Уильям лерак

Билл Нойком

Неуком (с женой Салли) на параде Мировой серии гигантов 2010 года.

Родился

1942 (77–78 лет)

Образование

Дартмут колледж , 1964 BA
Stanford Law School , 1967 ЛАБ

Уильям Хорлик Нойком (родившийся в 1942 году) — бывший генеральный управляющий партнер бейсбольной команды San Francisco Giants в США . Он занимал эту должность с мая 2008 года по 31 декабря 2011 года и был управляющим партнером, когда Giants выиграли Мировую серию в 2010 году, первую победу в Мировой серии с тех пор, как команда переехала в Калифорнию в 1958 году. До того, как занять эту должность, он был президентом в американской ассоциации адвокатов в 2007-08. Он был главным юрисконсультом Microsoft почти 25 лет. Он также был председателем юридической фирмы Gates в Сиэтле , которая теперь является частью K&L Gates . Он является членом Совета директоров Тихоокеанского совета по международной политике и большую часть своего времени уделяет своей роли основателя и генерального директора World Justice Project .

ранняя жизнь и образование

Неуком родился в 1942 году, на семь лет раньше своего брата Даниэля Неукома, учителя истории в сельской дневной школе Сакраменто . Он был воспитан в Bay Area сообщества Сан — Матео, штат Калифорния . Он жил в районе залива, когда Гиганты переехали в Сан-Франциско в 1958 году. Он окончил среднюю школу Сан-Матео в 1960 году.

После получения степени бакалавра из Дартмутского колледжа в 1964 году, Neukom вернулся в Bay Area , где он получил диплом юриста в юридическом факультете Стэнфордского университета в 1967 году.

Юридическая карьера и Microsoft

После получения диплома юриста Нойком работал секретарем у судьи Теодора С. Тернера в Верховном суде округа Кинг в Сиэтле в 1967–68 гг.

К 1977 году он присоединился к сиэтлской юридической фирме Shidler, McBroom, Gates & Lucas (позже Preston Gates & Ellis). Отношения Neukom с Microsoft начались в 1978 году, когда управляющий партнер Билл Гейтс-старший попросил его посоветовать молодой бизнес программного обеспечения своего сына. Neukom начал заниматься юридической деятельностью для Microsoft, когда в компании было всего 12 сотрудников. Он продолжал быть ведущим юрисконсультом Microsoft в течение почти 25 лет.

Neukom присоединился к Microsoft в качестве сотрудника в 1985 году, а после этого увеличил штат своего отдела корпоративного права из пяти человек до более 600 юристов и вспомогательного персонала. Он стал исполнительным вице-президентом Microsoft. Он проработал 17 лет в качестве главного юрисконсульта и главного юриста Microsoft, управляя юридическими, государственными делами и благотворительной деятельностью компании.

Неуком во время парада победы Мировой серии гигантов 2010 года, спортивный галстук-бабочка

Он принимал активное участие в юридической защите интеллектуальной собственности Microsoft в нескольких странах, в первую очередь в деле Apple против Microsoft . Он также участвовал в защите Microsoft от ряда сложных антимонопольных исков (например, Соединенные Штаты против Microsoft ). Neukom председательствовал на поражении Microsoft перед Министерством юстиции США в деле, которое было названо «судом века». Находясь в Microsoft, Neukom также руководил программой компании по связям с общественностью, которая инициировала корпоративные благотворительные программы, включая Microsoft Giving Campaign, Microsoft Matching Gifts Program и Microsoft Volunteer Program. В 2002 году Neukom ушел из Microsoft с должности исполнительного вице-президента по праву и корпоративным вопросам.

После Microsoft Neukom вернулся в Preston Gates & Ellis в качестве партнера в юридической практике фирмы. В январе 2004 года он был назначен председателем этой фирмы. В 2007 году Preston Gates & Ellis объединились с Киркпатриком и Локхартом из Питтсбурга и образовали крупную юридическую фирму, которая теперь называется K&L Gates . Neukom больше не связан с фирмой.

Неуком занимал пост президента Американской ассоциации юристов сроком на один год с августа 2007 года по август 2008 года.

Сан-Франциско Джайентс

Neukom был инвестором Giants с 1995 г. и 16 мая 2008 г. был назначен новым Генеральным управляющим партнером Giants. Он сменил Питера Магована , который ушел на пенсию в конце сезона 2008 года в возрасте 66 лет. Neukom и другие инвесторы приобрели часть доли Питера Магована в команде. Neukom стал ведущим активным инвестором команды после сокращения доли владения Magowan, смерти Хармона Бернса (ведущего инвестора, умершего в 2006 году) и смерти Сью Бернс , которая умерла в 2009 году.

14 сентября 2011 года Билл Нойком объявил, что уходит с поста управляющего генерального партнера и генерального директора San Francisco Giants с 1 января 2012 года, и его сменит исполнительный директор Giants Ларри Баер . San Jose Mercury сообщили анонимные источники , говоря , что Neukom был вынужден из — за различий в собственности группы о том , как разделить дополнительные деньги , заработанные после Гиганты выиграл World Series 2010 . Ртуть также сообщила Гиганты акционер Чарльз Бартлетт Джонсон приобрел дополнительные интересы в команде, став крупнейшим акционером индивидуального на 25%.

Благотворительная деятельность

В период с 1996 по 2007 год Нойком был членом попечительского совета Дартмутского колледжа , а с 2004 по 2007 год занимал пост председателя совета. Трое из его детей учились в Дартмуте. Он является одним из основателей Института вычислительных наук Нойкома при Дартмутском колледже, который стремится продвигать вычислительные ресурсы и приложения во многих аспектах учебной программы Дартмута.

В 2006 году Neukom выделил 20 миллионов долларов на запланированное строительство нового учебного корпуса в юридической школе Стэнфордского университета. Строение, названное «Здание Уильяма Х. Нойкома» и открытое в 2011 году, имеет площадь 65 000 квадратных футов (6000 м 2 ) и расположено на территории существующего комплекса юридической школы.

Всемирный проект справедливости

Neukom является основателем, президентом и главным исполнительным директором World Justice Project , который на международном уровне работает над укреплением верховенства закона , стремясь способствовать развитию сообществ возможностей и справедливости.

внешние ссылки

  • «Познакомьтесь с Биллом Неукомом», San Francisco Chronicle, 18 мая 2008 г.
  • Веб-сайт ABA
  • Фронт-офис Giants — веб-сайт SF Giants

Робин Гуд

Среди проигравших суды клиентам Лерака есть немало компаний из списка Fortune 500: Disney, Citibank, Bank of America, Merrill Lynch, Hewlett-Packard, Apple Computer, Exxon, Time Warner, R.J. Reynolds и ряд других табачных компаний, которые Лерак называет «олигополией смерти». В общей сложности юридическая фирма Milberg Weiss и ее звездный адвокат вернули вкладчикам и акционерам около $45 млрд.

К государственным контролирующим инстанциям этот «Робин Гуд от юриспруденции», как прозвала его пресса, относился с фирменным пренебрежением и считал их слабыми и политически зависимыми, а к оппонентам – с нескрываемой агрессией. Он мог заявить одному из магнатов что-нибудь вроде «я заберу ваш гребаный дом на Мауи (один из Гавайских островов) и бриллианты с пальцев вашей жены» или адвокату стороны ответчика, что «это дело приведет к позорному концу вашей посредственной карьеры». Ходила шутка, что к трем известным рыночным факторам (спрос, предложение и конкуренция) добавился особый «фактор Лерака». Страховщики повышали стоимость своих услуг, ссылаясь на опасность иска, поддержанного Лераком, что неформально называлось Lerach protection (защита от Лерака).

Выстроенная Лераком машина включала 180 юристов и десятки частных детективов, в том числе бывших агентов ФБР и прокуроров, внимательно следивших за поведением крупных компаний. Они опирались на свой опыт и на передовые программные инструменты. Если система замечала резкое падение прибыли и последующее падение стоимости акций какой-нибудь компании, то его фирма начинала искать предыдущие заявления руководителей компании об ожидаемых успехах. Часто оказывалось, что эти заявления не были ни на чем основаны, а если после этих заявлений появлялись признаки инсайдерской торговли, фирма Лерака стремительно находила истцов и подавала в их интересах иски.

«Я заберу ваш гребаный дом на Мауи и бриллианты с пальцев вашей жены».

Напористая тактика Лерака создала ему немало врагов, порой сравнивавших адвоката с мафиозным доном. Это вовсе не смущало самого Лерака, охотно вспоминавшего, что его любимые фильмы – это «Крестный отец» и «Крестный отец 2», а любимая цитата – «<…> один юрист с портфелем может нанести больший ущерб, чем 1000 парней с пушками» (из первой серии «Крестного отца»). Конгрессмены сравнивали его с Аль Капоне, что звучало своего рода комплиментом, а Джон Дуерр, специалист по рисковым инвестициям, который в 1996 году собрал более $40 млн целенаправленно для борьбы с Лераком, звал его «хитрым экономическим террористом».

Сам Лерак говорил, что его боятся не без причины, но это лишь способствует общему благу. Свою фирму он сравнивал с силовым подразделением Комиссии по ценным бумагам и биржам, основным регулятором на американском рынке финансов и ценных бумаг, только более прозорливым, энергичным и эффективным. Статус истцов его совершенно не интересовал – он защищал и самых мелких вкладчиков, причем брал со своих клиентов только заранее согласованную часть выигрыша.

Слово «прозорливый» в отношении Лерака не раз доказало свою точность. Самым известным примером стало выступление Лерака перед Конгрессом США в 1995 году, когда парламентарии проводили Закон о реформе судопроизводства по частным ценным бумагам (Private Securities Litigation Reform Act). Реформа, призванная ограничить frivolous lawsuits (шальные иски), одновременно усложняла расследование корпоративного мошенничества. Лерак, противник реформы, сказал тогда, что «через 10–15 лет вы будете проводить новые слушания о катастрофе на рынке ценных бумаг, которая заставит вас с удовольствием вспоминать кризис долгов и сбережений (S&L crisis)» (речь о разорении почти четверти сберегательных кооперативов в США в 1980–1990 годах). До депрессии 2008–2011 годов, порожденной кризисом долговых бумаг, оставалось 13 лет.

Лерак против Enron

Своей силой Лерак порой откровенно наслаждался. Однажды он заявил собранию топ-менеджеров крупных компаний буквально следующее: «Кого вы на самом деле хотите в качестве регулятора рынка? Чиновников-бюрократов, не зависящих от дисциплины рынка, или таких парней, как я? Пусть я и прогорклое масло, но вы же знаете, что я на вашей стороне бутерброда».

В результате появилось даже новое выражение to be Lerached, которое можно перевести примерно так: «быть отлераченным», то есть оказаться ответчиком у Лерака. На практике это означало оказаться перед необходимостью выдать несколько сотен тысяч документов и представить суду для допроса множество сотрудников своей компании в рамках рассмотрения иска клиентов Лерака на сотню миллионов долларов.

Все чаще руководители компаний приходили к выводу, что дешевле заключить досудебную сделку, хотя это и било по карману, но не так больно, как проигранный иск. В результате из так и не начавшейся битвы Лерак выходил с укрепившейся репутацией победителя (и пополненным счетом). В конечном итоге «фактор Лерака» стал в США просто частью стоимости ведения бизнеса, своего рода легализованным рэкетом. Менеджеры проигравших компаний тем более имели причины ненавидеть Лерака – они теряли огромные выходные пособия, порой переваливавшие за сотню миллионов долларов. Но, с точки зрения адвоката, это было лишь справедливым возмездием.

Вершины славы Лерак достиг в 2001 году, когда сумел выиграть иск у энергетической компании Enron (огромная организация с разветвленной структурой собственности, десятками тысяч сотрудников, шесть лет подряд – самая инновационная компания Америки). Лерак сделал из Enron символ корпоративного мошенничества, с которым он боролся все эти годы. Драматическая демонстрация прессе коробок с разрезанными документами компании стала не только завершающим ударом по разоренной компании, она потрясла Уолл-стрит и поставила в унизительное положение президента страны, потому что глава Enron Кен Лей был одним из магнатов, близких к Бушу-младшему.

Сам «Робин Гуд» не ограничивался моральным удовлетворением, так что многочисленные победы сделали его владельцем домов в Колорадо и на Гавайях, виллы в окрестностях Санта-Фе площадью в 930 кв. м, а позднее – поместья на берегу Тихого океана, площадь которого составляла 1490 кв. м. Сегодня его состояние оценивается в $900 млн.

Государство против Лерака

В конце 1990 годов Стивен Куперман, офтальмолог из Беверли Хиллз, осужденный за мошенничество со страхованием предметов искусства, предложил дать показания против фирмы Milberg Weiss в обмен на снижение срока. Он обещал рассказать о своей роли в исках о защите интересов акционеров, которые подавала фирма. Власти начали расследование. Но в 2004 году Лерак покинул Milberg Weiss, чтобы основать Lerach Coughlin Stoia Geller Rudman & Robbins.

Процесс, моментально ставший одним из самых громких в то время, начался в 2007 году. Обвинения против фирмы и ее партнеров были серьезные – это рэкет, мошенничество с использованием почты (mail fraud), подкуп, препятствование отправлению правосудия и дача заведомо ложных показаний. По мнению обвинения, схема была такой: истцы покупали ценные бумаги, которые, как предполагалось, должны упасть в цене, и становились таким образом законными истцами в рамках группового иска. В результате выигрыша процесса фирма платила истцам откаты. Сама компания проводила эти выплаты как премии за рекомендацию новых клиентов (referral fees) или как гонорары специалистам (professional fees).

18 сентября 2007 года Лерак признал себя виновным в препятствовании отправлению правосудия и даче ложных показаний под присягой. 11 февраля 2008 года он был приговорен к двум годам заключения, двум годам условного заключения, штрафу в размере $250 000 и 1000 часов общественных работ. 12 марта 2009 года он был лишен адвокатской лицензии в штате Калифорния. Через год, 8 марта 2010 года, он вышел на свободу.

После освобождения Лерак занимался преимущественно тем, что защищал свои предыдущие успехи. Выплату денег «ведущим» истцам он считал справедливой платой за многие месяцы жизни под сильнейшим давлением прессы и пристальным вниманием юристов корпорации, с которой они судились. «Согласно нашим представлениям, обычные люди заслуживали юристов столь же сильных, что есть у крупнейших корпораций, и столь же усердно борющихся за их интересы. Это мы стремились делать, как мне кажется, у нас хорошо получалось. Целью этих исков было получить компенсацию для жертв финансового беззакония. Если оставить ложную скромность, то я горжусь своей работой. Со временем эти иски стали своего рода профилактикой, а мне много раз говорили, что благодаря этим «лекциям» крупные менеджеры вели себя немножко лучше».

  • Право.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *