Судебная практика вексель

17.10.2011

Этим летом Высший Арбитражный Суд РФ поставил точку в вексельном споре, который тянулся с 2009 года. Президиум Высшего Арбитражного Суда Постановлением 16623/10 по делу № А40-120754/09-55-921 от 21 июня 2011 г. поправил нижестоящие суды, считавшие, что единственным законным основанием выдачи векселя является, по сути, только отношения займа и что вексель, выданный в качестве обеспечения обязательства третьего лица, не может быть оплачен.

До настоящего времени не существовало судебной практики высших судов РФ касательно юридической силы так называемых «дружеских» векселей (accommodation promissory notes), которые выдаются не в обмен на товар или деньги, а в качестве обеспечения. Соответственно, суды при рассмотрении данного дела исходили из подхода, что единственным юридически действительным основанием (каузой) выдачи векселей может быть только денежное обязательство самого векселедателя, то есть, заем (в том числе, по смыслу данного подхода, заем в виде отсрочки оплаты, которую должен произвести сам векселедатель).

Судами было установлено, что истец является законным векселедержателем 5 простых векселей, выданных индивидуальным предпринимателем – ответчиком третьему лицу. В день выдачи данные векселя были переданы третьим лицом истцу по индоссаменту с отметкой «валюта в залог». При наступлении сроков платежей векселя были предъявлены истцом векселедателю, но последним так и не были оплачены.

Отказывая в удовлетворении искового требования, суды квалифицировали названные векселя как выданные безосновательно, поскольку у векселедателя (ответчика) отсутствовали денежные обязательства перед третьим лицом (первым векселедержателем) и поскольку истец якобы знал о таких обстоятельствах.

Нижестоящие суды применили к спорным правоотношениям статьи 17, 19 Положения о переводном и простом векселе, введенного в действие Постановлением Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров СССР от 07.08.1937 № 104/1341 , указав на то, что отсутствие денежного предоставления векселедателю на момент выдачи векселя позволяет считать вексель выданным безосновательно, а действия истца должны квалифицироваться как совершенные с намерением причинить ущерб векселедателю.

Однако Высший Арбитражный Суд постановил, что такое толкование судами нормы статьи 17 указанного Положения является неправильным. Пунктом 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.12.2000 № 33/14 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей» разъяснено, что лицо, к которому предъявлен иск по векселю, вправе ссылаться на возражения, проистекающие из его личных отношений с законным векселедержателем, предъявившим данное исковое требование. Так, лицо, обязанное по векселю, освобождается от платежа, если докажет, что предъявивший требования кредитор знал или должен был знать в момент приобретения векселя о недействительности или об отсутствии обязательства, лежащего в основании выдачи (передачи) векселя, либо получил вексель в результате обмана или кражи, либо участвовал в обмане в отношении этого векселя или его краже, либо знал или должен был знать об этих обстоятельствах до или в момент приобретения векселя.
При этом Высший Арбитражный Суд согласился с доводом истца, что с точки зрения российского законодательства на отсутствие законного основания выдачи векселя должны указывать следующие обстоятельства: недействительность или отсутствие обязательства, лежащего в основании выдачи векселя; обманные действия со стороны держателя векселя.

На основании материалов дела Высший Арбитражный Суд установил, что ответчик неоднократно выдавал векселя компании — третьему лицу, генеральным директором и учредителем которого была супруга ответчика. Эти векселя далее передавались по залоговому индоссаменту истцу, поставлявшему компании – третьему лицу товар с рассрочкой платежа. Между третьим лицом и ответчиком было заключено соглашение, в силу которого последний выражал намерение предоставлять обеспечение по договорам, заключаемым этим обществом. Высший Арбитражный Суд оценил данные обстоятельства и пришел к выводу о том, что законным основанием выдачи указанных векселей являлась обеспечительная сделка, согласно которой ответчик принимал на себя обязательства отвечать перед истцом за исполнение третьим лицом обязательств по оплате полученных им товаров.

При этом Президиум указал, что закон не ограничивает основания выдачи векселя; само по себе отсутствие денежного или иного имущественного предоставления первым векселедержателем векселедателю в момент выдачи векселя не свидетельствует об отсутствии оснований для его выдачи и наличии обманных действий со стороны держателя векселя. В связи с чем нижестоящие суды неправомерно сделали вывод об отсутствии обязательства, лежащего в основании выдачи спорных векселей, так как волеизъявление векселедателя указывало на его намерение возложить на себя безусловное обязательство по их оплате в качестве гарантии оплаты по договорам купли-продажи.

Дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции для установления обеспеченной векселями подлежащей оплате суммы.

Указанное Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ имеет большое правовое и экономическое значение. Ошибочный подход нижестоящих судов к юридической квалификации векселей, выданных в обеспечение обязательства оплатить поставленный товар, нарушал права и законные интересы широкого круга участников хозяйственного оборота. Выдача векселя может служить хорошим способом обеспечения обязательств для малого и среднего бизнеса: за выдачу банковской гарантии необходимо платить, порой немало, а поручительство зависит от судьбы основного обязательства… Вексель же является безусловным обязательством уплатить, а его выдача ничего не стоит. Единственный риск для векселедержателя – это неплатежеспособность должника по векселю. Однако этот риск не устраним также в случае с поручительством и носит не столько юридический, сколько экономический характер.

Позиция Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросу «дружеских» векселей, выдаваемых в качестве обеспечения, будет интересна бизнесменам и юристам стран – участниц Конвенции «О Единообразном Законе о переводном и простом векселе» (Женева 07.06.1930), поскольку российский высший суд, по сути, дал свое толкование пункту 17 Единообразного закона о простом и переводном векселе, который совпадает с пунктом 17 действующего в России Положения о переводном и простом векселе, введенного в действие Постановлением Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров СССР от 07.08.1937 № 104/1341.

21 июня 2011 г. была оглашена резолютивная часть Постановления Президиума ВАС РФ; полный текст Постановления был опубликован в конце августа 2011 г.

Обзор практики по рассмотрению споров, связанных с оборотом векселей (утв. постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 14 мая 1999 г. N 7)

23 сентября 2016

Обзор
практики по рассмотрению споров, связанных с оборотом векселей
(утв. постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 14 мая 1999 г. N 7)

Пояснительная записка к обзору практики Федерального арбитражного суда Московского округа по рассмотрению споров, связанных с оборотом векселей

1.1. Для предъявления иска к векселедателю или к авалисту за векселедателя или акцептанта совершения протеста простого векселя в неплатеже не требуется

При рассмотрении спора о взыскании вексельной суммы ответчик указал на отсутствие протеста простого векселя в неплатеже, что исключает, по его мнению, привлечение авалиста к солидарной ответственности.

Суд не согласился с данным доводом, указав на следующее.

Статья 32 Положения о переводном и простом векселе устанавливает, что авалист отвечает так же, как и тот, за кого он дал аваль. При этом статья 47 Положения о переводном и простом векселе определила, что лицо, выдавшее вексель или поставившее на нем аваль, является солидарно обязанным перед векселедержателем. Векселедержатель имеет право предъявления иска ко всем этим лицам, к каждому в отдельности и ко всем вместе, не будучи принужден соблюдать при этом последовательность, в которой они обязались.

В силу статьи 53 Положения о переводном и простом векселе для предъявления иска как к авалисту, так и к векселедателю совершения протеста векселя в неплатеже не требуется.

Кроме того, непредъявление векселя к платежу в предусмотренный срок не освобождает векселедателя от обязанности проведения выплат по простому векселю при предъявлении иска в течение установленного срока давности.

1.2. Дата предъявления векселя к платежу в пределах срока, предусмотренного статьей 34 Положения о переводном и простом векселе, имеет значение лишь в случае заявления требования о взыскании процентов и пени, но не влияет на требование о взыскании вексельной суммы.

При рассмотрении спора о взыскании вексельной суммы ответчик указал на отсутствие даты в требовании истца об оплате векселя.

Суд не согласился с данным доводом, указав на следующее.

В соответствии с Положением о переводном и простом векселе векселедатель обязан уплатить вексельную сумму по требованию векселедержателя. Поскольку такое требование истцом было заявлено, у ответчика возникла обязанность по оплате вексельной суммы. В силу ее неисполнения иск подлежал удовлетворению.

Вопрос о дате заявления требования об оплате векселя имеет значение лишь для исчисления установленных статьей 48 Положения о переводном и простом векселе процентов и пени, подлежащих взысканию, но не влияет на требование о взыскании самой вексельной суммы.

1.3. Отсутствие протеста векселя в неплатеже, совершенного нотариусом, исключает удовлетворение исковых требований за счет индоссантов.

Ответчик не согласился с решением суда о взыскании с него как с индоссанта вексельной суммы. В обоснование жалобы он указал на отсутствие протеста векселя в неплатеже, что исключает в отношении него возможность удовлетворения исковых требований.

Кассационная инстанция согласилась с доводом заявителя, указав на следующее. Из статей 53 и 78 Положения о переводном и простом векселе следует, что условием осуществления векселедержателем своего права на иск против обязанных по векселю лиц, за исключением акцептанта по переводному векселю и векселедателя по простому векселю, является нотариальный протест векселя в неплатеже.

В рассмотренном деле протест векселя в неплатеже отсутствует.

При таких обстоятельствах у суда нет правовых оснований для взыскания с заявителя как индоссанта солидарно с векселедателем вексельной суммы. В иске к индоссанту отказано.

1.4. При неоплате векселя проценты и пени подлежат начислению не с момента совершения протеста векселя в неплатеже, а со дня срока платежа.

Истцом заявлено требование о взыскании пени и процентов за период со дня платежа по день рассмотрения дела в суде. Суд первой инстанции частично удовлетворил исковые требования, взыскав пени и проценты за период со дня совершения протеста векселя в неплатеже по день рассмотрения дела в суде.

Суд кассационной инстанции изменил судебный акт, удовлетворив заявленный иск. В обоснование своего решения суд кассационной инстанции указал на статью 48 (пункты 2 и 4) Положения о переводном и простом векселе, в соответствии с которой проценты и пеня исчисляются со дня срока платежа.

1.5. Право регресса по векселю ограничено временным периодом, пропуск которого лишает участника вексельных правоотношений возможности получить удовлетворение по векселю.

Истец обратился в суд с иском о взыскании с ответчика в порядке регресса суммы оплаченного простого векселя.

Решением арбитражного суда в иске отказано. Истец, не согласившись с принятым решением, подал на него кассационную жалобу.

Федеральный арбитражный суд оставил решение суда первой инстанции в силе, указав следующее. В соответствии со статьей 70 Положения о переводном и простом векселе исковые требования индоссантов друг к другу погашаются истечением шести месяцев считая со дня, в который индоссант оплатил вексель, или со дня предъявления к нему иска. Этот срок является пресекательным и погашает вексельное обязательство.

При принятии решения суд правильно исходил из того, что указанная норма предусматривает две даты отсчета шестимесячной давности для индоссантов по требованиям друг к другу: дату добровольной оплаты векселя (его выкуп) и дату предъявления к нему иска, то есть дату, когда индоссант станет ответчиком по иску одного из кредиторов.

Истец предъявил иск к предыдущему индоссанту за пределами шестимесячного срока, в связи с чем в иске отказано обоснованно.

1.6. Имущественные права на основании поддельной передаточной надписи не переходят, а лицо, получившее права по векселю на основании такой надписи, является недобросовестным приобретателем.

Иск заявлен о взыскании убытков, возникших в связи с отказом векселедателя оплатить вексель. В обоснование права требования истец указал на то, что он является векселедержателем по непрерывному ряду индоссаментов.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленный иск на основании части 2 статьи 16 Положения о переводном и простом векселе, в соответствии с которой недобросовестность приобретения векселей должен доказывать векселедатель.

Суд апелляционной инстанции отменил судебный акт и в иске отказал, поскольку лицо, основывающее свое право на непрерывном ряде индоссаментов, обязано возвратить вексель его предыдущему держателю, если вексель приобретен недобросовестно или его приобретение связано с грубой неосторожностью.

Суд кассационной инстанции оставил постановление апелляционной инстанции в силе. Материалами дела подтверждена осведомленность истца о неправомерном выбытии векселя из владения второго индоссанта.

Решением арбитражного суда установлен факт правомерного приобретения векселя вторым индоссантом, а также поддельный характер передаточной надписи, на основании которой передача прав по векселю третьему индоссанту не произошла. В связи с этими обстоятельствами платеж по векселю ответчиком второму индоссанту произведен правомерно.

При таких условиях объективно принадлежащее истцу имущественное право нарушено, но не действиями векселедателя, а действиями лица, у которого истцом был приобретен спорный вексель (третий индоссант). Отсутствие причинно-следственной связи между нарушенным гражданским правом истца и действиями ответчика послужило основанием к отказу в иске.

1.7. Приобретение по договору купли-продажи поддельного векселя является основанием для расторжения договора и взыскания убытков по нормам не вексельного, а гражданского права.

Истцом заявлен иск о расторжении договора и взыскании убытков. В обоснование требований истец указал на передачу ему по договору поддельных векселей.

Суд иск удовлетворил, указав на следующее.

Иск основан на существенных нарушениях условий договора. Поэтому статья 75 Положения о переводном и простом векселе, согласно которой поддельность векселя не означает его ничтожности, не может быть применена, поскольку требования не основаны на вексельном иске к векселедателю или индоссантам. В данном случае подлежат применению нормы гражданского, а не вексельного права.

В рассматриваемом споре произошло существенное нарушение условий договора, поскольку истец, уплатив денежные средства за вексель, не приобрел прав по нему, не стал законным держателем векселя.

1.8. Прерванность ряда индоссаментов по причине отсутствия подписи индоссанта свидетельствует об отсутствии у истца права требования по векселю.

Истцом заявлен иск о взыскании вексельной суммы солидарно с векселедателя и индоссантов.

Суд первой инстанции отказал в иске на основании статей 11, 13, 16, 77 Положения о переводном и простом векселе в связи с отсутствием у истца права требования по векселю по причине прерванности ряда индоссаментов из-за отсутствия подписи индоссанта при совершении второй передаточной надписи. При таких обстоятельствах истец не может рассматриваться как законный векселедержатель.

Истец в обоснование кассационной жалобы указал на то, что второй индоссант готов подтвердить индоссирование и устранить недочеты путем проставления подписи.

Суд кассационной инстанции оставил в силе указанный судебный акт, указав на следующее.

По смыслу статьи 13 Положения о переводном и простом векселе индоссамент обязательно должен содержать подпись индоссанта и при ее отсутствии считается несделанным.

Восполнение недостающих реквизитов индоссамента в последующем вексельным законодательством не предусмотрено.

Вместе с тем учитывая, что на момент обращения с кассационной жалобой подпись индоссамента на векселе совершена, суд кассационной инстанции применил статью 20 Положения о переводном и простом векселе исходя из того, что данный индоссамент учинен после совершения протеста векселя в неплатеже, что доказано материалами дела и не оспаривается истцом.

Следовательно, он не рассматривается в качестве индоссамента, а имеет последствия обыкновенной цессии. В данном случае передаточная надпись, имеющая форму индоссамента, не влечет правовых последствий, предусмотренных вексельным законодательством при передаче векселя посредством индоссамента, и, следовательно, у векселедержателя отсутствует право требования по заявленному в иске основанию.

1.9. Иск о взыскании вексельной суммы должен быть предъявлен не по месту исполнения договора, а по месту нахождения ответчика, поскольку вексель договором не является.

Истец обратился в арбитражный суд с иском о взыскании вексельной суммы. Определением арбитражного суда исковое заявление возвращено истцу по основанию, установленному пунктом 3 части 1 статьи 108 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации* за неподсудностью дела данному арбитражному суду, так как ответчик имеет юридический адрес в ином субъекте Российской Федерации.

Истец обратился в кассационной суд с жалобой на указанное определение с просьбой о его отмене в связи с неправильным применением нормы процессуального права, а именно пункта 4 статьи 26 АПК РФ.

Федеральный арбитражный суд оставил определение суда первой инстанции без изменения, указав следующее.

Согласно пункта 4 статьи 26 АПК РФ иск, вытекающий из договора, в котором указано место исполнения, может быть предъявлен по месту исполнения договора.

Вексель отнесен статьей 143 Гражданского кодекса Российской Федерации** к ценным бумагам. Из статьи 75 Положения о простом и переводном векселе следует, что простой вексель есть простое и ничем не обусловленное денежное обязательство уплатить определенную сумму в обусловленный срок. Основанием возникновения вексельных правоотношений является односторонняя сделка.

При указанных обстоятельствах иск подлежит предъявлению по месту нахождения ответчика.

1.10. Подписание векселя лицом с превышением полномочий не влечет недействительности векселя.

Истец обратился в суд с иском о признании недействительными векселей. В обоснование заявленного требования истец указал на то, что лицо, подписавшее векселя, превысило свои полномочия.

Арбитражным судом первой инстанции в иске отказано, поскольку векселя по форме и содержанию соответствовали пункту 75 Положения о переводном и простом векселе.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменений.

Федеральный арбитражный суд Московского округа принятые по делу судебные акты также оставил без изменения.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, рассмотрев протест заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, отменил все состоявшиеся по делу судебные акты и принял новое постановление, отказал в иске, мотивируя свой отказ следующими обстоятельствами.

С момента выдачи векселей действия участников вексельного оборота регламентируется нормами вексельного права.

То обстоятельство, что векселя подписаны лицом с превышением своих полномочий, не влечет за собой по вексельному законодательству недействительности векселей, в связи с чем оно не подлежало оценке судом при рассмотрении требования о признании недействительными выданных векселей.

При рассмотрении спора истец вправе доказывать недобросовестность векселедержателя (приобретение векселя в результате противоправных действий; действий, направленных на причинение ущерба должнику, и т.п.), а также ставить вопрос о недействительности сделки, связывающей стороны, послужившей поводом для выдачи векселей, в том числе и по основаниям, предусмотренным статьей 174 ГК РФ.

1.11. В силу дефекта формы не может рассматриваться как вексель документ, содержащий условие оплаты указанной в нем суммы только продукцией.

Истец обратился в суд с иском о взыскании вексельной суммы. Решением суда первой инстанции, оставленным в силе постановлением апелляционной инстанции, в иске отказано.

Кассационная инстанция состоявшиеся судебные акты отменила, иск удовлетворила.

Высший Арбитражный Суд РФ отменил постановление кассационной инстанции.

Из материалов дела следует, что истец посредством индоссамента приобрел простой вексель, по которому ответчик обязался уплатить указанную в нем сумму только шинной продукцией.

Данное условие включено в текст бланка векселя и расположено перед подписью лица, выдавшего вексель.

Принимая постановление, суд кассационной инстанции исходил из того, что иск заявлен на основании документа, обозначенного как простой вексель, содержащего все обязательные для простого векселя сведения, а включение в документ условия о погашении задолженности не в денежной форме следует считать ненаписанным. Однако такой вывод нельзя признать правомерным.

Согласно статье 75 Положения о переводном и простом векселе вексель удостоверяет простое и ничем не обусловленное обещание уплатить определенную сумму, причем ценная бумага является строго формальным документом, содержащим исчерпывающий перечень реквизитов.

Излишние сведения, включенные в вексельный текст и обусловливающие предложение уплатить вексельную сумму, несовместимы с природой векселя.

В данном случае содержащаяся пометка об оплате векселя только шинной продукцией удостоверяет не денежное обязательство, а обязательство по передаче шинной продукции на определенную сумму.

При таких условиях документ, представленный истцом и названный им векселем, следует рассматривать как долговое письменное обязательство, а правоотношения сторон в этом случае регулируются нормами гражданского права.

Следовательно, суд первой инстанции обоснованно не признал спорный документ векселем ввиду дефекта формы.

Пояснительная записка
к обзору практики Федерального арбитражного суда Московского округа по рассмотрению споров, связанных с оборотом векселей

Отделом обобщения судебной практики, учета и статистики на основании Плана работы Федерального арбитражного суда Московского округа на первое полугодие 1999 года и в соответствии с программой обобщения было проанализировано 54 кассационных производства по делам, связанным с оборотом векселей, рассмотренным в 1998 году. Дополнительно выборочно изучено несколько постановлений, представляющих интерес для целей обобщения и принятых Федеральным арбитражным судом Московского округа в январе 1999 года.

Результаты рассмотрения в 1998 году кассационных жалоб по делам, возникшим из вексельных правоотношений, представлены в таблице:

/————————————————————————\ |Результаты рассмотрения|Количество дел|Процент от количества| | кассационных жалоб | | рассмотренных дел | |————————+—————+———————————| |Оставлено без изменения| 28 | 51,9% | |————————+—————+———————————| |Отменено | 15 | 27,8% | | |—————+———————————| |из них: | | | |- передано на новое| | | |рассмотрение | 8 | 53,3% | |- принято новое решение| 7 | 46,7% | |————————+—————+———————————| |Изменено | 11 | 20,3% | |————————+—————+———————————| |Всего: | 54 | 100% | \————————————————————————/

В 1998 году Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации было отменено два постановления Федерального арбитражного суда Московского округа по делам, связанным с оборотом векселей: по делу КГ-А40/2109-97 (судьи Новоселов А.Л., Балахничева Р.Г., Стрельников А.И.) — оставлены в силе судебные акты первой и апелляционной инстанций, по делу КГ-А40/89-98 (судьи Стрельников А.И., Балахничева Р.Г., Новоселов А.Л.) — отменены все состоявшиеся по делу судебные акты об отказе в иске, в иске отказано по другому, в сравнении с изложенным в отмененным в отмененных судебных актах, основанию.

Более 50 процентов принятых решений по изученной категории дел подверглись в той или иной форме изменениям, что свидетельствует об определенных сложностях, с которыми сталкиваются судьи по делам, связанным с использованием векселя в хозяйственном обороте.

Анализ рассмотренных дел свидетельствует о том, что судьи в целом правильно применяют вексельное и гражданское законодательство в этой части.

В практике Федерального Арбитражного суда Московского округа по рассмотрению споров, возникающих из вексельных правоотношений преобладают иски о взыскании вексельных сумм, процентов и пени за просрочку платежа, а также издержек по протесту векселя в неплатеже.

Большинство дел, связанных с оборотом векселя, рассматривается в третьем судебном составе. При рассмотрении дел данной категории основные сложности связаны с применением вексельного законодательства, касающегося формы векселя, о чем свидетельствуют постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

В настоящее время Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации решен вопрос о практике применения арбитражными судами ст.34 Положения о переводном и простом векселе.

По векселю сроком по предъявлении платеж должен быть совершен непосредственно в день его предъявления и, следовательно, при осуществлении платежа в день, следующий за днем предъявления, имеет место просрочка в оплате. В этом случае за один день просрочки начисляются проценты в соответствии со ст.48 Положения.

Такая позиция основана на ст.34 Положения, где указано об оплате такого векселя при его предъявлении. Правила исчисления сроков, содержащиеся в ст.ст.191 — 194 Гражданского кодекса Российской Федерации, в этом случае не применяются, поскольку речь идет о конкретной дате, а не о временном периоде.

Вексель — ценная бумага, разновидность долгового обязательства, составленная в строго определенной форме, дающая бесспорное право требовать уплаты обозначенной в векселе суммы по истечении срока, на который он выписан.

Вексель представляет собой строго формальный документ, отсутствие любого из обязательных реквизитов которого делает его недействительным с точки зрения дефекта формы.

Вексель — безусловное денежное обязательство, так как приказ его оплатить не может быть ограничен никакими условиями. Кроме того, вексель — абстрактное обязательство, поскольку в тексте векселя не допускаются никакие ссылки на основание его выдачи.

Предметом вексельного обязательства могут быть только деньги.

С момента выдачи векселя действия участников вексельного оборота регламентируются специальными нормами вексельного права.

Основные положения практики, сформированной Федеральным арбитражным судом Московского округа, изложены в прилагаемом обзоре.

—————————————

* Здесь и далее — АПК РФ.

** Здесь и далее — ГК РФ.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Если судом будет установлено, что обеспеченное авалем обязательство по векселю недействительно ввиду дефекта формы, то обязательство авалиста также признается недействительным. В этом случае к авалисту не может быть предъявлено требование в порядке, предусмотренном нормами гражданского законодательства, как поручителя или гаранта

13 января 2016 года Судебная палата по хозяйственным делам Верховного Суда Украины, рассмотрев в открытом судебном заседании заявление частного предприятия «Ю» (ЧП «Ю») о пересмотре Верховным Судом Украины постановления Высшего хозяйственного суда Украины от 19 августа 2015 года по делу по иску частного предприятия «А» (ЧП «А») в лице ликвидатора — арбитражного управляющего Л. к частному предприятию «Е» (ЧП «Е»), ЧП «Ю», третьи лица: физическое лицо — предприниматель К. (ФЛП К.), общество с ограниченной ответственностью «В», о признании авалей недействительными, установила следующее.

Субъект права на обращение в Верховный Суд Украины в заявлении поднимает вопрос о пересмотре постановления Высшего хозяйственного суда Украины от 19 августа 2015 года по делу № 922/5094/14 на основаниях, предусмотренных пунктами 1, 3 части 1 статьи 11116 Хозяйственного процессуального кодекса (ХПК) Украины, и просит отменить все вынесенные по делу судебные решения и принять новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказать.

В заявлении о пересмотре постановления ЧП «Ю» ссылается на неодинаковое применение судом кассационной инстанции положений статей 234, 261, 267, 558 Гражданского кодекса (ГК) Украины, статей 30–32 Унифицированного закона о переводных векселях и простых векселях, вследствие чего, по мнению заявителя, были приняты разные по содержанию судебные решения в подобных правоотношениях.

В обоснование заявления ЧП «Ю» предоставило копии постановлений Высшего хозяйственного суда Украины от 2 апреля 2013 года по делу № 5013/574/12, от 4 декабря 2013 года по делу № 5006/15/116пд/2012, от 7 августа 2012 года по делу № 5006/13/23/2012, от 30 июня 2015 года по делу № 922/4602/14, от 8 октября 2013 года по делу № 908/1131/13, копии постановлений Верховного Суда Украины от 19 августа 2014 года по делу № 5013/492/12 (3-59гс14), от 2 января 2015 года по делу № 6-197цс14.

ЧП «В» и ФЛП К. не воспользовались правом на участие их представителей в судебном заседании.

Заслушав судью-докладчика, пояснения представителей ЧП «Ю», ЧП «Е», ЧП «А», проверив изложенные субъектом обращения обстоятельства, Судебная палата по хозяйственным делам Верховного Суда Украины считает, что заявление подлежит частичному удовлетворению на таких основаниях.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций в пределах предоставленных им процессуальным законом полномочий, предметом иска по делу № 922/5094/14 является признание недействительными авалей, совершенных ЧП «А» на шести переводных векселях на общую сумму 12 270 786,54 грн, и признание недействительными обязательств по этим авалям.

Исковые требования обоснованы тем, что авалирование ЧП «А» векселей было направлено на создание искусственной кредиторской задолженности для увеличения количества голосов в процедуре банкротства истца, предприятие не ставило перед собой цели осуществлять оплату по авалированным им векселям, поскольку, по данным финансовой отчетности, на протяжении 2008–2010 годов деятельность предприятия была убыточной, и оно не имело никакой возможности исполнить соответствующие обязательства, поэтому сделки по авалированию векселей являются фиктивными, не направленными на наступление правового результата, обусловленного ими, и подлежат признанию недействительными.

Решением Хозяйственного суда Харьковской области от 19 января 2015 года, оставленным без изменений постановлением Харьковского апелляционного хозяйственного суда от 14 апреля 2015 года, исковые требования удовлетворены частично. Признаны недействительными авали, совершенные ЧП «А» на общую сумму 12 270 786,54 грн на шести переводных векселях. В удовлетворении исковых требований о признании недействительными обязательств по авалям отказано.

Постановлением Высшего хозяйственного суда Украины от 19 августа 2015 года указанные судебные решения оставлены без изменений.

Высший хозяйственный суд Украины, ссылаясь на положения Унифицированного закона о переводных векселях и простых векселях, Законов Украины «Об обращении векселей на Украине» и «О ценных бумагах и фондовом рынке», статей 203, 215, 234 ГК Украины, согласился с выводами судов предыдущих инстанций о том, что ЧП «А» не ставило перед собой цели осуществлять оплату по авалированным им векселям, поскольку на момент авалирования векселей предприятие находилось в состоянии стойкой финансовой неплатежеспособности и не имело возможности исполнять обязательства по авалям, совершенным на векселях.

Таким образом, суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что оспариваемые авали совершены без намерения создания реальных правовых последствий, обусловленных этими сделками, то есть без цели и возможности реального исполнения авалистом взятых на себя обязанностей, направлены исключительно на создание искусственной задолженности у ЧП «А» перед другими лицами и безосновательное создание доминирующего кредитора в процедуре банкротства, в связи с чем эти авали являются фиктивными и правомерно признаны судами недействительными.

В постановлениях от 2 апреля 2013 года по делу № 5013/574/12, от 4 декабря 2013 года по делу № 5006/15/116пд/2012, от 7 августа 2012 года по делу № 5006/13/23/2012 Высший хозяйственный суд Украины, по мнению заявителя, пришел к противоположному выводу относительно применения положений статьи 234 ГК Украины при рассмотрении аналогичных споров и отметил, что частичное исполнение сторонами условий договора купли-продажи векселей не является основанием считать такой договор фиктивным.

Прекращая производство по делу № 922/4602/14 по иску частного предприятия в лице ликвидатора о признании обязательств по авалям недействительными, Высший хозяйственный суд Украины исходил из того, что споры о признании недействительными договоров с участием должника, если такие сделки непосредственно связаны с производством по делу о банкротстве (формирование ликвидационной массы должника, рассмотрение кредиторских требований должника и др.), решаются в рамках производства по делу о банкротстве.

Высший хозяйственный суд Украины, оставляя без изменений решения судов предыдущих инстанций об отказе в удовлетворении исковых требований в связи с пропуском срока исковой давности по делу № 908/1131/13, отклонил ссылку истца на то, что течение срока исковой давности начинается с момента обнаружения управляющим санацией дебиторской задолженности в рамках дела о банкротстве истца, и указал, что начало течения такого срока установлено законом и не может быть изменено сторонами, а исковое требование заявляется о защите прав именно юридического лица, а не прав его руководителя.

В постановлении Верховного Суда Украины от 19 августа 2014 года по делу № 5013/492/12 (3-59гс14) изложен правовой вывод о том, что течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или могло узнать о нарушении своего права или о лице, которое его нарушило (часть 1 статьи 261 ГК Украины).

Частью 7 статьи 261 ГК предусмотрено, что исключения из правила части 1 настоящей статьи могут быть установлены законом.

Законом Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» от 14 мая 1992 года № 2343-ХІІ (в редакции, действующей на момент возникновения спорных правоотношений) специальные нормы об исковой давности (в том числе для обращения в суд арбитражного управляющего с заявлением о признании недействительными сделок должника) не установлены, следовательно, к этим правоотношениям применяются общие нормы исковой давности.

В постановлении Верховного Суда Украины от 21 января 2015 года по делу № 6-197цс14 изложен правовой вывод о том, что для признания сделки фиктивной необходимо установить наличие умысла всех сторон сделки. В случае если во исполнение сделки было передано имущество, такая сделка не может быть квалифицирована как фиктивная. Истец, который обращается в суд с иском о признании сделки фиктивной, должен доказать суду отсутствие у участников сделки намерения создать юридические последствия.

Изложенное свидетельствует о неодинаковом применении одних и тех же норм материального права судом кассационной инстанции, повлекшем принятие разных по содержанию судебных решений в подобных правоотношениях, а также о несоответствии судебного решения суда кассационной инстанции изложенному в постановлении Верховного Суда Украины выводу о применении в подобных правоотношениях норм материального права.

Обеспечивая единство судебной практики в применении норм материального права, о которых говорится в заявлении, Верховный Суд Украины исходит из следующего.

Отношения, связанные с обращением векселей на Украине, регулируются, в частности, Конвенцией, которой введен Унифицированный закон о переводных векселях и простых векселях, Законами Украины «Об обращении векселей на Украине» и «О ценных бумагах и фондовом рынке».

Так, в соответствии со статьей 14 Закона Украины «О ценных бумагах и фондовом рынке» вексель — это ценная бумага, удостоверяющая безусловное денежное обязательство векселедателя или его приказ третьему лицу уплатить после наступления срока платежа определенную сумму собственнику векселя (векселедержателю). Векселя могут быть простые или переводные и существуют исключительно в документарной форме. Особенности выдачи и обращения векселей, осуществления операций с векселями, погашения вексельных обязательств и взыскания по векселям определяются законом.

Согласно определению терминов, изложенному в Положении о порядке осуществления банками операций с векселями в национальной валюте на территории Украины, утвержденном постановлением правления Национального банка Украины 16 декабря 2002 года № 508, аваль — это вексельное поручительство, по которому лицо (авалист), его осуществляющее, берет на себя ответственность перед собственником векселя за выполнение векселедателем, акцептантом или индоссантом обязательств относительно оплаты этого векселя. Аваль выражается словами «считать авалем» или другой равнозначной формулировкой, оформляется на векселе или на аллонже, подписывается авалистом.

Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что 25 декабря 2009 года ЧП «В» выдало шесть переводных векселей на общую сумму 12 270 786,54 грн:

1) * на сумму 7 530 786,54 грн; первый векселедержатель — ФЛП К.; плательщик (трассат, акцептант) — ЧП «Е»; оплата — по предъявлению, без протеста, но не ранее 31 декабря 2056 года;

2) ** на сумму 2 100 000,00 грн; первый векселедержатель — ФЛП К.; плательщик (трассат, акцептант) — ЧП «Е»; оплата — по предъявлению, без протеста, но не ранее 31 декабря 2033 года;

31 мая 2010 года между ФЛП К. (продавец), закрытым акционерным обществом инвестиционной компанией «О» (торговец) и ЧП «Ю» (покупатель) заключен договор купли-продажи векселей № *******, по условиям которого ЧП «Ю» приобрело, в ­частности, шесть переводных векселей на общую сумму 12 270 786,54 грн и статус их держателя.

Согласно акту приема-передачи векселей от 31 мая 2010 года, указанные ценные бумаги переданы продавцом и приняты покупателем без возражений.

На этих векселях ЧП «А» и частное предприятие «М» (ЧП «М») (запись о государственной регистрации прекращения юридического лица от 6 октября 2014 года) как авалисты совершили авали путем указания на каждом переводном векселе: «Как авалист за ЧП «Е».

Обращаясь в суд с иском о признании указанных авалей недействительными, ЧП «А» в лице ликвидатора — арбитражного управляющего Л. сослалось на фиктивность этих сделок, что является основанием для признания их недействительными.

Признав исковые требования в этой части обоснованными, суды всех инстанций пришли к выводу о наличии правовых оснований для признания оспариваемых авалей недействительными.

Однако с такими выводами суда согласиться нельзя.

Вексельные сделки (в частности относительно выдачи, акцептования, индоссирования, авалирования и оплаты векселя) регулируются как нормами специального вексельного законодательства, так и общими нормами гражданского законодательства о сделках и обязательствах, а поэтому при отсутствии специальных норм в вексельном законодательстве к вексельным сделкам применяются общие нормы ГК Украины с учетом их особенностей.

Вместе с тем следует отметить, что аваль, действительность которого оспаривается в рассматриваемом деле, по своей правовой природе является вексельным поручительством, правовое регулирование которого осуществляется специальными нормами Унифицированного закона о переводных векселях и простых векселях, поскольку эти обязательства, в отличие от поручительства и гарантии, имеют особый характер касательно участников этих отношений, порядка совершения и исполнения, оснований и сроков предъявления требований.

Согласно статье 32 Унифицированного закона о переводных векселях и простых векселях авалист несет такую же ответственность, что и лицо, обязательства которого он обеспечил. Его обязательство является действительным даже в том случае, если то обязательство, которое он обеспечивал, окажется недействительным по любой другой причине, кроме дефекта формы.

Следовательно, если судом будет установлено, что обеспеченное авалем обязательство по векселю недействительно ввиду дефекта формы, то обязательство авалиста также признается недействительным. В этом случае к авалисту не может быть предъявлено требование в порядке, предусмотренном нормами гражданского законодательства, как поручителя или гаранта.

В судебных решениях суды всех инстанций сослались на фиктивность односторонней сделки по авалированию векселей как на основание для признания оспариваемых авалей недействительными, однако вопреки вышеприведенным нормам специального закона не установили и не указали в решении на наличие или отсутствие дефекта формы векселей, обязательства по которым обеспечены вексельным поручительством, что является необходимым условием для правильного решения спора.

Вместе с тем судами установлено, что решением Хозяйственного суда Харьковской области от 30 июля 2010 года по делу № 15/223-10 удовлетворены исковые требования ЧП «Ю» о взыскании солидарно с ЧП «А», ЧП «Е», ЧП «М» 218 940 000,00 грн задолженности по векселям, в том числе по шести переводным векселям, которые являются предметом иска в рассматриваемом деле, по мотивам доказанности исковых требований и неотрицания ответчиками задолженности перед истцом как держателем векселей.

Однако судами при разрешении рассматриваемого дела не дана надлежащая правовая оценка указанным обстоятельствам с учетом того, что законный векселедержатель не обязан доказывать наличие и действительность своих прав по векселю, они считаются существующими и действительными, а доказательство обратного — обязанность лица, которому предъявлено требование по векселю.

Кроме того, судами установлено, что определением Хозяйственного суда Харьковской области от 14 июня 2010 года открыто производство по делу № Б-39/72-10 о банкротстве ООО «А».

Постановлением Хозяйственного суда Харьковской области от 23 января 2012 года ЧП «А» признано банкротом и открыта ликвидационная процедура, а определением этого же суда от 10 мая 2012 года ликвидатором ЧП «А» назначен арбитражный управляющий Л., который в ноябре 2014 года обратился в суд с иском о признании авалей недействительными по рассматриваемому делу.

Решая вопрос о соблюдении истцом срока исковой давности при обращении в суд с соответствующим иском, суды первой и апелляционной инстанций, ссылаясь на особый статус арбитражного управляющего в деле о банкротстве, пришли к выводу, что течение исковой давности начинается со дня, когда ликвидатор ЧП «А» узнал о нарушении права должника.

Однако такой вывод не основывается на требованиях действующего законодательства.

Согласно статье 257 ГК Украины, исковая давность устанавливается продолжительностью в три года. Для отдельных видов требований законом может устанавливаться специальная исковая давность: сокращенная или более продолжительная по сравнению с общей исковой давностью (часть 1 статьи 258 ГК Украины). В то же время законодатель не допускает изменения порядка исчисления исковой давности, установленного императивными нормами статей 253–255 ГК Украины.

Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или могло узнать о нарушении своего права или о лице, которое его нарушило (часть 1 статьи 261 ГК Украины).

Статьей 92 ГК Украины установлено, что действия органа или лица, которое в соответствии с учредительными документами юридического лица или закона выступает от его имени, в отношениях с третьими лицами рассматриваются как действия самого юридического лица.

Следовательно, для юридического лица как стороны сделки (договора) днем начала течения срока исковой давности следует считать день совершения сделки (заключения договора), поскольку он совпадает с днем, когда лицо узнало или могло узнать о нарушении своего права.

Частью 7 статьи 261 ГК предусмотрено, что исключения из правила части 1 настоящей статьи могут быть установлены законом.

Законом Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) специальные нормы об исковой давности (в том числе для обращения в суд арбитражного управляющего с заявлением о признании недействительными сделок должника) не установлены.

Таким образом, суды всех инстанций пришли к ошибочному выводу, что начало течения срока исковой давности начинается со дня, когда именно арбитражный управляющий в деле о банкротстве узнал об оспариваемых сделках, и неправильно применили нормы материального права.

Общими требованиями процессуального права, закрепленными в статьях 32–34, 43, 82, 84 ХПК Украины, определена обязательность установления судом при разрешении спора обстоятельств, имеющих значение для дела, предоставления им юридической оценки, а также оценки всех доказательств, из которых суд исходил при разрешении иска. Без выполнения этих процессуальных действий принять законное и обоснованное решение по делу невозможно.

Согласно статье 11123 ХПК Украины, Верховный Суд Украины рассматривает дела по правилам пересмотра судебных решений в кассационном порядке, поэтому не может устанавливать обстоятельства дела, собирать, проверять доказательства и давать им оценку.

Поскольку хозяйственными судами предыдущих инстанций указанные фактические обстоятельства по делу не установлены, а отсутствие у Верховного Суда Украины процессуальной возможности выяснить действительные обстоятельства дела препятствует принятию нового решения, то дело следует передать на рассмотрение суда первой инстанции в соответствии с подпунктом «а» пункта 1 части 2 статьи 11125 ХПК Украины.

С учетом изложенного заявление ЧП «Ю» подлежит частичному удовлетворению, а принятые по делу судебные решения — отмене с передачей дела на рассмотрение в Хозяйственный суд Харьковской области.

Руководствуясь статьями 11114, 11123, 11124, 11125 Хозяйственного процессуального кодекса Украины, Судебная палата по хозяйственным делам Верховного Суда Украины постановила:

— заявление частного предприятия «Ю» удовлетворить частично;

— постановление Высшего хозяйственного суда Украины от 19 августа 2015 года, постановление Харьковского апелляционного хозяйственного суда от 14 апреля 2015 года и решение Хозяйственного суда Харьковской области от 19 января 2015 года отменить, дело передать на рассмотрение в Хозяйственный суд Харьковской области.

Постановление является окончательным и может быть обжаловано только на основании, предусмотренном пунктом 4 части 1 статьи 11116 Хозяйственного процессуального кодекса Украины.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *