Реплики известных

Степан Воронцов 33 2 года назад Пользователь TheQuestion

Реплика — вещь сделанное по мотивам оригинальной вещи. Дизайн, как правило, имеет изменения, но сходства с оригиналом отчётливо отслеживаются. Так же, реплика никогда не имеет логотипа оригинала, а имеет свой. Реплики часто можно наблюдать в типичных масс-маркетах (Zara, Bershka, Pull&Bear). Производится с целью заимствовать основные удачные черты дизайна.

Паль(подделка) — вещь, произведенная ноунейм производителем, полностью скопированная с оригинала и носящая его логотип. Производится с целью быть выданной за оригинал покупателем или, реже, продавцом.

Я понимаю, откуда мог возникнуть такой вопрос. В последнее время продавцы подделок используют слово «реплика» т.к. оно не такое отрицательное как «паль» или «подделка». Тем самым, продавцы вводят покупателей в заблуждение.

Имхо, в репликах нет ничего стрёмного, в отличие от пали, так как человек не пытается выдать ее за оригинал. Не пытается обмануть кого-то и выглядеть не на свои деньги. Паль — классический кич и дешёвые понты. Реплика — заимствование удачных черт дизайна, что присутствует абсолютно в любой области.

Паль — подделка айфона.

Реплика — Самсунг с похожим дизайном.

Живите по средствам и помните: выглядеть стильно можно при любом бюджете, а безумное надевание на себя тонн паленого хайпового шмота не сделает вас стильным никогда.

В Галерее классической фотографии открыта выставка «Оригинальная копия», которая продлится с 25 июля по 18 ноября 2018 года.

Тема взаимодействия копии и оригинала является одной из центральных тем для изобразительных искусств. Воспроизводить увиденное в объёме и на плоскости люди начали еще в каменном веке. И уже в те далекие времена предкам современного человечества стало понятно, что процесс создания копии заключает в себе нечто мистическое, сочетающее уважение человека к природе и, в то же время, олицетворяющее желание ей повелевать.

Среди прочих средств выражения фотография особенно часто отсылает нас к проблеме копирования. Если быть более конкретным, то фотография как первая механическая визуальная технология как раз и изобреталась для того, чтобы создавать предельно точные визуальные копии объектов действительности, и, к тому же, воспроизводить эти копии в любом количестве. В то же время, именно фотография продемонстрировала, что любая копия, изготовленная даже с применением сложных законов оптики и фотохимии, будет в большей или меньшей степени отличаться от оригинала.

Возможность познавать мир посредством знакомства с его визуальными копиями после индустриального бума XIX-XX вв. породила совершенно новый образ мышления, в рамках которого человеку на первый взгляд открылись невиданные ранее широкие горизонты визуальной информации, но, в то же время, общество стало более зависимым от визуальных технологий и более уязвимым к их убеждающему влиянию. Особенно уязвимы зрители оказались перед лицом фотографии и других механических технологий, чья техногенная природа спекулировала на фундаментальном заблуждении, что эти выразительные средства продуцируют копии, идентичные оригиналу.

Мастера фотографического искусства своими работами ярко продемонстрировали, что даже при помощи якобы беспристрастного инструмента можно создавать художественные произведения, которые через выбор сюжета, точки съемки, параметров экспозиции и средств последующей обработки фотоматериала будут привносить в конечный визуальный артефакт категорию авторского видения. В этом случае конечный продукт уже не будет иметь ничего общего с копированием действительности, а станет результатом стремления зафиксировать образы, формирующиеся в сознании художника.

Вместе с этим фотография и другие техногенные процессы оказались более устойчивы к воздействию «человеческого фактора», чем традиционные визуальные средства. В силу своей физико-химической природы, фотография напрямую взаимодействует с действительностью, благодаря чему ее двумерные статичные проекции действительно запечатлевают мгновения истории, а фотографические композиции представляют собой вырванные из действительности фрагменты, которые не сводятся к отдельным структурным элементам. В этом смысле фотография, согласно философии постструктурализма, действует вне человеческой логики, склонной к разделению мира на части, демонстрируя действительность в ее нечеловеческом хаотическом состоянии, где возможность существования сотворенной человеком копии изначально исключается.

Переход на иной уровень мышления, основанный не на текстовой, а на визуальной логике, именуемый глобальным иконическим поворотом в мировой культуре, был также во многом спровоцирован влиянием фотографии на массовое сознание. Обмен изображениями породил новую форму коммуникации, преодолевающую языковые барьеры, но вместе с тем открытую для бесчисленного количества потенциально возможных толкований. В сфере средств массовой информации эти свойства фотографии вкупе с её убеждающим натуроподобием и навязывающим ход мышления текстом стали основой её успешного применения в целях агитации и пропаганды. В сфере искусства фотография предоставила художнику уникальную возможность затронуть внутренние чувства огромного количества зрителей за счет присутствия на единственном изображении близкого к бесконечности количества ключевых точек, т.н. пунктумов, которые по-своему активизировали бы эмоциональные воспоминания каждого отдельного человека.

Основываясь на сходной концепции освобождения творческого потенциала зрителя, художники гиперреализма создавали произведения крупных размеров, которые заставляли зрителя целиком погружаться в реальность изображения при рассмотрении их с традиционного расстояния в несколько шагов. Аналогичный прием, при помощи которого количество смысловых точек визуально возрастало, а граница между пространством изображения и действительности предельно истончалась, был использован при создании увеличенных копий произведений мастеров фотографического искусства. Благодаря введению нового масштабного фактора «копии» перестали быть тождественны «оригиналам», превратившись в самостоятельные произведения, во многом трансформировавшие изначальный авторский замысел. Сверхувеличение позволило выявить новые, слабо читающиеся в «оригиналах» ритмы форм и линий. В результате был подчеркнут абстрактный орнамент хаотического сочетания букв на вывесках, заиграла текстура кирпича, ржавчины, листьев деревьев, проявились замысловатые наложения форм полупрозрачных отражений.

В качестве одного из удачных примеров такого рода визуального увеличения можно привести работу Б. Эббот из цикла «Меняющийся Нью-Йорк» (1935 — 1939 гг.), изображающую вывески магазина Уильяма Голдберга на перекрестке Бродвея и 9-ой улицы. Создание изначального цикла было поддержано Федеральным художественным проектом, за счет которого правительство оказывало помощь художникам в эпоху Депрессии и поддержкой которого воспользовались, в том числе М. Ротко и Дж. Поллок. Один из винтажных отпечатков данного изображения, хранящийся в Метрополитен-музее, имеет размер 24х20 см, однако, изначально задумывался Эббот как более крупное произведение, построенное на сочетании текстур и абстрактных форм. Будучи ученицей Ман Рэя, Эббот фиксировала архитектурное буйство города при помощи крупноформатной камеры 8х10 дюймов, благодаря чему увеличенный размер отпечатка 1980-х гг. не только не нарушил первоначального замысла, но напротив, позволил усилить потенциально заложенную в изображении ритмическую составляющую. Не случайно, что из нескольких существующих вариантов кадрирования изображения для увеличения был выбран тот вариант композиции, где присутствие людей нивелируется сравнительно небольшим отведенным им пространством, а также смазанностью их силуэтов. В результате вывески и само здание выглядят не как дискретные узнаваемые элементы, а как части единого абстрактного хаоса снимаемой урбанизованной действительности.

В современном мире, где переизбыток визуальных артефактов стал приводить к замещению действительности реальностью фотографии и кинематографа, где тиражирование изображений в сети стало нормой, где уникальность оригинала уступила место массовости реплик, тема оригинала и копии легла в основу ряда художественных циклов и выставочных проектов. Среди них можно отметить проекты Томаса Руффа Nudes и Ma.r.s, экспериментирующие соответственно с тиражируемыми и с созданными марсоходом изображениями, цикл Хироши Сугимото «Диорамы», исследующий тему муляжа, выставочный проект МОМА «Оригинальная копия», демонстрирующий историю фотографической съемки произведений искусства. Эклектичность как художественный прием, не потерявший актуальности со времен дадаизма, в области фотографии продолжает способствовать созданию новых художественных реальностей, которые, балансируя на грани воспроизведений действительности и друг друга, привносят в мир собственную долю оригинальности, как бы играя со зрителем, наивно стремящимся найти среди копий первоисточник.

Артём Логинов, историк и коллекционер фотографии

Все знают о существовании косметической марки MAC — это признанный во всём мире американский производитель профессиональной косметики, которой пользуются как визажисты, так и «обычные» потребители.

У бренда есть масса стар-продуктов: кисти, тональные основы, помады, пигменты… И палетка консилеров, о причастности к которой MAC и не подозревает. Вы уже догадались, о чем это я?

Да-да, рунет наводнили изображения «культовой палетки консилеров MAC», описания их невероятных преимуществ и предложения купить их по супер-выгодной цене. Все бы ничего, но только этот бренд не имеет никакого отношения к данному творению предприимчивых китайцев. Так что же это на самом деле?

Все очень просто, это — фейк. Фейк (с английского «fake») переводится как «подделка», «фальшивка». То есть, на деле мы имеем обычную подделку, выдаваемую за продукт известного производителя. Все донельзя банально: неизвестная никому фирма (в лучшем случае фирма — обычно это вообще кустарное производство) не может рассчитывать на бешеный спрос в силу своей неизвестности. Опустим момент качества продукта, пусть оно условно будет достойным. Так вот, у таких noname есть два варианта:

  • делать себе имя с помощью рекламы, привлечения блогеров, соцсетей, выпуска интересной продукции на опережение трендов и т.д.
  • пойти нечестным путем обмана потребителя. Особенно этот вариант привлекает тех, кто в принципе не собирается тратить много усилий, а лишь жаждет наживы. Таким «предпринимателям» вообще ни к чему раскручивать собственную продукцию, куда проще выдать её за чужую.

Когда вам рассказывают, что это «просто таможенный конфискат» — вам говорят неправду. Когда говорят о дешевом производстве, например, в ОАЭ, за счет которого, якобы, цена ниже — вам тоже пытаются продать подделку. Кстати, фраза «произведено в Эмиратах, а не во Франции, поэтому дешевле» — любимый «аргумент» продавцов фальшивой парфюмерии.

Как же отличить фейк от оригинала? Есть несколько моментов:

  1. Внешний вид. Неужели всерьез можно предположить, что бренд Urban Decay, у которого, что ни продукт — то очередной хит, на полном серьезе мог произвести вот такое чудо? Если Вы еще сомневаетесь, то вспомните, как выглядит, например, их палетка теней Naked 3 (или любая другая). То есть, использовали металл, качественный пластик, стекло, и вдруг — раз, переклин! Решили обойтись дешевым пластиком. Нет, такого не бывает. А если и бывает, то официально анонсировано производителем, как, например, линейка айфонов в пластике.
  2. Если анализ внешнего вида товара не разрешил ваших сомнений, стоит обратиться к интернету, чтобы узнать, существует ли вообще в ассортименте бренда такой продукт. Итак, «Палетка консилеров Naked». Что мы видим? Упоминания AliExpress, отзовики, сомнительные интернет-магазины… А официальный сайт? Нет его в этих ссылках. Вывод очевиден. Чтобы не замусоривать свой мозг лишней информацией, можно сразу пройти на официальный сайт бренда и поискать «чудо-продукт». Конечно, есть риск, что супер-пупер-вещь была лимитированным изданием, но, согласитесь, хит продаж крайне редко снимают с производства, а если и снимают, то остатки распродают явно не по бросовой цене.
  3. Кстати, о цене: всегда нужно учитывать ценовую категорию марки. И если палетка теней MAC, состоящая из девяти оттенков, стоит 3200 рублей, то представьте, сколько бы стоил набор из 183 цветов, существуй он в природе? Конечно, ничто не мешает особо наглым продавцам завысить свой ценник в десятки раз, но низкая цена однозначно должна настораживать.
  4. На оригинальной продукции всегда присутствуют штрих и батч-коды, которые свидетельствуют об оригинальности. Их можно проверить, хотя не всегда это выход из ситуации, поскольку сайты-проверщики тоже множатся со скоростью, достойной зависти. Поэтому нужно проверять хотя бы наличие батч-кода на товаре.
  5. Качество исполнения. Это близко в первому пункту, но уже относится к фейкам другого уровня: казалось бы, внешний вид абсолютно идентичен. Что теперь? Разглядываем, насколько качественно сделан флакон/тюбик/коробка. Даже наклеенная криво-косо этикетка — уже повод задуматься. Сюда же отнесем и пигментацию декоративной косметики, и аромат конкретного парфюма. Сюда же относятся такие нюансы, как толщина и кривизна трубок во флаконе с туалетной водой и прочие, казалось бы, мелочи. Если все прочитанные вами отзывы говорили о том, что тени отлично пигментированы, а вы видите нечто невразумительное… То ну его, от греха подальше.
  6. «Фишки» производителя. Возьмем, допустим, тени Chocolate Bar от Too Faced. Оригинальная палетка пахнет шоколадом, под стать названию. Фейки, по большей части, этим похвастаться не могут. Конечно, далеко не у каждого косметического продукта есть та или иная изюминка, но если что-то «эдакое» должно быть, а этого чего-то нет… Думаю, всё ясно.

С фейками немного разобрались. А что такое реплика? Репликой принято считать точную копию оригинала, от и до повторяющую прообраз. Примером могут послужить яйца Фаберже: оригинальные для императорской семьи и их реплики для менее титулованных лиц. Это каноничный образец. Как правило, о таких репликах знают изготовители оригинала и могут даже выдать лицензию на производство копии. Вы можете представить такое в отношении к губной помаде, например? Нет? Правильно, потому что в современных реалиях репликой стали называть точную — или просто очень хорошую — копию. И то не всегда. Тут уже необходимо включать логику и здравый смысл. Обратимся к небезызвестному AliExpress — допустим, поищем набор кистей Zoeva.

На промо-картинке всё выглядит абсолютно идентично немецким кистям (долго что ли картинку с сайта скопировать), на «реальной» фотографии уже несколько иначе. Перед нами так называемая реплика, причем не лучшего качества. Чтобы не ошибиться, стоит знать и понимать, где могут и должны продаваться оригинальные вещи.

Грань между репликой и фейком довольно зыбкая, ведь в большинстве случаев это одно и то же, под каким соусом не преподноси. Если вам почти честно говорят, что это не оригинал, просто «100% копия» — уже хорошо. По крайней мере не пытаются впихнуть под видом оригинала. Пример: продукцию, которую презентуют как «лицензионную парфюмерию производства Турции и ОАЭ, по стойкости аромата практически не уступающую оригинальной парфюмерии», принято считать репликой, но на самом деле она ей не является — это очередной «развод».

И, наконец, аналоги. Аналог отличается от фейка и реплики тем, что не выдает себя за что-то другое, а лишь в чем-то повторяет. В мире косметики это часто называют «клоном». Повторяться может упаковка, может само содержимое продукта, а может и вовсе — всё сразу. Главное, что, даже с условием плагиата, указывается название реального производителя. Примером может послужить продукция российской фабрики «Новая заря». Нередко аналоги являются младшими сестрами и братьями оригиналов; крупные предприятия включают в себя много компаний: так, в концерн L’Oreal Paris входят люксовые марки Lancôme, Yves Saint Laurent, Giorgio Armani, Urban Decay и другие. Спустя некоторое время после того, как бренд категории «люкс» выпускает инновационный, успешно продаваемый продукт, его формулу «спускают» маркам масс-маркета: NYX, L’Oreal, Maybelline, Essie и Garnier.

Конечно, существуют люди, намеренно выбирающие для себя фейки и реплики, авось прокатит: «Манька десятый год пользуется, чай не померла», «Это вы, дураки, переплачиваете, а я экономлю!» и далее по списку.

Тем не менее, самостоятельно принимать решения и выбирать в соответствии с этими решениями косметику — это одно. Гораздо хуже, когда на фейковой косметике работают визажисты. Да, я не выдумываю: буквально сегодня видела в самом крупном профессиональном паблике ВК обсуждение, в ходе которого выясняли оригинальность вышепоказанной палетки консилеров Naked. Той самой, которой в природе не существует. Там же заодно приводили доводы в духе: «А что такого? Моя преподаватель на этом работает!». И это профессионалы! Поэтому, если вы не хотите напороться на подделку — просто будьте внимательнее.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *