Радченко Сергей Дмитриевич

Когда я учился в университете между студентами многие книги, в основном учебники, было принято называть именами авторов. Вот «Хропанюк» — серого цвета учебник по теории государства и права написанный разухабистым языком и напоминавший из-за обилия схем и иллюстраций не столько университетский учебник, сколько букварь с картинками. Вот «Наумов» — тёмно-синий том общей части уголовного права, написанный умным грамотным, профессорским языком, отлично показывающим глубину и сложность предмета. Вот «Черниловский» — уже не помню какого цвета однотомный учебник по зарубежной истории государства и права, написанный увлекательно, с любовью к своей науке. И был среди них «Садиков» — толстый коричневый том – выпущенный издательством «Норма-Инфра-М» в 1997 году, как раз за год до сдачи нами, студентами второго курса, экзамена по общей части гражданского права самый лучший на тот момент комментарий к первой части ГК, написанный коллективом учёных, преимущественно из Института законодательства и сравнительного правоведения, под редакцией О. Н. «Дайте Садикова» — просили студенты библиотекарей в факультетской библиотеке без какой-либо дальнейшей конкретизации. «У тебя есть «Садиков», почитать?» — просила одна моя знакомая перед экзаменом. Я был один из немногих, у кого «Садиков» был свой.

Уже к концу второго курса у нас сформировался круг студентов, которые уже тогда из всех дисциплин больше всего ценили гражданское право и целенаправленно готовили себя к гражданско-правовой специализации. Авторов «Садикова» мы благоговейно почитали, а О. Н. воспринимали как едва ли не как главного в России по гражданскому праву. Если бы в то время мне, зелёному студенту второкурснику, кто-нибудь сказал, что через десять лет я буду в квартире у О. Н. копаться в его библиотеке, в то время как он будет на кухне варить мне сосиски, я бы очень удивился.

***

Я познакомился с О. Н. в конце декабря 2002 года, когда я, только что принятый в заочную аспирантуру Института законодательства и сравнительного правоведения, пришёл в отдел гражданского законодательства где и увидел О. Н. сидящим в белой курточке за столом (по соседству с тогда ещё благополучно здравствовавшим, а ныне покойным Ефимом Абрамовичем Павлодским), листающим чей-то автореферат. К моему удивлению он быстро согласился стать моим научным руководителем и работа над моей диссертацией началась.

Быстро выяснилось, что О.Н. – человек простой, открытый, начисто лишённый высокомерия. Однако это никак не мешало ему показывать научную твёрдость и принципиальность там, где это действительно было необходимо. Когда во время одного из наших обсуждений моей диссертации меня куда то эмоционально понесло, О. Н. молча терпеливо выслушал меня, а когда я закончил, то очень спокойно, медленно, с расстановкой, произнёс, укоризненно глядя на меня: «Если вы хотите, что бы на обложке вашей кандидатской было моё имя, то ваша диссертация должна соответствовать … определённым требованиям…». На этом полемика была завершена.

Я отлично понимал, как сильно мне повезло. И дело не только в научном авторитете О. Н. Я всегда с глубоким почтением относился к цивилистам советской эпохи, а О. Н. почти со всеми был лично знаком (кроме Агаркова, О. Н. лишь один раз слушал его выступление), а со многими вместе работал. Для меня они были персонажами почти былинными, а для О. Н. это были живые люди, образы которых и разговоры с которыми он хранил в своей цепкой памяти. О. Н. был для меня как связующая нить между тем, уже ушедшим поколением советских цивилистов и поколением современным. Поэтому помимо обсуждения научных вопросов я, когда это было уместно, очень осторожно распрашивал его о той эпохе, его биографии и людях, с которыми он был знаком. Всё, что я пишу далее, я знаю с его слов.

Первым местом работы О. Н., после окончания Академии внешней торговли, была должность личного помощника министра внешней торговли СССР, в его обязанности входила запись всех разговоров, которые министр вёл со своими посетителями.

В пятидесятые годы О. Н. некоторое время работал редактором в журнале «Советское государство и право», где, в частности, познакомился с репрессированным Гойхбаргом, который, после освобождения, что-то принёс для публикации, но по словам О. Н. «это было уже не то…», да и сам Гойхбарг выглядел крайне болезненно.

Материал для докторской диссертации на тему международных железнодорожных перевозок О. Н. брал изучая несколько лет претензионную переписку в архиве Министерства путей сообщений СССР.

В 1970 году за участие в работе над трёхтомным Курсом МЧП по руководством Лазаря Адольфовича Лунца О. Н. получил дачный участок в Кратово, в то время, достаточно престижный пригород Москвы.

В молодые годы О. Н. увлекался теннисом, иногда играл с достаточно известными людьми, например со спортивным комментатором Озеровым. Как-то раз, придя к нему домой, я застал его за просмотром теннисного матча по телевизору, которым О. Н. явно был сильно эмоционально захвачен, но когда мы сели обсуждать очередную главу моей диссертации, О. Н. телевизор твёрдой рукой выключил – ничто не должно отвлекать от работы.

За десятилетия своей научной деятельности О.Н. объехал весь мир, не был только в Португалии, «раньше было интересно, а теперь уже не тянет». В 2005 году на восьмидесятилетний юбилей ему со всего света прислали почтой столько подарков, что ими была заставлена вся квартира; О. Н. неделю разбирал их с внуками.

Как я уже упомянул, по приглашению О. Н. я несколько раз по своим аспирантским делам заходил к нему домой. Он в то время жил неподалёку от гостиницы «Ленинградская», в просторной квартире с высокими потолками в старом доме с уютным зелёным двориком, которую он незадолго до этого купил у еврейской семьи, иммигрировавшей в США.

На меня сильное впечатление произвела его библиотека; я первый раз в жизни увидел как это выглядит: все стены заняты книгами от пола до потолка, в свободной нише висел небольшой чёрно-белый портрет отца О. Н. — рабочего одного из московских заводов. Рядом с огромным окном — письменный стол, на котором так же теснились книги, настольная лампа и увеличительная лупа.

Среди учёных принято дарить свои книги коллегам и ученикам. В доинтернетную советскую эпоху это было особенно актуально, так как научные работы выходили небольшими тиражами и почти полностью оседали в библиотеках. В домашней библиотеке О. Н. я видел книги с дарственными надписями Иоффе и Лунца (последний, по словам О. Н., начал активно раздаривать книги осенью 1979 года, предчувствуя, что жить ему осталось не долго). Но самое большое потрясение я испытал, когда случайно нашёл небольшую брошюру И. А. Покровского, названия которой уже не помню с собственноручной дарственной надписью автора (!); к сожалению, имя одаряемого было аккуратно замарано.

Обычай дарить своим аспирантам книги из своей библиотеки не обошёл и меня. О. Н. подарил мне англоязычное издание «Law of contract» Ансона, на которой когда то поставил карандашную отметку о её владельце, затем, через некоторое время, сборник своих стихов, вышедший в 2001 году тиражом 500 экземпляров.

  • Из его рассказов доносились отголоски старых и новых научных полемик и служебных интриг. В шестидесятые годы Иоффе некоторое время по совместительству работал в ВНИИСЗ и раз неделю приезжал из Ленинграда на заседания возглавляемого О. Н. отдела гражданского законодательства. Однажды в институт приехала комиссия ревизоров из Министерства юстиции СССР, которая нашла в этом совместительстве какое-то нарушение и направила об этом письмо по месту основной работы Иоффе на имя заведующего кафедрой гражданского права юридического факультета ЛГУ, упустив, что Иоффе и был заведующим кафедрой.

    Как-то раз Иоффе, на бегу пересекаясь к О. Н., ехидно спросил о недавно вышедшей монографии Красавчикова «Возмещение вреда, причинённого источником повышенной опасности»: «Читали какую ерунду Октябрь понаписывал? Почитайте. Почитайте. Получите огромное удовольствие».

    У О. Н. были натянутые отношения с Флейшиц до конца её дней из-за того, что в 1961 году О.Н. был назначен руководителем отдела гражданского законодательства института, а она полагала себя более подходящим кандидатом на эту должность, так как О. Н. ещё слишком молод.

    Узнал я и о крайне скорбном для меня факте полуконфликтных отношениях О. Н. со Скловским, факте тем более для меня печальном, что в студенческие годы я если и научился хоть сколько-нибудь разбираться в гражданском праве, то исключительно благодаря первому изданию «Собственности в гражданском праве». По словам О. Н. когда К. И. защищал в институте докторскую диссертацию, он был единственным членом диссертационного совета, кто голосовал «против». Когда я ошарашенно спросил почему, О. Н. ответил в том плане, что у К. И. не были исследованы многие актуальные, на его взгляд, проблемные вопросы права собственности, но при этом было слишком много философии: «у него там всё про Гегеля, да про Гегеля…». К. И. о негативе со стороны О. Н. знал. Именно этим объясняется фраза на 205-й странице первого издания «Практической цивилистики», где К. И. пишет: «Мои прежние отношения с О. Н. Садиковым никак не могли обещать, что упоминание его имени может вызвать столь глубокие положительные эмоции». Тем не менее, несмотря на это, когда я попросил К. И. дать отзыв на автореферат моей кандидатской, он согласился и это отзыв оказался положительным.

    ***

    Увы, всё проходит. Теперь О. Н. нет. Ещё одна связующая нить между поколениями цивилистов оборвалась…

    Адвокат новосибирского киллера Анатолия Радченко подал апелляционную жалобу в Верховый суд Российской Федерации: она поступила в работу несколько дней назад. Ранее Владимир Волого, адвокат мужчины, выступал с заявлением, что дело сфабриковано.

    — Если кратко, то один из пунктов там был нарушение ведения протокола, — рассказал КП-Новосибирск адвокат Владимир Волого.

    КП-Новосибирск ранее писала, что Анатолия Радченко приговорили к 24 годам лишения свободы и штрафу в один миллион рублей. Его поймали в 2015 году за границей. В Вене он занимался строительным бизнесом. Мужчину обвинили в создании банды, убийстве, покушении на убийство, незаконному обороту оружия и боеприпасов, а также в мошенничестве.

    ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ

    Набожный глава киллеров по кличке Челентано, которого искали по всему миру, отпросился у судьи…

    Дело о серии заказных убийств в Новосибирске вышло на финальную стадию. Но обвиняемый Анатолий Радченко не захотел слушать свой приговор и под конвоем покинул суд (подробности)

    Штраф и десятки лет за решеткой: Новосибирскому главе киллеров — Радченко огласили приговор

    Его признали виновным по статьям — создание банды, убийства, покушения, подстрекательства к покушению, незаконный оборот оружия и боеприпасов, мошенничество (подробности)

    К ЧИТАТЕЛЯМ

    Если вы стали очевидцем ЧП или чего-то необычного, сообщите об этом в редакцию:

    Как сформирована эта таблица?

    Представленная ниже «таблица заимствований» отражает результаты экспертизы, проведенной активистами «Диссернета». Эта таблица сформирована сначала с использованием различных программных средств автоматизации, а затем — тщательной «ручной» обработки и просмотра «глазами» всех обнаруженных текстов, совпадающих с проверяемым или имеющих схожие текстуальные элементы.

    Что это за квадратики?

    Каждый квадратик таблицы отображает одну страницу проверенной экспертами диссертации. По клику на номер страницы открывается совмещенное изображение двух текстов: слева — текста проверяемой работы, справа — текста, ставшего источником заимствования. Совпадающие элементы выделены в обоих тестах цветом.

    В ходе экспертизы учитываются (и закрашиваются цветом) только некорректные заимствования, сделанные с нарушениями правил и требований, предъявляемых регламентом ВАК и другими нормативными документами к оформлению научных работ.

    Жирным шрифтом в таблице выделены номера страниц, на которых в проверяемой работе располагается важнейшая содержательная часть всякой диссертации — ее выводы и заключения.

    Почему такие цвета?

    Серым цветом обозначены страницы, содержащие технические элементы диссертации, не подлежащие проверке: титульный лист, оглавление, библиографический список, страницы с иллюстрациями, таблицами, диаграммами, приложениями.

    Прочими цветами обозначены страницы, на которых имеются заимствования из тех или иных источников, перечисленные в «легенде» под таблицей на странице сайта, содержащей соответствующую экспертизу и ее полные атрибуты.

    Не закрашенными остались страницы, на которых заимствования пока не обнаружены.
    ЧТОБЫ ПОСМОТРЕТЬ, «ЛЕГЕНДУ» ТАБЛИЦЫ, КЛИКНИТЕ НА ССЫЛКУ ВНИЗУ — «ПОДРОБНЕЕ В ДИССЕРОПЕДИИ».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *