Унификация права стран европейского союза означает

Опубликовано: Глобалистика: Энциклопедия. – М. 2003. С. 835–836.

Кашкин С.Ю., Калиниченко П.А.

Право Европейского Союза

Право Европейского Союза (EU law; European Union law) – уникальный правовой феномен, сложившийся в ходе развития европейской интеграции в рамках Европейских сообществ и Европейского Союза, результат реализации наднациональной компетенции институтов Европейского Союза. Право Европейского союза представляет собой специфический правопорядок, правовую систему сложившуюся на стыке международного права и внутригосударственного права государств-членов Европейского Союза, обладающую самостоятельными источниками и принципами. Автономность Права Европейского Союза подтверждена рядом решений Суда Европейских сообществ.

Термин «право Европейского Союза» употребляется с начала 1990-х гг. с появлением Европейского Союза, до этого сложившийся правовой массив обозначался как «право Европейских сообществ», «право Европейского сообщества», хотя последние понятия не равнозначны понятию «право Европейского Союза». Некоторые ученые рассматривают понятие «право Европейского Союза» как синоним более широкого понятия «Европейское право», используемого в узком смысле.

Центральным звеном, ядром права Европейского Союза и права Европейских сообществ является право Европейского Сообщества (право ЕС). Стержнем же, несущей конструкцией права ЕС являются принципы права ЕС – исходные положения наиболее общего характера, определяющие смысл, содержание, реализацию и развитие всех остальных норм права ЕС.

Принципы права ЕС разделяются на функциональные и общие принципы права ЕС. К функциональным принципам относятся принцип верховенства права ЕС и принцип прямого действия права ЕС. Принцип верховенства права ЕС означает приоритет норм права ЕС над нормами национального законодательства государств-членов, нормы национального права государств-членов не должны противоречить нормам права ЕС. Принцип прямого действия права ЕС означает непосредственное применение права ЕС на территории государств-членов, действие норм права Сообщества без какой-либо трансформации в правопорядок государства-члена. Данные принципы были выработаны практикой Суда путём толкования учредительных документов организации. К числу общих принципов права ЕС относятся принцип охраны прав и свобод личности, принцип правовой определённости, принцип пропорциональности, принцип недискриминации, принцип субсидиарности, а также ряд процессуальных принципов.

Право Европейского Союза обладает оригинальной системой источников. Формы (источники) права Европейского Союза образуют целостную систему источников с присущей для такой системы иерархией актов. Система источников права Европейского Союза включает в себя две группы актов – акты первичного права и акты вторичного права.

К актам первичного права относятся все учредительные договоры Европейского Союза. По своей юридической природе акты первичного права являются международными договорами. Нормы актов первичного права обладают высшей юридической силой по отношению ко всем другим нормам Европейского Союза, содержащимся в актах вторичного права.

Особенностью Европейского Союза является то, что в его основе лежат несколько международных договоров, учредительного характера. В первую очередь это Парижский договор об учреждении ЕОУС 1951 г., Римский договор, учреждающий ЕС 1957 г., Римский договор, учреждающий Евратом 1957 г., Маастрихтский договор о Европейском Союзе 1992 г., так называемые «учредительные договоры в узком смысле». Данные договоры носят «конституирующий» характер для Европейского Союза. К «учредительным договорам в широком смысле» обычно относят все перечисленные выше акты, а также международные договоры изменяющие и дополняющие их: Брюссельский договор, учреждающий единый Совет и единую Комиссию европейских сообществ (Договор о слиянии) 1965 г., Бюджетный договор 1970 г., Бюджетный договор 1975 г., Единый европейский акт 1986 г., Амстердамский договор об изменении Договора о Европейском Союзе, договоров, учреждающих европейские сообщества и ряда связанных с ними актов 1997 г. На Конференции государств-членов, завершившейся11 декабря 2000 г. в г. Ницца, были одобрены очередные изменения в учредительные договоры Союза (Ниццкий договор 2001 г.). Эти изменения были окончательно оформлены 14 февраля 2001 г.

К актам вторичного права относятся акты, издаваемые институтами Союза, а также все другие акты принимаемые на основе учредительных договоров. В определении источников вторичного права мы наблюдаем столкновение подходов к пониманию источников в континентальной и англо-саксонской правовых семьях (признание в качестве источников юрисдикционных актов), а также влияние концепции источников в международном праве.

Вторичное право Европейского Союза имеет своими источниками различные категории правотворческих форм. Первая категория актов вторичного права – это нормативные акты, к ним относятся регламенты, директивы, рамочные решения, общие решения ЕОУС, рекомендации ЕОУС. Вторая категория – это индивидуальные акты, к ним относятся решения (кроме общих решений ЕОУС). Третья категория – это рекомендательные акты, к которым относятся рекомендации (кроме рекомендаций ЕОУС) и заключения. Следующей категорией актов вторичного права являются акты о координации Общей внешней политики и политики безопасности, а также Сотрудничества полиций и судебных органов в уголовно-правовой сфере. К данной категории актов относятся принципы и общие ориентиры, общая позиция, совместная акция, общая стратегия. Отдельную категорию актов составляют юрисдикционные акты – решения Суда. К источникам вторичного права относятся акты sui generis – «неофициальные» формы права, не предусмотренные учредительными договорами акты, издаваемые органами Союза (обычно выражаются, как решение конкретного органа или резолюция). Последнюю категорию источников вторичного права можно обозначить как международные акты, в неё входят решения и акты представителей государств-членов, конвенции между государствами-членами заключенные на основе учредительных договоров, международные договоры Европейского Союза.

Своеобразие Европейского Союза предопределяет и структурные особенности права Европейского Союза. Структуру права Европейского Союза составляют несколько взаимосвязанных друг с другом элементов. Элементами данной структуры являются учредительные договоры Европейского Союза, положения о правах и основных свободах человека, нормы, принятые по ОВПБ и СПСО, а также право Европейских сообществ.

В праве Европейского Союза сегодня наблюдаются тенденции кодификации и совершенствования (Enforcement). Лаакенская декларация 2001 г., принятая на саммите глав государств/правительств государств-членов в рамках Европейского совета подчёркивает необходимость реформы источников первичного и вторичного права Европейского Союза, упрощения правовых форм и создания на основе учредительных договоров Европейского Союза и Хартии Европейского Союза об основных правах 2000 г. полноценной Конституции Европейского Союза. (См. также: Европейский Союз).

д.ю.н., проф. Кашкин С.Ю., к.ю.н. Калиниченко П.А.

Использованная литература и информационные ресурсы

1. Европейское право: Учебник / Энтин Л.М. (отв. ред.). – М.: Норма, 2000.

2. Капустин А.Я. Европейский союз: интеграция и право – М.: РУДН, 2000.

3. Основы права Европейского Союза: Учебное пособие / Под ред. Кашкина С.Ю. М. 1997.

Термин «пропорциональность» в общеправовом смысле означает соответствие между характером целей, которые преследуют органы публичной власти, и действиями, предпринимаемыми для их достижения.

Прежде всего, это требование применяется к действиям, влекущим ограничение прав и свобод человека и гражданина. Каждое подобное ограничение не должно выходить за рамки необходимого, не быть чрезмерным (непропорциональным). В частности, в случае привлечения лица к ответственности наказание должно быть соразмерно (пропорционально) тяжести преступления или проступка.

Пропорциональность в указанном смысле была возведена Судом ЕС в разряд «общих принципов права Союза», который обязаны соблюдать органы власти на всех уровнях наряду с принципами правовой определенности, легитимных ожиданий и др. (см. 2.4). Мера властей признается соответствующей принципу пропорциональности только в том случае, «если она является надлежащей для того, чтобы гарантировать достижение преследуемой цели, и не выходит за рамки того, что необходимо для достижения последней».

Некоторые элементы принципа пропорциональности как общего принципа права ЕС были включены и в Хартию Европейского Союза об основных правах 2000 г. применительно к ограничениям закрепленных в ней основных прав человека и гражданина (см. 5.5).

В систему принципов, регулирующих осуществление компетенции ЕС, принцип пропорциональности (англ. principle of proportionality; франц. principe de proportionalite) был включен ДЕС. В настоящее время вместе с другими принципами компетенции ЕС (принцип наделения компетенцией и принцип субсидиарности) он закреплен в ст. 5 этого Договора: «Согласно принципу пропорциональности содержание и форма действий Союза не выходят за рамки того, что необходимо для достижения целей Договоров» (§ 4 ст. 5 ДЕС).

Термин «цели Договоров» в процитированном определении имеет два значения:

  • – во-первых, эго цели Союза, непосредственно закрепленные в ДЕС или ДФЕС (см. 3.2);
  • – во-вторых, это цели, на достижение которых направлены конкретные правовые акты или иные мероприятия Союза. Подобные цели базируются на нормах-целях, закрепленных в Договорах, но имеют более четкий и определенный характер.

Именно на соответствие конкретным целям правового акта указывается в их мотивировочных частях (преамбулах). Так, в приведенном выше примере (Регламент (ЕС) № 1177/2010 Европейского парламента и Совета от 24 ноября 2010 г. о правах пассажиров, путешествующих по морю или по внутренним водным путям) преамбула документа указывает, что «цели настоящего Регламента» (в первую очередь, обеспечение высокого уровня защиты пассажиров во всем ЕС) не могут быть достаточным образом достигнуты государствами-членам и, но могут быть лучше достигнуты на уровне Союза (обоснование принципа субсидиарности). Далее в преамбуле Регламента отмечается: «В соответствии с принципом пропорциональности, как он изложен в упомянутой статье , настоящий Регламент не выходит за рамки того, что необходимо для достижения этих целей».

Принцип пропорциональности определяет не только содержание, но и форму действий ЕС. Здесь наиболее сложным является вопрос о выборе между регламентом (как «законом» ЕС прямого действия) и директивой (как «основами законодательства» ЕС). В связи с этим, как указано в ст. 296 ДФЕС: «Когда Договоры нс определяют тип принимаемого акта, институты выбирают его в каждом конкретном случае при соблюдении подлежащих применению процедур и принципа пропорциональности».

Таким образом, при выборе между регламентом и директивой предпочтение следует отдавать последней, поскольку директива оставляет большую свободу государствам-членам для собственного нормотворчества. В то же время, если проблема требуют подлинно единого и более оперативного подхода, то более «пропорциональным» ответом на нее будет издание регламента, как в приведенном выше примере Регламента (ЕС) о правах пассажиров водных судов.

Принцип пропорциональности также требует от ЕС избегать возложения неоправданных административных формальностей или финансовых расходов на всех субъектов. В связи с этим применительно к законодательным актам ЕС в Протоколе о применении принципов субсидиарности и пропорциональности отмечается: «Проекты законодательных актов учитывают необходимость обеспечивать такое положение дел, при котором любое финансовое или административное бремя, возлагаемое на Союз, на национальные правительства, на региональные или местные органы, на хозяйствующих субъектов и на граждан, является как можно более низким и соразмерным подлежащей достижению цели».

Применение принципа пропорциональности институтами ЕС осуществляется в таком же порядке, как и применение принципа субсидиарности (детальные правила изложены в Протоколе о применении принципов субсидиарности и пропорциональности). В то же время на принцип пропорциональности не распространяются процедуры предварительного контроля законопроектов ЕС со стороны национальных парламентов. Последующий контроль за соблюдением принципа пропорциональности осуществляет Суд ЕС.

Итак, в системе принципов компетенции ЕС принцип пропорциональности является логическим продолжением принципа субсидиарности. Как и принцип субсидиарности, принцип пропорциональности требует от Союза воздерживаться от чрезмерного (непропорционального) вмешательства в общественную жизнь, т.е. не растрачивать силы и время на проблемы, которые вполне могут быть урегулированы без вмешательства европейских институтов.

ПРАВО ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА: ПОНЯТИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ НОРМ

А.Я. Капустин

Кафедра международного права Российский университет дружбы народов ул. Миклухо-Маклая, б, 117198, Москва, Россия

Статья посвящена актуальному и малоразработанному в отечественной науке вопросу о понятии и идах норм права Европейского Союза. Проводится четкое различие между категориями «источник» права ЕС и норма права ЕС. Дается научно обоснованная основная и вспомогательная классификация норм права ЕС.

Правовое регулирование процесса европейской интеграции привело к формированию оригинальной правовой системы межгосударственного объединения — Европейского Союза (ЕС)1. В отечественной литературе для обозначения этого нового юридического феномена входят в оборот два понятия: «европейское право» и «право Европейского Союза»2. С нашей точки зрения, употребление первого из них создает неудобство в связи с его многозначностью, что отмечается и сторонниками его использования3. В то же время, понятие правовой системы вполне применимо к совокупности правовых норм, определяющих правовой статус и регулирующих основные формы деятельности Европейских Сообществ и Европейского Союза, что дает основание говорить о праве Европейского Союза как о правовой реальности. Противники использования этого понятия ссылаются на сложность и неоднородность внутренней структуры Союза, каждая из опор которого имеет не одинаковую юридическую природу4.

Ошибочность такого подхода состоит в том, что он гипертрофирует существующие различия между правовой природой трех опор Союза, не замечая того очевидного факта, что их природа не выходит за пределы международного права. С другой стороны, он недооценивает существующих общих черт правовых норм, регулирующих правоотношения внутри ЕС, которые носят не случайный, а системообразующий характер, что и позволяет говорить о праве ЕС, а не о европейском праве вообще. Среди этих общих характеристик ЕС можно указать единство конституционной основы ЕС и Европейских Сообществ, что вытекает из того, что три учредительных договора Сообществ являются составными частями договора о Европейском Союзе. Единая институционная структура (ст.З Маастрихтского договора) и единое членство в ЕС и Сообществах (ст. 49 Маастрихтского договора) также не свидетельствуют в пользу полиюридической природы права ЕС. Кроме того, правовая система ЕС основана на единых международно-правовых принципах (ст.б и ст.49 Маастрихтского договора). Несмотря на то, что каждый из учредительных договоров Европейских Сообществ и ЕС регулирует собственную сферу общественных отношений (ст.11 и ст.29 Маастрихтского договора, ст.2 и сг.3 договора об учреждении Европейского Сообщества, ст. 3 и ст.15 договора об учреждении ЕОУС и ст.2 договора об учреждении Евроатом), сами эти отношения складываются в рамках единого Союза (ст.2 Маастрихтского договора).

Обращает на себя внимание и тот факт, что создание ЕС в определенной мере явилось переломным моментом в понимании права ЕС западноевропейскими и иными зарубежными юристами. Можно выделить как минимум два подхода к такому пониманию. Ряд авторов продолжают воспринимать и описывать право ЕС как право Сообщества или коммунитарное

3 См.: Европейское право. Учебник для вузов. Указ.соч.,с.34.

4 Там же, с.38-39.

право1. Для них, очевидно, создание нового межгосударственного объединения — ЕС, наряду с уже существующими Европейскими Сообществами, не привело к революции в правопонимании, так как основу правового регулирования европейской интеграции, по их мнению, по-прежнему составляет право Сообщества. Право Сообщества в данном контексте понимается как новая правовая реальность, отличная как от национального, так и от международного права, поэтому использование этого термина нельзя отождествлять с деятельностью какого-либо конкретного Европейского Сообщества, скорее он имеет обобщающее значение2. Следует подчеркнуть, что речь идет об одном из вариантов судебно-доктринального понимания совокупности правовых норм, регулирующих европейскую интеграцию, а, следовательно, не следует переоценивать его научного содержания3.

Другие ученые считают, что создание ЕС расширило сферу правового регулирования европейской интеграции, которое наряду с правом Сообщества стало включать и правовое регулирование сферы общей внешней политики и политики безопасности (ОВПБ) и сотрудничества в области уголовного правосудия и внутренних дел (ПВД). В их понимании право ЕС предстает в виде правовой системы норм и принципов, регулирующих правоотношения между государствами-членами по поводу социально-экономической интеграции и международного сотрудничества в сферах ОВПБ и ПВД4.

В западной юридической литературе отмечается определенная путаница в использовании понятий «источник права Сообщества» (или права ЕС) и «норма прав Сообщества» (или права ЕС)5, которая некритически воспринимается в ряде работ отечественных авторов, исследующих правовые проблемы западноевропейской интеграции6. Так, довольно часто можно встретить отождествление источников права ЕС либо с конкретными видами актов ЕС или его государств-членов, либо с отдельными видами норм права Сообщества. Встречаются юристы, которые вообще не касаются проблемы источников права ЕС, объясняя это тем, что термин «источник права» -полисемичен, поэтому он вбирает в себя различные юридические концепции, часто к тому же противоречивые. Во избежание этого, они предлагают понимать под термином «источник» совокупность «нормативных категорий». В отечественной международно-правовой науке была показана несостоятельность подобных подходов к понятию источников международного права7. Поэтому логичнее под источником права ЕС понимать форму выражения и закрепления правовых норм этого права, а понятие нормы рассматривать также в традиционном ключе — как юридически обязательные правила поведения, которые призваны регулировать определенные сферы общественных отношений. Правовая система ЕС отличается большим своеобразием, что побуждает провести исследование содержания понятия нормы права ЕС и ее основных характеристик, а также рассмотреть классификацию данной разновидности правовых норм.

Правовая система ЕС представляет собой субрегиональную подсистему международного права, которая отличается от общего международного права по целому ряду признаков (предмет

2 Поэтому нельзя согласиться с тем, что «лингвистически точнее говорить о праве Сообществ, а не Сообщества». См.: Европейское право. Учебник для вузов. Указ. соч., с.38.

3 Подробнее см:: Капустин А.Я. Указ.соч., с. 314-322. • :

7 Следует иметь в виду» .что з общем международном праве также* признается деление норм на первичные и вторичные нррмы, но оно не имеет ничего общего с рассматриваемой нами классификацией. Подробнее см.: .лГукашук И.Йк Нормы Международного прав!а. М., 1997, с. 183-184.

регулирования, источники, и их иерархия и т.д.)- Отсюда можно заключить, что нормы, составляющие правовую систему ЕС, не могут быть во всем идентичны нормам общего международного права, хотя будут иметь с ними много общих черт, равно как и с нормами внутреннего права.

По нашему мнению, нормы права ЕС являются общеобязательными для их субъектов правилами поведения, установленными либо непосредственно соглашением государств-членов, либо через акты совместных институтов самостоятельных международных организаций (ЕС и Европейских Сообществ). Соблюдение и применение норм права ЕС обеспечивается специальным правовым механизмом защиты и контроля включающим деятельность ряда институгов ЕС и внутренних органов государств-членов.

В самом деле, нормы права ЕС формируются как традиционными международноправовыми способами, так и посредством тщательно отрегулированных институционных процедур, принятых в учредительных актах или сложившихся в практике деятельности институтов ЕС. Государства-члены издают нормы права ЕС путем заключения учредительных актов и иных международных соглашений между собой (дополнительных соглашений, решений государств-членов в Совете и т.д.). С учетом того, что учредительные договоры ЕС носят рамочный характер, конкретным правовым содержанием нормы этих договоров наполняются в результате правотворческой деятельности ЕС и Европейских Сообществ.

Огветственность за соблюдение норм права ЕС и контроль за их применением распределяются между государствами-членами и институционной системой ЕС. На государства-члены ЕС, согласно ст. 10 договора об учреждении Европейского Сообщества, возлагается задача предпринимать все надлежащие меры общего или частного характера, чтобы обеспечить выполнение обязательств, вытекающих из учредительных договоров, или из действий, предпринятых институтами ЕС. Анализ институционной системы ЕС и основных принципов ее функционирования наглядно показывает, что контрольные полномочия, включающие контроль за надлежащим выполнением государствами-членами норм права ЕС, аккуратно распределены практически между всеми основными институтами ЕС. Судебный контроль Суда ЕС распространяется не только на государства-члены (ст.226, 227, 228, 237, 239 договора об учреждении Европейского Сообщества), но и на инсттуты ЕС (ст.230, 232, 233, 234 договора об учреждении Европейского Сообщества) и Сообщества в целом (ст.233, 236, 238 договора об учреждении Европейского Сообщества).

Рассматривая вопрос об особенностях норм права ЕС, следует иметь в виду, что они имеют ограниченную сферу действия (ст.299 договора об учреждении Европейского Сообщества), т.е. это типичные региональные, а также субрегиональные нормы, имеющие обязательный характер только для государств-членов ЕС. Кроме того, с точки зрения предмета регулирования, нормы права ЕС имеют различную природу и выполняют различные по своему характеру функции. Вместе с тем, эти нормы следует относить к разряду международно-правовых, поскольку они создаются и функционируют в рамках региональной подсистемы международного права.

Классификация норм права ЕС требует использования не одного, а целого множества критериев, что объясняется качественной разнородностью реіулируемьіх ими правоотношений. С точки зрения предмета регулирования нормы права ЕС могут бьггь поделены на две большие, но неравноценные по объему группы .-коммунитарные нормы (или нормы права Сообщества) и традиционные международно-правовые нормы. Международно-правовые нормы имеют целью правовое регулирование отношений в сферах ОВПБ и ПВД. Они регулируют сотрудничество государств-членов ЕС в указанных областях, следовательно, предметом их регулирования являются межгосударственные отношения, а субъектами «и дестинаторами создаваемых ими прав и обязанностей выступают государства-члены ЕС. Как правило, обеспечение их реализации возлагаются на сами государства-члены, хотя Амстердамский договор ввел факультативную юрисдикцию суд а ЕС по некоторым вопррс^м ПВД. ‘.

/Иной, характер* содержания отмечается у коммунитарных норм. Они направлены на регулирование правоотношений в сфере экономико-социальной^ и валютной интеграции, поэтому субъектами создаваемых ими прав и обязанностей выстукают; гёак^государствагчлены? ЕС, та!с и действующие в них субъекты внутреннего гґрава (физические а юридические лица). Кроме того, коммунитарные нормы права ЕС определяют полномочия и компетенцию ийстиїутов ЕС,, во влеченн ¿їх в право^ регулирование ¿оцйальнснэкойомичес^оЙ и валютной интеграции. Онй содержатся как в учредительных договорах ЕС и Сообществ, так и в. актах институтов ЕС. Как 120 ‘ » ‘ «

правило, подавляющее большинство (но не все) этих норм подпадает под судебный контроль Суда ЕС, который наблюдает и обеспечивает надлежащее их выполнение. Помимо Суда ЕС судебная защита прав, создаваемых коммунитарными нормами, обеспечивается национальными судами государств-членов. Коммунитарные нормы обладают и рядом иных существенных характеристик. В частности, они имеют своеобразный механизм имплементации во внутренние правовые системы государств-членов (принципы прямого действия и примата над национально-правовыми нормами), который не характерен для традиционных норм международного права.

Коммунитарные и международно-правовые нормы различаются и по способам обеспечения их принудительного исполнения. Для коммунитарных норм характерно более широкое использование механизма судебного принуждения. Например, согласно, ст.228 договора о Европейском Сообществе государства-члены обязуются принимать все необходимые меры для выполнения решения Суда ЕС. Акты институтов ЕС могут быть признаны недействительными Судом ЕС в порядке ст.230 договора о Европейском Сообществе или ст. 232 того же договора. В последнем случае соответствующий институт, акт которого признан недействительным, обязан принять все необходимые меры для выполнения решения Суда ЕС (ст.233).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Что касается обеспечения актов, принимаемых институтами ЕС, то согласно ст. 229 договора о Европейском Сообществе, регламенты могут наделять Суд ЕС самой широкой компетенцией для принятия предусмотренных в них санкций к нарушителям соответствующих норм. Согласно ст. 256 договора о Европейском Сообществе, решение Совета или Комиссии, налагающее платежные обязательства на лиц, подлежат принудительному исполнению согласно гражданско-процессуальным нормам государства, на территории которого оно имеет место. Это положение не распространяется на случаи, когда должником выступает государство. Таким образом, обеспечительные меры коммунитарных норм сочетают международно-правовые и внутригосударственные механизмы принуждения, что не характерно для обеспечения выполнения традиционных международно-правых норм.

. Однако исполнение международно-правовых норм ЕС в отличие от традиционных норм международного права обеспечивается своеобразным международно-правовым механизмом, редко встречающимся в практике межгосударственных отношений. Речь идет, прежде всего, о механизме санкций, принимаемых Советом по отношению к государству-члену, допустившему серьезное и неоднократное нарушение основополагающих принципов Европейского Союза, установленных в п.1 ст.6 (принципы свободы,, демократии, уважения прав человека и основных свобод, верховенства права). В иных .случаях меры, принимаемые Советом для обеспечения выполнения своих решений в сфере ОВПБ, носят достаточно осторожный характер и, как правило, направлены на преодоление противоречий, возникающих между государствами-членами, или между государствами-членам и и ЕС. Так, в случае воздержания при голосовании в Совете по вопросам ОВПБ, государство-член не будет обязано выполнять такое решение, но соглашается признать обязательный характер этого решения для Союза.и не будет предпринимать каких-либо действий, которые бы. препятствовали действиям Союза, основанным на таком решении (ст.23 договора о ЕС). Анализ соответствующих положений договора о ЕС (ст. 14, 15,. 23, 24) показывает, что меры по обеспечению актов Совета в сфере ОВПБ должны приниматься в основном самими государствами-членами, что в целом соответствует традициям общего международного права и нормам обычной ММПО.по поддержанию региональной безопасности.

Следующим критерием деления норм права ЕС может быть характер их иерархического взаимодействия (уровень юридической, сиды). С этой точки зрения всё нормы делятся на нормы первичного, права (нормы»учредительных договоров, общие принципы, права и обычно-правовые нормы) и нормы вторичного права (акты институтов ЕС, международные соглашения ЕС и их государств-членов, решения представителей правительств государств-членов, собравшихся в рамках Совета)1.

Нормы первичного rfpaea отличаются от норм вторичного права по целому ряду особенностей. Первая, их,.особенность заключаются в том, что они содержатся в .различных международно-правовых актах (плюрализм таких норм). Во-вторых, нормы различных актов, особенно учредительных договоров, сохраняют относительную независимость друг от друга (ст.47

-‘-‘t—’-Г, «. -7-!-Г-ГТ-;-*’ • 1 — —

договора об учреждении ЕС и ст.308 договора об учреждении Европейского Сообщества). В самом деле, в указанных положениях говорится (ст.47 договора о ЕС и ст.308 договора Европейском Сообществе), что ничто в договоре о ЕС (или в договоре о Европейском Сообществе) ни затрагивает положений иных учредительных договоров. Некоторые западноевропейские юристы считают такое положение вещей недопустимым и ставят задачу унификации норм первичного права как необходимого элемента рационализации правовой системы ЕС. Они связывали свои надежды с заключением договора об учреждении ЕС, однако их надежде не суждено было сбыться. Плюрализм норм первичного права имеет практические последствия, выражающиеся, прежде всего, в том, что. несмотря на продекларированное единство институционной системы ЕС, в каждом из грех Сообществ институты принимают различающиеся по форме, в том числе и по наименованию, и юридическому содержанию акты. Правовая основа этой ситуации заложена в ег.5 договора о ЕС, согласно которой ЕП, Совет, Комиссия, Суд ЕС ja Счетная палата осуществляют свои полномочия в соответствии с условиями и согласно целям, предусмотренным, с одной стороны, положениями договоров, учредивших Европейские Сообщества, и последующих договоров и актов, внесших в них изменения и дополнения, с другой — иными положениями данного договора, т.е. договора об учреждении ЕС.

Следующей характеристикой первичных норм является их примат, т.е. высшая юридическая сила по отношению к нормам внутреннего права государств-членов. В самом деле, первичные нормы, особенно нормы учредительных договоров, устанавливают основу и пределы действия норм вторичного права. Хотя явно выраженных предписаний о примате норм первичного права в учредительных договорах не содержится, тем не менее их превосходство над нормами внутреннего права государств-членов устанавливается пугем анализа различных правовых механизмов их действия, предусмотренных в учредительных договорах (судебный контроль за выполнением норм учредительных актов, правила заключения Сообществами международных соглашений, механизм пересмотра учредительных договоров и др.).

Важной особенностью первичных норм является прямое действие в национальных правовых системах. С точки зрения общего международного права субъектами прав, создаваемых первичными нормами, могут быть только государства, в то время как частные лица (физические и юридические) могут воспользоваться вытекающими из международных договоров правами только после их соответствующей имплементации в национальное право (своего рода «interposilio legislatoris»). Однако, Суд ЕС в широко известном деле «Van Gend en loos» от 5.03.1963г. внес серьезные коррективы в эти представления и установил, что положения Римского договора о ЕЭС (в частности, ст. 12, о которой шла речь в этом деле), производят непосредственное действие и порождают индивидуальные права. Это означает, что правами, вытекающими из этих норм, могут воспользоваться не только субъекты международного права — государства-члены Европейского Сообщества, но и дестинаторы таких норм, т.е. физические и юридические лица, деятельность которых регулируется нормами первичного права.

Следует отметить, что после заключения договора об учреждении ЕС данные представления о примате первичных норм права ЕС нуждаются в определенном уточнении. Дело в том, что нормы, регулирующие сферы ОВПБ и ПВД, не предусматривают создания каких-либо прав для физических или юридических лиц. Эти сферы остаются в ведении соответствующих государственных органов. Соответственно, субъектами и дестинаторами прав, установленных первичными нормами, регулирующими ОВПБ и ПВД, являются либо государства-члены, либо институты ЕС. Следовательно, для них более характерно- деление на самоисполняющиеся и несамоисполняющиеся нормы. В случае имплементации несамоисполняющихся норм национально-правовые системы государств-членов будут применяться механизмы, характерные для имплементации любых иных норм международного права. Например, ст. 15 договора о ЕС предусматривает, что государства-члены обеспечивают соответствие своей национальной политики общим позициям, выработанным Советом ЕС по вопросам ОВПБ. Очевидно, что подобная формулировка характерна для классических ММПО, обеспечивающих координацию действий государств-членов.’

Для вторичных или производных норм характерны следующие особенности. Прежде всего, как уже отмечалось ранее, нормы вторичного права ЕС должны соответствовать нормами первичного права. Это означает* что по своей юридической силе норма вторичного права будет уступать не любой вообще норме первичного права, а там, которые регулируют то же правоотношение, что и норма вторичного права. Указанная зависимость производных норм от 122

основных порождает и массу иных условий, которыми сопровождается создание нормы вторичного права. Они могут приниматься только теми институтами, которые обладают соответствующими полномочиями, определенными в учредительных актах (ст.5 и абз.З. п.1 ст.7 договора о Европейском Сообществе). Содержание принимаемой нормы вторичного характера не должно выходить за пределы, предписанные первичной нормой (абз. 1 ст.249, ст.253 договора об учреждении Европейского Сообщества). Это выражается, например, в том, что форма, в которую облачается норма вторичного характера, четко определяется предписаниями первичных норм.

Как и нормы первичного права производные нормы права ЕС отличаются плюрализмом, т.е. они выражаются в актах, имеющих различное наименование и создающих различные правовые последствия. Они, как правило, создаются институтами, поэтому процедура их принятия, опубликования и вступления в силу, отличается от соответствующих процедур первичных норм. Отсюда, и иное правечое содержание этих норм — в них выражена не воля государств-членов, а воля какого-либо из Сообществ или ЕС. Эти сравнения можно продолжить, но и рассмотренного достаточно, для уяснения важнейших различий, существующих между перечисленными выше двумя группами норм права ЕС.

Помимо отмеченных разновидностей норм права ЕС, которые можно определить как основные виды, можно предложить еще целый ряд классификационных критериев, позволяющих выделить дополнительные разновидности норм права ЕС11.

С точки зрения формы выражения нормы права ЕС могут быть подразделены на международно-договорные нормы, нормы актов институтов ЕС (которые по источнику их происхождения можно назвать институционными нормами) и обычно-правовые нормы и принципы, получившие широкое распространение благодаря акгивному применению в судебной практике Суда ЕС концепции общих принципов права.

По характеру действия в правовых системах государств-членов различаются нормы прямого действия и нормы, для имплементации которых требуется принятие государствами-членами соответствующих актов. В зависимости от юридической обязательности нормы права ЕС подразделяются на юридические обязательные и рекомендательные, которые могут приниматься в виде различных актов институтов ЕС или политических деклараций институтов или отдельных государств-членов. Большой объем рекомендательных норм дает право некоторым западным юристам говорится о появлении и «мягкого» права ЕС.2.

В связи тем, что учредительные акты и ряд дополнительных соглашений устанавливают процедуру Суда ЕС и Суда первой инстанции ЕС, а также процедуры иных институтов ЕС представляется возможным различать процессуальные и материальные нормы права ЕС. Эго деление имеет важное значение, так как в ряде случаев процессуальные нормы права ЕС разработаны на очень высоком уровне юридической техники, что выгодно отличает Сообщества и ЕС от иных ММГ10.

Конечно, как и при классификации иных правовых норм применимы критерии функционального назначения, позволяющие разделить нормы права ЕС на регулятивные и охранительные, а также критерий характера устанавливаемых субъективных прав и обязанностей, дающий возможность отнести одни нормы к обязывающим, другие — к запрещающим, третьи — к управомочивающим.

Анализируя различные виды норм права ЕС, нельзя пройти мимо такого деления, которое основано на характере содержащихся в них предписаний. Согласно этому все нормы права ЕС делятся на нормы общего характера и нормы, имеющие конкретный адресат, т.е. содержащие предписания индивидуального характера3. Например, все нормы, регулирующие деятельность отдельных институтов, адресованы этим институтам и, следовательно, обязательны лишь для них. Для иных субъектов права ЕС их содержание имеет чисто информативный характер, т.е. знание соответствующих положений учредительных актов и иных правовых источников, касающихся

3 В работе профессора Лукашука И.И. предлагается понятие индивидуальной нормы международного права, но ее смысл отличается от рассматриваемого в настоящей статье. См.: Лукашук И.И. Указ. соч., с. 113-114.

организации и деятельности отдельных институтов ЕС, позволяет иным субъектам права ЕС правильно строить свою политику в отношении таких институтов, и тем самым добиваться законными средствами реализации своих прав, закрепленных в учредительных и иных актах ЕС. Кроме того, некоторые акты институтов, как например, директива и решение, по определению могут иметь конкретный адресат. Поиск критериев возможно продолжать, не теряя надежды на успех, но и перечисленных разновидностей достаточно для того, чтобы понять, что норма права ЕС заслуживает самого пристального изучения, которое помогает уяснить все тонкости и нюансы юридической природы права ЕС.

THE RIGHT OF EUROPEAN UNION: CONCEPT AND CLASSIFICATION OF NORMS

A.Y. Kapustin

УДК 911.3

ПОТЕНЦИАЛ РАЗВИТИЯ СТРАХОВОГО СЕКТОРА РОССИИ И СТРАН ЕВРОСОЮЗА

© Л.А. Суменкова1

Институт географии им. В.Б. Сочавы СО РАН, 664033, Россия, г. Иркутск, ул. Улан-Баторская, 1.

Рассмотрена терминологическая культура в сфере страхования у потенциальных потребителей данного вида услуг. Дана краткая характеристика отечественного и зарубежного страхового сектора. Изучен интеграционный потенциал дальнейшего развития российского и европейского страховых рынков как закономерного, объективного процесса (использован сценарный подход). Наибольшее внимание уделено институциональным особенностям страховых рынков стран Евросоюза для прогноза развития страховой деятельности в России. Ил. 2. Библиогр. 8 назв.

Ключевые слова: общий рынок страхования; структура страховых премий; страховое поведение; институциональный подход; Европейский Союз.

INSURANCE SECTOR DEVELOPMENT POTENTIAL IN RUSSIA AND THE EUROPEAN UNION L.A. Sumenkova

V. B. Sochava Institute of Geography SB RAS,

1 Ulan-Batorskaya St., Irkutsk, 664033, Russia.

2 figures. 8 sources.

Страховой сектор является важным элементом финансовой системы. В экономике стран страхование обеспечивает стабильность и защиту в промышленности и социальной среде от природных и техногенных рисков. Страхование как часть финансового рынка находится в прямой зависимости от нормативно-правового урегулирования и экономических связей между Россией и ее партнерами. В рамках равноправного партнерства России в составе стран — участниц Всемирной торговой организации (ВТО) — возникает целый ряд задач по оптимизации всей финансовой системы страны. В данных условиях мы рассмотрели возможности объединения стратегий развития российского страхового сектора и стран Евросоюза по нескольким позициям.

Поскольку в рамках единого торгового пространства страховой рынок России начал стремиться к европейским стандартам, то можно говорить, что он станет транснациональным. Можно также предположить, что дальнейшее планируемое расширение внешнеэкономических связей приведет к целому ряду изменений в предоставлении отечественных страховых услуг. В первую очередь, возможно, приход зарубежных страховщиков повысит уровень доступности страхования и качество предоставления страховых услуг населению. Однако экономика России станет весьма зависима от зарубежного капитала. В данном исследовании рассмотрим сценарии возможных путей развития страховых отношений России и ЕС.

Терминологическая культура как сдерживающий фактор развития страхового дела

Этимология английского слова insurance свидетельствует об его латинских истоках (secures — безопасный, надежный: от se — свободный от…, cura (англ. care) — заботы, хлопоты), и в первичном значении оно может быть переведено как «свободный от забот, от беспокойства и в этом смысле уверенный», что достаточно полно отражено в экономическом значении понятия страхование — система финансовых компенсаций в случае неблагоприятных обстоятельств в обмен на регулярную выплату определенных сумм (премий). То есть человек за свои денежные средства получает уверенность, что его имущественные интересы, в том числе касающиеся жизни и здоровья, защищены страховщиком — организацией, обеспечивающей страховую защиту. В русском же языке этимологический смысл слова страхование связан со словом страх . В этом, по нашему мнению, и кроется одна из главных причин, сдерживающих развитие страхования на рынке услуг. В сознании соотечественника слово страх ассоциируется в первую очередь не с возможными страховыми рисками, а с реальной возможностью потерять все, что имеется в собственности, тогда как страховое поведение рядового европейца определяет уверенность, что при наступлении страхового случая у него будет реальная возможность «начать жизнь с нуля» и прийти к изначальному образу жизни в кратчайшие сроки, бла-

годаря деятельности страховой компании. Недостаточный уровень доверия к отечественным страховым компаниям является сдерживающим фактором страхового дела. Однако доминирующим фактором развития страхового бизнеса является экономический потенциал населения. Состоятельная часть населения предпочитает хранить сбережения во вкладах и ценных бумагах, приобретать недвижимость и валюту .

Переориентация массового сознания в пользу страхования — длительный и трудный процесс, поскольку недоверие формировалось десятилетиями в ходе многочисленных денежных реформ, всегда проводившихся неожиданно и в кратчайшие сроки, часто с очень значительными потерями для населения.

Рынок отечественных страховых организаций расширяется в основном за счет введения новых видов обязательного страхования (медицинского, автогражданской ответственности). Значительно труднее сделать это в добровольном страховании, поскольку каждого потенциального клиента необходимо убедить в необходимости заключения договора. При отсутствии же доверия к институту страхования и высоком уровне страховых взносов это очень сложно. Привлечение новых клиентов добровольного страхования возможно при существенном снижении страховых взносов и упрощении процедуры выплат. При массовом характере добровольного (а не только обязательного) страхования даже при меньшем размере взноса деятельность страховых компаний будет рентабельна

Сравнительная характеристика отечественных и зарубежных страховых услуг

По объему собранной страховой брутто-премии

можно говорить о степени доверия населения к страховщикам. В России за 2011 г. по данному показателю было собрано 43 млн дол. или 664,4 млрд руб. (без учета обязательного медицинского страхования (ОМС), так как оно спонсируется государством), что соответствует 19 месту в мире. Ближайшими соседями по объему собранной страховой брутто-премии стали Бельгия (41 млн дол.) и Ирландия (52 млн дол.), соответственно 18 и 20 места. Наибольший показатель в мире у США (1,2 млрд дол.), в ЕС — Великобритания (319 млн дол.). В целом же на Европу (включая Россию) приходится 1,6 млрд дол. собранной брутто-премии.

Доля страховой премии в ВВП является важным показателем, демонстрирующим роль страхования в экономике страны. Так, в России на 2011 г. его значение составляет 2,4%. В странах европейского содружества средний показатель — 7%, при этом лидерами являются Нидерланды (13,2% — 2 место в мире), Великобритания (11,8%) и Швейцария (10%).

Общая сумма страховых взносов за 2011 г. в России составила около 40 млрд дол. (1269 млрд руб., включая ОМС), в ЕС — около 1500 млрд дол. (1079 млрд евро). При этом величина страховой премии на душу населения, которая отображает степень платежеспособности, на 2011 г. в России остается относительно небольшой — около 330 дол. на человека (50 место в мире). В странах ЕС средний показатель составляет более 1500 дол. (от 8000 дол. на человека в Швейцарии до 122 дол. на человека в Румынии) .

В структуре страховых премий России и ЕС также наблюдаются очевидные различия (рис. 1, 2).

■ Страхование жизни

■ Имущественное страхование

■ Страхование здоровья и несчастных случаев*

■ Страхование ответственности

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

■ Автострахование

■ Другие виды страхования *включая ОМС

Рис. 1. Структура страховых премий России на 2011 г., % (составлено и рассчитано по ; отсчет по часовой стрелке)

■ Страхование жизни

4,3

2,9

7,9

1 Имущественное страхование

I Страхование здоровья и несчастных случаев

Страхование ответственности

1 Автострахование

1 Другие виды страхования

Рис. 2. Структура страховых премий стран ЕС на 2011 г., % (составлено и рассчитано по ; отсчет по часовой стрелке)

На лидирующей позиции (более половины всех премий) в России — страхование здоровья и страхование от несчастных случаев, а в ЕС — страхование жизни. На втором месте — имущественное страхование (Россия) и автострахование (ЕС). Наименьшие значения имеют страхование ответственности и другие виды. Как в отечественном, так и в зарубежном страховом портфеле предпочтение отдается личным видам страхования, в основном благодаря государственным мерам. На втором плане остаются имущественные интересы граждан. Самым непопулярным видом является страхование ответственности. Однако следует учитывать, что данная структура относительна, так как в основу классификации страхования заложены различные критерии. Как и во всем мире, в странах ЕС действует система «страхование жизни — страхование не жизни»; в России же два вида волеизлияния страхового поведения — обязательное и добровольное — и три подотрасли: личное и имущественное страхование и страхование ответственности. Корректировка данных российских и европейских страховщиков под мировые стандарты может привести к незначительному расхождению значений.

Стратегия развития современного страхового сектора Российской Федерации

Новый этап становления страхового сектора связан с началом рыночных, в том числе институциональных преобразований в стране и принятием пакета документов о создании Российской страховой компании (Постановление Правительства РФ «О создании Российской государственной страховой компании» от 10.02.92 г. № 76). Тогда произошло акционирование Госстраха РСФСР. Отношение к страхованию как к социально значимому инструменту рыночной экономики относят к периоду обсуждения проекта закона об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев автотранспорта (2000 г.). В новых условиях рыночной экономики в России закономерно возникает ряд предпосылок для развития как классических видов страхования (по мировым образцам), так и специфических, в том числе конъюнктурных .

Составной частью современной научной концепции развития страхования выступает необходимость создания экономического и организационно-правового механизма стимулирования развития страхования в целом, в том числе с акцентом на определенных, наиболее социально значимых видах страхования. Оправданным считается стимулирование государством долгосрочного страхования жизни, в котором у него наибольшая экономическая заинтересованность (стимулы выступают чаще всего в виде либерального налогового механизма, в предоставлении страхователям тех или иных налоговых льгот и вычетов). Во-первых, налоговые послабления целесообразно применять, прежде всего, в интересах страхователей, а не страховщиков. Во-вторых, не нужно изобретать особые страховые льготы, необходимо применять общий режим вычета из налогооблагаемой базы расходов по страхованию, как и других расходов граждан, предприятий и организаций. Также к числу важных организационно-финансовых мер относится разграни-

чение операций по страхованию жизни и иным видам страхования. Но разделение страховых компаний по этим признакам форсировать нельзя. Оно будет оправданным и полезным для всех субъектов страхового рынка при одновременном (а лучше опережающем) решении вопросов налогообложения и создании надежных и доходных объектов инвестирования резервов, в том числе в виде государственных ценных бумаг. Совершенно необходимо формирование эффективных правовых механизмов по мониторингу финансового состояния страховых организаций, по их финансовому оздоровлению, реструктуризации и передаче страховых портфелей, а также по процедуре банкротства страховых организаций.

Страхование принадлежит к такой сфере деятельности, где нельзя однозначно ориентироваться на ослабление государственного регулирования, а тем более дерегулирование (по крайней мере, в ближайшие годы). Несомненно, некоторые аспекты страхования будут выходить из-под надзора. Однако по другим аспектам регулирующую роль государственных органов надо усиливать. И теоретически, и практически уже в ближайшие годы необходимо учитывать неизбежность диалектического перехода количества в качество страховой защиты. Этот процесс, в принципе, уже начался, но пока он носит в значительной мере эпизодический характер, проявляется как фактор слабой конкуренции на рынке. Поэтому последовательные тенденции качественных изменений будут обеспечиваться устранением искусственных преград для конкуренции, а также законодательным повышением требований к созданию и деятельности страховых компаний, к профессиональной подготовке руководителей, к качеству страховых продуктов (правил страхования) .

Стратегия развития единого страхового рынка Европейского пространства

Основной особенностью страхового рынка ЕС является институциональный подход: формирование единого страхового пространства и единообразного национального страхового законодательства. Важным правовым актом считается принятое в 1975 г. Римское соглашение, в ряде статей которого (ст. 52, 59 и 67) провозглашаются свобода учреждения, свобода предоставления услуг и свобода движения капитала на территории стран — участников соглашения.

В результате длительной подготовительной работы были приняты Директивы ЕС по страхованию иному (прочему), чем страхование жизни (1973 г.) и по страхованию жизни (1979 г.), которые заложили единые правовые основы страхования в Западной Европе. Указанные директивы устанавливают:

• формирование единого понятийного инструментария в целях формирования единого страхового права;

• принцип разделения страховых обществ на общества, занимающиеся страхованием жизни, а также общества, занимающиеся страхованием иным, чем страхование жизни;

• единую классификацию видов страхования в целях лицензирования и страхового надзора;

• единые правовые основания, определяющие порядок и условия учреждения страховых организаций, требования к размеру уставного капитала, бизнес-планам, персоналу страховых организаций и т.д.;

• единые правила формирования и инвестирования страховых резервов, их состав .

Директивы «второго поколения» в области страхования, принятые в 1988 г. (страхование иное, чем страхование жизни) и 1990 г. (страхование жизни), установили единые принципы оценки финансового положения страховых организаций, правила применимости к договору страхования национального права, предоставив некоторое преимущество (в правовом отношении) стране местонахождения страхового риска, и правила применимости финансового права к доходам от страховой деятельности.

Директивы «третьего поколения», принятые в 1992 г., предусмотрели возможность свободы предоставления страховых услуг страховщиками, учрежденными на территории одного из государств и контролируемыми страховым надзором этого государства, страхователям на территории любого другого государства ЕС.

Таким образом, единый страховой рынок ЕС был создан тремя «поколениями» страховых директив: первое поколение касалось права учреждения, второе — свободы предоставления страховых услуг, и третье превратило эти два принципа в единый рынок. Поэтапно принятые нормативно-законодательные акты в форме директив отдельно регулировали личное и другие виды страхования, поскольку страхование жизни нуждается в более детальном регулировании. Поэтому сначала появился единый рынок имущественного страхования, а через несколько лет — и личного .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Последствия вступления российского страхового сектора в ВТО

Наличие собственных филиалов за рубежом, безусловно, может стать конкурентным преимуществом для российской страховой компании. Тем не менее, массового выхода российских страховщиков на иностранные страховые рынки ожидать не следует. Свои филиалы за рубежом смогут открыть лишь 3-5 российских страховщиков. Причин тому в экономическом пространстве как постиндустриальных, так и развивающихся стран несколько.

1. Для развитых рынков, в первую очередь рынков стран ЕС, основным ограничением станет необходимость выполнения требований Solvency II, предполагающих, помимо наличия капитала, крайне высокий уровень организации управленческого учета. Кроме того, чтобы конкурировать с иностранными страховщиками на развитых страховых рынках, российские компании должны будут существенно повысить собственную эффективность.

2. Для рынков развивающихся стран основную роль будут играть институциональные ограничения: целый ряд стран СНГ не является членами ВТО (Белоруссия, Казахстан, Азербайджан, Таджикистан, Узбекистан). К тому же обязательства по либерализации рынков финансовых услуг берут на себя не все члены ВТО (многие из них предпочитают брать такие обяза-

тельства лишь частично). При этом все чаще практикуются двусторонние договоренности по открытию финансовых рынков. Формальное открытие рынков зачастую сопровождается жесткими ограничениями на вход. Наиболее распространенные ограничения — по форме присутствия (филиалы, совместные предприятия, дочерние компании), по уровню надежности (требования к капиталу, тестирование финансового состояния), по суммарной доле в уставном капитале, по размещению страховых резервов. Так, чтобы открыть филиал на украинском страховом рынке, компания-нерезидент должна иметь капитал не ниже 150 млн евро (6,2 млрд руб. по курсу ЦБ на конец 2011 г.) и рейтинг надежности определенного уровня (рейтинг должен быть установлен Госфинуслуг). Требованию по капиталу в настоящий момент удовлетворяют порядка 10 российских страховщиков .

Необходимость ведения учета в соответствии с законодательством принимающей страны будет означать высокие расходы, окупить которые возможно лишь при значительных объемах бизнеса. Поэтому российские страховщики скорее будут переоформлять дочерние компании за границей в филиалы, чем выходить на «пустое поле». Во-первых, большинство активных мировых игроков уже и так присутствуют в России (за исключением некоторых японских и американских компаний). Во-вторых, условия открытия филиалов будут достаточно жесткими (значительный опыт работы, совокупные активы не менее 5 млрд дол.). Такие требования потенциально смогут выполнить не более 150 страховых компаний в мире, в основном страховщики жизни.

Вступление в ВТО также скажется на сегменте страховых посредников (в первую очередь брокеров). Приходу иностранцев в этот сегмент будет способствовать отсутствие достаточного количества сильных национальных игроков, а также минимальные барьеры входа на рынок.

Эксперты выделяют три сценария развития российского страхового рынка до и после его либерализации в рамках ВТО:

Сценарий 1. Формирование сильного страхового рынка до прихода филиалов иностранных компаний и внешняя экспансия национальных страховщиков (компаний с российскими собственниками). В этом случае после либерализации рынка доля иностранцев (филиалов и дочерних компаний) в совокупных взносах стабилизируется на уровне 50% (по итогам 2010 г. значение этого показателя было равно 43%), а в десятке лидеров рынка будут присутствовать 5-6 национальных компаний.

Сценарий 2. Постепенное «выдавливание» с рынка национальных игроков, не сумевших повысить собственную конкурентоспособность. В данном варианте рыночная доля иностранцев будет выше, чем означена в первом сценарии (от 60 до 70%), а в десятке лидеров страхового рынка будут преобладать иностранные компании.

Сценарий 3. Переход страхового рынка под контроль иностранных структур. Этот сценарий маловероятен, поскольку на российском страховом рынке

сформировался целый ряд сильных национальных игроков. Данный сценарий возможен, если на законодательном уровне для иностранных компаний будут созданы существенные преференции (доля иностранцев может достигнуть 80%, а в топ-10 российского страхового рынка останется лишь 2-3 национальные страховые компании) .

Вне зависимости от сценария развития наибольшую рыночную долю иностранные страховщики получат в сегменте страхования рисков иностранных компаний, работающих в России, а также на формирующемся рынке страхования жизни.

Эффективность страховой деятельности России уже в рамках ВТО будет зависеть от институциональных условий, в том числе нормативно-правового характера, профессиональности национальных страховщиков. Приход филиалов компаний-нерезидентов будет способствовать развитию конкуренции, внедрению новых технологий, снижению стоимости страхования для рисков, ранее в значительной мере перестраховывающихся за рубежом. Неконкурентные страховые компании, а также компании, занимающиеся фронтированием рисков за рубеж, со временем будут вынуждены покинуть рынок. Государство при этом может как выиграть (в результате развития российского страхового рынка и/или если в конкурентной

борьбе победят национальные страховщики), так и проиграть (если резервы и прибыль будут уходить за рубеж, а страхование стратегически важных отраслей полностью перейдет под контроль иностранцев) .

Как видим, культура страхового поведения в Европе выше, чем на отечественном рынке. Большое влияние на нее оказывает этимологическое значение термина страхование, сложившееся в сознании населения. В структуре как отечественного, так и зарубежного страхового портфеля важная роль отводится безопасности жизни и здоровья человека. Таким образом, государственные программы при объединении страхового поля России и стран ЕС, возможно, будут направлены на сохранность имеющейся структуры. Объединение отечественного и европейского страхования создаст дополнительные трудности в нормативно-правовой организации. Разработка концепции объединения не дает однозначного сценария дальнейшего пути развития российского страхования. В связи с вступлением России в ВТО повысится конкуренция среди страховщиков различного пространственного обслуживания. Ориентированность на европейские стандарты в рамках интеграции страховых рынков приведет к доступности страховой услуги как индикатора качества жизни населения.

Статья поступила 03.12.2013 г.

Библиографический список

3. Российский статистический ежегодник. 2012: стат. сб. М.: Изд-во Росстата, 2012. 786 с.

4. Страховой рынок стран Европейского союза . URL: http://

http://www.strahuemvseh.ru/index.php?p=34&page=content&r=1 0&s=75&subpage=s (дата обращения: 25.05.2013).

6. Шапошников А. Этимологический словарь русского языка. В 2 т. Т. 2. М.: Litres, 2013.

7. European Insurance — Key Facts // Insurance Europe aisbl Brussels. August 2012.

8. World insurance in 2011 Non-life ready for take-off // Swiss Re, Sigma. 2012. № 3.

УДК 330

ИННОВАЦИОННЫЕ ПУТИ РЕШЕНИЯ ЖИЛИЩНОЙ ПРОБЛЕМЫ © С.И. Сунгуров1

Всероссийский научно-исследовательский институт проблем научно-технического прогресса и информации в строительстве,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

119331, Россия, г. Москва, пр. Вернадского, 29.

Рассмотрены основные направления инновационного обновления жилищной сферы. В числе организационных новаций исследована проблема создания и функционирования жилищно-строительных кооперативов. Уделено внимание созданию нормативно-правовых и информационных условий и механизмов общественного мониторинга и контроля процессов внедрения инноваций в жилищной сфере. Библиогр. 5 назв.

Ключевые слова: инновации; жилищная сфера; условия инновационного развития; государственное регулирование; общественный контроль; риски; экспертиза; государственно-частное партнерство.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *