Статья 90 УПК

СТ 90 УПК РФ

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, за исключением приговора, постановленного судом в соответствии со статьей 226.9, 316 или 317.7 настоящего Кодекса, либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Комментарий к Статье 90 Уголовно-процессуального кодекса

1. По общему смыслу обстоятельства, факты, установленные вступившим в законную силу приговором суда либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, исключают необходимость собирания, проверки и оценки дознавателем, следователем, прокурором и судом, т.е. их доказывания.

2. Обстоятельства, которые установлены вступившим в законную силу судебным решением, в том числе и приговором суда по уголовным делам, и ставшие уже юридическими фактами, влияют на формирование внутреннего убеждения дознавателя, следователя, прокурора или суда. Речь идет об обстоятельствах, которые преюдициально установлены и в подтверждающей их доказательственной информации не нуждаются.

3. Кроме того, дознаватель, следователь, прокурор или суд вправе использовать данную доказательственную информацию в виде истинных юридических фактов в процессе доказывания по своим уголовным делам. При этом все юридические факты, которые будут отражены во вступившем в законную силу судебном решении, в процессе доказывания используются дознавателем, следователем, прокурором и судом без дополнительной проверки. Использование в качестве преюдиционных положений, установленных приговором суда или иным судебным решением, не должно распространяться на предрешение вопросов о виновности лиц, ранее не участвовавших в рассматриваемом уголовном деле, дознавателем, следователем, прокурором или судом.

4. Важно определить границы, в рамках которых юридические факты, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным решением суда, принятые посредством гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, имеют значение для правильного разрешения уголовного дела. Поэтому положения комментируемой статьи имеют определенные пределы действия. Эти пределы установлены в решении Конституционного Суда РФ. Так, согласно Постановлению КС РФ от 21 декабря 2011 г. N 30-П положения ст. 90 УПК не противоречат Конституции РФ в той мере, в какой по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования эти положения означают, что: фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, т.е. когда в уголовном судопроизводстве рассматривается вопрос о правах и обязанностях того лица, правовое положение которого уже определено ранее вынесенным судебным актом; фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, сами по себе не предопределяют выводы суда о виновности обвиняемого по уголовному делу, которая устанавливается на основе всей совокупности доказательств, включая не исследованные при разбирательстве гражданского дела доказательства, подлежащие рассмотрению в установленных уголовно-процессуальным законом процедурах, что в дальнейшем может повлечь пересмотр гражданского дела по новым или вновь открывшимся обстоятельствам; фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, не могут препятствовать рассмотрению уголовного дела на основе принципа презумпции невиновности лица, обвиняемого в совершении преступления, которая может быть опровергнута только посредством процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и только в рамках уголовного судопроизводства; фактические обстоятельства, не являвшиеся основанием для разрешения дела по существу в порядке гражданского судопроизводства, при наличии в них признаков состава преступления против правосудия подлежат проверке на всех стадиях уголовного судопроизводства, включая возбуждение и расследование уголовного дела, в том числе на основе доказательств, не исследованных ранее судом в гражданском или арбитражном процессе <1>.
———————————
<1> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2011 г. N 30-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко» // .

5. Таким образом, пределы действия преюдиции в уголовном судопроизводстве состоят из объективных и субъективных элементов. Объективные пределы преюдиции определяются обстоятельствами, достоверно установленными вступившим в законную силу приговором либо иным решением суда, принятого в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства. В качестве субъективных пределов преюдиция распространяется не только на лиц, участвовавших ранее в рассмотрении дела в рамках уголовного, гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, но и на лиц, в отношении которых вступившим в законную силу решением суда были установлены какие-либо обстоятельства или разрешен вопрос об их правах и обязанностях. Так, установленный решением суда факт того, что генеральным директором ЗАО «А» в период с 10 октября 2008 г. по 14 января 2010 г. являлся М., не был принят во внимание судом и, соответственно, не получил в приговоре надлежащей оценки. Таким образом, поскольку решением Советского районного суда г. Омска генеральным директором ЗАО «А» с 10 октября 2008 г. по 14 января 2010 г. признан М., исходя из смысла ст. 90 УПК РФ для суда этот факт является преюдициально установленным до опровержения его в ходе производства по уголовному делу, возбужденному по признакам фальсификации представленных доказательств. СК по УД ВС РФ приговор мирового судьи судебного участка N 84 Советского АО г. Омска от 22 марта 2010 г., Постановление Советского районного суда г. Омска от 13 мая 2010 г., Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 17 июня 2010 г. и Постановление президиума Омского областного суда от 26 ноября 2012 г. в отношении Б. отменила и уголовное дело прекратила на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления <1>.
———————————
<1> См.: Определение СК по УД ВС РФ от 23 июля 2013 г. N 50-Д13-56 // .

6. Действие преюдиционного судебного решения не будет распространяться на обстоятельства, вынесенные и вступившие в законную силу в соответствии со ст. ст. 226.9, 316 или 317.7 УПК РФ. Речь идет о приговорах и постановлениях, принятых в особом порядке (гл. 40, 40.1 УПК). В первую очередь это касается участия лица в совершении преступления в качестве соучастника. В данной ситуации не распространяется действие приговора, вступившего в законную силу и вынесенного в отношении одного из соучастников в особом порядке, на другого соучастника, совершившего преступление в соучастии, уголовное дело которого рассматривается в обычном порядке, в соответствии с гл. 36 — 39 УПК.

7. Действие норм ст. 90 УПК распространяется в качестве субъективных пределов преюдиции только в отношении лиц, ранее не участвовавших в рассматриваемом уголовном деле.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 1038-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Габибова Панаха Нароглан оглы на нарушение его конституционных прав положениями Уголовного, Уголовно-процессуального и Гражданского процессуального кодексов Российской Федерации, а также Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин П.Н. Габибов, осужденный за совершение преступлений, просит признать не соответствующими статьям 18, 19 (часть 1), 50 (часть 2) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации положения статей 61 «Обстоятельства, смягчающие наказание», 62 «Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств» и пункта «а» части первой статьи 104.1 «Конфискация имущества» УК Российской Федерации, статьи 7 «Законность при производстве по уголовному делу», пункта 8 части первой статьи 73 «Обстоятельства, подлежащие доказыванию», части первой статьи 75 «Недопустимые доказательства», части второй статьи 82 «Хранение вещественных доказательств», статей 89 «Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности», 90 «Преюдиция» и 115 «Наложение ареста на имущество», части второй статьи 281 «Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля» УПК Российской Федерации, статьи 446 «Имущество, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам» ГПК Российской Федерации и статьи 12 «Защита сведений об органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность» Федерального закона от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 1014-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Киселева Андрея Сергеевича на нарушение его конституционных прав пунктом «а» части третьей статьи 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, частями первой и второй статьи 7, статьями 14, 17 и 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.С. Киселев, осужденный к лишению свободы, оспаривает конституционность пункта «а» части третьей статьи 228.1 «Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества» УК Российской Федерации, а также частей первой и второй статьи 7 «Законность при производстве по уголовному делу», статей 14 «Презумпция невиновности», 17 «Свобода оценки доказательств» и 90 «Преюдиция» УПК Российской Федерации.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 984-О-Р «Об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства гражданина Черния Игоря Ивановича о разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2016 года N 2779-О»

1. Конституционный Суд Российской Федерации Определением от 20 декабря 2016 года N 2779-О отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданина И.И. Черния на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 159 УК Российской Федерации и статьей 90 УПК Российской Федерации, поскольку она не отвечала требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми обращение в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимым.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.2017 N 465-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Шагиева Аркадия Юрьевича на нарушение его конституционных прав рядом положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»

Кроме того, по мнению заявителя, нормы статей 17, 73, 90, 140, 145, 146, 147, 149, 153, 155, 156, 157, 162, 171, 175, пункта 5 части первой статьи 236, статей 237, 252, 296, 299, части пятой статьи 302 и статьи 392 УПК Российской Федерации неконституционны в той мере, в какой предоставляют суду возможность возвращать прокурору уголовное дело для его соединения с другим уголовным делом, что фактически влечет дополнительное расследование и увеличение объема обвинения, позволяют органам предварительного следствия осуществлять расследование, а суду — судебное разбирательство по эпизодам деяний, по которым уголовное дело не возбуждалось, и не применять правила преюдиции в отношении обстоятельств, установленных решением суда по гражданскому делу, давать ему новую оценку.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.2017 N 453-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лентцкова Максима Вячеславовича на нарушение его конституционных прав рядом положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

статьи 90 «Преюдиция», как противоречащей статье 49 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку она позволила суду придать преюдициальное значение в его уголовном деле обвинительному приговору в отношении его соучастника, вынесенному по другому уголовному делу;

Определение Верховного Суда РФ от 07.03.2017 N 4-КГ16-71 Обстоятельства: Апелляционным определением отказано в удовлетворении заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам. Вновь открывшимися обстоятельствами по делу о признании права постоянного пользования на земельный участок заявитель считал отсутствие правопреемства истца по отношению к лицу, за которым изначально спорный участок был закреплен на праве постоянного пользования. Решение: Апелляционное определение отменено, дело направлено на новое рассмотрение, так как одним и тем же судом по аналогичным искам между теми же лицами приняты противоречивые судебные акты, суд не дал оценки доводам заявителя и не обосновал свой вывод о том, что приведенные выше обстоятельства могли быть известны заявителю на момент вынесения обжалуемого судебного акта.

Исключительная по своему существу возможность преодоления окончательности вступивших в законную силу судебных актов предполагает установление таких особых процедур и условий их пересмотра, которые отвечали бы прежде всего требованиям правовой определенности, обеспечиваемой признанием законной силы судебных решений, их неопровержимости, что применительно к решениям, принятым в ординарных судебных процедурах, может быть поколеблено, если какое-либо новое или вновь открывшееся обстоятельство или обнаруженные фундаментальные нарушения неоспоримо свидетельствуют о судебной ошибке, без устранения которой компетентным судом невозможно возмещение причиненного ущерба (пункт 3.1 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2011 г. N 30-П по делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан Власенко В.Д. и Власенко Е.А.).

Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.2017 N 470-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Трофимова Валерия Евгеньевича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, пункта 5 части 10 статьи 35 и статьи 36 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»

статьи 90 УПК Российской Федерации, поскольку она по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, препятствует, по его мнению, использованию обстоятельств, установленных вступившими в законную силу решениями суда, принятыми в рамках гражданского судопроизводства, в качестве юридических фактов, имеющих преюдициальное значение, что не соответствует статьям 19 (часть 1), 45, 46 (часть 1) и 52 Конституции Российской Федерации;

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 21.02.2017 N 83-АПУ17-1 Приговор: По ч. 3 ст. 33, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ за организацию убийства, ч. 1 ст. 222 УК РФ за незаконное ношение огнестрельного оружия и боеприпасов. Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

Излагая обстоятельства совершения преступления и производства по уголовному делу, суд в приговоре действительно упомянул, что в отношении участвовавших в совершении убийства Г. и Б. 23 декабря 2009 г. был постановлен обвинительный приговор, однако при этом он не сослался на это обстоятельство, как на бесспорное доказательство совершения преступления Исаевым А.В., и тем самым никоим образом не нарушил положения ст. 90 УПК РФ о преюдициальном значении судебных решений.

Принимая указанные решения в отношении Орманджяна и Некрасова, улучшающие их положение, по приводимым в настоящем определении основаниям, Судебная коллегия полагает, что на принятое ею решение, не может влиять апелляционный приговор в отношении С. от 18 октября 2013 года, которым она осуждена за покушение на контрабанду организованной группой с Орманджяном и Некрасовым наркотического средства метадон в крупном размере — 18,96 граммов и приготовление к его сбыту — поскольку в соответствии с требованиями ст. 90 УПК РФ приговор в отношении С. не может предрешать виновность Орманджяна и Некрасова, осужденных по другому делу.

Считают, что были нарушены положения ст. 90 УПК РФ, поскольку суд в обоснование своих выводов сослался в приговоре на постановленные ранее приговоры в отношении других соучастников преступлений.

Также утверждают, что Марченко в декабре 1995 года не мог принимать участие в банде, поскольку в указанный период времени служил в органах внутренних дел.

Список литературы диссертационного исследования кандидат наук Эргашева Зарина Эркиновна, 2019 год

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативные акты Российской Федерации

2. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. — 2002. — № 46. — Ст. 4532.

3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях // Собрание законодательства РФ. — 2002. — № 1. — Ст. 2.

4. Трудовой кодекс Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. — 2002. — № 1. — Ст. 3.

5. Уголовный кодекс Российской Федерации // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1996. — № 25. — Ст. 2954.

6. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. — 2001. — № 52. — Ст. 4921.

8. О внесении изменения в статью 178 Уголовного кодекса Российской Федерации : федеральный закон от 29.07.2009 № 216-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. -2009. — № 31. — Ст. 3922.

9. О внесении изменений в статью 322.3 Уголовного кодекса Российской Федерации : федеральный закон от 12.11.2018 № 420-ФЗ. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

11. Методические рекомендации по выявлению и расследованию преступлений, предусмотренных статьей 157 Уголовного кодекса Российской Федерации (злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей) : утв. ФССП России 20 июля 2011 г. № 04-7 // Бюллетень Федеральной службы судебных приставов. — 2011. — № 8.

12. Методические рекомендации по порядку исполнения требований исполнительных документов о взыскании алиментов : утв. ФССП России 19 июня 2012 г. № 01-16 // Бюллетень Федеральной службы судебных приставов. — 2012. — № 8.

Нормативно-правовые акты, утратившие силу

15. О порядке всеобщей трудовой повинности : декрет СНК РСФСР от 29.01.1920. — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

16. О рабочих дисциплинарных товарищеских судах (Положение): Декрет СНК РСФСР от 14.11.1919 // СУ РСФСР, 1919. — № 56. — Ст. 537.

20. Уголовное Уложение от 20 марта 1903 года. — Санкт-Петербург,1903.

Нормативные правовые акты зарубежных государств

25. Пенитенциарный кодекс Эстонии (по состоянию на 01.05.2015) // Инфосила: Законодательство Эстонии на

Судебная практика

38. По делу о проверке конституционности положений статьи 212.1 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина И.И. Дадина : постановление Конституционного Суда Рос. Федерации от 10 янв. 2017 года. -Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

39. По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В. Д. Власенко и Е. А. Власенко : постановление Конституционного

Суда Российской Федерации от 21 декабря 2011 года № 30-П // Российская газета. — 2012. — 11 янв.

40. По делу о проверке конституционности положений Уголовного кодекса Российской Федерации, регламентирующих правовые последствия судимости лица, неоднократности и рецидива преступлений, а также пунктов 1 — 8 Постановления Государственной Думы от 26 мая 2000 года «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов» в связи с запросом Останкинского межмуниципального (районного) суда города Москвы и жалобами ряда граждан» : постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 19 марта 2003 года № 3-П // Вестник Конституционного Суда РФ. — 2003. — № 3.

41. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Марина Андрея Викторовича на нарушение его конституционных прав статьей 308.10 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и подпунктом 24 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов власти субъектов Российской Федерации: определение Конституционного Суда РФ от 6 июня 2016 года № 1155-О. — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

42. О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьей 314.1 Уголовного кодекса Российской Федерации : Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 мая 2016 г. № 21. — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

43. О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях : постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 № 5. — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

44. О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления : постановление Пленума Вер-

ховного Суда РФ от 28.12.2006 № 64. — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

45. О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях : постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 № 24. — Доступ из справ.-правовой системы «Консультант-Плюс».

46. О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве : постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18.11.2004 № 23 (ред. от 07.07.2015) — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

47. О судебной практике по делам о наследовании : постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. № 9 // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2012. — № 7.

48. О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением понятия уголовного проступка» : постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 2017 года. — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

49. Определение Верховного Суда РФ от 23.01.2017 № 309-ЭС16-19291 по делу № А60-44139/2015 — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

50. Ответы на вопросы, поступившие из судов по применению положений статьи 159.4 в связи с Постановлением Конституционного Суда РФ от 11 декабря 2014 года № 32-П и статьи 264.1 Уголовного кодекса РФ (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 31 июля 2015 года).- Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

51. Апелляционное постановление Московского городского суда от 17 июня 2015 г. по делу № 10-7485/2015 — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

52. Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 27 мая 2014 г. по делу № А74-407/2014.- Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

53. Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 октября 2014 г. № 15АП-16948/2014 по делу № А53-14397/2014 — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

54. Приговор Троицкого районного суда Челябинской области от 18.06.2015 по обвинению Тельминова В.А. // Архив Троицкого районного суда Челябинской области за 2015 год. — Уголовное дело №1-100/2015.

55. Приговор Свердловского районного суда г. Красноярска от 15.12.2015 по обвинению Гайдученя Д.А. // Архив Свердловского районного суда г. Красноярска за 2015 год. — Уголовное дело № 1-729/2015.

56. Приговор Семилукского районного суда Воронежской области от 25.08.2015 по обвинению Толубаева С.Т. // Архив Свердловского районного суда г. Красноярска за 2015 год. — Уголовное дело № 1-185/2015.

59. Приговор от 17.03.2017 по делу № 1-11/2017 // Судебные акты. Официальный сайт Судебного участка № 1 Центрального судебного района города Кемерово. 2017. -URL:

http://0641.kmr.msudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&op=cs&case_id=142823 48&del0_id=1540006 (дата обращения: 30.12.2017).

60. Постановление Челябинского областного суда от 13.07.2015 № 4а15-470.- Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

65. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 19241977.- Москва, 1978. — Часть 2. -528 с.

Монографии, учебники, учебные пособия

66. Агаев И.Б. Проблема повторности в уголовном праве. Москва : Юристъ, 2004. С. 26.

67. Административное право России: Учебник / Л.Л. Попов, Ю.И. Мигачев, С.В. Тихомиров; отв. ред. Л.Л. Попов. — Москва: Проспект, 2010. -752 с.

69. Алексеев С.С. Социальная ценность права в советском обществе.

— М., 1971. — 223 с.

72. Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основания в советском уголовном праве. — М., 1963. — 275 с.

73. Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь: в 82 т. -СПб.,1899. — Т. XXVI. — 495 с.

74. Владимирский-Буданов М.Ф.Обзор истории русского права. -Петроград: Изд. Книжного магазина Н.Я. Оглоблина, 1915. — 715 с.

75. Габричидзе Б.Н., Чернявский А.Г. Юридическая ответственность.

— М., 2005. — 686 с.

— 192 с.

80. Епифанова Е.В. Общественная опасность как научная категория, законодательная дефиниция: история и современность. Научный очерк. -Москва : Издательство «Юрлитинформ», 2012. — 152 с.

81. Зуев В.Л. Особенности доказывания по делам о преступлениях с административной преюдицией: лекция. — Москва : УМЦ при ГУК МВД России, 1995. — 32 с.

— 352 с.

83. Квашис В.Е. Преступная неосторожность. — Владивосток, 1996. —

573 с.

84. Козлов А.П. Понятие преступления. — Санкт-Петербург : Издательство «Юридический центр Пресс», 2004. — 817 с.

— М., 2009. — 224 с.

86. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. — М., 2006. -352 с.

87. Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. — М., 1960. —

244 с.

88. Кудрявцев В.Н. Основания уголовно-правового запрета (криминализация и декриминализация). — Москва : Наука. 1982. — 304 с.

89. Кудрявцев В.Н. Что такое преступление. — М., 1959. — 62 с.

90. Кузнецова Н.Ф. Преступление и преступность. — Москва : Изд-во Моск. ун-та. 1969. — 232 с.

91. Курс уголовного права / под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. — М., 2002. — 624 с.

93. Лейкина Н. С. Личность преступника и уголовная ответственность. — Ленинград: Изд-во ЛГУ, 1968. — 128 с.

94. Лейст О. Э. Санкции и ответственность по советскому праву. -М., 1981. — 239 с.

95. Лопашенко, Н. А. Уголовная политика / Н. А. Лопашенко. — Москва : Волтерс Клувер, 2009. — 608 с.

96. Лунеев В.В. Субъективное вменение. — Москва : Спарк, 2000. —

70 с.

97. Любавина М.А. Субъект преступления: учебное пособие. -Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 2014. — 60 с.

98. Любавина, М. А. Комментарий к постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» от 9 июля 2013 года № 24 с изменениями, внесенными Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 3 декабря 2013 года № 33. — Санкт-Петербург : Санкт-Петербургский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 2014. — 104 с.

100. Майорова Е.И. Неоднократность преступлений : пособие.-Москва : ВНИИ МВД России, 2001. — 218 с.

101. Малков В. П. Множественность преступлений и ее формы по советскому уголовному праву. — Казань, 1982. — С. 43.

102. Малков В.П. Повторность проступка и уголовная ответственность. — Казань, 1968. — 123 с.

103. Малков В.П. Совокупность преступлений (вопросы квалификации и назначения наказания). — Казань, 1974. — 307 с.

104. Малько А.В. Цели и средства в праве и правовой политике. — Саратов: Изд-во Саратов. Госуд. акад. Права, 2003. — 296 с.

105. Марцев А.И. Уголовная ответственность как средство предупреждения преступлений. — Омск, 1980. — 38 с.

106. Недбайло П.Е. Советские социалистические правовые нормы. -Львов, 1959. — 170 с.

107. Овсянко Д.М. Административное право: Учебное пособие / Под ред. проф. Г.А. Туманова. — Москва : Юристъ, 1997. — 468 с.

108. Огурцов Н.А. Правоотношения и ответственность в советском уголовном праве. — Рязань: 1976. — 205 с.

109. Ожегов С.И. Словарь русского языка. — М., 2003. — 736 с-

110. Памятники русского права, вып. 1. — М., 1952. — 287 с.

112. Пикуров Н.И. Квалификация преступлений со смешанной противоправностью. — Волгоград, 1988. — 55 с.

113. Пионтковский А. А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. Курс советского уголовного права: Общая часть. — Москва :Изд-во «Госюриздат», 1961. -666 с.

115. Российское законодательство. Т. 1. — М., 1984. — 432 с.

116. Санталов А.И. Теоретические вопросы уголовной ответственности. — Л., 1982. — 96 с.

117. Сергиевский Н.Д. Русское уголовное право. — Петроград, 1914. —

424 с.

120. Сорокин В.Д. Административно-процессуальное право: Научное издание. — СПб, 2002. — 474 с.

121. Спасович В. Учебник уголовного права. — СПб., 1863. Т. 1. Вып. 1. -С. 295-296.

122. Трайнин А.Н. Уголовное право. Часть особенная. Изд. 2. — М., 1927. — С. 256 с.

124. Филановский И. Г. Социально-психологическое отношение субъекта к преступлению. — Ленинград, 1970. — 174 с.

127. Щепельков В.Ф. Уголовный закон: преодоление противоречий и неполноты. — Москва, 2003. — 416 с.

128. Яковлев А.. Борьба с рецидивной преступностью. — М., 1964. —

223 с.

Диссертации, авторефераты диссертаций

131. Грунтов И.О. Уголовно-правовые нормы с административной преюдицией:автореф. дис. … канд. юрид. наук.- Минск, 1985. — 22 с.

133. Карданец А.В. Преюдиция в российском праве. Проблемы теории и практики: дис. … канд. юрид. наук. — Н. Новгород, 2002. — 181 с.

135. Мустафаев Ч.Ф. Административная преюдиция в уголовном праве : дис. … канд. юрид. наук. — Баку. 1986. — 177 с.

137. Решетникова Г.А. Уголовно-правовая охрана семьи и несовершеннолетних : автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Москва, 2005. — 21 с.

139. Щербаков В.В. Уголовная ответственность и ее основание: авто-реф. дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 1998. — 22 с.

Научные статьи

142. Апарина И.В. Административная преюдиция в системе юридической ответственности // Право и практика. — 2011. — № 1. — 60 — 65.

149. Бобрович П.П. Административная преюдиция в уголовном праве // Библиотека криминалиста. — 2013. № 2. — С. 46 — 50.

150. Бойко А.И. Есть и иное мнение // Библиотека криминалиста. -2013. — № 2. — С. 51 — 61.

152. Вакулюк Л.А. Соучастие со специальным субъектом // Юридический факт. — 2016. — № 5. — С. 12 — 15.

156. Головко Л.В. Производство по делам об административных правонарушениях и административная юстиция: различия в процессуальной природе // Ежегодник Центра исследования правовой политики. — Алматы, 2012. — С. 203 — 213.

157. Гошаев И.М. Нежелательная деятельность неправительственной организации: административная преюдиция как основание уголовной ответ-

ственности // Проблемы правоохранительной деятельности. 2017. — № 2.

— С. 139 — 143.

— С. 23-26.

166. Зуй И.И. Социальная обусловленность и перспективные направления криминализации деяний, связанных с незаконным оборотом наркотиков // Вестник Северо-Кавказского Федерального университета.- 2006. — № 5.

— С. 101 — 104.

170. Иванчин А. В. Постановление Конституционного суда РФ от 10 февраля 2017 г. № 2-П о ст. 212.1 УК РФ: анализ, значение для уголовного правотворчества и правоприменения // Вестник ЯрГУ. Гуманитарные науки.

— 2017. — № 2 (40). — С. 65 — 71.

171. Изюмова Е.С. Административная преюдиция уголовной ответственности за незаконную организацию игорной деятельности // Административное и муниципальное право. — 2014. — № 4. — С. 325 — 332.

— 157.

174. Карпова Ю.С. Административная преюдиция в российском уголовном праве // Перспективы науки. — 2017. — № 5. — С. 58-60.

177. Клепиков С.Н. Принципы установления административной ответственности по законодательству Российской Федерации и зарубежных стран // Актуальные проблемы российского права. — 2015. — № 11 (60). -С. 103 — 110.

181. Коноплева Л.Л. Сравнительный анализ законодательных подходов к проблеме разграничения административных правонарушений и преступлений в зарубежных странах и в России // Вестник Уральского финансово-юридического института. — 2016. — № 2 (4). — С. 18 — 22.

182. Коровинских С. Уголовная ответственность за незаконное предпринимательство // Российская юстиция. — 2000. — № 4. — С. 42 — 44.

183. Коростелев В.С. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях в классификационном ряду служебных преступлений // Общество и право.- 2012. — № 5. — С. 140 — 143.

187. Крицкая С.Ю. Преюдиция в российском и римском праве // Ленинградский юридический журнал. — 2007. — № 3. — С. 128 — 137.

189. Кузнецова Н.И. К вопросу об административной преюдиции за нарушение экологического законодательства // Актуальные проблемы административного и административно-процессуального права: материалы ежегодной всероссийской научно-практ. конференции, посвящённой памяти доктора юридических наук, профессора, заслуженного деятеля науки Российской Федерации В.Д. Сорокина (к 90-летию со дня рождения), 21 марта 2014 года. В 3-х частях. — СПб: Изд-во СПб ун-та МВД России, 2014. — С. 232 -236.

190. Кузнецова Н.Ф. Цели и механизм реформы Уголовного кодекса // Советское государство и право. — 1992. — № 6. — С. 78 — 86.

191. Курляндский В.И. О сущности и признаках уголовной ответственности // Советское государство и право. — 1963. — № 11. — С. 89 — 92.

192. Лапина М.А. Административная преюдиция как способ декриминализации уголовных преступлений и разграничения уголовных преступлений и административных правонарушений в современный период / М.А. Лапина, Д.В. Карпухин, Ю.В. Трунцевский // Административное право и практика администрирования. — 2015 — № 2. — С. 24 — 56.

195. Лукин В.К., Петров Д.В. Незаконное предпринимательство в системе экономических отношений России и особенности его квалификации по признаку общественно опасных последствий // Вестник Академии знаний. -2015. — № 15. — С. 18 — 23.

197. Мазов Е.А. Административно-правовая преюдиция и профилактика преступности // Вестник КазНУ. Алматы. — 2010. — С. 97 — 101.

199. Малков В.П. Вопросы общественной, дисциплинарной и административной преюдиции в советском уголовном праве // Итоговая научная конференция Казанского государственного университета за 1964 г. (краткое содержание докладов). — Казань, 1966. — С. 62-69.

200. Мамхягов З.З. Об административной преюдиции в уголовном законодательстве // Общество и право. — 2016. — № 1. — С. 100-102.

203. Марченко Д.Э. Административно-правовая преюдиция в контексте правоохранительной функции Российского государства // Ученые записки Казанского юридического института МВД России. — 2016. — С. 227 — 229.

206. Панченко П.Н. Уголовное право должно быть современным // Современное российское уголовное законодательство: состояние, тенденции и перспективы развития с учетом требований динамизма, преемственности и повышения экономической эффективности (к 15-летию принятия Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 года) : материалы всеросс. науч.-практ. конф. — Нижний Новгород, 2012. — С. 405 — 419.

209. Пионтковский А.А. Правоотношения в уголовном праве // Правоведение. -1962. — № 2. — С. 86 — 96.

213. Пушечников А.Г. Вопросы общественной преюдиции по советскому уголовному праву // Вопросы государства и права. Сборник трудов юридического факультета Казахского государственного университета им. С.М. Кирова. — Алма-Ата, 1963. — С. 264-275.

215. Рыбак А.З. Общественная опасность деяния как правовая категория // Юристъ-Правоведъ. — 2010. — № 2. — С. 5 — 9.

217. Самойленко О. А. О малозначительности административных правонарушений // Молодой ученый. — 2013. — №5. — С. 549 — 551.

219. Сипягина М.Н. Судимость как квалифицирующий признак состава преступления в современном уголовном законодательстве // Журнал правовых и экономических исследований. — 2017. — № 1. — С. 77 — 81.

221. Титаренко А.П. К вопросу об особенностях понятия сопряженности для целей части 2 статьи 314.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями. — 2015. — № 13. — С. 21 — 23.

222. Титарников В.Г. Рецидив и его влияние на характер и степень общественной опасности преступлений против личности // Вестник Иркутского государственного технического университета. — 2015. — С. 284-288.

224. Устименко В.В. Административная преюдиция и состав преступления // Проблемы социалистической законности. Республиканский межведомственный тематический научный сборник. — 1988, Вып. 21. — С. 109 — 111.

Электронные ресурсы

231. Официальный сайт Генеральной прокуратуры Российской Феде-рации.ШЬ: https://genproc.gov.ru/

232. Официальный сайт Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. URL: http://www.duma.gov.ru

233. Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации. URL : https://мвд.рф/

234. Официальный сайт Министерства юстиции Российской Федера-ции.Ц^: http://miniust.ru/

235. Официальный сайт Центра правовых и экономических исследо-ваний.Ц^: http://www.lecs-center.org/

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение 1

Уважаемые коллеги!

В рамках проведения научного исследования по теме: «Административная преюдиция в уголовном праве» прошу Вас, по возможности, ответить на предложенные в анкете вопросы.

1. Считаете ли Вы допустимым использование административной прею-диции274 в уголовном праве?

□ Да.

□ Нет.

□ Иной вариант (комментарий):

2. Поддерживаете ли Вы решение законодателя от 01.07.2015 о введении уголовной ответственности за повторное управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения? (За первый раз применяется административная ответственность).

□ Да, считаю преступлением, когда лицо, будучи привлеченным к административной ответственности за управление транспортным средством в состоянии опьянения, вновь садится за руль в таком виде.

□ Нет, административно-правового регулирования достаточно.

□ Иной вариант (комментарий):

3. Согласны ли Вы с частичной декриминализацией побоев (ст. 6.1.1 КоАП РФ) и создании уголовно-правового запрета на повторное нанесение побоев (ст. 116.1 УК РФ)?

□ Иной вариант (комментарий):

4. Считаете ли Вы правильным решение законодателя использовать административную преюдицию при конструировании состава преступления, преду-

274Е.В. Ямашева сводит сущность административной преюдиции к привлечению к уголовной ответственности, если деяние совершено в течение определенного периода времени после наложения одного или двух административных взысканий за такое же правонарушение.

смотренного ст. 157 УК РФ (Неуплата средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей)?

□ Иной вариант (комментарий):

5. Согласны ли Вы с тем, что, если лицо продолжает совершать действия по неуплате алиментов без уважительных причин, при условии отбытия наказания, назначенного по приговору суда за совершение преступления, предусмотренного ст. 157 УК РФ, оно может быть привлечено к административной, а затем вновь к уголовной ответственности?

□ Иной вариант (комментарий):

6. Считаете ли Вы разумными предложения ученых о конструировании с помощью административной преюдиции составов экономических преступлений?

□ Иной вариант (комментарий):

7. Разделяете ли Вы мнения ученых о перспективности использования административной преюдиции в составах экологических преступлений?

ментарий):

8. К какому элементу состава преступления относится, по Вашему мнению, признак административной преюдиции?

□ К объективной стороне преступления, так как преступление с административной преюдицией представляет собой несколько административных правонарушений.

□ К субъекту преступления, так как факт привлечения лица к административной ответственности за предшествующее совершение административного

правонарушения является характеристикой специального субъекта преступления.

□ Признак административной преюдиции лежит за рамками состава преступления, так как является условием привлечения к уголовной ответственности.

9. Могут ли преступления с административной преюдицией быть признаны малозначительными?

□ Теоретически да, но на практике не сталкивался (-лась).

□ Да, сталкивался на практике.

□ Нет, но на практике сталкивался (-лась).

□ Нет, ни теоретически, ни практически.

10. Согласны ли Вы с мнением, что для обеспечения справедливого, плавного перехода от административной к уголовной ответственности административную преюдицию следует использовать только при конструировании составов преступлений небольшой тяжести?

□ Иной вариант (комментарий):

11. Какой, на Ваш взгляд, срок для привлечения лица, подвергнутого административному наказанию за ранее совершенное правонарушение, к уголовной ответственности за вновь совершенное аналогичное деяние следует считать оптимальным?

□ 180 дней.

□ Иной вариант (комментарий):

12. Согласны ли Вы с тем, что необходимо урегулировать в законе обязанность предупреждения лица, привлеченного к административной ответственности, о наступлении уголовной ответственности в случае совершения им аналогичного деяния?

□ Иной вариант (комментарий):

13. Возможно ли сложное соучастие (в форме организации, пособничества или подстрекательства) в преступлениях с административной преюдицией?

□ Да.

□ Нет.

□ Иной вариант (комментарий)

14. Если сложное соучастие в преступлениях с административной преюдици-ей возможно, то должны ли организаторы, подстрекатели, пособники (для признания их таковыми) быть подвергнуты административному наказанию за ранее совершенное правонарушение, наравне с исполнителем преступления?

□ Иной вариант (комментарий):

15. Считаете ли Вы целесообразным расширить круг субъектов преступления, предусмотренного ст. 157 УК РФ (неуплата средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей), включив в него не только лиц, подвергнутых административному наказанию, но и лиц, имеющих судимость за аналогичное преступление?

□ Иной вариант (комментарий):

Личные данные респондента:

ФИО275

Должность1

Искренне признательна Вам за содействие в научно-исследовательской работе, аспирант кафедры уголовного права, криминологии и уголовно-исполнительного права З.Э. Эргашева

275 Строки заполняются по желанию респондента

Приложение 2 Результаты анкетирования сотрудников прокуратуры

УДК 343.131.8

О проблемах применения статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса РФ

Г.Я. Борисевич

Кандидат юридических наук, заведующая кафедрой уголовного процесса и криминалистики Пермский государственный национальный исследовательский университет 614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15 E-mail: kafedraupikpgniuyandexru

Аннотация: Исследованы вопросы о проблемах применения следователями, прокурорами, судьями института преюдиции уголовно-процессуального законодательства и возможностях их решения.

Актуальность данного исследования обусловлена тем, что преюдиция – это сложное правовое явление, определение которого не содержится в нормах ни одной из отраслей российского права.

Проводится сравнительное исследование правового регулирования института преюдиции в УПК РСФСР 1960 г. и УПК РФ.

Автор обращает особое внимание на то, что в соответствии с принципами доказывания в гражданском и арбитражном процессах некоторые обстоятельства суд непосредственно не устанавливает, а признает установленными. Делается вывод о том, что если суд при производстве по гражданскому делу достоверно не установил какие-либо обстоятельства, например в силу их недоказанности, то данный вывод однозначно не может иметь преюдициального значения в уголовном процессе.

В заключении автор отмечает, что отсутствие ныне в УПК РФ понятия преюдиции, указания на субъектов и порядок опровержения преюдиции по-прежнему оставляет дознавателей, следователей, прокуроров, судей в затруднительном положении, не способствует назначению уголовного судопроизводства, обеспечению разумного сочетания интересов личности и государства.

Ключевые слова: внутриотраслевая; межотраслевая; опровержимая; неопровержимая преюдиция

Преюдиция – это сложное правовое явление, определение которого не содержится в нормах ни одной из отраслей российского права. Сам термин «преюдиция» содержится лишь в ст. 90 УПК РФ и только в качестве названия статьи. По вопросу о понятии преюдиции нет единого мнения среди ученых и практических работников. Малоисследованность этого правового явления, отсутствие четкой регламентации понятия и реализации института преюдиции, рассогласованность по данному вопросу норм ГПК, УПК, АПК и КоАП Российской Федерации – все эти обстоятельства приводят к проблемам в правоприменительной практике.

В юридической литературе существует понятие преюдициальности (от лат. praejudicio – предрешение) – в процессуальном праве обязательность для всех судов, рассматривающих дело, принять без проверки и доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу решением или приговором по какому – либо другому делу .

Преюдиция основана на юридической презумпции истинности вступившего в законную силу приговора. Нужно считаться с тем, что предшествующее решение принято именем государства и потому по конкретному делу имеет силу закона.

Ученые и практические работники не сомневаются в необходимости института преюдиции, задачей которого является исключение противоречий между судебными актами по одному и тому же вопросу, обеспечение стабильности их законной силы. Правило о преюдиции позволяет на практике экономить время и средства расследования и разрешения уголовных дел.

Законодательное закрепление правила о преюдиции в УПК РСФСР 1960 г. и УПК РФ существенно отличается.

В соответствии со ст. 28 УПК РСФСР, вступившее в законную силу решение, определение или постановление суда по гражданскому делу было обязательно для суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, при производстве по уголовному делу только по вопросу, имело ли место событие или действие, но не в отношении виновности обвиняемого.

Эта норма свидетельствовала о межотраслевой преюдиции (к тому времени арбитражное и административное судопроизводство еще не сформировались как самостоятельные способы (методы) осуществления судебной власти). Заметим, что преюдициальное значение судебного акта по гражданскому делу для разрешения уголовного дела признавалось, но в определенных границах. Статьей 28 УПК РСФСР устанавливалась опровержимая преюдиция (в ней не было запрета принимать как истинные решения суда по гражданскому делу без дополнительной проверки).

Данная норма соответствовала убеждениям практических работников в том, что в определенных случаях (обоснованных сомнениях в истинности судебного решения) преюдиция должна быть опровержимой. Другое представление о сущности преюдиции противоречило бы принципу свободы оценки доказательств. В практике проблем применения ст. 28 УПК РСФСР в сущности не возникало. При рассмотрении уголовного дела суд не был лишен права проверить факты, установленные при рассмотрении гражданского дела. Если при этом были выяснены новые данные, опровергающие какие-либо факты или обстоятельства, вступивший в законную силу приговор мог послужить поводом к пересмотру решения по гражданскому делу. При передаче гражданского иска по уголовному делу на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства на суд не могла быть возложена обязанность выяснить обстоятельства, влияющие на решение вопроса о виновности и подлежащие выяснению при рассмотрении уголовного дела. В случае обнаружения при рассмотрении уголовного дела ошибки, допущенной в решении суда по гражданскому делу возникала необходимость принятия мер к проверке законности и обоснованности вынесенного решения в порядке надзора. Что же касается заведомо ложных показаний свидетеля, заведомо ложного заключения эксперта, заведомо неправильного перевода, подложности документов либо вещественных доказательств повлекших за собой постановление незаконного или необоснованного решения и установленных вступившим в законную силу приговором являлось основанием к пересмотру решений или определений судов по гражданским делам в порядке вновь открывшихся обстоятельств.

В период проведения судебной реформы гражданское процессуальное законодательство претерпело существенные изменения. Суд утратил активную роль в процессе. Снизилась и роль прокурора. Произошло существенное ослабление принципа законности за счет значительного усиления принципа диспозитивности . В условиях состязательности процесса, когда в процессуальном законе закреплена конструкция формальной истины (т.е. необходимость лишь зафиксировать результат спора в суде процессуальных противников), законным и обоснованным признается не тот судебный акт, который соответствует действительным обстоятельствам дела, а тот, который соответствует материалам дела, собираемым исключительно по инициативе лиц, участвующих в деле .

Участие сторон предопределяет исход гражданского дела. И этот исход зачастую зависит от правовой грамотности, финансового положения, заблуждений, подкупа участника процесса. Суд может полностью отдавать себе отчет в том, что имеются фактические основания для признания договора недействительным, но если сделка не оспорена, вынести иное суждение об этом договоре.

Получается, что в соответствии с принципами доказывания в гражданском и арбитражном процессах некоторые обстоятельства суд непосредственно не устанавливает, а признает установленными. Таково, например, действие процессуальных презумпций: если противоположной стороной не доказано иное, то презюмируемый факт признается судом установленным.

Кроме того, в арбитражном процессе признанные сторонами в результате достигнутого между ними соглашения обстоятельства принимаются арбитражным судом в качестве фактов, не требующих дальнейшего доказывания (ч. 2 ст. 70 АПК РФ), т.е. также считаются установленными. Признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает другую сторону от необходимости доказывания таких обстоятельств (ч. 3 ст. 70 АПК РФ), и поэтому они также признаются судом установленными. Таким образом, если суд при производстве по гражданскому делу достоверно не установил какие-либо обстоятельства, например, в силу их недоказанности, то данный вывод однозначно не может иметь преюдициального значения в уголовном процессе.

Стало быть, незыблемость судебных решений в сфере гражданского судопроизводства в выше приведенных ситуациях становится «зыбкой». Очевидно, учитывая эти обстоятельства, законодатель в УПК РФ отказался от межотраслевой преюдиции. Вместо статьи 28 в УПК РФ была включена статья 90, которая предусматривала, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда. Итак, статья 90 закрепляла отраслевую, опровержимую преюдицию. Без дополнительной проверки перечисленными должностными лицами государственных органов принимаются лишь обстоятельства, установленные не любым судебным решением, а только вступившим в законную силу приговором суда. Содержание данной нормы объясняют следующие обстоятельства. Несмотря на то, что установление объективной истины в уголовном судопроизводстве целью доказывания уже не является, и роль прокуратуры значительно сузилась, в условиях реформированного уголовно – процессуального законодательства по-прежнему действуют строгие правила доказывания, отличающиеся от существующих в иных формах судопроизводства. Назначением уголовного судопроизводства является защита прав, законных интересов личности и государства. Целью доказывания – обстоятельства, предусмотренные ст. 73 УПК РФ. Установление их обязательно для дознавателя, следователя, прокурора и суда. Уголовный процесс включает в себя досудебное производство, в котором должностные лица государственных органов наделены достаточно властными полномочиями по собиранию, проверке и оценке доказательств. Справедливости ради стоит отметить, что не закреплено ныне в УПК условие всесторонности, объективности, полноты предварительного расследования. Однако существует ст. 294 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела. Вспомогательную роль по отношению к доказыванию имеет оперативно – разыскная деятельность, возможности которой весьма велики.

Очевидно, что вышеперечисленные обстоятельства были учтены законодателем, который в ч. 4 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса предусмотрел правило о том, что вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом. Соответственно в части 4 ст. 69 Арбитражного процессуального кодекса была закреплена норма о том, что вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом.

Однако полный отказ законодателя в УПК от межотраслевой преюдиции давал основание предполагать, что в силу отличий в правилах доказывания любое решение суда, вынесенное в сфере гражданского судопроизводства, истинным не является, с чем конечно же согласиться нельзя. При подобной постановке вопроса цель экономии времени и финансов достигнута быть не может. Проведенный в 2011 г. автором настоящей статьи опрос 100 прокурорских работников Пермского края убедил в том, что практические работники к полному отказу законодателя от межотраслевой преюдиции отнеслись с немалым сомнением.

Неурегулированность данного вопроса в уголовно-процессуальном законодательстве, за последние 2 десятилетия все более возрастающая преступность, в частности, мошенничество во всех его проявлениях, на практике привели к весьма распространенным в России ситуациям.

Суть их заключалась в том, что в отношении конкретного лица были вынесены в его пользу вступившие в законную силу судебные решения в сфере гражданского (арбитражного) судопроизводства и параллельно по тем же фактам в отношении этих же лиц по признакам преступления возбуждалось уголовное дело.

Так, например, компания, которую возглавлял Суринов, на открытом аукционе в одной из республик приобрела по гражданско-правовой сделке аэронавигационное оборудование. Следователи и суд сочли это оборудование имуществом ограниченного оборота и в связи с этим не подлежащим приватизации, могущим находиться исключительно в федеральной собственности. Продажу имущества на торгах разрешило правительство региона, поскольку, по заключению следствия и суда, Суринов вместе с сообщниками ввел в заблуждение руководителя правительства относительно характера имущества. Суринов был обвинен и признан виновным в хищении государственного имущества в особо крупном размере. Приговор был вынесен в то время, когда уже вступили в законную силу и были приобщены к делу решения арбитражных судов, признавших сделку по приобретению оборудования законной, поскольку спорное имущество никогда не принадлежало ни республике, ни Российской Федерации и не содержало объектов военного сектора, поэтому могло быть предметом гражданского оборота без всяких ограничений. Кассационная жалоба Суринова на приговор, обосновываемая ссылками на то, что решениями арбитражных судов совершенные с его участием сделки с аэронавигационным оборудованием были признаны соответствующими закону, была отклонена.

Суринов обратился в Конституционный Суд РФ с жалобой на нарушение его конституционных прав статьей 90 УПК РФ.

15 января 2008 года Конституционным Судом РФ было принято Определение №193-О-П по жалобе гражданина Суринова Т.Р. на нарушение его конституционных прав статьей 90 УПК РФ . Федеральным законом от 29.12.2009 г. №383–ФЗ ст. 90 УПК РФ была изменена. Содержание ее выглядело следующим образом: «Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем без дополнительной проверки. При этом такие приговоры или решения не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом деле».

Новая редакция ст. 90, закрепившей межотраслевую неопровержимую преюдицию, не убавила проблем в правоприменительной деятельности. Подтверждением тому явилась складывающаяся практика расследования уголовных дел с применением требований ст. 90 УПК. Мы посчитали целесообразным в настоящей статье изложить обстоятельства одного из первых уголовных дел, расследуемых в Пермском крае и вызвавшем ряд вопросов о том, как применять норму, предусмотренную ст. 90 УПК РФ.

03.12.2010 года в отношении О. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ по факту покушения на хищение путем обмана и злоупотребления доверием имущества – денежных средств в сумме 3 000 000 рублей, то есть в особо крупном размере, принадлежащих Пермскому филиалу ОАО «Росстрах». В ходе расследования было установлено, что в июне 2009 года Х О.П. приобрел в собственность объект недвижимости, незавершенный строительством, общей площадью 112 м2, решив зарегистрировать его на свою мать – Х Г.Е. Решение вопросов, связанных с процедурой государственной регистрации прав на приобретаемое недвижимое имущество, а также его страхование, согласно нотариально удостоверенной доверенности должен был осуществлять представитель Х Г.Е. – О.

23.07.2009 года Х О.П. во исполнение ранее достигнутой договоренности передал О. денежные средства в сумме 30 000 рублей в качестве предполагаемых затрат на страхование, в том числе для внесения страховой премии. 24.07.2009 года О., выполняя взятые на себя обязательства перед Х О.П. зарегистрировал объект в Управлении Федеральной регистрационной службы, но не застраховал его.

В ночь с 05.08.2009 года на 06.08.2009 года объект был поврежден пожаром, о чем был составлен акт о пожаре.

О., получив сообщение о пожаре, решил путем обмана и злоупотребления доверием заключить договор страхования после пожара. О. имел умысел путем заключения указанного договора и предъявления его для исполнения противоправным путем изъять имущество страховой организации и обратить его в пользу Х О.П., не осведомленного о его противоправных намерениях, тем самым избежав ответственности, в том числе материальной, перед Х О.П.

07.08.2009 года, в утреннее время, О. встретился с Д. в летнем кафе «Пирожковая», расположенном по адресу: г. Пермь, ул. Куйбышева, 31, предоставил ему не соответствующие действительности три фотографии объекта, незавершенного строительством, на которых объект был изображен до повреждения пожаром; доверенность на право представления интересов Х Г.Е. и, скрывая от Д. факт пожара, имевший место 06.08.2009 года, путем обмана создал у Д. неверное представление о фактических обстоятельствах, при этом попросил Д. указать в заявлении на страхование, а также в полисе комплексного страхования имущества граждан не фактическую дату заключения договора, то есть 07.08.2009 года, а 03.08.2009 года. Д., введенный в заблуждение относительно истинных намерений О., доверяя ему, на предложение О. согласился.

После заключения договора страхования с нарушением установленного порядка О., преследуя корыстную цель, 07.08.2009 года обратился в Пермский филиал ОАО «Росстрах» по адресу г. Пермь, ул. Кирова, 124, предъявив договор (полис) комплексного страхования имущества граждан №002215 с целью получения на его основании страховой выплаты в сумме 3 000 000 рублей, тем самым продолжая осуществлять свой преступный умысел, направленный на хищение путем обмана и злоупотребления доверием денежных средств, принадлежащих Пермскому филиалу ОАО «Росстрах». Однако умышленные действия, направленные на хищение имущества – денежных средств в сумме 3 000 000 рублей, то есть в особо крупном размере, принадлежащих Пермскому филиалу ОАО «Росстрах», путем обмана и злоупотребления доверием О. не были доведены до конца по не зависящим от него обстоятельствам, так как сотрудниками Пермского филиала ОАО «Росстрах» был установлен факт заключения договора страхования с нарушением установленного порядка, то есть после наступления события, являющегося предметом договора.

29.04.2011 года уголовное дело с обвинительным заключением было направлено прокурору Ленинского района г. Перми.

04.05.2011 года постановлением прокурора Ленинского района г. Перми данное уголовное дело было возвращено прокурором следователю для производства дополнительного следствия и устранения выявленных недостатков. В качестве одного из оснований принятого процессуального решения прокурором было указано, что в материалах уголовного дела имеется решение Индустриального районного суда г. Перми о взыскании с ОАО «Росстрах» в пользу Х Г.Е. суммы ущерба в размере 2 673 845 рублей 78 копеек в счет возмещения убытков при наступлении страхового случая. Также решением данного суда ОАО «Росстрах» отказано в признании недействительным договора имущественного страхования КСИ № 002215 объекта, незавершенного строительством, заключенного между Х Г.Е. и ОАО «Росстрах». Указанное решение кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 04.04.2011 года признано законным и обоснованным. Согласно ст. 90 УПК РФ, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. Данное основание, по мнению прокурора, исключает возможность направления уголовного дела в суд с обвинительным заключением.

Подобных уголовных дел в Пермском крае было несколько. Значительно сложнее выглядела ситуация в других субъектах Российской Федерации.

16 июня 2011 года в Государственной Думе РФ состоялось заседание Комитета по безопасности на тему «О совершенствовании института преюдиции в уголовно-процессуальном законодательстве РФ». Ряд участников данного заседания с тревогой обсуждали создавшееся на практике положение. Например, представитель Следственного департамента при МВД РФ П.Б. Сычев утверждает: «В производстве наших следователей ежегодно находится от 200 до 500 уголовных дел о рейдерских захватах предприятий. Добрая половина этих дел – это так называемые «рейдерские захваты через судебные решения”» .

Как практические работники толковали норму закона о том, что обстоятельства, установленные вступившими в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда … признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки? Большинство прокуроров и судей – буквально. Следователи, расследующие подобные дела, полагали, что преюдиция должна быть опровержимой. Дознаватель, следователь, прокурор и суд вправе поставить под сомнение предыдущее судебное решение и проверить невыясненные обстоятельства. Именно такое решение, утверждали они, соответствует назначению уголовного судопроизводства, принципам свободы оценки доказательств, состязательности процесса, защите законных интересов личности и государства.

«Умелое» пользование несовершенством закона, надо полагать, позволило немалому количеству лиц уйти от уголовной ответственности.

Остается сожалеть о том, что содержание статьи 90 УПК РФ в редакции Aедерального закона от 29 декабря 2009 г. № 383 – ФЗ у большинства специалистов в сфере уголовного судопроизводства не оставляло сомнений относительно того, что слова «без дополнительной проверки» следует понимать буквально. К скольким же нарушениям прав, законных интересов личности, общества и государства в действительности это привело?!

А между тем Конституционный Суд РФ 21 декабря 2011 г. принял постановление №30 – П «Gо делу о проверке конституционности положений ст. 90 УПК РФ в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко» .

Заявители просили признать противоречащей статьям 19 (часть 1), 45, 46 и 52 Конституции РФ статью 90 УПК РФ в той части, в какой она – по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, — не допускает проведения дополнительной проверки обстоятельств, вызывающих сомнения у суда, прокурора, следователя, дознавателя, когда эти обстоятельства установлены вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского судопроизводства.

Конституционный Суд разъяснил, что в целях обеспечения правовой определенности и стабильности судебных актов – в статью 90 УПК РФ были внесены изменения, в силу которых, в частности, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. В системе норм, предусматривающих условия и порядок доказывания по уголовным делам в контексте предписаний статей 49 и 118 (часть 2) Конституции РФ, и во взаимосвязи со статьей 61 ГПК РФ и статьей 69 АПК РФ это означает, что принятые в порядке гражданского судопроизводства и вступившие в законную силу решения судов по гражданским делам не могут рассматриваться как предрешающие выводы суда при осуществлении уголовного судопроизводства о том, содержит ли деяние признаки преступления, а также о виновности обвиняемого, которые должны основываться на всей совокупности доказательств по уголовному делу, в том числе на не исследованных ранее при разбирательстве гражданского дела данных, указывающих на подлог или фальсификацию доказательств, такого рода доказательства исследуются в процедурах, установленных уголовно – процессуальным законом, и могут в дальнейшем повлечь пересмотр гражданского дела.

Исключительная по своему существу возможность преодоления окончательности вступивших в законную силу судебных актов предполагает установление таких особых процедур и условий их пересмотра, которые отвечали бы прежде всего требованиям правовой определенности, обеспечиваемым признанием законной силы судебных решений, их неопровержимости, что применительно к решениям, принятым в ординарных судебных процессах, может быть поколеблено, если какое-либо новое или вновь открывшееся обстоятельство или обнаруженные фундаментальные нарушения неоспоримо свидетельствуют о судебной ошибке, без устранения которой компетентным судом невозможно возмещение причиненного ущерба (постановления от 11 мая 2005 №5-П, от 5 февраля 2007 года №2-П и от 17 марта 2009 года №5-П, определение от 15 января 2008 года №193-О-П) .

Исходя из того, что «установленные федеральным законом механизмы признания и опровержения преюдициальной силы судебных актов подлежат судебному контролю в том числе с точки зрения их соответствия конституционным принципам независимости суда и обязательности судебных решений и с учетом конституционного содержания права на судебную защиту, в качестве единого способа опровержения (преодоления) преюдиции во всех видах судопроизводства должен признаваться пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, к числу оснований которого относится установление приговором суда совершенных при рассмотрении ранее оконченного дела преступлений против правосудия, включая фальсификацию доказательств» .

Однако, думается, и в настоящее время было бы преждевременным ставить точку в разрешении проблем применения ст. 90 УПК РФ. Осмысления и дальнейшего обсуждения требуют разъяснения ряда положений, изложенных в постановлении КС №30-П от 21 декабря 2011 г. В дальнейшем законодательном регулировании нуждается статья 90 УПК РФ.

Отсутствие ныне в УПК понятия преюдиции, указания на субъектов и порядок опровержения преюдиции по-прежнему оставляет дознавателей, следователей, прокуроров, судей в затруднительном положении, не способствует назначению уголовного судопроизводства, обеспечению разумного сочетания интересов личности и государства.

Библиографический список

  1. Определение Конституционного Суда РФ от 15 января 2008г. №193-О-П «По жалобе гражданина Суринова Татевоса Романовича на нарушение его конституционных прав статьей 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституц. Суда РФ. URL: www.ksrf.ru (дата обращения: 16.06.2013).

  2. Постановление №30-П «по делу о проверке конституционности положений ст. 90 УПК РФ в связи с жалобой гражданина В.Д. Власенко и Е.А. Власенко». URL: www.ksrf.ru (Дата обращения: 16.06.2013).

  3. Постановление Конституционного Суда РФ от 11 мая 2005 г. №5-П «По делу о проверке конституционности ст. 405 Уголовно-процессуального кодекса РФ в связи с запросом Курганского областного суда, жалобами Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, производственно-технического кооператива «Содействие”, общества с ограниченной ответственностью «Карелия” и ряда граждан». URL: www.ksrf.ru (дата обращения: 16.06.2013).

  4. Постановление Конституционного Суда РФ от 05 февраля 2007 г. №2-П «По делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Кабинета Министров Республики Татарстан, жалобами открытых акционерных обществ «Нижнекамскнефтехим” и «Хакасэнерго”, а также жалобами ряда граждан». URL: www.ksrf.ru (дата обращения: 16.06.2013).

  5. Постановление Конституционного Суда РФ от 17 марта 2009 г. №5-П «По делу о проверке конституционности положения, содержащегося в абзацах четвертом и пятом пункта 10 статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации, в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью «Варм». URL: www.ksrf.ru (дата обращения: 16.06.2013).

  6. Российская юридическая энциклопедия. М.: Дом Инфра-М, 1999. С. 2394.

  7. Скобликов П.А. Проблемы современной преюдиции: арбитражный процесс блокирует уголовный? // Закон. 2010. №4. С. 178–191.

  8. Стенограмма «круглого стола» Комитета по безопасности на тему «О совершенствовании института преюдиции в уголовно – процессуальном законодательстве РФ». URL: http://komitet2-16.km.duma.gov.ru (дата обращения: 16.06.2011).

  9. Фурсов П.А. Предмет, система и основные принципы арбитражного процессуального права: проблемы теории и практики. М.: Инфра-М, 1999. 451 с.

  10. Юридический энциклопедический словарь. М.: Большая Рос. энциклопедия, 2002. С. 413.

1. Комментируемая статья закрепляет правила использования преюдиции в уголовном судопроизводстве. Преюдиция – это заранее установленная юридическая сила того либо иного решения. В смысле, придаваемом преюдиции в сфере уголовного судопроизводства, данное понятие означает, что обстоятельства, которые ранее уже были установлены и отражены во вступившем в законную силу приговоре либо ином вступившем в законную силу решении суда, принятом в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются органами и должностными лицами без дополнительной проверки.

Под такими ранее установленными обстоятельствами понимаются любые обстоятельства, которые имеют значение для нового уголовного дела, независимо от того, относятся ли они непосредственно к обстоятельствам, подлежащим доказыванию (ст. 73 УПК РФ), или являются иными обстоятельствами, имеющими значение для уголовного дела.

2. В тексте комментируемой статьи речь идет о любом приговоре, вступившем в законную силу, как обвинительном, так и оправдательном. Вместе с тем не могут считаться установленными обстоятельства, которые: 1) отражены в обвинительном приговоре, но прямо или косвенно свидетельствуют о виновности лица, не привлекавшегося по этому же уголовному делу в качестве обвиняемого; 2) отражены в оправдательном приговоре, но ставят под сомнение невиновность лица, оправданного по этому же уголовному делу. Это ограничение вытекает из требований принципа презумпции невиновности, согласно которому обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ч. 1 ст. 14 УПК РФ).

3. Если судебным решением будет установлено, что имела место гражданско-правовая сделка, то действия участников этой сделки не могут быть квалифицированы как преступление, в том числе в случае, когда одна из сторон нарушила ее условия. Согласно ст. 11 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. никто не может быть лишен свободы лишь на том основании, что он не в состоянии выполнить какое-либо договорное обязательство.

4. Поскольку вопрос о соотношении решений различных судов в плане преюдиции приобрел актуальность, по этому вопросу состоялось постановление Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2011 г. № 30-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В. Д. Власенко и Е. А. Власенко». В нем, в частности, указано, что наличие преюдициальности решений, вступивших в законную силу, отнюдь не отрицает возможности их пересмотра в установленном законом порядке. Кроме того, если в результате рассмотрения гражданско-правового спора суд установит, что одна из сторон не выполнила свои договорные обязательства, это не свидетельствует о совершении лицом, представляющим эту сторону, уголовно наказуемого деяния, поскольку это устанавливает только суд в порядке уголовного судопроизводства и закрепляет во вступившем в законную силу приговоре суда.

5. При решении в рамках уголовного судопроизводства вопроса о наличии в действиях лица признаков преступления преюдициальное значение имеет лишь такой ранее вынесенный и вступивший в законную силу акт, которым дело было разрешено по существу и определено правовое положение данного лица.

6. Фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, сами по себе не предопределяют выводы суда о виновности обвиняемого по уголовному делу.

Консультации юристов по ст. 90 УПК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 90 УПК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *