Убийство беременной

Шевченко Михаил Жоржевич

аспирант кафедры уголовного права Ставропольского государственного университета

(тел.: 89187808506)

Фактическая ошибка при совершении убийства женщины,

заведомо для виновного находящейся в состоянии

беременности

Аннотация

В статье рассматриваются отдельные проблемы квалификации преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ, при наличии субъективной ошибки. Анализируются различные позиции по данному вопросу приводится аргументация авторского подхода к решению указанной проблемы.

Ключевые слова: квалификация убийства, субъективная ошибка, неоконченное преступление, принцип вины.

Key words: murder’s qualification, subjective mistakes, unfinished crime, principle of guiltiness.

астной проблемой квалификации

Ч преступления при наличии фактической ошибки является ошибка при совершении убийства женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности. Данная ошибка нередко встречается в правоприменительной практике и вызывает серьезные затруднения при квалификации. Для начала рассмотрим, как она выглядит. Например, виновное лицо, убивает женщину, которая по его представлению является беременной, а фактически оказывается не беременной. Вот тут и возникает проблема квалификации содеянного.

Предлагалось квалифицировать

рассматриваемый случай по совокупности преступлений, предусмотренных статьями ч. 3 ст. 30, п. «г», ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 105 УК РФ, а именно как покушение на убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности и простое убийство . Данная позиция не выглядит обоснованной, поскольку согласно ст. 17 УК РФ под совокупностью понимается совершение двух и более преступлений, предусмотренных

различными статьями УК, следовательно, не может одно деяние являться одновременно покушением и оконченным преступлением. Кроме того, в данном случае при применении правил сложения наказаний, предусмотренных ч. 3 ст. 69 УК РФ в итоге получится, что убийство мнимо беременной женщины может повлечь более строгое наказание, чем оконченное убийство фактически беременной женщины.

В науке высказывалась также позиция рассматривать вышеописанное деяние как простое убийство (ч.1 ст. 105 УК РФ), то есть исходя из фактически наступившего результата . Однако в этом случае направленность умысла виновного, намеривавшегося совершить более опасное преступление, представляющее повышенную общественную опасность, не находит своего отражения в квалификации содеянного, что нарушает принцип вины.

Следует отметить, что в судебной практике встречались случаи квалификации подобного деяния как простого убийства по ч. 1 ст. 105 УК РФ (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. № 1). Данная позиция была обоснована тем, что умысел виновного на лишение жизни потерпевшей был полностью реализован и в

УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА результате его действий наступила смерть потерпевшей. Представляется, в рассмотренном случае Верховный Суд РФ занял ошибочную позицию и, соответственно, пришел к ошибочному выводу.

С.В. Бородин предложил при оценке рассматриваемых деяний квалифицировать содеянное только по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ . Данной позиция аргументируется тем, что лицо, совершающее преступление, предусмотренное п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ покушается не только на жизнь женщины, но и на жизнь еще не родившегося ребенка, что само по себе должно влечь более строгую ответственность. Тот факт что, женщина фактически не оказалась беременной, по мнению указанного автора не должно менять квалификации, поскольку в п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ говорится про убийство женщины заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, а не об убийстве фактически беременной женщины. Соответственно, для вменения п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ достаточно того, чтобы лицо, совершающее данное преступление осознавало, что женщина находится в состоянии беременности, то есть обладала теми качествами, которые влекут повышенную ответственность, а фактическое наличие или отсутствие беременности на момент совершения преступления значения не имеет.

По нашему мнению, предложенная точка зрения квалификации данного преступления является не верной. Она не соответствует принципу вины (ст. 5 УК РФ), игнорирует ч. 3 ст. 30 УК РФ, и не соответствует правилам квалификации. Ведь, например, если лицо стремится совершить кражу в крупном размере, а фактически совершает не в крупном, то действия виновного квалифицируются как покушение на кражу в крупном размере, исходя из умысла виновного.

Наконец, ряд специалистов предложили подобные случаи рассматривать как покушение на убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (ч. 3 ст. 30, п. «г», ч. 2 ст. 105) , поскольку согласно принципу вины, квалификация деяния должна осуществляться в соответствии с направленностью умысла. Однако в этом случае возникает вопрос об учете фактически причиненной смерти потерпевшей.

Все вышеизложенные варианты квалификации не совершенны и при выборе той, которую применить, надо исходить из общих правил квалификации преступлений. Из чего следует, что данное деяние необходимо рассматривать как

покушение на квалифицированное убийство (ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч.2 ст. 105 УК РФ), так как виновное лицо стремилось причинить смерть беременной женщине, но по независящим фактическим обстоятельствам умысел не был доведен до конца. Нам представляется, что покушение на квалифицирующий состав преступления убийства опаснее, чем простое убийство. Также в пользу данной точки зрения свидетельствует тот факт, что если умысел виновного направлен на совершение убийства, а фактически причиняется вред здоровью, действия виновного рассматриваются как покушение на убийство.

Таким образом, можно подвести следующий итог:

2) квалификация по ч. 1 ст. 105 УК РФ также не представляется нам верной, так как эта позиция не соответствует принципу вины, и не полностью отражается суть произошедшего.

3) квалификация по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ представляется не правильной, поскольку она не отражает в себе принцип вины и не соответствует общим правилам квалификации преступлений.

4)квалификация рассматриваемого преступления по ч. 3 ст. 30, п. «г», ч. 2 ст. 105 представляется верной вследствие того, что она основывается общих правилах квалификации, учитывает принцип вины и является наиболее справедливой.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таким образом, можно сделать вывод, что убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности при наличии в нем фактической ошибки (когда виновное лицо, убивает женщину, которая по его представлению является беременной, а фактически таковой не оказывается) согласно ч. 3 ст. 30 УК РФ должно рассматриваться как покушение на преступление, которое в свою очередь, в силу ч. 2 ст. 29 УК РФ относится к неоконченным преступлениям, следовательно, необходимо применять общее правило квалификации для неоконченных преступлений, которое указывает на применение ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 2 ст. 105, т.е. покушения на убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности.

1. Андреева Л.А. Квалификация убийств, совершенных при отягчающих обстоятельствах. СПб., 1998.

2. Бородин С.В. Преступления против

34-летнего жителя Новосибирска задержали по подозрению в убийстве 33-летней бывшей возлюбленной, которая находилась на восьмом месяце беременности, сообщает региональный Следственный комитет.

Реклама

По версии ведомства, трагедия произошла 27 января в одном из многоквартирных домов на улице Кирова Октябрьского района. В тот день злоумышленник поджидал бывшую сожительницу в подъезде дома, где она снимала квартиру.

Нападение засняла камера наблюдения, установленная на первом этаже — видео было опубликовано в соцсетях. На кадрах видно, как 33-летняя женщина заходит в подъезд с покупками в руках и вызывает лифт. В это время, держа в руках большой нож, к ней подходит подозреваемый.

Он перекрывает путь экс-возлюбленной и уводит ее в сторону – там спустя несколько секунд разговора мужчина наносит жертве многочисленные удары ножом. «Бил в живот, не щадя ребенка. Женщина была на 32-33 недели беременности», — рассказал источник в силовых структурах сайту kp.ru.

Женщина попыталась уйти от злоумышленника, однако он продолжал резать ее по животу и спине. Сибирячка еще несколько секунд старалась устоять на ногах – в это время кровь лилась на пол.

Потом она села на пол, что-то сказала бывшему сожителю, но в ответ он несколько раз ударил ее ногами по лицу, после чего убежал с места преступления.

Истекающую кровью женщину позже обнаружили в подъезде дети, рассказали ее соседи kp.ru. Она была еще в сознании — назвала свое имя и срок беременности, чтобы те сообщили о происшествии в скорую помощь и ребенка удалось спасти. Через некоторое время сибирячку госпитализировали — в больнице ее сердце остановилось.

Злоумышленник тем временем покинул город на попутной машине. По данным новосибирского СК, силовики задержали мужчину в Омске через сутки после трагедии – там он скрывался в одной из гостиниц. После этого злоумышленника вернули в родной город — на него завели дело по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ «Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности». В ближайшее время суд рассмотрит ходатайство об аресте.

Позже выяснилось, что злоумышленник и есть отец ребенка, которого носила погибшая, однако, как сообщили знакомые пары, мужчина сильно ревновал возлюбленную и даже подозревал, что женщина забеременела не от него. «Мы с ней особо не общались, но во дворе часто встречались. Во дворе ходят слухи, что там был какой-то любовный треугольник между ними», — рассказала бывшая соседка убитой сибирячки сайту kp.ru.

О том, что злоумышленник был вспыльчивым и ревнивым в отношениях с погибшей говорят судебные акты, оформленные на него. Так, мужчину уже штрафовали за оказание физического сопротивления в отношении полицейского и за вождение в нетрезвом виде, в результате которого произошло ДТП – в этот момент в автомобиле также находилась сибирячка. В суде она взяла вину на себя, заявив, что именно она находилась в момент аварии за рулем, однако судья не поверил женщине и лишил подозреваемого водительских прав.

Друзья погибшей объяснили, что несмотря на агрессивное поведение возлюбленного сибирячка его очень любила. «Мы бы никогда не могли подумать, что он сможет такое сотворить с Натальей! Да, он был вспыльчивым, агрессивным. Но у него все равно были какие-то рамки. Когда мы увидели видео, что он с ней делал, пришли в ужас!», — рассказала приятельница убитой kp.ru.

Однако незадолго до трагедии женщина не выдержала скандалов на почве ревности сожителя и съехала от него. «Он избил ее сильно. Она сказала, что заявит в полицию, собрала вещи и съехала от него.

Он обзванивал адвокатов, рассказывал, что поднял руку на нее из-за ревности, мол, изменяла. Причем, скандал у них этот был не первый. Они то сходились, то расходились», — сообщил знакомый пары.

Жители дома, где и произошла расправа над сибирячкой, подозревают, что здесь она скрывалась от своего экс-возлюбленного. «Даже не предполагаем, кто эта девушка. Она снимала квартиру, но, скорее всего, недолго. У нас жильцы меняются очень часто, тут много квартир посуточно сдается, всех не запомнишь. Возможно, она посуточно снимала», — предположила соседка погибшей.

Многоэтажный дом, куда переехала потерпевшая после расставания, считается в Новосибирске элитным – он оснащен видеокамерами, а на входе стоит будка с охраны. В связи с этим местные жители возмутились бездействием сотрудников ЧОП, в результате которого злоумышленник попал в подъезд.

«Убийца зашел во двор вместе с жильцом дома, который его не знал. Охранники не обратили на это внимание», — рассказал сосед 33-летней сибирячки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *