Способ исполнения обязательств

§ 1. Понятие и способы обеспечения исполнения обязательств

Понятие обеспечения исполнения обязательств. Исполнению обязательств способствуют специальные меры, именуемые способами обеспечения исполнения обязательств. Они состоят в возложении на должника дополнительных обременений на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, либо в привлечении к исполнению обязательства наряду с должником третьих лиц, как это происходит, например, при поручительстве, либо в резервировании имущества, за счет которого может быть достигнуто исполнение обязательства (задаток, залог), либо в выдаче обязательства уполномоченными на то органами по оплате определенной денежной суммы (банковская гарантия).

Под способами обеспечения исполнения обязательств подразумеваются специальные меры, которые в достаточной степени гарантируют исполнение основного обязательства и стимулируют должника к надлежащему поведению^.

Способы, стимулирующие надлежащее исполнение сторонами возложенных на них обязательств, определяются законодательством или устанавливаются соглашением сторон.

Большинство из способов обеспечения исполнения обязательств носят зависимый от основного обязательства характер и при недействительности основного обязательства или прекращении его действия прекращают свое существование. Однако законодательством предусмотрены и такие способы обеспечения, которые могут быть самостоятельными, например, банковская гарантия.

Способы, обеспечивающие исполнение обязательств, устанавливаются в интересах кредитора. Хотя и не все способы обеспечения относятся к санкциям, но все они прямо или косвенно создают дополнительные обременения для должника. Так, при залоге кредитор за счет заложенного имущества должника вправе погасить свои претензии к нему. Но за счет этого же имущества могут быть погашены и дополнительные требования кредитора по уплате неустойки, возмещению убытков и пр. Само изъятие имущества из владения и пользования также может создать должнику не просто неудобства, но и вызвать дополнительные издержки с его стороны.

Избранный сторонами способ обеспечения исполнения обязательства должен быть письменно зафиксирован либо в самом обязательстве, на обеспечение которого он направлен, либо в дополнительном (или специальном) соглашении. Некоторые из способов требуют не просто письменной, но и нотариально удостоверенной формы их совершения и даже специальной регистрации (залог, банковская гарантия).

Все способы обеспечения носят обязательственно-правовой характер и имеют своей целью содействие исполнению обязательства, оказавшегося основанием их установления. Но средства достижения цели надлежащего исполнения основного обязательства различны. В некоторых ситуациях желание избежать ответственности (уплаты штрафных санкций) стимулирует должника к надлежащему исполнению основного обязательства, в других опасность лишиться имущества (залог, удержание), даже если это и не сопровождается какими-то дополнительными обременениями, побуждает должника к тому же. В зависимости от того, что составляет содержание способа обеспечения исполнения основного обязательства – только ли достижение с его помощью исполнения основного обязательства или также возложение на должника дополнительного обременения – способы обеспечения либо относятся к мерам ответственности, либо таковыми не признаются. Так, неустойка относится к мерам гражданско-правовой ответственности, а залог, поручительство, банковская гарантия мерами ответственности не являются.

Способы обеспечения обязательств. По действующему законодательству исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором (п. 1 ст. 329 ГК). ГК расширил перечень способов обеспечения исполнения обязательств, дополнив его такими способами, как банковская гарантия и удержание имущества. Правда, удержание имущества предусматривалось и в прежнем законодательстве применительно к отдельным видам обязательств (например, в обязательствах по перевозке и комиссии). Существенным является и то, что действующий ГК содержит примерный, а не исчерпывающий, как было в ГК 1964 г., перечень способов обеспечения исполнения обязательств. Поэтому наряду с предусмотренными законом способами обеспечения исполнения обязательств сторонами могут предусматриваться иные способы, например, товарная неустойка. Обеспечительными свойствами обладают некоторые формы безналичных расчетов: аккредитив, инкассо, безакцептное списание, предоплата и др. Определенные обеспечительные качества присущи некоторым видам договоров, в частности договорам страхования, кредита, лизинга, факторинга и др.

Расширен круг случаев, когда в качестве субъектов, участвующих в обеспечении основного обязательства, выступают не только его стороны, но и третьи лица. Именно так складываются отношения при банковской гарантии.

Перейдем теперь к рассмотрению отдельных способов обеспечения обязательств.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Гражда́нская отве́тственность — вид юридической ответственности; установленные нормами гражданского права юридические последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения лицом предусмотренных гражданским правом обязанностей, что связано с нарушением субъективных гражданских прав другого лица.

Юридическая ответственность — это применение мер государственного принуждения к виновному лицу за совершенное правонарушение. Юридическая ответственность — правоотношение, в которое вступает государство, в лице его компетентных органов, и правонарушитель, на которого возлагается обязанность претерпевать соответствующие лишения за совершенное им правонарушение.

Гражданская ответственность заключается в применении к правонарушителю (должнику) в интересах другого лица (потерпевшего, кредитора) либо государства установленных законом или договором мер воздействия, влекущих для него отрицательные, экономически невыгодные последствия имущественного характера — возмещение убытков, уплату неустойки (штрафа, пени), возмещение вреда.

Основание гражданско-правовой ответственности:

Под основаниями гражданско-правовой ответственности понимается система условий, в своей совокупности образующих состав гражданского правонарушения. ГК РФ в качестве единственного основания наступления гражданско-правовой ответственности выделяет вину причинителя вреда. Однако из доктринального определения оснований гражданско-правовой ответственности видно, что под основаниями понимается система условий, необходимых и достаточных для привлечения нарушителя к ответственности.

В соответствии с этой правовой конструкцией элементами правонарушения являются: объект, субъект, объективная сторона, субъективная сторона правонарушения.

Объектом гражданского правонарушения является группа частно-правовых отношений, охраняемых государством (жизнь, здоровье, честь, достоинство, деловая репутация).

Субъектом гражданского правонарушения является непосредственный причинитель вреда. Однако субъектом гражданско-правовой ответственности не всегда будет лицо, причинившее вред.

Субъективная сторона правонарушения отражает психическое отношение причинителя вреда к совершенному правонарушению, то есть его вину. Вина выражается в форме умысла (прямого или косвенного) и неосторожности (легкомыслия и небрежности).

Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство. Правонарушение признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало противоправность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления негативных последствий и желало их наступления. Правонарушение признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало противоправность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления негативных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично. Правонарушение признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления негативных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий. Правонарушение признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления негативных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Объективная сторона правонарушения характеризуется противоправностью поведения причинителя вреда, наличием причинной связи между противоправным поступком и негативными последствиями и др. условиями.

Условиями же являются признаки, которым должно отвечать это правонарушение.

Традиционно в качестве таких признаков называют четыре условия гражданско-правовой ответственности:

а) убытки;

Федеральный закон от 21.11.1995 N 170-ФЗ (ред. от 30.11.2011)

«Об использовании атомной энергии» (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.01.2012)

Статья 54. Основания гражданско-правовой ответственности за убытки и вред, причиненные радиационным воздействием

Ответственность эксплуатирующей организации за убытки и вред, причиненные радиационным воздействием, согласно настоящему Федеральному закону наступает независимо от вины эксплуатирующей организации.

Эксплуатирующая организация освобождается от ответственности за убытки и вред, причиненные радиационным воздействием, возникшим в результате непреодолимой силы, военных действий, вооруженных конфликтов и умысла самого потерпевшего.

Если эксплуатирующая организация докажет, что указанные убытки и вред причинены полностью или частично вследствие умысла лица, которому причинены убытки и вред, указанная эксплуатирующая организация освобождается полностью или частично от ответственности за возмещение убытков и вреда такому лицу. Освобождение от возмещения убытков и вреда производится в судебном порядке.

б) противоправное поведение правонарушителя;

в) причинная связь между таким противоправным поведением и наступившими убытками;

г) вина правонарушителя.

Противоправное поведение. ГК не содержит понятия ни противоправного, ни правомерного поведения, но противоправным признается поведение, нарушающее нормы объективного права. В гражданском праве противоправным следует считать нарушение договоров, не противоречащих законодательству. Например, в гражданском праве могут совершаться сделки, не предусмотренные и не урегулированные прямо ни законом, ни иными правовыми актами, но соответствующие общим началам и смыслу гражданского законодательства; в частности, это могут быть договоры, не предусмотренные законом, но не противоречащие ему. Поэтому действия, нарушающие условия таких договоров, будут противоправными по существу.

В деликтных обязательствах противоправным следует рассматривать поведение, нарушающее чужие субъективные права, повлекшее причинение вреда, за исключением случаев, когда лицо управомочено на совершение таких действий.

Нарушение субъективного права наступает в результате невыполнения юридической обязанности, поэтому такое поведение противоправно.

Неиспользование субъективного права не может рассматриваться противоправным, а поэтому правомерно. Субъективное право, являясь мерой дозволенного поведения управомоченного лица, имеет определенные границы своего осуществления, в пределах которых оно всегда правомерно. Выход за пределы осуществления права означает противоправность деяния.

В обязательствах, возникающих из причинения вреда, любое причинение вреда рассматривается как противоправное, если в соответствии с законом лицо не управомочено на совершение действий, причиняющих вред. ПРИМЕР, правомерным будет считаться причинение вреда в состоянии необходимой обороны, крайней необходимости, реквизии, а также по просьбе или с согласия потерпевшего, при условии что действия причинителя не нарушают нравственных принципов общества, и другие случаи, прямо предусмотренные законом. Законодатель при регулировании таких отношений установил четкие границы, в рамках которых причинение вреда иным лицам признается правомерным. Так, чтобы причинение вреда по просьбе или с согласия потерпевшего было правомерным, Гражданский кодекс устанавливает, что такое причинение вреда не должно нарушать нравственные принципы общества. Конечно, в этом случае действия причинителя вреда не должны противоречить общим началам и смыслу гражданского законодательства. Просьба или согласие на причинение вреда должны быть выражены добровольно и в пределах свободного распоряжения принадлежащими лицу благами. Не считается правомерным действие, совершенное с согласия недееспособного лица, с согласия, данного под влиянием обмана, насилия, угрозы. Повреждение здоровья гражданина, лишение его жизни всегда должны рассматриваться как противоправное поведение.

Противоправное поведение может выражаться в форме как действия, так и бездействия. Действие признается противоправным, если оно запрещено или противоречит закону, иному нормативному акту, сделке, договору (примеры: неисполнение обязанности — обусловливает противоправность поведения, несоблюдение правил техники безопасности может рассматриваться как противоправное поведение, Бездействие родителей (опекунов), выразившееся в неосуществлении воспитания и (или) в ненадлежащем надзоре за малолетним, будет противоправным и является основанием для возложения на них обязанности по возмещению убытков в случае причинения вреда малолетним).

Убытки.

Это форма ответственности, но и необходимый элемент состава правонарушения, если результатом противоправного поведения стало их причинение потерпевшему. В гражданском праве убытки, как правило, выступают и как объективное условие ответственности, и как мера ответственности, что позволяет обеспечить полное их возмещение и тем самым восстановить имущественное положение потерпевшего в то состояние, в котором оно находилось до правонарушения.

Статья 15 ГК. Возмещение убытков

1. Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

2. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Статья 16 ГК. Возмещение убытков, причиненных государственными органами и органами местного самоуправления

Убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»

10. При разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 ГК). Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п.

……….

12. В случае предъявления гражданином или юридическим лицом требования о возмещении убытков, причиненных в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, необходимо иметь в виду, что ответчиком по такому делу должны признаваться Российская Федерация, соответствующий субъект Российской Федерации или муниципальное образование (статья 16) в лице соответствующего финансового или иного управомоченного органа.

Предъявление гражданином или юридически лицом иска непосредственно к государственному органу или к органу местного самоуправления, допустившему соответствующее нарушение, не может служить основанием к отказу в принятии искового заявления либо к его возвращению без рассмотрения. В этом случае суд привлекает в качестве ответчика по делу соответствующий финансовый или иной управомоченный орган.

При удовлетворении иска взыскание денежных сумм производится за счет средств соответствующего бюджета, а при отсутствии денежных средств — за счет иного имущества, составляющего соответствующую казну.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 N 7 (ред. от 29.06.2010) «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей»

При определении причиненных потребителю убытков суд в соответствии с п. 3 ст. 393 ГК РФ вправе исходить из цен, существующих в том месте, где должно было быть удовлетворено требование потребителя, на день вынесения решения…

Причинная связь.

Статья 393 ГК устанавливает, что должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, хотя законодатель и не использует Термин «причинная связь», однако должник может быть привлечен к ответственности только при наличии причинной связи между его неправомерным поведением и наступившими убытками.

причинная связь — это объективная связь между явлениями, она существует в действительности независимо от субъективного восприятия ее людьми. «Она не меняет своего существа или характера в зависимости от тех представлений, которые складываются в сознании общества или отдельного индивида, от уровня, степени ее познанности».

Причинная связь состоит из двух явлений — причины и следствия, в которых причина всегда предшествует следствию и вызывает его, а следствие всегда является результатом действия причины.

Причинная связь как элемент гражданско-правовой ответственности за убытки возможна не только при совершении противоправного действия, но и при неправомерном бездействии, когда убытки у кредитора наступают в результате непредотвращения вредоносных явлений обязательными, должными действиями должника.

Причинная связь должна быть доказана истцом. При отсутствии причинной связи ответчик не подлежит привлечению к ответственности.

Вина.

В данном субъективном условии юридической ответственности находит выражение психическое отношение лица к совершенному противоправному поведению, его наступившим последствиям.

Для применения гражданско-правовой ответственности к правонарушителю достаточно, как правило, любой формы вины с его стороны.

Форма вины принимается во внимание только в случаях, прямо указанных в законе или в договоре. ПРИМЕР, Владелец источника повышенной опасности освобождается от ответственности при умысле потерпевшего (п. 1 ст. 1079 ГК).

Заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно.

ГК различает две формы вины: умысел и неосторожность (п. 1 ст. 401 ГК). При вине в форме умысла нарушитель действует намеренно независимо от того, желает он или не желает наступления неблагоприятных последствий таких действий. Умысел при совершении гражданско-правовых правонарушений встречается достаточно редко. Гораздо шире распространены правонарушения, совершаемые по неосторожности. Неосторожности свойственно несоблюдение требований внимательности и осмотрительности, которые предъявляются к осуществляемому виду деятельности и их субъекту.

Неосторожность, в свою очередь, подразделяется на простую и грубую, однако законодательство не содержит их определения.

Понятие вины применимо как к физическим, так и к юридическим лицам.

Вина юридического лица выражается в виновных действиях его работников при исполнении ими своих трудовых (служебных) обязанностей. Действия работников должника, связанные с исполнением его обязательства, считаются действиями должника. Должники отвечают за эти действия, если они повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства (ст. 402 ГК).

Вина должника может выражаться в ненадлежащей организации производственно-хозяйственной деятельности, в отсутствии должного контроля….

В обязательствах, возникающих из причинения вреда, действует правило, что юридическое лицо возмещает вред, причиненный работником при исполнении трудовых, служебных или должностных обязанностей (ст. 1068 ГК), т.е. для возложения ответственности необходимо, чтобы вред был причинен работником, во-первых, юридического лица, во-вторых, при исполнении им трудовых, служебных или должностных обязанностей.

Работник – лицо, которое выполняет работу на основании трудового договора (контракта), но и гражданин, выполняющий работу по гражданско-правовому договору — при условии, что он действовал или должен был действовать по заданию юридического лица и под его контролем.

В гражданском праве, в отличие от уголовного права, действует презумпция вины правонарушителя. Правонарушитель предполагается виновным, если не докажет отсутствие своей вины, «отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство» (п. 2 ст. 401 ГК).

Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства (ч. 2 п. 1 ст. 401 ГК).

Отсутствие вины правонарушителя по общему правилу освобождает его от гражданско-правовой ответственности. Вместе с тем, гражданское законодательство допускает наступление ответственности и при отсутствии вины правонарушителя, но только в случаях, прямо предусмотренных законом.

Пункт 3 ст. 401 ГК устанавливает, что лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. Ответственность индивидуальных предпринимателей и коммерческих организаций, как профессиональных участников коммерческого оборота, носит повышенный характер, они отвечают и за невиновное (случайное) неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. Однако следует отметить, что повышенная ответственность предпринимателей возможна только при осуществлении ими предпринимательской деятельности. В иных случаях на них распространяются общие положения о гражданско-правовой ответственности. Случаи ответственности независимо от вины причинителя вреда предусмотрены и в деликтных обязательствах.

Освобождение от гр-пр ответственности

Под основаниями освобождения от ответственности понимаются различные обстоятельства, с которыми закон или договор связывает соответствующие последствия. Основные признаки таких обстоятельств также закреплены в законе.

Непреодолимая сила.

В п. 3 ст. 401 ГК непреодолимая сила определяется как «чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство».

Непреодолимая сила это:

во-первых, чрезвычайное, исключительное обстоятельство, которое выпадает из ряда обычных явлений. Например, не могут рассматриваться как непреодолимая сила ежегодный разлив реки, наступление зимы, смерть человека и т.п. Хотя эти события непредотвратимы, они не носят чрезвычайного характера, а потому не могут быть отнесены к непреодолимой силе;

во-вторых, непредотвратимость при данных конкретных обстоятельствах.

явления стихийного характера: землетрясения, сильные снегопады, цунами и т.д.

Случай.

От непреодолимой силы следует отличать случайное причинение вреда. Непреодолимая сила характеризуется объективной непредотвратимостью, а случай — субъективной непредотвратимостью. Лицо не знало, не могло и не должно было знать о возможности наступления неблагоприятных последствий, а если бы могло знать о таких последствиях, то смогло бы предпринять действия по их предотвращению.

Независимо от вины отвечает профессиональный хранитель за утрату или повреждение вещи (п. 1 ст. 901 ГК). Широко применяется ответственность независимо от вины в деликтных обязательствах. Так, вред, причиненный гражданину незаконными действиями правоохранительных органов (ст. 1070 ГК), возмещается независимо от вины. Не требуется вина при возмещении вреда, причиненного источником повышенной опасности (ст. 1079 ГК). Повышенная ответственность независимо от вины установлена за вред, причиненный вследствие недостатков товара, работ или услуг (ст. 1095-1098 ГК) и т.д.

К социальным событиям относятся народные волнения, войны и т. п.

Главная » Юристу » Виды гражданских обязанностей

Статью подготовил ведущий корпоративный юрист Шаталов Станислав Карлович. Связаться с автором


Вернуться назад на Гражданские обязанности

Гражданское правоотношение – общественное отношение, урегулированное нормами гражданского права, участники которого связаны гражданскими правами и обязанностями.
Гражданское правоотношение — юридическая связь равных, имущественно и организационно обособленных субъектов имущественных, личных неимущественных и корпоративных отношений, которая выражается в наличии у них субъективных прав и юридических обязанностей, обеспеченных возможностью применения к нарушителям мер государственного принуждения, носящих имущественный характер.

Основания возникновения гражданских прав и обязанностей — это обстоятельства, с наступлением которых происходит возникновение гражданско-правового отношения, правообразующие юридические факты.
Гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.
Различают следующие виды гражданских правоотношений по объекту правоотношения:
1) имущественные — экономические отношения, урегулированные нормами гражданского права, и приобретшие правовую форму;
2) неимущественные или личные правоотношения (права на свободу).
Имущественные правоотношения, в свою очередь можно разделить на:
1) вещные правоотношения характеризуют принадлежность субъекту материальных благ (например, право собственности);
2) обязательственные правоотношения — это отношения, которые опосредуют передачу имущества, прав на объекты интеллектуальной собственности, выполнение работ или оказание услуг.
Виды гражданских правоотношений в зависимости от характера взаимосвязи:
1) абсолютные правоотношения;
2) относительные правоотношения.
Абсолютные — это правоотношения, в которых управомоченному лицу противостоит неопределенный круг обязанных лиц (например, правоотношения между автором и другими лицами, которые не должны нарушать его прав).
Относительные — это правоотношения, в которых управомоченному лицу противостоит определенное обязанное лицо (например, кредитор и должник по договору займа).
Регулятивные – направлены на закрепление социальных связей.
Охранительные – обеспечивают защиту субъективных гражданских прав в случае их нарушения.
В соответствии с этим гражданские права и обязанности возникают:
1) из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему;
2) из решений собраний в случаях, предусмотренных законом;
3) из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей;
4) из судебного решения, установившего гражданские права и обязанности;
5) в результате приобретения имущества по основаниям, допускаемым законом;
6) в результате создания произведений науки, литературы, искусства, изобретений и иных результатов интеллектуальной деятельности;
7) вследствие причинения вреда другому лицу;
8) вследствие неосновательного обогащения;
9) вследствие иных действий граждан и юридических лиц.

Гражданская защита
Гражданская ответственность
Гражданские права человека
Гражданские правоотношения
Гражданский иск


| | Вверх

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

Некоторые проблемы обязательственного права в Гражданском кодексе Республики Казахстан

Скрябин С.В., ведущий научный сотрудник Института частного права Республики Казахстан, кандидат юридических наук

Судебная практика по обязательственному праву (материалы семинара). — Тараз, Актау, 2009. — 540 с. С. 43-__.

Современное гражданское законодательство Республики Казахстан выходит на новый этап своего развития. Сегодня становятся очевидными проблемные вопросы, которые большей частью связаны с совершенствованием сложившейся модели обязательственного права. Тут есть проблемы как концептуального, так и частного характера. Последние весьма очевидны при практическом применении норм гражданского законодательства. Можно полагать, что столь представительное собрание позволит их обсудить на высоком уровне и предложить практические выверенные рекомендации по совершенствованию правового регулирования обязательственных отношений.

Одной из общих проблем, имеющих непосредственное отношение к обязательственному праву, является вопрос о системе гражданского права. Она имеет множество граней. Мы же эту проблему затронем относительно противопоставления вещного и обязательственного права как двух наиболее крупных подотраслей гражданского права.

Анализ Гражданского кодекса Республики Казахстан позволяет утверждать о смещении и переплетении вещных и обязательственных прав. Как результат этого — сложнейшие теоретические и практические проблемы применения соответствующих правил и норм. Некоторыми учеными и практиками даже предпринимаются попытки объяснения смещения, обоснования нормальности существования в гражданском праве смешанных правоотношений и явлений.

В кратком выступлении можно остановиться только на некоторых проблемах, имеющих, как мы полагаем, концептуальный характер, требующих глубокой научной и практической проработке и последующего закрепления в действующее законодательство Казахстана.

Одна из общих проблем обязательственного права связана с вопросом о системе гражданского права. Эту проблему, имеющую множество граней, мы затронем в контексте противопоставления вещного и обязательственного права как двух наиболее крупных подотраслей гражданского права.

Приведем наиболее распространенные примеры смещения вещных и обязательственных отношений.

Первым примером смещения вещных и обязательственных прав называется категория «вещных договоров», которые не укладываются в рамки обязательственных правоотношений.

Следует обратить внимание на то, что сам термин «вещный договор» является для советской и постсоветской цивилистики новым явлением, требующим самостоятельного и всестороннего изучения. Не претендуя на полноту решения этой проблемы укажем, что договор, как и иной юридический факт, лежащий в основе гражданских отношений, может порождать различные отношения. Легально это положение выражено в п. 1 ст. 379 ГК РК о том, что из договора может возникнуть обязательственное, вещное, авторское или иное правоотношение. Аналогичного правила ГК РФ не содержит, но едва ли кто-нибудь будет сомневаться, что это соответствует действительности. Дело в другом. В динамике договорного правоотношения важно различать момент, когда обязательственное правоотношение себя исчерпает и на его основе возникнет иное, которое уже будет основываться на исполненном договоре. Как правильно в свое время указывал Г.Ф. Шершеневич «договору, по существу его, чуждо установление вещной связи — он создает лишь право требования и таким путем подготовляет вещное право. Договор проявляет свою силу в отношении договаривающихся, — для установления обязанности третьих лиц необходим еще один акт», который он именует передачей. Поэтому приведенный выше тезис о том, что вещные договоры позволяют передавать право собственности непосредственно, т.е. без возникновения обязательственных правоотношений, является неточным с точки зрения нашей гражданско-правовой традиции. Стороны в договорном правоотношении всегда имеют обязательственные права и обязанности (как правило, взаимные), и только надлежащее исполнение обязательства может привести к ожидаемым юридическим последствиям, т.е. передачи самого права на вещь.

В контексте поднятой нами проблеме важно обратить внимание на различия в подходах законодателя Республики Казахстан и Российской Федерации по определению последствий неисполнения обязательства передать индивидуально определенную вещь. Согласно п. 1 ст. 355 ГК РК в случае неисполнения обязательства передать индивидуально определенную вещь в собственность, хозяйственное ведение, оперативное управление или в пользование кредитору, последний вправе требовать изъятия этой вещи у должника и передачи ее кредитору, кроме случаев, когда третье лицо имеет преимущественное право на эту вещь. Ст. 398 ГК РФ содержит несколько иные правила. Так, в соответствии с ч. 1 этой статьи в случае неисполнения обязательства передать индивидуально-определенную вещь в собственность, в хозяйственное ведение, в оперативное управление или в возмездное пользование кредитору последний вправе требовать отобрания этой вещи у должника и передачи ее кредитору на предусмотренных обязательством условиях. Это право отпадает, если вещь уже передана третьему лицу, имеющему право собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления. Если вещь еще не передана, преимущество имеет тот из кредиторов, в пользу которого обязательство возникло раньше, а если это невозможно установить, — тот, кто раньше предъявил иск. При этом вместо требования передать ему вещь, являющуюся предметом обязательства, кредитор вправе потребовать возмещения убытков (ч. 2 ст. 398 ГК РФ).

В данном случае, как мы полагаем, законодатель Российской Федерации, в отличие от ст. 354 ГК РК, ограничивает истребование вещи в натуре в том случае, если вещь уже передана третьему лицу, имеющему право собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления. Здесь, с определенной долей условности, можно говорить о преимуществе вещных прав над обязательственными правами. Но не для всех вещных прав, а только прямо указанных в законе. Правда следует отметить непоследовательность законодателя в этом вопросе, хотя смысл правила о преимуществе в ГК РФ достаточно очевиден. А вот в ГК РК он выдержан меньше и понимание «преимущественное право» будет на практике не однозначным. Тем более что в кодексе о преимущественных правах упоминается достаточно часто.

Вторым примером смещения вещных и обязательственных прав является возможность защиты обязательственных прав с помощью вещно-правовых исков (иск о признании права собственности, виндикационный и негаторные иски). Действительно, понятие титульных владельцев, которое использует законодатель (ст. 265 ГК РК, ст. 305 ГК РФ), далеко неоднозначно. Следуя легальной трактовке понятия «титульные владельцы» их можно определить как лиц, обладающих вещью по основанию указанному в законе или договоре. Законодатель в тексте статей указывает на некоторые из возможных оснований. Например, в Казахстане это лица, владеющие имуществом на праве хозяйственного ведения, оперативного управления, постоянного землепользования либо по иному основанию, предусмотренному законодательными актами или договором. В Российской Федерации — лица владеющие имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором. В каждом случае им предоставлено право на защиту владения также против собственника. Можно заметить, что разница не носит принципиальный характер, а перечень субъективных прав, указанных в кодексах, свидетельствует об их вещной природе. Анализ отдельных оснований, предусмотренных законом, показывает определенные расхождения законодателя Казахстана и России. Так, например, в Республике Казахстан такие возможности предоставлены нанимателю (ст. 563 ГК РК), а в Российской Федерации это право нанимателя ГК формально не закрепляет.

По нашему мнению, указанные нормы ГК о возможности защиты титульного владения следует понимать ограничительно. Подобным правом должны обладать только обладатели иных вещных прав. Обладатель обязательственного права во всех случаях должен уступить собственнику, но сохраняя за собой право на возмещение убытков. Это теоретическое положение напрямую взаимосвязано с рассматриваемым признаком вещных прав — их преимуществом над обязательственными правами на ту же вещь. Поэтому указание ГК на то, что основанием для вещно-правовой защиты может выступить договор, является ничем иным как примером неоправданного смещения вещных прав и обязательственных, попыткой распространить абсолютную защиту вещных прав на обязательственные отношения. Например, в казахстанской судебной практике известны случаи когда уже исполненный договор, с надлежащим образом зарегистрированным переходом права собственности на вещь, вдруг признается недействительным или расторгнутым, стороны приводятся в первоначальное положение или у приобретателя вещь отнимается и передается другому лицу.

Следующим примером смещения вещных и обязательственных прав является понятие «вещи», которое для отношений собственности является слишком узким, и объектами права собственности и иных вещных прав может служить обязательственное по своей природе право.

Действительно, буквальное толкование кодексов предоставляет для подобных утверждений множество примеров. Ограничимся наиболее принципиальными из них.

Прежде всего, это само легальное определение права собственности в ГК РК содержит указание на имущество как объект соответствующего права (п. 1 ст. 188 ГК РК). ГК РФ не дает легального определения права собственности, но нормы всего второго раздела под объектом права собственности подразумевают имущество. Легальное определение имущества в кодексах отличается. Согласно п. 2 ст. 115 ГК РК к имущественным благам и правам (имуществу) относятся: вещи, деньги, в том числе иностранная валюта, ценные бумаги, работы, услуги, объективированные результаты творческой интеллектуальной деятельности, фирменные наименования, товарные знаки и иные средства индивидуализации изделий, имущественные права и другое имущество. Ст. 128 ГК РФ содержит правило, согласно которому к объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права и другие. Таким образом, в Казахстане понятие имущество более широкое, чем в России, что не столь важно для целей статьи. Важно другое, что в кодексах понятие «имущество» шире, чем понятие «вещь». Это законодательное положение используется в качестве отправной точки многими сторонниками расширительного толкования объекта права собственности и иных вещных прав. В некоторых современных работах все более настойчиво предлагается использовать конструкцию «права на право», что с нашей точки зрения является неприемлемым. Проблема объекта права собственности и иных вещных прав тесным образом взаимосвязана с другими, более частными вопросами. К их числу можно отнести дискуссию о юридической природе залога, ценных бумаг и денег как объектов гражданских прав, прав на имущественные комплексы. Наиболее типичным примером в последнем случае является предприятие как имущественный комплекс, имущество юридического лица и другие.

Нам близка другая позиция, которую можно по существу свести к необходимости ограничительного толкования правил второго раздела ГК. В этом случае в качестве объекта права собственности понимается только телесная (материальная) вещь.

Если говорить о предприятии как имущественном комплексе, то его образуют не только вещи, но и другие объекты гражданских прав. Например, исключительных (право на фирменное наименование, торговый знак и другие), права и долги (обязательства). Кроме того, в самом понятии предприятие заключены качества объекта и субъекта гражданского права. По нашему мнению при совершении сделок с предприятием как имущественным комплексом речь должна идти как минимум о четырех различных юридических ситуациях: а) передача вещей (движимых и недвижимых), б) перевод долга, в) уступка прав (требований), г) переход исключительных прав. Таким образом, перед нами сделка, объемлющая собой несколько юридических понятий и конструкций, т.е. смешанный договор (ст. 381 ГК РК, п. 2 ст. 421 ГК РФ). Поэтому, насколько нам известно, ни одна попытка в Республике Казахстан произвести государственную регистрацию предприятия в качестве недвижимости по ст. 119 ГК РК не увенчалась успехом. Регистрирующему органу удалось только зарегистрировать собственно недвижимость в узком значении этого слова (п. 1 ст. 117 ГК РК, т.е. земельный участок и все, что с ним прочно связано).

Еще раз отметим, что действующая редакция Гражданских кодексов как Казахстана, так и России дает обильную пищу для утверждений о смещении вещных и обязательственных прав. Но едва оправданно сводить науку гражданского права к тексту закона и в качестве главных аргументов целесообразности апеллировать к ГК. Ведь именно наука призвана объяснить несуразицы действующего законодательства, предложить пути по их устранению. Именно в направлении четкого и последовательного разграничения вещных и обязательственных прав нам видится дальнейшее совершенствование ГК, о чем ниже будет упомянуто особо.

Важно подчеркнуть необходимость разделения понятий «преимущественные права» и «преимущественное удовлетворение (осуществление, реализация)» определенных гражданских прав. Преимущество вещных прав перед обязательственными относится именно к реализации (осуществлению) субъективных гражданских прав, случаям их столкновения. Кроме того, это качество субъективных вещных гражданских прав должно быть последовательно отражено в ГК и иных актах гражданского законодательства. Данное обстоятельство, при кажущейся простоте, повлечет за собой существенное изменение действующего гражданского законодательства и ряда положений традиционной цивилистической доктрины. Уже сегодня можно говорить о пяти принципиальных корректировках положений действующего Гражданского кодекса.

Во-первых, необходимо во 2-м разделе ГК выделить т.н. общие положения, где следовало законодательно закрепить уже разработанные в теории гражданского права признаки субъективных вещных прав, в том числе и их преимущество перед обязательственными правами. Как видно из предшествующего анализа, отсутствие легального указания о преимуществе вещных прав над обязательственными может быть весьма превратно истолковано на практике, а положения ст. 355 ГК РК (ст. 398 ГК РФ) должны быть доработаны с учетом именно этого признака.

Во-вторых, требует изменения сложившийся еще с советских времен принцип реального исполнения обязательств. Во времена господства плановой экономики нормативное закрепление этого принципа было оправданно. Но сейчас, когда на дворе рынок его действие должно быть исключено. В развитие этого правила указание ст. 354 ГК РК (ст. 396 ГК РФ) на то, что уплата неустойки и возмещение убытков в случае ненадлежащего исполнения обязательства не освобождают должника от исполнения обязательства, а возмещение убытков в случае неисполнения обязательства и уплата неустойки за его неисполнение, освобождают должника от исполнения обязательства в натуре (везде диспозитивно) должно быть изменено на общее правило на то, что обладатель вещных прав, при неисполнении обязанностей из договоров, обязан возместить причиненные убытки и в этом случае он освобождается от исполнения обязательства в натуре. Реализация данного положения потребует пересмотра и некоторых других статей ГК (например, изменение общего правила о недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства и одностороннего изменения его условий (ст. 273 ГК РК) и других).

В-третьих, требуется большая последовательность при реализации залога, как преимущественного права на получение удовлетворения из стоимости предмета залога (вещи). Действующее законодательство существенно ограничивает преимущественную реализацию этого права. Так, залог не обладает преимуществом перед обязательственными требованиями причинение вреда жизни или здоровью, а так же по оплате труда и выплате компенсаций лицам, работавшим по трудовому договору, задолженностей по социальным отчислениям в Государственный фонд социального страхования, по уплате удержанных из заработной платы алиментов и обязательных пенсионных взносов, а также вознаграждений по авторским договорам (подп. 1 и 2 п. 1 ст. 51 ГК РК). Кроме того, залог не обладает преимуществом при изъятии предмета залога в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения (п. 2 ст. 324 ГК РК). По нашему мнению, последовательное закрепление преимущественной реализации права залогодержателя делает необходимым не включать в состав имущества лица (юридического или индивидуального предпринимателя, как это имеет место быть в 1-м случае при банкротстве) предмет залога вообще, предоставив прочим кредиторам, как и потерпевшему от правонарушения, получить удовлетворение из иного имущества должника.

Следует отметить, что в Российской Федерации это положение уже отчасти реализовано в Федеральном законе от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Согласно ч. 2 п. 4 ст. 134 Закона РФ о банкротстве требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются за счет стоимости предмета залога преимущественно перед иными кредиторами, за исключением обязательств перед кредиторами первой и второй очереди, права требования по которым возникли до заключения соответствующего договора залога. При этом, по общему правилу, требования обеспеченные залогом отнесены законодателем Российской Федерации к третьей очереди и не получают преимущества в том случае, если средств, полученных от продажи предмета залога, недостаточно. И только в этом случае требование залогодержателя удовлетворяется в составе требований кредиторов третьей очереди (ч. 2 п. 2 ст. 138 Закона РФ о банкротстве).

В-четвертых, требует серьезной теоретической разработки проблема преимущества одних вещных прав перед другими, что требует самостоятельного анализа и исследования.

В-пятых, существует необходимость законодательного определения значения вещи для обязательственных прав и отношений.

Для нас непреложным тезисом является положение юридической доктрины о том, что объектом обязательственных прав выступает должное поведение обязанного лица. Это может быть поведение одной из стороны в договоре или шире — в обязательстве. Сюда следует отнести, например, поведение заемщика в договоре займа, причинителя вреда в деликтных обязательствах, обязательство лица, обещавшего публичное вознаграждение и др.. Но большинство обязательственных конструкций, основанных на договоре, является двусторонними и взаимными. В этом случае каждой из сторон договора принадлежит определенный комплекс прав и обязанностей, и, соответственно, объектом взаимных договоров будет выступать поведение каждого обязанного лица. Например, объектом договора купли-продажи будет выступать должное поведение продавца — передать покупателю вещь (предмет договора) в определенном количестве, качестве, свободным от прав третьих лиц и т.д., и покупателя — действия по принятию и оплате товара. Поэтому существо любого обязательственного субъективного права будет заключаться в требовании должного поведения от обязанного лица.

Здесь возникает вполне закономерный вопрос: каково значение вещи для обязательственных (особенно договорных) субъективных гражданских прав?

По нашему мнению, ответ надлежит искать в разграничении понятий «предмет обязательства» и «объект обязательства». Если вещь потенциально может быть предметом обязательства, наряду с другими явлениями правовой действительности (например, имущественными правами, определенного рода услугами и т.п.), то объектом субъективного обязательственного права всегда выступает только поведение обязанного лица — должника в обязательственном гражданском правоотношении. Продемонстрируем этот тезис.

Предмет договорного обязательства определен ГК в качестве единственного законодательно закрепленного существенного условия договора (ст. 393 ГК), без которого договор считается незаключенным. В дальнейшем это положение раскрывается в особенной части ГК применительно к отдельным видам договора. Это происходит тремя способами:

1) непосредственное закрепление в ГК норм о предмете договора.

Например, предметом (товаром) по договору купли-продажи может быть любая вещь. При этом условие о товаре считается согласованным, если договор позволяет определить наименование и количество товаров (существенные условия) (п.п. 1 и 3 ст. 407 ГК). Согласно ст. 566 ГК предметом лизинга могут быть здания, сооружения, машины, оборудование, инвентарь, транспортные средства, земельные участки и любые другие не потребляемые вещи;

2) указание на объекты соответствующего договора.

Например, ст. 541 ГК перечисляет объекты имущественного найма: предприятия и другие имущественные комплексы, земельные участки, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства и другие вещи, которые не теряют своих натуральных свойств в процессе их использования (не потребляемые вещи); право землепользования, право недропользования и другие вещные права;

3) предмет договора указывается в законодательном определении договора.

Например, предметом договора дарения могут быть вещи, имущественное право (требование), освобождение от имущественной обязанности, что непосредственно указано в п. 1 ст. 506 ГК, содержащем легальную дефиницию договора дарения.

Отметим непоследовательность законодателя в определении предмета договора. С одной стороны, по смыслу статьи 393 ГК, предмет присущ любому договору и выступает его существенным условием. С другой, предмет договора непосредственно не поименован, а следует либо из содержания (как правило, из легального определения) договора, либо указанием на объект договора. В последнем случае можно говорить об отождествлении законодателем предмета и объекта договора, что, с нашей точки зрения, представляется неправильным.

В цивилистической доктрине определение предмета договора достаточно скупо и серьезных теоретических исследований соотношения предмета и объекта обязательства нам не известны. Большинство исследователей, затрагивающих в определенной степени соответствующую проблематику, ограничивается только общими рассуждениями. Например, М.И. Брагинский указывает, что «в широком смысле слова предмет договора охватывает весь набор показателей того, по поводу чего заключен договор. Сюда входят данные о предмете, как таковом, включая количество, качестве и цену передаваемых товаров, выполняемых работ и оказываемых услуг» и «…в самом элементарном виде предмет выражается в формуле «чего и сколько»».

По нашему мнению, различие между объектом и предметом обязательственного субъективного гражданского права следует проводить как по функциональным, так и по содержательным моментам.

Во-первых, функциональная направленность поведения обязанного лица (лиц) как объекта обязательственного права заключается в удовлетворении интересов управомоченного лица. В данном случае предмет обязательства служит должному удовлетворению, выполняет вспомогательную функцию в обязательстве по сравнению с его объектом.

Во-вторых, если для объекта обязательства характерна в большей степени абстракция — должное поведение обязанного лица, — то предмет обязательства максимально конкретизирует содержание этой обязанности применительно к каждому виду договора. Например, передать индивидуально-определенную вещь, а не любую другую, выполнить именно эту работу, а не работу вообще, передать определенное имущественное право, а не право вообще и т.д.

Таким образом, можно заключить, что вещь, в традиционном юридическом понимании, не может выступать объектом обязательственных прав, но является предметом ряда договоров. Прежде всего, это относится к договорам по передаче имущества (вещей) в собственность, подряда и найма. Для группы обязательств по оказанию услуг вещь может выступать предметом не всех договоров, а только некоторых из них. Например, вещь как предмет договора имущественного страхования, перевозки грузов и некоторых других. Подобное понимание вещи будет служить значительно меньшему смещению вещных и обязательственный правоотношений, позволит четко определить значения вещи для обязательственного права.

В заключении еще раз отметим важность последующего совершенствования общей модели обязательственного права. По нашему мнению, только последовательное закрепление преимущества вещных прав над обязательственными позволит должным образом обеспечить их практическую реализацию, а соответствующие теоретические постулаты превратить в реально работающие нормы.

О категории «вещный договор» см.: Василевская Л.Ю. Учение о вещных сделках по германскому праву. М.: «Статут», 2004. Казахстанская судебная практика этот термин не употребляет, поэтому для целей нашей статьи он имеет опосредованное значение.

См., например, п. 2 ст. 76, ч. 2 п. 2 ст. 80, ч. 2 п. 3 ст. 100, ст. 216 ГК РК и др.

См., например, Постановление Коллегии по хозяйственным делам Верховного Суда Республики Казахстан от 25 апреля 2001 года № 1н-86-01. Решение цитируется по СПС Юрист.

Некоторые практические проблемы применения положений ст. 324 ГК РК нами проанализированы в следующей статье настоящего сборника.

«Российская газета» от 2 ноября 2002 г. № 209-210; Собрание законодательства Российской Федерации от 28 октября 2002 г. № 43 ст. 4190. Далее Закон РФ о банкротстве.

Следует отметить, что указанный прием в наибольшей степени распространен в ГК. Хотя, по нашему мнению, его нельзя назвать удачным.

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М.: Издательство «Статут», 1997. С. 254.

Классификация способов обеспечения исполнения гражданско-правовых обязательств в современном гражданском законодательстве необходима для установления упрощенной и единообразной системы способов обеспечения, в рамках которой могли бы существовать как многообразные современные, так и способные появиться в будущем механизмы обеспечения.

Рассматривая способы обеспечения исполнения обязательств, приведенные в ГК РФ можно сказать, что основным средством для понуждения должника исполнить обязательство служит возмещение убытков. Возмещение убытков призвано сделать для кредитора нечувствительными допущенные должником нарушения договора. Однако указанная цель в силу ряда причин достигается далеко не всегда, что вынуждает широко использовать наряду с возмещением убытков так называемые способы обеспечения обязательств, которые скорее можно было бы назвать «дополнительными способами», имея ввиду, что основным остается возмещение убытков. Значение «дополнительных способов» состоит в том, что к главному обязательству (передать вещь, выполнить работу, оказать услуги) присоединяется дополнительное обязательство, причем последнее вступает в действие с момента, когда должник нарушает главное обязательство. Дополнительное обязательство тесно связано с основным: оно возникает только после основного обязательства и прекращается одновременно с этим последним.

Думаю, что, классифицируя способы обеспечения исполнения обязательств можно говорить о таком критерии разграничения как акцессорность:

Гражданский кодекс РФ называет шесть способов обеспечения исполнения обязательств, при этом, предусматривается, что законом либо договором могут быть предусмотрены иные способы обеспечения, что вызывает немало дискуссий среди правоведов по теме: можно ли отнести тот или иной правовой механизм к способам обеспечения исполнения обязательств.

Нельзя не отметить, что некоторые юристы склонны считать, что не все даже названные в главе 23 ГК РФ способы обеспечения исполнения обязательств являются таковыми. Так, по мнению О.М. Свириденко, по своей правовой природе неустойка не является способом обеспечения исполнения обязательства, поскольку не содержит компенсационного характера и формально имеет характер имущественной ответственности1.

Вышеизложенное является только малой частью дискуссий, возникающих среди юристов относительно классификации видов обеспечения исполнения обязательств. Однако и данные примеры говорят о том, что данная область гражданского права является недостаточно исследованной и структурированной по общепринятым критериям.

Думаю, что, рассматривая классификации способов обеспечения исполнения обязательства необходимо обратить внимание на классификацию, приведенную В.С. Ем2, который разделяет личный и реальный кредит. Суть данного разделения сводится к следующему: кредитор, вступая в обязательства и предоставляя имущество должнику, тем самым кредитует должника. Но кредитор может заключить с должником или с третьим лицом соглашение о том, чтобы ему был предоставлен дополнительно кредит – личный или реальный. Если сущность правового средства, обеспечивающего исполнение обязательства, состоит в том, что наряду с должником личную ответственность за его долг принимает на себя какое-либо третье лицо, то имеет место личный кредит (например, поручительство и банковская гарантия). Если же сущность правового средства, обеспечивающего исполнение обязательства, состоит в выделении из имущества известного лица отдельного объекта, из ценности которого может быть предоставлено удовлетворение кредитору в случае неисполнения должником обязательства, то имеет место реальный кредит (задаток, залог, удержание). При этом автором признается, что в данную систему не вписывается общая санкция за неисполнение или ненадлежащее исполнения обязательств — возмещение убытков, а также дополнительные санкции за эти же нарушения — неустойка.

Думаю, что способы обеспечения можно классифицировать по функциям, которые они выполняют:

  • способы, обеспечивающие надлежащее исполнение обязательства путем стимулирования должника к таковому — стимулирующие способы:

— неустойка,

— задаток,

— обязанность кредитора поощрить должника за надлежащее исполнение обязательства — выплатить премию, предоставить скидку.

  • способы, обеспечивающие компенсацию убытков кредитора в случае нарушения должником обязательства путем предоставления кредитору возможности привлечь к ответственности за нарушение не только должника, но и третье лицо – гарантирующие способы:

— поручительство,

— банковская гарантия,

— залог имущества третьего лица,

— страхование ответственности.

  • способы, обеспечивающие как надлежащее исполнение обязательства, так и дополнительные гарантии требований кредитора на случай его нарушения путем стимулирования должника к надлежащему исполнению и путем предоставления кредитору возможности удовлетворить собственные требования за счет обособленного имущества должника — универсальные способы:

— залог,

— удержание,

— обременение имущества и доходов от его использования.

Для придания определенной системы способам обеспечения исполнения обязательств, можно разделять их на роды по следующим основополагающим критериям: в зависимости от того в отношении субъекта либо объекта возникают обеспечивающие правоотношения, разделим:

1. Субъектные способы обеспечения.

К субъектным способам обеспечения отнесем все способы обеспечения исполнения обязательств, при которых в случае нарушения должником условий обеспеченного обязательства у обеспеченной стороны возникают дополнительные обязательственные права в отношении должника либо иных субъектов права. К данным способам обеспечения можно, в частности, отнести: права обеспеченной стороны на возмещение вызванных нарушением условий обеспеченного обязательства убытков, на уплату неустойки, на возврат задатка в двойном размере, на расторжение соглашения в одностороннем порядке, а также поручительство, гарантию, страхование.

2. Объектные способы обеспечения.

К объектным способам обеспечения, соответственно, отнесем все способы обеспечения исполнения обязательств, при которых у сторон обеспеченного обязательства возникают дополнительные вещные права в отношении определенного имущества (объекта права). В свою очередь, к данным способам обеспечения можно отнести все виды залога, удержание, сохранение права собственности на переданный покупателю товар за продавцом, аккредитивы.

Так же способы обеспечения исполнения обязательства можно разделить на внутренние и внешние:

Внутренние залоговые способы обеспечения, при которых залогодателем (обеспечивающей стороной) выступает должник в обеспеченном обязательстве, то есть в данном случае должник в обеспеченном обязательстве совпадает с обеспечивающей стороной, но обеспечивающее имущество не входит в состав объекта обеспеченного обязательства. К данному классу можно отнести соответствующие внутренние виды залоговых способов обеспечения исполнения договорных обязательств, при которых обеспечивающей стороной (залогодателем) выступает должник по обеспеченному обязательству.

Способы обеспечения исполнения обязательств, при которых должник в обеспеченном обязательстве и обеспечивающая сторона являются разными лица и обеспечивающее имущество не включено в объект обеспеченного обязательства, можно назвать внешними залоговыми способам обеспечения. В данный класс способов обеспечения можно отнести соответствующие внешние виды залоговых правоотношений, при которых обеспечивающей стороной (залогодателем) является третье лицо, не являющееся стороной обеспеченных правоотношений.

Каждое обязательство основывается на вере кредитора в надлежащее исполнение должником своей обязанности, которая базируется на воз­можности применения в отношении неисправного должника мер граж­данско-правового принуждения в виде:

  • мер ответственности;

  • мер защиты.

Поэтому необходимыми оказываются особые дополнитель­ные правовые средства, специально предусмотренные для предварительного обеспечения имущественных интересов кредитора путем создания особых га­рантий надлежащего исполнения обязательства должником. Закрепляющие их нормы составляют институт обеспечения исполнения обязательств.

В соответствии с п. 1 ст. 329 ГК исполнение обязательств может обес­печиваться:

    • неустойкой;

    • залогом;

    • удержанием вещи должника;

    • поручительством;

    • независимой гарантией;

    • задатком;

    • обеспечительным платежом;

    • другими способами, предусмотренными законом или договором.

Неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения (статья 330 ГК РФ). По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков. Кредитор не вправе требовать уплаты неустойки, если должник не несет ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

В силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом (статья 334 ГК РФ). В случаях и в порядке, которые установлены законами, удовлетворение требования кредитора по обеспеченному залогом обязательству (залогодержателя) может осуществляться путем передачи предмета залога в собственность залогодержателя.

Удержание вещи должника заключается в праве кредитора, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено (статья 359 ГК РФ). Удержанием вещи могут обеспечиваться также требования хотя и не связанные с оплатой вещи или возмещением издержек на нее и других убытков, но возникшие из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели. Кредитор может удерживать находящуюся у него вещь, несмотря на то, что после того, как эта вещь поступила во владение кредитора, права на нее приобретены третьим лицом.

По договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части (статья 361 ГК РФ). Договор поручительства может быть заключен также для обеспечения обязательства, которое возникнет в будущем.

В силу независимой гарантии гарант принимает на себя по просьбе другого лица (принципала) обязательство уплатить указанному им третьему лицу (бенефициару) определенную денежную сумму в соответствии с условиями данного гарантом обязательства независимо от действительности обеспечиваемого такой гарантией обязательства. Требование об определенной денежной сумме считается соблюденным, если условия независимой гарантии позволяют установить подлежащую выплате денежную сумму на момент исполнения обязательства гарантом (статья 368 ГК РФ).

Независимые гарантии могут выдаваться банками или иными кредитными организациями (банковские гарантии), а также другими коммерческими организациями. К обязательствам иных лиц, выдавших независимую гарантию, применяются правила о договоре поручительства.

Задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне, в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения. Соглашение о задатке независимо от суммы задатка должно быть совершено в письменной форме. В случае сомнения в отношении того, является ли сумма, уплаченная в счет причитающихся со стороны по договору платежей, задатком, эта сумма считается уплаченной в качестве аванса, если не доказано иное.

Обеспечительный платеж — определенная денежная сумма, вносимая одной из сторон в пользу другой стороны, и которая по соглашению сторон обеспечивает денежное обязательство, в том числе обязанность возместить убытки или уплатить неустойку в случае нарушения договора, и обязательство, возникшее по основаниям, предусмотренным пунктом 2 статьи 1062 ГК РФ (предусматривающих обязанность стороны или сторон сделки уплачивать денежные суммы в зависимости от изменения цен, курсов валют, величины процентных ставок и т.д.). Обеспечительным платежом может быть обеспечено обязательство, которое возникнет в будущем.

При наступлении обстоятельств, предусмотренных договором, сумма обеспечительного платежа засчитывается в счет исполнения соответствующего обязательства.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *