Социальная защита материнства

ОРГАНИЗАЦИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

Основные направления деятельности службы охраны материнства и детства

О.В.Шарапова

Министерство злрзвоохранения и социального развития Российской Федерации

Охрана материнства и детства в нашей стране стала одним из стратегических направлений государственной социальной политики. Благодаря последовательным мероприятиям, проводимым как на федеральном, так и региональном уровнях, удалось добиться улучшения основных показателей деятельности этой службы.

Организационная и практическая работа органов управления и учреждений здравоохранения в области охраны материнства и детства в 2003 г. была направлена на обеспечение доступности и повышение качества медицинской помощи женщинам и детям, снижение материнской, детской и младенческой заболеваемости и смертности, уменьшение детской инвалидности.

В последние три года в Российской Федерации:

• выявилась тенденция к увеличению рождаемости — в 2003 г. детей родилось на 77,0 тыс. (5,5%) больше, чем в 2002 г.;

• сохраняется устойчивое последовательное снижение уровня младенческой смертности — с 2000 по 2003 гг. этот показатель уменьшился с 15,3 до 12,4 на 1000 родившихся живыми;

• имеет стойкую тенденцию к снижению уровень материнской смертности — за 2003 г. он составил 32,0 на 100 000 живорожденных (в 2002 г. — 33,6).

В то же время всероссийская диспансеризация детского населения 2002 г. подтвердила, что за последнее десятилетие сформировались устойчивые негативные тенденции в динамике основных параметров здоровья детей: растет распространенность факторов риска формирования нарушений здоровья, увеличивается заболеваемость и число детей-инвалидов. Следует отметить, что увеличение заболеваемости детей вызвано, по-видимому, не только истинным ее ростом, но и улучшением диаиностики за счет внедрения более современных методов.

За 5 лет заболеваемость детей в возрасте до 14 лет увеличилась на 23%, подростков — на 26%.

Остается высоким уровень инфекционной заболеваемости. В ее структуре преобладают острые инфекции верхних дыхательных путей и грипп, составляющие более 90% от всех зарегистрированных инфекционных и паразитарных заболеваний у детей.

Показатель заболеваемости ОРВИ у детей до 14 лет со-

Длякорреспонденции:

Шарапова Ольга Викторовна, директор Департамента медико-социальных проблем семьи, материнства и детства Министерства здравоохранения и социального развития РФ, доктор медицинских наук, профессор Адрес: 101431, Москва, Рахмановский пер., 3 Телефон: (095) 928-4098

Статья поступила 02.03.2004 г., принята к печати 03.05.2004 г.

ставил более 65 тыс. на 100 000, а у детей до 6 лет превысил 80 тыс. на 100 000.

Гриппом ежегодно болеют от 14 до 18 млн детей. Причем у детей раннего возраста он нередко протекает тяжело и сопровождается серьезными осложнениями. Особую тревогу вызывает рост заболеваемости менингокок-ковой инфекцией: только в 2001-2002 гг. ею переболело около 4000 детей в возрасте до 6 лет, в том числе более 1500 детей — до 1 года.

В 2003 г. в 7,5 раза возросла заболеваемость корью, при этом более 90% всех случаев кори у детей приходится на Южный федеральный округ (Чеченская, Карачаево-Черкесская республики, Ингушетия, Северная Осетия, Дагестан).

Одной из серьезных проблем детского здравоохранения продолжают оставаться наркомания и токсикомания. В 2002 г. число подростков-наркоманов уменьшилось по сравнению с 2001 г. в 3 раза, однако количество токсикоманов возросло за это время в 2 раза.

Среди причин детской смертности стабильно лидируют внешние (травмы, отравления, самоубийства). В структуре смертности от внешних причин преобладают транспортные несчастные случаи и самоубийства. От дорожных травм в 2002 г. погибло 3063 детей, из них более 50% — подростки. При этом более половины детей погибает на месте происшествия еще до прибытия скорой помощи и до 80% пострадавших — до поступления в стационары. Только повышение качества организации и оказания медицинской помощи детям позволит снизить эти показатели. Усиление профилактики детского дорожно-транспортного травматизма возможно лишь при реализации системы мер межведомственного характера. На первом месте стоит обязательное изучение детьми в образовательных учреждениях правил дорожного движения, основ безопасного поведения, оказания само- и взаимопомощи при травмах, а также создание безопасной среды на улицах и дорогах.

По итогам всероссийской диспансеризации детей 2002 г. подготовлен государственный доклад «О состоянии здоровья детей в Российской Федерации», утверждена ведомственная программа «О мерах по улучшению состояния здоровья детей Российской Федерации на 2004-2010 гг.». Согласно этой программе разработан и подготовлен к утверждению Правительством РФ Межве-

домственный план мероприятий, согласованный с заинтересованными министерствами, ведомствами и субъектами Российской Федерации.

В течение 2003 г. органами и учреждениями здравоохранения субъектов Российской Федерации проводился второй этап всероссийской диспансеризации, во время которого осуществлялись лечебно-профилактические мероприятия, в том числе противорецидивное лечение, оздоровление, реабилитация и консультирование детей в медицинских учреждениях республиканского, областного и краевого уровней, а также в профильных учреждениях, подведомственных Министерству здравоохранения РФ и РАМН.

По данным субъектов Российской Федерации, из числа подлежащих оздоровлению показатели здоровья улучшились у 70% детей, в том числе 90-100% воспитанников школ-интернатов, детских домов и домов ребенка. Противорецидивное лечение получили 78% детей с хроническими заболеваниями на всех этапах медицинского обеспечения. По данным разных регионов, плановое оперативное вмешательство выполнено на 60-90%.

Необходимо отметить, что, несмотря на увеличение потребности детей в санаторно-курортном лечении, сеть детских санаториев системы здравоохранения в субъектах Российской Федерации сократилась на 2190 коек.

Результаты всероссийской диспансеризации показали увеличение потребности в оказании высокотехнологичной медицинской помощи детям в федеральных учреждениях, в том числе по кардиохируругии, травматологии и ортопедии, нейрохирургии, трансплантации органов и тканей. В связи с этим Министерством здравоохранения и социального развития РФ в 2004 г. предусмотрено расширение дорогостоящей медицинской помощи.

В системе охраны материнства и детства первичная ме-дико-санитарная помощь занимала и занимает важное место. В настоящее время планируется возрастание роли амбулаторно-поликлинического звена, перенос части функций стационара в поликлинику.

В последние годы расширяется объем оздоровительных и превентивных мероприятий в образовательных учреждениях. Во всех регионах России формируется сеть школ, содействующих укреплению здоровья обучающихся, где, помимо создания благоприятных условий среды, активно используются современные оздоровительные технологии, в том числе и в самом образовательном процессе.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Для снижения уровня заболеваемости школьников необходимо:

• совершенствование деятельности детских амбулаторно-поликлинических учреждений по оптимизации медикосоциальной помощи и медицинскому обеспечению детей в образовательных учреждениях;

• более широкое использование возможностей и базы образовательных учреждений для проведения работы по сохранению и укреплению здоровья детей;

• организация межведомственного подхода к охране здоровья детей;

• усиление интеграции медицинских и педагогических работников образовательных учреждений в деле улучшения здоровья учащихся;

• привлечение родителей, общественных организаций,

средств массовой информации к формированию здорового образа жизни подрастающего поколения.

Особое внимание необходимо уделить медицинским и социально-психологическим аспектам здоровья детей из многодетных и неполных семей, семей с детьми, имеющими физические и психические ограничения, семей из районов экологических катастроф, беспризорных и безнадзорных детей.

Дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, воспитываются в домах ребенка. Заболеваемость в этих учреждениях остается высокой, а 27% воспитанников составляют дети-инвалиды. Структура инвалидности у детей, находящихся в домах ребенка, позволяет планировать мероприятия по ее профилактике, своевременной диагностике и реабилитации детей.

Анализ данных профилактических осмотров показал, что в домах ребенка по-прежнему уделяется недостаточное внимание проблеме алиментарно-зависимых заболеваний. Стабильно высоким остается число детей с расстройствами питания: в 2002 г. их было 26%, а среди детей первого года жизни — 30%. У трети детей первого года жизни выявлен рахит ||-Ш степени. В 2 раза увеличилось число детей всех возрастов с анемией. Эти данные наглядно демонстрируют необходимость активизации лечебных и профилактических мероприятий в домах ребенка.

По-прежнему остается неудовлетворительной материально-техническая база домов ребенка, их оснащение необходимым медицинским и реабилитационным оборудованием. С целью увеличения финансирования домов ребенка и улучшения жизнеобеспечения воспитанников Минздрав России обращался к руководителям субъектов Российской Федерации по вопросу передачи домов ребенка с муниципального уровня на их бюджет. Однако этот вопрос не решен до настоящего времени.

Деятельность органов управления здравоохранением субъектов Российской Федерации по вопросам детской беспризорности и безнадзорности находится под постоянным контролем Минздрава России. По этой проблеме в субъекты РФ направлены инструктивно-методические материалы по работе детских поликлиник с социально-неблагополучными семьями, рекомендации по оказанию медицинской помощи детям при психических и поведенческих расстройствах, вызванных употреблением психоактивных веществ. Критерии оценки нервно-пси-хического развития детей и методы ранней диагностики злоупотребления психоактивными веществами включены в стандарты профилактических осмотров.

В субъектах Российской Федерации развернуто около 1000 коек для оказания медицинской помощи беспризорным и безнадзорным детям. В 2003 г. на обследование и лечение в медицинские стационары поступило 28 658 таких детей, 57% из них были в возрасте до 6 лет, 43% — от 6 до 17 лет. При обследовании у 24% детей выявлены инфекционные, у 39% — соматические заболевания, у 6% -наркомания, у 11% — психические расстройства, у 16% -другие болезни.

Продолжалась работа по профилактике инвалидности и выработке новых стратегических подходов к комплексной (медицинской, социальной и психолого-педагогической) реабилитации детей-инвалидов и инвалидов с детства. Так, утверждены «Концепция совершенствования медико-

социальной и психологической реабилитации детей-инва-лидов и инвалидов с детства» и план мероприятий по ее | реализации, предусматривающие совершенствование за-

! конодательной и нормативной базы, внедрение современ-

ных реабилитационных технологий, подготовку специалистов в области детской реабилитологии.

При Правительственной комиссии по охране здоровья граждан Российской Федерации создана рабочая группа, призванная обеспечить межведомственное взаимодействие 5 при решении вопросов охраны здоровья детей. На заседани-

! ях этой рабочей группы заслушана информация по следую-

щим вопросам: об итогах всероссийской диспансеризации и з мерах по улучшению состояния здоровья детей; об органи-

зации питания ШКОЛЬНИКОВ и производстве продуктов детского питания; о физическом воспитании детей; об опыте обучения детей в образовательных учреждениях Санкт-Петербурга и Самарской области здоровому образу жизни; о профилактике дорожно-транспортного травматизма.

Продолжается работа экспертной профильной комиссии по педиатрии Совета по кадровой политике при Минздрава

1 России, на заседаниях которой рассмотрены документы по

= введению следующих детских специальностей: кардиолога,

нефролога, уролога-андролога, реабилитолога, аллерголога-иммунолога, инфекциониста, психиатра. Решением Совета в номенклатуру врачебных специальностей учреждений здравоохранения введены специальности детского кардио-л лога и детского уролога-андролога.

э Одним из основных механизмов повышения эффективно-

сти и качества медицинской помощи женщинам и детям явля-к ется разработка нормативных документов по организации

/ службы охраны здоровья матери и ребенка. В течение 2003 г.

было издано 13 приказов Минздрава России, в том числе по дальнейшему развитию и совершенствованию медико-генетической службы, кардиохирургической помощи детям, охране репродуктивного здоровья мальчиков и юношей-подростков. л Утверждены инструкции о порядке разрешения и проведения

искусственного прерывания беременности в поздние сроки по социальным показаниям, по организации работы женской кон-!- сультации, по применению методов вспомогательных репроду-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

|- ктивных технологий, по оздоровлению беременных женщин в

‘- санаториях и санаториях-профилакториях. Утверждены также

|- схемы динамического наблюдения за беременными и родиль-

«- ницами, гинекологическими больными, рекомендуемая струк-

|- тура, перечень оборудования и оснащения центров по лече-

нию бесплодия и др. Регламентирована медицинская помощь

о новорожденным детям в акушерских стационарах, определе-

>- но раздельное финансирование койки родильницы и койки но-

и ворожденного, временная их статистическая отчетность, в том

I- числе коек реанимации и интенсивной терапии новорожден-

т ных; снижена нагрузка на медицинский персонал.

|- Постановлением Правительства Российской Федерации

№255 от 6 мая 2003 г. субъектам Российской Федерации рекомендовано оказывать бесплатную медицинскую помощь беременным, роженицам, родильницам и новорож-и денным детям в приоритетном порядке, за счет своего и

й местных бюджетов, а также средств территориальных

О фондов обязательного медицинского страхования.

1. Не менее важно обеспечить детей высокотехнологичны-

)- ми (дорогостоящими) видами медицинской помощи.

В 2003 г. такую помощь получили в учреждениях М3 РФ и РАМН около 20 000 детей.

В рамках подпрограммы «Здоровый ребенок» Федеральной целевой программы «Дети России» решаются задачи по снижению показателей материнской, младенческой и детской смертности, заболеваемости, инвалидности среди детей до 18 лет, повышению уровня здоровья детей. На реализацию этой подпрограммы в 2003 г. из федерального бюджета было выделено 380,83 млн рублей. За счет средств программы проводилось оснащение лечеб-но-профилактических педиатрических и акушерских учреждений современным оборудованием: наркозно-дыхательной аппаратурой, реанимационными комплексами для новорожденных, электрокардиографами, цветными сенсорными прикроватными мониторами, ультразвуковыми сканерами и ингаляторами, наборами реагентов для проведения неонатального скрининга на фенилкетонурию и врожденный гипотиреоз. Дети первого года жизни, страдающие фенилкето-нурией, обеспечены белковыми гидролизатами. На эти же средства закуплены медикаменты и оборудование, поставленные в указанные учреждения более чем 80 регионов России; осуществлены научные исследования по разработке новых методов профилактики, диагностики и лечения в педиатрии и акушерстве. За счет федерального бюджета ведется строительство и реконструкция 42 лечебно-профилактических педиатрических и акушерских учреждений.

За период реализации Федеральной целевой программы «Вакцинопрофилактика» удалось добиться существенного снижения уровня инфекционной заболеваемости у детей (дифтерией — в 5.4 раза, коклюшем — в 2 раза, эпидемическим паротитом — в 4.8 раза). За последние годы существенно возрос охват детей профилактическими прививками против дифтерии, коклюша, столбняка, полиомиелита, кори, эпидемического паротита. Среди детей в возрасте 2-х лет в целом по стране он составляет более 95%. Прививками против вирусного гепатита В охвачено 80,2% детей, против краснухи — 86,1%.

Противотуберкулезная вакцинация и внедрение системы активного выявления туберкулеза позволили добиться некоторого снижения заболеваемости детей этой социально значимой болезнью (2000 г. — 17,5; 2002 г. — 15,9 на 100 000 детей в возрасте до 15 лет).

Согласно подпрограмме «Дети-инвалиды» при оказании консультативно-диагностической помощи этим детям в специализированных учреждениях внедрялись современные технологии. Начата работа по оснащению детских реабилитационных центров системы здравоохранения современным оборудованием, средствами творческой и трудовой реабилитации.

Совместно с Федеральным фондом ОМС продолжалась работа по реализации мероприятий в рамках программы «Охрана материнства и детства». В 2003 г. на эти цели Федеральным фондом ОМС было выделено 600 млн рублей лечебно-профилактическим учреждениям федерального уровня и 313,2 млн рублей в регионы для лечебно-профи-лактических учреждений детства и родовспоможения.

Проблемой остается неравномерное и недостаточное финансирование медицинской помощи детям и матерям в раз-

і

я *

ных субъектах Российской Федерации. Для кардинального улучшения ситуации рекомендуется органам исполнительной власти выделять для целей охраны материнства и детства не менее 30% консолидированного бюджета здравоохранения.

В настоящее время медицинская общественность активно обсуждает проект программы «Повышение структурной эффективности здравоохранения». Впервые проект этой основной стратегической программы отрасли стал объектом обсуждения благодаря интернет-сайту Минздрава России. Одним из основных ее элементов является формирование многоуровневой сети амбулаторной помощи, причем первичный уровень должен быть реализован на базовых клинических профилях: общей терапии, педиатрии, хирургии, травматологии, акушерства в условиях городских и районных поликлиник. Ответственность за оказание первичной медико-санитарной помощи на селе будет постепенно перенесена на врача общей практики. В связи с этим необходимо подчеркнуть, что особое место при проведении любой реформы или реструктуризации в здравоохранении должны занимать учреждения охраны здоровья матери и ребенка, оказывающие медицинскую помощь наиболее незащищенной и социально уязвимой части населения. Именно в этой службе должны быть реальные гарантии как доступности медицинской помощи всем слоям населения, так и возможности обеспечения качества медицинских услуг.

Анализ федеральных нормативных актов, касающихся обеспечения прав ребенка в России, указывает на необходимость внесения в них дополнений.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

С целью определения единых подходов к совершенство-

ванию государственной политики по сохранению здоровья детей, профилактики заболеваний, детской инвалидности, усиления межведомственного взаимодействия в решении этих вопросов, целесообразно разработать Концепцию государственной политики по охране здоровья детей и матерей в Российской Федерации.

Учитывая все изложенное, к основным направлениям совершенствования охраны здоровья детей следует отнести:

1) обеспечение достаточного уровня финансирования системы мер по охране здоровья матери и ребенка в объеме не менее 30% консолидированного бюджета здравоохранения;

2) повышение структурной эффективности здравоохранения в части охраны материнства и детства;

3) дальнейшее развитие специализированного коечного фонда и сети дневных стационаров для детей с созданием межрайонных специализированных и реанимационноконсультативных центров;

4) мониторинг здоровья детей и младенческой смертности;

5) формирование территориальных и федерального регистра врожденных и наследственных заболеваний и пороков, внедрение мер по их профилактике;

6) увеличение объема профилактических мер на основе внедрения современных технологий и переноса части объемов помощи из стационарного сектора в амбулаторный;

7) совершенствование медико-социальной и психологической помощи детям из многодетных, неполных семей, имеющих физические и психические ограничения, беспризорным и безнадзорным.

І/

Организаторы:

ЗАО «МЕДИ Экспо»

Совместно с

Российской академией медицинских наук, Научным центром акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН, Российской Ассоциацией врачей акушеров-гинекологов, Российской Ассоциацией специалистов по перинатальной медицине Официальная поддержка Торгово промышленная палата России Профессиональная поддержка Министерство здравоохранения России, Департамент здравоохранения Москвы, Министерство здравоохранения Московской области, Министерство промышленности, науки и технологии Рф При содействии Центра международной торговли

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Социальная защита материнства и детства в условиях социально-экономической трансформации российского общества»

Актуальность исследования. Современное развитие России, переживающей глубокую социально-экономическую трансформацию, нуждается в теоретическом осмыслении важнейших направлений осуществляемых преобразований. Одним из них является реформирование социальных институтов материнства и детства, их взаимоотношений с государственной властью и изменение политики в области материнства и детства самого госуд арства. Актуальность исследования взаимоотношений государства, материнства и детства состоит, прежде всего, в необходимости познать и оценить характер, механизмы, социальную эффективность государственной политики в отношении материнства и детства и на этой основе выработать концепцию ее дальнейшего развития.

Современную российскую действительность можно охарактеризовать как чрезвычайно сложный и ответственный период, ведущими чертами которого выступают формирование рыночной экономики, социальное расслоение в обществе, смена духовно-нравственных принципов. Соответственно трудности политического характера и кризисное состояние экономики обуславливают проблемы развития страны в целом и положения отдельных ее граждан. В условиях социально-экономических трансформаций, переживаемых Россией в постсоветский период, остро встают вопросы обеспечения стабильного развития общества и усиления роли тех социальных институтов, которые воплощают в себе все основные параметры качественного состояния социальной структуры и способны оказывать определенное воздействие на ход общественных преобразований. Социально-экономическая трансформация общества влияет на практику повседневной жизни, следствием чего является изменение социальных отношений, в том числе в области семьи, семейной политики, а также социальной защиты материнства и детства, поскольку в сложных социально-экономических условиях современности институт семьи становится наиболее уязвимым. Резко сокращается рождаемость, возрастает смертность, что приводит к депопуляции населения. Ухудшаются все параметры качества населения: его здоровье, образовательный и профессиональный потенциал, происходит культурно-духовная деградация, особенно среди молодежи, растет девиантное поведение.

Решение серьезных социальных проблем в области народонаселения может осуществляться лишь при наличии эффективно действующей системы оказания помощи и поддержки населения (женщин-матерей, детей, подростков, молодежи, семей). И в этом контексте все чаще исследователи, изучающие проблемы современной семьи, говорят о том, что происходит падение социального потенциала семьи, престижа семейных ценностей, увеличение числа разводов и снижение рождаемости, рост преступности в сфере семейно брачных отношений, повышение риска подверженности детей отклонениям в развитии из-за неблагополучного психологического климата в семье. В связи с этим ключевые аспекты социальной защиты семьи, материнства и детства в настоящее время стали предметом острых научных дискуссий. Данные дискуссии осложняются отсутствием единых концептуальных рамок и теоретико-методологических оснований рассмотрения проблемы, что усиливает необходимость теоретического поиска конструктивных направлений ее дальнейшей разработки.

Обращение к социологическому анализу социальной защиты как социальному феномену актуально, что определяет потребность в осмыслении и гласном отражении в общественном сознании негативных процессов, связанных с кризисом семьи. Неблагополучная или социально дезадаптированная семья является, вне всякого сомнения, зеркалом общего социально-экономического неблагополучия. Исследуя ее в социологическом ключе, мы получаем адекватную картину состояния общества в целом.

Изучение семьи также, необходимо для обеспечения национальной безопасности в ее демографическом аспекте: тенденции неблагополучия на уровне внутрисемейных отношений представляют ощутимую угрозу как для социально-экономического воспроизводства общества, так и для его морального воспроизводства в плане сохранения и межпоколенче-ской трансляции базовых социальных ценностей. Социологическое исследование материнства и детства, таким образом, обладает в настоящее время особой актуальностью, как в научно-теоретическом, так и в социально-практическом планах.

Степень научной разработанности проблемы. В настоящее время имеются фундаментальные научные работы, посвященные проблематике семьи в целом и проблемам материнства и детства в частности. Среди авторов, в первую очередь, следует выделить таких ученых, как АН Антонова, Б. Бергера, АГ. Вишневского, А.Г. Волкова, С .И. Голода, И.

Жалю, А Карлсона, Дж. Клииз, П.Ф. Лесгафта, М.С. Мацковскош, ВМ Медкова, Д Попеное,Р. Скинера,АГ. Харчева и других1.

Современное состояние российской семьи отражено в исследованиях АЛ Антонова, С Л Голода, М.С. Мацковскош, ЛИ. Савинова, АБ. Синельникова, ЕМ Черняка и других2. В частности, в исследованиях АЛ Антонова вскрывается сущность брака и семьи как социального явления, которое анализируется с точки зрения как традиционного эволюционного подхода к истории семейных форм, так и с точки зрения функционального подхода. По мнению АЛ Антонова, семья — это основанная на единой общесемейной деятельности общность людей, связанных узами супружества — родительства — родства, и, тем самым, осуществляющая воспроизводство населения и преемственность семейных поколений, а также социализацию детей и поддержание существования членов семьи3. В нашей диссертации мы в д альнейшем и будем придерживаться данного определения семьи.

Функционального подхода в понимании семьи и ее функций в обществе придерживался и М.С. Мацковский, исследовавший системные связи между характером экономической жизнедеятельности и функциональной спецификой семьи. Он показал взаимозависимость функционирования семьи как социального института и как системы индивидуально-личностных отношений, воплощающей потребности личности в семейной группе4. С.И. Голод был одним из первых отечественных социологов, обратившихся к проблеме выживания в современном обществе моногамной нуклеарной семьи5.

3 См.: Социология семьи: учебник. М., 2005. С. 44.

4 См.: Мацковский М.С. Социология семьи: Проблемы теории, методологии и методики. М., 1989.

5 См.: Голод С.И. Семья и брак: историко-социологический анализ. СПб., 1998.

В то же в рамках феминистической парадигмы критикуется традиционное понимание семьи, связанное с функциональным анализом ее места и роли в обществе. В этом контексте, например, в работах ЕР. Смирновой, СЛ. Щегловой, НМ. Ловцовой и других, исследование семьи связано с различными аспектами изучения роли женщин в современном обществе, сочетании приватных и публичных сфер их деятельности, семейных и внесемей-ных обязанностей, возможностей их самореализации и тд.1.

При анализе современного состояния института российской семьи среди социологов и демографов можно выделить две точки зрения на ее перспективы: первая — пессимистическая, согласно которой традиционная российская семья распадается и состояние института семьи можно рассматривать как кризисное (А.И. Антонов, В Л. Архангельский), вторая -оптимистическая (АР. Волков, ВМ Медков), которую разделяет автор диссертационной работы и по которой считается, что институт семьи меняет свои формы и функции, но сохраняется, и будет существовать в дальнейшем2.

Важное место в исследованиях семьи занимает изучение проблемы положения женщины, женщины — матери, самосохранительное поведение женщины и тд., что можно выразить общим понятием «материнство». Произошедшие в обществе изменения ослабили традиционные функции семьи, регулятивный характер половой морали в распределении обязанностей в семье, повлияли на социальный статус женщины, сделали её в общем более активной и самостоятельной.

Женщины-матери успешно проявляют себя в различных сферах жизнедеятельности, растет их образовательный, культурный уровень, значительно расширяется круг профессиональных и социальных обязанностей, что существенным образом влияет на их материнские функции. Вместе с тем материнство в современных условиях сопряжено с рядом жизненных затруднений, преодоление которых во многом зависит от социальных условий, личностных и духовно-нравственных качеств матерей.

1 См.: Смирнова Е.Р. Семья нетипичного ребенка. Саратов, 1996; Щеглова С.Н. Социология прав детей в России: новый век, новые проблемы, новые перспективы. М» 2001; Ловцова Н.М. Трансформация семейной политики в современной России. Саратов, 2005.

Проблемы материнства исследовались в работах ВБ. Бодровой, А.В. Бородина, В А Борисова, ТА Гурко, О.Г. Исуповой, АР. Михеевой и других1. В работах этих ученых рассматриваются различные аспекты материнства, обусловленные социально-экономическими условиями, уровнем жизни населения, изменением ценностных предпочтений и установок современных российских женщин.

Проблемам материнства в неполных семьях, причинам его появления, особенностям жизнедеятельности одиноких матерей посвящены работы ТА Гурко, JLT. Лунявской, АР. Михеевой, Л.С. Шиловой и других2.

В трудах, посвященных материнству, как правило, рассматриваются общие проблемы, а социальные, личностные, духовные — недостаточно изучены. Требуется расширение знаний о личностных особенностях женщин-матерей, их переживаниях, отношении к детям, о взаимосвязи материнства с возрастом, образовательным и профессиональным уровнях, семейным положением и тд.

В социологии проблемы детства традиционно изучаются в рамках социологии семьи, социологии воспитания, в контексте анализа проблем взаимодействия широкой социальной среды и системы воспитания. В период кризиса государственных институтов социализации и государственной политики в области образования и воспитания главную роль берут на себя традиционные культурные институты. Возрастающую роль в данных условиях начинает играть семья, в большей мере сохраняющая в себе элементы культурной традиции, социальной и моральной защищенности ребенка.

Общие проблемы детства в условиях современного общества и в условиях трансформирующейся России рассматриваются в работах AJL Арефьева, И.С. Кона, ЕМ. Рыбинского, С.Н. Щегловой, Б.Ю. Эльконина и других3.

2 См.: Гурко Т.А. Женский опыт сексуальных отношений, материнства и супружества несовершеннолетних // Социологические исследования. 2002. №11; Лунякова B.O. О современном уровне жизни семей одиноких матерей // Социологические исследования. 2001. №8; Шилова Л.С. Трансформация женской модели самосо-хранительности поведения // Социологические исследования. 2000. №11 и другие.

Проблемы роли и статуса детства, семейного воспитания, компетентности родигель-ства, последствий неправильной семейной социализации, социального сиротства, также находятся в фокусе общественного внимания. Среди них, например, содержание социальных конструктов семьи, детства, родительства, материнства в конкретный исторический момент отражено в работах М. Рабжаевой, Е. Ярской-Смирновой; формирование понятий «хорошие родители», «проблемная семья», «ребенок группы риска» в работах JL Алексеевой, А Антонова, И. Дементьевой; активно обсуждаются вопросы взаимоотношений родителей и детей в работах И. Кона и В. Лисовского1.

Изменение социально-экономической и политической ситуации в стране вызвало необходимость проанализировать вопросы детской и подростковой девианшосш, вопросы ценностной ориентации детей, что и было сделано в работах JLC. Алексеевой, AJ1 Арефьевой, ЕБ. Бреевой, ВВ. Солодникова2.

Анализ работ, посвященных социальным проблемам материнства и детства, свидетельствует об актуальности вопросов социальной политики, вопросов социальной защиты в области семьи, материнства и детства

Социальные проблемы материнства и детства, их социальной защиты рассматриваются в рамках широкой проблематики социальных институтов и социальных трансформаций, в контексте общих задач социальной полигаки и социальной защиты населения, социологического анализа теории и практики социальной работы3. Кроме того, в последнее время эти проблемы все чаще рассматриваются в тесной связи с модификацией социаль

Социология прав детей в России: новый век, новые проблемы, новые перспективы. М., 2001; Эльконин Б.Д, Кризис детства и основания проектирования форм детского развития // Вопросы психологии. 1992. №3-4.

2 См.: Алексеева Л.С. Бездомные как объект социальной дискредитации // Социологические исследования. 2003. №9; Арефьев А.Л. Беспризорные дети России // Социологические исследования. 2003. №11; Бреева Е.Б. Социальное сиротство. Опыт социологического обследования // Социологические исследования. 2004. №4; Солодовников B.B. Социально дезадаптированная семья в контексте общественного мнения // Социологические исследования. 2004. №6.

3 См., например.: Быченко Ю.Г. Управление развитием человеческого капитала. Саратов, 2005; Кочетов A.H. Степень социального в обществе как фактор экономической эффективности // Социальные и институциональные факторы экономического развития России: Материалы международной научно-технической конференции 15-16 февраля 2005 г. Саратов, СГСЭУ, 2005. С. 3-9; Манохина Н.В. Институциональные структуры реальной экономики. Саратов, 2002 и др. ной, семейной полигаки и социальной защшы в современной России. Данные проблемы отражены в работах СБ. Дармодехина, Т.С. Зубковой, СЮ. Наумова, ТЛ Поддубной, Т.И. Шульги и других1.

В условиях социально-экономических реформ социальная политика претерпела существенные изменения. Советский опыт разрешения социальных проблем оказался неэффективным в новых условиях. Это привело к необходимости формирования новой системы социальной защиты, социальною обслуживания граждан и организации социальной сферы в целом. В работах ЭМ Андреева, ЕБ. Наумовой, НМ Ловцовой, ВН. Ярской рассматриваются вопросы адекватности проводимой социальной политики в России новому положению населения2.

Соответственно, новый этап в развитии научных взглядов на политику государства в отношении семьи, материнства и детства относится к началу 90-х гг. XX в. и связан с процессами осознания роли семьи в обществе, необходимости в нынешних социально-экономических условиях существенных изменений в осуществлении социальной защшы материнства и детства Различные аспекты этих проблем рассматриваются в работах А.И. Антонова, В.Н. Бобкова, ЯС. Ржаницыной, НМ Римашевской, Е А Кванта и других3.

Особого внимания в этом контексте заслуживают исследования саратовской социологической школы, представленные работами J1B. Констангановой, СБ. Климовой, JIT. Кураевой, НИ. Ловцовой, ЕР. Смирновой, КВ. Шахматовой, В JH. Ярской и других4.

См.: Андреев Э.М. Новая социальная реальность: основные черты и способы движения // Социально-политический журнал. 1994. №7; Наумова Е.В. Политика и деятельность российского государства в отношении семьи, женщин и детей в условиях социально-экономических реформ. Вторая половина 80-х-90-е годы XX столетия. М., 1998; Ярская В.Н. Философия социальной работы. Саратов, 1994 и другие.

4 См.: Константинова Л.В. Социальная политика: штрихи к социологической концепции // Социологические исследования. 2005. №2; Климова С.В. Любовь как социальный феномен: гетеросексуальные эротические отношения глазами социолога. Саратов: СГТУ, 2002; Кураева Л.Г. Детство: социокультурная реальность. Саратов, 1997; Ловцова Н.И. Трансформация семейной политики в современной России. Саратов, 2005; Смирнова Е.Р. Семья нетипичного ребенка: Социокультурные аспекты. Саратов, 1996; Шахматова H.B. По-коленческая организация современного российского общества. Саратов, 2003; Ярская В.Н. Философия социальной работы. Саратов, 1994.

В цепом можно сказать, что проблемы семьи, материнства и детства изучаются сегодня весьма плодотворно представителями различных отраслей социально-гуманитарной науки. Но вместе с тем, в настоящее время по-прежнему существует настоятельная потребность в системной концешуальной проработке вопросов социальной защиты материнства и детства, а также разработке реальных практических мер, направленных на преодоление отрицательных явлений в этой области.

В качестве объекта исследования выступает система социальной защиты населения в современном российском обществе.

Предметом исследования является государственная социальная защита материнства и детства в условиях социально-экономической трансформации российского общества.

Цель исследования- социологический анализ системы социальной защиты материнства и детства в изменяющихся социально-экономических условиях современной России.

Для достижения поставленной цели предполагается решить следующие исследовательские задачи:

— выявить социально-экономические факторы, определяющим образом воздействующие на состояние социальных институтов семьи, материнства и детства в современной России;

— раскрыть основные противоречия формирования и развития системы социальной зашиты материнства и детства в условиях социально-экономической трансформации российского общества;

— обосновать необходимость совершенствования государственной политики социальной заш иты материнства и детства;

— доказать, что социальная защита материнства и детства в рамках государственной социальной политики выступает фундаментальным основанием преодоления негативных социально-демографических процессов;

— проанализировать положение наиболее социально уязвимых групп женщин-матерей и детей в современной России;

— дать рекомендации по совершенствованию социальной зашиты детей-сирот, материнства и детства в неполных и социально дезадаптированных семьях.

Методологическую основу исследования составляют диалектико-логический, структурно-функциональный методы познания, методология системного анализа. Особое значение имеет институциональный подход, позволяющий изучить ключевые социальные феномены в избранной диссертантом предметной области и показать их фундаментальный характер для развития общества.

Исследуемые в соответствии с концептуальным замыслом диссертации вопросы рассматриваются с учетом конкретно-исторических условий, изменений социально-политической системы и проводимых в стране социально-экономических реформ.

Эмпирической базой исследования выступают данные государственной статистики; документы федеральных и региональных органов власти по проблемам детей, женщин и семьи; законы Российской Федерации по делам детей, женщин и семьи; вторичный анализ результатов социологических исследований в анализируемой области (данные ежемесячных общероссийских опросов ВЦИОМ за 2004 г., данные межвузовского мониторингового исследования социального самочувствия населения за 1991 -2000 гг., исследований ИСЭПН РАН за 1995,1999 гг, исследований ИСЭПН РАН за 1999 -2000 гг., данные исследования «Субкультурная дифференциация полов: имманентное и историческое» (Голод С, Гурко Т. и др.) за 1998 -1999 гг., данные исследования центра социологических исследований Министерства образования РФ (руководитель А. Шерега) за 2002 г. Результаты социологического исследования «Социальное развитие и семейные ценности», проведенного под руководством А. Кочетова с участием автора диссертационного исследования в 2003 г. (простая случайная выборка с помощью таблиц случайных чисел, опрошено 350 человек, категория интервьюируемых- студенческая молодежь старше 18 лет (студенты 2-5 курсов СГСЭУ): 54% женщин, 46% мужчин). Информационное обеспечение семинара «Формирование конструктивных родительско-детских отношений: семейно-брачные установки молодежи», проведенного под руководством А. Кочетова с участием автора диссертации в рамках проекта Фонда ООН в области народонаселения «Содействие разработке и реализации региональных стратегий развитая народонаселения» в ноябре 2003 г. (опрос 45 экспертов — участников семинара, заместителей глав администраций, специалистов образования, здравоохранения и социального обеспечения).

Научная новизна исследования определяется обоснованием детерминирующей роли социально-экономических факторов для развитая социальной защиты материнства и детства в современной России и состоит в следующем:

— раскрытии прямой связи резкого снижения рождаемости, роста смертности матерей, падения уровня их здоровья, ухудшения социальных параметров детства со сформировавшимися социально-экономическими условиями современного российского общества. Сложившаяся ситуация детерминирована не только и не столько вторым «демографическим переходом», сколько социально-экономическими изменениями в стране и социально-психологической неподготовленностью семей к условиям рынка;

— выявлении тенденции и противоречия процесса формирования и развитая системы социальной зашиты материнства и детства в современной России. В настоящих условиях подавляющее большинство российских семей не может самостоятельно обеспечить социально приемлемый уровень жизни, а действующие социальные гарантии, выплаты и льготы не обеспечивают реальной захцшы семей от нищеты и лишений;

— проблемах материнства и детства, которые артикулированы как проявление общего социально-экономического кризиса российского общества, государственной, социальной и семейной политики. Обосновано, что системный социально-экономический кризис, кризисные явления трансформации общества привели к снижению уровня и качества жизни большинства семей, социальной дезадаптации значительной части семей, разрушению нормативно-ценностных структур общества, росту асоциального поведения, насилия, преступности;

— обосновании положения того, что в условиях трансформирующегося общества социальная защита материнства и детства может быть эффективной только как системная социальная защита, осуществляемая в рамках социально ответственной государственной политики. Фамилизм, исходящий из экзистенциональный ценности семьи для общества, ориентирован на преобразование взаимодействия современных социальных институтов средсгвами просемейной политики государства и общества в целях укрепления полной семьи с несколькими детьми;

— доказательстве необходимости признания приоритетности социальной зашиты материнства и детства в общей системе социальной защиты населения и социальной работы в настоящее время. Представлены рекомендации по совершенствованию социальной политики защиты материнства и детства.

Основные положения выносимые на защиту:

1. Социальные проблемы материнства и детства в условиях становления и развития новой системы социальной зашиты имеют институциональный характер. Различие в способности социальных групп адаптироваться к результатам социально-экономических трансформаций и интенсивному усвоению новых социальных ценностей и норм порождает социальные противоречия.

Изменения социальной структуры российского общества в последние десятилетия проявились главным образом в том, что произошел массовый спуск всего общества по социальной лестнице вниз, при этом самыми беззащитными и обездоленными оказались женщины-матери и дети, которые во многом приобрели маргинальные статусные позиции.

2. Резкое ухудшение социальных параметров материнства и детства обусловлено влиянием негативных последствий процессов социально-экономической трансформации российского общества в последние десятилетия. Эффективность системы социальной защиты в современной России должна определяться реальным уровнем благосостояния населения, демографическими показателями страны, состоянием среды обитания, т.е. реальными факторами социально-экономического, социально-демографического, государственно-правового положения людей, непосредственно влияющими на уровень и качество их жизни.

Объектом социальной защиты должны выступать все группы населения, однако приоритетными будут его уязвимые слои- семьи с низкими доходами, одинокие и многодетные родители, воспитанники детских домов и интернатов, молодежь в целом.

3. Социальная защита материнства и детства в современном российском обществе может быть эффективной только как общегосударственная политика, что соответствует историческим традициям и современным потребностям социально-экономического развития

России. В рамках концептуализации социальной защшы не следует завышать потенциал негосударственных субъектов социальной помощи в виде способности общества к разнообразным формам самоорганизации, самоуправления и социальной солидарности.

4. Семья представляет наиболее естественные и комфортные условия для материнства, рождения, воспитания детей, а значит, и формирования человеческого потенциала общества Поэтому только осознание общественных угроз, которые несет с собой депопуляция, только выработка и проведение семейной политики, целью которой станет возрождение в новых социально-экономических условиях полной семьи с несколькими детьми, способны остановить депопуляцию. Другими словами, только фамилисгаческая парадигма позволяет социальную защиту материнства и детства превратил» из политики, ограниченной сиюминутными проблемами, в целостную и главное адекватную стратегическим задачам страны социальную политику.

5. Современное состояние социальной защиты материнства и детства свидетельствует о дефиците теоретического и идеологического обоснования сущности и содержания социальной защиты. В зачатом состоянии находится научно-методическое обеспечение деятельности социальных институтов и служб в сфере социальной защиты. Недостаточно проработаны критерии и социальные индикаторы эффективной защиты материнства и детства в общем контексте социальной политики.

Система государственных и муниципальных органов, призванных нормативно защищать семью, материнство и детство, создавать условия для их полноценного существования и развития, находится в стадии становления, и поэтому поиск новой оптимальной структуры не может не сказываться на качестве социальной защиты в целом.

6. В современных условиях социальная защита материнства и детства осуществляется в форме разрозненных, несвязанных механизмов социальной политики. Социальная защита неэффективна, что проявляется в ухудшении демографической ситуации, диспропорциях в развитии человеческих ресурсов, уровне материального положения, нестабильности здоровья и питания большинства семей.

Повышение социальной эффективности защиты материнства и детства предусматривает необходимость разработки и внедрения единой системы программ социальной защшы систематизации осуществляемых обществом социально-экономических, организационных, правовых, социально-психологических, образовательных программ и проектов, направленных на обеспечение гарантированных условий жизни и развитая матерей и детей.

Важнейшими моментами в социальной защите материнства и детства должны стать всеобщность в сочетании с д ифференцированным под ходом к разным группам женщин и детей; интеграция в единую систему социальной защиты на всех уровнях- федеральном, региональном и местном — с четким определением прав и ответственности каждого из этих уровней и источников ресурсного обеспечения; надежность ресурсной базы социальной защиты на основе переход а от остаточного к нормативному принципу выделения средств с использованием научного обоснованных социальных стандартов, играющих роль государственных гарантий минимального уровня доходов и потребления; гибкость социальной защиты материнства и детства с учетом д инамики социально-экономических процессов; наконец, профилактика социально-негативных процессов и явлений, ведущих к дезадаптации и асоциальному поведению женщин, детей и подростков.

Научно-практическая значимость исследования. Проблематика социальной защиты материнства и детства в трансформирующемся российском обществе должна бьпь признана в качестве приоритетного направления всей социальной политики государства. В ходе исследования были получены результаты, свидетельствующие об определяющем влиянии социально-экономических условий на положение женщин и динамику рождаемости. Были показаны нормативно-правовые основы и их недостатки в социальной защите материнства и детства, а также региональные аспекты социальной защиты материнства и детства в их общегосударственном контексте. В соответствии с этим были предложены рекомендации по улучшению статусных позиций материнства и детства в современной России через совершенствование основных направлений, основных факторов и форм социальной защиты.

Материалы диссертационного исследования могут бьпь использованы в выработке социальных программ социальной защиты семей, матерей и детства. Они могут бьпь использованы при оценке региональных и местных программ и проектов в области государственной социальной и семейной политики.

Материалы диссертации могут бьпь использованы при чтении лекций и проведении семинарских занятий в курсах: «Социология семьи», «Социальная работа», «Социальная защита», а также при подготовке различных спецкурсов, отдельных лекций в области социологии, экономической социологии.

Апробация результатов исследования. Основные идеи и положения диссертационной работы докладывались и обсуждались на международных, всероссийских, межрегиональных и региональных научно-практических конференциях, в том числе на Всероссийской научно-теоретической конференции «Россия на рубеже веков: история и современность» (СГСЭУ, 2002 г.); Межвузовской научно-практической конференции «Поколенче-ская организация современного российского общества: социальные проблемы поколений» (СГУ, 2002 г.); Международной научно-практической конференции «Социальные и институциональные факторы экономического развития» (СГСЭУ, 2005 г.); Международной научно-практической конференции «Проблемы и перспективы совершенствования управления национальным экономическим потенциалом» (СГСЭУ, 2006 г.).

Материалы диссертации обсуждались на научно-методологических семинарах, заседаниях кафедры экономической социологии Саратовскою государственною социально-экономического университета. Кроме того, они отражены в публикациях автора: по теме диссертации опубликованы 12 научных работ, общим объемом в 3,5 п. л.

Структура диссертации включает введение, две главы (семь параграфов), заключение, приложение, библиографический список использованной литературы.

К. Н. КОРШУНОВА

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ ДЕТСТВА: НЕКОТОРЫЕ РЕГИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ

КОРШУНОВА Кристина Николаевна, аспирант кафедры социальной работы Мордовского государственного университета.

Ключевые слова: детство, защита, социальное сиротство, право, система социальной защиты детства

Key words: childhood, protection, social orphanage, right, system of social protection for childhood

Проблемы социальной защиты детей актуальны в любое время для каждого общества. История учит, что во времена государственных потрясений больше всего страдают дети. Именно для них в эти периоды начинается эпоха бесправия. Вряд ли кто-то оспорит, что и сегодня права ребенка и их защита — одна из острых проблем общества и государства. Существует известный афоризм «Дети — наше будущее». Так какое же будущее ожидает современную Россию, если ежегодно увеличивается число ВИЧ-инфицированных среди подростков, ухудшаются показатели здоровья среди новорожденных, вызывает чувство тревоги степень распространения детской проституции и алкоголизма? Поэтому социальная защита детства является одним из важнейших факторов социально-экономического, культурного развития общества и основой социальной политики государства.

Институт социальной защиты детства имеет богатую историю. Первоосновой защиты системы детства выступает правовая база. В древнейший период развития первых государств главной позицией в отношении прав детей была позиция полной власти взрослого над ребенком. Например, в Римском государстве власть отца была абсолютной. Гай называет институт отцовской власти строго национальным институтом римских граждан. Центральным полномочием домовладыки было право жизни и смерти. Только от воли отца зависело, сохранить ли жизнь своему новорожденному ребенку или нет. Отец имел право продавать своих детей в полное рабство или в рабство внутри государства1. Естественно, фактическое положение детей могло быть иным, но юридически отец признавался неограниченным властелином. Развитие прав ребенка на жизнь и охрану здоровья в римском законодательстве проходило в направлении постепенного ослабления абсолютной власти домовладыки. Рядом указов императора Константина у отца было отнято право «жизни и смерти» ребенка: сыноубийство стало приравниваться к убийству2.

Положение детей в семье было различным в северной и южной частях Франции. На севере страны родительская власть рассматривалась как опека и сохранялась до совершеннолетия детей. На юге под влиянием римского права утвердилась столь же сильная отцовская власть над детьми. Об этом свидетельствует Французский гражданский кодекс 1804 года: «Параграф 371. Ребенок в любом возрасте обязан оказывать повиновение и уважение своему отцу и матери. Параграф 372. Он находится под их властью до того, как станет совершеннолетним или приобретет полную дееспособность»3.

Что касается Древней Аравии, то до принятия ислама родители избавлялись от нежеланных новорожденных дочерей. Исламское право строится на положениях Корана. Основные постулаты базируются на исполнении божественной воли, провозглашенной людям в письменных источниках. «Жизнь — это дар, дающийся Богом, а право на жизнь гарантировано каждому человеческому существу. Новорожденные беспомощны и беззащитны, они не способны оградить себя от посягательств на жизнь и здоровье»4. По этой причине с самых истоков ислама право на жизнь и здоровье распространяется на всех детей независимо от их пола, расы или происхождения. Насилие над детьми не совмещается с учением ислама.

Что касается Древней Руси, то родительская власть была сильной, хотя права жизни и смерти над детьми родители формально никогда не имели. Помощь ближнему была характерной чертой славянских народов. Первый опыт публичной заботы о наименее защищенных детях-сиротах и детях, оставленных родителями, возникает в родовой общине славян. Эта забота и помощь всем миром равномерно становится одной из характерных черт и традиций славянского, а потом и русского менталитета. Проявлялась она в создании особых домов, где всем миром кормили и обслуживали сирот и брошенных малюток. Весомую роль в разработке начал социальной защиты детства сыграли русские князья. Великий князь Владимир (ок. 960—1015) издал «Устав», в котором возложил публичное призрение сирых и убогих на духовенство и учредил училища для детей из различных сословий. Великий князь Ярослав Мудрый (ок. 978—1054) учредил сиротское училище, в котором содержал и обучал детей на свои средства. Великий князь Владимир Мономах (1053—1125) считал поддержку бедных и страждущих одной из важнейших своих обязанностей. Наиболее полным дошедшим до нас документом древнерусского права, содержащим зачатки социальной защиты детства, является составленный князем Ярославом свод законов «Русская правда». Согласно этому документу, отец провозглашается основным защитником детей, определяются некие условия опекунства: вступление в опекунство в присутствии общины, обязательность заботы об опекаемых, обязанность опекуна сохранить в целостности положенное опекаемому наследство и др.5 Здесь излагаются права детей при разделе домашнего имущества, указывается их социальное положение после гибели родителей. Следует отметить, что из 37 статей «Русской правды» 8 посвящены социальной защите детства.

Государственная забота о беспризорных и нищенствующих детях в первый раз юридически закреплена в 1682 г. указом царя Федора Алексеевича. В нем говорилось о необходимости создания особых школ и заведений, где нищие дети могли бы учиться наукам и ремеслам. В связи с гибелью царя указ не был приведен в исполнение. Выраженные в нем общие идеи получили дальнейшее развитие и практическое приложение при Петре I. Для обозначения явления незаконнорожденности было применено понятие «зазорность». Впервые оно официально было употреблено в указах Петра I. Следует отметить, что вопросам социальной защиты сирот и беспризорных детей посвящен ряд петровских указов, например, «Об учреждении во всех губерниях гошпиталей» (1712) («По всем губерниям учинить гошпитали для самых увечных, которые ничем работать не смогут, ни стеречь, также и зело престарелым; также прием незазрительный и прокормление младенцам, которые не от законных жен рождены»), «Об устройстве при церквях гошпиталей для незаконнорожденных детей» (1714) («Для зазорных младенцев, которых жены и девки рожают беззаконно, при церквях, где пристойно, сделать гошпитали, в Москве мазанки, а в других городах деревянныя; и для сохранения изобрать искусных жен, и давать им из неокладных прибыльных доходов на год денег по 3 рубля, хлеба по полуосьмине на месяц, а младенцам по 3 деньги на день») и др.6 Указами 1718 и 1724 гг. предусматривались разные формы устройства и трудоустройства беспризорных детей. Основная тяжесть заботы о детях-сиротах возлагалась на сельские общины, помещиков и монастыри.

Дальнейшее развитие система социальной защиты детей получила при Екатерине II. При ней обширное распространение получило создание воспитательных домов для детей, оставшихся без родителей. Указ императрицы 1775 г. «О создании Приказов публичного призрения» подтверждает это. «Приказу общественного призрения поручается попечение и надзирание о установлении и прочном основании: 1) народных школ; 2) установление и надзирание сиротских домов для призрения и воспитания сирот мужского и женского пола, оставшихся после родителей без пропита-ния…»7. Таким образом, воспитательные дома становились центрами опеки и попечительства для детей, оставшихся без родителей. Кроме того, Екатерина II положила начало созданию в России благотворительных обществ, первым из которых было учрежденное ею «Общество воспитания благородных девиц» (1764). В этом закрытом учреждении девочки-дворянки изучали широкий по тем временам круг общеобразовательных предметов. На государственные средства в институте получали образование девочки из бедных семей и сироты.

Заметный вклад в создание русской системы защиты детства внесли супруги монархов и приближенные к царям особы. Например, супруга Павла I, Мария Федоровна, заботясь об устройстве уже существующих, открывала новые учебные и благотворительные заведения. К 1802 г. в Петербурге и Москве были открыты женские учебно-воспитательные учреждения имени Св. Екатерины. В 1807 г. основан Павловский военно-сиротский институт, в 1817 г. — Харьковский институт благородных девиц, в 1820 и 1823 гг. — два училища для солдатских дочерей. Кроме того, в 1806 г. Мария Федоровна на свои средства открыла училище для глухонемых детей. С 1801 г. в ведении императрицы находилась первая больница императора Павла I.

Следует отметить, что в XIX в. социальная защита детства в России начала носить все более организованный и массовый характер. Примером тому является основанное в мае 1802 г. императором Александром I «Благодетельное Общество», позднее переименованное в «Императорское Человеколюбивое Общество». С 1855 по 1881 г. на его базе появились 86 новых благотворительных учреждений, а общее их количество увеличилось до 131. В Санкт-Петербурге, Москве и других городах были организованы региональные общества попечения о беспризорных детях. Например, в 1833 г. создано «Общество попечения о неимущих и нуждающихся в защите детях». Его целями были попечение сирот и детей бедных родителей; воспитание и обучение их рукоделию; забота о детях, ставших жертвами преступлений. Общество устраивало ясли, приюты, начальные школы, ремесленные профессиональные училища. В 1892 г. создано Елизаветинское общество при участии великой княжны Елизаветы Федоровны, ставшей пожизненной попечительницей общества. Общество имело детские ясли, называемые детскими очагами, для дневного пребывания детей, родители которых работали. Следует отметить, что каждое сословие россиян в рамках самоуправления стремилось создавать собственные приюты и училища. Ряд больших приютов находился в руководстве столичного городского управления.

Таким образом, к концу XIX в. детские приюты стали более массовой формой социальной защиты детей-сирот и детей бедных родителей. Их деятельность регламентировалась Положением о детских приютах от 18 мая 1891 г. и включала попечение детей, принимаемых на полное иждивение. Постепенно государственная забота о социальной защите детей становилась более разнообразной. В 1894 г. в России открылся первый бесплатный детский сад для детей из бедных семей. На средства фабрикантов начали создаваться фабричные детские сады для детей рабочих.

В 1882 г. запрещена ночная работа для детей до 12 лет, с 1894 г. введено обязательное посещение школы работающими детьми. Обучение молодых тружеников включалось в их рабочее время, детский труд был ограничен восемью часами, с 1914 г. началась выплата пособия на детей, родители которых погибли на фронте.

В последней трети XIX в. в поле зрения ученых, юристов, врачей и педагогов попали дети, подвергшиеся насилию со стороны хозяев-ремесленников, которым они были отданы в услужение, а также родителей и посторонних людей. Обращение к этой категории детей способствовало активной разработке понятия «защита». Его введение характеризовало новое направление благотворительной деятельности. В 1892 г. создан «Отдел защиты детей от жестокого обращения» для надзора за правильным исполнением материальных и нравственных обязанностей лицами, от которых малолетние дети находились в зависимости.

Отметим, что отношение страны и общества к институту усыновления детей-сирот в досоветский период было весьма сдержанным: законом устанавливались разные ограничения. Например, при наличии собственных детей усыновление других было запрещено. В дореволюционной России появились и в разной степени развивались различные формы социальной защиты детства: воспитательные дома, детские приюты, детские сады, ясли, летние колонии детского отдыха и др., ставшие прообразом современной социальной защиты детства.

За годы советской власти был накоплен большой опыт в организации системы социальной защиты детей-сирот, который нельзя игнорировать. Следует отметить, что до революции государственной системы защиты детей-сирот не существовало. Ее начало было положено после февраля 1917 г. с образованием Министерства социальной помощи, в составе которого работало Управление помощи беспризорным детям и нуждающимся. Затем его функции перешли к Наркомату государственного призрения (в апреле 1918 г. переименован в Наркомат социального обеспечения), на который в числе прочих были возложены обязанности охраны материнства и детства, помощи несовершеннолетним. В феврале 1919 г. был создан Совет защиты детей. В него вошли представители различных наркоматов (просвещения, соцобеспечения, здравоохранения продовольствия и труда). Он должен был заниматься в первую очередь снабжением детей пищей и одеждой. Отметим, что, помимо советских государственных органов, с осени 1918 г. во многих городах России действовала общественная Лига спасения детей. В 1921 г. Совет и Лига были распущены, а вопросами помощи детям-сиротам стала заниматься Комиссия по улучшению жизни детей (деткомиссия) ВЦИК. Можно считать ее деятельность более доступной, так как при деткомиссии действовала приемная, куда могли обращаться как дети, оставшиеся без попечения родителей, так и родители, испытывающие нужду.

Целостная система учреждений для детей-сирот сложилась в 20-е гг. ХХ в., когда активно шла борьба с беспризорностью. Для первичного приема беспризорников и дальнейшего их устройства были созданы детские приемники-распределители (ДПР). Наряду с ДПР в 20-е гг. появилась широкая сеть различных интернатских учреждений: дома ребенка, детские дома, трудовые колонии. Благотворительность, на которой базировалась дореволюционная система социальной защиты сирот, прекратилась в связи с исчезновением зажиточных слоев населения.

Документальным подтверждением социальной защиты детства того времени являются постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 8 марта 1926 г. «О мероприятиях по борьбе с детской беспризорностью в РСФСР» и от 14 апреля 1928 г. «О мероприятиях по оказанию помощи детям беднейших семейств», Постановление СНК РСФСР от 29 января 1933 г. «О мерах борьбы с детской беспризорностью и ликвидации уличной безнадзорности» и др. Рубежным в развитии системы социальной помощи детям стал 1935 г., когда были опубликованы постановления «О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности» и «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних»8. Таким образом, государственная система социальной защиты детей-сирот, сложившаяся в СССР к началу войны, ориентировалась не на предупреждение сиротства, а преимущественно на борьбу с его отрицательными последствиями.

Рост детской беспризорности в военные и послевоенные годы потребовал структурных изменений в системе социальной защиты детей-сирот. В 1942—1943 гг. приняты постановления СНК СССР «Об устройстве детей, оставшихся без родителей» и «Об усилении мер борьбы с детской беспризорностью, безнадзорностью и хулиганством». В начале 50-х гг. ситуация стала улучшаться: расширилась сеть детских учреждений, наладилась их регулярная отчетность, осуществлялся контроль за их деятельностью. В 1975 г. были введены льготы для учащихся ПТУ из числа детей-сирот, а также детей, лишившихся попечения родителей, и детей инвалидов войны. В 1977 г. выпускники школ-интернатов получили право внеконкурсного поступления в ПТУ и техникумы. С началом перестройки и гласности начали создаваться благотворительные организации и фонды, которые включали в свои программы помощь детям-сиротам.

Таким образом, за годы советской власти была проделана колоссальная работа, способствующая становлению и развитию системы социальной защиты детства.

Современная социальная защита детства в РФ базируется на правовом мировом законодательстве: Хартии детства (ратифицирована РФ в 1998 г.), Декларации прав ребенка (1959) и Конвенции ООН о правах ребенка (ратифицирована РФ в 1990 г.). Ее принятие позволило по-новому взглянуть на мир детства и привлечь к нему внимание общественности.

Законодательной базой социальной защиты детства в современной России выступают Конституция Российской Федерации (ст. 20 «Каждый имеет право на жизнь»9; ст. 38 «Материнство и детство, семья находятся под защитой государства. Забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей»)10, Семейный кодекс Российской Федерации (ст. 56 «Право ребенка на защиту»)11, постановления и решения компетентных органов. В области социальной защиты детства такими органами являются Федеральное собрание РФ, Президент РФ, Правительство РФ, суды РФ, министерства и ведомства РФ, руководители учреждений и предприятий.

Другая форма социальной защиты детства — программы. Она характерна для органов государственной власти, занимающихся социальной защитой детства. Например, в федеральной целевой программе «Дети России» изложены основные направления деятельности государства по разным аспектам социальной защиты детства. Существуют планы мероприятий по социальной защите детства. Например, План действий по улучшению положения детей в РФ на 2001—2002 гг. содержал мероприятия по созданию и развитию материальной базы социальной защиты детства.

Право на получение социальной защиты стало одним из важнейших элементов правового статуса ребенка. Система социальной защиты детства — это система осуществляемых обществом и его официальными структурами мероприятий по обеспечению гарантированных условий жизни, поддержанию жизнеобеспечения и гармоничного развития ребенка с целью удовлетворения его потребностей и интересов.

Несмотря на изобилие форм и методов в современной системе социальной защиты детства существуют значимые проблемы, в частности, отсутствие четкой формулировки понятия объекта социальной защиты. Объектом социальной защиты детства в широкой трактовке являются все дети, т. е. несовершеннолетние, нуждающиеся в специальной охране и заботе. Но, к сожалению, у разных детей существуют разные потребности, учесть их все очень сложно. Кроме того, в функционировании системы социальной защиты детства значительную роль играют ее субъекты: государство, СМИ, сеть учреждений социального обслуживания семьи и детей и др., но главнейшим субъектом социальной защиты детства является семья. Поэтому разноплановая социальная защита семьи — первоочередная задача государства. Система защиты детства должна начинаться с защиты семьи, матери и ребенка.

Несмотря на имеющийся опыт создания правительственных программ, указов и распоряжений, социальная защита детства нуждается в усовершенствовании. К сожалению, проводимая социальная политика является весьма дифференцированной в субъектах РФ, а из-за отсутствия целостного подхода — менее эффективной. Создание единой системы социальной защиты детства на территории РФ способно решить ряд проблем в этой области. Следует отметить, что проблемы социальной защиты детства не остаются без внимания органов государственной власти и широкой общественности. На основе слаженности усилий этих структур социальная защита детства непременно будет совершенствоваться. Показательно, что деятельность системы социальной защиты в России считается все более и более актуальной. Однако государство в условиях бюджетного дефицита, инфляции и неплатежей вынуждено было переложить решение многих вопросов по социальной поддержке населения на регионы, которые не имели для этого достаточных средств. Практика показала, что в переходный период осуществление адресной помощи на региональном уровне позволяет более эффективно распределять материальные ресурсы, точно определять состав нуждающихся детей в различных видах помощи и оказывать ее целенаправленно. Например, в Республике Мордовия действует «Адресный программный комплекс», цель которого — выявление и оказание помощи нуждающимся гражданам, в том числе детям. Анализ развития социальных институтов на региональном уровне, внедрения в практику социальной работы региональных систем социальной помощи ведется в работах А. И. Сухарева и его школы. Фундаментальные аспекты развития института социальной работы, системы социальной защиты семьи, материнства и детства отражены в трудах Л. И. Савинова. Изучаемая нами проблематика имеет более узкую направленность в социальной политике государства, но в то же время является необходимым механизмом ее реформирования12.

Содержательная сторона современной социальной защиты детства характеризуется определенными принципами (всеобщность и доступность основных форм социальной защиты детства, многообразие форм и видов социальной защиты и др.), которые далеко не всегда соблюдаются субъектами социальной защиты. Ужесточение контроля субъектов социальной защиты приведет к полноценному функционированию системы. Не менее важной проблемой современной социальной защиты является обтекаемость формулировок законодательной базы. Возможность свободного толкования часто лишает реальных объектов оказания им надлежащей социальной помощи. Низкий уровень информирования населения (а иногда и дезинформирование) об объективных задачах, формах и методах социальной защиты детства приводит к снижению эффективности соцзащиты. Объекты попросту не знают свои права и гарантированные привилегии. Повышение социальной грамотности (например, посредством социальной рекламы) ликвидирует эту проблему.

Проблемой социальной защиты детства остается недостаточное финансирование. Действующая система материальной поддержки семьи не отвечает современным требованиям. Чаще всего у нее нет адресного характера, в результате чего пособия и льготы мало влияют на благосостояние семьи. Низкий уровень финансирования — проблема государственного масштаба. Российская Федерация, взявшая на себя обязательства по первоочередному вниманию к правам детей, их защите и развитию, пока не всегда способна эффективно решать эту задачу.

ПРИМЕЧАНИЯ

4 Крывелев И.А. История религий. Очерки в двух томах. М.: Мысль, 1976. Т. 2. С. 358.

7 Там же. С. 330—331.

8 См.: Зезина М.Р. Система социальной защиты детей-сирот в СССР // Педагогика. 2000. № 3. С. 58—67.

9 См.: Конституция Российской Федерации. Государственный гимн Российской Федерации. М.: Юрайт-Издат, 2003. С. 8.

10 Там же. С. 12.

11 См.: Кодексы и законы Российской Федерации. СПб.: ИГ «Весь», 2007. С. 703.

Поступила 12.11.10

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *