Публичные образования как субъекты гражданского права

  1. Гражданская правоспособность государства и государственных (муниципальных) образований.

  2. Формы участия государства в гражданском обороте.

Государство как носитель суверенитета едино и неделимо, следовательно в гражданском обороте может рассматриваться как единый и единственный субъект.

В тоже время государство является многоуровненным образованием.

Государство подразделяется на субъекты:

  • Российская Федерация

  • Субъекты Федерации

  • Муниципальные образования

Эти субъекты самостоятельны, имеют свою структуру, собственное имущество и не отвечают по обязательствам друг друга.

Государство может участвовать в гражданских правоотношениях обладает правоспособностью.

Государство является носителем власти, является суверенитетом, которые превращают его в особого субъекта гражданского права. Свойства:

  • государство само принимает законы, которыми должны руководствоваться другие субъекты;

  • государство может принимать административные акты, из которых возникают гражданские правоотношения независимо от воли другой стороны;

  • государство сохраняет властные функции даже тогда, когда оно вступает на началах равенства гражданского правоотношения;

  • государство пользуется иммунитетом;

  • это особое положение государства отражает две тенденции :

а) уравнивание государства с другими субъектами;

б) использование полномочий для направления хозяйственного развития в определенное русло.

К государству в полном объеме могут быть применены только правила о волеобразовании и волеизъявлении юридического лица, остальные правила (о правоспособности, государственной регистрации, наименовании, видах юридического лица, реорганизации) не применимы.

  • Государство как собственник в гражданском обороте выступает не только от своего имени, но и от имени созданных им юридическим лицом.

Гражданская правоспособность государства – не может быть тождественна правоспособности юридических и физических лиц. Ряд возможностей присуще только государству:

  1. приобретать имущество, не имеющее наследников

  2. выпускать государственные ценные бумаги, государственная монополия (экспорт-импорт отдельных товаров)

Государство участвует в гражданском обороте не в своих частных интересах, а в целях наиболее эффективного отправления публичной власти

Природа государства не позволяет ему приобретать ряд прав или возлагать на себя некоторые обязанности.

Правоспособность государства не может считаться специально ограниченным лишь теми возможностями, которые указаны в законе.

Во-первых, нигде исчерпывающий перечень полномочий государства не описан

Во-вторых, государство принимая законы, само может установить более широкий объем своих полномочий.

Правоспособность государства – целевая правоспособность, поскольку она вытекает из публичности власти, в целях процветания всего общества и каждого его члена.

Государственные (муниципальные) образования как субъекты гражданского права.

Государство участвует в гражданском обороте как совокупность субъектов различных уровней. Все эти субъекты независимы друг от друга и выступают как самостоятельные участники гражданского оборота.

Три категории субъектов:

  • Российская Федерация

  • субъекты РФ

  • муниципальные образования

  • от имени РФ и субъектов РФ, выступают органы государственной власти, в рамках компетенции установленной законом.

Муниципальные образования не входят в систему государственной власти. Под муниципальном образованием понимают городские, сельские поселения, объединенная общей территорией, в пределах которых осуществляется самоуправление, имеют муниципальную собственность, бюджет, казну и выборочные органы.

Государство является собственником принадлежащего ему имущества, однако в отличии от юридических и физических лиц не обладает сознанием и волей, необходимых для участия в гражданском обороте без посредства различных государственных органов.

Государству доступна любая сделка, за исключением тех, которые рассчитаны на юридических и физических лиц.

Государство не может быть: страховщиком, банком, поскольку государство не предприниматель.

8 . Golubcov V. G. Gosudarstvo kak chastnopravovoj sub»ekt: pravovaya priroda i osobennosti // ZHurnal

10. Grazhdanskoe pravo : uchebnik : v 4 t. / otv. red. E. A. Suhanov. — M., 2010. — T. 1 : Obshchaya chast’ — 720 s .

11. Grazhdanskoe pravo / pod obshch. red. T. I. Illarionovoj, B. M. Gongalo, V. A. Pletneva. — M., 1998. — CH. I. — 284 s.

12. Grazhdanskoe pravo : uchebnik / pod red. d-ra yurid. nauk, prof. O. N. Sadikova. — M. : Kontrakt: Infra-M, 2006. — T. I. — 493 s.

13. Grazhdanskoe pravo : v 4 t. / otv. red. E. A. Suhanov. — M. : Volters Kluver, 2008. — T. 1 : Obshchaya chast’. — 720 s.

14. Grazhdanskoe pravo : uchebnik / pod red. A. P. Sergeeva, YU. K. Tolstogo. — Izd. 2, pererab. i dop. — M., 1996. — CH. 1. — 352 s.

15. Grazhdanskoe pravo : uchebnik. — Izd. 5, pererab. i dop. / pod red. A. P. Sergeeva, YU. K. Tolstogo. — M. : Prospekt, 1999. — T. 3. — 494 s.

18 . Gulyaev A. M. Russkoe grazhdanskoe pravo. Posobie k lekciyam. — Izd. 2-e, dop. — SPb. : Tip.

20 . Ioffe O. S. Sovetskoe grazhdanskoe pravo. Obshchaya chast’. — L., 1958. — 764 s.

23 . Kutafin O. E. Sub»ekty konstitucionnogo prava Rossijskoj Federacii kak yuridicheskie i priravnennye k nim

lica. — M., 2007. — 336 s.

24 . Mejer D. I. Russkoe grazhdanskoe pravo. — Petrograd : Dvigatel’, 1914. — 715 s.

25 . Mickevich A. V. Sub»ekty sovetskogo prava. — M., 1962. — 211 s.

26 . Pokrovskij I. A. Osnovnye problemy grazhdanskogo prava. — Petrograd : Izd-e yurid. knizh. sklada «Pravo»,

1917. — 328 s.

27. Sovetskoe grazhdanskoe pravo / pod red. O. A. Krasavchikova. — 2-e izd. — M., 1972. — T. 1. — 448 s.

28 . Slyshchenkov V. A. Uchastie gosudarstva v otnosheniyah, reguliruemyh grazhdanskim pravom: k voprosu

o pravovom polozhenii gosudarstvennyh organov // Vestnik grazhdanskogo prava. — 2010. —T. 10. — № 6. — S. 58—91.

29 . Smorodinov M. V. Osobennosti grazhdanskoj pravosub»ektnosti Rossijskoj Federacii i sub»ektov Rossijskoj

Federacii : dis. … kand. yurid. nauk. — Volgograd, 2003. — 230 s.

Кабанова И. Е.

Гражданская правоспособность |

публично-правовых образований §

V» со

и органов публичной власти:

вопросы теории и правоприменительной практики £

со

Кабанова Ирина Евгеньевна

Московский государственный юридический университет им. О. Е. Кутафина (МГЮА)

Научный сотрудник

Кандидат юридических наук

Член Российской академии юридических наук

РЕФЕРАТ

В статье на основе анализа доктринальных источников и судебной практики дается характеристика правоспособности публично-правовых образований и органов публичной власти.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА

публично-правовые образования, органы публичной власти, гражданская правоспособность

Kabanova I. E.

Civil Capacity of the Public Entities and Governmental Bodies: Theoretical and Practical Issues

Kabanova Irina Evgenyevna

Kutafin Moscow State Law University

PhD in Jurisprudence

Member of the Russian Academy of Jurisprudence irina_kabanova@mail.ru

public entities, officials, civil capacity

Значение понятия «публично-правовые образования» в смысле определения его как общего обозначения следующих субъектов гражданского права: Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований — в гражданском законодательстве не закреплено, однако оно употребляется именно в этой трактовке и в доктрине , и в правоприменительной практике. Так, например, оно фигурировало в постановлении Пленума ВАС РФ от 22 июня 2006 г. № 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации»1 для обозначения Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований как участников гражданских правоотношений.

Участие публично-правовых образований в гражданско-правовых отношениях строится на базисе общего дозволения, описанного в ст. 124 Гражданского кодек-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1 Вестник ВАС РФ. 2006. № 8.

2 са Российской Федерации (далее — ГК РФ1), п. 2 которой гласит, что к ним при-^ меняются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регули-о руемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или о природы данных субъектов.

со Публично-правовые образования, являясь обладателями публичной власти, сами х устанавливают объем правоспособности, т. е. определяют те гражданские права, н- носителями которых они могут быть, а также условия и порядок возникновения и < осуществления этих прав. Следовательно, в отличие от гражданской правоспособно ности организаций, гражданская правоспособность публично-правовых образований может быть изменена самими ее носителями в интересах общества .

Мера участия субъекта в правовых отношениях определяется предоставленной ему способностью иметь и осуществлять непосредственно или через своих представителей юридические права и обязанности, т. е. признаваться и являться субъектами права, т. е. его правосубъектностью . Термин «правосубъектность» используется в качестве интегрирующего понятия для право- и дееспособности . В литературе в течение длительного периода времени продолжаются дискуссии о соотношении терминов «правосубъектность» и «правовой статус». Однако представляется, что у лица, не обладающего правосубъектностью, не может быть правового статуса. В противном случае речь может идти о правовом положении, которое в большей степени тяготеет к фактическому, а не только правовому состоянию субъекта .

Особенность государства в том, что оно — суверен, носитель политической власти и, исходя из этого, определяет правосубъектность не только граждан и юридических лиц, но и свою собственную как участника гражданского оборота; в то же время эта специфика не должна изменять природу регулируемых гражданским правом отношений, в которых участвует публично-правовое образование. Публично-правовые субъекты в гражданских правоотношениях реализуют социальные функции, более того, по высказыванию Л. Мишу, «никакое государство не может выполнить своей политической миссии, если оно не будет иметь для этого необходимых материальных средств, а эти средства могут ему принадлежать только как субъекту гражданского права, способному владеть имуществом и заключать договоры» .

Вступление публично-правовых субъектов в гражданские правоотношения обусловлено необходимостью удовлетворения публичных нужд, в связи с чем в современной литературе преобладает точка зрения о специальном характере правоспособности публично-правовых субъектов. Так, В. Г. Голубцов на основании тезиса об ограничении случаев выступления публично-правовых образований в гражданском обороте исключительно необходимостью осуществления публичных функций, в рамках реализации которых полномочия государственных органов на участие в гражданских правоотношениях исчерпывающе определены нормами законодательства, имеющими публично-правовую принадлежность, постулирует вывод об особом характере их правоспособности .

Алдошин О. Н. определяет гражданскую правоспособность публично-правовых образований как специальную, в силу чего они могут иметь лишь те гражданские права и обязанности, которые соответствуют статутным целям их деятельности и публичным интересам .

В практике Конституционного Суда РФ первым судебным решением, в котором затрагивался вопрос правоспособности публично-правовых образований, было определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 1997 г. № 139-О2, в котором

1 Собрание законодательства Российской Федерации. 2012. № 53 (ч. 1). Ст. 7627.

2 Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 1997 г. № 139-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Совета Федерации о проверке конституционности Федерального закона «О переводном и простом векселе»». Доступ из справ.-правов. системы «КонсультантПлюс».

указывалось, что Российская Федерация, субъекты РФ и муниципальные образо- 2 вания участвуют в гражданских правоотношениях как субъекты со специальной | правоспособностью, которая в силу их публично-правовой природы не совпадает о с правоспособностью других субъектов гражданского права — граждан и юриди- о ческих лиц, преследующих частные интересы. При этом по смыслу п. 2 ст. 124 т Гражданского кодекса РФ к властвующим субъектам, участвующим в гражданских х отношениях, применяются нормы о юридических лицах, если иное не вытекает из н закона или особенностей данных субъектов. «с

Развивая изложенную позицию в п. 4 определения КС РФ от 1 октября 1998 г. т № 168-О1, Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что по смыслу ч. 1 ст. 34 Конституции РФ одно и то же лицо не может совмещать властную деятельность в сфере государственного и муниципального управления и предпринимательскую деятельность, направленную на систематическое получение прибыли. В п. 2 определения КС РФ от 2 ноября 2006 г. № 540-02 Конституционный Суд РФ установил, что федеральный законодатель, разграничивая в соответствии с Конституцией РФ полномочия между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ, учитывает природу и цели РФ и субъектов РФ как публичных образований, предназначение которых — осуществление функций государства, что предполагает наличие организационно-правового механизма достижения конституционно значимых целей.

Руководствуясь указанным критерием, федеральный законодатель не только распределяет полномочия между уровнями государственной власти, но и устанавливает применительно к соответствующим полномочиям особенности правосубъектности РФ и субъектов РФ, которые в отношениях, основанных на властном подчинении, выступают в качестве обладающих государственной атрибутикой носителей власти, а в гражданско-правовых отношениях участвуют на равных началах с иными субъектами этих отношений.

Конституционными характеристиками местного самоуправления как формы публичной власти обусловливаются особенности его правосубъектности, сопоставимые с особенностями правосубъектности иных публичных образований — Российской Федерации и субъектов РФ. В силу правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом РФ в постановлении от 30 июня 2006 г. № 8-П3, при осуществлении нормативного регулирования в области разграничения полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ федеральный законодатель (исходя из предназначения государствен-

1 Определение Конституционного Суда РФ от 1 октября 1998 г. № 168-О «По запросу Администрации Московской области о проверке конституционности части первой п. 1 и п. 2 ст. 1015 Гражданского кодекса РФ» // Вестник Конституционного Суда РФ. 1999. № 1.

2 Определение Конституционного Суда РФ от 2 ноября 2006 г. № 540-О «По запросу Правительства Самарской области о проверке конституционности ст. 1, частей шестой и восьмой ст. 2 Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ»» и ст. 50 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2007. № 2.

3 Постановление Конституционного Суда РФ от 30 июня 2006 г. № 8-П «По делу о проверке конституционности ряда положений ч. 11 ст. 154 Федерального закона от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты РФ и признании утратившими силу некоторых законодательных актов РФ в связи с принятием Федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в связи с запросом Правительства Москвы» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2006. № 4.

2 ной собственности как экономической основы для осуществления функций госу-^ дарства и реализации полномочий органов государственной власти РФ и органов о государственной власти субъектов РФ) правомочен устанавливать особенности о правосубъектности РФ и субъектов РФ в сфере частного права, с тем чтобы на го конкретном этапе развития государства достичь поставленных целей и выполнения х задач общегосударственного масштаба.

Механизм обеспечения публичных интересов при реализации гражданской пра-< воспособности публично-правовых образований состоит в закреплении определенно ной компетенции за государственными и муниципальными органами. Как следует из буквального смысла ст. 125 ГК РФ, органы публично-правовых образований действуют в гражданских правоотношениях от имени публично-правовых образований в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов.

В п. 4 определения Конституционного суда РФ от 3 июля 2008 г. № 734-О-П1 был сделан следующий вывод: к публичным образованиям, согласно практике Европейского суда по правам человека, следует относить любые органы власти, осуществляющие общественно значимые функции (постановления от 29 июня 2004 г. по делу «Жовнер (711<этпег) против Украины» и по делу «Пивень (Р^еп) против Украины», от 21 июля 2005 г. по делу «Яворивская (Yavoпvskaya) против России», решение от 16 сентября 2004 г. по делу «Герасимова (Ое^||г^а) против России». Однако, согласно российскому законодательству, органы государственной и муниципальной власти не включаются в состав публично-правовых образований.

В практике последних лет прослеживается тенденция наделения их статусом юридического лица. Возникает вопрос о допустимости такого подхода, и если ответ на этот вопрос утвердителен, то появляется следующий — о возможном знаке равенства между терминами «орган публичной власти» и «юридическое лицо публичного права» в гражданско-правовой науке.

В ГК РФ публично-правовые образования позиционируются в качестве особых субъектов гражданского права. Вместе с тем следует отметить, что конструкция «особого лица» таит в себе и ряд проблем, поскольку, не определив, в чем конкретно состоят особенности публично-правовых образований как субъектов гражданского права, законодатель распространил на них действие норм, которые определяют участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов (п. 2 ст. 124 ГК РФ).

Существует и точка зрения, согласно которой публично-правовые образования являются особой разновидностью юридических лиц — юридическими лицами публичного права. В доктрине предлагается определение юридического лица публичного права, указываются его отличия от юридического лица частного права, касающиеся порядка создания юридического лица публичного права, особенностей субъектного состава, организационной структуры, форм ответственности и т. д. .

В настоящее время в России органы государственной власти и местного самоуправления, наделенные компетенцией действовать от имени публично-правовых образований, в том числе заключать договоры и совершать иные сделки, нередко одновременно являются юридическими лицами без уточняющего определения о том, что это юридические лица с особым статусом или юридические лица публичного права.

1 Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 2008 г. № 734-О-П «По жалобе гражданки В. на нарушение ее конституционных прав ст. 151 Гражданского кодекса РФ» // СЗ РФ. 2009. № 5. Ст. 678.

В ряде правовых актов юридическими лицами провозглашаются органы публич- 2 ной власти1. Но этот подход не является общераспространенным в пределах Рос- | сийской Федерации. Так, ни Федеральное собрание Российской Федерации, ни о Президент России, ни Правительство России не считаются юридическими лицами, о тогда как аналогичные региональные органы власти, напротив, признаны таковыми т в силу п. 7 ст. 4, п. 4 ст. 20 Федерального закона «Об общих принципах органи- х зации законодательных (представительных) и исполнительных органов государ- н ственной власти субъектов Российской Федерации»2. Одновременно п. 17 Поло- «с жения об Администрации Президента Российской Федерации гласит: «Администра- т ция является юридическим лицом»3. На уровне субъекта Российской Федерации встречается и иная формулировка: представительный орган власти, орган исполнительной власти и органы местного самоуправления обладают правами юридического лица4.

Следует упомянуть и о сложности установления содержания терминов «организационная структура», «организационно-правовая форма», «организационно-правовые формы деятельности», о чем применительно к органам исполнительной власти пишет А. А. Старовойтов . В частности, в правовой науке не выработано единых критериев типологии органов власти, что приводит к разнообразной и не отвечающей функциям государственного управления практике их организации и дестабилизирует саму властную систему. Согласно предложенному А. А. Старовойтовым определению, под организационно-правовой формой органа власти следует понимать установленный государством способ учреждения органа исполнительной власти, определяющей правовое положение, внутреннюю организацию и содержание его деятельности. Дефиниция «организационно-правовая форма» отражает следующие признаки органа власти: организационное единство, функциональное предназначение, организационную и имущественную обособленность, компетен-ционную самостоятельность, дающую право осуществлять государственное управление от имени государства; самостоятельность юридической ответственности перед государством, гражданами и юридическими лицами .

Наличие у органа публичной власти статуса юридического лица позволяет ему участвовать в налоговых отношениях в качестве налогоплательщика (п. 2 ст. 11 НК РФ), в трудовых правоотношениях в качестве работодателя (ст. 20 ТК РФ), быть субъектом административной ответственности (п. 1 ст. 2.2 КоАП РФ) и потерпевшим в процессе производства по уголовным делам (ч. 1 ст. 42 УПК РФ), стороной обычных гражданско-правовых договоров и договоров об оказании публичных услуг.

По мнению автора, положение, касающееся придания статуса юридических лиц публично-правовым образованиям, а также органам публичной власти противоречит

1 Ст. 41, п. 9 ст. 35, п. 7 ст. 37 Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»; п. 7 ст. 4, п. 4 ст. 20 Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»; п. 2 ст. 2 Федерального закона от 8 января 1998 г. № 7-ФЗ «О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации»; ст. 1 Федерального закона от 11 января 1995 г. № 4-ФЗ «О Счетной палате Российской Федерации»; ст. 11.1, п. 12 ст. 1 Федерального закона от 31 мая 1996 г. № 61-ФЗ «Об обороне». Доступ из справ.-правов. системы «КонсультантПлюс».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2 Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации: Федеральный закон от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ // СЗ РФ. 1999. № 42. Ст. 5005.

3 Об утверждении Положения об Администрации Президента Российской Федерации: Указ Президента РФ от 6 апреля 2004 г. № 490 // СЗ РФ. 2004. № 15. Ст. 1395.

4 Устав (Основной закон) Самарской области. Доступ из справ.-правов. системы «Кон-сультантПлюс».

2 частноправовому пониманию юридического лица и его органов. Защищаемые граж-^ данским правом интересы органа публичной власти есть публичные интересы в о целом, а иных правомерных интересов у органа публичной власти быть не должно. о Органы публичной власти, совершающие сделки в интересах публично-правового го образования и при осуществлении своих властных полномочий, создают права х и обязанности по данной сделке у публично-правового образования в целом, не-н- зависимо от того, обладают ли данные органы власти статусом юридического лица. < Более того, наделение их таким статусом не соответствует ни задачам и целям их т деятельности, ни их юридической природе .

Орган публичной власти возможно рассматривать как сторону договора при условии его заключения компетентным органом публичной власти в любом из следующих случаев: а) если он прямо назван в качестве стороны договорного отношения; б) если из содержания договора прямо следует, что он заключался органом публичной власти в интересах публично-правового образования; в) из существа организационных отношений, предшествовавших заключению договора, для контрагента было очевидно, что стороной договорного отношения будет орган публичной власти, представляющий публично-правовое образование .

Хотя ст. 125 ГК РФ указывает, что органы публичной власти приобретают права и исполняют обязанности от имени публично-правовых образований, это не свидетельствует об отношении представительства (ст. 182 ГК РФ) между органом публичной власти как представителем и публично-правовым образованием как представляемым.

Однако следует стремиться к закреплению в законодательстве такой модели участия публично-правового образования в гражданском обороте, в соответствии с которой реальным носителем прав и обязанностей по совершенной гражданско-правовой сделке является само публично-правовое образование. Оно же должно отвечать за ненадлежащее исполнение обязательств по сделке или принимать на себя последствия ее недействительности. В противном случае стабильность оборота, а также доверие его участников к публично-правовым образованиям будут подорваны. Единым субъектом прав и обязанностей должно стать само публично-правовое образование, которое будет им оставаться независимо от того, меняет ли оно органы, посредством которых реализовывалась правоспособность публично-правового образования.

В качестве юридического лица орган публичной власти самостоятельно отвечает по совершенным им сделкам находящимися в его распоряжении денежными средствами, при недостатке которых субсидиарную ответственность несет государство (п. 2 ст. 120 ГК РФ). Из-за этого предписания по обязательствам, возникшим из сделок органа публичной власти, казну можно привлечь к гражданско-правовой ответственности, лишь не добившись прежде удовлетворения за счет выделенных органу публичной власти денежных средств. Это ставит публично-правовое образование в привилегированное положение по сравнению с юридическими лицами.

Ответственность — это неотъемлемый элемент правового статуса органов публичной власти. Для разных видов ответственности органов публичной власти и/ или их должностных лиц (конституционно-правовая, муниципально-правовая, гражданско-правовая, дисциплинарная, административно-правовая, уголовно-правовая) характерно наличие у субъектов ответственности различного правового статуса. В одних случаях необходимо наличие статуса должностных лиц, в других — должностных лиц или юридических лиц, в-третьих — должностных лиц или органов публичной власти. Например, субъектами уголовной ответственности являются должностные лица, субъектами административной ответственности — юридические лица и должностные лица; субъектами конституционно-правовой и муниципально-

правовой являются органы власти и их должностные лица; субъектами дисципли- 2 нарной ответственности — должностные лица, государственные и муниципальные | служащие; субъектами гражданско-правовой ответственности — органы власти, их о должностные лица1. о

Публично-правовому образованию не нужен статус юридического лица, чтобы быть т признанным самостоятельным субъектом публичного права. Поэтому применение х правил о юридических лицах в отношении публично-правовых образований служит н одной единственной цели — придать им статус субъектов гражданско-правовых от- «с ношений исключительно в связи с их участием в гражданском обороте. Рассмотре- т ние юридической личности публично-правовых образований в иных аспектах не имеет теоретического и практического смысла, а наличие публичного элемента в таких юридических лицах не меняет их сути .

Что касается органов и структур публично-правовых образований, то в публичных правоотношениях ни один из них не может быть признан самостоятельным субъектом. В публично-властных правоотношениях они вообще не могут быть признаны субъектами, так как субъектом здесь является само публично-правовое образование. Органы и учреждения не обладают своей самостоятельной публично-властной волей, а реализуют волю публично-правовых образований; не имеют своей правоспособности, а реализуют правоспособность последних. В противном случае следовало бы признать, что правоспособность, например, государства поделена и распределена между его органами и учреждениями, выступающими в своей сфере самостоятельными субъектами властвования.

Органы публичной власти не обладают главными характеристиками субъекта гражданского права. В соответствии с п. 2 ст. 1 ГК РФ субъекты гражданского права приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе, свободно устанавливая свои права и обязанности на основе договора и определяя любые не противоречащие законодательству условия договора. Согласно п. 1 ст. 2 ГК РФ участие субъекта гражданского правоотношения должно быть основано на автономии воли и имущественной самостоятельности участников. Ни того, ни другого у органов публичной власти нет.

В связи с вышесказанным можно отметить, что использование термина «юридическое лицо» для характеристики органа публичной власти либо публично-правового образования приводит к затруднениям в теории и правоприменительной практике. В целях наилучшего регулирования участия публично-правовых образований и органов публичной власти в гражданском обороте, в который они вступают лишь для удовлетворения публичных нужд, всегда следует осознавать и обозначать разницу между этими институтами, один из которых укоренен в праве частном, другой же имеет сугубо публично-правовую природу.

Литература

1. Алдошин О. Н. Ответственность государства по обязательствам во внутреннем гражданском обороте // Журнал российского права. 2001. № 1. С. 23-25.

2. Болдырев В. А. Органы власти как участники гражданского оборота и выразители интересов публичных образований // Право и экономика. 2011. № 6. С. 33-37.

< 5. Левчук А. С. Гражданская правосубъектность Российской Федерации: Вопросы теории и

7. Рябов К. И. Еще раз о правоспособности, дееспособности и правосубъектности // Закон. ® 2012. № 9. С. 130-135.

8. Садриева Р. Р. Сущность публично-правовых образований в судебных актах Конституционного Суда Российской Федерации // Актуальные проблемы российского права.

< 2013. № 1. С. 40-44.

ш 9. Слыщенков В. А. Участие государства в отношениях, регулируемых гражданским правом: к вопросу о правовом положении государственных органов // Вестник гражданского права. 2010. № 6. С. 58-91.

10. Старовойтов А. А. К проблеме типологии органов исполнительной власти // Юрист. 2013. № 19. С. 45-46.

11. Тотьев К. Легитимация субъектов предпринимательской деятельности // Законность. 2002. № 12. С. 10-15.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

СРС № 2 Тема: Проблема международных юридических лиц в МЧП

Сроки сдачи СРС, преп. 17.10.14. Стамкулова Г.А. ауд 514 ГУК

1. Вопросы:

1. Какое значение имеет определение национальности юридического лица и какие основные критерии применяются для определения национальности юридических лиц?

2. Какие вопросы определяются личным законом юридического лица?

3. В чем состоит принцип раздельной ответственности государственного юридического лица и казахстанского государства?

4. Каково правовое положение иностранных юридических лиц в РК?

5. Кто рассматривается по казахстанскому законодательству в качестве иностранного инвестора?

2. Задание на СРС

Проанализировать форму иностранных юридических лиц в РК и порядок их регистрации. Сделать презентацию по юридическим лицам иностранных государств (Примечание: страна на выбор студента).

3. НПА и Литература

  • Закон Республики Казахстан от 31.01.2006 N 124-III «О частном предпринимательстве»
  • Закон Республики Казахстан от 06.01.2011 N 377-IV ЗРК «О государственном контроле и надзоре в Республике Казахстан
  • Закон Республики Казахстан от 13.05.2003 N 415-II «Об акционерных обществах»
  • Закон Республики Казахстан от 22.04.1998 N 220-I «О товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью»
  • Закон Республики Казахстан от 31.03.1998 N 214-I ЗРК «О крестьянском или фермерском хозяйстве»
  • Закон Республики Казахстан от 05.10.1995 N 2486 «О производственном кооперативе»
  • Закон Республики Казахстан от 02.05.1995 N 2255 «О хозяйственных товариществах»
  • Закон Республики Казахстан от 17.04.1995 N 2198 «О государственной регистрации юридических лиц и учетной регистрации филиалов и представительств
  • Закон Республики Казахстан от 11.01.2007 N 214-III «О лицензировании»

4. Материал для подготовки.

В современной экономической литературе международные монополии, деятельность которых охватывает многие важные сферы мирового хозяйства, делятся обычно на несколько групп.

В первую из них входят национальные общества, тресты, компании, имеющие за рубежом многочисленные филиалы, а также дочерние общества. Речь идет, таким образом, о монополиях, национальных по своему капиталу, но международных по сфере деятельности. К числу таких транснациональных корпораций в США принадлежат «Дженерал моторз», «Форд моторз», «Интернэшнл бизнес мэшинз» и др. В странах Западной Европы крупнейшими международными монополистическими корпорациями являются «Фольксваген» и «Сименс» (ФРГ), «Филипс» (Нидерланды), «Бритиш Петролеум», «Империал кэмикал индастриз» (Великобритания), «Нестле» (Швейцария).

Ко второй группе транснациональных корпораций (ТНК) относятся тресты и концерны, которые являются международными не только по сфере деятельности, но и по капиталу. В отличие от монополий первой группы они принадлежат капиталу нескольких государств. Таковы, например, англо-голландские концерны — нефтяной «Ройял датч-Шелл» и химико-пищевой «Юнилевер», англо-американо-канадский никелевый трест «Интернэшнл никл компани оф Кэнада», бельгийско-франко-люксембургский металлургический концерн «Арбед», германо-бельгийский трест фотохимических товаров «Агфа-Геверт», англо-итальянский концерн резинотехнических изделий «Данлоп-Пирелли».

Общим для этих двух групп является то, что и те и другие монополии созданы как юридические лица одного государства. В других странах и те и другие монополии имеют многочисленные филиалы, отделения, а также дочерние общества.

Наконец, к третьей группе международных монополий относятся многочисленные картели и синдикаты, объединения производственного и научно-технического характера, юридическими лицами не являющиеся.

Монополии используют для полностью принадлежащих им компаний форму самостоятельного юридического лица страны места нахождения, для того чтобы распространить на них действие местного законодательства, и в первую очередь налогового, если его требования являются более льготными для «отечественных» компаний, чем для иностранных.

В других случаях монополии, и прежде всего транснациональные, создают в иностранных государствах свои филиалы. Филиалы не наделяются правами самостоятельных юридических лиц. Таким образом, наиболее характерной особенностью ТНК является несоответствие между экономическим содержанием, экономической сущностью и юридической формой; экономическое единство оформляется юридической множественностью (юридические лица местного права, филиалы и т.д.), что служит интересам собственников ТНК. Хартия экономических прав и обязанностей государств 1974 г. предусматривает, что каждое государство имеет право в пределах своей юрисдикции регулировать и контролировать деятельность ТНК. В этой хартии, принятой в виде резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, точно так же как в проекте разработанного кодекса поведения ТНК, отразилось стремление развивающихся стран оградить свою экономику от пагубного влияния ТНК.

Еще одной распространенной формой экспорта капитала является организация смешанных обществ (на паях с местным капиталом или с фирмами различных государств). Под смешанными обществами в международном частном праве обычно понимаются торговые общества или производственные предприятия, капитал которых принадлежит юридическим лицам или гражданам различных государств.

Международными юридическими лицами современная западная доктрина признает те юридические лица, которые созданы либо непосредственно в силу международного договора (например, Международный банк реконструкции и развития — МБРР, Европейское общество химической обработки облученных горючих материалов — «Еврохемик»), либо на основании внутреннего закона одного или двух государств, принятого в соответствии с международным договором (Европейское общество по финансированию закупок железнодорожного оборудования — «Еврофирма», Банк международных расчетов — БМР).

Большого распространения термин «международные юридические лица» не получил. В литературе отмечалось, что в большинстве случаев он применялся к юридическим лицам публичного права. В ЕС исходным началом служит «свобода образования и деятельности коммерческих комиссий», установленная сначала ст. ст. 52, 58 Римского договора о ЕС, а затем подтвержденная ст. ст. 43, 48 Амстердамского договора. В рамках ЕС был принят ряд директив (в частности, Директива 1994 г. о европейских советах предприятий, которая была реализована, например, в ФРГ, путем принятия Закона о европейских советах предприятий от 28 октября 1996 г.). 8 октября 2001 г. был принят Регламент ЕС 2157/2001 об Уставе европейской компании.

2. Юридические лица создаются на территории определенного государства. Однако их деятельность не ограничивается территорией этого государства и может распространяться на территорию других стран. При осуществлении такой деятельности возникают два вопроса: во-первых, о признании правосубъектности иностранного юридического лица и, во-вторых, о допуске его к осуществлению хозяйственной деятельности на территории данного государства и об условиях такой деятельности. Правосубъектность иностранных юридических лиц обычно признается на основании двусторонних договоров.

Вопрос о допуске иностранного юридического лица к хозяйственной деятельности на территории государства решается законодательством этого государства. В большинстве стран такая деятельность иностранного юридического лица возможна, но при выполнении определенных правил, условий, установленных национальным законодательством.

Правовое положение иностранных юридических лиц определяется и торговыми договорами, в которых устанавливается общий режим для юридических лиц. Этот режим может быть основан либо на принципе наибольшего благоприятствования, либо на принципе национального режима.

В международном частном праве в отношении юридических лиц применяется понятие личного закона или личного статута юридического лица (lex societatis). На основе этого закона можно установить, является ли то или иное образование юридическим лицом, какова его правоспособность и дееспособность, как определяется ответственность по обязательствам юридического лица и т.д.

СРС № 3 Тема: Сфера возникновения и содержание коллизии законов в области заключения и расторжения.браков

Сроки сдачи СРС- 14.11.14. преп. Стамкулова Г.А

1. Вопросы:

1. Какое право применяется при заключении браков казахстанских граждан с иностранцами в РК?

2. Что понимается под консульскими браками?

3. Какие правила, касающиеся расторжения браков, установлены в договорах о правовой помощи, заключенных нашей страной с другими странами?

4. Признается ли в РК расторжение брака, совершенное за рубежом?

5. Право какой страны применяется к отношениям родителей и детей?

6. В каком порядке осуществляется усыновление ребенка — казахстанского гражданина иностранцем?

2. Задание на СРС

Проанализировать правила заключения и расторжения брака в договорах о правовой помощи, заключенных нашей страной с другими странами и составить сравнительную таблицу. (Примечание: страна на выбор студента)

3. НПА и Литература:

1.Швыдак И.Г. Международная унификация коллизионных норм семейного права // Право и экономика. 1999. N 15 — 16;

2. Семейное право Российской Федерации и иностранных государств. Основные институты / Под ред. В.В. Залесского. М., 2004;

3.Лягард П. Единое общеевропейское регулирование имущественных отношений супругов и наследования // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2002 — 2003. N 2. С. 455 — 465;

4.Завражнов В. Усыновление иностранцами детей — российских граждан // Российская юстиция. 2001. N 7. С. 32 — 34;

5. Лалетина А.С. Коллизионные нормы, регулирующие имущественные отношения

4. Материал для подготовки

1. Для семейного права ряда государств характерно главенство мужа; во многих странах до сих пор сохраняется неравноправное положение мужа и жены в семье. Гражданские кодексы этих государств установили так называемый брачный договор, который заключается до брака и закрепляет, прежде всего права мужа на имущество жены.

Законодательство большинства государств исходит из принципа моногамии, однако в странах, относящихся к мусульманскому миру, характерной особенностью в области семейных отношений является полигамия (многоженство).

В отдельных странах Азии и Африки признается многоженство (полигамия), сохраняются архаические обычаи уплаты выкупа за невесту, установлен крайне низкий возраст для вступления женщины в брак. Законодательству и практике ряда стран известны расовые ограничения; не допускаются браки между людьми разной расы или разного вероисповедания.

Из этих отдельных примеров видно, что при различиях в семейном законодательстве в тех случаях, когда в брак вступают граждане разных государств, решение коллизионного вопроса приобретает большое значение. Коллизионные нормы семейного права стран отличаются большим разнообразием. Брачная правоспособность, т.е. само право вступать в брак, отсутствие препятствий для вступления в брак — все это определяется в ряде государств личным законом каждого из супругов. В случае расторжения брака между супругами различного гражданства в ряде стран применяется законодательство страны гражданства мужа.

Брак, заключенный в одном государстве в соответствии с законом места его заключения, может быть не признан в другом государстве, что порождает «хромающие» браки. В ряде государств признается институт обручения (помолвки), причем в отдельных странах определяется, какое право подлежит применению к помолвке и к последствиям нарушения помолвки (например, в Законе о международном частном праве Турции 1992 г. или в Законе о реформе международного частного права Италии 1995 г.).

2. Что же касается регулирования коллизионных вопросов, то в одних странах такие нормы включены в новые законы о международном частном праве (Австрия, Венгрия, Швейцария, Турция, Эстония и др.), в других — в семейные или гражданские кодексы.

В Швейцарии согласно Закону о международном частном праве 1987 г. материально-правовые условия для заключения брака лиц — граждан двух государств определяются швейцарским правом. Из принципа применения права места заключения брака и исходит законодательство КНР и Вьетнама, а по законодательству Германии (ст. 13 Вводного закона к ГГУ) и России (ст. 156 СК РФ) в аналогичных случаях подлежит применению право обоих государств, граждане которых вступают в брак.

Изменение фамилии лиц, вступающих в брак, также определяется на основе коллизионных норм. Так, в Германии, согласно Вводному закону к ГГУ, возможность изменения фамилии определяется правом государства гражданства каждого из супругов. Таким образом, при вступлении в брак граждан разных государств в отношении каждого из них это будет определяться правом его страны.

Подробные коллизионные нормы в области семейного права содержатся в эстонском Законе о международном частном праве 2002 г.

3. В РК действует Закон Республики Казахстан от 17 декабря 1998 года № 321-I «О браке и семье» (ЗОБиС) включающий разд. VII «Применение норм брачно-семейного законодательства к иностранцам и лицам без гражданства», где сформулированы коллизионные нормы о заключении брака, признании его недействительным, расторжении брака, о личных неимущественных и имущественных правах и обязанностях супругов, установлении и оспаривании отцовства (материнства), правах и обязанностях родителей и детей, алиментных обязательствах совершеннолетних детей и других членов семьи, усыновлении.

Наряду с ЗОБиС РК правила, имеющие значение для регулирования семейных отношений, содержатся в законах О гражданстве Республики Казахстан от 20 декабря 1991 года № 1017-XII, Консульском уставе Республики Казахстан Утвержден Указом Президента Республики Казахстан от 27 сентября 1999 года № 217, в Правилах о порядке регистрации актов гражданского состояния в Республике Казахстан Утверждены постановлением Правительства Республики Казахстан от 22 мая 1999 года № 620

4. Существенное значение в области семейного права имеют международные договоры. Применительно к семейно-правовым отношениям между гражданами СНГ особую роль призваны играть многосторонняя Минская конвенция 1993 г. и Протокол к ней 1997 г. В части третьей Конвенции «Семейные дела» содержатся правила о праве, подлежащем применению к заключению брака, правоотношениям супругов, расторжению брака, признанию брака недействительным, установлению и оспариванию отцовства, правоотношениям родителей и детей, усыновлению, а также опеке и попечительству. Эти детальные правила широко применяются в странах СНГ. Заключение этой Конвенции стало жизненной необходимостью, поскольку в целом ряде случаев члены семей после распада Советского Союза оказались на территориях различных государств. Новая редакция Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам была принята в Кишиневе 7 октября 2002 г. ратифицирована Законом Республики Казахстан от 10 марта 2004 года N 531-II

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *