Сбор доказательств адвокатом

Маслов Андрей Константинович

соискатель кафедры криминалистики

Кубанского государственного аграрного университета

(тел. 88612215882)

Субъекты собирания доказательств в уголовном процессе

Аннотация

Собирание доказательств — это осуществляемая с соблюдением форм и способов, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, деятельность субъектов доказывания по обнаружению источника сведений, необходимых для установления обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК, извлечению и закреплению необходимой информации.

Аnnotation

Ключевые слова: субъекты собирания доказательств, следователь, дознаватель, руководитель следственного органа, начальник подразделения дознания.

Собирание доказательств — это | осуществляемая с соблюдением форм и способов, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, деятельность субъектов доказывания по обнаружению источника сведений, необходимых для установления обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК, извлечению и закреплению необходимой информа-ции1.

Полномочия субъектов уголовного судопроизводства по собиранию доказательств регламентированы в одной ст. 86 УПК РФ. Однако конк-рет-ные способы получения сведений о фактах, имеющих значение для дела, раз-личаются в зависимости от процессуального статуса участника.

Так, в части первой ст. 86 УПК РФ речь идет об органах, ведущих процесс. Согласно указанной норме собирание доказательств осуществляется дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ. Однако, полномочия следователя и дознавателя отличаются от полномочий проку-

рора и суда.

Полномочия дознавателя по собиранию доказательств зависят от осуществляемой им деятельности. Согласно п. 8 ст. 5 УПК РФ дознаватель осуществляет дознание по уголовному делу, по которому производство предварительного следствия необязательно. В ч. 3 ст. 41 УПК РФ дознаватель уполномочен самостоятельно производить следственные и иные процессуальные действия, за исключением случаев, когда в соответствии с УПК РФ на это требуются согласие начальника органа дознания, согласие прокурора и (или) судебное решение.

Часть первая ст. 157 УПК РФ уполномочивает орган дознания при наличии признаков преступления, по которому производство предварительного следствия обязательно, возбудить уголовное дело и произвести неотложные следственные действия. В соответствии с п. 19 ст. 5 УПК РФ неотложные следственные действия — действия, осуществляемые органом дознания после возбуждения уголовного дела, по которому производство предварительного следствия обязательно, в целях обнаружения и фиксации доказательств, требующих незамедлительного закреп-

ОБЩЕСТВО И ПРАВО • 2009 • №2(24)

ления,изъятия и исследования.

Согласно п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ дознаватель (орган дознания) обязан исполнять письменные поручения следователя, направляемые в случаях и порядке, установленных УПК РФ, о производстве отдельных следственных действий, о производстве иных процессуальных действий, а также оказывать следователю содействие при их осуществлении.

В части второй ст. 40.1 УПК РФ полномочиями по осуществлению, в том числе, собирания доказательств наделен начальник подразделения дознания. Он вправе принять уголовное дело к своему производству и произве-сти дознание в полном объеме, обладая при этом полномочиями дознавателя. Согласно п. 2 ч. 3 данной статьи начальник подразделения дознания вправе давать дознавателю указания о производстве отдельных следственных действий.

Следователь, согласно п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК РФ, уполномочен самостоятельно принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с УПК РФ требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа.

В пункте 40.1 ст. 5 УПК РФ, внесенном Федеральным законом от 02 декабря 2008 г. № 226-ФЗ, назван еще один субъект собирания доказательств: следователь-криминалист. Данный участник понимается как должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также участвовать по поручению руководителя следственного органа в производстве отдельных следственных и иных процессуальных действий или производить отдельные следственные и иные процессу-аль-ные действия без принятия уголовного дела к своему производству. Однако, ни УПК РФ, ни иные федеральные законы не раскрывают статуса данного участника.

Руководитель следственного органа в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 39 УПК РФ уполномочен лично допрашивать подозреваемого, обвиняемого без принятия уголовного дела к своему производству при рассмотрении вопроса о даче согласия следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, о продлении, об отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения. В пункте 3 ч. 1 ст. 39 УПК РФ содержится право руководителя следственного органа давать

следователю указания о производстве отдельных следственных действий.

Согласно ч. 2 ст. 39 УПК РФ руководитель следственного органа вправе принять уголовное дело к своему производству и произвести предварительное следствие в полном объеме, обладая при этом полномочиями следователя или руководителя следственной группы, предусмотренными УПК РФ.

Таким образом, следователь, руководитель следственного органа, начальник подразделения дознания, дознаватель собирают доказательства путем производства следственных и иных процессуальных действий. При этом, к числу иных процессуальных действий относится не только направление следователем, дознавателем и органом дознания требований, поручений и запросов, которые обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами)1, но и дача указаний о производстве следственных действий руководителем следственного органа — следователю, а начальником подразделения дознания -дознавателю.

Прокурор в ч. 1 ст. 86 УПК РФ назван в качестве субъекта собирания доказательств. Однако его участие в этой деятельности обладает спецификой. По действующему УПК РФ прокурор не имеет «права участвовать в проведении следственных действий на предварительном расследовании и принимать дело к своему производству, собирание им доказательств возможно лишь в форме участия в судебных стадиях процесса. При этом прокурор не проводит здесь следственные действия (это прерогатива суда), а лишь принимает в них участие в качестве государственного обвинителя, а также может истребовать и представлять суду документы на основании ч. 4 ст. 21 УПК РФ, а также дополнительные материалы в суд кассационной инстанции согласно части четвертой статьи 377 УПК РФ.

Согласно п. 4 ч. 2 ст. 37 УПК РФ прокурор вправе давать дознавателю письменные указания о производстве процессуальных действий, в том числе следственных.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таким образом, прокурор собирает доказательства по уголовному делу путем иных процессуальных действий.

Следующим субъектом собирания доказательств является суд. Согласно ч. 3 ст. 275 УПК РФ суд вправе задать вопросы подсудимому после его допроса сторонами. В соответствии с ч. 2 статьи 281 УПК РФ при неявке в судебное

заседание потерпевшего или свидетеля суд вправе по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных ими показаний в случаях, предусмотренных в этой части. В ст. 286 УПК РФ говорится о праве суда истребовать документы. Полномочия по собиранию доказательств судом предусмотрены и в иных статьях УПК РФ.

Участие суда в собирании доказательств является спорным. По мнению А.В.Смирнова, К.Б. Калиновского «собирая доказательства, суд до некоторой степени рискует встать на обвинительные или оправдательные позиции — в зависимости от того, какого рода доказательства он преимущественно собрал. Однако суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты, он призван лишь создавать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. В связи с этим, полномочия суда по собиранию доказательств следует толковать ограничительно. Активность суда в этой сфере должна носить лишь субсидиарный характер по отношению к сторонам обвинения и защиты».

Как отмечает И.Б.Михайловская, «основным ограничителем активности суда в процессе доказывания являются установленные законом пределы судебного разбирательства»1. По мнению М.С.Коровиной «активность суда в процессе доказывания должна иметь место по следующим направлениям: 1) для создания процессуальных гарантий сторонам в доказывании; 2) для устранения неравенства процессуальных возможностей сторон в ходе предварительного расследо-вания»2.

Таким образом, суд собирает доказательства путем судебных и иных процессуальных действий.

Изложенное свидетельствует о необходимости более четкого определения собирания доказательств. Поэтому ч. 1 ст. 86 УПК РФ следует изложить следующим образом:

«Собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства:

1) начальником подразделения дознания, дознавателем, руководителем следственного органа, следователем путем производства следственных действий и иных процессуальных действий,

предусмотренных настоящим Кодексом;

2) прокурором путем производства процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом;

3) судом путем производства судебных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом».

Согласно ч. 2 ст. 86 УПК РФ подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. Анализ данной нормы приводит к выводу, что сведения, полученные перечисленными участниками, становятся доказательствами только в случае признания их таковыми уполномоченными органами: следователем, дознавателем, судом, то есть зависит от усмотрения указанных органов. Органы, ведущие произ-водство по уголовному делу, должны учитывать определение Конституцион-ного Суда РФ от 21 декабря 2004 г. № 467-О «По жалобе гражданина Пятничука Петра Ефимовича на нарушение его конституционных прав положениями ст. ст. 46, 86 и 161 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»3, согласно которому закрепленное в ст. 86 УПК Российской Федерации право подозреваемого, обвиняемого, их защитников собирать и представлять доказательства является одним из важных проявлений права данных участников процесса на защиту от уголовного преследования и формой реализации конституционного принципа состязательности и равноправия сторон (ст. 123, ч. 3, Конституции Российской Федерации). Этому праву соответствует обязанность дознавателя, следователя в ходе предвари-тельного расследования рассмотреть каждое заявленное в связи с исследованием доказательств ходатайство, причем в силу ч. 2 ст. 159 УПК Российской Федерации подозреваемому или обвиняемому, его защитнику не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для конкретного уголовного дела.

Тем самым уголовно-процессуальный закон исключает возможность произвольного отказа должностным лицом или органом, осуществляющим предварительное расследование, как в получе-

1 Михайловская И.Б. Настольная книга судьи по доказыванию в уголовном процессе. М.: «ТК Велби», «Издательство Проспект», 2006.

2 Коровина М.С. Пределы активности суда нуждаются в законодательном урегулировании// Законы России: опыт, анализ, практика. 2006. № 3.

3 Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004 г. № 467-О «По жалобе гражданина Пятничука Петра Ефимовича на нарушение его конституционных прав положениями ст. ст. 46, 86 и 161 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2005. № 3.

ОБЩЕСТВО И ПРАВО • 2009 • №2(24)

нии доказательств, о которых ходатайствует сторона защиты, так и в приобщении представленных ею доказательств к материалам уголовного дела. По смыслу содержащихся в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации нормативных предписаний в их взаимосвязи с положениями ст. 45, 46 (ч. 1), 50 (ч. 2) и 123 (ч. 3) Конституции Российской Федерации, такой отказ возможен лишь в случаях, когда соответствующее доказательство не имеет отношения к уголовному делу, по которому ведется расследование, и не способно подтверждать наличие или отсутствие события преступления, виновность или невиновность лица в его совершении, иные обстоятельства, подлежащие установлению при производстве по уголовному делу, когда доказательство, как не соответствующее требованиям закона, является недопустимым либо когда обстоятельства, которые призвано подтвердить указанное в ходатайстве стороны доказательство, уже установлены на основе достаточной совокупности других доказательств, в связи с чем исследование еще одного доказательства с позиций принципа разумности оказывается избыточным. Принимаемое при этом решение во всяком случае должно быть обосновано ссылками на конкретные доводы, подтверждающие неприемлемость доказательства, об истребовании и исследовании которого заявляет сторона защиты.

В части 3 ст. 86 УПК РФ говорится о полномочиях защитника по собиранию доказательств. Защитник вправе собирать доказательства путем: 1) получения предметов, документов и иных сведений; 2) опроса лиц с их согласия; 3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запра-шиваемые документы или их копии. При этом Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» признает за адвокатом также право собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации; привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи.

По мнению А. Давлетова «УПК РФ не дал за-

УГОЛОВНОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО щитнику права самостоятельно собирать доказательства и, следовательно, не превратил его в сторону состязательного процесса в досудебной части нашего уголовного судопроизводства»2.

Из сказанного следует, что субъекты, указанные в ч. ч. 2 и 3 ст. 86 УПК РФ представляются предметы и документы, которые могут быть по решению следователя, дознавателя, суда быть приобщены в качестве доказательств. Как справедливо отмечает А.Р. Белкин, ни теория, ни практика не выработали специальных процессуальных правил представления доказательств. По мнению А.Р. Белкина следует проводить самостоятельное процессуальное действие в присутствии понятых с участием субъекта, представляющего доказательства, или его представителя и составлением специального «протокола представления доказательств»3. С.А.Шейфер считает, что подлежит фиксации и ходатайство о приобщении к делу предмета или документа, представляемого в качестве доказательства»4.

Таким образом, содержание ст. 86 УПК РФ не отражает в полной мере особенности участия различных субъектов в собирании доказательств. В этой связи, в УПК РФ следует предусмотреть самостоятельную статью, регламентирующую полномочия органов, ведущих процесс, по собиранию доказательств и изложить ее в предложенной выше формулировке.

Полномочия же иных субъектов изложить в самостоятельной ст. 86.1:

«Статья 86.1. Участие в собирании доказательств.

1. Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители участвуют в собирании доказательств путем представления письменных документов и предметов для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Защитник участвует в собирании доказательств путем:

1) получения предметов, документов и иных сведений;

2) опроса лиц с их согласия;

3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии, а также осуществления иных полномочий, предусмотренных федеральными законами».

1 Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации: Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-Ф3 // Собрание законодательства Российской Федерации от 10 июня 2002 г. № 23. Ст. 2102.

2 Давлетов А. Право защитника собирать доказательства // Российская юстиция. 2003. № 7. С. 50.

3 Белкин А.Р Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. М.: Изд-во «Норма», 2005.

4 Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. Тольятти, 1998. С. 50.

6.3. ПРАВО АДВОКАТА-ЗАЩИТНИКА СОБИРАТЬ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ПО ДЕЙСТВУЮЩЕМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ

Кудрявцев Владислав Леонидович, д.ю.н. Должность: ведущий научный сотрудник. Место работы: Научноисследовательский центр Московской академии экономики и права. E-mail: vlad18084@yandex.ru

Аннотация: В статье с проблемных позиций раскрывается право адвоката-защитника собирать доказательства, анализируется точка зрения на существование «параллельного расследования» или «адвокатского расследования» с позиции действующего законодательства и правовых позиций Конституционного Суда РФ.

Ключевые слова: уголовный процесс, доказывание, адвокат-защитник, собирание доказа-

тельств, «параллельное расследование» «адвокатское расследование».

THE RIGHT OF THE LAWYER-DEFENDER TO COLLECT THE PROOF BY THE CURRENT LEGISLATION

Пункт 2 части 1 ст. 53 УПК РФ1 предусматривает, что защитник вправе собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, в порядке, установленном частью третьей ст. 86 УПК РФ.

Согласно ч. 3 ст. 86 УПК РФ защитник вправе собирать доказательства путём: получения предметов, документов и иных сведений /п.1/; опроса лиц с их согласия /п.2/; истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии /п.3/.

Аналогичные права предоставлены адвокату п.п.1-3 ч.3 ст.6 Федерального закона РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федера-ции»2.

Анализируя положения ч.3 ст.86 УПК РФ отдельные учёные пришли к выводу, что защитник праве проводить так называемое параллельное или адвокатское расследование, поскольку он является «полностью самостоятельной процессуальной фигурой, способной

к самостоятельному сбору доказательств»3. «Собирание доказательств защитником теперь — процессуальная деятельность, которая должна иметь самостоятельный юридический результат. … Таким результатом является получение доказательств»4. Последнее означает, что собранные им в порядке ч.3 ст. 86 УПК РФ доказательства должны признаваться допустимыми5. «В связи с изложенным меняется содержание допустимости доказательства. Условия допустимости рассматриваемых доказательств (доказательств защиты — разн. моя В.К.) существенно отличается от условий допустимости доказательств, собранных органом уголовного преследования, поскольку защита не вправе применять при собирании доказательств мер принуждения»6.

При закреплении института «адвокатского расследования» должны были бы найти своё процессуальное закрепление порядок собирания доказательств защитником, а так же критерии допустимости, которым должны отвечать доказательства защиты7.

Очевидно, что УПК РФ ни того, ни другого не предусмотрел. Как раз именно это и ставят в вину уголовнопроцессуальному закону8. Одни просто констатируют, что «при разработке и принятии ныне действующего Уголовно-процессуального кодекса законодатель, закрепив указанные средства собирания доказательств по уголовному делу (например, получение предметов, документов и иных сведений /п.1 ч. 3 ст. 86 УПК РФ/ -разн. моя В.К.), не установил процессуальный порядок производства этих действий»9. Другие считают, что «такая процессуальная новелла (ч.3 ст. 86 УПК РФ -разн. моя В.К.), коренным образом меняющая структуру процесса, нуждается в детальной проработке, обеспечивающей порядок реализации соответствующего права адвокатом, гарантий и прав участников принципиально новых процессуальных отношений, чётко оговаривающей условия получения объективных и достоверных доказательственных данных. Такое юридическое изобретение следует отнести к разряду

3 Белканов Е.А. Стратегия адвокатской деятельности и деформация профессионального правосознания // Федеральное законодательство об адвокатуре: практика применения и проблемы совершенствования: Материалы Международ. науч.-практ. конф. Екатеринбург, 13 июля 2004г. Екатеринбург: — Изд-во Урал. у-та, 2004. — С.47.

5 См.: Лазарева В.А. Конституционные принципы правосудия и проблемы доказывания по уголовному делу // Реализация положений Конституции Российской Федерации в законодательстве. Материалы международной научно-практической конференции, посвящённой 10-летию Конституции Российской Федерации. -Челябинск, 2003. — Ч.2. — С.254.

6 Лазарева В.А. Конституционные принципы правосудия и проблемы доказывания по уголовному делу. — С. 254.

8 См., например: Давлетов А. Право защитника собирать доказательства // Российская юстиция. — 2003. — № 7. — С.50-51.

9 Методические рекомендации по реализации прав адвоката, предусмотренных п.2 ч.1 ст.53, ч.3 ст.86 УПК РФ и п.3 ст.6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в

Российской Федерации». Одобрены Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации (протокол № 5 от 22 апреля 2004 г.) // Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. — 2004. —

№ 2. — С.63.

безответственного правотворчества, ком-

прометирующего закон, создающего условия для рождения мёртвых правовых норм, углубляющего правовой нигилизм в обществе»10.

А ведь считается, что одним из наиболее значимых компонентов или необходимым атрибутом состязательности на досудебном производстве является именно «адвокатское расследование» или «параллельное расследование»11.

Но такой подход оказался неприемлем для российского законодателя и, соответственно, в УПК РФ не нашли своего закрепления нормы, регулирующие «параллельное расследование» или «адвокатское расследование».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Согласно ч.1 ст. 86 УПК РФ, собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом.

Защитник в ч.1 ст. 86 УПК РФ не перечислен среди субъектов, осуществляющих собирание доказательств, поскольку он в отличие от них не обладает властными полномочиями. Тем не менее, уголовнопроцессуальный закон, ч.3 ст. 86 УПК РФ, наделил защитника правом собирать доказательства только ему свойственным путем. Кроме того, при анализе ч.3 ст. 7 УПК РФ от противного следует, что только деятельность суда, прокурора, следователя, органа дознания или дознавателя в ходе уголовного судопроизводства при соблюдении норм УПК РФ влечёт за собой признание допустимыми полученных таким путём доказательств.

Таким образом, из анализа ч.3 ст. 7 УПК РФ, а также

4.1 и ч.3 ст. 86 УПК РФ, можно прийти к следующим выводам: во-первых, защитник не может подобным образом, как выше перечисленные должностные лица и суд собирать доказательства, он собирает их только ему свойственным путём; во-вторых, его деятельность по собирания доказательств не влёчёт за собой признание допустимыми полученных таким путём доказательств. Это означает, что защитник собирает фактический материал, обладающий свойством относимости, а затем представляет его лицу, ведущему производство по делу для получения свойства допустимости. Такое положение вещей вписывается в п.2

4.1 ст. 53 УПК РФ, согласно которой, защитник вправе собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, в порядке, установленном частью третьей статьи 86 настоящего Кодекса.

Раз защитник не может собирать доказательства непосредственно сам, а собирает их через субъектов, уполномоченных собирать доказательства согласно

4.1 ст. 86 УПК РФ, то значит, он собирает их опосредованно и таким образом защитник участвует в собирании доказательств.

Именно по причине того, что деятельность защитника по собиранию доказательств носит опосредованный

10 Громов Н.А., Зайцева И.А., Бабурина И. Документ в качестве доказательства // Адвокат. вести. — 2001. — № 11. — С.12.

характер, реализуемый через деятельность лиц, ведущих производство по делу, законодатель не урегулировал процедуру собирания доказательств защитником, поскольку она не носит процессуальный характер, а является «предпроцессуальной» или непроцессуальной деятельностью защитника. Под которой А.М. Ларин понимал «необлеченную в процессуальную форму деятельность участвующих в деле лиц, направленную на получение информации об обстоятельствах дела для использования ее при процессуальных действиях, а также при принятии решений»12.

Таким образом, адвокат-защитник участвует в собирании доказательств, и это положение неоспоримо, поскольку в отличие от дознавателя, следователя, прокурора и суда он не наделен необходимыми на то властными полномочиями. Не случайно, ставя вопрос о наделении адвоката-защитника правом проводить своё «параллейное расследование» (или «адвокатское расследование»), то есть когда бы он мог самостоятельно собирать доказательства наравне со стороной обвинения, в проекте Общей части УПК РФ 1994 года, подготовленным Государственно-правовым

управлением администрации Президента РФ, шла речь о наделении его властными полномочиями.

Тем не менее адвокат-защитник собирает фактический материал, обладающий свойством относимости, а затем представляет его лицу, ведущему производство по делу для получения свойства допустимости /п.2

ч.1 ст.53, ч.3 ст.86 УПК РФ и п.3 ст.6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»/13.

Если порядок фиксации действий адвоката по собиранию доказательств по уголовному делу и их результатов нашел отражение в «Методических рекомендациях по реализации прав адвоката, предусмотренных п.2 ч.1 ст.53, ч.3 ст.86 УПК РФ и п.3 ст.6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», одобренных Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации (протокол № 5 от 22 апреля 2004 года)14, то механизм придания свойства допустимости доказательству достаточно подробно расписывается в ниже приводимых правовых позициях Конституционного Суда РФ.

Так, в абз. 3 п. 2.2. Определения Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004 г. N 467-О указывается, что: «Закрепленное в статье 86 УПК Российской Федерации право подозреваемого, обвиняемого, их защитников собирать и представлять доказательства является одним из важных проявлений права данных участников процесса на защиту от уголовного преследования и формой реализации конституционного принципа состязательности и равноправия сторон (статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации). Этому праву соответствует обязанность дознавателя, следователя и прокурора в ходе предваритель-

12 См.: Ларин А.М. Доказывание и процессуальная деятельность защитника // Адвокатура и современность. — М., 1987. — С. 84.

14 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. — 2004. — № 2 . —

С.63- 66.

ного расследования рассмотреть каждое заявленное в связи с исследованием доказательств ходатайство, причем в силу части второй статьи 159 УПК Российской Федерации подозреваемому или обвиняемому, его защитнику не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для конкретного уголовного дела.

Тем самым уголовно-процессуальный закон исключает возможность произвольного отказа должностным лицом или органом, осуществляющим предварительное расследование, как в получении доказательств, о которых ходатайствует сторона защиты, так и в приобщении представленных ею доказательств к материалам уголовного дела. По смыслу содержащихся в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации нормативных предписаний в их взаимосвязи с положениями статей 45, 46 (часть 1), 50 (часть 2) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, такой отказ возможен лишь в случаях, когда соответствующее доказательство не имеет отношения к уголовному делу, по которому ведется расследование, и не способно подтверждать наличие или отсутствие события преступления, виновность или невиновность лица в его совершении, иные обстоятельства, подлежащие установлению при производстве по уголовному делу, когда доказательство, как не соответствующее требованиям закона, является недопустимым либо когда обстоятельства, которые призвано подтвердить указанное в ходатайстве стороны доказательство, уже установлены на основе достаточной совокупности других доказательств, в связи с чем исследование еще одного доказательства с позиций принципа разумности оказывается избыточным. Принимаемое при этом решение во всяком случае должно быть обосновано ссылками на конкретные доводы, подтверждающие неприемлемость доказательства, об истребовании и исследовании которого заявляет сторона защиты»15.

«Выраженная в названном Определении Конституционного Суда Российской Федерации правовая позиция распространяется, как указано в абз. 4 п.2 Определения Конституционного Суда РФ от 4 апреля 2006 г. N 100-О, и на порядок признания доказательством проведенного защитником опроса — постольку, поскольку предмет, пределы и средства доказывания по уголовному делу, а также полномочия участников уголовного судопроизводства по собиранию, проверке и оценке доказательств и порядок их осуществления определяются Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. При этом порядок собирания защитником доказательств, в том числе путем опроса лица с его согласия, в отличие от производимых прокурором, следователем или дознавателем следственных действий по собиранию доказательств, специально не регламентируется.

Следовательно, исходя из процессуальных правомочий лиц, осуществляющих такой опрос, само по себе отсутствие процессуальной регламентации формы проведения опроса и фиксации его результатов не может рассматриваться как нарушение закона и основание для отказа в приобщении результатов к мате-

15 Абз. 3 п. 2.2. Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2004 г. N 467-О «По жалобе гражданина Пятничука Петра Ефимовича на нарушение его конституционных прав положениями статей 46, 86 и 161 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации» // СПС Консультант Плюс

риалам дела. При этом полученные защитником в результате опроса сведения могут рассматриваться как основание для допроса указанных лиц в качестве свидетелей или для производства других следственных действий, поскольку они должны быть проверены и оценены, как и любые другие доказательства, с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — с точки зрения достаточности для разрешения уголовного дела.

Таким образом, оспариваемое заявителем законоположение закрепляет лишь право защитника на собирание доказательств, оно должно применяться во взаимосвязи с иными нормами Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации о видах доказательств, о круге лиц, осуществляющих практическую деятельность по доказыванию (статьи 74 и 86), и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя.

Что касается его утверждения об отсутствии в оспариваемой норме предписания о предупреждении лица, опрос которого проводит защитник, об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и разъяснении ему права не свидетельствовать против себя самого и своих близких родственников, то наделение защитника таким правом означало бы придание

— вопреки требованиям Конституции Российской Федерации и уголовно-процессуального законодательства -несвойственной ему процессуальной функции»16.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Вот так Конституционный Суд РФ своими правовыми позициями наполняет конкретным содержанием право адвоката-защитника собирать доказательства и это должно служить основой для реализации им этого права.

Список литературы

2. Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.2002 N 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ.

— 2002. — № 23. — Ст.2102.

3. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2004 г. N 467-О «По жалобе гражданина Пятничука Петра Ефимовича на нарушение его конституционных прав положениями статей 46, 86 и 161 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // СПС Консультант Плюс

4. Определение Конституционного Суда РФ от 4 апреля 2006 г. N 100-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бугрова Александра Анатольевича на нарушение его конституционных прав пунктом вторым части третьей статьи 86 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации» // СПС Консультант плюс

5. Методические рекомендации по реализации прав адвоката, предусмотренных п.2 ч.1 ст.53, ч.3 ст.86 УПК РФ и п.3 ст.6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Одобрены Советом Федеральной палаты адвокатов

16 Абз. 4 п.2 Определение Конституционного Суда РФ от 4 апреля 2006 г. N 100Ю «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бугрова Александра Анатольевича на нарушение его конституционных прав пунктом вторым части третьей статьи 86 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // СПС Консультант плюс

Российской Федерации (протокол № 5 от 22 апреля 2004 г.) // Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ.

— 2004. — № 2.

6. Багдасаров Р.В. Принцип состязательности в уголовном процессе России и стран Европейского Союза.

— М.: Юрлитинформ, 2008.

7. Белканов Е.А. Стратегия адвокатской деятельности и деформация профессионального правосознания // Федеральное законодательство об адвокатуре: практика применения и проблемы совершенствования: Материалы Международ. науч.-практ. конф. Екатеринбург, 13 июля 2004г. Екатеринбург: — Изд-во Урал. у-та, 2004.

8. Громов Н.А., Зайцева И.А., Бабурина И. Документ в качестве доказательства // Адвокат. вести. — 2001. -№ 11.

9. Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. — ИКД «Зерца-ло-М, 2001

10. Давлетов А. Право защитника собирать доказательства // Российская юстиция. — 2003. — № 7.

12. Кудрявцев В.Л. Процессуальные и криминалистические основы деятельности адвоката-защитника в российском уголовном судопроизводстве. — М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2006.

14. Лазарева В.А. Конституционные принципы правосудия и проблемы доказывания по уголовному делу // Реализация положений Конституции Российской Федерации в законодательстве. Материалы международной научно-практической конференции, посвящённой 10-летию Конституции Российской Федерации. — Челябинск, 2003. — Ч.2.

15. Ларин А.М. Доказывание и процессуальная деятельность защитника // Адвокатура и современность. -М., 1987

16. Победкин А.В. Некоторые вопросы собирания доказательств по новому уголовно-процессуальному законодательству России // Государство и право. — 2003.

— № 1.

17. Соркин В.С., Панасик В.А. Расширение полномочий защиты в контексте реформирования уголовнопроцессуального законодательства Республики Беларусь // Адвокатура и адвокатская деятельность в свете современного конституционного права: (К 10-летию принятия Конституции России): Материалы Междуна-род. науч.-практ. конф., Екатеринбург, 29-30 дек. 2003 г. Екатеринбург: — Изд-во «Чароид», 2004.

Literature list:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8. Gromov N.A., Zaitseva I. A., Baburin I. Document as evidence / / Advocate. lead. — 2001. — № 11.

9. Gutsenko K.F., Golovko L.V., Filimonov BA Criminal trial of the Western states. — ICD «Mirror-M, 2001.

10. Davletov A. Right counsel to gather evidence / / Russian justice. — 2003. — № 7.

15. Larin A.M. Evidence and procedure activity defender / / Bar and modernity. — Moscow, 1987

Сбор адвокатом доказательств путем получения объяснений, направления запросов, составления актов, обращения к специалистам.

Полномочия адвоката по сбору доказательств по уголовному делу определены ч. 3 ст. 86 УПК РФ. Кроме того, полномочия адвоката в уголовном судопроизводстве регламентируются ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Остановимся подробнее на таких полномочиях адвоката по сбору доказательств, как получение объяснений, направление запросов, обращение к специалистам и составление актов. Все выше обозначенные действия адвоката принято называть адвокатским расследованием.

Пунктом 2 ч. 3 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» установлено, что адвокат вправе опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь. В более общем виде данное полномочие адвоката определено в п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ.

Поскольку в большей степени мы рассматриваем практические аспекты деятельности адвоката, соответственно, уделим внимание механизму производства опроса адвокатом лиц с их согласия. Как таковой порядок производства опроса нормативными правовыми актами не регламентирован, хотя опрос и можно отнести к иным процессуальным действиям согласно п. 32 ст. 5 УПК РФ. На практике существует как минимум два варианта названия документа, которым фиксируется опрос: «объяснения» и «протокол опроса лица с его согласия». Отметим сразу, что ни один из названных вариантов не следует рассматривать в качестве ошибочного, поскольку, как ранее указывалось, процедура проведения опроса и его фиксация ничем не определены.

Тем не менее ряд сведений в таком документе должны быть указаны обязательно, в частности дата составления, возможно указать место составления, обязательно указываются Ф.И.О. адвоката, составившего документ, название адвокатского образования, в котором он состоит. Разумеется, должны быть зафиксированы анкетные данные опрашиваемого лица примерно в том объеме, в каком они фиксируются при допросе. Перед текстом объяснений опрашиваемого лица следует указать о разъяснении ему положений вышеуказанных статей Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», а также УПК РФ, согласно которым адвокат вправе производить опрос. Также необходимо указать о добровольном характере проведения опроса, где опрашиваемый ставит свою подпись. Опрос может проводиться в форме свободного рассказа опрашиваемого либо в форме ответов на вопросы адвоката, т.е. порядок опроса может быть максимально приближен к следственному действию — допросу — за некоторыми исключениями. Каждый из листов протокола/объяснений опрашиваемому следует подписать, а по окончании сделать запись примерно следующего содержания: «С моих слов записано верно, мною прочитано. Дополнений и поправок не имею».

Порядок и механизм проведения опроса, а также его сущность и значение рассматривались многими процессуалистами. Существует множество мнений относительно значения проведенного опроса, о том, стоит ли его считать доказательством по уголовному делу. Согласно ч. 1 ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. В качестве доказательств допускаются иные документы (п. 6 ч. 2 ст. 74 УПК РФ). Несомненно, что путем проведения опроса можно выяснить обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, однако же к доказательствам процессуальное законодательство предъявляет определенные требования. Так, согласно ч. 1 ст. 88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела.

Разъяснение об ответственности за дачу ложных показаний при допросе является мерой, способствующей в определенной степени к достижению достоверности полученной информации, чего при опросе быть не может. И хотя в п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ опрос лиц с их согласия является одним из способов собирания адвокатом доказательств, тем не менее полученные адвокатом объяснения вряд ли следует расценивать в качестве доказательства — иного документа. В конечном итоге протокол опроса лица с его согласия (либо объяснения), полученный адвокатом, имеет ровно такое же значение, как и объяснения, которые собираются на стадии доследственной проверки сотрудниками правоохранительных органов. Такие объяснения могут рассматриваться как основания для возбуждения уголовного дела, но никак не в качестве доказательств, так же как и объяснения, полученные адвокатом, могут рассматриваться как основание для производства допроса (если соответствующее ходатайство будет заявлено). По сути, значение опроса адвокатом лица с его согласия сводится к получению доказательства путем дальнейшего допроса следователем данного лица. Судебная практика также не рассматривает ни объяснения, ни протокол опроса лица с его согласия, ни какие-либо иные документы, составленные адвокатом при опросе лица в качестве доказательств — иных документов. Вряд ли в каком-нибудь приговоре суда можно встретить обоснование виновности или невиновности обвиняемого со ссылкой на такое доказательство, как протокол опроса лица с его согласия или же объяснения. Пожалуй, что этим уже все сказано.

Еще одним из полномочий адвоката по сбору доказательств является запрашивание справок, характеристик и иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций. Такое право адвоката регламентировано п. 3 ч. 3 ст. 86 УПК РФ, а также продублировано п. 1 ч. 3 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Адвокатские запросы могут направляться в абсолютно любые учреждения, однако некоторые из них, а возможно и многие, запрашиваемую информацию могут и не сообщать. Так, например, в соответствии с ч. ч. 1 и 2 ст. 26 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности» кредитная организация гарантирует тайну об операциях, о счетах своих клиентов и корреспондентов. Справки по операциям и счетам юридических лиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, выдаются кредитной организацией им самим, судам и арбитражным судам (судьям), Счетной палате Российской Федерации, органам государственной налоговой службы, таможенным органам Российской Федерации в случаях, предусмотренных законодательными актами об их деятельности, а при наличии согласия прокурора — органам предварительного следствия по делам, находящимся в их производстве.

Вот другой пример: в соответствии с ч. ч. 1, 2 ст. 13 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну. Не допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе после смерти человека, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей. К исключениям при разглашении сведений, составляющих врачебную тайну, названный Закон адвокатские запросы не относит. Однако это вовсе не означает, что адвокатские запросы не следует направлять для истребования указанных сведений. Довольно часто медицинские учреждения положительно отвечают на адвокатские запросы, предоставляя справки, выписки из истории болезни, из медицинской карты и т.д.

В УПК РФ (п. 3 ч. 3 ст. 86) и Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (п. 1 ч. 3 ст. 6) содержится указание на обязанность учреждений и организаций предоставлять адвокатам запрашиваемые документы или их копии. Но поскольку ответственность за несоблюдение законодательства в этой части не регламентирована, достаточно часто адвокатам отказывают в предоставлении запрашиваемых документов или их копий, а порой и вовсе адвокатские запросы оставляют без ответов.

Письменная форма адвокатского запроса в целом должна соответствовать форме такого рода документов (каких-либо определенных требований в законодательстве по этому вопросу не содержится). Однако от того, как будет составлен адвокатский запрос и что в нем будет указано, во многом зависит и то, какой ответ на него поступит, и будет ли он вообще. Целью адвокатских запросов является сбор доказательств по уголовному делу, а также сбор характеризующего материала на подзащитного. В запросе желательно указать ссылку на законодательство, регламентирующее право адвоката-защитника на истребование тех или иных документов, орган, в чьем производстве находится дело (без подробностей по сути самого дела), а также конкретные сведения или документы, запрашиваемые адвокатом. Получение документального ответа на адвокатский запрос, содержащего все необходимые реквизиты (печать, подпись лица, давшего ответ), а также заверенные копии документов, и будет являться получением доказательств — иных документов.

Что касается составления актов, то ими, как правило, фиксируются какие-либо действия. К примеру, при отказе следователя в удовлетворении ходатайства о проведении следственного эксперимента или, скажем, проверки показаний на месте можно попытаться приобщить к материалам уголовного дела фотографии с места происшествия с воссозданием на них обстановки, интересующей сторону защиты. Для наделения таких фотографий признаками относимости, допустимости и достоверности, присущими доказательствам, целесообразно составить какой-либо документ, которым бы фиксировалось проведение фотосъемки в определенном месте и в определенное время. В частности, таким документом может являться акт фотографирования или проведения фотосъемки, заверенный подписями присутствовавших при его проведении лиц.

Фотографии будут являться приложениями к такому акту. Вероятность того, что следственный орган либо суд удовлетворят ходатайство о приобщении такого документа к материалам дела, будет невелика, но все же стоит попытаться. В соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 86 УПК РФ защитник вправе собирать доказательства путем получения предметов, документов и иных сведений. Акт фотографирования с приложенными к нему фотографиями может расцениваться как иные сведения. Как указано в п. 7 ч. 3 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокат вправе совершать иные действия, не противоречащие законодательству Российской Федерации.

Обращение к специалистам является еще одним немаловажным способом получения весомых доказательств по уголовному делу. В соответствии с п. 4 ч. 3 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат вправе привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи. В силу ведомственной заинтересованности далеко не всегда эксперты ЭКЦ при МВД России делают непредвзятые и достоверные выводы в экспертных заключениях. В таких сомнительных ситуациях, когда вывод экспертизы мог бы быть совершенно противоположным, в пользу подозреваемого/обвиняемого следует привлекать сторонних специалистов на договорной основе. К сожалению, вследствие определенной специфики расследования уголовных дел обратиться к специалистам не всегда представляется возможным. Это может происходить по разным причинам, одной из которых являются правила изъятия и хранения вещественных доказательств.

Согласно п. 18 Приказа Следственного комитета РФ от 30.09.2011 N 142 «Об утверждении Инструкции о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств, ценностей и иного имущества по уголовным делам в Следственном комитете Российской Федерации» все изъятые предметы должны быть переданы следователем, в производстве которого находится уголовное дело, в камеру хранения вещественных доказательств в упакованном виде. Таким образом, провести исследования изъятого предмета у специалиста невозможно, однако адвокат не лишен возможности передать на исследование специалиста аналогичный (если это возможно) изъятому предмет. Если вывод специалиста относительно принадлежности данного предмета, скажем, к холодному оружию будет отрицательным, в таком случае адвокат может ходатайствовать о приобщении заключения специалиста к материалам уголовного дела на стадии предварительного или судебного следствия.

Другим препятствием для обращения к специалисту может являться подписка адвоката о неразглашении сведений, ставших ему известными в период защиты на предварительном следствии. В таком случае обращение адвоката к специалисту будет возможным либо с письменного разрешения самого следователя, либо если в результате такого обращения не будут раскрываться данные предварительного следствия.

При выборе экспертного учреждения в первую очередь следует руководствоваться его статусом и видом организационно-правовой формы, а в дальнейшем квалификация эксперта (специалиста), к помощи которого придется прибегнуть, может сыграть важную роль. В преамбуле Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» указано, что настоящий Федеральный закон определяет правовую основу, принципы организации и основные направления государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации в гражданском, административном и уголовном судопроизводстве.

В ст. 1 Закона определено, что государственная судебно-экспертная деятельность осуществляется в процессе судопроизводства государственными судебно-экспертными учреждениями и государственными судебными экспертами, состоит в организации и производстве судебной экспертизы. Согласно ст. 2 Закона к задачам государственной судебно-экспертной деятельности относится оказание содействия судам, судьям, органам дознания, лицам, производящим дознание, следователям в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, посредством разрешения вопросов, требующих специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла.

Согласно п. 1 ст. 120 ГК РФ учреждением признается некоммерческая организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера. В соответствии с п. 2 ст. 120 ГК РФ учреждение может быть создано гражданином или юридическим лицом (частное учреждение) либо, соответственно, Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации, муниципальным образованием (государственное или муниципальное учреждение).

Согласно п. 1 ст. 9.1 Федерального закона от 12.01.1996 N 7-ФЗ государственными, муниципальными учреждениями признаются учреждения, созданные Российской Федерацией, субъектом РФ и муниципальным образованием.
На основании изложенных норм наиболее подходящим вариантом экспертной организации будет являться экспертное учреждение.
В том случае, если следователем было назначено проведение какой-либо экспертизы в организации организационно-правовой формы в виде ООО, ЗАО, ОАО, ОДО, которые в соответствии с гражданским законодательством являются коммерческими организациями, такое экспертное заключение следует признавать недопустимым доказательством по указанным выше основаниям.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК РФ следователь, дознаватель, признав необходимым назначение судебной экспертизы, выносит об этом постановление, а в случаях, предусмотренных п. 3 ч. 2 ст. 29 настоящего Кодекса, возбуждает перед судом ходатайство, в котором указываются фамилия, имя и отчество эксперта или наименование экспертного учреждения, в котором должна быть произведена судебная экспертиза.

Таким образом, уголовно-процессуальным законодательством определена организационно-правовая форма экспертной организации, которая должна быть учреждением. В силу ч. 1 ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми.
Как ранее указывалось, адвокату стоит тщательно продумывать момент приобщения к материалам дела каких-либо доказательств, в том числе и заключения специалиста. Отказ следователя в удовлетворении ходатайства о приобщении заключения специалиста к материалам дела может в дальнейшем по аналогичным основаниям быть продублирован судом, и государственный обвинитель будет заранее подготовлен обоснованно возразить относительно заявленного ходатайства.

Существует ограниченное количество способов приобщить к материалам уголовного дела какое-либо доказательство. И если речь вести о письменных и иных доказательствах или заключении эксперта/специалиста, то есть еще один эффективный способ приобщения таких доказательств к материалам уголовного дела, в том случае, если следователь откажет удовлетворить ходатайство о приобщении указанных доказательств. Рассмотрим пример приобщения к материалам дела заключения специалиста-полиграфолога о результатах психофизиологического исследования с использованием полиграфа. Не так уж часто органы следствия приобщают указанные заключения к материалам дела, а отказ в удовлетворении ходатайства стороны защиты мотивируют самыми разными доводами, начиная с того, что данный вид экспертизы/исследования не предусмотрен уголовно-процессуальным законодательством и не может расцениваться в качестве доказательства по делу, и заканчивая тем, что при проведении конкретного исследования специалисту не была предоставлена достаточная и достоверная информация, в том числе материалы уголовного дела непосредственно от следователя.

В таком случае необходимо заявить ходатайство о дополнительном допросе с обоснованием того, что допрашиваемый сообщит следствию об обстоятельствах, имеющих значение по уголовному делу. Вовсе необязательно указывать, что это будут за обстоятельства, — у следователя вряд ли найдутся основания для отказа в удовлетворении такого ходатайства, особенно если оно будет получено от подозреваемого/обвиняемого. Уже в ходе самого допроса необходимо будет сообщить о факте своего обращения к специалисту по вопросу проведения психофизиологического исследования с использованием полиграфа, при этом указать, что результатом такого обращения стало заключение специалиста, указать его дату, номер и выводы, к которым пришел специалист. По окончании допроса в графе заявлений нужно собственноручно указать, что в подтверждение сообщенных в ходе допроса сведений допрашиваемый приобщает к протоколу заключение специалиста с номером и датой. Тем самым допрашиваемое лицо дополняет протокол допроса документом, на который ссылался в ходе самого допроса.

В силу ч. 6 ст. 190 УПК РФ по окончании допроса протокол предъявляется допрашиваемому лицу для прочтения либо по его просьбе оглашается следователем, о чем в протоколе делается соответствующая запись. Ходатайство допрашиваемого о дополнении и об уточнении протокола подлежит обязательному удовлетворению.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *