Россия отстала от запада

«Красота среди бегущих…» Только много неимущих.Фото /PhotoXPress.ru

«То, что Россия деградирует экономически, демографически, культурно, научно, технологически, политически, территориально, социально и т.д., ясно всем разумным людям давно», – пишет блогер Алексей Анушин.

Но в чем коренные причины этого процесса? Почему достаточно успешно развивающаяся с середины XIV века страна (хотя и были смуты, войны, моры и прочие трагические страницы в истории), находясь на пике могущества в конце ХХ столетия, вдруг полетела стремительно в пропасть истории, быстро теряя одну позицию за другой, и оказалась загнанной в угол, деградирующей, отсталой от мировых лидеров?

На мой взгляд, начало современной России дала не Киевская Русь, хоть она и является ее далекой прародительницей (точнее, русского народа), а Московская Русь – совершенно незначительное, третьестепенное княжество, возвысившееся со времени предательства Юрия Московского, получившего себе привилегии в Орде.

Всем просто рекомендую читать книги Дмитрия Балашова. Никто лучше не смог описать (хоть и непростым языком) этапа рождения России в Московском княжестве.

Если на наш Т-90 посадить их Вentleymotors,
международному терроризму крышка.
Фото Reuters

Как такового, в западном понимании, феодализма в этом княжестве не было: помещики получали крестьян для того, чтобы содержать воинский отряд и себя во главе его. То есть они не были классическими феодалами. Москва изначально родилась как сильная военная держава, цели которой никогда не сводились к экономическому развитию подвластных народов и территорий. Потому что народы были малочисленны, а территории огромны. При таком раскладе основной идеей элиты было не экономическое благополучие и эксплуатация подвластного населения, а выживание элиты как таковой. И это происходило в борьбе с соседями на территориях с суровым климатом, малочисленным, разноплеменным и диким населением.

Таким образом, Россия родилась в экстремальной обстановке, в скудости ресурсов и с огромным масштабом задач. Это и определило ее будущее, ее величие и низость, ее огромную скорость развития, с одной стороны, и древнюю архаичность – с другой (https: //alexey-228. livejournal. com/26237.html).

avr mag: «Деградация России – это очень спорная тема. Совсем не факт, что она (деградация) ясна всем разумным людям. Я думаю, что правильнее было бы говорить об отставании России в некоторых сферах от передовых государств, а не о тотальной деградации во всем.

В мировых рейтингах развитости и богатства Россия занимает далеко не последнее место. Она стабильно держится где‑то в середине и за последние годы медленно повышает свое место, сильно обгоняя такие страны, как Сомали или Нигерия.

Но от передовых стран Россия отставала всегда по совершенно объективным причинам. Иногда она наверстывала отставание, но ненадолго и начинала отставать снова. Но это само по себе не смертельно. Все не могут быть первыми. Кто‑то должен быть вторым, третьим, пятым, десятым, двадцатым и т.д. Главное, чтобы сохранялась территориальная целостность и более‑менее сносный уровень жизни населения».

Блогеры сравнили цены на продукты в Саратове и Киеве.

Съемки видеоролика проходили в двух одинаковых гипермаркетах. Один расположен в городе на Волге, другой – на Днепре. Гражданин Украины Иван Проценко сначала зафиксировал ценники на саратовских прилавках, а затем сравнил их с теми, что в Киеве. Разница его удивила. Стоимость 1 кг картофеля в столице соседней республики составила около 42 руб., тогда как в Саратове всего 12 руб. 1 кг риса в российском городе можно приобрести в среднем за 59 руб., тогда как в Киеве пачка обойдется чуть дешевле – около 56 руб. Дешевле в нашем городе и макароны. Разница составила два с лишним раза. В Саратове ценники начинаются от 50 руб., за границей – от 111 руб. Чуть дешевле в волжском городе и молоко. Цена за 1 л в среднем от 40 руб., а также хлебобулочные изделия. Репчатый лук, растительное масло и огурцы в обоих городах стоят практически одинаково. В целом значительная часть потребительской корзины на 2019 год в киевских магазинах стоит дороже, чем в саратовских», – отметил блогер Роман Базан. (https: //vk. com › bazanroman)

Говоря об отставании США от РФ, Пентагон хочет что‑то скрыть.

В Пентагоне увидели «асимметрию в боевых возможностях» Москвы и Вашингтона и связали это с тем, что Россия развивает технологии гиперзвукового оружия, каких нет больше ни у одной страны. Это отставание США необходимо устранить, заявил официальный представитель Пентагона, подполковник ВВС США Роберт Карвер в интервью журналу Newsweek.

«Хотя США на протяжении десятилетий были лидерами в исследовании сверхзвуковых систем, мы не нацеливались на применение сверхзвуковых технологий в качестве оружия. Те, кто стремится стать нашими противниками, решили превратить эту технологию в оружие, что создало асимметрию в боевых возможностях, за преодоление которой мы должны взяться», ‒ сказал Карвер. По его мнению, главный технический и исследовательский приоритет США – развертывание гиперзвукового оружия.

Военный эксперт, руководитель Центра изучения общественных прикладных проблем национальной безопасности, полковник в отставке Александр Жилин в эфире радио Sputnik оценил заявления представителя Пентагона.

«Кондиция военной составляющей для каждого государства – тайна за семью печатями. Ее охраняют спецслужбы, которые придумывают всякие фейки, легенды прикрытия, работает целая система по сохранности и недопущению утечек военных секретов. И тут мы видим, что в последнее время Вашингтон регулярно посыпает голову пеплом, говорит: «Ой, все пропало, мы отстали от России там, мы отстали от России сям…» Когда кто‑то так себя ведет, надо внимательно посмотреть, что он этими заявлениями прикрывает», ‒ полагает Александр Жилин.

По его мнению, многочисленные публикации в американской прессе о российском оружии не в последнюю очередь могут быть связаны с финансированием.

«У Пентагона бывают такого рода «качели», связанные с особенностями финансирования, когда наступает время выбить дополнительные средства, убедить политическую власть, что Пентагону нужно больше ассигнований. А куда уж больше, если США имеют военный бюджет, который больше, чем все военные бюджеты всех стран, вместе взятых? Естественно, когда речь идет о таких деньгах, мы можем услышать все что угодно, направленное на то, чтобы денег было больше, больше, больше. Мы должны идти намеченным путем и развивать свой военный потенциал без оглядки на наших «заклятых партнеров», ‒ считает Александр Жилин.

Еще в марте в правительстве РФ было сказано об отставании страны от ведущих экономик мира на 100 лет.

Россия должна наращивать цифровизацию процессов в промышленности для преодоления практически 100-летнего разрыва в производительности труда в сравнении с ведущими экономиками мира, заявил вице‑премьер Максим Акимов.

«Роботизация, искусственный интеллект, технологии виртуальной дополненной реальности, в целом цифровизация в промышленности – это для нас колоссальный шанс преодолеть наш теперь уже практически 100-летний разрыв в производительности труда, который отделяет нас от ведущих экономик мира», – передал его слова Интерфакс.

А еще раньше глава «Роснано» Анатолий Чубайс заявил, что при сохранении нынешних темпов роста экономики Россия будет отставать не только от Европы, но и от соседнего Казахстана.

Примерно в то же время телеведущий Владимир Познер заявил, что Россия отстает от стран «большой семерки» на 40 лет.

И такое отставание будет в сфере производительности труда. Этим он объяснил причину, по которой большинство россиян живет бедно. Такое мнение Познер высказал на своей странице в Instagram. По словам телеведущего, ему задали вопрос: почему «в такой богатой природными ресурсами и совсем небольшой по численности населения стране, как Россия» большинство людей живут «очень бедно», и изменится ли ситуация, если доходы от продажи ресурсов будут распределяться между гражданами? «Производительность труда сегодня в России в три раза ниже, чем в Америке. Даже в Турции она в полтора раза выше, чем в России. Мы находимся на том уровне, на каком находились страны «семерки» в 1980 году, то есть отстали на 40 лет», – заявил Познер, подчеркнув, что все дело в «системных проблемах».

Андрей Кончаловский признался, что рад отставанию России от Запада.

Известный российский режиссер отметил, что в стране слишком стремятся угнаться за Америкой. «Слава богу, что мы отстали», – считает Кончаловский. Режиссер заявил, что именно благодаря отставанию от западных стран в России до сих пор сохранилось «традиционное представление о человеческих ценностях». Кончаловский предположил, что при подобной динамике европейцы в скором времени начнут приезжать в Россию только для того, чтобы «посмотреть, как у них когда‑то было».

«Именно мы сейчас сохраняем европейские ценности, которые очень успешно разрушают на Западе», – резюмировал он.

Вице-премьер РФ Максим Акимов на форуме в рамках Недели российского бизнеса заявил: «Роботизация, искусственный интеллект, технологии виртуальной дополненной реальности, в целом цифровизация в промышленности — это для нас колоссальный шанс преодолеть наш теперь уже практически 100-летний разрыв в производительности труда, который отделяет нас от ведущих экономик мира».

А еще вице-премьер «просветил» предпринимателей тем, что роботы и манипуляторы переигрывают работников «точностью, скоростью, отзывчивостью при проведении рутинной работы», причем их внедрение уже привело «не только к скорости изменений, но и перестройке социальных процессов, рынка труда, перераспределению стоимости».

Так-то оно так, но всё, что рассказал «капитан очевидность» из российского правительства, в полной мере относится к 4-й промреволюции, которую также сравнивают с «кладбищем профессий». Даже если не торопить события, в самое ближайшее время — за год, максимум, за два — в странах G20 исчезнут до 10 млн. рабочих мест, а потом этот процесс станет лавинообразным. Причем, без альтернативы, иначе государства разорятся.

Так, по оценке американского научно-популярного издания QUARTZ, до 2035 года под угрозу сокращения попадет 47% нынешней занятости в США. Такая же картина прогнозируется и для ЕС. Только вдумайтесь: за бортом в ближайшем будущем окажется каждый второй человек!

В 2040 году роботы станут полицейскими и будут использоваться для поддержания правопорядка в городах. А к 2050 году тотальная автоматизация доберется до сельского и коммунального хозяйства, и тогда «прощай, фермеры и дворники». В этой связи политики западных стран уже обсуждают реформу введения безусловного базового дохода и перехода на 4-х дневную рабочую неделю.

Да, за счет разработки новых технологий, необходимых для роботизации и гибких производств, возникнут новые вакансии в наукоемких центрах и лабораториях. Поэтому многие страны загодя торопятся захватить образовавшуюся нишу, на десятилетия вперед распределив рынок НИОКР, научных исследований, роботов, «умных» машин, логистических манипуляторов и т. д. — то есть всего того, что предопределяет 4-ю промреволюцию. Но все равно возместить потери на национальных рынках труда не получится.

Безусловно, цифровизация в промышленности стимулирует рост и конкурентоспособность экономик развитых государств и увеличивает разрыв в доходах со странами, для которых характерны «задержки в развитии». В то же время процесс замещения работников роботами, в том числе и программными, является естественной реакцией бизнеса на капризный потребительский спрос в условиях жесткой борьбы «за место под солнцем».

В среднем сегодня выгодно внедрять роботы в те монотонные техпроцессы, в которых работник получает, как минимум, $ 12,5 в час, то есть 6500 рублей за восьмичасовую смену, или 143 000 в месяц. Интересно узнать, где в России такие конвейеры? А если речь идет о небольших заводах, там зарплаты должны быть еще выше, чтобы оправдать переход уже на гибкие производства. Плюс к этому необходимо иметь системы автоматизированного проектирования. В противном случае инвестиции не оправдаются из-за долгой подготовки к выпуску и короткого периода спроса. Исключение составляет автомобильная промышленность, в которой окупаемость оборудования сопоставима с «жизнью» модели — скажем, 5−7 лет, и то не всегда.

Китайцы, к слову, добились эффективности роботизации при замещении персонала с заработками до $ 4,5 в час, правда, при условии поточного выпуска товаров в глобальных объемах. Но здесь важно обеспечить эффективную международную логистику, включая гигантские порты, циклопических размеров сухогрузы, автоматизированные склады и льготное многомиллиардное кредитование поставок.

Другими словами, то, к чему призывает вице-премьер РФ Максим Акимов, является уделом стран с высокой зарплатой или с дефицитом рабочей силы.

В этой связи «Свободная Пресса» предупреждала, что пенсионная реформа, затеянная правительством Медведева, поставит жирный крест на 4-й промреволюции в нашей стране. Как ни крути, доморощенный бизнес не станет вкладывать деньги в дорогостоящие роботы (из-за «деревянного» рубля — авт.), если труд людей в разы дешевле. И при этом наблюдается слабый потребительский спрос — опять-таки по причине низкой платежеспособности населения.

В итоге сегодня в России на 10000 рабочих приходится 4 робота, тогда как в Южной Корее — примерно 900, в Сингапуре — 750, в Германии — чуть меньше 400, в США — 350. По данным Международной федерации робототехники, наша страна опережает только Индию среди стран, участвующих в её рейтинге.

Как бы ни объясняли чиновники необходимость повышения пенсионного возраста, в том числе тем, что страна попадает в демографическую яму, количество рабочих мест будет стремительно сокращаться, прежде всего, за счет снижения конкурентоспособности российских компаний. У нас уже почти не встретишь на полках магазинов товаров «Made in Russia», а завтра под угрозой банкротства окажутся национальные предприятия транспортного машиностроения.

Даже если зарплата русских рабочих окажется близка к нулю — хромать будет качество. Именно поэтому властям придется принудительно внедрять автоматизацию в госкомпаниях или в подконтрольных Кремлю фирмах, иначе не избежать окончательной потери промышленного суверенитета.

По сути, кабмин Медведева, совершив одну ошибку за другой, вогнал страну в порочный круг: чем беднее работники — тем меньше стимулов для автоматизации, но чем меньше инвестиций в наукоемкую промышленность — тем ниже производительность. А это уже чревато дальнейшим увеличением разрыва с передовыми странами Запада и ухудшением национальной безопасности в будущем.

Поэтому, что толку от того, что Максим Акимов, вслед за своим шефом Дмитрием Медведевым, призвал отечественный бизнес к цифровизации экономики, не создав стимулов, а, напротив, ухудшив условия для 4-й промреволюции. Похоже, правительство «юристов» превращается в правительство «юмористов», где, наверное, шутят, когда говорят об автоматизации. Впрочем, они уверены в своей правоте, но от этого становится страшнее вдвойне. Как бы ни случилось, чтобы «капитан очевидность» в лице вице-премьера через пять лет не удивил нас фразой: «Россия отстала уже на 200 лет от Запада».

Наука и техника: Велосипед с квадратными колесами Дмитрия Медведева

Новости науки: Создатели робота Федора взялись за разработку робота-собаки

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *