Субсидиарная ответственность учредителя бюджетного учреждения

Субсидиарная ответственность публично-правовых образований за неисполнение гражданско-правовых обязательств основными должниками (Кабанова И.Е.)

Субсидиарная ответственность является одним из видов гражданско-правовой ответственности и представляет собой ответственность лиц, которые наряду с должником отвечают перед кредитором за надлежащее исполнение обязательств в случаях, установленных законом или договором.
Согласно ст. 399 Гражданского кодекса Российской Федерации <1> субсидиарная ответственность означает предъявление требований к лицу, которое в соответствии с законом, иными правовыми актами или условиями обязательства несет ответственность акцессорно к ответственности другого лица, являющегося основным должником. Если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование, оно может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность. Субсидиарный должник не имеет своих обязательств перед кредитором, а лишь несет гражданско-правовую ответственность за неисполнение обязательств основным должником <2>.
———————————
<1> СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.
<2> См.: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 20 апреля 2012 г. по делу N А61-1628/2011. Документ опубликован не был. URL: http://arbitr.ru (дата обращения: 20.02.2014).
Правоотношение, возникающее между субсидиарным должником и кредитором, может быть квалифицировано в качестве охранительного, с тем отличием от общего понимания охранительного правоотношения, представляющего собой такую правовую связь, в которой участвует в качестве управомоченной стороны потерпевший от правонарушения субъект, а в качестве обязанной — правонарушитель, что в данном охранительном правоотношении присутствует особый (автономный) субъектный состав.
Для охранительного правоотношения в целом характерна некая производность его возникновения от регулятивной правовой связи. Однако, несмотря на то что возникновение охранительного правоотношения ставится в зависимость от наличия регулятивного, дальнейшая его реализация не зависит от регулятивного правоотношения. Охранительная связь характеризуется, с одной стороны, производностью возникновения, а с другой — независимостью осуществления правоотношения и самостоятельностью <3>.
———————————
<3> См.: Кархалев Д.Н. Охранительные обязательства по защите гражданских прав // Юридический мир. 2013. N 2. С. 28.
Правоотношение, возникающее между субсидиарным должником и кредитором, также самостоятельно, однако с основным (регулятивным) правоотношением его связывает одно из его лиц (кредитор) и его содержание (долг). В этом отношении обязательство по субсидиарной ответственности — это особый вид законного обязательства, имеющего акцессорный характер по отношению к основному охранительному обязательству.
Если в основном охранительном обязательстве обязанной стороной является непосредственный причинитель вреда, который должен совершить определенные действия по восстановлению нарушенного права кредитора, то в охранительном правоотношении по субсидиарной ответственности лицом, совершающим активные действия для восстановления права потерпевшего, будет субсидиарный должник, не являющийся непосредственным причинителем вреда. Он, не являясь правонарушителем, совершает определенные действия по защите нарушенного права потерпевшего лица, чем удовлетворяет интерес последнего, заключающийся в восстановлении его нарушенного права.
Институт субсидиарной ответственности представляет собой исключительно любопытное явление, поскольку в качестве общих условий гражданско-правовой ответственности традиционно называются: противоправность нарушения субъективных гражданских прав; причинение вреда; причинная связь между нарушением субъективных гражданских прав и вредом; вина нарушителя <4>, следовательно, привлечение к ответственности иных помимо основного должника невиновных и не допускающих правонарушений лиц должно иметь веское основание <5>.
———————————
<4> См.: Сидоркина Н.А., Егошин А.И. Генезис правовой природы некоторых условий гражданско-правовой ответственности за нарушение договорных обязательств в СССР // История государства и права. 2010. N 7. С. 31 — 34.
<5> См.: Пирогова Е.С., Жукова Ю.Д. Обеспечение эффективности правового регулирования субсидиарной ответственности контролирующих лиц. Перспективы развития законодательства о банкротстве // Вестник арбитражной практики. 2012. N 5. С. 13 — 24.
В отличие от отраслей публичного права, в которых также возникают охранительные правоотношения, охранительное гражданско-правовое отношение по субсидиарной ответственности не имеет императивного характера. Оно возникает на основе юридического равенства, автономии воли и имущественной самостоятельности его участников, публично-правовые образования выступают в качестве субъектов субсидиарной ответственности как равные среди прочих субъектов гражданского права.
Особенности привлечения публично-правовых образований к субсидиарной ответственности, в частности к ответственности по обязательствам государственных и муниципальных бюджетных учреждений, освещались в постановлениях Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 июня 2006 г. N 21 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 ГК РФ <6>, от 22 июня 2006 г. N 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса РФ» <7> и от 22 июня 2006 г. N 24 «О применении к государственным (муниципальным) учреждениям пункта 2 статьи 1 Федерального закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» и статьи 71 Бюджетного кодекса Российской Федерации» <8>.
———————————
<6> Вестник ВАС РФ. 2006. N 8.
<7> Там же.
<8> Там же.
Можно выделить несколько случаев применения субсидиарной ответственности в правоотношениях с участием публично-правовых образований: ответственность публично-правовых образований по гражданско-правовым обязательствам бюджетных учреждений и казенных предприятий; ответственность публично-правовых образований при принятии ими на себя гарантии по обязательствам иных публично-правовых образований либо юридических лиц; ответственность Российской Федерации по обязательствам входящих в нее публично-правовых образований и органов местного самоуправления <9>, а также деликтную ответственность публично-правовых образований за вред, причиненный их должностными лицами.
———————————
<9> См.: Комягин Д.Л. Субсидиарная ответственность в публичных правоотношениях // Реформы и право. 2007. N 1 / СПС «КонсультантПлюс».
Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 июня 2006 г. N 21 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации» арбитражным судам указано на то, что при определении надлежащего ответчика, несущего субсидиарную ответственность по обязательствам учреждения, необходимо исходить из того, что субсидиарную ответственность как собственник имущества учреждения несут соответственно Российская Федерация, субъект Российской Федерации, муниципальное образование <10>. От имени перечисленных публично-правовых образований на основании ст. 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации (БК РФ) <11> в суде выступает главный распорядитель средств соответствующего бюджета.
———————————
<10> См.: п. 7 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 июня 2006 г. N 21 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. 2006. N 8.
<11> СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3823.
Согласно позиции ВАС РФ, удовлетворяя требование о привлечении собственника к субсидиарной ответственности по долгам учреждения, суду в резолютивной части решения следует указывать, что соответствующий долг учреждения взыскивается с Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования, а не с органов, выступающих от имени публично-правовых образований.
Аналогичное правило содержится в ст. 16 ГК РФ, в которой указано, что убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта органа государственной власти или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.
Иными словами, возмещение потерпевшему либо удовлетворение требований кредиторов учреждений производится не за счет причинителя вреда либо органа публичной власти, выступающего в обороте от имени публично-правового образования, а за счет казны соответствующего уровня.
Имеет ли в данном случае место наступление субсидиарной ответственности публично-правовых образований или же на основании закона происходит замена должника в гражданско-правовом обязательстве, в котором первоначальным должником является должностное лицо либо орган публичной власти?
Юридическая ответственность является одним из видов социальной ответственности и в этом качестве определяется как особый вид государственного принуждения, состоящий в претерпевании субъектом права отрицательных последствий, предусмотренных санкцией правовой нормы, и осуществляемый в форме охранительного правоотношения <12>. Субсидиарная ответственность, будучи видом юридической гражданско-правовой ответственности, предполагает наличие оснований гражданско-правовой ответственности, состава гражданского правонарушения. В качестве общего основания гражданско-правовой ответственности можно признать нарушение субъективных гражданских прав, как имущественных, так и личных неимущественных, поскольку данная ответственность представляет собой ответственность одного участника имущественного оборота перед другим, а ее общей целью является восстановление нарушенного права на основе принципа соответствия размера ответственности размеру причиненного вреда или убытков <13>.
———————————
<12> См.: Радько Т.Н. Теория государства и права: учебник для вузов. М.: Академический проект, 2005. С. 708.
<13> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. 2-е изд., испр. М.: Статут, 1999. С. 705; Гражданское право: учебник. Т. 1. 4-е изд., перераб. и доп. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: ПБОЮЛ Л.В. Рожников, 2000. С. 549 — 550; Гражданское право: учебник: в 2 т. Т. 1 / отв. ред. проф. Е.А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М.: БЕК, 1998. С. 438 — 439. Что касается употреблявшегося в советском гражданском праве выражения «предпосылка ответственности», то, по мнению Б.С. Антимонова, оно означало, скорее, не юридическое основание и не факт, в котором основание проявилось в определенном случае, а следование одного обстоятельства за другим. См.: Антимонов Б.С. Основания договорной ответственности социалистических организаций. М.: Госюриздат, 1962. С. 28.
Субсидиарная ответственность вне связи с правонарушением, а в силу правового статуса установлена ГК РФ лишь в строго определенных случаях. Нельзя не согласиться с мнением, что институт ответственности в праве призван служить иным целям, имеющим отношение прежде всего к самому лицу, привлекаемому к ответственности. Разумеется, гражданско-правовая ответственность обладает и компенсационной функцией и установлена в первую очередь в интересах кредитора, однако и в этом случае ответственность неразрывно связана с совершением должником определенного нарушения. Привлечение к ответственности иных, помимо основного должника, лиц должно иметь веское основание. Если же привлечение к ответственности никак не зависит от правомерности или противоправности поведения лица, это является тревожным признаком. Каждый субъект должен четко осознавать, за что конкретно подлежит юридической ответственности, в том числе имущественной <14>.
———————————
<14> См.: Пирогова Е.С., Жукова Ю.Д. Указ. соч. С. 23 — 24.
Возможно, именно по этой причине ВАС РФ, признавая наличие субсидиарной ответственности публично-правовых образований по обязательствам бюджетных учреждений, был вынужден в вышеупомянутом Постановлении Пленума от 22 июня 2006 г. N 21 сделать оговорку о том, что субсидиарная ответственность Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований является «особым видом субсидиарной ответственности» <15>.
———————————
<15> См.: п. 4 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 июня 2006 г. N 21 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. 2006. N 8.
Исполнение судебного акта о взыскании денежных средств с Российской Федерации (субъекта Российской Федерации, муниципального образования) за счет средств бюджета должно быть произведено Министерством финансов Российской Федерации (соответствующим финансовым органом) в течение трех месяцев со дня поступления исполнительного листа указанному органу (п. 6 ст. 242.2 БК РФ).
Специальный порядок исполнения судебных актов о взыскании долга с учреждения и собственника его имущества в порядке субсидиарной ответственности регламентируется ст. 161 и гл. 24.1 БК РФ, по смыслу которых взыскание первоначально обращается на находящиеся в распоряжении учреждения денежные средства, а в случае их недостаточности — на денежные средства субсидиарного должника.
В п. 3 ст. 158 БК РФ установлено, что главный распорядитель средств федерального бюджета, бюджета субъекта Российской Федерации, бюджета муниципального образования выступает в суде соответственно от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования в качестве представителя ответчика по искам к Российской Федерации, субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию, предъявляемым в порядке субсидиарной ответственности по денежным обязательствам подведомственных бюджетных учреждений.
Правила пп. 2 — 5 ст. 126 ГК РФ о том, что Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования не отвечают по обязательствам друг друга, а также созданных ими юридических лиц, не распространяются на случаи, когда Российская Федерация приняла на себя гарантию (поручительство) по обязательствам субъекта Российской Федерации, муниципального образования или юридического лица либо указанные субъекты приняли на себя гарантию (поручительство) по обязательствам Российской Федерации.
Согласно п. 5 ст. 115 БК РФ гарант по государственной или муниципальной гарантии несет субсидиарную ответственность дополнительно к ответственности должника по гарантированному им обязательству. При этом, как следует из определения государственного долга, закрепленного в ст. 6 БК РФ, в качестве гаранта выступают соответственно Российская Федерация, субъект Российской Федерации или муниципальное образование.
Государственная (муниципальная) гарантия представляет собой непоименованный способ обеспечения исполнения гражданско-правовых обязательств, при котором публично-правовое образование дает письменное обязательство отвечать за исполнение лицом, которому дается гарантия, обязательств перед третьими лицами полностью или частично (п. 1 ст. 115 БК РФ, п. 1 ст. 329 ГК РФ).
К отношениям, возникающим в связи с выдачей государственных (муниципальных) гарантий, применяются нормы ст. 115 — 117 БК РФ и общие положения ГК РФ о способах обеспечения исполнения обязательств (ст. 329 ГК РФ), а также нормы ГК РФ о договоре поручительства. Права публично-правового образования, исполнившего на основании предоставленной гарантии в пользу кредитора денежное обязательство должника, определяются в соответствии с положениями ст. 365 ГК РФ.
Фактически в данном случае возникает конкуренция частноправового (ГК РФ) и публично-правового (БК РФ) регулирования. В рассматриваемой ситуации нормам БК РФ, как специальным нормам, регулирующим данный вид общественного отношения, обладающего спецификой субъектного состава, должен отдаваться приоритет перед общими положениями ГК РФ, и лишь в части, неурегулированной нормами БК РФ, должны применяться положения ГК РФ.
Но если исполненная государством в силу гарантии обязанность перед кредитором (а также и возмещение потерпевшему вреда за счет казны соответствующего уровня) порождает регрессное требование к лицу, которому давалась гарантия (к должностному лицу либо органу публичной власти, являющемуся непосредственным причинителем вреда), то возникающее между ними общественное отношение должно подлежать гражданско-правовому регулированию, что противоречит предыдущему выводу.
Следовательно, возможно либо признать, что требование публичного образования не имеет регрессного характера, и применять к регулированию возникающего отношения нормы соответствующей отрасли права (административного или уголовного), либо констатировать наличие регрессного характера в требовании публичного образования к первоначальному должнику либо непосредственному причинителю вреда (в последнем случае происходит «перерождение» регрессного обязательства в служебно-трудовое, административно- или уголовно-правовое отношение).
В абз. 3 п. 13 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 июля 2012 г. N 42 <16> указано, что положения ГК РФ о регрессных требованиях (например, п. 3 ст. 200, пп. 1 п. 2 ст. 325 ГК РФ) не подлежат применению к отношениям между поручителем, исполнившим свое обязательство перед кредитором, и должником, поскольку основание такого перехода права требования определено Пленумом ВАС РФ как суброгация. Аргументируя указанную позицию высшей судебной инстанции, Р.С. Бевзенко проводит различие между суброгационным и регрессным требованием в зависимости от того обстоятельства, прекращено ли обязательство-основание на момент возникновения соответствующего требования: при исполнении поручителем обеспеченного обязательства после его исполнения основным должником при невыполнении обязанности уведомления о прекращении обязательства у поручителя возникает именно право регресса, так как обеспеченное обязательство уже не существует (ст. 366 ГК РФ) <17>. В то же время необходимо отметить, что данное утверждение не является бесспорным, так как при комплексном анализе норм ст. 325, 399 ГК РФ можно сделать вывод, что законодатель не связывает возникновение регрессного требования с прекращением обязательства-основания. В силу прямого указания пп. 1 п. 2 ст. 325 ГК РФ должник, исполнивший солидарную обязанность, имеет право регрессного требования к остальным должникам, а в соответствии с п. 3 ст. 399 ГК РФ основной должник имеет право выдвинуть против регрессного требования лица, отвечающего субсидиарно, возражения, которые он имел против кредитора в определенных законом случаях. Б.М. Гонгало также определяет правовую природу требования исполнившего обеспеченное обязательство поручителя к другим должникам именно как регрессного иска <18>.
———————————
<16> См.: Постановление Пленума ВАС РФ от 12 июля 2012 г. N 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством». Документ опубликован не был. URL: http://arbitr.ru (дата обращения: 20.02.2014).
<17> См.: Бевзенко Р.С. Новеллы судебной практики в сфере поручительства. Комментарий к Постановлению Пленума ВАС РФ от 12 июля 2012 г. N 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством» // Вестник ВАС РФ. 2012. N 11. С. 56.
<18> См.: Гонгало Б.М. Обеспечение исполнения обязательств. М.: Спарк, 1999. С. 43.
Основание не согласиться с упомянутой выше точкой зрения Р.С. Бевзенко заложено и в абз. 3 п. 27 Постановления Пленума ВАС РФ N 42: «… уплата должником всей суммы долга сопоручителю, полностью исполнившему договор поручительства, по смыслу ст. 329 ГК РФ прекращает его регрессные требования к другим совместным поручителям». Фактически поручитель, исполнивший задолжника обеспеченное обязательство перед кредитором, является его правопреемником в рассматриваемых отношениях и замещает кредитора в той части, в которой совершил исполнение обеспеченного обязательства <19>.
———————————
<19> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 3 июля 2012 г. N 1964/12 по делу N А40-134929/10-97-1126. Документ опубликован не был. URL: http://arbitr.ru (дата обращения: 20.02.2014).
Как представляется, указание закона на то, что РФ, субъект РФ или муниципальное образование, возместившие потерпевшему вред, причиненный действиями (бездействием) должностного лица, приобретают право регрессного требования к должностному лицу, которое непосредственно виновно в совершении вредоносных действий (во вредоносном бездействии), специальное правило п. 3 ст. 1081 ГК РФ о наличии права требования в порядке регресса в случаях возмещения вреда, причиненного должностными лицами органов дознания, предварительного следствия и суда, позволяет говорить именно о гражданско-правовом регрессном характере правоотношений, возникающих между публично-правовым образованием и органом, действующим в обороте от его имени либо являющимся непосредственным причинителем вреда.
Актуальным в правовой науке является вопрос о наличии (отсутствии) субсидиарной ответственности Российской Федерации по обязательствам входящих в нее публично-правовых образований, поскольку существует расхождение между действующим бюджетным законодательством, принципами, положенными в основу построения бюджетной системы Российской Федерации, и позицией Конституционного Суда Российской Федерации, которая реализуется в судебной практике.
Статьей 31 БК РФ установлен принцип самостоятельности бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, который в том числе означает право и обязанность органов публичной власти самостоятельно обеспечивать сбалансированность соответствующих бюджетов и эффективность использования бюджетных средств и недопустимость непосредственного исполнения публичных обязательств органов государственной власти и органов местного самоуправления за счет средств бюджетов других уровней.
Публичные обязательства — это обусловленные законом, иным нормативным правовым актом расходные обязательства публично-правового образования перед физическим или юридическим лицом, иным публично-правовым образованием, подлежащие исполнению в установленном соответствующим законом, иным нормативным правовым актом размере или имеющие установленный указанным законом, актом порядок его определения (расчета, индексации) (ст. 6 БК РФ).
Наличие в БК РФ нормы об обязательном ведении реестров расходных обязательств на всех уровнях бюджетной системы с представлением реестров субъектов Российской Федерации и сводов реестров муниципальных образований в Министерство финансов РФ (ст. 87 БК РФ) позволяет говорить об отсутствии неопределенности в части обязанности того или иного публично-правового образования нести то или иное расходное обязательство.
Согласно ст. 102 БК РФ публично-правовые образования не несут ответственность по долговым обязательствам друг друга, если указанные обязательства не были им гарантированы Российской Федерацией. Долговые обязательства публично-правовых образований полностью и без условий обеспечиваются всем находящимся в их собственности имуществом, составляющим соответствующую казну, и исполняются за счет средств соответствующего бюджета.
Однако данный подход не находит отражения в практике высших судебных инстанций. Так, позиция Конституционного Суда Российской Федерации (КС РФ) заключается в том, что бюджеты субъектов Российской Федерации или муниципальных образований являются частью финансовой системы Российской Федерации вместе с федеральным бюджетом, что означает обязанность выделения из федерального бюджета финансовой помощи в случае недостаточности доходов нижестоящих бюджетов для обеспечения ими своих расходных обязательств.
В частности, в п. 2.2 Постановления КС РФ от 17 июня 2004 г. N 12-П «По делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 155, пунктов 2 и 3 статьи 156 и абзаца 22 статьи 283 Бюджетного кодекса Российской Федерации в связи с запросами администрации Санкт-Петербурга, Законодательного Собрания Красноярского края, Красноярского краевого суда и Арбитражного суда Республики Хакасия» сформулирована следующая позиция: бюджет субъекта Российской Федерации или местный бюджет не существуют изолированно — они являются составной частью финансовой системы Российской Федерации. Недостаточность собственных доходных источников на уровне субъектов Российской Федерации или муниципальных образований влечет необходимость осуществлять бюджетное регулирование в целях сбалансированности соответствующих бюджетов, что, в частности, обеспечивается посредством оказания финансовой помощи из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации в форме предоставления дотаций на выравнивание уровня минимальной бюджетной обеспеченности субъектов Российской Федерации, субвенций и субсидий на финансирование отдельных целевых расходов, бюджетных кредитов, бюджетной ссуды на покрытие временных кассовых разрывов, возникающих при исполнении бюджета субъекта Российской Федерации <20>.
———————————
<20> Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 4.
В последующем КС РФ неоднократно подтверждал свою позицию о том, что бюджеты публично-правовых образований не существуют изолированно, что обусловливает наличие обязанности Российской Федерации обеспечивать расходы бюджетов субъектов Российской Федерации и муниципальных образований <21>.
———————————
<21> См.: Определение КС РФ от 1 марта 2007 г. N 129-О-П «По жалобам граждан Бабковой Зои Михайловны, Бойковой Светланы Ивановны и других на нарушение их конституционных прав частью 1 статьи 153 Федерального закона от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 4; Постановление КС РФ от 15 декабря 2006 г. N 10-П «По делу о проверке конституционности положений частей четвертой, пятой и шестой статьи 215.1 БК РФ» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2007. N 1.
Указанные выше особенности субсидиарной ответственности публично-правовых образований позволяют сделать вывод о том, что она носит гражданско-правовой характер и наступает при наличии общих условий гражданско-правовой субсидиарной ответственности, но в силу специфического статуса ее субъектов обладает рядом отличительных черт.
Литература
1. Гонгало Б.М. Обеспечение исполнения обязательств. М.: Спарк, 1999. С. 43.
2. Бевзенко Р.С. Новеллы судебной практики в сфере поручительства. Комментарий к Постановлению Пленума ВАС РФ от 12 июля 2012 г. N 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством» // Вестник ВАС РФ. 2012. N 11. С. 56.
3. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. 2-е изд., испр. М.: Статут, 1999. С. 705.
4. Гражданское право: учебник. Т. 1. 4-е изд., перераб. и доп. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: ПБОЮЛ Л.В. Рожников, 2000. С. 549 — 550.
5. Гражданское право: учебник: в 2 т. Т. 1 / отв. ред. проф. Е.А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М.: БЕК, 1998. С. 438 — 439.
6. Антимонов Б.С. Основания договорной ответственности социалистических организаций. М.: Госюриздат, 1962. С. 28.
7. Кархалев Д.Н. Охранительные обязательства по защите гражданских прав // Юридический мир. 2013. N 2. С. 28.
8. Комягин Д.Л. Субсидиарная ответственность в публичных правоотношениях // Реформы и право. 2007. N 1 / Справочно-правовая система «Консультант Плюс».
9. Пирогова Е.С., Жукова Ю.Д. Обеспечение эффективности правового регулирования субсидиарной ответственности контролирующих лиц. Перспективы развития законодательства о банкротстве // Вестник арбитражной практики. 2012. N 5. С. 13 — 24.
10. Радько Т.Н. Теория государства и права: учебник для вузов. М.: Академический проект, 2005. С. 708.
11. Сидоркина Н.А., Егошин А.И. Генезис правовой природы некоторых условий гражданско-правовой ответственности за нарушение договорных обязательств в СССР // История государства и права. 2010. N 7. С. 31 — 34.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *