Ст 19 29 КоАП РФ

Верховный суд опубликовал обзор судебной практики по делам о привлечении к административной ответственности, предусмотренной статьей 19.29 Кодекса об административных правонарушениях (КоАП).

В соответствии с этой статьей КоАП, административным правонарушением признается «привлечение работодателем либо заказчиком услуг к трудовой деятельности на условиях трудового договора либо к оказанию услуг на условиях гражданско-правового договора государственного или муниципального служащего, замещающего должность, включенную в перечень, установленный нормативными правовыми актами, либо бывшего государственного или муниципального служащего, замещавшего такую должность, с нарушением требований ФЗ «О противодействии коррупции».

Полномочиями возбуждать данную категорию дел наделен прокурор, а рассматривать – судьи судов общей юрисдикции. Согласно судебной статистике за период с 2013 по 2015 год, судьи по первой инстанции рассмотрели более 9000 дел о правонарушениях по ст. 19.29 КоАП. ВС провел обобщение вопросов, возникших за это время в судебной практике. При этом анализ показал, что при рассмотрении таких административных дел положения КоАП и антикоррупционного законодательства «в большинстве случаев применяются правильно». Вместе с тем были выявлены случаи неоднозначного толкования судьями положений рассматриваемой статьи КоАП и закона «О противодействии коррупции» (далее ФЗ — прим ред.), которые нуждаются в уточнении, отмечает ВС. Особое внимание он обращает, в частности, на следующие примеры.

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Мировой судья вынес постановление о привлечении директора компании к административному наказанию по ст. 19.29 КоАП. Он нанял специалистом отдела кадров Т., которая ранее занимала должность замглавы общего отдела ГУ МЧС. Однако работодатель не направил уведомление о ее найме по последнему месту службы. С учетом этого мировой судья пришел к обоснованному, как отмечает ВС, выводу о наличии в действиях руководителя состава административного правонарушения. Однако судья райсуда отменил это постановление и прекратил производство по делу в связи с отсутствием состава правонарушения. Он исходил из того, что, согласно ч. 4 ст. 12 ФЗ «О противодействии коррупции», обязанность уведомлять нанимателя государственного (муниципального) служащего по последнему месту его работы возникает при условиях, что оплата труда экс-чиновника по новому месту работы должна быть выше 100 000 руб. в месяц, а в его прежние обязанности входили отдельные функции государственного, муниципального (административного) управления данной организацией (по материалам судебной практики Калининградского облсуда).

Комментарий ВС:

Это позицию райсуда следует признать ошибочной, подчеркивает ВС. Работодатель обязан при заключении с такими лицами трудового договора, стоимость выполнения работ по которому в течение месяца превышает 100 000 руб., на протяжении двух лет после их увольнения с государственной (муниципальной) службы сообщать об этом в 10-дневный срок по последнему месту их службы. При этом ст. 12 ФЗ «не ставит обязанность работодателя сообщить о заключении указанного договора в зависимость от того, замещал ли бывший государственный гражданский или муниципальный служащий должность, включающую функции управления данной организацией» (обзор судебной практики ВС за четвертый квартал 2012 года, утвержденный Президиумом суда 10 апреля 2013 года).

Не нужно уведомлять всех!

Мировой судья привлек должностное лицо Б. к административной ответственности по статье 19.29 КоАП, поскольку тот не проинформировал начальника ИФНС о заключении трудового договора с их бывшей сотрудницей А. Но судья райсуда отменил это постановление и прекратил производство по делу. Согласно материалам дела, А. с марта 2001 года состояла на госслужбе — работала старшим налоговым инспектором отдела работы с налогоплательщиками ИФНС, откуда уволилась в январе 2013 года. В том же месяце она устроилась главным специалистом управления бюджетно-налоговой политики и мониторинга финансовой сферы Минэкономики в другом регионе. Эту должность она занимала до августа 2013 года. А в мае 2014-го заключила трудовой договор с компанией «М.». Согласно ч.4 ст.12 ФЗ, работодатель должен уведомлять о заключении трудового договора нанимателя гражданского (муниципального) служащего только по его последнему месту работы. Значит, Б. не обязан был сообщать о найме А. руководителю ИФНС, поскольку последним местом ее службы А. было Минэкономики (по материалам судебной практики Свердловского облсуда).

Комментарий ВС:

Кроме того, нужно учитывать, отмечает ВС, что при переводе гражданина, замещавшего должность государственной (муниципальной) службы, включенную в перечень, установленный нормативными правовыми актами РФ, на другое место в пределах одной организации работодателя не должен сообщать о таком переводе нанимателю служащего по последнему месту его службы.

Не знал — не виноват

Прокурор возбудил в отношении ООО «Э.» производство по делу об административном правонарушении по 19.29 КоАП. Как выяснилось по итогам проверки, компания трудоустроила на должность главбуха бывшего контролера-ревизора отдела управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора. При этом в отведенный по закону 10-дневный срок со дня подписания трудового договора фирма не сообщило о найме А. ее прежнему работодателю. Ознакомившись с материалами дела, мировой судья установил, что ООО «Э.» не располагало сведениями о том, что А. ранее замещала должность государственной (муниципальной) службы. Соискательница при трудоустройстве попросту не сообщила об этом, а трудовую книжку не предъявляла ввиду утраты. Это свидетельствует об отсутствии вины организации в административном правонарушении, решил судья и прекратил производство по делу (по материалам судебной практики Пензенского облсуда).

Обязанность в десятидневный срок сообщать о заключении трудового договора (служебного контракта) с бывшим государственным (муниципальным) служащим, замещавшим должность, включенную в перечень, установленный нормативными правовыми актами Российской Федерации, представителю нанимателя (работодателю) государственного или муниципального служащего по последнему месту его службы у представителя нанимателя (работодателя) не возникает в том случае, если бывший служащий осуществляет свою служебную (трудовую) деятельность в государственном (муниципальном) органе. Следовательно, такое несообщение не образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.29 КоАП РФ.

В соответствии со ст. 19.29 КоАП РФ привлечение работодателем либо заказчиком работ (услуг) к трудовой деятельности на условиях трудового договора либо к выполнению работ или оказанию услуг на 44 условиях гражданско-правового договора государственного или муниципального служащего, замещающего должность, включённую в перечень, установленный нормативными правовыми актами, либо бывшего государственного или муниципального служащего, замещавшего такую должность, с нарушением требований, предусмотренных Федеральным законом от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» (далее – Закон № 273-ФЗ), влечёт назначение административного наказания. В соответствии с ч. 4 ст. 12 Закона № 273-ФЗ работодатель при заключении трудового договора с гражданином, замещавшим должности государственной или муниципальной службы, перечень которых устанавливается нормативными правовыми актами Российской Федерации, в течение двух лет после его увольнения с государственной или муниципальной службы обязан в десятидневный срок сообщать о заключении такого договора представителю нанимателя (работодателю) государственного или муниципального служащего по последнему месту его службы в порядке, устанавливаемом нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Согласно приказу Федеральной службы судебных приставов России (далее – ФССП России) от 22 марта 2010 г. № 150 должность начальника отдела − старшего судебного пристава структурного подразделения в территориальных органах ФССП России включена в Перечень должностей федеральной государственной службы в Федеральной службе судебных приставов, при назначении на которые граждане и при замещении которых федеральные государственные служащие обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруга (супруги) и несовершеннолетних детей, на которые в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 21 июля 2010 г. № 925 распространяются требования, предусмотренные статьёй 12 Закона № 273-ФЗ.

Привлекая С. к административной ответственности, мировой судья установил, что она исполняла обязанности заместителя главы администрации — руководителя аппарата администрации города И., в чьи должностные обязанности в соответствии с п. 7.6 распоряжения главы администрации города И. от … № … о распределении обязанностей и наделении полномочий входили приём, перевод, увольнение муниципальных служащих (работников) структурных подразделений (органов) администрации города И. Вместе с тем исполняющий обязанности заместителя главы администрации − руководителя аппарата администрации города И. при заключении 4 июля 2011 г. трудового договора с Ш., ранее замещавшим 45 должность начальника отдела – старшего судебного пристава … межрайонного отдела судебных приставов по ОУПДС УФССП по … не сообщила в десятидневный срок о заключении такого договора представителю нанимателя (работодателю) государственного служащего по последнему месту его службы в Управление Федеральной службы судебных приставов по … Такое уведомление было направлено лишь 21 февраля 2012 г.

На основании изложенного мировой судья и судьи вышестоящих судебных инстанций пришли к выводу о наличии в действиях С. состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.29 КоАП РФ. С такими выводами судья Верховного Суда Российской Федерации не согласился по следующим основаниям. Ограничения, направленные на соблюдение специальных правил трудоустройства лиц, ранее замещавших должности государственной или муниципальной службы, предусмотренные в ст. 12 Закона № 273-ФЗ, приняты в целях реализации рекомендаций Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции (принята в городе Нью-Йорке 31 октября 2003 г. Резолюцией 58/4 на 51-ом пленарном заседании 58-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН) (далее − Конвенция). Так, п. 1 ст. 12 Конвенции предусмотрена обязанность каждого государства-участника по принятию мер в соответствии с основополагающими принципами своего внутреннего законодательства по предупреждению коррупции в частном секторе. Согласно подп. «е» п. 2 ст. 12 Конвенции в целях предупреждения возникновения коллизии публичных и частных интересов государства вправе устанавливать ограничения в надлежащих случаях и на разумный срок в отношении профессиональной деятельности бывших публичных должностных лиц или в отношении работы публичных должностных лиц в частном секторе после их выхода в отставку или на пенсию, когда такая деятельность или работа прямо связаны с функциями, которые такие публичные должностные лица выполняли в период их нахождения в должности или за выполнением которых они осуществляли надзор. Таким образом, из анализа приведённых положений закона следует, что указанные выше ограничения, налагаемые на гражданина, замещавшего должность государственной или муниципальной службы, при заключении им трудового или гражданско-правового договора, установлены в целях устранения коллизии публичных и частных интересов. Данные ограничения, как и обязанность работодателя при заключении трудового договора с гражданином, замещавшим ранее должности государственной или муниципальной службы, сообщать о заключении такого договора представителю нанимателя (работодателю) 46 государственного или муниципального служащего по последнему месту его службы, направлены на соблюдение специальных правил трудоустройства бывших государственных и муниципальных служащих в коммерческие и некоммерческие организации.

Следовательно, у представителя нанимателя (работодателя) обязанность в десятидневный срок сообщать о заключении трудового договора (служебного контракта) с бывшим государственным (муниципальным) служащим, замещавшим должность, включённую в перечень, установленный нормативными правовыми актами Российской Федерации, представителю нанимателя (работодателю) государственного или муниципального служащего по последнему месту его службы не возникает в том случае, если бывший служащий осуществляет свою служебную (трудовую) деятельность в государственном (муниципальном) органе.

Поскольку должность заместителя начальника управления − начальника отдела муниципальной милиции Управления муниципальной милиции администрации города И., на которую был принят Ш., относится к должности муниципальной службы, следовательно, в действиях С., исполняющего обязанности заместителя главы администрации − руководителя аппарата администрации города И., отсутствует объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.29 КоАП РФ. По изложенным основаниям состоявшиеся по делу судебные акты отменены судьей Верховного Суда Российской Федерации

Постановление ВС РФ № 43-АД13-2

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *