Смоделируйте административно правовое отношение

Понятие и сущность административно-правового акта

Определение 1

Административно-правовой акт — основная правовая форма деятельности субъектов государственной администрации, которые наделены определенной компетенцией и осуществляют административную власть. Право на издание административно-правовых актов закрепляется нормативными правовыми актами и обладает компетенционным характером.

В советский период нашей истории в понятие административно-правовой акт входили акты управления, которые рассматривали как юридическую форму управленческих решений. Это обусловлено тем, что работа органов исполнительной власти при господствующей собственности государства была сконцентрирована на государственном управлении. В условиях современности подобный взгляд на такие виды актов предполагается только в теоретических исследованиях по управленческим проблемам, в процессе чего понятие «управление» обладает предельно широким толкованием, а любой акт органа публичной, корпоративной или иной власти, обязательный для прочих субъектов, рассматривают в качестве управленческого решения.

Замечание 1

Литература рассматривает несколько значимых признаков административно-правовых актов, в первую очередь то, что они могут быть только подзаконными, то есть издаваться на основе и для исполнения закона субъектами администрации государства. Такие акты существенно уступают законам по юридической силе.

В соответствии с правовой природой рассматриваемые акты представляют собой юридически властные волеизъявления субъектов административной власти. Что касается юридической властности, то она предполагает обязательное исполнение велений, предусмотренных в акте, включая их императивность для субъектов административного права, которым адресован этот акт.

Административно-правовой акт может являться только односторонним, поскольку субъект при принятии его на основе действующего административного права по своей инициативе или в соответствии с предписанием органа государственной власти (должностное лицо), может выражать вовне собственную правовую волю, изъявляя ее в одностороннем порядке. В этом случае не требуется разрешения других субъектов на принятие административно-правового акта, а также согласия субъектов, в отношении которых он будет действовать.

Замечание 2

Если же административно-правовые акты не исполняются или исполняются ненадлежащим образом, то в отношении виновных лиц может быть использована юридическая ответственность или меры юридического принуждения. В основном применение находят меры служебного (дисциплинарного) и административного принуждения, а также дисциплинарная и административная ответственность.

Виды административно-правовых актов

Административно-правовые акты подразделяются на нормативные и индивидуальные (ненормативные). Первые из них формируют правила должного и возможного поведения для любого субъекта, которому адресованы эти правила и сами акты, в области административного управления и административно-правового регулирования.

Сами адресаты нормативного административно-правового акта могут определяться в общей форме (гражданин) или обозначены по определенному групповому признаку (например, гражданин — владелец транспортного средства). Нормативные акты не должны называть своих адресатов индивидуальными, персонифицированными именами в случае, когда их веление не относится к единственному в своем роде субъекту административного права (например, в отношении Правительства РФ).

Слишком сложно? Не парься, мы поможем разобраться и подарим скидку 10% на любую работу Опиши задание

Особенности видов административно-правовых актов

Индивидуальные административно-правовые акты концентрируются на разрешении определенных ситуаций в области организации и работы администрации государства, административного управления и административного правового регулирования. Они могут содержать правила поведения, которым должны следовать конкретные субъекты административного права, обладающие индивидуализированными признаками (персонифицированные субъекты).

Замечание 3

Подобные акты могут принимать субъекты административного права, которые наделены властными полномочиями для того, чтобы решить индивидуальные конкретные административные дела (вопросы). Любой указанный субъект издает акты для исполнения нормативных и индивидуальных правовых предписаний других органов власти в государстве (должностных лиц) и тем самым осуществляет правоисполнительную деятельность.

Часто субъекты административного права при принятии индивидуальных актов ведут правоприменительную деятельность. Это значит, что на основании соответствующих нормативных велений административного права и в зависимости от них они могут разрешить конкретные дела, которые возникают в их деятельности индивидуально.

Пример 1

Пример подобных дел заключается в назначении гражданина на государственную должность, выдаче лицензии индивидуальному предпринимателю или фирме для ведения определенного типа деятельности, разрешение на приобретение, ношение и хранение оружия, регистрация лиц по месту пребывания (жительства), административное наказание для предприятия или гражданина.

Порядок разрешения таких дел, включая условия и содержание их решения, регламентируется нормами права. По этой причине, при решении таких дел, субъекты административной власти действуют в соответствии с нормами, применяя их к конкретной юридической ситуации.

Индивидуальные административно-правовые акты способны не только выражать вовне правовую волю субъекта, который их принял, но и выступать в правовом регулировании как юридические факты, то есть правомерные действия, с которыми право (закон) связал появление, изменение и прекращение правоотношений, в основном административного характера.

Если сравнивать группу индивидуальных административно-правовых актов, то она более многочисленна, чем группа нормативных актов, поскольку в практике административного управления и административного регулирования проявляется существенно большее количество оперативных текущих дел, которые требуют использования нормативных правовых велений, чем тех, которые нуждаются в нормативно-правовом регулировании.

Замечание 4

Со степенью возвышения иерархического уровня субъектов администрации государства можно наблюдать тенденцию увеличения в их работе доли нормативно-правовых актов, которые они принимают, и снижения доли индивидуальных актов. Обратная тенденция намечается с понижением их иерархического уровня.

Всё ещё сложно? Наши эксперты помогут разобраться

Правовые системы разных стран сближаются. Сравнительное правоведение получает широкое признание. Но в прикладном сравнительно-правовом анализе допускается немало ошибок, как познавательных, так и политико-юридических. Применительно к нашему административному праву можно заметить механическое привнесение процедур управления, которые приложимы к органам иностранных государств с иной компетенцией. Копируются акты, которые не «ложатся» в структуру отечественного административного законодательства. Сопоставляются нормы, акты, институты без учета общей системы национальных законодательств, конкретно-исторических процессов и ситуаций разных стран. Нередко механическое заимствование чужих норм усиливается лоббированием с добавлением «извне». В итоге нормативные модели рушатся в реальной жизни. Правовые нормы плохо реализуются. Ведь поведение граждан, должностных лиц, служащих в административно-правовой сфере подчиняется своим внутренним закономерностям.

Многолетние наблюдения свидетельствуют о широком и устойчивом развитии административного права во многих странах. Оно характерно для разных государств в силу той меры общности государственной организации и функционирования государственных институтов, которая выражена в реализации властных полномочий и единообразном регулировании общественных отношений. При этом наблюдаются и значительные различия, поскольку административное право каждого государства отражает особенность его традиций и истории, устройство, а также специфику системы права.

Словом, каждое национальное административное право содержит элементы общего, особенного и единичного. Вопрос заключается в том, как изучать и оценивать пропорции этих элементов, каким образом воспринимать общие элементы и следовать признаваемым идеям и доктринам административного пра-, ва. Ответ на него давался всегда, ибо мыслители, ученые и специалисты часто старались провести сравнительно-правовой анализ в данной сфере. Описывался административный опыт других стран, их реформы, административные учреждения. Высказывались оценки по поводу сходства и различий как в историческом плане, так и применительно к современным административно-правовым явлениям.

Подобные подходы обнаруживаются в трудах отечественных и иностранных государствоведов и административистов. Сошлемся в качестве примера на использование в эпоху петровских административных реформ шведского опыта построения государственных учреждений. Другой иллюстрацией послужит изданный в России в 1875 г. «Сборник государственных знаний», в котором помещены статьи о сравнении акционерных обществ разных стран, земских повинностях и местных налогах, обзоры книг Л. Штейна о полицейском праве, о военном деле, обзоры экономических преобразований в Германии, исследований английских косвенных налогов (См.: Сборник государственных знаний. Прд ред. В.П. Безобразова. Том II. — С.-Петербург, 1875).

Внимание к зарубежным материалам было весьма заметным и в трудах таких известных русских юристов, как Коркунов, Лазаревский, Чичерин и др. В первые годы Советской власти сохранялся некоторый интерес к изучению иностранных административных учреждений, но постепенно он угасает под влиянием нарастающей критической линии сравнительного анализа. Отторжение теорий и практики управления буржуазных государств становится преобладающим в научных и публицистических трудах. И лишь «технология управления», «стандарты работы учреждения» из американского, германского и французского опыта еще долго поддерживаются то в рамках движений за рационализацию управления, то научной организации труда в 20-30 гг., то в виде признаний общих принципов науки управления в 60-70-х гг.

Специальному анализу зарубежный административно-правовой опыт подвергался сравнительно редко.

В качестве немногочисленных иллюстраций могут служить гл. XXXIII «Некоторые вопросы административного права зарубежных социалистических стран» и гл. XXXIV «Об административном праве буржуазных государств» в учебнике «Административное право» (См.: Административное право. — М.: Юрид. лит., 1967). В них рассказывалось о построении и деятельности правительств, центральных и местных органов государственного управления, об органах контроля в социалистических странах и административной юстиции в буржуазных государствах, о государственной службе, об управлении в разных сферах.

Подобные сведения были шагом вперед в применении сравнительного метода для изучения административного права разных стран. В те же годы на русский язык были сделаны переводы ряда книг известных административистов социалистических стран. Книга польского юриста Е. Старосъцяка «Элементы науки управления» способствовала расширению представлений об управлении как объекте изучения административного права, особенно об организации работы управленческих органов и их кадров (См.: Е. Старосъцяк. Элементы, науки управления. — М.: Прогресс, 1965).

Много специфического можно было обнаружить в книге югославского ад министр ативиста С. Поповича «Административное право. Общая часть.» — особенно применительно к соотношениям государственного и общественного управления в рамках публичного управления и организации общего административного процесса и его видов (См.. С. Попович. Административное право. Общая часть. — М.: Прогресс, 1968) В те же годы и позднее в отечественной научной литературе появляются работы, специально посвященные институту государственной службы в зарубежных странах, управленческому персоналу. Большой интерес в свое время вызвал американский «Курс для высшего управленческого персонала», изданный в 1970 г. в издательстве «Экономика».

Особенно много внимания уделялось системам органов государственного управления. Коллективом ученых-юристов восьми социалистических стран был подготовлен двухтомник «Аппарат управления социалистического государства». В нем обстоятельно охарактеризованы социальное назначение аппарата управления, принципы его организации и деятельности, основы построения системы органов управления, методы и формы их деятельности. Существенное внимание было уделено анализу управленческих решений, обеспечению законности и контроля, административной юрисдикции, а также государственной службе и организации труда служащих аппарата (См.: Аппарат управления социалистического государства Ч. 1. — М.: Юрид лит., 1976; ч. 2 — М.: Юрид. лит., 1977). Авторам удалось в процессе сравнительно-правового исследования показать общие и специфические моменты в построении и деятельности аппарата управления.

Изучались центральные органы капиталистических стран (См.: Б.С. Крылов. Центральный аппарат государственного управления капиталистических стран. — М.: Наука, 1982). Другой вектор сравнительных исследований был посвящен анализу государственных органов развивающихся стран и прежде всего африканских государств. В изучении их государственного аппарата много внимания уделялось президентским и парламентским институтам, судам, меньше — аппарату управления. Но краткие его характеристики оказались весьма полезными (См.: Государственный аппарат. — М. Наука, 1984).

Вполне объяснимо на этом фоне расширение сравнительно-правовых исследований органов исполнительной власти крупнейших капиталистических государств в последнее десятилетие, когда сближение России и других стран стимулировало интересы исследователей в данной сфере. Появились специальные труды о правительстве, министерствах и ведомствах в зарубежных странах (См.: Правительство, министерства и ведомства в зарубежных странах. — М.: Юрид. лит., 1994), об исполнительной власти, общих тенденциях ее развития и институтах (См.: Исполнительная власть: сравнительно-правовое исследование. — М.: 1995J. Страноведческий анализ сочетается в них с юридико-функциональным анализом, что обогащает общий потенциал науки административного права.

Новому, более высокому уровню сравнительного изучения административного права отвечает учебное пособие «Административное право зарубежных стран». В нем даны характеристики административного права США, Великобритании, Франции, Германии, Италии, Японии, Китая, Болгарии, Египта. Анализ проведен по ряду согласованных структурных критериев — особенность административного права и его источников, организация администрации, регулирование административной деятельности, контроль или административные суды, государственная служба, а в некоторых случаях и региональное и местное самоуправление, локальные акты, административно-правовой статус собственности (См.: подробно: Административное право зарубежных стран. Под. ред. проф. А.Н Козырина. — М.: Спарк, 1996). Безусловная источниковедческая польза данного издания уменьшается из-за отсутствия общего анализа и сравнения систем административного права. В нем скорее есть аналитическая информация о правовых системах отдельных стран.

Поэтому мы считаем необходимым особо подчеркнуть значение теории и методологии сравнительного правоведения не только как таковой, в качестве самостоятельного научного направления и учебной дисциплины, но и применительно к каждой отрасли права, а в данном случае — к административному праву. Этому посвящена наша специальная книга (См.: подробно: Ю.А. Тихомиров. Курс сравнительного правоведения. — М.: Норма, 1996). Правильное и методологически корректное определение целей сравнительно-правового анализа, его объектов и возможных результатов имеет первостепенное значение. Краткий сравнительно-аналитический очерк развития административного права послужит иллюстрацией такого подхода.

В настоящей книге мы исходим из признания такой цели сравнительного административно-правового исследования, как познание путем получения информационных и аналитических материалов. Объектом сравнительно-правового анализа применительно к России и другим государствам могут быть: а) общая концепция развития административного права и его источников; б) концепция системы административного законодательства и его подотраслей; в) сопоставление и оценка отраслевых институтов административного права; г) сопоставление отдельных или однородных административно-правовых актов; д) сравнение методов административно-правового регулирования в разных сферах государственной жизни.

За рубежом не только накоплен большой опыт административных реформ, но и есть методология их проведения.

Так, Школа национальной публичной администрации (Канада) провела в Квебеке 14 — 17 июля 1997 г. в рамках Международной ассоциации школ и институтов администрации и Международной ассоциации информации о документации публичной адлишистпраиии «круглый стол» на тему «Общие границы публичной администрации. Изменяющийся мир управления: как далеко мы пойдем, чем будем руководствоваться». «Круглому столу» предшествовало составление обзора реформ публичной администрации в разных странах на основе следующего определения административной реформы. Это — серия мероприятий, результатом которых является значительное изменение роли государства или структуры, или деятельности его административного аппарата.

Весьма поучительны вопросы, предложенные участникам.

1. Каковы важнейшие факторы проводимой административной реформы (идеологическая ориентация правительства, экономическая или финансовая конъюнктура, давление общественности, возможно-сти, создаваемые информационными технологиями).

2. Включала ли административная реформа меры, повлиявшие на степень государственного контроля, привели ли они к его увеличению или уменьшению. Если это так, то насколько значительными были следующие меры: уплотнение экономического или социального контроля, я|ектрализаг),ия властей, создание правительственных корпораций, национализация. Если нет, то привело ли уменьшение государственного контроля к расплывчатости экономического или социального контроля, к передаче полномочий на другие уровни управления, к формированию партнерства с частным сектором, к приватизации.

3. Включала ли административная реформа меры, повлиявшие на размер (объем) управления. Если да, то создавались ли правительственные департаменты или агентства, увеличился ли штатный уровень, выросло ли производство продукции.

4. Включала ли административная реформа меры, повлиявшие на структуру управления. Если да, то поглощались ли департаменты, агентства, административные единицы, создавались ли более автономные административные единицы, происходила реорганизация услуг, упрощались, устранялись иерархические уровни, усиливалась ли центральная координация.

5. Включала ли административная реформа механизмы систематической оценки преобразований. Если да, то выразилось ли это в оценках индивидуальной занятости, административных процедур, политики или программ.

6. Включала ли административная реформа меры, повлиявшие в целом на управление. Если да, то произошло ли уменьшение административного контроля («до» и «после»), созданы формальные механизмы отчетности, показатели перемен, расширились рыночные механизмы, произошла ли компьютеризация систем, механизация процессов и процедур и т.д.

7. Повлияла ли реформа на бюджетное управление. Если да, то снизился ли бюджетный дефицит, бюджет переведен на многогодовой базис, произошло снижение налогов, делегированы ли полномочия.

8. Предусматривались ли меры, повлиявшие на эффективность человеческого ресурса управления. Если да, то переданы ли права на коллективные договоры, изменились базовые вознаграждения, облегчились правила набора, мобилизации, классификации работ, произошло ли систематическое обучение персонала (только менеджеров или всего персонала), делегированы, ли права.

9. Предусматривались ли меры по улучшению оказания услуг. Еели да, то одобрены гражданские уставы, введены стандарты обслуживания, происходит ли систематическое консультирование потребителей и выяснение степени их удовлетворенности, вводятся ли электронные новшества.

10. На каких ценностях основывается административная реформа. Эффективность и производительность, качество обслуживания клиентов, подотчетность управляющих, индивидуальное предпринимательство, государственное покровительство.

11. Какие пять наиболее важных проблем национальное правительство должно решать в ближайшие годы.

В сравнительном плане исследования административного права различных государств проводят их научно-исследовательские центры. Многие университеты в США, Франции, Германии, Англии, Польше заняты компаративистской административно-правовой проблематикой. В России ее разрабатывают ученые Института законодательства и сравнительного правоведения, Института государства и права РАН, юридического факультета МГУ, Московской государственной юридической академии, Университета дружбы народов, ученые С.Петербурга, Воронежа и др. Продолжаются исследования в данном направлении ученых-юристов Украины, Белоруссии, Казахстана. Но предстоит еще сделать очень многое как в исследовательском, так и в учебном плане.

Большую роль в развитии науки административного права в мировом масштабе играют международные юридические организации. Уже много лет регулярно проводятся международные конгрессы административных наук. В Брюсселе находится резиденция Международного Института административных наук, охватывающего более 100 стран. Его последние разработки посвящены влиянию глобализации на администрации, отношения граждан и органов государственной власти.

На проводимых каждые четыре года конгрессах Международной академии сравнительного права всегда рассматриваются вопросы административного права. Секция административного права работала в августе 1994 г. на XIV конгрессе в Афинах, анализируя, как и участники других секций, проблемы разделения властей, регулирования воздушных сообщений, административно-правовые аспекты сельского хозяйства, экологии и др. На состоявшемся в 1998 г. XV конгрессе в Бристоле (Англия) секция административного права провела обсуждение двух проблем -ответственность государства в законодательной деятельности, поиск согласованной легитимности в административном судопроизводстве («ожидание легитимности»). На XII конгрессе в Брис-бейне (Австралия) летом 2002 г. намечено рассмотреть такие проблемы как несостоятельность публичных образований, применение административного права в отношении приватизации, вторжение уголовного права в административное право.

Словом, сравнительное административное право позволяет отражать и анализировать как общие административно-правовые процессы в мире, так и их специфику в отдельных странах и регионах. Любопытны материалы о публичных и социальных акцентах администрации в странах Латинской Америки (См.: Щтатина М.А., Развитие административного права в Латинской Америке. /М.: Правоведение, 2000, № 1).

Считаем уместным сделать в этой связи ряд пояснений. Развитие правовой системы в современной России происходит в условиях некоторой преемственности по отношению к советскому праву, когда сохраняются и действуют оправдавшие себя институты, акты и нормы прежних десятилетий. Одновременно усиливается юридико-идеологическое и нормативно-структурное влияние правовых систем иностранных государств и тех общих классических правовых доктрин, которые ранее отвергались. Это явление характерно не только для нашей страны.

Законодательство, включая и административное, любого государства в современных условиях нельзя рассматривать вне его связи с другими национальными правовыми системами и с международным правом. Такой «правовой треугольник» служит общим правовым пространством, на котором соприкасаются, взаимодействуют, сталкиваются, сосуществуют ра’зные нормативно-правовые массивы. В их связях есть немало устойчивого и закономерного, противоречивого и случайного. В основе лежат общие интеграционные процессы и укрепляющееся сотрудничество государств в экономической, социальной и иных сферах.

Бесспорна тенденция выделения сферы правового сотрудничества и взаимоотношений, включающей в себя взаимопроникновение правовых теорий, учений и взглядов, обмен правовой информацией, использование правовых решений и сходных актов и норм.

Вполне объяснимо, что в рамках правовой интеграции возрастает роль сравнительного правоведения. Для отраслей публичного права, в т.ч. административного права, важно находить допустимую меру влияния иностранного права и умело сравнивать однородные отрасли законодательства. Поверхностное сопоставление может привести к ошибочным решениям. Ведь компаративистика представляет собой расширяющуюся область научного юридического знания и означает как теоретико-методологическую дисциплину в системе права, так и методику прикладного законоведения.

Неумение корректно провести сравнительно-правовой анализ приводит к многочисленным ошибкам. Копирование, отсутствие системной оценки правовых явлений, слабый учет реальных социально-экономических условий страны, игнорирование национальной специфики юридического мышления и правовой культуры традиций, «отделение» норм и институтов от правовой инфраструктуры — вот типичные ошибки. В результате искажается «правовой облик» других государств, а в отечественную правовую систему привносятся далеко не однородные и даже чуждые ей нормы, институты и акты. Примером служат нормы о трасте, рассуждения о поспешной специализации судов, о широком распространении прецедентного права.

Вполне обоснованно рассматривая сравнительно правоведение как аналитическое изучение разных аспектов правовых систем, а именно внутрисистемное и межсистемное сравнение, американский профессор К. Осакве выделяет три формы сравнения: по институтам, по целям, по уровням сравнения.

По институтам различаются: макросравнение (базисное сравнение) — общий сравнительный анализ структуры (истории, классификации, инфраструктуры, методологии и правовой культуры) правовых систем (Общая часть); микросравнение (надстроечное сравнение): сравнительный анализ специфических положений отдельных институтов материального или процессуального права разных правовых систем (Особенная часть). По целям сравнения: функциональное сравнение с конечной целью — практическое применение результата данного сравнения (теоретическое); сравнение с целью академического применения результата сравнения (Кристофер Осакве. Сравнительное правоведение в схемах: общая и особенная части. — М.:, 2000, с. 18).

По уровням сравнение подразделяется на: внутринациональное, т.е. сравнение законов субъектов одного федерального государства; историческое — сравнение действующего закона со старым или с проектом нового; межотраслевое — сравнение институтов или отраслей права одной страны; межсистемное -сравнение правовых систем одной правовой семьи.

В другом случае К. Осакве различает текстуальное, функциональное, концептуальное и проблемное сравнение (Журнал Российского права. — 2001, № 4, с. 104-105).

Методология и методики приобретают значение важнейших инструментов сравнительно-правового анализа. По нашему мнению, очень важен точный выбор объекта сравнительно-правового анализа. К ним могут быть отнесены правовые семьи, правовые системы, международно-правовые семьи, концепции и научные понятия, нормативные понятия и термины, источники права, система законодательства, отрасль и подотрасль законодательства, правовой институт, правовой акт, в т.ч. закон, правовые нормы, законодательная техника, правовая инфраструктура (юридическая профессия, юридическое образование, юридические учреждения), правоприменение. Все объекты связаны между собой и корректные оценки могут быть даны лишь с учетом их своеобразных «взаимопереходов».

Для пояснения приведем примерный перечень методов анализа закона иностранного государства:

1. Цель анализа и критерии выбора закона.

2. Оценка принадлежности закона к той или иной правовой семье и межгосударственному объединению, оценка влияния правовой идеологии.

3. Изучение нормативных понятий и терминов, используемых в законе.

4. Определение предмета законодательного регулирования (вида и объема общественных отношений) и структуры закона.

5. Установление способов регулирования статуса юридических и физических лиц, их прав и обязанностей, взаимоотношений и ответственности.

6. Изучение приемов юридической техники (вида норм, их структуры и т.п.)

7. Установление средств обеспечения закона (или их отсутствия).

8. Определение места закона в подотрасли, системе законодательства (включая ссылки, отсылки и т.п.).

9. Оценка степени различий или сходства с аналогичным законом России или другого государства.

Изучение национальных законодательств позволяет обнаружить общие тенденции их развития. Одна из них отражает национально-правовую специфику отдельных стран или группы стран и выражается прежде всего в особенностях государственного устройства. Соответственно нормы административного права, закрепляя эти особенности, представляют прежде всего познавательный интерес. Некоторые правовые различия по этой причине вряд ли преодолимы в обозримой перспективе.

Другие правовые различия могут быть преодолены в ближайшие годы либо в более отдаленном будущем. Для этого государства намечают программы сближения национальных законодательств в налоговой, таможенной, транспортной и других сферах, в связи с сближение правовых норм, регулирующих деятельность государственных институтов, финансовых корпораций.

Таков длительный путь правового развития стран в рамках Европейского Союза, Содружества Независимых государств. Таковы первые шаги Евразийского экономического сообщества. Весьма эффективна роль международно-правовых норм и особенно модельных законов (актов), как интеграторов национальных норм.

Различия в национальных законодательствах обусловлены как природой «правовых семей», к которым относятся эти законодательства (континентальная, общего права, мусульманская и др.), так и особенностями традиций, исторического развития государств и этапами проведения административных реформ. На законодательство влияют политический фактор и внешняя политика того или иного государства — сотрудничество, союзнические отношения, нейтралитет, конфронтация. Поэтому нужно тщательно оценивать меру различий национальных законодательств и оценивать их как временные, относительно устойчивые и постоянные. В последнем случае особенно четко отражаются мировоззрения и культурологические ценности народов, то правовое наследие, которое относится к общемировому правовому богатству. Нельзя сравнительное изучение ограничивать только институциональными вопросами, т.е. устройством органов управления. Пока же так и бывает, хотя важен анализ всех «блоков» административного права и особенно способов воздействия на общественные процессы.

Все это позволяет четко и обоснованно определять пределы и объем сопоставления национальных административных законодательств. Суверенные права государств обеспечивают им свободу развития своего административного законодательства и определение масштабов и характера его сближения с законодательством других государств или международно-правыми актами Применяются несколько способов сближения национальных законодательств: а) общая правовая ориентация, б) согласование программ развития законодательства, в) сближение отраслей и «блоков» законодательства, г) нормативно-информационные пояснения (подходы, разъяснения, обзоры), д) договоренности об устранении правовых барьеров или ограничений, е) модельные законодательные и иные акты, ж) унифицированные акты, правила, нормы.

Ни к какому. Обсуждалось миллионы раз, за новые темы с подобными вопросами пора уже сразу банить…
Что значит ни к какому?

Вам русский не родной?

Даже в том же письме ГТК доверенность на совершение сделки относится к АД коммерческого характера, на кот. не распространяется конвенция.

В каком «в том же»? От 17 мая 1995 г. N 01-13/6885? Тогда у меня к Вам три вопроса, касающиеся данного письма:
1) И какова же, по-Вашему, юридическая сила этого письма?
2) Вас совсем не смущает, ну, то есть, нисколько-нисколько, что ГТК считает административными документами не только доверенности, но и договоры?
3) Вы пробовали реализовать на практике тот бред, который содержится в письме, а именно:

Действие Гаагской конвенции распространяется на документы об образовании, гражданском состоянии, трудовом стаже, свидетельства о нахождении в живых, справки, доверенности, судебные решения и материалы по гражданским, семейным и уголовным делам и др. Статья 1 Конвенции предусматривает, что она не распространяется на «документы, совершенные дипломатическими или консульскими агентами», а также на «административные документы, имеющие прямое отношение к коммерческой или таможенной операции» (доверенности на совершение сделок, перемещение товаров через границу, договоры (контракты) о поставке товаров и предоставлении услуг, о выполнении различных работ и расчетов по ним). Это означает, что в тех случаях, когда это предусмотрено внутренним законодательством страны, на территории которой будут использоваться данные документы, они должны легализовываться обычным путем, т.е. применяется консульская легализация, включающая в себя последовательное проставление удостоверительной надписи в нескольких учреждениях. Сохранение многоступенчатости при легализации такого рода документов позволяет осуществлять более строгий контроль за деятельностью коммерческих предприятий.

Вы пробовали легализовать в каком-нибудь консульстве какую-нибудь доверенность или какой-нибудь договор? Может быть, Вы своими глазами видели подобные документы с отметками об их консульской легализации?

Ксеновский говорит тоже самое.

Хто это?И не забывайте цитировать — Вы на юридическом форуме…

Ну так кого банить будем, уважаемый профи?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *