Унифицированные правила для гарантий по требованию 758

Правила по гарантиям (URCG, URCB, URDG)

а) Унифицированные правила по договорным гарантиям (Uniform Rules for Contract Guarantees), в редакции, принятой Исполнительным комитетом МТП 20 июня 1978 г. и вступившей в силу с 1 января 1979 г. (публикация МТП № 325 ). ЮНСИТРАЛ она не одобрялась. Зато ее «одобрил» Внешторгбанк СССР, превратив (как и UCP 400) в одно из Приложений (№ 23) к своей Инструкции от 25 декабря 1985 г. № 1 «О порядке совершения банковских операций по международным расчетам», т.е. в нечто, похожее на ведомственный нормативный акт.

В отличие от первых версий ИНКОТЕРМС и аккредитивных правил, первые версии которых появились уже в 1930-х гг., начало работы МТП над проблемой унификации банковской практики применения гарантий во внешней торговле приурочивается только к середине 1960-х гг. URCG – первый плод этой работы, на «созревание» которого ушло, как можно видеть, около 13 лет; забегая чуть вперед, замечу, что этот первый «блин» оказался, увы, соответствующим известной поговорке.

«Плод» состоял из 11 статей, регламентирующих правовой режим трех типов так называемых договорных гарантий. На официальном сайте МТП содержание и смысл URGG описываются следующим образом: «Существует три основных вида договорных гарантий – тендерная гарантия, гарантия исполнения и гарантия возврата платежей – и каждая из них обеспечивает различный интерес. – Унифицированные правила направлены на достижение справедливого баланса между законными интересами всех трех участников отношений по гарантиям . – Правила поощряют практику применения гарантий материального содержания путем установления принципа, согласно которому требование по гарантии должно быть обосновано . Поступая таким образом, Правила укрепляют доверие к договорным гарантиям, предоставляя им шанс сыграть более активную роль в международной торговле».

К сожалению, эти надежды организации-разработчика не оправдались. Является общепризнанным тот факт, что публикация МТП № 325 стала одной из немногих, не получивших сколько- нибудь широкого признания и распространения на практике. Центральное место в комплексе причин, воспрепятствовавших такому признанию и распространению, заняли две следующие. Во-первых, ст. 9 URCG предъявляла такие требования к составу документов, доказывающих материально-правовую обоснованность требования к гаранту, которые можно назвать, пожалуй, самыми жесткими, какие только возможны. И хотя Правила оставили возможность существования и применения гарантий по требованию, но не в качестве общего правила, а только в виде исключения из него, которое должно было быть предусмотрено в самой гарантии. А во-вторых, Правила нс позволяли понять, является ли ответственность (обязанность) гаранта субсидиарной по отношению к обязанности принципала или же солидарной с ней, т.е. толком не определят юридических последствий гарантии.

b) Унифицированные правила по договорным поручительствам (гарантиям) (Uniform Rules for Contract Bonds), в редакции, принятой Исполнительным комитетом МТП 23 апреля 1993 г. и вступившей в силу с 1 января 1994 г. (публикация МТП № 524 ). Одобрены ЮНСИТРАЛ 7 июля 2000 г. (вместе с ISP 98 и ИНКОТЕРМС).

По своей структуре URCB представляют собой чуть более оптимизированную структуру URCG: ст. 1, 2, 5 и 6 URCB по своим задачам полностью соответствуют ст. 1, 2, 6 и 7 URCG, ст. 3 URCB включает в себя ст. 3 URCG + освещает вопрос о реквизитах поручительства (чего URCG не делает, видимо – рассчитывая па типовые формы), ст. 4 URCB соответствует ст. 4 и 5 URCG, ст. 7 URCB включает в себя ст. 8 и 9 URCG, а ст. 8 URCB – ст. 10 и 11 URCG. Содержание же этого документа позволяет назвать его одной из составляющих, разработанных в видах будущей замены URCG.

Разработчики URCB попытались урегулировать целый род договорных гарантий (возврата аванса, обслуживания, исполнения и тендерной), выделенный по двум юридическим критериям, а именно – акцессорные договорные гарантии с субсидиарным обязательством (субсидиарной ответственностью) гаранта. На это указывают:

  • (1) пункт (а) ст. 3 URCB, скрупулезно перечисляющий 13 (ТРИНАДЦАТЬ!!!) необходимых составляющих (реквизитов) гарантии (bond’a), среди которых – указания на договор, обязательства из которого обеспечиваются гарантией (подп, (iv)), а если обеспечиваются не все они – то на конкретные обеспечиваемые обязательства (подп, (v)), а также – на наличие (или отсутствие) у гаранта (поручителя) права по своему усмотрению выбрать, что именно предложить кредитору обеспеченного обязательства – возмещение ли убытков или исполнение этого обязательства вместо должника (подп, (ix));
  • (2) пункт (b) ст. 3 URCB, согласно которому «…обязанность гаранта перед бенефициаром по гарантии является субсидиарной но отношению к ответственности принципала перед бенефициаром по договору и возникает в случае нарушения принципалом договорного обязательства. Договор считается инкорпорированным в гарантию и является ее составной частью. Гарант обязан в сумме, не превышающей суммы гарантии» (см. еще абз. 4 определения термина «Поручительство» (bond) из ст. 2);
  • (3) пункт (d) ст. 3 URCB, предусматривающий, что «…все возражения, средства защиты, перекрестные и встречные иски, а также другие права или возможности, которыми принципал мог бы воспользоваться против требования бенефициара по договору или которые могут быть доступны для принципала в отношении предмета спора, должны быть доступны также и для поручителя при любом нарушении обеспеченного обязательства, в дополнение и без ограничения любых средств защиты, которые принадлежат самому поручителю»;
  • (4) пункт (а) ст. 4 URCB, по которому «…исключая случаи, когда положение об ином содержится в гарантии или предписаниях п. b настоящей ст. 4, гарантия прекращается по истечении шести месяцев с последнего дня для исполнения договора или соответствующих договорных обязательств по нему, в зависимости от случая»;
  • (5) пункт (g) ст. 7 URCB, ориентирующий гаранта на то, что «…после получения требования от бенефициара гарант письменно уведомляет принципала о таком требовании так скоро, как только это будет разумно возможно, и прежде, чем он (а) произведет любой платеж в удовлетворение или частичное удовлетворение или (b) исполнит обязательства полностью или в какой-либо их части»;
  • (6) пункты (h) и (j) ст. 7 URCB, обязывающие бенефициара к предоставлению поручителю любой информации, которая может

быть разумно необходима тому для решения вопроса об удовлетворении предъявленного ему требования, а также определенных документов, подтверждающих нарушение обеспеченного обязательства (или наступление иного гарантийного случая – в зависимости от вида гарантии).

Следуя терминологии нашего законодательства, такие (во всех смыслах акцессорные) гарантии более логично и привычно называть не гарантиями, а поручительствами – отсюда «двойственность» в русском переводе чрезвычайно многозначного англ, слова «bond» («поручительство» и «поручитель»/»гарантия» и «гарант»). На сайте МТП сказано, что разработка URCB была осуществлена «…специально для страховой отрасли». Что ж, можно допустить, что в выдаче поручительств столь жесткой акцессорности в наибольшей мере заинтересованы именно страховщики, вся обеспечительная деятельность которых (страхование) действительно строится на самой жесткой привязке прав и обязанностей к конкретным жизненным фактам.

с) Унифицированные правила для гарантий по требованию, включая типовые формы (Uniform Rules for Demand Guarantees, including Model Forms), в редакции, принятой Исполнительным комитетом МТП 3 декабря 2009 г., вступившей в силу с 1 июля 2010 г. (публикация МТП № 758 ) и одобренной ЮНСИТРАЛ 8 июля 2011 г. Прежняя редакция, на смену которой пришли URDG 758, – принятая в 1991 г. и действовавшая с 1 января 1992 г. под названием «Унифицированные правила для гарантий по первому требованию» или «Унифицированные правила для платежных гарантий» (публикация МТП № 458), – одобрения ЮНСИТРАЛ не имела. Разработка URDG 758 началась в середине 2007 г. и (в целях обеспечения всестороннего и объективного учета интересов всех участников гарантийных отношений) осуществлялась силами двух Комиссий МТП – по банковской технике и по коммерческому праву.

URDG 758 являются (a URDG 458 являлись) дополнением к документу предыдущему в том смысле, что регулирует (регулировали) иной род гарантий – гарантий независимых (не являющихся акцессорными), содержащих обязательства, во всех отношениях совершенно самостоятельные, никак не связанные с обязательствами, ими обеспеченными (основными). Разрыв этой связи таков, что позволяет бенефициару практически осуществить права из обоих обязательств – и обеспеченного, и обеспечивающего – в полном объеме (другое дело, что впоследствии одну из сумм ему придется либо возвратить, либо уплатить гаранту как неосновательно от него полученную). И тем не менее, возможность осуществления прав по гарантиям типа URDG поставлена в зависимость от единственного, по сути, условия – предъявления бенефициаром письменного требования гаранту об уплате (абз. 14 ст. 2, ст. 5, п. (а) ст. 15). Отсюда название – гарантии по (первому) требованию (for Demand). Не векселя, конечно, но что-то, порою довольно близко к ним подходящее.

На сайте Международной торговой палаты о URDG 758, в частности, сказано, что их подготовка имела целью «…нс простое обновление существующего регулирования, но создание нового набора правовых норм, учитывающих потребности двадцать первого века», среди которых наиболее значительными именно в практическом отношении являются «…новые определения и правила толкования, характеризующиеся большей ясностью и точностью; правила о “недокументарных” условиях по гарантиям, о возможности дополнения некомплектной презентации и разрешении многих других спорных практических вопросов; всеобъемлющий охват рекомендаций, касающихся гарантий, в том числе поправок, электронных документов, переводов и др.; положение о форс-мажоре, продлевающем срок действия гарантии на тридцать календарных дней; замена “разумного срока” для рассмотрения требований по гарантиям, продления гарантий и приостановление платежей фиксированным периодом времени «.

URDG 758 представляют собой довольно подробный документ, превышающий и по числу статей, и но объему URCG (ICC 325) и URCB (ICC 524), вместе взятые, аж вдвое. Правила для гарантий по требованию насчитывают 35 статей, никак не систематизированных. Если пытаться их структурировать, то получится примерно следующее: ст. 1–3 (применение, определения и толкование) составят главу (или раздел) об общих положениях, ст. 4–9, 12 дадут главу (раздел) о содержании, выдаче и последствиях выдачи гарантии•, ст. 10, 11, 13 – главу об изменениях и авизовании гарантий; ст. 14–18 – о предъявлении требований’, ст. 19–25 – о действиях гаранта по предъявлении ему требования; ст. 12, 26–32 – об ответственности гаранта и ст. 33–35 (перевод гарантии и уступка выручки, юрисдикция и применимое право) – главу о прочих положениях. Итого выходит семь вполне цельных и, значит, самоценных глав, исключая, быть может, главу об изменениях и авизовании – главу, собранную довольно искусственно.

Отличительными содержательными чертами URDG 758, отличающими их как от документов смежных (URCG и URCB), так и от документа-предшественпика (URDG 458), являются следующие.

Во-первых, URDG 758 стали первым (и пока единственным) документом, унифицирующим «гарантийное право», который допускает несовпадение в лице принципала субъекта, инициирующего выдачу гарантии, с субъектом, об обеспечении исполнения обязательства которого идет речь. Теперь эти субъекты могут быть представлены как одним, так и различными лицами. Вероятно, по этой причине разработчики этой версии Правил вообще отказались употреблять термин «принципал», заменив его двумя – «аппликант» и «инструктирующая сторона»: первый обозначает того, чье «…обязательство… по основной сделке обеспечивается гарантией», второй – того, по чьей просьбе выдается гарантия, который ответствен за возмещение гаранту и который «..может как являться, так и не являться аппликантом» (абз. 3 и 25 ст. 2).

Во-вторых, только в URDG 758 определяется понятие о моменте выдачи гарантии, коим признается ее отправка гарантом (п. (а) ст. 4). Нет никаких уточнений, отправка кому (бенефициару ли, аппликанту, инструктирующей либо авизующей стороне или вообще постороннему лицу) здесь подразумевалась – неважно, стало быть, кому. Точно так же нет уточнений и о том, в каких именно видах гарант отправил гарантию – считается, стало быть, что он мог это сделать только с намерением обязаться но ней, и никак иначе. В то же время налицо должна быть именно отправка – волевое действие, совершенное с целью передачи гарантии (как документа) во владение другому лицу. Гарантия, которую гарант выпустил из рук случайно (например, в составе других бумаг или ошибочно приняв ее за другой документ), равно как и гарантия, полученная обманным путем (в том числе украденная у гаранта), не может считаться отправленной, а следовательно, и выданной. Отправку же, надо полагать, следует считать состоявшейся с достижением сю такой стадии, на которой она уже не может быть односторонним образом повернута вспять (отменена) гарантом.

В-третьих, абсолютной новацией международно-унифицированного гарантийного права является ст. 7 URDG 758, решающая проблему так называемых недокументарных условий гарантии. Решение это осуществлено почти в русле того, что было предложено тремя годами ранее в UCP 600 – гарантия не должна содержать подобных условий, а если она все-таки их содержит, то таковые считаются ненаписанными и не принимаются во внимание, кроме как «…для целей проверки на предмет отсутствия противоречия между данными, которые могут содержаться в указанном и представленном по гарантии документе, и данными самой гарантии».

В-четвертых, надлежит быть отмеченным урегулирование взаимоотношений гаранта с так называемой авизующей стороной – третьим лицом, через которое бенефициар извещается о выдаче гарантии (ст. 10), в том числе посредством пересылки самой этой гарантии, а также об изменениях к ней. Лицо, авизовавшее гарантию (самостоятельно или с использованием услуги другой авизующей стороны), тем самым свидетельствует о том, что «…оно удостоверилось в очевидной подлинности гарантии и что направленное извещение точно отражает условия гарантии, полученной авизующей стороной». Соответственно, авизующая сторона отвечает за подлинность того, что она авизовала, и за соответствие содержания своего авизо условиям гарантии или изменения.

В-пятых, сохраняя общий принцип, согласно которому вопрос о том, является ли представленное требование с приложенными к нему документами надлежащим, гарант решает исключительно на основании их внешних признаков (п. (а) ст. 19), URDG 758 вводят правило о проверке этих признаков «…в контексте самого документа, гарантии и настоящих Правил», которые, соответственно, «…не обязательно должны быть идентичными, но и не должны противоречить данным в этом же документе, в любом другом предусмотренном гарантией документе или в самой гарантии» (п. (b) ст. 19), т.е., опять-таки, следуют UCP 600 (п. (d) ст. 14).

В-шестых – это уже отмеченные 5 рабочих дней на принятие гарантом решения (на основании полного представления) о том, производить ли ему платеж по гарантии или нет (п. (а) ст. 20, п. (е) ст. 24; ср. с п. (b) ст. 14 UCP 600).

В-седьмых, гораздо более подробно, чем прежде (ср. со ст. 26 URDG 458), урегулирована предоставленная бенефициару возможность потребовать от гаранта не только платежа, но и продления срока действия гарантии на определенное время, причем требование об этом может быть предъявлено только в альтернативе с требованием платежа (см. об этом ст. 23 с характерным названием – «Продлевайте или платите»). Право выбора того, какое из требований удовлетворить, предоставляется гаранту. На принятие решения о том, как поступить, ему отводится 30 календарных дней (п. (а)) – они необходимы гаранту для того, чтобы проконсультироваться с инструктирующей стороной (а контргаранту – еще и с гарантом); если он решает продлить гарантию, требование платежа считается отозванным, а если нет – то должен заплатить без особого о том нового требования (п. (d)).

Из числа других положений, на которые следует обратить внимание при изучении URDG 758, упомянем о п. (с) ст. 25, содержащем правило исчисления срока действия гарантии в случае, когда он не указан в самой гарантии и не может быть определен исходя из ее условий (в этом случае «…действие гарантии прекращается по истечении трех лет с даты ее выдачи, а действие контргарантии прекращается через 30 календарных дней после прекращения действия гарантии».); о ст. 26 (форс-мажор), аналога которой в URDG 458 тоже не было, ст. 33 (перевод гарантии и уступка выручки), прототип которой можно найти разве только лишь в источниках аккредитивного, но нс гарантийного права, и т.д.

  • Русский текст есть во множестве источников, например: URL: lawmix.m/abro/11536/; URL: zakonprost.ru/content/base/33538, URL: alppp.ru/law/grazhdanskoe-pravo/mezhdunarodnoe-chastnoe-pravo/11/unificirovannye-pravila-po-dogovornym-garantijam-rus-angl-.pdf, в указ. соч. А. Г. Глориозова и Д. М. Михайлова (с. 720–727) или в БД «КонсультантПлюс». Кроме того, для целей применения Правил ред. 1978 г. были изданы Типовые формы для выдачи договорных гарантий (публикация МТП № 406 от 1 января 1982 г.) – и их см. тоже в БД «КонсультантПлюс» или: URL: lawmix.ru/docs/4514/ (гарантия возврата платежей), …/4518/ (гарантия исполнения) или …/47901/ (тендерная). Литература: Kelly-Louw М. Selective legal aspects of bank demand guarantees. Pretoria, 2008 (см. как саму диссертацию (URL: uir.unisa.ac.za/bitstream/handle/10500/1350/thesis.pdf?sequence=1), так и собранную в ней библиографию (Р. 377–396)); Bertrams R. F. Bank Guarantees in International Trade: ICC Publication № 975. Paris, 2013.
  • Текст Инструкции ВТБ со всеми приложениями (в том числе № 23) имеется в справочных правовых системах («Гарант», «КонсультантПлюс» и др.).
  • Статья 1 «Сфера применения», ст. 2 «Определения» («тендерная гарантия», «гарант», «принципал», «инструктирующая сторона», «бенефициар», «гарантия исполнения», «договор», «гарантия возврата платежей»), ст. 3 «Ответственность гаранта перед бенефициаром», ст. 4 «Конечный срок для предъявления претензии», ст. 5 «Срок действия гарантии», ст. 6 «Возвращение гарантии», ст. 7 «Изменения основного договора и гарантии», ст. 8 «Предъявление требований», ст. 9 «Документация, обосновывающая требование», ст. 10 «Юрисдикция» и ст. 11 «Разрешение споров».
  • URL: iccbooks.com/Product/ProductInfo.aspx?id=150.
  • См. об этом, например, введение к изд.: ICC Унифицированные правила для гарантий по требованию Включая типовые формы. Редакция 2010 = ICC Uniform Roles for Demand Guarantees Including Model Forms (URDG). 2010 Revision: публикация ICC № 758. M., 2010 (автор – Дж. Аффаки).
  • Для получения выплаты по тендерной гарантии бенефициару необходимо было представить «…свое заявление… о принятии предложения принципала и о том, что принципал после этого либо не подписал контракт, либо не представил гарантию исполнения в соответствии с условиями тендера», а также «…свое заявление, адресованное принципалу, подтверждающее свое согласие на рассмотрение какого-либо спора но любой претензии принципала о возврате ему бенефициаром всей или части суммы, выплаченной по гарантии, в суде или арбитраже, указанном в тендерных документах»; для получения же выплат по гарантии исполнения или возврата платежей к письменному требованию так и вовсе было необходимо приложить «…решение суда или арбитража, удовлетворяющее иск, либо письменное согласие принципала с претензией и с суммой, подлежащей выплате».
  • URL: imcitral.org/pdf/english/texts_endorsed/URCB_e.pdf, URL: lawmix.ru/abro/8592 (англ.); текста на русском не нашел ни в базах данных, ни на сайте ЮНСИТРАЛ; вот здесь – URL: daccess-dds-nv.un.org/ doc/UNDOC/GEN/V00/529/94/PDF/V0052994.pdf?OpenElement – а́кт, предисловие и резолюция которого переведены на русский, но текст Правил все равно дан на английском; см. также указ. соч. А. Г. Глориозова и Д. М. Михайлова (с. 772-781).
  • Вот она: ст. 1 «Сфера действия и применение», ст. 2 «Определения» (гарантия возврата аванса платежа, бенефициар, сумма поручительства, договор, договорное обязательство, нарушение, дата окончания (действия гарантии), гарант, гарантия обслуживания, гарантия исполнения, лицо, принципал, удержание гарантии, тендерная гарантия, писаные и написанные), ст. 3 «Форма поручительств и ответственность поручителя перед бенефициаром», ст. 4 «Прекращение обязанности поручителя и его освобождение от ответственности», ст. 5 «Возвращение поручительства», ст. 6 «Поправки и изменения основного договора и поручительства; продление», ст. 7 «Предъявление требований и претензионная процедура» и ст. 8 «Юрисдикция и урегулирование споров».
  • Хотя ст. 2 URCB содержательно куда богаче соответствующей ей ст. 2 URCG: так, в ней определяются такие термины, как «гарантия авансового платежа», «бенефициар», «сумма поручительства», «договор», «договорное обязательство», «нарушение», «дата окончания (действия гарантии)», «гарант», «гарантия обслуживания», «гарантия исполнения», «лицо», «принципал», «удержание гарантии», «тендерная гарантия», «писаные и написаные». В ст. же 2 URCG, во-первых, определяется меньшее число терминов («тендерная гарантия», «гарант», «принципал», «инструктирующая сторона», «бенефициар», «гарантия исполнения», «договор», «гарантия возврата платежей»), а во-вторых, это делается не но принципу «один термин – одно определение», а в рамках всего лишь трех дефиниций, соответствующих трем видам гарантий. В результате слова «гарант», «принципал», «бенефициар» и «инструктирующая сторона» определяются трижды, «контракт» – дважды, а для употребления (и значит, определения) других терминов просто не находится места.
  • Перекрестный иск (cross-claim) отличается от встречного (counter-claim) тем, что предъявляется одним из соучастников процесса к другому соучастнику, выступающему в том же процессуальном качестве (одним из соистцов – к другому соистцу или одним из соответчиков – к другому соответчику же).
  • Кстати сказать, именно в таком значении (поручительство) – а вовсе не в качестве заменителя термина «вексель», как это принято считать, – употреблялось слово «bond» У. Шекспиром в «комедии» «Венецианский купец». Я уже имел случай предпринять подробнейшее выяснение этого вопроса: Белов В. А. Занимательная цивилистика. Вып. 1. М., 2006. С. 90–106.
  • URL: iccbooks.com/Product/ProductInfo.aspx?id=180.
  • См. отдельное (русское) издние: ICC Унифицированные правила для гарантий по требованию, включая типовые формы. Редакция 2010 = ICC Uniform Rules for Demand Guarantees Including Mode] Forms (URDG). 2010 Revision: публикация ICC № 758. M., 2010; см. также приложение II.3 к 4-му изд. кн. Я. Рамберга «Международные коммерческие транзакции» (публикация ICC № 711: пер. с англ. / под ред. Н. Г. Вилковой. М., 2011) – тексты обоих изданий размещены также в БД «КонсультантПлюс»; см. еще в указ, соч. А. Г. Глориозова и Д. М. Михайлова (с. 750–765). Комментарий: Affaki G„ Goode R. Guide to ICC Uniform Rules for Demand Guarantees (URDG 758): ICC Publication № 702. London, 2011. Примечание: Джордж Аффаки был руководителем совместной Редакционной группы двух Ко.миссий-разработчиков Правил; Рой Гуд – одним из ее членов.
  • См.: URL: daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/V11/846/36/PDF/V1184636.pdf?OpenElement (с. 57–58).
  • К ней также прилагались Типовые формы для выдачи платежных гарантий; кроме того, для целей применения Правил в ред. 1992 г. были еще изданы так называемые Инструкции банку-корреспонденту на выдачу гарантии (публикация МТП № 503 (огд. изд. МТП – Париж, 1994). Текст Правил в ред. 1992 г. вместе с Типовыми формами – см. отд. изд.: Унифицированные правила для гарантий по требованию: публикация МТП № 458. На рус. и англ, языках. М., 1996; указ. соч. А. Г. Глориозова и Д. М. Михайлова (с. 743-749). В Сети: URL: russia.bestpravo.ru/fedl993/data03/texl4701.htm (рус., англ., но без типовых форм); URL: docs.pravo.ru/document/view/20073162/18952064/ (то же); URL: lawmix.ru/abrolaw/13865 (то же), URL: taxc.com.ua/bg-458-ucp.html (только Правила на рус. языке); URL: dokipedia.ru/?q=doc-full&nid=5139065 (только Типовые формы – 503-я публикация); см. еще базу данных «КонсультантПлюс» (и Правила, и Типовые формы). Комментарий: Affaki G. A User’s Handbook to the Uniform Rules on Demand Guarantees: ICC Publication № 631. Paris, 2001.
  • URL: iccbooks.com/Product/ProductInfo.aspx?id=651. – Все, высказанное здесь в концентрированной форме, можно прочесть в виде, более развернутом, во введении к указ, выше двуязычной англ.-рус. публикации URDG 758 (автор – Дж. Аффаки). – Ср. с аналогичным анонсом URDG 458 (URL: iccbooks.cony’Prodact/Product Inlo.aspx?id=156).
  • Ср. c URDG 458 – актом, 28 статей которого были собраны в шесть разделов.

Инкотермс 2010 (публ. МТП № 715)

Это уже восьмая редакция общеизвестных правил Инкотермс, которые разрабатывает Международная торговая палата (МТП). Первая редакция правил Инкотермс появилась в далеком 1936 году.

С 1 января 2011 года в мире вступили в действие принятые МТП правила по использованию терминов для внутренней и международной торговли Incoterms® 2010. Количество правил Инкотермс уменьшено с 13 до 11 по сравнению с предыдущей редакцией правил Инкотермс 2000 года. Это было достигнуто путем введения двух новых правил, которые могут применяться независимо от согласованного вида транспорта — DAT (поставка на терминале) и DAP (поставка в месте), вместо правил Инкотермс 2000 DAF, DES, DEQ и DDU.

В тексте правил Инкотермс 2010 перед каждым правилом Инкотермс приводятся рекомендации относительно его применения, в которых объясняются основные принципы каждого правила Инкотермс, а именно: в каких случаях его следует применять, когда переходят риски, каким образом распределяются расходы между продавцом и покупателем. Рекомендации не являются частью правил Инкотермс 2010, однако они помогают пользователю более точно и эффективно определить необходимое правило Инкотермс для конкретной операции.

См. подробнее публикацию МТП № 715 «Инкотермс 2010»

Комментарий МТП к правилам Инкотермс 2010 (публ. МТП № 720)

Содержит детальный анализ каждого из 11 терминов правил Инкотермс, а также диаграммы и иллюстрации, призванные облегчить понимание самих правил.

По содержанию Комментарий делится на три больших блока вопросов, которые, в частности, освещают: основные пояснения к правилам Инкотермс 2010, предоставляют общий обзор четырех категорий правил (E, F, C и D), а также детально разъясняют все 11 терминов правил Инкотермс.

Комментарий ICC к правилам Инкотермс 2010 затрагивает и другие важные вопросы применения правил Инкотермс на практике. Среди них: отличия между правилами Инкотермс 2000 и правилами Инкотермс 2010, правила Инкотермс и практика заключения договоров купли-продажи, перевозка, обязанности, связанные с выполнением формальностей при экспорте и импорте, страхование, документарные аккредитивы, электронная торговля, арбитраж, распределение функций, расходов и рисков между сторонами, переход риска потери или повреждение товара от продавца к покупателю и т.п.

См. подробнее публикацию МТП № 720 «Комментарий МТП к правилам Инкотермс 2010»

Международные коммерческие транзакции (публ. МТП № 711)

Книга является бестселлером среди всех публикаций МТП. Кроме содержательной теоретической части, которая раскрывает природу международных коммерческих договоров, издание содержит большое приложение (свыше 450 страниц). В него входят тексты международных документов в области внешнеэкономической деятельности, разные правила и стандарты международной торговли, типовые (модельные) международные коммерческие контракты (договоры) МТП, а также большой массив документов для транспортного сектора и другой полезный методический материал. Термины в книге полностью адаптированы к национальному законодательству Украины.

Материалы публикации могут быть использованы при заключении внешнеэкономических контрактов (договоров) украинскими субъектами хозяйствования.

См. подробнее публикацию МТП № 711 «Международные коммерческие транзакции»

Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов (публ. МТП № 600)

25 октября 2006 года Банковская комиссия МТП единогласно приняла новую редакцию Унифицированных правил и обычаев для документарных аккредитивов. Правила вступили в силу с 1 июля 2007 года.

Унифицированные правила для документарных аккредитивов в редакции 2007 года являются правилами, которые применяются к любому документарному аккредитиву (включая резервные аккредитивы в той мере, в которой они могут быть к ним применены), если текст аккредитива четко свидетельствует о применении этих правил. Они являются обязательными для всех сторон, если иное прямо не выражено или исключено аккредитивом.

См. подробнее публикацию МТП № 711 «Международные коммерческие транзакции», стр.365

Унифицированные правила для гарантий по требованию (публ. МТП № 758)

Новые Унифицированные правила для гарантий по требованию, известные как URDG 758, были опубликованы на английском языке как официальная публикация МТП № 758 в феврале 2010 года.

Обновленные правила содержат более подробные нормы в отношении соответствия представленных документов по гарантии или контр-гарантии, в том числе представленных в электронном виде, уточняют значение ряда понятий и содержат специальный раздел, касающийся терминологии. В публикацию также включен ряд практических приложений, таких как типовые формы гарантии и контр-гарантии, факультативные условия для использования в тексте гарантии, а также информация о международных механизмах урегулирования споров, связанных с документарными операциями (DOCDEX).

См. подробнее публикацию МТП № 711 «Международные коммерческие транзакции», стр.403

Типовой коммерческий агентский контракт МТП (публ. МТП № 644)

При обсуждении условий агентских соглашений одной из основных проблем, с которой сталкиваются контрагенты, является отсутствие единых правил для соглашений такого типа. Поскольку нет согласованного на международном уровне одинакового законодательства по этому вопросу (в отличие, например, от договоров международной купли-продажи товаров), сторонам нередко приходится полагаться на национальные законы, которые не учитывают специфические нужды международной торговли и значительно отличаются в разных юрисдикциях.

Разрабатывая типовую форму коммерческого агентского контракта, Рабочая группа МТП стремилась найти справедливое и сбалансированное решение основных проблем, которые возникают в агентских отношениях. В связи с тем, что нельзя создать одинаковые правила для всех контрагентов при одновременном учете законодательства разных стран (которые могут диаметрально отличаться друг от друга), Типовой коммерческий агентский контракт МТП может содержать некоторые статьи, которые не отвечают определенным императивным предписаниям (mandatory provisions) конкретной правовой системы. Тем не менее, благодаря тому, что типовой контракт отвечает основным принципам национальных законов об агентских отношениях, почти полностью исключается риск коллизии с правилами публичного порядка, которые используются независимо от применимого права.

См. подробнее публикацию МТП № 711 «Международные коммерческие транзакции», стр.435

Типовой дистрибьюторский контракт МТП (публ. МТП № 646)

Типовой дистрибьюторский контракт МТП предназначен для международных соглашений, где дистрибьюторы выступают в качестве покупателей, которые перепродают товар, и в качестве импортеров, которые организовывают размещение товаров в той стране, за которую они отвечают.

Поскольку данная типовая форма используется в международных контрактах, в принципе, она не подходит для внутренних контрактов, т.е. контрактов, которые заключаются сторонами, которые имеют свои коммерческие предприятия в одной и той же стране.

См. подробнее публикацию МТП № 711 «Международные коммерческие транзакции», стр.471

Типовой контракт МТП международной купли-продажи (публ. МТП № 556)

Данный документ является типовым контрактом, призванный облегчить сторонам составление договоров международной купли-продажи товаров. Структурно Типовой контракт МТП международной купли-продажи товаров состоит из двух частей:

А. Особые условия, которые отображают правила, являющиеся специфическими для каждого контракта купли-продажи;

Б. Общие условия, которые отображают стандартные правила, являющиеся общими для всех контрактов, в которые инкорпорированные Общие условия Типового контракта МТП международной купли-продажи товаров.

Данный документ, прежде всего, рассчитан на контракты купли-продажи готовых изделий, предназначенных для перепродажи, когда покупатель не является потребителем этих товаров, а контракт является независимым соглашением, а не частью долгосрочного соглашения.

Контракт доработан с учетом введения в действие правил Инкотермс 2010.

См. подробнее публикацию МТП № 711 «Международные коммерческие транзакции», стр.507

Оговорка МТП 2003 о форс-мажоре. Оговорка МТП 2003 о затруднениях (публ. МТП № 650)

Данная оговорка предназначена для применения к любому договору, в который она инкорпорирована непосредственно или путем ссылки на нее. Поэтому стороны могут беспрепятственно включать Оговорку о форс-мажоре либо же Оговорку о затруднениях в свои договора, цитируя полное название документа: «Оговорка МТП 2003 о форс-мажоре. Оговорка МТП 2003 о затруднениях».

Структура документа предлагает договорным сторонам общую формулу форс-мажора и затруднений, а также общепринятый перечень отдельных событий форс-мажора и затруднений.

См. подробнее публикацию МТП № 711 «Международные коммерческие транзакции», стр.525

Правила ЮНКТАДМТП для документов смешанных перевозок (публ. МТП № 481)

Данные правила были приняты 11 июня 1991 года и применяются, если они инкорпорированы в договор перевозки путем ссылки на них — «UNCTAD/ICC Rules for multimodal transport documents» — письменно, устно или другим способом. Можно ссылаться на правила независимо от того, предполагается ли перевозка одним или несколькими видами транспорта на основании договора обычной или смешанной перевозки, а также независимо от того выданный документ или нет.

Стороны, ссылаясь на данные правила, соглашаются, что эти правила будут превалировать над любым положением договора смешанной перевозки, который противоречит правилам, за исключением тех положений, которые увеличивают ответственность или обязательство оператора смешанной перевозки.

См. подробнее публикацию МТП № 711 «Международные коммерческие транзакции», стр.547

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *