Психология внебрачных детей

Многие пары предпочитают не регистрировать брак по целому ряду причин. Кто-то защищает свою вторую половину от необходимости раскрывать сведения о доходах и имуществе, кто-то пытается обезопасить хотя бы часть совместных активов от взыскания, а кто-то просто не хочет принимать на себя дополнительные обязанности.

В «Крайнев и партнеры” мы часто сталкиваемся с необходимостью защиты прав при фактических брачных отношениях. Многие клиенты удивляются, когда узнают, что распространенного в обиходе выражение «гражданский брак” и «гражданский супруг” в официальных документах лучше избегать. Большинству судей, прокуроров, налоговых инспекторов и других близких к юриспруденции получателей наших документов делают прививку от этого термина ещё в вузе.

В связи с этим мы пытаемся использовать более нейтральные обороты: мать/отец ребенка Истца, партнер, возлюбленный и проч. Но иногда не обойтись и без слова «сожитель”. Конечно, многие расстраиваются, когда видят его в документах. Негативную окраску этого понятия метко подметила стендап-комик Виктория Складчикова в «Открытом микрофоне”:

— Кто он мне? Сожитель? Мне кажется, когда человека называешь «сожитель”, автоматически приписываешь ему диагноз «алкоголизм и воровство”.

Сегодня мы разбираем 10 основных преимуществ и недостатков «гражданского брака”, а также развеиваем сразу несколько мифов о нём.

Содержание

Не зарегистрировав брак, Вы все равно можете взять фамилию своего близкого человека

Согласно статье 58 Закона об актах гражданского состояния, каждый имеет право сменить фамилию, имя и/или отчество.

Если Вы хотите взять фамилию своего возлюбленного, с которым Вы не состоите в браке, это можно сделать даже без его согласия. При этом у Вас будет возможность указать причину смены фамилии, так как в заявлении для этого есть специальное поле.

Вы можете установить отцовство в отношении ваших общих детей, даже не будучи в браке

Вне брака отцовство устанавливается по совместному заявлению родителей ребенка одновременно с регистрацией его рождения или позднее. Если же до рождения ребенка у вас есть подозрение, что после родов подача совместного заявления будет затруднительна или невозможна (например, кто-то из родителей уедет в длительную командировку или есть риск для его жизни), подать заявление можно еще во время беременности.

Отец также может подать заявление об установлении отцовства самостоятельно (без согласия матери, но с согласия органа опеки и попечительства) в следующих случаях: мать умерла, лишена родительских прав или признана пропавшей без вести.

Отличия появляются, когда отец возражает против установления отцовства.

Единственное отличие официального брака от незарегистрированного партнерства — упрощенный характер «присвоения” отцовского статуса. В браке и в течение 300 дней после его расторжения действует презумпция, согласно которой официальный супруг матери является отцом рожденного ребенка (только если она не пожелает оставить в графе «Отец” прочерк или указать другое лицо).

Если у супруга в браке есть возражения, он может оспорить отцовство в судебном порядке, но до вступления решения в законную силу он будет оставаться отцом ребенка. В незарегистрированном союзе наоборот: мужчина не будет считаться отцом ребенка, пока решения суда об установлении отцовства не вступит в силу.

✅ 3. Права и обязанности родителей по отношению к своим детям одинаковы как в браке, так и вне его

Оба родителя имеют право:

  • участвовать в воспитании ребенка;
  • получать отпуск по уходу за ним;
  • организовывать общение ребенка со своими родственниками;
  • лечь в больницу вместе с ребенком;
  • выбирать учебное заведение (по согласованию со вторым родителем) и так далее.

И точно так же в равной степени они несут обязанности: по материальному обеспечению ребенка, его воспитанию и развитию, защите ребенка от пагубного воздействия, обеспечению получения им образования и проч.

Брак в данной ситуации не имеет принципиального значения: основание возникновения прав и обязанностей родителя — это запись в свидетельстве о рождении ребенка.

✅ Вне брака Вы не утратите право получения алиментов на содержание совместного ребенка

Если вдруг Ваш союз распался или на имущество второго родителя ребенка посягают кредиторы, родитель, совместно с которым ребенок проживает, вправе потребовать от другого выплачивать алименты.

Если Вы хотите закрепить размер и порядок выплаты алиментов официально, есть два пути: заключение нотариального соглашения об уплате алиментов и судебный процесс. Они также доступны всем желающим вне зависимости от регистрации ими брака.

При разрешении спора в судебном порядке стороны также вправе заключить мировое соглашение либо перейти к медиации в любое время до удаления судьи в совещательную комнату.

✅ 4. Вне брака также можно приобрести имущество как общую собственность

Пара может оформить любое имущество, включая недвижимость (дом, квартиру, земельных участок и т.д.), купленное за счет общего бюджета, в общую долевую собственность.

В этом случае прекращение отношений или смерть одного из партнеров позволяет каждому из партнеров остаться при своем. Для признания прав на долю в имуществе не придется обращаться в суд.

Отличие от официального брака заключается в отсутствии презумпции общности имущества, нажитого при совместном проживании.

В браке можно отойти от этого «предустановленного” варианта и заключить брачный договор или соглашение о разделе совместно нажитого имущества.

Вне брака, наоборот, придется предусматривать раздел каждого отдельно взятого объекта или нескольких объектов либо заключить некое «рамочное” соглашение на будущие приобретения (например, договор простого товарищества).

✅ 5. Даже без согласия партнера вне брака Вы можете получить долю в общем имуществе или вернуть потраченные на него деньги. Но для этого придется постараться

Часто в паре, не зарегистрировавшей брак, имущество покупается на общие деньги и для удобства один из партнеров оформляет его на себя. В случае, если возникает спор о принадлежности имущества или если партнер, официально являющийся собственником умирает, второй партнер может обратиться в суд.

Возможны три варианта:

1) Подать иск о присуждении доли в праве собственности.

Это достаточно сложный способ защиты: положительные решения выносятся судами в тех случаях, когда удается доказать наличие соглашения между партнерами на приобретение спорного имущества именно в долевую собственность.

2) Подать иск о взыскании вложенных в покупку средств как неосновательного обогащения, если соглашения о совместном приобретении собственности не было.

Использовать этот способ не удастся, если суд выяснит, что из денежных переводов или переписки сторон следует, что деньги подарены или перечислены второму партнеру специально под какие-либо цели.

3) Подать иск о взыскании перечисленных средств по договору займа.

Пусть Вас не смущает слово «договор”: для подачи этого иска достаточно будет подтвердить перечисление денежных средств второй стороне и (при наличии возражений оппонента) подтвердить отсутствие намерения подарить их. Отсутствие письменного соглашения или расписки всего лишь лишает стороны права ссылаться на показания свидетелей, но остальные доказательства — переписку, записи переговоров, банковские выписки и проч. — использовать можно. Если вы не договаривались о сроке возврата денежных средств — просто направьте второй стороне требование о возврате денежных средств. Через тридцать дней (если в договоре не согласован иной срок) можно обращаться в суд.

Обратите внимание на сроки исковой давности: для каждого из исков он составляет три года:

  • для иска о присуждении доли в праве: с момента, когда доля в праве должна была перейти к истцу (и не перешла);
  • для иска о взыскании неосновательного обогащения: с момента получения ответчиком денежных средств или иного имущества;
  • для иска о взыскании долга по договору займа: с момента, когда долг должен был быть возвращен по условиям договора, а если срок не согласован в договоре — с тридцать первого дня с момента направления требования о возврате денежных средств (не считая дня направления требования).

✅ Для сравнения, иск о разделе совместно нажитого в браке имущества может быть подан в любое время в течение брака и в течение трех лет после его расторжения.

✅ 6. Вне брака Вы сами решаете, по каким долгам своего партнера отвечать

Официальный брак позволяет кредиторам обращать взыскание на совместно нажитое имущество, требовать его реализации и, самое главное, требовать уплаты долга, принятого на себя Вашим супругом. Однако долг будет предполагаться личным, если кредитор не докажет, что долг возник в связи с нуждами семьи и с согласия второго супруга.

В случае с незарегистрированными отношениями действует презумпция того, что все долги каждого из партнеров — их личные. Иное должно быть прямо предусмотрено соглашением сторон (например, можно договориться и стать созаемщиками по кредиту или принять на себя поручительство по долгам Вашей второй половины).

Права на наследование и получение содержания в неофициальном союзе довольно сильно ограничены

Официальный брак предполагает, что в случае нетрудоспособности одного из супругов второй, трудоспособный, принимает на себя обязательство заботиться о нем. В случае возникновения спора нетрудоспособный супруг может потребовать установления алиментов: главное, чтобы нетрудоспособность наступила в период брака и не по его собственной вине.

Он также имеет право на обязательную долю в наследстве (она составляет половину от той, что причиталась бы ему по закону). Обойти это правило нельзя ни с помощью завещания, ни с помощью наследственного договора (о нем, кстати, мы писали в одном из недавних постов).

В неофициальной паре все эти гарантии отсутствуют. Для наследования необходимо наличие завещания второго партнера, отсутствуют права наследника первой очереди и при наследовании без завещания права на принятия наследства нет. Отсутствует и право требовать алименты (в том числе на содержание матери совместного ребенка на время беременности и в течение трех лет после рождения ребенка — в официальных браках эта обязанность супруга, в том числе бывшего, существует).

✅ 8. Вы можете получить налоговый вычет на общего ребенка вне зависимости от наличия брака

Для его оформления необходимо предоставить свидетельство о рождении ребенка. Вычет применяетс к НДФЛ, уплаченному в течение года, и составляет составит:

  • 1 400 рублей — на первого ребенка ежегодно;
  • 1 400 рублей — на второго ребенка ежегодно;
  • 3 000 рублей — ежегодно на третьего и каждого последующего ребенка ежегодно;
  • 12 000 рублей — ежегодно на каждого ребенка-инвалида, учащегося очной формы обучения, аспиранта, ординатора, интерна, студента в возрасте до 24 лет, если он является инвалидом I или II группы.

В случае смерти одного из партнеров вне брака второй не сможет получить пособие на погребение

Подавляющее большинство читателей невольно поморщится при прочтении этого заголовка. Конечно, мы предпочитаем не думать о плохом и гоним от себя мысли о смерти.

К сожалению, таблетки для бессмертия ещё не изобрели. Пособие на погребение не восполняет боль утраты, однако в ряде случаев оно позволяет не усугублять душевную боль срочным поиском кредита на погребение своего партнера и последующими платежами по нему. Многие берут займы в МФО от безысходности и стесненности в сроках, и вынуждены затем выплачивать долги годами.

На 2019 год пособие на погребение в Москве составляет 5 946 руб. 47 коп. для трудоустроенных вдовцов и 16 946 руб. 47 коп. для нетрудоустроенных и нетрудоспособных граждан. Также в Москве действует дополнительная выплата от субъекта РФ, она составляет 11 000 рублей.

✅ 10. Вам не придется раскрывать сведения о своем доходе или имуществе, если Вы состоите в незарегистрированных отношениях с человеком, занимающим должность государственной или муниципальной службы.

Этим преимуществом часто пользуются чиновники, судьи, депутаты и прочие «государевы люди”, чтобы не афишировать свои активы.

Как к этому относиться, каждый решает для себя сам, но сложно спорить с тем, что для не афиширующего свое имущественное положение партнера это скорее является плюсом.

«Хочу быть матерью и не хочу быть женой» — принцип, сознательно исповедуемый немалым числом современных женщин.

Сегодня в мужской цивилизации, ориентированной на власть, на силовые приёмы, женщине очень трудно сохранить себя, оставаясь женственной, слабой, не приспособленной к жизни. Поэтому женщина не только трудится наравне с мужчиной, но и хочет сохранить независимость, свободу распоряжаться своей судьбой. В борьбе за равенство она как бы соперничает с мужчиной, поэтому зачастую не желает вступать в брак, считая, что лишится равноправия, будет вынуждена подчиняться чужой воле, и не сможет реализовать себя, как личность. Для некоторых женщин сознательное рождение ребёнка вне брака, без всяких претензий к его отцу становится спасением от одиночества, когда шансы на иное фактически равны нулю.

Порой современные женщины предъявляют высокие требования к спутнику жизни, к отцу ребёнка. Не каждого мужчину возьмёт в мужья такая женщина, не каждому доверит она быть отцом своего ребёнка. И если она не может одна, без посторонней помощи родить ребёнка, то нет препятствий, мешающих ей одной воспитывать его.

Экономическая и моральная независимость женщины даёт ей возможность выбора образа жизни и стиля поведения. Такие женщины энергичны, они гордятся своей эрудицией, своими успехами, служебным положением. Когда они остаются в одиночестве, то постепенно вырабатывают защитную философию: «Я мужчине не служанка… Я прекрасно обойдусь и без мужа… Мужчины все лентяи…». Такие женщины предпочитают воспитывать ребёнка одни. Этим она доказывает свою независимость.

Многие женщины в наше время принимают сознательное решение родить ребёнка вне брака. Это непростое решение и принимается оно женщиной на одном этапе жизни, а вся тяжесть последствий этого решения обрушивается годы спустя и не только на неё, но и на ребёнка.

Рассмотрим возможные проблемы, с которыми сталкивается и мама, и особенно ребёнок, которые растёт в неполной семье

Потребности первого уровня: психические потребности в заботе, внимании и эмоциональном тепле. Как правило, одинокие мамы очень заняты — необходимо много работать, чтобы содержать себя и ребёнка. Всё ложиться на плечи одной мамы и остаётся очень мало времени и сил на ласку, внимание и эмоциональную заботу. А для ребёнка любовь мамы очень важна на всех этапах развития, и ему просто необходимо это чувствовать и получать.

Но бывает и обратная сторона — бездумная любовь, которая может навредить: привязанная к ребёнку всем сердцем мамочка становится болезненно ревнивой, слишком оберегает своё дитя от «нездоровых» влияний и в результате ребёнок вырастает инфантильным и несамостоятельным.

Воспитывая ребёнка, мама должна всегда помнить о потребностях ребёнка: с одной стороны любовь и забота, с другой — возможность расти и развиваться, становиться самостоятельным.

Потребности второго круга: потребность в обучении. Каждый успех ребёнка должен получить одобрение близких ему людей, а каждый нежелательный поступок — порицание. Загруженность, высокая занятость мешает мамочке наиболее полно и гармонично сродниться со своим ребёнком. Мамы рано отдают ребёнка в ясли или садик. Поэтому ребёнок из такой семьи, имея ограниченный круг близких родственников, будет лишён возможности получать необходимый социальный опыт в условиях семьи.

Третий круг: потребность в эмоциональных связях с окружающим миром, потребность в эмоциональном самоутверждении. У одинокой мамы ребёнок привязан только к одной мамочке. Это может в последующем привести к нежеланию ребёнка контактировать с другими людьми, чужими людьми. Он очень привыкает к проявлению повышенного внимания одного человека.

Учитывая социальные потребности ребёнка, важно маме помнить, что разнообразный социальный опыт ребёнку необходим. Общаясь только друг с другом, и мама, и ребёнок могут оказаться в замкнутом круге: не умею общаться с другими и уже не хочу.

Четвёртый уровень: потребность в социальной ориентации. Во второй половине первого года жизни ребёнок очень остро начинает ощущать нехватку других лиц в его близком окружении. По мере взросления эта потребность становится актуальной: ребёнок и его мама нуждаются в особом внимании не только друг к другу, но и со стороны. К этому прибавляется ещё одно обстоятельство — пол ребёнка. Психологи установили, что мальчики реагируют на отсутствие отца более болезненно и становятся более уязвимыми, чем девочки. По мере взросления мальчики одиноких матерей всё острее сталкиваются с проблемой нехватки авторитета, которым в семье, как правило, является отец, а также с проблемой найти себе образец мужчины, способного удовлетворить его спортивные, технические, естественнонаучные и прочие интересы.

Девочки, в отличие от мальчиков, легче адаптируются к изменяющейся обстановке. Но по их поведению можно заметить, что им не хватает человека, которым они могли бы восхищаться и по которому могли бы составить себе представление о своём будущем партнёре в жизни.

Таким образом, ребёнок в подобной семье изначально ограничен в своих возможностях полноценного развития. Исследования психологов и медиков показывают, что дети, которых воспитывали матери-одиночки, более нервны, ранимы, чувствительны, тревожны. Внебрачные дети больше, чем другие, подвержены риску недополучить тот социальный опыт, который в дальнейшем служит основой формирования интеллектуальной, эмоционально зрелой и нравственно устойчивой личности. Но это не значит, что ребёнок в такой семье обязательно вырастет личностно и эмоционально незрелым. Многое зависит от того, какую стратегию воспитательного воздействия изберёт мать, как она будет строить свои отношения с ребёнком и учить его устанавливать взаимоотношения с окружающим миром. Воспитание в семье матери-одиночки не всегда влечёт за собой негативные последствия для ребёнка. Материнство одинокой матери может быть настолько успешным, насколько желанным стал для неё ребёнок. Если он был запланированным и долгожданным, то мама может преодолеть многие проблемы и успешно справиться со всеми трудностями.

Внебрачное материнство

Михеева А.Р.
(Часть главы «Институционализация современных форм организации частной жизни: практики и дискурсы». Опубликовано в книге: Михеева А.Р. Человек в сфере частной жизни: векторы трансформации семейных отношений. — Новосибирск: ИЭОПП СО РАН, 2012. с. 111-124)

Распространение феномена внебрачной рождаемости довольно тесно связано с предыдущим явлением: дети, рождённые у матерей, не состоящих в браке, регистрируются в органах ЗАГС как внебрачные, даже если эта регистрация происходит «по совместному заявлению родителей». Но, в отличие от феномена сожительства, которое характеризуется полнотой супружеской — родительской пары, внебрачные дети и их матери зачастую оказываются в ситуации неполной семьи. Иногда эта ситуация — преходящая, т.е. женщина — мать внебрачного ребёнка выходит замуж или организует семейную жизнь как партнёрский союз. Но иногда неполная семья остаётся таковой на долгое время или даже на всю жизнь.

В некоторых исследованиях семьи сожителей и внебрачных матерей называют «нетрадиционными». Одним из таких типов являются семьи (полные или неполные), образованные в результате рождения ребёнка женщиной, не состоящей в браке. В данном разделе содержатся результаты исследования феномена внебрачного материнства, проведённого автором в 1997 г.1.

Конкретная проблема этого исследования — попытаться понять природу, причины и следствия распространения внебрачных рождений, а именно — выяснить ориентации, намерения и интересы в сфере брака и семьи женщин — матерей внебрачных детей, реализацию их жизненных устремлений и планов в семейной сфере. Исследование проведено методом «life-story»2, т.е. изучая конкретные случаи, жизненные истории женщин-матерей внебрачных детей. Выбор этой методики объясняется прежде всего интимностью, закрытостью темы для внешнего наблюдателя, а также «осторожностью” общественного мнения по данному вопросу. Поэтому методы традиционного формализованного подхода могли бы привести к большой потере значимой информации. Иногда в ходе интервью бывало довольно сложно объективно воспринимать ситуации и обстоятельства, поведанные женщинами, но в то же время именно акценты самих интервьюированных позволяют делать выводы, объяснения, интерпретации.

Всего было опрошено 50 женщин: 30 — городских, имеющих 35 внебрачных детей и 20 — сельских, имеющих 29 внебрачных детей3. Дети, рождённые вне зарегистрированного брака — чаще всего первые и единственные дети уже немолодых женщин. Однако в ходе опроса выяснилось то, что не фиксируется статистикой, но существует в реальности, — наличие полной супружеской семьи у 58% опрошенных женщин, у трети из них неофициальный муж является отцом ребёнка. Уровень образования опрошенных женщин довольно высок — 56% имеют высшее и среднее специальное образование и только 20% — восьмилетнее.

Глубинные интервью дают основание утверждать, что главный мотив рождения ребёнка этими женщинами — это стремление к материнству, к семейной жизни, желание иметь ребёнка. При этом невступление в брак, рождение ребёнка без мужа вовсе не являются для них «демонстрацией независимости», но обусловлены непростыми жизненными ситуациями и отношениями с отцом ребёнка.

При анализе материнских историй стало понятно, что возможна «типификация»: выделение четырёх групп типов-причин феномена внебрачного материнства.

Первая, и самая большая группа опрошенных женщин — это те, кто были вполне счастливыми в партнёрстве-сожительстве с отцом будущего ребёнка, и хотели бы, и собирались иметь полную семью, но по разным причинам союз распадался после рождения ребёнка. Эта группа, в свою очередь разделяется на две: тех, для кого распад сожительства с отцом ребёнка был непредвиденным, неожиданным, и тех одиноких женщин, намерения которых были «родить ребёнка без мужа». Ещё одна группа женщин — те, кто после рождения ребёнка, и второго, и третьего продолжают оставаться в незарегистрированном союзе с отцом детей. Другая группа — женщины, оставшиеся без женихов, партнёров из-за несчастных случаев (гибели жениха, отца будущего ребёнка); даже в такой небольшой выборке этих женщин оказалось шестеро. В эту группу включены и те женщины, у которых произошёл неожиданный развод во время беременности.

Жизненные, брачные, материнские выборы женщин зачастую обусловлены (усложняются или облегчаются) поведением и отношением мужчин (мужей-партнёров), родителей, родных, подруг и врачей к их решению родить ребёнка вне официального брака. При этом все типы женских историй-причин рождений вне брака переплетаются и в большой степени обусловлены обстоятельствами жизни мужчин-отцов, их социетальными характеристиками. Важно также отметить, что брачная судьба женщин складывается в определённом смысле под противоречивым влиянием родительской семьи; двойственность ситуации состоит в социокультурной автономности (возможно, даже антагонистичности) и одновременной материально-бытовой зависимости. Так что пересечения историй-причин с культурными и индивидуальными ценностями влияют на выбор женщин и показывают (на данном материале), что выбор в пользу рождения ребёнка (в 80% случаев первого и единственного) становится всё более социально одобряемым поступком.

Анализ глубинных интервью дал основание сгруппировать жизненные истории женщин в четыре дискурсивных типа: 1) «распавшееся сожительство», 2) «ребёнок для себя», 3) «полная семья», 4) «парадоксальные истории».

Дискурс «Распавшееся сожительство” (внебрачные рождения вследствие распавшегося сожительства)

Из опрошенных женщин в эту группу можно отнести 19 (38%), в том числе 12 (40%) — городских и 7 (35%) — сельских. В терминах реализации жизненных, брачных, репродуктивных планов женщин этот дискурс можно считать негативным, поскольку наиболее сильный момент здесь — отказ мужчины-партнёра от своего ожидаемого или от уже родившегося ребёнка. Женщинами эта ситуация воспринимается как отказ и от неё тоже, как «предательство». Причём в половине случаев сожительство было довольно продолжительным — 2-5 лет, возраст женщин 26-34 года, беременность у них если и не первая, то долгожданная. В своих рассказах некоторые из этих женщин вспоминают озабоченность своих мужчин-партнёров длительным отсутствием беременности и даже то, что они вместе мечтали о ребёнке, планировали свою совместную жизнь.

«Познакомились ещё студентами, встречались и дружили 7 лет. В последние годы мы с ним жили вместе. Когда он узнал о беременности, первое время пытался избегать меня, потом установились дружеские отношения. Иногда он приходил и говорил, что хоть ему и очень тяжело, но он не может жениться на мне потому, что не любит меня. В общем, он переживал, метался. Мне было 29 лет, ему 30, он работал инженером на заводе. Эта беременность была у меня третья, мы же с ним встречались 7 лет… Я его очень любила и знала, что рожу ребёнка только от него. Других мужчин у меня не было. Но для него и для его семьи (мамы) общественное мнение значило очень много. Если бы я была понастойчивее, он бы на мне и женился. Но, наверное, наш брак распался бы… Когда моему сыну было 6 месяцев, он женился на молодой девушке, так что у него своя семья. Мы с ним больше никогда не общались, я ни на что не претендовала, он помощи никакой не оказывал» (врач, 46 лет, не замужем, 16-летний сын, гор.).

По-видимому, весьма часто мужчины отрицательно реагируют на известие о беременности сожительницы из-за сомнения в том, что это его ребёнок. Чаще так происходит в тех случаях, когда мужчины-партнёры женщин по сожительству на некоторое время уезжают — на службу в армию, в командировки.

«С парнем, отцом дочки, мы дружили ещё со школы, он наш, деревенский. И когда я в училище училась, мы дружили, встречались. А теперь у него своя семья — так получилось! Дружили-дружили, а когда он ушел в армию, я родила. Он не верил, что это его дочь. Когда вернулся, мы поскандалили и долго не встречались. Потом стало видно, что дочь — вылитый папа. Он стал ходить ко мне, а я ему сказала, что дочка МОЯ и больше ничья. Да зачем он мне, зачем эти скандалы? А так — ребёнок растёт спокойно, знает отца, дружит с теми дедушкой и бабушкой» (рабочая совхоза, 29 лет, не замужем, 10-летняя дочь, сел.).

Недоверие мужчины-партнёра и даже просто выражение сомнения на этот счёт, с одной стороны, оказывает сильное отрицательное воздействие на дальнейшую судьбу женщины, но, с другой — облегчает ей принятие «оправдательного» для самой себя отказа от стремления к браку с «этим плохим любимым человеком».

«До рождения дочери мы 3 года жили вместе, в нашей семье. Он очень хотел ребёнка, но мы с ним не регистрировали брак, просто ни я, ни он не беспокоились за наше будущее. До этого я уже была замужем, но детей не было — 6 раз я была беременной, но не могла выносить ребёнка. Этот парень был на 5 лет младше меня. Он был для меня одновременно и любовник, и муж, и ребёнок. Когда я ему сказала о беременности, он почему-то панически испугался, бегал по комнате и кричал, что это не его ребёнок. И — всё. Сейчас мы просто здороваемся, когда на улице встречаемся. Он очень красивый, и дочь на него похожа, у них даже все родинки на теле одинаковые, совпадают. Тогда мне было 34 года, я все-таки смогла выносить свою седьмую беременность. Это невероятное счастье — знать, что ты не способна иметь ребёнка и все же родить! У меня просто желание такое мощное было. Теперь моей дочери 14 лет. Но я благодарна этому парню за то, что у меня есть дочь, не было бы его, не было бы и дочки, и я была бы неполноценной» (учительница, 48 лет, не замужем, 14-летняя дочь, сел.).

Как видно, распад сожительств в связи с рождением ребёнка в значительной мере обусловлен брачно-семейным поведением мужчин. По-видимому, их отрицательное восприятие известия о возможном рождении ребёнка оказывается совершенно неожиданным для женщин. Но выбор женщин в пользу материнства создаёт новую цепочку драматических ситуаций в сфере отношений с родными, с родителями. Но этот выбор происходит все-таки в пользу материнства, и он свидетельствует о высокой ценности ребёнка, семьи в представлениях опрошенных женщин.

«Мы дружили с парнем ещё со школы, год он жил у нас, а когда узнал, что я беременная, сразу сказал, что не от него. Он старше меня на 4 года, мы с ним очень близкими были, просто родственные души какие-то, даже думали одинаково. Сколько раз он говорил: «Роди мне сына». Родила, а он вообще ушел. Сначала я скрывала свою беременность, боялась, что родители на аборт пошлют… Я родила сына. Сейчас ко мне приходит другой парень, ухаживает за мной, с моим сыном нянчится. Он хочет жениться на мне, но я не хочу, не хочу даже сходиться с ним, лучше иногда встречаться… Если встретится такой мужчина, который мог бы быть хорошим отцом, то я рожу ещё одного ребёнка, но не больше. А сейчас лучше, чтобы сын ни к кому не привыкал» (домохозяйка, 21 год, не замужем, 2-летний сын, сел.).

Семья и дети, по представлению женщин-матерей этой группы, — главное в жизни женщины. И согласуясь с этой житейской истиной (вполне традиционной), родительские строгости смягчаются по мере повышения возраста дочерей. Особенно это проявляется в историях женщин, имеющих деревенские корни. Представления старших поколений сельчан основаны на нормах раннего вступления в брак и рождения детей.

«Если нет детей, жизнь женщины прошла впустую» (бухгалтер, 42 года, не замужем, 9-летний сын, гор.).

«По понятиям нашей семьи я родила очень поздно (в 24 года). Когда мне было 22 года, мои родители «махнули на меня рукой» — считали, что я осталась без семьи и без детей, что я не состоялась как женщина и вообще как человек… Мои родители ждали от меня замужества, ребёнка. И даже независимо от того, замужем я или нет, моя мама была на моей стороне, я знала, что помощь мне всегда будет. И вообще — как бы я не решила, мои родители, мои вечные адвокаты, меня поддержат» (директор фирмы, 29 лет, не замужем, 5-летняя дочь, гор.).

Кризисный момент трудного выбора молодых (юных) городских внебрачных мам смягчается либеральностью взглядов их ещё тоже молодых родителей, берущих на себя значительную часть материально-бытовых проблем своей дочери.

Таким образом, драматичность дискурса «распавшихся сожительств» связана, скорее всего с неоправдавшимися надеждами женщин на устойчивое длительное партнёрство, на воспитание ребёнка в полной семье, с разочарованием в любимом мужчине- партнёре как потенциальном муже и отце детей.

Дискурс «Ребёнок для себя» (внебрачные рождения, не ориентированные на совместную жизнь с отцом ребёнка)

Важным отличием данного дискурса от предыдущего является то, что каждая из этих женщин изначально знала и сознательно шла на то, что, став матерью, она никогда не будут жить одной семьёй с отцом ребёнка. Объясняется это тем, что в этих историях мужчина выполняет роль любовника, как правило, он уже женат, имеет детей. А женщина-мать внебрачного ребёнка была (или есть) его любовница, априори морально готовая к последующему за рождением ребёнка супружескому одиночеству. Часто это мотивируется сознательным отказом от возможности «увести» его из семьи. В других ситуациях женщина изначально не относилась к партнёру, как к потенциальному мужу. Здесь не было совместной жизни, встречи носили характер любовных свиданий.

В эту группу входят 12 (24%) из опрошенных женщин, в том числе 7 (23%) из городских и 5 (25%) из сельских. Возраст женщин при рождении ребёнка в этой группе — около 30 лет, хотя среди сельских женщин есть такие, которые считают, что и в 23 года пора родить ребёнка «для себя», чтобы не остаться одной.

«В 23 года я захотела родить ребёнка. Я даже замуж так не хотела, как ребёночка иметь. И в 24 года я родила его для себя. Я встречалась с мужчиной, он был женатый, мне он вообще-то нравился. Но встречались мы редко. И я неожиданно почувствовала, что беременная. Я посидела-подумала: мне 23 года, если первый аборт сделаю, потом вообще детей не будет. Замуж выйду, муж захочет ребёнка, а я скажу: «Не могу»? Решила родить чисто для себя, зная, что он не женится на мне… Конечно, сначала я переживала — родители ругались, но я сама так хотела маленького! И я считала, что их это не должно сильно касаться, тем более — огорчать. Папа мой стал поддерживать меня, потому, что понял, что я «настроилась на сына». Я знала, что будет мальчик, вот мальчик мой и родился! Я хорошо себя чувствовала, была спокойна и за себя, и за малыша… Отец его о нём знает, сначала он приходил, потом сказал, что это не его ребёнок, а «его дети у него дома». Потом он сошёлся с другой женщиной, и они уехали из нашей деревни. Когда моему мальчишке было 3 года, я вышла замуж, родила второго сына. В муже своём я уверена» (домохозяйка, 30 лет, замужем, двое сыновей: 6-летний (внебрачный) и 2-летний, сел.).

Этот рассказ говорит о том, что если даже женщина и рожает ребёнка «для себя», подспудно у неё сохраняются ожидания создать полноценную семью и проявить себя также в качестве жены. Но с повышением возраста одинокие женщины постепенно теряют надежды на удачную супружескую, семейную жизнь и так или иначе смиряются с этим. И действительно, не у всех людей судьба складывается счастливо. В этот дискурс вписываются и истории женщин, переживших драматические или даже трагические ситуации первой любви, после чего на некоторое время, а иногда — и на всю жизнь, «отключаются» отличной жизни.

«Когда я училась в институте, у меня погиб жених — лётчик-испытатель, мне был 21 год. Закончила институт, работала, многие ухаживали за мной, предлагали «руку и сердце», но я считала, что у меня такая судьба — быть одинокой, всем отказывала, была верна своему погибшему жениху. Взялась за научную работу, «нянчилась» со студентами, ездила по стране, по всему миру, защитила диссертацию. Стала задумываться: «Для чего живу? Жизнь подходит к концу, всё есть — квартира, машина, дача, а зачем?» Надо бы было ребёнка родить, но с мужчинами никогда не было интимных отношений. И отец мой был очень строгих правил, он бы не простил мне беременность без мужа. Да и рожать было уже поздно.

Жёсткость родительского контроля4, упомянутая в этом рассказе, вообще-то не характерна для дискурса «Ребёнок для себя». Это объясняется как «зрелым» возрастом женщин, когда многие становятся практически независимыми от пожилых родителей, так и обеспокоенностью последних одиночеством своих дочерей.

В историях женщин, родивших ребёнка «для себя» уже нет той драматичности, той резко отрицательной оценки («предатель») своих партнёров, как в первом дискурсе. Здесь появляется спокойная рассудительность, рациональность «зрелых» женщин, сознательно стремящихся к материнству, а не к супружеству-партнёрству (по крайней мере, внешне). Можно предположить, что и на самом деле, женщины этой группы если и не меньше были влюблены в своих партнёров-любовников, то, по крайней мере, более рационально (хладнокровно) обнаруживали у них недостатки. Поэтому и более спокойно, как к запланированному акту, отнеслись к прекращению интимных отношений, будучи (внешне) благодарными уже за прошлые эмоции и возможность родить ребёнка. Вместе с тем за внешней рассудительностью и благодарностью порой и в этой группе историй проскальзывают выражения обиды и «брошенности».

Следует заметить, что среди тех женщин, кто родили ребёнка «для себя», по сравнению с предыдущей групой, большая доля тех, кто на момент опроса имели постоянного партнёра — мужа или сожителя, и стало быть — полную семью — официальную (42%) или нет (26%).

Конечно, разделение женских историй на эти дискурсы-причины имеет условный характер, поскольку наряду с внешними различиями (длительность сожительств, частота встреч, глубина разочарований, жёсткость культурных ограничений), в них есть одно общее очень важное событие — реализованное материнство. И — одинаковое представление об идеальной семье — мать, отец и дети. Но к этому идеалу приблизились только некоторые женщины из первых двух групп.

Дискурс «Полная семья» (внебрачные рождения в стабильном сожительстве)

В этой модели назвать матерей и детей «внебрачными» можно только по формальному признаку — неусыновлённым детям, получающим пособие. Именно по этому признаку 12 полных семей с детьми попали в выборку обследования. Городских семей из них 8 (67%), сельских — 4 (33%). Официально зарегистрирован брак у супругов в 3 городских семьях, причём в них муж матери не является отцом внебрачного ребёнка. Остальные 9 семей — сожители, в 8 из них супруги-партнёры живут со своими (всеми или младшими в семье) детьми. В противоположность первому, этот дискурс можно назвать «Сохранившиеся (устойчивые) сожительства». В самом деле, здесь и там женские истории схожие, но семья (супружеский союз) не распадается.

«В 19 лет я познакомилась с парнем, и мы стали с ним жить — родители выделили нам комнату в нашей квартире. Потом мы стали ссориться, и он ушел. После него был другой парень, мы с ним тоже прожили года полтора. А вот этот, отец ребёнка, уже третий. Он мне сразу понравился своей самостоятельностью, он младше меня, и я как-то не могу про него сказать «муж». С ним мы живём уже три года. Родители относятся к моим партнёрам спокойно. Когда я сказала парню о беременности, он очень обрадовался, а на следующий день раскричался и заявил, что уйдет. Испугался он, что ли. Это у меня вторая беременность, во время первой был сильный токсикоз и выкидыш. Если бы он вправду ушел, я не оставила бы беременность. Как бы я одна растила ребёнка? Мама с папой уже пожилые…Уже через день он всё передумал, а тогда — я не знаю, что на него нашло… Сейчас он очень любит сына, и, наверное, он — хороший отец, а я хочу второго ребёнка. Мы будем вместе» (домохозяйка, 25 лет, стаж сожительства — 3 года, сыну 1 год, гор.).

Отличительной чертой этой модели является большее число детей в семьях: в пяти — по одному, в двух — по двое, в остальных (сельских), по трое-четверо детей. Судя по историям, судьба их матерей вовсе не всегда гладкая: двое из них овдовели с младенцем на руках, одна с тремя детьми ушла от мужа-деспота. Но им посчастливилось встретить на жизненном пути мужчин, взявших на себя ответственность за их семьи.

«С мужем живём хорошо, я его слушаю, он — меня. Я не могу сказать, что я влюбилась в него. Просто он мой и всё! Он мне и друг, и любовник, и муж, и лучше его никого нет. Не выпивает, с полуслова всё понимает. Сейчас мы подумываем, не зарегистрироваться ли, жизнь-то стала не постоянная. Надо расписаться, потому что мы строим дом, чтобы детям было наследство» (домохозяйка, 36 лет, стаж сожительства 12 лет, 16-летняя дочь внебрачная, 3 сына, зарегистрированы по совместному заявлению родителей, сел.).

На вопрос о причинах нерегистрации фактически существующего многолетнего союза женщины из этой группы семей давали весьма разнообразные, но конкретные ответы.

«Бывшая жена не даёт развода» (домохозяйка, 39 лет, 12-летний сын, стаж сожительства 14 лет, гор.).

«Свадьбу справили, но не зарегистрировались, потому что мне было 15 лет» (домохозяйка, 20 лет, стаж сожительства 5 лет, двое детей, гор.).

«Сначала как-то неудобно было: мне 17 лет, а ему уже 35. А потом забыли, так вместе и живем, у нас трое детей» (безработная, 33 года, стаж сожительства 16лет, трое внебрачных детей, сел.).

«Никакого значения не имеет, зарегистрированы мы или нет. Даже, наверное, лучше, что не зарегистрированы — всё идёт от души, а не от штампа в паспорте» (медсестра, 39 лет, стаж сожительства 4 года, внебрачная дочь 1,5 года, 4-й ребёнок).

Идея последнего высказывания встречается во многих историях, и во всех группах опрошенных женщин. Возможно, в этом состоит модернизация современной семьи — быть высокой ценностью для женщины и мужчины и их детей, а не для государства.

Дискурс «Парадоксальные истории» (рождения, ставшие внебрачными из-за овдовения или развода во время беременности женщины)

Эту группу составляют истории 7 женщин, ставших матерями внебрачных детей, условно говоря, неожиданно даже для самих себя. Двое из них овдовели во второй половине беременности, пятеро — родили второго или третьего ребёнка после развода с отцом ребёнка. Причем, у двоих из разведённых официальное оформление развода сначала имело формальный характер — ради прописки и последующего решения «квартирного вопроса». А потом эти женщины и фактически остались без мужей.

«Вышла замуж, жили в Тюмени, мама — здесь. Она болела астмой, написала мне, что приступ за приступом, состояние тяжёлое, а брата тогда посадили. Помрёт — 2-комнатная квартира пропадёт, государству достанется. Ну, я всё бросила, приехала. Развод оформила заочно, мне надо было прописаться здесь. Сын родился уже после развода, через две недели. В общем, всё из-за квартиры. Муж сюда не приехал, не писал мне, потом он женился, развёлся, снова женился. А мать ещё 14 лет болела, в прошлом году похоронили… Когда я уехала от мужа, мне было 25 лет, сын родился в 26, а в 39 вот маленького родила. Когда мама была, мы с его отцом встречались тайно, теперь вместе живём, и старший сын спокойней стал… Регистрироваться я и сама не хочу. Потому что думаю, если не поживётся, ничем не удержишь все равно. Алиментов не дождёшься, если уйдет, а так — пособие от государства — все-таки доход» (рабочая, 41 год, разведена, стаж сожительства — 5 лет, два внебрачных сына: 15 и 2 лет, гор.).

Но всё же основной стержень каждой из этих грустных «парадоксальных» историй — рождение желанного ребёнка, забота о нём, ответственность. Как видно, даже попадая в сложные, порой драматические жизненные ситуации, все опрошенные женщины делают свой выбор в пользу материнства. И только одна женщина, судьба которой поистине трагична, призналась, что ей приходила мысль оставить ребёнка в роддоме.

«Решила, что напишу заявление главврачу, кормить не буду. Но как только он родился и запищал — и я заревела. Думаю: «Господи, 9 месяцев носила, а теперь — оставлю? Троих кормлю, и ему каши хватит». Не смогла я его не кормить, просто материнское чувство перебороло» (санитарка, 45 лет, разведена, дочери 22 и 19 лет, родились в браке, сыновья 12 и 8 лет — внебрачные, сел.).

Таким образом, материалы исследования приводят к следующему выводу: главная причина возникновения внебрачной семьи, главная основа всех жизненных путей женщин, родивших детей вне брака, является не отказ от семьи, а стремление к ней. И правильнее здесь говорить не о причинах внебрачного рождения, а о судьбах женщин, у которых оно случилось.

Что касается некоторых предположений о дифференциации внебрачной рождаемости в зависимости от социального статуса женщин, то по полученным материалам видно, что в одной и той же группе схожих судеб оказывается богатая директор фирмы и бедная сельская сторож, главный художник издательства и дворник домоуправления. В современных условиях, по-видимому, не существует тесной связи между благосостоянием и брачным, репродуктивным поведением людей, вопреки выводам О. Льюиса и М. Босанаца, согласно которым свободные союзы, внебрачные рождения были элементами субкультуры беднейшего слоя5.

Внебрачная рождаемость, как показывает демографический анализ, — довольно распространённый феномен как в городском, так и в сельском населении. Его распространение имеет довольно устойчивую тенденцию к росту (см. раздел 5.2). Последними переписями фиксируется и заметный прирост монородительских семей. Вместе с тем со временем происходит узаконивание брачных отношений между сожителями, узаконивание ребёнка отцом или образование повторной семьи (с партнёром — не отцом ребёнка). По существу же, объяснение причин этого феномена, основанное на демографических фактах и некоторым образом подтверждённое социологическим обследованием, заключается в том, что современные тенденции в семейной сфере лежат в русле действия постпереходного приватно-демографического хабитуса, в русле автономизации и самоценности всех видов поведения агентов в приватно-демографическом пространстве: сексуального, брачного, репродуктивного, родительского, самосохранительного.

Итак, результаты проведённого анализа данных демографической статистики, а также социологических материалов позволяют сделать вывод о возможности на их основе верифицировать теоретическую гипотезу исследования закономерностей трансформационных процессов в приватно-демографическом поле российского социального пространства. Распространение взаимосвязанных между собой феноменов незарегистрированных бракоподобных союзов и внебрачной рождаемости (или внебрачного материнства) являются отражением распространения практик и форм семейной жизни, смысл которых состоит в дальнейшем разделении/автономизации сексуального, брачного, репродуктивного и родительского поведения.

Это разделение свидетельствует об «опривычивании» как интериоризации агентами (индивидуальными и коллективными) постпереходного приватно-демографического хабитуса, сущность которого — разумное ограничение числа рождений. Малое число детей как в полных официальных семьях, так и у партнёров-сожителей и у одиноких матерей, не состоящих в браке, — веское подтверждение этому. Кроме того, малое число детей значительно «укорачивает» детный этап жизни семей, в результате чего макроструктура приватно-демографического поля (семейная структура населения) становится «структурно бездетной», и приоритеты детоцентризма отходят на второй план, по сравнению с растущими приоритетами супружеских, интимных — «взрослых» отношений в сфере частной жизни.

1 Исследование проведено в рамках индивидуального исследовательского проекта «Внебрачная рождаемость как реализация репродуктивных нрав женщин», поддержанного Фондом Макаргуров.
2 Thompson Warren S. Population // American Journal of Sociology. — 1929. — Vol. 34.
3 Список матерей внебрачных детей был составлен по данным отделов пособий и пенсий районных (городских и сельских) администраций. Выборка проводилась из числа женщин, получающих пособие на внебрачного ребёнка (детей).
4 В этом проявляется эффект «гистерезиса», т.е. запаздывания освоения современных предрасположенностей, по Бурдьё, свойственного людям, социализированным в иных объективных условиях (например сельских).
5 Lewis O. Five Families: Mexican case studies in the cultural of poverty. — London: Souvenir press, 1975; Босанац М. Внебрачная семья. –М.: Прогресс, 1981.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *