Ст 35 п 1

1. Преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора.

2. Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

3. Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

4. Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

5. Лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных статьями 205.4, 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных статьями 205.4, 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

6. Создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса, влечет уголовную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана.

7. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом.

См. все связанные документы >>>

1. В комментируемой статье определяются формы соучастия. Уголовный закон термины «форма» и «вид» соучастия не использует, однако теория уголовного права и судебная практика применяют эти понятия, вкладывая в них разный смысл. Деление соучастия на виды и формы позволяет определить характер и степень взаимодействия между соучастниками, помогает установить степень общественной опасности преступления. Вопрос о видах и формах относится к дискуссионным.

Виды соучастия можно выделить по характеру выполняемой соучастниками функции при совершении преступления: соисполнительство и соучастие с распределением ролей. Соисполнительство характеризуется совершением преступления соисполнителями. Его называют также простым соучастием или совиновничеством.

Соучастие с распределением ролей предполагает участие в преступлении (помимо исполнителя) хотя бы одного другого соучастника: пособника, подстрекателя или организатора. Этот вид соучастия именуется также сложным соучастием, или соучастием в узком смысле слова. В статьях Особенной части УК эти виды соучастия не предусмотрены ни как признаки основного состава, ни как квалифицирующие признаки. Значение видов соучастия состоит в том, что они позволяют правильно определить характер участия лица в совершении преступления для решения вопроса о его уголовной ответственности и назначении наказания.

При соисполнительстве деяния соисполнителей квалифицируются только по статье Особенной части УК. В случае же соучастия с распределением ролей деяния других соучастников (организатора, подстрекателя, пособника) квалифицируются дополнительно еще по соответствующей части ст. 33 УК. Вид соучастия учитывается при определении некоторых форм соучастия.

2. В ст. 35 говорится о совершении преступления группой лиц. В теории уголовного права оно называется формой соучастия. Из комментируемой статьи следует, что формами соучастия являются: 1) группа лиц; 2) группа лиц по предварительному сговору; 3) организованная группа; 4) преступное сообщество (преступная организация).

Формы соучастия выделяются в зависимости от способа совместного совершения преступления и степени согласованности действий соучастников. Способ совершения преступления и согласованность действий соучастников являются взаимосвязанными признаками. Чем меньше степень согласованности, тем проще способ. И наоборот, более высокая согласованность, договоренность о совершаемых действиях предопределяет более совершенный способ осуществления преступления.

Содержание группы лиц, закрепленное ст. 35, сохраняет свое значение применительно к понятию «группа лиц», закрепленному в качестве отягчающего обстоятельства в ст. 63 УК, и ко всем случаям указания на «группу лиц» как квалифицирующий признак преступлений, предусмотренных статьями Особенной части УК.

В УК понятия «группа лиц», «группа лиц по предварительному сговору», «организованная группа» раскрываются исключительно исходя из содержания института соучастия (см. п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004 N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» <1>. В связи с этим нельзя признать убедительными доводы некоторых авторов, пытающихся группу рассматривать не только применительно к соучастию, но и как признак объективной стороны — способа совершения преступления <2>.

<1> БВС РФ. 2004. N 8.

Согласно ч. 1 ст. 35 преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора. Способ взаимодействия соисполнителей ограничивается либо их спонтанными деяниями, либо присоединением одного лица к начавшейся преступной деятельности другого.

Группа лиц характеризуется двумя признаками: в ее состав входят только соисполнители, отсутствует предварительный сговор между ними. Соисполнители как соучастники должны обладать всеми признаками субъекта преступления, по крайней мере, хотя бы двое из них. Другие соучастники, оказывающие какое-либо содействие группе лиц, в состав группы не входят, ее участниками не являются. Например, двое подростков встретили своего недруга и, не сговариваясь, стали его избивать. В это время мимо проходил их приятель, который предложил подросткам зайти к нему, «привести себя в порядок», смыть следы крови, переодеться и уничтожить окровавленную одежду. В этом случае группу лиц образуют только подростки, выполнившие объективную сторону преступления, т.е. те, которые избивали. Третий — пособник, заранее пообещавший скрыть следы преступления. Пособник не является участником группы лиц.

3. Под предварительным сговором понимается договоренность между соисполнителями о совершении преступления, достигнутая до начала совершения преступления, т.е. на стадии приготовления. Сговор, который состоялся уже в процессе осуществления преступления, не считается предварительным. Такая совместная деятельность соисполнителей образует группу лиц. Когда у группы лиц имеются соучастники, преступление в целом совершается с распределением ролей, т.е. формой соучастия является группа лиц, а его видом — соучастие с распределением ролей.

Преступления совершаются группой лиц нередко. В Уголовном кодексе группа лиц предусматривается в качестве квалифицирующего признака убийства (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК), умышленного причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «а» ч. 3 ст. 111 УК).

4. В ч. 2 ст. 35 предусмотрено, что преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Группа лиц по предварительному сговору характеризуется двумя признаками: участием только соисполнителей, наличием предварительного сговора. Иные соучастники (организатор, подстрекатель или пособник), не выполнявшие одновременно функций соисполнителя, не входят в состав группы лиц по предварительному сговору. Их действия следует квалифицировать со ссылкой на соответствующую часть ст. 33 УК.

В отличие от первой группы соисполнители прямо в качестве только одних участников группы лиц по предварительному сговору не названы. В ч. 2 комментируемой статьи говорится об участии лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления. Такая формулировка явилась в теории уголовного права причиной разного понимания состава группы лиц по предварительному сговору. Имеются высказывания о том, что группа лиц по предварительному сговору может характеризоваться и распределением ролей <1>.

<1> См.: Наумов А.В. Указ. соч. С. 301.

Членами группы лиц по предварительному сговору могут быть только соисполнители.

Именно совершение преступления такой группой, как соисполнителями, повышает общественную опасность преступления. Объединение усилий заранее сговорившихся лиц дает больший эффект, когда эти лица непосредственно участвуют в выполнении объективной стороны преступления. Общественная опасность совершенного деяния, как правило, выше, когда его непосредственно осуществили несколько лиц, предварительно согласовавших свои действия. Выполнение преступления одним лицом, которому помогали организатор, пособник, подстрекатель, не достигает той степени общественной опасности, которая свойственна группе лиц по предварительному сговору. Поэтому не любое совершение соучастниками преступления по предварительному сговору, а только осуществление его группой лиц социально обусловило необходимость выделения этой формы соучастия. Понятие группы лиц по предварительному сговору имеет одинаковое содержание применительно к статьям Общей и Особенной частей УК.

Судебная практика понимает группу лиц по предварительному сговору именно как соисполнителей <1>. О понятии предварительного сговора см. комментарий к понятию группы лиц.

Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору предусмотрено во многих статьях Особенной части УК в качестве квалифицирующего признака преступления. Во всех формах хищениях, во многих преступлениях против жизни и здоровья, против общественной безопасности и др. закреплено усиление уголовной ответственности при совершении преступления такой группой. Деяния членов группы лиц по предварительному сговору квалифицируются только по статье Особенной части УК, части, пункту статьи, предусматривающему анализируемую форму соучастия. Уголовно-правовая оценка деятельности других соучастников данной группы требует дополнительной ссылки на соответствующую часть ст. 33 УК.

5. В ч. 3 ст. 35 предусмотрено, что преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Организованная группа характеризуется предварительной договоренностью и устойчивостью.

Предварительная договоренность может относиться как к нескольким, так и к одному деянию. Сговор должен быть предварительным, т.е. состояться до начала выполнения объективной стороны преступления. Договоренность участников организованной группы представляет не просто согласование отдельных действий соучастников, а конкретизацию совершения преступлений, детализацию участия каждого соучастника, определение способов оптимального осуществления преступного замысла.

Наличие детального согласования с указанием функций и действий соучастников свидетельствует о большей степени соорганизованности по сравнению с группой лиц по предварительному сговору. Нередко в организованной группе, особенно при ее образовании для совершения одного преступления, имеется подробный детально разработанный план (например, для террористического акта, ограбления).

Устойчивость как признак организованной группы заключается в установлении между соучастниками тесных связей, неоднократность контактов для детализации и проработки будущих действий. Между соучастниками возникают особого рода отношения по взаимодействию в процессе совершения преступления <1>.

<1> БВС РФ. 2001. N 10. С. 17.

Организованная группа может состоять из соисполнителей, а может включать и других соучастников. Устойчивость и особая согласованность членов такой группы настолько повышают ее общественную опасность, что распределение ролей между соучастниками является достижением объективной и субъективной сорганизованности в целях совершения нескольких преступлений.

По одному из дел суд специально подчеркнул значимость формы соучастия для уголовно-правовой оценки деятельности соучастника. По смыслу уголовного закона в случае совершения хищения с проникновением в жилище по предварительному сговору группой лиц при отсутствии признаков организованной группы действия лиц, осведомленных о целях участников хищения и оказавших им содействие в доставке к месту преступления и обратно, но не оказывавших помощь в непосредственном проникновении в жилище или изъятии имущества, подлежат квалификации как соучастие в преступлении в форме пособничества <1>.

<1> БВС РФ. 2002. N 1. С. 21.

В организованной группе, указанной как признак основного или квалифицированного состава преступления, все ее участники являются соисполнителями. К ответственности они привлекаются только по статье Особенной части УК без ссылки на ст. 33 УК независимо от того, что фактически не выполняли объективную сторону преступления.

В вышеприведенном примере поведение лица, содействовавшего совершению хищения путем доставки соучастников к месту преступления и обратно, было оценено как пособничество группе лиц по предварительному сговору. Те же самые действия лица, являвшегося членом организованной группы, получают иную правовую оценку: как соисполнителя в составе организованной группы.

Организованная группа предусмотрена во многих статьях Особенной части УК как квалифицирующий признак состава, например за изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ч. 3 ст. 186 УК). Разновидностью организованной группы является банда, создание которой предусмотрено уже как оконченное преступление (ст. 209 УК).

Если организованная группа совершает преступление, которое по уголовному закону не имеет квалифицирующих признаков в виде группы лиц, группы лиц по предварительному сговору или организованной группы, действия ее участников, кроме исполнителя (соисполнителей), нужно квалифицировать со ссылкой на ст. 33 УК. При назначении наказания всем членам организованной группы необходимо учесть в качестве отягчающего обстоятельства совершение преступления в составе организованной группы (п. «в» ч. 1 ст. 63 УК).

6. В соответствии с ч. 4 ст. 35 преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

Основу преступного сообщества образует организованная группа. Преступное сообщество помимо признаков, относящихся к организованной группе, характеризуется также структурированностью, созданием в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды. Признаки организованной группы, рассмотренные выше, — устойчивость и предварительное согласование деятельности, сохраняют свое значение и для понятия преступного сообщества.

Под структурированной организованной группой следует понимать группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, состоящую из подразделений (подгрупп, звеньев и т.п.), характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий. Такой группе, кроме единого руководства, присущи взаимодействие различных ее подразделений в целях реализации общих преступных намерений, распределение между ними функций, наличие возможной специализации в выполнении конкретных действий при совершении преступления и другие формы обеспечения деятельности преступного сообщества. Структурное подразделение последнего — это функционально и (или) территориально обособленная группа, состоящая из двух или более лиц (включая ее руководителя), которая в рамках и в соответствии с целями преступного сообщества (преступной организации), могут не только совершать отдельные преступления (дачу взятки, подделку документов и т.п.), но и выполнять иные задачи, направленные на обеспечение его функционирования (п. п. 3 и 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2010 N 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участия в нем (ней)» <1>).

<1> БВС РФ. 2010. N 8.

Четкой структурой выделяется преступное сообщество в виде объединения организованных групп. Здесь каждая организованная группа является самостоятельным структурным подразделением преступного сообщества и подчиняется единому руководству.

Преступное сообщество создается в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды. Законом конкретизируется, что тяжкое или особо тяжкое преступление совершается для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды. Только при сочетании двух целей: совершения тяжкого или особо тяжкого преступления и получения указанной выгоды, имеется преступное сообщество.

О понятии тяжкого и особо тяжкого преступления см. коммент. к ч. ч. 4 и 5 ст. 15 УК.

К получению прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды можно отнести приобретение имущества или права на имущество, выход на новый рынок сбыта продукции, получение доступа к распоряжению финансовыми средствами, оказание влияния на решение вопроса о заключении контрактов, получение выгодной должности и т.п.

Все рассмотренные признаки преступного сообщества (преступной организации) в совокупности образуют самую опасную форму соучастия. Только при их совместном наличии есть такое преступное сообщество <1>.

<1> БВС РФ. 2001. N 9. С. 9, 10.

Преступное сообщество обладает повышенной общественной опасностью, что учтено законодателем. В действующем УК организация преступного сообщества предусмотрена в качестве самостоятельного преступления в ст. 208 УК — организация незаконного вооруженного формирования; в ст. 210 УК — организация преступного сообщества (преступной организации) и в ст. 282.1 УК — организация экстремистского сообщества в целях совершения преступлений экстремистской направленности, являющихся по категории тяжкими или особо тяжкими преступлениями (см. коммент. к ст. 282.1).

Особенностью перечисленных преступлений является признание их оконченными в момент создания соответствующих формирования, организации. Независимо от того, совершило ли преступное сообщество (ст. 210 УК) тяжкое или особо тяжкое преступление или еще не совершило, с момента его создания преступление считается оконченным. Данные деяния сконструированы по типу преступлений с усеченными составами, в которых сами по себе приготовительные действия признаются оконченным преступлением.

Участие в преступном сообществе является отягчающим наказание обстоятельством (ст. 63 УК). Лица, не являющиеся членами преступного сообщества, которые оказали ему какое-либо содействие, признаются соучастниками преступного сообщества и привлекаются к ответственности со ссылкой на ст. 33 УК.

Согласно ч. 5 ст. 35 лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных ст. ст. 208, 209, 210 и 282.1 УК, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, которые охватывались его умыслом.

Организатор привлекается к уголовной ответственности за все преступления, совершенные такими группами, если имеется его умысел. Это означает ответственность организатора и в ситуациях, когда он лично не руководил преступлением, но был в курсе совершения последнего и оно совершилось под его общим руководством.

Другие члены организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность либо за участие в них в случаях, предусмотренных статьями Особенной части УК, либо за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали (ч. 5 ст. 35). В первом случае ответственность соучастников предусмотрена за членство в таких группах, например участник преступной организации (ч. 2 ст. 210 УК) отвечает за то, что состоит ее членом как лицо, отвечающее за материально-техническое снабжение преступного сообщества.

Во втором случае участник организованной группы, готовившей убийство, отвечает за приготовление к нему в составе организованной группы по ч. 1 ст. 30 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК.

Создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части УК, влечет уголовную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана (ч. 6 ст. 35). Участники организованной группы, подготавливающие умышленное уничтожение имущества путем взрыва (ч. 2 ст. 167 УК), привлекаются к уголовной ответственности за приготовление к такому уничтожению в соучастии. Действия каждого соучастника квалифицируются по ч. 1 ст. 30, ч. 2 ст. 167 и соответствующей ч. ч. 3, 4 или 5 ст. 33 УК.

7. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных УК (ч. 7 ст. 35).

Совершение преступления любой из указанных групп, предусмотренное как квалифицирующий или конститутивный признак состава преступления, отражается в квалификации иных соучастников, которые не являются членами такой группы. Они привлекаются к ответственности по статье Особенной части УК, содержащей указанный признак, с обязательной ссылкой на ст. 33 УК. Когда группе лиц по предварительному сговору, совершившей, например, кражу из торгового павильона, помогал пособник, увозя похищенное с места преступления, такой пособник привлекается к ответственности за пособничество этой группе лиц по ч. 5 ст. 33 и п. «а» ч. 2 ст. 158 УК. Подобная квалификация объясняется тем, что должно быть учтено содействие не одному исполнителю, а именно группе лиц.

8. В организованной группе и преступном сообществе все участники, несмотря на фактическое распределение ролей, юридически являются соисполнителями. Когда совершение преступления организованной группой закреплено в статье УК в качестве квалифицирующего признака, то все члены данной группы привлекаются к ответственности только по этой статье Особенной части УК. Например, организованная группа осуществляет контрабанду табачных изделий. Хотя в этой группе имеются организатор, два соисполнителя и два пособника, все они должны нести ответственность по ч. 4 ст. 188 УК (без ссылки на ст. 33 УК для организатора и пособников). Основанием для данной квалификации является то, что организованная группа характеризует объективную сторону состава преступления; поэтому все ее участники юридически выполняют хотя бы какую-то часть объективной стороны преступления, т.е. являются соисполнителями.

Совершение преступления преступным сообществом не предусмотрено в уголовном законе как квалифицирующее обстоятельство. Совершение его участниками тяжкого преступления, например вымогательства в целях получения имущества в крупном размере, влечет их ответственность следующим образом:

1) все члены преступного сообщества привлекаются за участие в преступном сообществе; организатор — по ч. 1 ст. 210 УК, а другие участники — по ч. 2 ст. 210 УК;

2) все участники преступного сообщества отвечают за вымогательство, совершенное организованной группой и в целях получения имущества в крупном размере (п. п. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК);

3) всем участникам этого сообщества при назначении наказания за вымогательство учитывается отягчающее обстоятельство — совершение преступления в составе преступного сообщества (п. «в» ч. 1 ст. 63 УК). Необходимость учета отягчающего обстоятельства каждому соучастнику объясняется тем, что к ответственности члены преступного сообщества были привлечены за совершение вымогательства организованной группой. На самом же деле преступление совершило преступное сообщество, степень общественной опасности которого выше опасности организованной группы. Неучтенное в квалификации деяний соучастников — совершение вымогательства данным сообществом — реализуется при назначении им наказания как отягчающее обстоятельство.

9. Ответственность соучастников преступления связана не только с квалификацией их роли и формы соучастия. На их ответственность влияют и правила назначения наказания. В соответствии со ст. 63 УК совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) признается отягчающим наказание обстоятельством.

Согласно ст. 67 УК при назначении наказания за преступление, совершенное в соучастии, учитываются характер и степень фактического участия лица в его совершении, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного или возможного вреда. Названное требование закона предопределяет индивидуальную ответственность каждого соучастника, привлекаемого по одной и той же статье Особенной части УК и наказываемого в пределах ее санкции.

Главная / Юридические услуги / Представительство в суде / Другие ГРАЖДАНСКИЕ ДЕЛА / Споры о защите права собственности Споры о защите права собственности
В современных гражданских правоотношениях с развитием правовых институтов, объектом которых выступает имущество, все чаще возникают споры в отношении защиты прав собственности.

Помимо прочих споров, разрешаемых судами, достаточно часто встречаются дела, в которых одна сторона просит суд восстановить свои права собственника и защитить их от посягательств третьих лиц.

Гражданское законодательство РФ наделяет собственника возможностью требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Нарушение прав собственника, не связанных с лишением владения, касаются двух других его правомочий – права пользования и права распоряжения. Защита этих прав от нарушений, устранение препятствий к их осуществлению производятся с помощью негаторного иска.

Субъектом негаторного иска является собственник или титульный владелец, сохраняющий вещь в своём владении, но испытывающий препятствия в пользовании или распоряжении ей. Субъектом обязанности признаётся нарушитель прав собственника, действующий незаконно. Объект негаторного иска представляет собой устранение длящегося правонарушения на момент предъявления иска. Поэтому к негаторному иску не применяются правила исковой давности. Требование об устранении препятствий в пользовании можно предъявить в любой момент пока сохраняется нарушение.

Наряду с требованием об устранении уже имеющихся препятствий в осуществлении права собственности, негаторный иск может быть направлен и на предотвращение возможного нарушения права собственности, когда налицо угроза такого нарушения. Например, с помощью негаторного иска собственник может добиваться запрета строительства того или иного сооружения уже на стадии его проектирования, если оно будет препятствовать пользованию имуществом.

Если препятствование в осуществлении правомочий собственника создаётся правомерными действиями (например, прокладывается траншея вблизи домовладения с разрешения соответствующих государственных органов), предъявлять негаторный иск нельзя. Придётся либо оспаривать законность таких действий (но не с помощью негаторного иска), либо претерпевать их последствия.

Необходимо отметить, что виндикационный и негаторный иски в защиту своих прав и интересов могут предъявлять не только собственники, но и субъекты иных прав на имущество – все законные владельцы. К их числу отнесены субъекты как вещных прав пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного и иного управления, так и субъекты обязательственных прав, связанных с владением чужим имуществом (например, арендаторы, хранители, перевозчики).

При этом титульные (законные) владельцы, обладающие имуществом в силу закона или договора, в период действия своего права могут защищать своё право владения имуществом даже против его собственника. В силу этого, можно говорить об абсолютной (вещно-правовой) защите не только права собственности и иных вещных прав, но и всякого законного (титульного) владения

Приведем пример из судебной практики.

В суд обратился М.А. к своей бывшей супруге М.Г., брак между которыми был расторгнут в 2010 году. После расторжения брака супруги не обращались в суд с иском о разделе имущества, нажитого в браке. После расторжения брака бывшая супруга без ведома и согласия мужа проживала в дачном доме, приобретенном в браке, но собственником которого является М.А. Бывшая супруга препятствует в осуществлении правомочий собственника своему бывшему супругу М.А., не пускает его на участок, производит вопреки его воле строительные работы, проживает в доме с сожителем.

В обоснование своей позиции М.Г. пояснила, что дом куплен в браке, а потому она может им пользоваться на свое усмотрение. Факт чинения препятствий отрицала.

Юристами ЮрбИС был проведен комплекс мероприятий, позволивший зафиксировать факт неправомерности действий М.Г. в отношении М.А. и его имущества. Выстроенная правовая позиция позволила эффективно защищать интересы доверителя.

Суд обязал бывшую супругу М.Г. устранить препятствия в осуществлении прав собственника своему бывшему супругу М.А., с М.Г. взысканы судебные издержки.

В настоящее время М.А. свободно пользуется своим дачным домом, его бывшая супруга за разделом имущества в суд не обращалась.

Довольно часто в жизни приходится сталкиваться с нарушениями прав собственника, которые могут быть выражены в нарушении права владения, пользования и распоряжения имуществом. Имущество может выбыть из владения собственника (кража, утеря), собственнику могут чиниться препятствия во владении и пользовании имуществом со стороны третьих лиц, на имущество также может быть наложен арест.

В соответствии со статьей 212 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) имущество может находиться в собственности граждан и юридических лиц, а также Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Права владения, пользования и распоряжения своим имуществом всех собственников подлежат судебной защите равным образом.

Если Вы столкнулись с нарушением прав собственника, то советы и содействие со стороны квалифицированного юриста могут оказать Вам существенную помощь, а также сэкономить время, силы и средства.

Обращаясь в компанию ЮрбИС, Вы получаете действительно профессиональную высококвалифицированную юридическую помощь. Нашим клиентам оказывается юридическая помощь по всем правовым вопросам, связанным с защитой права собственности.

Поэтому, обратившись в Юридическое бюро Иванова Сергея, Вы может быть уверены в том, что будете защищены от негативных правовых последствий, возникающих в ходе рассмотрения Вашего судебного дела и избавляете себя от решения множества вопросов, связанных с судебными разбирательствами.

Получить необходимую юридическую консультацию Вы можете на приёме, предварительно записавшись по телефону: +7 (495) 960-3276.

Довольно часто в жизни приходится сталкиваться с нарушениями прав собственника, которые могут быть выражены в нарушении права владения, пользования и распоряжения имуществом. Так имущество может выбыть из владения собственника (кража, утеря), собственнику могут чиниться препятствия во владении и пользовании имуществом со стороны третьих лиц, на имущество также может быть наложен арест.

В соответствии со статьей 212 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) имущество может находиться в собственности граждан и юридических лиц, а также Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Права владения, пользования и распоряжения своим имуществом всех собственников подлежат судебной защите равным образом.

Если Вы столкнулись с нарушением прав собственника, то советы и содействие со стороны квалифицированного юриста могут оказать Вам существенную помощь, а также сэкономить время, силы и средства.

Обращаясь в компанию ЮрбИС, Вы получаете действительно профессиональную, высококвалифицированную юридическую помощь. Нашим клиентам оказывается юридическая помощь по всем правовым вопросам, связанным с защитой права собственности.

Обратившись в Юридическое бюро Иванова Сергея, Вы может быть уверены в том, что будете защищены от негативных правовых последствий, возникающих в ходе рассмотрения Вашего судебного дела и избавляете себя от решения множества вопросов, связанных с судебными разбирательствами.

Получить необходимую юридическую консультацию Вы можете на приёме, предварительно записавшись по телефону: +7 (495) 960-32-76.

Назад в раздел

1. Преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора.

2. Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

3. Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

4. Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

5. Лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных статьями 205.4, 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных статьями 205.4, 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

6. Создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса, влечет уголовную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана.

7. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом.

1.9. ПОНЯТИЕ ГАРАНТИЙ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ НА ЗЕМЛЮ

Ольнев Д.А., аспирант кафедры государственноправовых дисциплин. Место учебы: Пензенский государственный университет. E-mail: olnev-dmitry@yandex.ru

Аннотация: В статье рассматривается понятие «гарантий конституционного права частной собственности на землю». Выделяются признаки и приводится классификация исследуемой категории. Представлены предложения по улучшению действующего законодательства в области гарантий конституционного права частной собственности на землю.

Ключевые слова: конституционное право, частная собственность, земельная собственность, гарантия права, субъективное право.

THE NOTION OF THE GUARANTEE OF THE CONSTITUTIONAL RIGHT OF PRIVATE OWNERSHIP OF LAND

Keywords: the constitutional right, private ownership, property in land, the guarantee of the law, the subjective law.

Субъективное право не может быть должным образом реализовано без гарантий, установленных государством. Не является исключением конституционное субъективное право частной собственности на землю. В связи с этим раскрытие понятия, видов и механизма гарантий указанного права является не только необходимым условием для успешной его реализации, но и для дальнейшего государственного регулирования частных земельных отношений.

Прежде всего, необходимо обратить внимание на понятие «гарантия права».

По мнению С.В. Калашникова, гарантиями прав и свобод являются совокупность средств, способов и процедур, создающих условия, при которых личность может реально защищать и отстаивать на законном основании предусмотренные Конституцией, законодательными актами и текущим законодательством свои права и интересы, признаваемые, соблюдаемые всем обществом и защищаемые государством1. М.В. Баглай понимает под гарантиями правовые средства, обеспечивающие реализацию того или иного права человека и гражданина2. Иные авторы полагают, что юридические гарантии представляют собой систему юридических средств охраны и защиты прав человека и граж-

1 Калашников С.В. Система конституционных гарантий обеспечения прав и свобод граждан в условиях формирования в России гражданского общества // Государство и право. 2002, № 10. С. 18.

2 Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для вузов. — М., 2006. С. 278.

данина3. А.А. Уваров считает, что конституционные гарантии прав и свобод человека и гражданина являются разновидностью правовых гарантий, содержащихся в нормах конституционного права4. Основным гарантом права являются нормы права, возведенные в рамки закона, устанавливающие и гарантирующие субъективные права человека, как полагает Х.А. Аванесян5.

Иными словами, под конституционными гарантиями субъективного права в современной правовой теории понимаются конституционно-правовые средства (нормы и процедура их реализации), обеспечивающие защиту и реализацию конституционного субъективного права.

Однако, конституционная гарантия субъективного права, установленная действующим законодательством и реализуемая через соответствующую практику применения, не является монолитной структурой. Дифференцирующим фактором в данном случае выступают сами конституционные субъективные права, многообразие и разнохарактерность которых требует соответствующего объема защищающих их гарантий. Таким образом, справедливо указать на наличие связи: «субъективное право» — «специальная гарантия». Аналогичным образом соотносятся «конституционное субъективное право частной собственности на землю» и присущие ему «гарантии».

Начиная анализ гарантий конституционного права собственности на землю, следует обратиться к их нормативному закреплению. Основным международным актом, защищающим право собственности, следует считать Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, которая была принята 4 ноября 1950 года. Её первый протокол закрепляет право каждого на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права6. С момента ратификации Российской Федерацией Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 5 мая 1998 года российские граждане получили право обжаловать действия государственных органов в Европейский Суд по правам человека.

Конституция Российской Федерации не содержит специальных норм-гарантий, относящихся непосредственно к рассматриваемому праву. К общим гарантиям конституционного субъективного права частной собственности на землю следует отнести следующие: государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется (п.

1 ст. 45); каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. (п.

2 ст. 45); каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. (п. 1 ст. 46); каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все

3 Теория государства и права: курс лекций / под ред. Н.И. Мату-зова, А.В. Малько. — М., 2002. С. 315.

4 Уваров А.А. Конституционные гарантии прав и свобод человека и гражданина // Государство и право. 2005. № 7. С. 82.

5 Аванесян Х.А. Гарантии субъективных гражданских прав физических лиц // Вестник Московского университета МВД России. 2007. № 3. С. 35.

6 Протокол № 1 к Конвенции о защите прав человека и основ-

ных свобод ETS № 009 от 20 марта 1952 г. Протокол ратифицирован Российской Федерацией Федеральным законом от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ // СЗ РФ. 2001. № 2. Ст. 163.

2’2011

Пробелы в российском законодательстве

имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты (п. 3 ст. 46); перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. (п. 1 ст. 55); в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. (п. 2 ст. 55); права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. (п. 3 ст. 55).

Международные и конституционные нормы конкретизируются в отраслевом законодательстве.

Таким образом, следует сделать вывод, что гарантией конституционного права частной собственности на землю следует считать закрепленный в международных актах, Конституции РФ и отраслевом законодательстве комплекс правовых средств восстановления и реализации ущемленного (нарушенного) субъективного права частной собственности на землю.

Обобщая изложенное, следует выделить признаки, присущие гарантиям конституционного права частной собственности на землю. Данный вопрос важен тем, что благодаря наличию установленной системе признаков возможно будет проверить эффективность гарантий ещё до их законодательного закрепления. К признакам гарантий права частной собственности на землю следует отнести следующие. Во-первых, гарантия права собственности на землю предоставляется каждому, кто законным способом приобрел указанное право на землю. Во-вторых, указанные гарантии могут быть реализованы правообладателем как в случаях полной невозможности фактически реализовывать право на землю, так и частичного его ущемления. Во-вторых, государство в одинаковой степени гарантирует право собственности на землю вне зависимости от того, кто является правообладателем. В-третьих, любой собственник может обратиться к государству за восстановлением своего права только после его нарушения или при реальной угрозе его нарушения. В-четвертых, результатом восстановления права должно стать полное возобновление фактической возможности реализовать правомочия владения, пользования и распоряжения землей. В-пятых, убытки, понесенные собственником и государством при восстановлении права должно нести лицо, его нарушавшее, в полном объеме. В-шестых, гарантия должна быть нормативно закреплена.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Проводя дальнейший анализ гарантий права собственности на землю, целесообразно обратиться к их классификации. Авторы по-разному определяют содержание и критерии классификации гарантий. А.А. Уваров проводит следующую классификацию: обеспечительные конституционные гарантии, охранительные конституционные гарантии и гарантии защиты, последние, в свою очередь, делятся на компенсационные, пресекательные и восстановительные7. С.В. Калашников выделяет основополагающие, общие, судебные и иные гарантии8. Указанные подходы

7 Уваров А.А. Конституционные гарантии прав и свобод человека и гражданина // Государство и право. 2005. № 7. С. 82-83.

8 Калашников С.В. Система конституционных гарантий обеспечения прав и свобод граждан в условиях формирования в России

классифицируют гарантии с позиции теории. Представляется, что классификацию гарантий права собственности на землю следует проводить с учетом их фактической реализации по двум критериям.

Во-первых, по способу нормативного закрепления следует выделить конституционные гарантии, гарантии, установленные международными нормативноправовыми актами, гарантии отраслевого законодательства.

Во-вторых, гарантии частной земельной собственности следует различать в соответствии с механизмом защиты права, а именно: судебные, административные, гарантия самозащиты.

Судебную гарантию права частной собственности на землю следует признать наиболее эффективной. Причиной этого является широкая компетенция суда, которая позволяет решать практически все земельные споры. К тому же, высшие судебные инстанции наделены правом устанавливать порядок разрешения споров, а также толкования закона. Еще в 1993 году Г.А. Гаджиев и В.А. Кряжков отметили важнейшую роль Конституционного суда Российской Федерации в сфере защиты прав человека вообще и конституционного права частной собственности на землю в частности9. К данным актам следует также отнести Постановление Пленумов Высшего Арбитражного и Верховного су-дов10 Указанный довод также подтверждает наличие возможности у правообладателей обратиться в Европейский Суд по правам человека в Страсбурге11. По мнению О.А. Ильичевой, «уровень судебной защиты права частной собственности на землю рассматривается как основной показатель места судебной власти в обществе, показатель демократичности самого обще-ства.»12.

М. Тихомиров утверждает, что установленный земельным кодексом порядок рассмотрения земельных споров судом исключает иные способы защиты права собственности на землю13. Однако, данная точка зрения не является бесспорной. Правовую основу административного порядка рассмотрения земельных споров составляет конституционное положение, согласно которому граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные

органы и органы местного самоуправления .

Переходя к анализу административной защиты как формы правовой гарантии права собственности на землю, следует отметить, что роль административной защиты более ограниченная по сравнению с судебной.

гражданского общества // Государство и право. 2002. № 10. С. 1921.

10 Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 марта 2005 г. № 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства» . Доступ из справ.- правовой системы «Гарант».

11 Европейский Суд по правам человека. Страсбург. 6 июля 2006 г. Дело «Жигалев (Zhigalev) против Российской Федерации» (Жалоба № 54891/00) . Доступ из справ.-правовой системы «Гарант».

12 Ильичева О.А. Судебная защита конституционного права частной собственности на землю гражданина Российской Федерации: понятие и сущность // Российский судья. 2007. № 1. С. 18.

13 Тихомиров М. Защита прав на землю и рассмотрение земельных споров // Право и экономика. 2008. № 6. С. 88.

14 Комментарий к Земельному кодексу Российской Федерации

: Монография / под ред. С.И. Сай, С.И., Боголюбова. — М., 2008. Доступ из справ.- правовой системы «Гарант».

К органам, осуществляющим административную защиту права на землю следует отнести: Администрацию населенных пунктов, Администрацию субъектов Российской Федерации, их структурные подразделения, органы внутренних дел, прокуратуру, нотариат, уполномоченного по правам человека. К сожалению, функции данных органов по защите права собственности на землю сводятся к предоставлению собственнику различных документов, подтверждающих нарушение права и соблюдение им досудебного порядка решения спора, а также к пресечению явно криминальных действий третьих лиц. В итоге, возникает коллизия: собственник обязан действовать правовыми методами посредством громоздкой судебной процедуры, в то время как действия третьих лиц выходят за рамки правового поля.

Данное положение противоречит нормам действующего законодательства. Согласно действующей Конституции, защита прав и свобод человека и гражданина, защита прав национальных меньшинств, обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Практически, несмотря на большое число правоохранительных органов, роль административной защиты права собственности на землю крайне незначительна. Данная ситуация требует изменения путем определения конкретного перечня ситуаций, при возникновении которых правоохранительные несудебные органы обязаны восстановить право собственности на землю. К указанным ситуациям следует отнести следующие случаи:

Самовольное занятие земельного участка в случае, если его границы определены в установленном законом порядке, факт самовольного захвата очевиден, а нарушение не связано с возведением капитального строения (например, перенесен забор, высажены зеленые насаждения и т.п.).

Загромождение проезда/прохода к земельному участку.

Иные случаи, не связанные с возведением строений, изменением статуса земельного участка, имеющие явный деликтный характер.

Действующее законодательство допускает, что собственник без вмешательства государственных органов вправе своими силами восстановить нарушенное право. Конституция РФ не содержит термина «самозащита», однако она содержит норму, допускающую самозащиту как форму защиты права частной собственности на землю, а именно: каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (п. 2, ст. 45. Конституции РФ). Судебная практика выработала критерий, согласно которому самозащита не может быть признана правомерной: во-первых, если она явно не соответствует способу и характеру нарушения, во-вторых, в случае, если причиненный (возможный) вред является более значительным, чем предотвращенный15. Руководствуясь данным критерием, суд признал мерой самозащиты демонтаж торговых павильонов, когда срок аренды земельного участка для размещения указан-

15 Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник Высшего Арбитражного суда Российской Федерации. 1996. № 9.

16 Г-,

ных павильонов истек . В другом решении суд не признал самозащитой перекрытие канализационной трубы, проходящей по участку другого собственника; свое решение суд обосновал несоответствием принятых мер и возникшего ущерба17. Актом самозащиты был признан ненормативный акт органа местного самоуправления об изъятии земельного участка, срок аренды которого окончился18.

Таким образом, самозащиту права собственности на землю следует признать важным компонентом гарантии указанного права, особенностью которого является оперативность в восстановлении нарушенного права.

Подводя итоги вышесказанному, следует сделать вывод, что гарантией конституционного права частной собственности на землю следует считать закрепленный в международных актах, Конституции РФ и отраслевом законодательстве комплекс правовых средств восстановления и реализации ущемленного субъективного права частной собственности на землю, включающий в себя право собственника обратиться за защитой нарушенного права, обязанность государства восстановить нарушенное право, механизм реализации.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

16 Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 21 сентября 2004 г. № КГ-А40/8181-04 . Доступ из справ.- правовой системы «Гарант».

17 Постановление Федерального арбитражного суда ВосточноСибирского округа от 29 августа 2006 г. № А74-1453/2006-Ф02-4385/06-С2 . Доступ из справ.- правовой системы «Гарант».

18 Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 14 октября 2004 г. № А12-5329/04-С45 . Доступ из справ.- правовой системы «Гарант».

Право частной собственности охраняется законом (ч. 1 ст. 35 Конституции РФ). Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда (ч. 3 ст. 35 Конституции РФ). Однако на практике в спорах о праве собственности суды все чаще встают на сторону органов госвласти и местного самоуправления, а не граждан и юридических лиц – даже если последние зарегистрировали право на спорное помещение, и основания такой регистрации никто не оспаривал. Рассмотрим конкретный пример.

Арбитражный суд г. Москвы

Департамент имущества города Москвы обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском о признании права собственности на нежилое помещение. В обоснование требований истец указал, что спорное помещение относится к муниципальной собственности и с 1998 года передано им в пользование третьему лицу на основании договора аренды.

Узнайте об учете госучреждением полученного недвижимого имущества до регистрации прав на него из «Энциклопедии решений. Бюджетная сфера» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Получить доступ

При этом, согласно выписке из ЕГРП, за ответчиком, которым является юридическое лицо, с 2003 года зарегистрировано право собственности на спорный объект. Основанием для регистрации является договор купли-продажи с правопредшественником истца от 31 марта 1995 года.

Арбитражный суд г. Москвы пришел к выводу, что ответчиком не представлено надлежащих доказательств возникновения права собственности на спорный объект. По мнению Суда, при заключении договора купли-продажи помещения были нарушены нормы законодательства о приватизации, в силу чего договор является ничтожной сделкой. Имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности, может быть передано в собственность граждан и юридических лиц в порядке, предусмотренном законами о приватизации государственного и муниципального имущества (ст. 217 ГК РФ). Так, Арбитражный суд г. Москвы признал право собственности города Москвы на указанное нежилое помещение (решение Арбитражного суда г. Москвы от 5 апреля 2011 года № А40-130855/10 54-829).

Девятый арбитражный апелляционный суд

Не согласившись с принятым решением, ответчик обратился с апелляционной жалобой в Девятый арбитражный апелляционный суд. Ответчик также заявил, что Арбитражный суд г. Москвы не известил его надлежащим образом о дате, времени и месте судебного заседания, что является безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции (п. 2 ч. 4 ст. 270 АПК РФ). Апелляционный суд установил, что нарушение правил о судебных извещениях действительно имело место, отменил решение нижестоящего суда и перешел к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции (определение Девятого арбитражного апелляционного суда от 8 февраля 2016 года по делу № А40-130855/10).

КРАТКО

Реквизиты решения: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10 марта 2016 года № 09АП-54532/2015 по делу № А40-130855/10.

Требования заявителя: Отменить решение суда первой инстанции, перейти к рассмотрению гражданского дела по правилам производства в суде первой инстанции и отказать в удовлетворении требований о признании права собственности города Москвы на нежилое помещение.

Суд решил: Решение суда первой инстанции отменить, перейти к рассмотрению гражданского дела по правилам производства в суде первой инстанции и признать право собственности города Москвы на нежилое помещение.

Девятый арбитражный апелляционный суд выяснил, что здание, в котором расположено спорное нежилое помещение, включено в Перечень объектов, относящихся к муниципальной собственности (утв. постановлением Московской городской Думы от 20 мая 1998 года № 47), и внесено в Реестр объектов недвижимости, находящихся в собственности города Москвы. Так, Суд пришел к выводу, что спорное нежилое помещение является муниципальной собственностью (п. 1, п. 2 Приложения № 3 к постановлению Верховного Совета РФ от 27 декабря 1991 года № 3020-1). При этом права на недвижимое имущество, возникшие до 29 января 1998 года, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации (п. 1 ст. 6 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»; далее – закон о государственной регистрации). Что касается исполненного договора купли-продажи, Суд указал, что данный договор нарушает требования закона и посягает на права и охраняемые интересы третьих лиц, поэтому является ничтожным (п. 2 ст. 168 ГК РФ).

Заявление ответчика о применении срока исковой давности отклонено Судом со ссылкой на ст. 208 ГК РФ и п. 58 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее – Постановление № 10/22). Согласно данным нормам, лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности. Исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения.

На основании изложенного, Девятый арбитражный апелляционный суд постановил отменить решение Арбитражного суда города Москвы и удовлетворить требование о признании права собственности г. Москвы на нежилое помещение (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10 марта 2016 года № 09АП-54532/2015 по делу № А40-130855/10). Данное решение суда является основанием для регистрации уполномоченным органом права собственности на недвижимое имущество.

Взгляд со стороны

Юридическое сообщество очень настороженно отнеслось к новой судебной практике.

МНЕНИЕ

Антон Толмачев, генеральный директор компании «ЮрПартнерЪ»:

«На мой взгляд, в данном деле истец избрал ненадлежащий способ защиты. Единственным доказательством существования зарегистрированного права является государственная регистрация. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке (абз. 2 ч. 1 ст. 2 закона о государственной регистрации). Как следует из устойчиво сложившейся правоприменительной практики арбитражных судов, оспаривание зарегистрированного права собственности на недвижимое имущество означает оспаривание правоустанавливающих документов и действий по государственной регистрации, основанных на этих документах (Определение ВАС РФ от 7 ноября 2008 г. № 13934/08, Определение ВАС РФ от 12 марта 2009 г. № ВАС-2110/09, Определение ВАС РФ от 31 марта 2009 г. № ВАС-3050/09). Таким образом, надлежащим способом защиты права истца в случае, если истец считает, что его права как собственника нарушены, будет являться иск о признании договора купли-продажи недействительной сделкой. Несмотря на это, арбитражные суды удовлетворили требования истца, что мне представляется неправильным».

МНЕНИЕ

Ольга Косец, президент МОО поддержки и защиты малого и среднего бизнеса «Деловые люди»:

«Если внимательно прочитать решение Арбитражного суда г. Москвы и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда, становится понятно, что они выполнены как будто под копирку. Таким образом, апелляционный суд лишь исправил нарушения арбитражно-процессуального законодательства, допущенные судом первой инстанции. В общем – иллюзия рассмотрения жалобы, ничего нового. К большому человеческому сожалению».

МНЕНИЕ

Денис Мурашов, управляющий партнер юридической компании Murashov & Assistants:

«Истец никогда не обращался в суд с иском о признании договора купли-продажи помещения ничтожной сделкой. При вынесении решений по иску суды фактически вышли за пределы исковых требований, признав полностью исполненную истцом и ответчиком сделку купли-продажи спорного помещения ничтожной и фактически применив последствия ее недействительности – вернув истцу перешедший по сделке ответчику титул собственника. При этом суды не применили по заявлению ответчика срок исковой давности (ст. 181 ГК РФ) и почему-то забыли применить последствия недействительности сделки в отношении исполненного ответчиком – не обязали истца вернуть ответчику все полученное по сделке, а это 46,8 млн руб. в 1995 году и 430 млн руб. в 2000 году. В итоге сложилась ситуация, при которой лишенный помещения ответчик не сможет даже истребовать свои деньги у истца, поскольку срок исковой давности для заявления ответчиком требования о применении последствий недействительности сделки истек. Сожалею, что «бумажка о собственности» потеряла свою ценность как средство правовой защиты прав собственника теперь и в арбитражных судах».

МНЕНИЕ

Анастасия Расторгуева, адвокат, партнер Коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и Партнеры»:

«В апелляционном постановлении суд ссылается на п. 58 Постановления № 10/22, согласно которому лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности. При этом спорный объект находится во владении третьего лица, а не истца. Поэтому я считаю, что указанная ссылка суда несостоятельна».

МНЕНИЕ

Алексей Гордейчик, адвокат, управляющий Коллегии адвокатов «Гордейчик и партнеры»:

«Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда очень непоследовательно. Больше всего меня возмутила логическая конструкция, в соответствии с которой Суд пришел к выводу, что в силу ст. 208 ГК РФ исковая давность на данный спор не распространяется. Если спорный объект находится в незаконном владении другого лица, собственник вправе истребовать объект у такого лица путем подачи виндикационного иска, на который исковая давность распространяется (п. 32, п. 38 Постановления № 10/22; решение Арбитражного суда Хабаровского края от 2 июля 2012 года по делу № А73-7292/2011)».

Таким образом, эксперты портала ГАРАНТ.РУ сошлись во мнении, что практика оспаривания права собственности на недвижимость изменилась. Раньше стороны сначала признавали в суде недействительным договор купли-продажи, который явился основанием для государственной регистрации, а только после этого устанавливали в суде свое право собственности на спорный объект. Теперь получается, что для признания права можно сразу обратиться с указанным требованием в суд. Очевидно, такая практика не способствует усилению защиты частной собственности. Кроме того, вопрос применения либо не применения срока исковой давности при оспаривании права собственности также остается открытым.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *