Срок давности брачного договора

Исковое заявление о признании брачного договора недействительным может быть подано по инициативе любой из сторон договора при условии, что брачный контракт либо противоречит закону, либо существенно ущемляет права и интересы любого из супругов.

Файлы в .DOC:Бланк искового заявления о признании брачного договора недействительнымОбразец искового заявления о признании брачного договора недействительным

Основания для обращения в суд иском

Брачный контракт, как и любой другой договор – это, прежде всего, свободное и не противоречащее закону волеизъявление двух контрагентов. В случае брачного договора этими контрагентами являются супруги, то есть мужчина и женщина, вступившие или планирующие вступить в брак.

Процесс заключения брачного договора зависит от нескольких факторов, начиная от субъектного состава и заканчивая формой договора и его имущественного характера. Соответственно, нарушение установленной законом процедуры может повлечь за собой признание договора недействительным. Основаниями для оспаривания договора могут быть:

  1. судебное решение о признании брака недействительным;
  2. ущемление прав одного из супругов (ст.42 СК РФ);
  3. уклонение от нотариального удостоверения договора (ст.41 СК РФ требует для рассматриваемой категории договоров обязательное нотариальное удостоверение);
  4. мнимость брачного договора, то есть его заключения с целью сокрытия иной сделки. Мнимость может иметь место при заключении брачного договора с целью вывести имущество из-под ареста или конфискации;
  5. заключение брачного контракта между лицами, которые не могут вступать в брак;
  6. наличие в брачном контракте признаков безнравственности или противоречия правопорядку;
  7. недееспособность одного из супругов на момент заключения брачного договора либо его нахождение в состоянии опьянения или нервного потрясения;
  8. болезненного состояние одного из супругов на момент подписания брачного договора;
  9. заблуждение одного из супругов в результате умышленных действий второго супруга, из-за чего он неверно оценил условия брачного договора;
  10. заключение брачного договора под воздействием угроз, шантажа или насилия со стороны супруга или третьих лиц и просто тяжелых обстоятельств жизни.

Помимо этого, могут быть признаны ничтожными отдельные положения брачного договора, противоречащие закону, например:

  • ограничение права одного из супругов обращаться в суд с иском о признании недействительным брачного договора;
  • ограничение имущественных прав одного из супругов;
  • ограничение одного из супругов в родительских правах;
  • ограничение права одного из супругов требовать алименты в случае своей нетрудоспособности.

Стороны иска

В качестве истца по искам о признании брачного договора недействительным могут участвовать:

  • любая из сторон брачного договора, то есть любой из супругов;
  • законный представитель или опекун одного из супругов в случае, если после заключения брака этот супруг был признан недееспособным;
  • прокуратура в интересах одного из супругов.

В качестве ответчика привлекается вторая сторона брачного договора.

В качестве заинтересованного лица может быть привлечен нотариус, удостоверивший брачный договор.

Срок давности

Брачный контракт – это длящееся правоотношение, поэтому как таковые, сроки давности для него не предусмотрены. Однако существует ограничение по времени обращения в суд. Действующий срок – 1 год с того момента, как истцу стало известно о наличии причин, дающих ему право просить о признании брачного договора недействительным.

То есть срок отсчитывается не с момента заключения договора, а с некой гипотетической даты, когда один из супругов узнал и понял, что брачный договор по тем или иным причинам должен быть отменен.

Составление иска

Структура иска является стандартной и состоит из следующих структурных блоков, расположенных последовательно:

  1. «шапка» иска, включающая в себя наименование судебной инстанции, в которую иск направляется на рассмотрение, ФИО и адрес истца и ответчика;
  2. наименование иска. Оно располагается по центру сразу после перечисления сторон иска;
  3. описательная часть иска. В ней потребуется сообщить основную информацию, касающуюся истории создания брачного контракта и его функционирования;
  4. мотивировочная часть иска. В ней должны быть изложены мотивы, по которым истец считает, что брачный договор должен быть признан недействительным. В этом же блоке приводятся и доказательства недействительности брачного договора, на которые ссылается истец;
  5. резолютивный блок, начинающийся со слова «прошу». В этом блоке истец высказывает просьбу, адресованную суду, о признании брачного договора недействительным;
  6. дополнительный блок. В этом блоке истец должен перечислить документы, прилагаемые к иску, и список свидетелей, если он считает, что свидетели должны быть опрошены в судебном заседании. Завершается дополнительный блок датой составления заявления и подписью истца.

К исковому заявлению прилагается копия иска и копии всех документов к иску для вручения их ответчику.

Госпошлина

Государственная пошлина по делам о признании брачного договора недействительным, в соответствии со ст. 319.33 НК РФ, составляет 300 рублей как для исков неимущественного характера.

В какой суд направить иск

Рассмотрение дел, связанных с расторжениями брачных договоров, находится в компетенции районных (городских) судов.

Подсудность устанавливается по месту жительства ответчика.

Применяются ли к брачному договору сроки исковой давности о признании его недействительным? На основании чего?

Согласно ст. 44 Семейного кодекса РФ («Признание брачного договора недействительным»), брачный договор может быть признан судом недействительным полностью или частично по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом РФ для недействительности сделок.

Суд может также признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение. Условия брачного договора, нарушающие другие требования п. 3 ст. 42 СК РФ, ничтожны.

Согласно ст. 181 ГК РФ («Сроки исковой давности по недействительным сделкам»), срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (п. 3 ст. 166 ГК РФ) составляет 3 года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать 10 лет со дня начала исполнения сделки.

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет 1 год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п. 1 ст. 179 ГК РФ), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

М. Кизилова

Правовед.RU

Каков срок исковой давности при оспаривании брачного договора? Когда начинается его течение? На эти и другие вопросы ответила Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ (ВС) в определении от 20.01.2015 № 5-КГ14-144 (см. приложение).

В 2001 году между супругами был заключен брачный договор. По условиям договора в случае расторжения брака по инициативе мужа или в результате его недостойного поведения все совместно нажитое имущество отходило жене.

В 2008 году супруги расторгли брак, а еще спустя 5 лет (в 2013 году) был произведен раздел совместно нажитого имущества. За основу при разделе был взят брачный договор.

После раздела, в том же 2013 году, бывший супруг заявил требование о признании брачного договора недействительным, поскольку:

1) брачный договор он не подписывал, у нотариуса не был (п. 1 ст. 165 ГК РФ в прежней редакции);

2) условия договора ставят его в крайне неблагоприятное положение (п. 2 ст. 44 СК РФ).

Суды двух инстанций отказали в удовлетворении заявленных требований, а судья ВС отказал в передаче кассационной жалобы на рассмотрение гражданской коллегии.

При этом в качестве момента начала исполнения брачного договора суды указали на момент его заключения, после которого прошло 12 лет.

Однако заместитель председателя ВС В.В. Хомчик отменил отказное определение и дело все-таки оказалось в гражданской коллегии.

Вынесенное гражданской коллегией определение интересно в двух аспектах.

Во-первых, коллегия ответила на вопрос о принципиальной применимости срока исковой давности для требований о признании недействительным брачного договора. Ведь нормами СК РФ этот вопрос не урегулирован.

«…К такому требованию супруга исходя из положений статьи 4 Семейного кодекса Российской Федерации в целях стабильности и правовой определенности гражданского оборота применяется срок исковой давности, предусмотренный статьей 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, по требованиям о признании сделки недействительной», — указала коллегия.

Впрочем, здесь ВС только подтвердил уже сложившуюся практику региональных судов общей юрисдикции. Важно здесь то, что ВС прямо указал о применении исковой давности по аналогии, так как буквально она, как следует из определения, применяться не должна (п. 1 ст. 9 СКа говорит, что исковая давность по спорам, вытекающим из семейных отношений, должна быть установлена самим СК).

Второй интересный аспект – это момент начала течения срока исковой давности в данном деле.

По основанию ничтожности брачного договора (истец утверждает, что его не подписывал и тем более не присутствовал при его нотариальном удостоверении) таким моментом служит начало его исполнения (п. 1 ст. 181 ГК РФ). Началом же исполнения спорного брачного договора, по мнению ВС, служит раздел общего имущества супругов.

С такой позицией трудно не согласиться. Ведь правовой режим имущества, отличный от законного, подлежал установлению только при рассмотрении вопроса о разделе совместно нажитого имущества.

По основанию оспоримости брачного договора (истец утверждает, что реализация условий брачного договора поставила его в крайне неблагоприятное положение) таким моментом служит день, когда истец узнал или должен был узнать о возникновении соответствующих обстоятельств.

По мнению ВС, о своем крайне неблагоприятном положении в данном случае бывший муж должен узнать только с момента раздела имущества. Таким образом, даже сам факт знания о наличии брачного договора еще не свидетельствует о возникновении крайне неблагоприятного положения у его сторон. Крайне неблагоприятное положение должно быть налицо, а не подразумеваться исходя из еще нереализованных условий договора. Наличным же оно становится в данном конкретном деле, по мнению ВС, опять же с момента раздела совместно нажитого имущества.

Другими словами, потенциально я осознаю, что останусь без штанов, но реальное осознание этого факта придет только в момент бракоразводного процесса.

«С учетом изложенного момент начала срока исковой давности по требованиям о признании брачного договора недействительным (по основаниям ничтожности и оспоримости) совпадает с моментом раздела имущества бывших супругов…», — подытожил ВС.

Безусловно, брачный договор может начать исполняться не только после расторжения брака, следовательно, и крайне неблагоприятное положение его сторон может возникнуть раньше раздела общего имущества.

Вместе с тем заслуживает внимания позиция о том, что такое положение должно реализоваться, а не быть предполагаемым.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Вавилычевой Т.Ю. и Назаренко Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Сафаряна А.А. к Карапетян Л.Г. о признании брачного договора недействительным

по кассационной жалобе Сафаряна А.А. на решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 23 декабря 2013 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 марта 2014 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю., выслушав объяснения представителя Сафаряна А.А. — адвоката Шнайдер О.В., поддержавшей доводы кассационной жалобы, представителя Карапетян Л.Г. — Коваленко Л.В., возражавшей против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Сафарян А.А. обратился в суд с иском к Карапетян Л.Г. о признании брачного договора недействительным.

В обоснование иска Сафарян А.А. указал, что с 20 октября 1988 года по 9 сентября 2008 года состоял в браке с Карапетян Л.Г.

Брак расторгнут решением мирового судьи судебного участка № … г. Москвы от 9 сентября 2008 года.

8 октября 2013 года Гагаринским районным судом г. Москвы вынесено решение по иску Карапетян Л.Г. к Сафаряну А.А. о разделе совместно нажитого имущества, в основу которого положен брачный договор, заключенный между Сафаряном А.А. и Карапетян Л.Г. 17 мая 2001 года. По мнению истца, брачный договор является ничтожным, поскольку он его не заключал и никогда не был в нотариальной конторе, где он удостоверен.

Кроме того, Сафарян А.А. указал на недействительность брачного договора в силу того, что данный договор ставит его (Сафаряна А.А.) в крайне неблагоприятное положение.

Решением Гагаринского районного суда г. Москвы от 23 декабря 2013 года в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 марта 2014 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 4 июля 2014 года представителю Сафаряна А.А. — Шнайдер О.В. отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Хомчика В.В. от 22 декабря 2014 года отменено определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 4 июля 2014 года и кассационная жалоба Сафаряна А.А. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций по настоящему делу.

Судом установлено, что с 20 октября 1988 года по 9 сентября 2008 года Сафарян А.А. и Карапетян Л.Г. состояли в браке (л.д. 8, 9).

17 мая 2001 года между Сафаряном А.А. и Карапетян Л.Г. заключен брачный договор, удостоверенный нотариусом Люберецкого нотариального округа Московской области П. (л.д. 9).

Как следует из пункта 1.4 брачного договора, в случае расторжения брака по инициативе Сафаряна А.А. либо в результате его недостойного поведения (супружеской измены, пьянства, хулиганских действий и т.п.) имущество, нажитое во время брака и относящееся к общей совместной собственности супругов, переходит в собственность Карапетян Л.Г. (л.д. 9)

Отказывая в удовлетворении исковых требований Сафаряну А.А., суд первой инстанции (и с ним согласился суд апелляционной инстанции) пришел к выводу о пропуске срока исковой давности для признания брачного договора недействительным, поскольку исполнение заключенного сторонами брачного договора началось с момента его подписания, то есть с 17 мая 2001 года, а в суд Сафарян А.А. обратился спустя 12 лет (25 ноября 2013 года). Ходатайство о применении срока исковой давности было заявлено представителем Карапетян Л.Г.

Данный вывод судов нельзя признать законным ввиду существенного нарушения норм материального права.

Законом (статья 44 Семейного кодекса Российской Федерации) установлены общие и специальные основания для признания брачного договора недействительным.

Согласно пункту 1 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации брачный договор может быть признан судом недействительным полностью или частично по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Российской Федерации для недействительности сделок.

В соответствии с пунктом 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации суд может признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение. То есть данной нормой установлены специальные семейно-правовые основания для признания брачного договора недействительным.

Правовым основанием предъявления Сафаряном А.А. требования о признании брачного договора недействительным являлись положения как пункта 1, так и пункта 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации. Оспаривая брачный договор, Сафарян А.А. указывал как на ничтожность (статья 168 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей до 1 сентября 2013 года), так и на оспоримость данной сделки (пункт 3 статьи 42, пункт 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации).

Статьей 2 Семейного кодекса Российской Федерации определено, что семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращение брака и признания его недействительным, регулирует неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей.

В силу статьи 4 Семейного кодекса Российской Федерации к названным в статье 2 данного кодекса имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством применяется гражданское законодательство.

В соответствии с пунктом 1 статьи 9 Семейного кодекса Российской Федерации на требования, вытекающие из семейных отношений, исковая давность не распространяется, за исключением случаев, если срок для защиты нарушенного права установлен названным кодексом.

Семейным кодексом Российской Федерации срок исковой давности для требований об оспаривании брачного договора не установлен.

Однако по своей правовой природе брачный договор является разновидностью двусторонней сделки, но имеющей свою специфику, обусловленную основными началами (принципами) семейного законодательства. Поскольку для требования супруга по пункту 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации о признании брачного договора недействительным этим кодексом срок исковой давности не установлен, то к такому требованию супруга исходя из положений статьи 4 Семейного кодекса Российской Федерации в целях стабильности и правовой определенности гражданского оборота применяется срок исковой давности, предусмотренный статьей 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, по требованиям о признании сделки недействительной.

Согласно статье 181 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до 1 сентября 2013 года) срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки (пункт 1).

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (пункт 2).

В соответствии с абзацем вторым пункта 15 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 5 ноября 1998 года № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», если брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, то суду при разрешении спора о разделе имущества супругов необходимо руководствоваться условиями такого договора. При этом следует иметь в виду, что в силу пункта 3 статьи 42 Семейного кодекса Российской Федерации условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга.

Из изложенного следует, что при оспаривании супругом действительности брачного договора или его условий по основанию, предусмотренному пунктом 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации, срок исковой давности следует исчислять с момента, когда этот супруг узнал или должен был узнать о том, что в результате реализации условий брачного договора он попал в крайне неблагоприятное имущественное положение. В данном случае такой момент совпадает с разделом имущества, осуществляемого по условиям брачного договора, в результате исполнения которого сложилась ситуация, свидетельствующая о том, что один супруг полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака.

Как установлено судом апелляционной инстанции, о существовании брачного договора от 17 мая 2001 года Сафаряну А.А. стало известно 22 июля 2011 г. (л.д. 165-166).

Каких-либо доказательств, свидетельствующих о том, что о наличии брачного договора Сафаряну А.А. было известно до указанной даты, в деле не имеется.

Решением Гагаринского районного суда г. Москвы от 8 октября 2013 года, вступившим в законную силу 8 апреля 2014 года, раздел совместно нажитого имущества между бывшими супругами Сафаряном А.А. и Карапетян Л.Г. произведен с учетом оспариваемого Сафаряном А.А. брачного договора.

Таким образом, исполнение условий брачного договора началось в момент раздела имущества, осуществляемого по условиям брачного договора.

С учетом изложенного момент начала срока исковой давности по требованиям о признании брачного договора недействительным (по основаниям ничтожности и оспоримости) совпадает с моментом раздела имущества бывших супругов Сафаряна А.А. и Карапетян Л.Г.

Исковое заявление о признании брачного договора от 17 мая 2001 года недействительным было подано Сафаряном А.А. в суд 25 ноября 2013 года (л.д. 3-5).

При таких обстоятельствах вывод судов о пропуске Сафаряном А.А. срока исковой давности не соответствует положениям статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до 1 сентября 2013 года) и установленным обстоятельствам.

Судебная коллегия находит, что оспариваемые судебные постановления нельзя признать законными и они в силу статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, подлежат отмене, поскольку без устранения допущенной судебной ошибки невозможны защита и восстановление существенно нарушенных прав и законных интересов Сарафяна А.А.

Поскольку Сафаряну А.А. судом было отказано в удовлетворении иска только по основанию пропуска им срока исковой давности без исследования фактических обстоятельств, связанных с заключением и содержанием брачного договора, дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и установить обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, связанные с заключением и подписанием брачного договора, а также установить, какое имущественное положение приобретает каждая из сторон в результате исполнения условий брачного договора и ставят ли условия заключенного между сторонами брачного договора, изменившего установленный законом режим совместной собственности супругов, Сафаряна А.А. в крайне неблагоприятное имущественное положение по сравнению с его супругой Карапетян Л.Г., а также вынести решение в строгом соответствии с положениями статей 195-198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 387, 388 и 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 23 декабря 2013 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 марта 2014 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Председательствующий Кликушин А.А.
Судьи Вавилычева Т.Ю.
Назаренко Т.Н.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *