Согласование окончательного текста договора

Аутентификация текста

Аутентификация, установление аутентичности текста — процесс, при помощи которого устанавливается, что текст является подлинным и окончательным, не подлежит изменениям. Этот процесс включает определенные действия, удостоверяющие, что текст является подлинным, аутентичным.

Если после аутентификации текста подписавшие или договаривающиеся стороны согласятся, что он содержит ошибку, то она может быть исправлена путем ПАРАФИРОВАНИЯ исправленного текста, путем составления соответствующего документа или обмена документами, содержащими исправление. Наконец, может быть подготовлен заново текст всего договора и принят в том же порядке, что и исправляемый. Если договор передан депозитарию, то последний сообщает о предложенной поправке всем подписавшим и договаривающимся сторонам. Если после истечения установленного времени эти стороны не сообщают о своих возражениях, депозитарий распространяет протокол, содержащий исправления. Такой практики придерживается, в частности, Секретариат ООН.

В прошлом аутентификация редко выделялась в отдельную стадию заключения договоров. Обычно способом установления аутентичности текста было подписание. Вместе с тем подписание выполняет и иную функцию, являясь первым шагом на пути к окончательному принятию договора путем ратификации или иным образом. Кроме того, подписание может быть и актом выражения согласия на обязательность договора.

В наше время стали использоваться иные формы аутентификации текста. Такими являются включение текста договора в заключительный акт дипломатической конференции, принятый в рамках международной организации текст аутентифицируется подписью должностного лица организации или в результате включения его в резолюцию.

В соответствии с Уставом МОТ (ст. 19) принятая конференцией МОТ конвенция подписывается председателем конференции и Генеральным директором МОТ. Она не нуждается в подписании государствами. Согласие на их обязательность государства дают в форме ратификации. Распространение такого рода практики и побудило выделить аутентификацию в отдельный этап заключения договоров. Кроме того, текст может быть принят на одном языке, а аутентифицирован на двух или нескольких.

Вопрос о процедуре аутентификации решается по соглашению участников переговоров. Венские конвенции устанавливают соответствующие правила на тот случай, если сами участники не решат этот вопрос. В соответствии с Венскими конвенциями текст договора становится аутентичным и окончательным: а) в результате применения такой процедуры, какая может быть предусмотрена в этом тексте или согласована между участниками его составления, или б) если такая процедура не определена, то путем подписания, подписания ad referendum или парафирования представителями участников текста договора или заключительного акта конференции, содержащего этот текст. В связи с этим остановимся на перечисленных выше действиях.

Парафирование (initialing — англ.) — предварительное подписание, при помощи которого устанавливается аутентичность текста договора. Осуществляется оно путем проставления уполномоченными своих инициалов в углу каждой страницы текста. В конце текста, где положено быть подписи, инициалы не проставляются. Объясняется такой порядок необходимостью избежать сомнений в том, что имело место парафирование, а не полное подписание.

После парафирования уполномоченные могут вносить в согласованный текст поправки лишь по решению представляемых правительств. Тем не менее бывают случаи, когда в парафированном договоре обнаруживается явная ошибка или признается необходимость заменить одно слово другим, в таких случаях поправки вносятся уполномоченными, которые на полях ставят свои инициалы.

Положение об окончательном характере парафирования издавна утвердилось в практике государств. Его с самого начала придерживалась практика Советского государства. В июне 1925 г. НКИД сформулировал свою позицию так: «….Парафирование всего договора означает, что довели до конца свою работу и ожидают одобрения правительства».В январе 1928 г. в беседе с послом Японии нарком иностранных дел СССР относительно парафированного договора заявил: «Наше правительство стоит на том, что нельзя после принятия договора и после завершения его выработки делать новые предложения». В 1932 г. был парафирован договор о торговых отношениях между СССР и Францией. После этого французская сторона заявила о необходимости внести в текст договора редакционные изменения. Советский представитель предупредил, что сможет вступить в обсуждение поправок только в случае, если его правительство даст специальное указание, «ибо текст был окончательно согласован до парафирования и никаким изменениям больше не подлежал».

В практике государств нередко подчеркивается значение парафирования. В телеграмме НКИД полпреду СССР в Японии от 11 октября 1927 г. говорилось: «После парафирования наша позиция стала тверже и дает Вам необходимую силу для отклонения всяких новых предложений и для заявлений, что в затягивании подписания виновато японское правительство».

Парафирование зачастую применяется в тех случаях, когда подготовленный представителями договор предполагается подписать на более высоком уровне с тем, чтобы подчеркнуть его значение. Так, в июне 2003 г. было парафировано российско-монгольское межправительственное соглашение о СП «Эрдэнэт» с тем, чтобы оно было в июле того же года подписано главами правительств на их встрече в Москве.

Парафирование служит средством лишь аутентификации текста и не возлагает юридических обязательств на осуществивших этот акт. Известны случаи, когда отказ отдельных государств подписать парафированный договор вел к срыву его заключения, и тем не менее вопрос о юридической ответственности не возникал. В июне 1988 г. представители 33 государств парафировали Конвенцию о регулировании деятельности по использованию минеральных ресурсов Антарктики. В июле 1989 г. правительства Франции и Австралии заявили, что они не примут участия в Конвенции. Поскольку Конвенция должна была быть принята всеми парафировавшими ее государствами, то отказ этих государств сделал заключение Конвенции невозможным.

Практике государств протесты против необоснованного отказа от парафированных соглашений известны, но они носят не правовой, а политический характер. В марте 1924 г. представители СССР и Китая парафировали тексты соглашения о КВЖД и ряда совместных деклараций. Однако китайское правительство запретило своему представителю подписать эти документы, мотивируя это тем, что он не имел полномочий соглашаться с рядом положений. НКИД заявил по этому поводу протест. В мае того же года документы были подписаны с незначительными уточнениями.

Порой возникает вопрос о том, насколько долго может оставаться договор лишь парафированным. Определенных правил по этому вопросу нет. Все зависит от воли сторон. Однако необоснованное затягивание окончательного принятия одной стороной дает другой стороне основание отказаться от парафированного договора. В марте 1989 г. правительство Индии заявило, что временное соглашение о торговле и транзите с Непалом, парафированное в сентябре 1988 г. и временно введенное в действие, прекращает свое действие, поскольку Непал не сделал необходимых шагов к его принятию. Парафироваться может не только текст в целом, но и каждое из его положений по мере их согласования. Такое частичное парафирование означает окончательное согласование уполномоченными соответствующих положений, к которым они уже не могут обращаться. Таким путем избегают повторного возвращения к обсуждению согласованных положений во избежание бесконечного затягивания согласования текста.

Парафирование не заменяет полного подписания. Лишь изредка в практике встречаются случаи, когда парафированный договор в дальнейшем принимается окончательно без стадии его подписания. Так, в мае 1955 г. был парафирован меморандум о результатах переговоров между СССР и Австрией о государственном договоре. За парафированием полное подписание не последовало, хотя меморандум представлял собой соглашение государств по важным вопросам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *