой договор.

В литературе были высказаны не во всем совпадающие взгляды по вопросу о понятии соглашения как основания возникновения правоотношения. Так, например, с позиции И.Б. Новицкого, «выражаемая каждой из сторон воля соответствует одна другой так, что можно признать, что в сделке (имеется в виду ее разновидность – договор. – М.Б.) выражается согласованная воля сторон». И там же: «Договор – соглашение двух или более лиц (граждан или юридических лиц об установлении, изменении или прекращении)».

В работах других авторов обращается внимание на то, что «договор – общий волевой акт его сторон».

Третьи полагают, что «соглашение включает и встречную волю, и тождественность», а также одновременно признают договор общим волевым актом.

Наконец, положения четвертой по счету группы авторов исходили из того, что договор – «двухсторонняя или многосторонняя сделка, в которой права и обязанности возникают вследствие взаимосвязанных согласованных действий двух или нескольких лиц – субъектов гражданского права».

Нетрудно заметить, что приведенные определения при всем их многообразии сводятся к двум вариантам. Сторонники одной точки зрения акцентируют внимание на сущности соглашения (совпадении воли сторон), а сторонники другой – на внешней форме, которую соглашение принимает (имеется в виду, главным образом, единый волевой акт).

Поскольку отмеченное в обоих вариантах действительно присуще соответствующему понятию, нет оснований противопоставлять указанные точки зрения.

В свое время Г.Ф. Шершеневич обращал внимание на то, что «содержание договора, или, как неправильно выражается наш закон, предмет договора… есть то юридическое последствие, на которое направлена согласная воля двух или более лиц. Достижение этой цели предполагает прежде всего действительность договора, т. е. наличность всех условий, при которых государственная власть готова дать юридическую обеспеченность соглашению. Действительность договора обусловливается именно его содержанием». Соответственно автор выделял такие непременные элементы содержания, как физическая возможность, юридическая дозволенность и нравственная допустимость.

Споры по соответствующим вопросам получили развитие в цивилистической литературе в послереволюционный период. Во всяком случае, и теперь в ней не наблюдается единства.

Среди последних по времени работ определенный интерес представляет «Понятие и классификация частноправовых договоров». Автор – В.Г. Ульянищев противопоставил одни другим нормы права французского (договор есть соглашение, посредством которого одно или несколько лиц обязываются перед другим или несколькими другими лицами дать что-либо, сделать что-либо или не делать чего-либо – ст. 1101 ФГК) и германского (лицо, предложившее другому лицу заключить договор, связано этим предложением, за исключением случаев, когда оно оговорило, что предложение его не связывает – ст. 145 ГГУ). При этом В.Г. Ульянищев приходит к выводу, что «германский закон в большей степени отражает тенденцию, свойственную индустриальному обществу. …Тенденция эта проявляется в большем динамизме, в ускорении формирования и реализации правовых отношений в области экономики и хозяйствования в целом».

На наш взгляд, в данном случае подвергаются сравнительной оценке нормы, несопоставимые по самой их природе. Все дело в том, что определение, приведенное в ФГК, дает ответ на вопрос «Что есть договор?», а определение ГГУ – на вопрос «Как возникает договор?». Поэтому вряд ли справедливо считать, что германское право в принципе отвергает конструкцию «договор – соглашение». Недаром Л. Эннекцерус усматривал смысл понятия «договор» в ГГУ именно в том, что это «соглашение» (Einigung)».

Аналогичным образом и в литературе одни авторы делают упор на первой стороне вопроса, а другие – на второй.

В содержащихся в ГК определениях договора подчеркивается наряду с согласованием и другой квалифицирующий договор как сделку признак: ее направленность на возникновение взаимных прав и обязанностей (правоотношения). Если этот признак отсутствует, то и нет основания для отождествления соглашения с договором.

В некоторых случаях нормы ГК ограничиваются указанием на «соглашение сторон», не называя последнее договором. О таких соглашениях идет речь в п. 2 ст. 229 Гражданского кодекса (соглашение между нашедшим вещь и лицом, управомоченным на ее получение), в п. 2 ст. 231 Гражданского кодекса (соглашение об условиях возврата собственнику принадлежащего ему животного лицом, которое такое животное нашло), в п. 1 ст. 233 Гражданского кодекса (соглашение между собственником имущества, где клад был зарыт, и лицом, которое такой клад обнаружило), в ст. 240 Гражданского кодекса (соглашение о размере выкупной суммы бесхозяйственно содержимых культурных ценностей), в п. 5 ст. 244 Гражданского кодекса (соглашение об установлении долевой собственности между участниками совместной собственности), в п. 1 ст. 245 Гражданского кодекса (соглашение о размере долей участников общей собственности), а также в некоторых иных случаях, предусмотренных, в частности, в п. 1 ст. 247, 248, п. 3 ст. 252, п. 3 ст. 257 Гражданского кодекса (все эти статьи относятся к общей собственности), в п. 1 ст. 272 Гражданского кодекса, п. 3 ст. 274 Гражданского кодекса (последние две статьи связаны с правом на землю), в п. 1 ст. 414 Гражданского кодекса (соглашение сторон о замене первоначального обязательства между ними другим), в п. 2 ст. 417 Гражданского кодекса (соглашение о последствиях признания недействительным акта государственного органа), в п. 3 ст. 308 Гражданского кодекса (соглашение о возникновении обязательства для третьего лица). Соглашения по ряду вопросов составляют предмет регулирования и многих других статей, предшествующих главам, специально посвященным договорам (например, в ст. 312, п. 2 ст. 317, ст. ст. 331, 409, 414 Гражданского кодекса и др.).

Употребляется тот же термин и применительно к договорным правоотношениям. Так, только в разделе III ГК можно назвать п. 1 ст. 424 – о цене, п. 1 ст. 450 – о расторжении и изменении договоров и др. Особенно часто упоминание о соглашении содержится в главах, посвященных отдельным видам договоров.

Независимо от места, в котором в ГК используется термин «соглашение», оно означает основание для возникновения, изменения или прекращения правоотношения, принимая форму сделки.

Для определения сущности этого понятия следует иметь в виду, что ст. 154 Гражданского кодекса проводит двучленное деление сделок: они могут быть либо односторонними либо двух(много)сторонними, т. е. договорами. Следовательно, сделка, совершенная в виде соглашения, тем самым может быть только договором.

С отмеченным обстоятельством связан ряд весьма важных последствий, и среди них то, что соглашение подчиняется требованиям о действительности сделок, правилам об оферте и акцепте, о моменте, когда соглашение должно быть признано достигнутым, и др.

Во всех таких ситуациях речь идет обычно об установлении, изменении и прекращении некоторых условий базового правоотношения. Это последнее само по себе может существовать и без соглашения в том его специальном значении, которое имеется в виду в указанных статьях.

Отмеченное обстоятельство имеет практический смысл. Дело в том, что ГК подробно регулирует с помощью не только диспозитивных, но и императивных норм порядок заключения договора между сторонами или, что то же самое, – порядок достижения согласия контрагентов по поводу заключения договора. Всего этого нет в приведенных случаях, когда речь идет просто о соглашении, которое может только изменить (дополнить, ограничить) или прекратить существо правоотношения, но не создать новое.

В ГК, однако, термин «соглашение» в ряде случаев используется в качестве синонима договора как такового и одновременно достигнутой в связи с развитием договора договоренности по тому или иному вопросу. Соответствующее более широкое значение вкладывается в понятие соглашения прежде всего нормами второй части ГК, посвященными договорам. Среди них, главным образом, речь идет об отдельных статьях главы о купле-продаже (п. 2 ст. 461, п. 1 ст. 465, п. 1 ст. 467, п. 2 ст. 500, п. 1 ст. 507, п. 2 ст. 544, п. 1 ст. 554 Гражданского кодекса).

Особое место занимают среди соглашений, равно как и среди договоров, организационные соглашения (договоры). Имеются в виду соглашения (сделки), которые представляют собой разработанные самими сторонами локальные нормы. Об одном из таких соглашений идет речь в п. 2 ст. 784 Гражданского кодекса, которая отсылает по вопросам условий перевозки грузов, пассажиров и багажа отдельными видами транспорта, а также ответственности сторон к соглашению между этими последними. Такие соглашения не укладываются ни в рамки п. 1 ст. 420 Гражданского кодекса с ее определением договора, ни таким же образом в рамки ст. 153 Гражданского кодекса, которая содержит определение сделки.

При всех сделанных выше оговорках основной конститутивный признак соглашения – совпадение воли сторон – сохраняет свое значение. Совпадение, о котором идет речь, необходимо и тогда, когда в соглашении участвуют две стороны, и тогда, когда в нем насчитывается более широкий круг субъектов. Подобная ситуация может возникнуть, например, при общей собственности с тремя и более участниками. В последнем случае речь идет о единогласии всех участников независимо от того, предусмотрено ли это специально в законе (например, в п. 1 ст. 247 Гражданского кодекса), или законодатель ограничивается указанием на необходимость достижения соглашения между сторонами (например, в ст. 248 того же Кодекса).

ГК 94 и некоторые иные акты употребляют наряду с «договором» и «соглашением» также еще один термин – «согласие».

Согласие в отличие от соглашения само по себе не порождает обычных для юридического факта последствий: возникновения, изменения или прекращения прав и обязанностей. Его роль гораздо скромнее. Она проявлялась лишь в случаях, когда на этот счет есть прямое указание в ГК, в ином законе или в другом правовом акте либо договоре, и сводится к тому, что представляет собой непременное условие, при котором волеизъявление лица (для одной стороны) или совпадающее встречное изъявление воли других лиц (для договоров) способно создать правоотношение. Указанный смысл согласия выражен, например, весьма четко в п. 2 ст. 253 Гражданского кодекса: «Распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом».

Из приведенной нормы вытекает, что сделку совершает один, а согласие дает другой (другие лица). Таким образом, согласие третьего лица – юридический факт, который служит лишь условием, при котором законодательство предоставляет определенному лицу возможность совершить сделку (заключить договор). При этом согласие в отличие от соглашения (договора) всегда рассматривается как одностороннее действие со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Поскольку согласие на совершение сделки (договора) может иметь в одних случаях гражданско-правовую, а в других – административно-правовую основу, его может выразить лицо, которое обладает в установленных пределах соответственно субъективным правом (как это имеет место при продаже доли в общей собственности), специальной гражданской правоспособностью или административной компетенцией. В последнем случае речь идет о «согласии – разрешении». Примером может служить выдача компетентным органом лицензии на ведение определенных видов деятельности и заключение соответствующих договоров в рамках полученной лицензии (п. 1 ст. 49 и ст. 173 Гражданского кодекса). Или другой пример: – отсутствие согласия на постройку строения влечет за собой признание строительства самовольным со всеми вытекающими отсюда последствиями, в том числе для судьбы заключенного по этому поводу договора (п. п. 1 и 2 ст. 222 Гражданского кодекса).

О необходимости согласия, представляющего собой либо сделку, либо административный акт, идет речь, в частности, в статьях о дееспособности несовершеннолетних (п. 1 ст. 26 и п. 1 ст. 27 Гражданского кодекса), ограниченно дееспособных по причине злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами (п. 1 ст. 30 и п. 2 ст. 33 Гражданского кодекса), патронаже над дееспособными (п. 3 ст. 41 Гражданского кодекса), ликвидации юридических лиц (п. 2 ст. 63, п. 3 ст. 73, ст. 79), коммерческом представительстве (п. 2 ст. 184), распоряжении общей собственностью (п. 1 ст. 246 Гражданского кодекса), осуществлении права хозяйственного ведения и права оперативного управления (п. 2 ст. 295 и п. 1 ст. 297 Гражданского кодекса), залоге (п. 2 ст. 335 Гражданского кодекса), перемене лиц в обязательстве (п. 2 ст. 382 и п. 1 ст. 391 Гражданского кодекса) и др.

Тот же термин «согласие» используется в ряде статей второй части ГК. В них имеется в виду «согласие», которое необходимо получить стороне от ее контрагента для осуществления определенных действий. Так, например, договор купли-продажи со строго определенным сроком может быть исполнен до или после его наступления только с согласия покупателя (п. 2 ст. 457 Гражданского кодекса); только с согласия покупателя товар, обремененный правами третьего лица, может быть передан продавцом (п. 1 ст. 460 Гражданского кодекса); отношения абонента с субабонентом в договоре на снабжение через присоединенную сеть могут возникнуть только с согласия энергоснабжающей организации (ст. 545 Гражданского кодекса); для переоборудования наймодателем жилого дома, существенно изменяющего условия пользования сданным в аренду жилым помещением, необходимо получить согласие нанимателя (п. 3 ст. 681 Гражданского кодекса). Для расторжения договора найма жилого помещения нанимателю нужно получить согласие постоянно проживающих с ним лиц (п. 1 ст. 687 Гражданского кодекса). Для передачи стороной подрядного договора третьим лицам коммерческой тайны, сообщенной контрагентом, необходимо согласие контрагента (ст. 727 Гражданского кодекса). Только с согласия заказчика допускается оплата работы при заключении договора полностью или путем выдачи аванса (ст. 735 Гражданского кодекса), и только с согласия займодавца возможен досрочный возврат суммы займа, предоставленного под проценты (п. 2 ст. 810 Гражданского кодекса). Таким образом, согласие, в отличие от соглашения, может быть только элементом юридического состава.

Витрянский В.В. Договорное право. 2006

Сделка как юридический факт

Выделение и изучение понятия сделка имеет огромное теоретическое и практическое значение. Один из принципов гражданского права — возможность совершения субъектами любых сделок, не запрещенных законом, даже если они прямо в нем не названы. «Под сделками законными разумеются не только сделки, основывающиеся на прямом определении положительного законодательства, на той или иной статье Свода законов, но также и сделки, только не противные законодательству».

Соответствующее этому принципу правило, установленное п. 1 ст. 8 ГК РФ, для договоров, наиболее актуально представляющих собой дву- либо многосторонние сделки. Обращает на себя внимание, что практически все ученые, раскрывая принцип свободы договора, отмечают: одно из проявлений этой свободы — возможность заключать непоименованные в законе сделки. Тем не менее, и теория, и практика крайне настороженно (чаще — негативно) относятся к заключению субъектами договоров, не названных в Гражданском кодексе. Обычно их стараются «втиснуть» в какой-либо из существующих типов договоров. В качестве примера можно привести договор купли-продажи с обязательством последующего выкупа, по которому стороны обеспечивают исполнение обязательства передачей права собственности на время. Тем самым создается особый способ обеспечения исполнения обязательств (что соответствует не только ст. 8, но и п. 1 ст. 329 ГК РФ), тем не менее, и теоретики, и практики нередко рассматривают такую сделку как притворную, прикрывающую договор залога.

Сделка представляет собой действие субъекта гражданских правоотношений, направленное на установление, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК РФ, определяя сделку, упоминает только граждан и юридические лица, тем не менее, публично-правовые образования, участвуя в гражданском обороте, также заключают сделки).

Определение сделки, содержащееся в действующем Гражданском кодексе, очень напоминает определения ранее действовавших актов. Так, ст. 26 ГК РСФСР 1922 года называла сделками действия, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских правоотношений; ст. 14 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 года дополняло это определение указанием на субъектов: «действия граждан и организаций», что было воспроизведено и в ст. 41 ГК РСФСР 1964 года. Логичен вывод: законодательство воспринимает отношение к сделкам, существовавшее в российском дореволюционном праве. Д.И. Мейер понимал под юридической сделкой «всякое юридическое действие, направленное к изменению существующих юридических отношений». Он отмечал, что для сделки существенны два условия: «1) чтобы юридическое действие произвело изменения в существующих юридических отношениях: изменение может состоять в установлении какого-либо права, прежде не существовавшего, или в переходе права от одного лица к другому, или в прекращении права; 2) чтобы юридическое действие было направлено к изменению существующих юридических отношений, предпринято с целью произвести это изменение; а действие, не направленное к тому, не подходит под определение сделки, например, сюда не подходит нарушение права, хотя оно и составляет юридическое действие и производит изменение в существующих юридических отношениях: цель нарушения права иная, а потому и существо сделки отлично от юридического действия, составляющего нарушение права».

Прежде чем перейти к анализу внутренней сущности сделки, рассмотрим ее как юридический факт и определим ее место в системе юридических фактов в соответствии с устоявшейся классификацией.

О.А. Красавчиков предложил делить юридические факты на события и действия; действия — на правомерные и неправомерные; правомерные действия на юридические акты и юридические поступки; при этом сделки рассматривались как разновидность юридических поступков.

События и действия дифференцируются по критерию зависимости от воли человека; правомерные и неправомерные действия — по критерию соответствия законодательству; акты и поступки — по критерию придания правового значения цели субъекта. Таким образом, сделка рассматривается как правомерное волевое действие, цели которого придается правовое значение. К такому мнению приходят практически все цивилисты.

Анализируя внутреннюю сущность сделки, обычно выделяют такие категории, как воля, волеизъявление, правовое основание (causa), мотив. Как видно из приведенного выше определения, оно содержит такие элементы, как правомерность, волевой характер, значимость целенаправленности действий. Таким образом, мотив сделки правового значения не имеет (подробнее об этом будет сказано ниже).

Как юридический акт сделка отличается от юридического поступка тем, что для нее имеет значение целенаправленность действий. Иначе говоря, если перед нами сделка, то цель совершения действия имеет юридическое значение, если поступок — наличие, отсутствие, а также характер цели юридического значения не имеют. В качестве примеров юридических поступков можно привести обнаружение находки, клада, создание произведения. Считается ли юридическим поступком создание изобретения? В целом да, но с поправкой в терминологии: юридическим поступком можно считать создание не изобретения (промышленного образца, полезной модели), а некоей патентоспособной конструкции, которая при наличии указанных в законе признаков получит легальное признание в виде административного акта регистрации в качестве изобретения (промышленного образца, полезной модели).

При совершении юридических поступков какая-либо цель может и присутствовать. Так, имея разрешение собственника (необходимое в силу п. 1 ст. 233 ГК РФ; если клад обнаружен в результате поиска без согласия собственника земельного участка либо иного имущества, где клад был зарыт, весь клад подлежит передаче собственнику имущества; иначе он делится пополам между собственником имущества и лицом, обнаружившим клад) можно, вооружившись лопатой и картой, каждый день ходить на поиски клада — это будет иметь такое же значение, как и случайное обнаружение клада при вскапывании огорода.

Применительно к созданию произведений можно сказать то же самое. Юридически неважно, имел ли целью автор создать что-то либо произведение возникло случайно, в результате действия неведомых и неизученных причин, называемых вдохновением.

Как юридический факт сделку отличают от таких правомерных действий, как административные акты. Далеко не все акты органов государственного управления влияют на гражданские правоотношения. Чтобы акты государственных органов и органов местного самоуправления порождали (изменяли, прекращали) гражданские правоотношения, необходимо указание об этом в законе или ином правовом акте.

Административные акты, влияющие на гражданские правоотношения, акты ненормативные (индивидуальные), не создающие прав и обязанностей у неопределенного круга лиц, а касающиеся конкретного субъекта.

Сделки и административные акты сходны тем, что имеют признак направленности на достижение определенного правового результата. Но поскольку речь идет о разных по своей природе юридических актах, мы не можем применять положения о сделках к административным актам, даже если последние порождают гражданские правоотношения.

Дифференциацию сделок и административных актов проводят, исходя из статуса субъектов и, как следствие, характера их взаимоотношений. Административный акт издается субъектом, выражающим таким образом свои властные полномочия, его положения обязательны для адресата независимо от воли последнего (хотя, безусловно, воля может и присутствовать).

В качестве примеров административных актов, влияющих на гражданские правоотношения, можно привести акты лицензирующих, регистрирующих органов (речь может идти о регистрации как юридических лиц, так и различных событий и действий, в частности актов гражданского состояния, сделок, перехода прав, изобретений, товарных знаков), плановые акты (сейчас практически не применяемые, но несколько десятилетий служившие основным юридическим фактом), акты о реквизиции имущества, об изъятии земельного участка и т. п.

Правомерность сделки. Этот элемент представляется наиболее интересным, так как вызывает активную научную дискуссию уже несколько десятилетий. Поскольку сделка трактуется именно как правомерное действие, возникает проблема оценки недействительных сделок. Так, В. А. Тархов пишет, что понятие недействительных сделок логически противоречиво, поскольку сделка — правомерное действие, а потому недействительным быть не может.

Мнение, в соответствии с которым под сделкой следует понимать только правомерные действия, а так называемые недействительные сделки собственно сделками не являются, обосновывали многие ученые. Разделяющие эту позицию приходят к выводу: недействительные сделки, по сути, являются правонарушениями. Ф.С. Хейфец считает, что «правомерность действия — это конститутивный элемент сделки, отличающий ее от правонарушения. Отсутствие в конкретной сделке элемента правомерности означает, что возникшее по форме как сделка действие на самом деле является не сделкой, а правонарушением».

Некоторые ученые подчеркивают, что именно по критерию правомерности сделка «отграничивается от всех тех юридических действий, которые противоречат закону, хотя в ряде случаев внешне они и выглядят как сделки, а не как неправомерные действия».

Другая позиция состоит в том, что характер действий (правомерность или неправомерность) нельзя считать определяющим признаком, поскольку это имеет значение только для последствий сделки, то есть сделками являются и действительные, и недействительные сделки, а правомерность рассматривается как признак, элемент действительной сделки. Развивая такую позицию, Н.Д. Шестакова делает вывод: недействительны только сделки ничтожные либо те оспоримые, по которым существует соответствующее решение суда — остальные действия, даже не соответствующие каким-либо положениям закона, являются сделками действительными.

И.Б. Новицкий употреблял понятие «противоправная сделка», отмечая, что определенные правовые последствия она вызывает, но эти последствия иные, чем те, к которым стремились стороны.

Противники рассматриваемой позиции выдвигали аргументы, в соответствии с которыми признание недействительных сделок сделками ведет к стиранию разницы между сделками и правонарушениями. В ответ на это Д.М. Генкин писал: «Могут указать, что признание ничтожных сделок за сделки стирает общепринятое различие между сделками и неправомерными действиями — деликтами. Для сделки как юридического факта, в отличие от деликта, характерно наличие действия (воли), направленного на установление, изменение, прекращение гражданского правоотношения, тогда как при деликте лицо, его совершившее, вовсе не желает наступления тех или иных правовых последствий».

Как видим, Д.М. Генкин отождествлял понятия правонарушение и деликт, считая правомерность и неправомерность не элементом сделки как юридического факта, а элементом, определяющим те или иные последствия сделки. Промежуточной, на наш взгляд, можно назвать позицию Н.В. Рабинович, которая недействительные сделки называла одновременно и сделками, и правонарушениями «особого порядка», отмечая, что в данном случае следует говорить о правонарушении в широком смысле этого слова.

Это мнение интересно и примечательно, прежде всего, тем, что в соответствии с ним дифференцируются понятия правонарушение и деликт. Представляется совершенно справедливым выделение особой категории неделиктных правонарушений, к которой относятся действия, влекущие за собой неосновательное обогащение; неисполнение договора; недействительные сделки. В этом контексте интересно мнение Ф. С. Хейфеца: «Недействительные сделки, являясь действиями неправомерными, представляют собой правонарушения. Отсутствие в системе гражданского права категории неделиктных правонарушений свидетельствует только о том, что она должна быть разработана. Но, на наш взгляд, это не дает никаких оснований относить недействительные сделки к институту сделок, то есть к правомерным юридическим действиям, направленным на достижение определенного юридического результата, к которому стремились участники сделки».

Категория неделиктных правонарушений существует в доктрине; остается только терминологическая проблема — можно ли называть недействительные сделки сделками?

Если исходить из того, что сделки — действия правомерные, ответить логически безукоризненно крайне сложно. Рассмотрим позицию действующего Гражданского кодекса. В соответствии со ст. 153, сделка — это действие, направленное на возникновение, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей. Определение не содержит указаний ни на характер действия (правомерное оно или нет), ни на последствия. Не сказано, что сделкой является действие, влекущее за собой правовые последствия, желаемые сторонами (такой вывод обычно делается из негативного определения, данного в п. 1 ст. 167: недействительная сделка не влечет за собой правовых последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью).

Исходя из буквального толкования положений Кодекса, можно прийти к заключению, что сделками являются и действительные, и недействительные сделки; главное — направленность на возникновение, изменение, прекращение правоотношений. Действительные сделки порождают правовые последствия, желаемые сторонами, а недействительные — те последствия, которые указаны в законе.

Форма сделок

Гражданский кодекс предписывает совершение сделок в определенной форме — устной, письменной (простой или, нотариальной), а также государственную регистрацию сделок с определенным имуществом.

В устной форме могут совершаться сделки, для которых законом или соглашением сторон не установлена письменная форма (п.1 ст.159 ГК РФ).

Устная форма допускается в отношении сделок, исполняемых при самом их совершении. Примером может служить покупка товаров в магазине, получение консультации у юриста и т.д.

Устная сделка при желании лица (лиц) ее совершающего может быть облечена в письменную форму. Но сделка, для которой законом требуется письменная (в т.ч. нотариальная) форма не может быть совершена устно.

Гражданское законодательство допускает три вида простой письменной формы сделки:

А) Простая письменная форма сделки может быть выражена в виде составления единого документа, подписываемого лицами, совершающими сделку, или их уполномоченными представителями, которые, как правило, должны иметь доверенность.

К сделкам, для которых составление единого документа является обязательным, относятся следующие:

  • договор продажи недвижимости (ст.550 ГК РФ)
  • договор продажи предприятия (ст.560 ГК РФ)
  • договор аренды здания или сооружения (ст.651 ГК РФ)
  • договор аренды предприятия (ст.658 ГК РФ)
  • договор доверительного управления недвижимым имуществом (п.2 ст.1017 ГК РФ)

Для иных договоров составление единого документа не является обязательным.

Б) Сделка в письменной форме может быть совершена путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи (п.2 ст.434 ГК РФ). Осуществление такого обмена должно достоверно устанавливать, что документ исходит от стороны по сделке.

В) Разновидностью простой письменной формы сделки является также направление одной стороной предложения о заключении сделки (оферта) и совершение стороной, получившей это предложение, определенных действий, указанных в этом предложении (акцепт). Указанное предложение должно быть определенным, выражать намерение заключить договор с адресатом, а также содержать существенные условия сделки (ст.435 ГК РФ).

Следует иметь в виду, что лицо, которому поступило предложение о заключении договора, должно принять его на предложенных условиях. В том случае, если лицо, получившее предложение о заключении договора, соглашается заключить последний, но на иных условиях, чем предложено в оферте, такое согласие акцептом не является (ст.438 ГК РФ).

Закон, иные правовые акты или соглашение сторон могут устанавливать дополнительные требования к письменной форме сделки — бланк определенной формы, скрепление печатью и т.п. — и последствия несоблюдения этих требований (ст.160 ГК РФ).

В соответствии со ст.161 ГК в простой письменной форме совершаются:

  • сделки юридических лиц между собой и с гражданами
  • сделки граждан между собой на сумму, не менее чем в десять раз превышающую установленный законом минимальный размер оплаты труда
  • сделки граждан между собой независимо от суммы сделки в предусмотренных законом случаях. Примером может служить договор залога (ст.339 ГК РФ), доверенность (ст.185 ГК РФ), условия о неустойке (ст.331 ГК РФ) и др

Если Вы нарушаете простую письменную форму сделки (т.е. совершаете в устной форме сделку, для которой законом установлена письменная форма), такая сделка не будет являться недействительной, однако Вы будете лишены возможности ссылаться в суде на свидетельские показания в подтверждение сделки и ее условий.

Сделка считается недействительной вследствие нарушения письменной формы только лишь когда в законе или в соглашении сторон есть прямое на то указание (ст.162 ГК). Например, недействительными при отсутствии соблюдения письменной формы являются договоры залога, поручительства, страхования, продажи недвижимости, продажи предприятия, мены недвижимости, дарения (в случаях, предусмотренных ст.574 ГК РФ), аренды зданий и сооружений, лизинга недвижимости, банковского вклада, доверительного управления недвижимостью.

Согласно п.3 ст.162 ГК РФ несоблюдение формы внешнеэкономической сделки влечет ее недействительность.

Под нотариальной формой сделки понимается совершение на документе, оформленном в соответствии с требованиями письменной формы, удостоверительной надписи нотариусом или должностным лицом, имеющим право совершения нотариальных действий (ст.163 ГК).

Правилами Основ законодательства о нотариате и Инструкции о порядке совершения нотариальных действий государственными нотариальными конторами РСФСР, утв. Приказом Минюста РСФСР от 6 января 1987 года, устанавливается порядок совершения нотариальных действий государственными или частными нотариусами.

Нотариальная форма вводится ГК РФ лишь для некоторых особо значимых сделок и при условии, что это прямо указано в законе (п.1 ст.163 ГК РФ).

Гражданский Кодекс содержит нормы о нотариальном удостоверении следующих сделок:

  • доверенность на совершение сделок, требующих нотариальной формы (п. 2 ст. 185)
  • совершение передоверия по доверенности (п. 3 ст. 187)
  • договор об ипотеке и о залоге имущества в обеспечение обязательств по договору, который должен быть нотариально удостоверен (п. 2 ст. 339)
  • уступка требования, основанного на сделке, совершенной в нотариальной форме (п. 1 ст. 389)
  • договор ренты во всех его разновидностях (ст. 584)
  • составление завещания (ст. 540 ГК 1964 года)

Кроме того, нотариальное удостоверение сделки может быть предусмотрено по соглашению ее участников, хотя бы такая форма сделки по закону не требовалась (пп.2.п.2 ст.163 ГК РФ).

Нотариальное удостоверение сделки помимо государственных и частных нотариусов осуществляют другими лица, имеющими право совершать нотариальные действия Согласно ст. 1 Основ законодательства о нотариате нотариальные действия вправе совершать должностные лица органов исполнительной власти, уполномоченные на совершение этих действий в случае отсутствия в населенном пункте нотариуса.

К нотариально удостоверенным сделкам приравниваются завещания, удостоверенные лицами, названными в ст. 541 ГК 1964 года (в ред. от 18 декабря 1974 г.), а также доверенности определенных групп граждан (например, доверенности лиц, находящихся в местах лишения свободы, удостоверенные начальником соответствующего места лишения свободы — п.3 ст.185 ГК РФ).

Если нотариальная форма сделки не соблюдена, то такая сделка считается ничтожной. Однако в случае, когда одна из сторон исполнила сделку полностью или частично, а другая уклоняется от нотариального удостоверения, суд вправе по требованию исполнившей стороны признать сделку действительной. Тогда последующего нотариального удостоверения сделки не требуется, а сторона, необоснованно уклонявшаяся от удостоверения сделки должна будет возместить вызванные этим убытки другой

Государственная регистрация требуется для сделок с определенными законом видами имущества. Это прежде всего недвижимое имущество, к которому относятся: земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, леса, здания и сооружения, т.е. все, что не может быть перенесено без несоразмерного ущерба. К недвижимому имуществу также относятся воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания и космические объекты (ст.130 ГК). Порядок регистрации сделок с недвижимостью установлен законом РФ «О государственной регистрации прав на недвижимое имуществом и сделок с ним” от 21.07.1997 года №122-ФЗ. Согласно п.1 ст.2 названного закона «государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права”.

Из сделок с движимым имуществом подлежат регистрации, в частности, сделки с транспортными средствами, служебным и гражданским оружием, сильнодействующими лекарственными веществами.

Несоблюдение требования о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность (п.1 ст.165 ГК РФ).

Так же, как и в случае с нотариальным удостоверение сделок, если одна сторона уклоняется от государственной регистрации сделки, то суд может по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки при условии соблюдения надлежащей письменной или нотариальной формы. При вынесении судом такого решения регистрирующий орган должен зарегистрировать сделку вне зависимости от желания стороны, уклонявшейся от регистрации, а другая сторона имеет право потребовать возмещения вызванных задержкой регистрации убытков (п.4 ст.165 ГК РФ).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *