Пропажи людей в России

В ведомстве утверждают, что большинство пропавших детей уже нашли. Сейчас в розыске остаются 98 несовершеннолетних. Больше всего детей, согласно данным СК, пропадают в Московской, Свердловской, Иркутской и Нижегородской областях, а также в Красноярском и Ставропольском краях.

Что важно знать:

По версии ведомства, дети пропадают из-за отсутствия контроля в социальных учреждениях. Среди других причин исчезновения — конфликты в семье, жестокое обращение, асоциальное поведение родителей и неблагоприятные условия жизни. При этом, согласно результатам исследования «Новой газеты», в стране более 80 процентов преступлений против детей совершают родственники и близкие люди, половину из них — в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

Истории с хорошим концом:

В середине августа 2019 года в Омской области пропал трехлетний мальчик. Он поехал с семьей в лес за ягодами, родители оставили ребенка в машине и ушли, а когда вернулись, сына в салоне не оказалось. Мальчика искали сотни полицейских, волонтеры, в том числе из поискового отряда «Лиза Алерт», местные жители, вертолет и два частных самолета. Через два дня ребенка нашли в лесу — он сидел на болотной кочке и плакал.

В конце месяца пятилетняя девочка исчезла в Нижегородской области. Она ушла из дома, где с ней находился родственник. Ребенка искали три дня около 700 человек с помощью беспилотников, тепловизоров, приборов ночного видения и вертолетов. В итоге пропавшую нашли в лесу, в буреломе. Когда девочку везли в больницу, первое, что она попросила — «тортик, пить».

Справочная о забытых вещах в метрополитене: +7 495 539-54-54 (3210 с мобильного телефона).

Склады забытых вещей находятся на станциях:

Котельники (восточный вестибюль — первый вагон из центра);

Деловой центр (второй ярус станции).

Режим работы: ежедневно с 8:00 до 20:00.

Оставить заявку на поиск утерянной вещи можно через мобильное приложение «Метро Москвы» во вкладке «Ещё» — «Забытые вещи».

Все вещи, найденные на станциях метро, в вестибюлях или в вагонах электропоездов передаются на склад забытых вещей. При обнаружении забытого предмета Дежурный по станции в присутствии сотрудника УВД проводит опись содержимого, данные заносятся в специальный бланк. Далее забытый предмет вместе с бланком передают на склад забытых вещей, где содержимое еще раз проверяют в соответствии со списком. Вещи хранятся в течение шести месяцев. При получении своей вещи пассажир обязательно предъявляет документ, удостоверяющий личность и заполняет заявление.

О забытых документах

Личные документы (паспорт, полис, водительское удостоверение, студенческий билет и др.) на склад не поступают, а сразу передаются в полицию.
7 отдел УОТО ГУ МВД России по г. Москве (стол находок) находится по адресу: 2-й Колобовский переулок, д. 8.

Председатель Государственной Думы Вячеслав Володин Володин
Вячеслав Викторович Председатель Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации седьмого созыва. Избран депутатом в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Всероссийской политической партией «ЕДИНАЯ РОССИЯ» поручил Комитетам ГД по информационной политике, информационным технологиям и связи, по безопасности и противодействию коррупции, а также Комитету по финансовому рынку совместно с Правительством и Общественной палатой доработать и подготовить ко второму чтению законопроект о поиске пропавших без вести людей по геолокации.

Ранее Президент Владимир Путин по итогам встречи с членами Общественной палаты поручил «обеспечить доработку проекта федерального закона № 546865–7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ», предусматривающего определение местоположения оконечного оборудования абонентов в сети подвижной радиоэлектронной связи в целях оперативного поиска пропавших без вести людей».

«Когда без вести пропадает человек, счет идет на минуты — заблудившийся в лесу грибник, ушедший из дома пожилой человек могут погибнуть. При этом, как показывает практика, большинство из пропавших имеют при себе мобильные телефоны. И использование сведений о месте нахождения абонента в сети – наиболее эффективный способ найти их как можно быстрее. Даже если в какой‑то момент сеть пропала, можно определить последнее местоположение, когда телефон был в сети, и это значительно сузит круг поисков. Год назад ГД приняла закон о праве полицейских оперативно использовать геолокационные данные мобильных телефонов для поиска пропавших детей. Однако в отношении взрослых этот вопрос до сих пор не урегулирован.

В настоящее время в ГД находится проект закона о поиске пропавших без вести людей по геолокации. В соответствии с задачей, которую поставил Президент, профильным комитетам ГД по информационной политике, по безопасности и по финансовому рынку дано поручение совместно с Правительством и Общественной палатой доработать законопроект, подготовив его к рассмотрению во втором чтении», — сказал Вячеслав Володин.

<strong>МОСКВА, 8 янв — РИА Новости, Анастасия Гнединская.</strong> В Красноярске волонтеры помогли найти девушку, пропавшую шестнадцать лет назад. Летом 2003-го Юля вышла за семечками — их продавали бабушки всего в нескольких метрах от ее дома. В квартиру в Томске она больше не вернулась. Только сейчас выяснилось: все это время Юля находилась в психиатрической лечебнице почти за шестьсот километров от родного города. Перед Новым годом она наконец вернулась в семью. Ежегодно списки пропавших без вести пополняются сотнями фамилий. Если в течение пяти лет человека не находят, его признают умершим. Но иногда люди возвращаются. Живыми. РИА Новости попыталось понять, как им десятилетиями удается быть невидимками. И тяжело ли потом воссоединиться с родными. «Не помнила ни фамилии, ни адреса»Юле Семеновой было 22 года, когда она пропала. Вышла купить кулек семечек неподалеку на рынке. Домой не вернулась ни через пятнадцать минут, ни через час, ни к вечеру. Родные забили тревогу. Дело в том, что в семь лет девочке поставили диагноз «задержка психического развития». Она не очень хорошо говорила, плохо запоминала названия, имена. «Но адрес мы с ней всегда проговаривали. Плюс — если она уходила одна — клали в карман записку с данными, — вспоминает Юлина сестра-погодка Нелля Семенова. — Но в этот раз не уследили». В тот же вечер родные обратились в полицию. Параллельно и сами начали поиски. Нелля с братьями (всего в семье было восемь детей) обошли все теплотрассы в районе, подъезды, гаражи. «Думали, вдруг Юля прибилась к бездомным. Или ее по доброте душевной приютила какая-нибудь бабушка». Поиски затянулись на месяц, но успехов не принесли. «Хотя мама всегда говорила: «Она жива, вернется». Даже когда нам предложили признать сестру пропавшей без вести, а затем — умершей, мы отказались. Вообще думать не хотели, что с ней может произойти что-то плохое. К сожалению, мама Юлю так и не дождалась — умерла два года назад». В это же время за шестьсот километров от Томска, в Красноярске, продавцы магазина «Калининский» у железнодорожного вокзала обратили внимание на странную девушку: она несколько часов неподвижно стояла у входа, смотрела сквозь людей, на вопросы не отвечала. Не могла даже назвать своего имени. Вызвали полицейских, те — медицинскую бригаду. Девушка явно была не в себе. Так Юля оказалась в Красноярском краевом психоневрологическом диспансере. «Единственное, что она могла тогда сообщить о себе врачам, — что зовут ее Юля. Не помнила ни фамилии, ни адреса, — говорит руководитель региональной общественной организации «Поиск пропавших детей — Красноярск» Оксана Василишина. — Естественно, на потерявшую память пациентку тут же разослали ориентировки. Но выглядела девушка намного младше своих лет, сколько ей в реальности, сказать не могла. Врачи на глаз определили возраст — 14. Так и записали в ориентировке». В психоневрологическом интернате Семенова провела 16 лет. Пока в больницу не попала знакомая поисковиков. Она рассказала волонтерам о пациентке, которая полностью потеряла память. «Правда, не так давно Юля все же вспомнила свою фамилию, а также имена братьев и сестер. Мы решили опубликовать ориентировку в соцсетях», — раскрывает алгоритм поисков Оксана.Было это еще год назад. Но родные Юли вышли на волонтеров буквально на днях — увидели ту публикацию в интернете. «ДНК-исследования мы не проводили. Но я точно знаю, что Юля — наша сестра. Дело в том, что у нее есть одна особенность, о которой не может знать никто, кроме близких. Я рассказала об этом главврачу больницы. Сомнения, что Юля — наша кровь, отпали», — радуется Нелля.Кстати, она была не первая, кто узнал в «девушке без адреса» потерявшуюся родственницу. «Как нам сообщили врачи, до этого несколько семей приходили в больницу с надеждой, что Юля — их сестра или дочь. Но никто, кроме нас, не смог назвать эту особенность. Да и увидев тех людей, Юля сразу замыкалась, не хотела с ними общаться. А нас сейчас ждет». Правда, на фото родных Юля не узнала. Зато захлопала в ладоши при виде собаки, которая жила в семье Семеновых 16 лет назад. Двадцать седьмого декабря Нелля забрала сестру домой. Говорит, что даже мысли не возникло оставить ее в клинике. «При личной встрече она все же меня узнала. Успокаивала, когда я расплакалась. Единственное, теперь ей нужно привыкнуть к тому, что все мы выглядим по-другому. Думаю, пока не адаптируется, она поживет у меня. А потом переедет в квартиру, из которой ушла за семечками 16 лет назад».Сейчас Юле 38 лет. Как оказалась в Красноярске, вспомнить так и не может. «Мать опознала обгоревший труп»Этот случай в практике красноярских волонтеров — не первый. В 2018 году они помогли найти родственников пропавшей в шестнадцать лет Людмилы Долгополовой. Девять лет родные считали ее погибшей. «Исчезновение девушки стало огромной трагедией для ее матери. Потом ее вызвали на опознание — показали обгоревший труп. Рост, вес — все сходилось. И женщина подтвердила, что это ее дочь. А придя домой, свела счеты с жизнью», — рассказывает волонтер Оксана Василишина. В это же время около аэропорта Емельяново пассажиры увидели девушку — замерзшую, голодную. На просьбы назвать свое имя и адрес она не реагировала. «Из-за того, что у нее были серьезные проблемы с психикой и потеря памяти, ее поместили в психоневрологический интернат «Овсянка». Девять лет пытались пробить по базам данных, но тщетно. А в прошлом году сотрудники интерната попросили помощи у нас. Мы разместили ориентировку в соцсетях. Спустя три дня на нее откликнулись родственники», — говорит волонтер. Как выяснилось, жила Люда в четырех тысячах километров от Красноярска — в Еврейской автономной области. Сейчас из родных у нее только престарелая бабушка и дядя. Забрать инвалида первой группы из интерната они не могут — ведь ей нужен серьезный уход. «Но то, что Люда нашлась, они называют настоящим чудом», — замечает Оксана. «Просыпался с восходом солнца, топил печь кизяком»Руслана Лукашева родные не искали: связь с ними он потерял давно, когда переехал из России в Узбекистан. Никто не знал, что последние девять лет Руслан находился в трудовом рабстве. Вызволить его помогла одноклассница, в которую он был влюблен в детстве. «До седьмого класса я жил в поселке Карабаш в Бугульминском районе Татарстана. Потом родители разошлись — отец увез меня к себе на родину, в Узбекистан. Там я выучился на сварщика. Призвали в армию, а когда вернулся, предприятие развалилось», — начинает рассказ Лукашев. Непьющего трудолюбивого Руслана на рынке заприметила казашка, торговавшая спиртом. Она предложила работу и хорошую оплату. «У меня уже тогда была цель скопить денег и вернуться в Россию. Поэтому я согласился». Полгода он строил дом на участке торговки. Но вместо оплаты получил еще одно предложение — потрудиться в соседнем Казахстане. «Она пообещала перевезти меня через границу. Мол, поработаешь у моих родственников, скопишь на дом в России. Потом тебе помогут улететь. Я снова клюнул». Так прошло несколько сезонов. Под конец «хозяева» фактически перестали кормить Руслана: давали лишь хлеб и воду, начали бить. Он сбежал — но не в Россию, а в другой колхоз. На новом месте условия были еще хуже. «Меня увезли в степь, поселили в доме, где оконные проемы были закрыты целлофаном. В нем не было даже генератора. Просыпался с восходом солнца, печь топил кизяком». Руслан пас 800 баранов, 53 коровы, 80 лошадей. «Усмотреть за таким стадом одному просто нереально. Шакалы драли барашков. За недочет одного-двух меня нещадно били». И Руслан опять подался в бега. Так он оказался у третьего «хозяина», в Алма-Ате. Торговал на рынке. «В четыре утра грузил машину луком, морковью, помидорами, вез все это под присмотром хозяина на овощебазу, продавал. Наверное, вас удивляет, почему я не убежал? Все «хозяева» говорили: вздумаешь исчезнуть, мы на тебя кражу повесим. Сядешь в тюрьму — Россию долго не увидишь». Помог случай. Последний «хозяин» дал Руслану телефон. Звонить ему все равно было некому: телефонов родственников из России он не знал. «Но в «Одноклассниках» я нашел Наташу — девочку, в которую был влюблен еще в школе. Я ее не забыл — даже приезжал в 1993 году искать ее в Карабаш. Но не получилось — тогда соцсетей ведь не было. А здесь смотрю — она. И улыбка та же, и выражение лица. Я написал ей, что нуждаюсь в помощи: нахожусь в рабстве, без документов». Ответила Наталья не сразу. Руслан уже потерял надежду вернуться домой. А она действовала. «Сначала я обратилась в программу «Жди меня». Но там не отреагировали. Тогда подруга-юрист посоветовала написать в «Альтернативу» — организацию, которая занимается вызволением из трудового рабства». Через два месяца, в августе 2018-го, Руслан был в Бугульме. Еще через полгода они поженились. Теперь Руслан оформил РВП, надеется, что получится вернуть и гражданство. «Благодаря супруге я самый счастливый человек. Если бы не она, я бы точно скончался в рабстве. Она — мой ангел-хранитель!»Восставший из мертвыхВячеславу Хомякову, еще одному пропавшему без вести, вернуться в семью помогли сотрудники тюменского центра социальной помощи «Милосердие». Мать давно похоронила сына, который перестал выходить на связь несколько лет назад. «Так получилось, что он поехал на заработки в Воркуту. Трудился в шахте. В 90-е занялся бизнесом, но прогорел. Все реже общался с родными, потом и вовсе пропал», — объясняет социальный работник центра «Милосердие» Надежда Обыховская. Мать объявила его в розыск. Спустя несколько месяцев ее пригласили на опознание: в Воркуте нашли обезображенный труп, который по описанию походил на Хомякова. По одежде мать опознала сына, похоронила его. «Вячеслав же не умер. Он попал под машину, повредил ногу. Когда вышел из больницы, не смог найти работу, начал скитаться, выпивать. Жил на дачах, в вагончиках. Но однажды его дом сгорел вместе с документами и вещами. Он попал к нам», — вспоминает соцработник. После того как Вячеслава подлечили, одна из волонтеров центра попробовала разыскать его родных. В соцсетях нашла первую жену. Та дала координаты матери и брата.»Естественно, они тут же забрали его домой. Первый месяц мы с ними созванивались, потом связь оборвалась. Думаем, они просто не хотят вспоминать весь этот кошмар. Люди ведь пропадают не от хорошей жизни. За любой такой историей — трагедия. Люди спиваются, бродяжничают, иногда подвергаются насилию. И рассказывать об этом посторонним никто не хочет», — ставит точку Надежда Обыховская.

issssrt если сайт был недоступен длительное время, то он мог просто выпасть из индекса и бан тут может быть совершенно не причем. Ждите пока сайт снова проиндексируют поисковики и пользуйтесь надежным хостингом, с хорошим аптаймом. Если сайт будет периодически недоступен — это очень плохо и чревато потерей позиций в поисковиках или вообще вылетом из индекса.
Если хотите ускорить возвращение в индекс, пробуйте снова скормит карту сайта поисковикам:
http://google.com/webmasters/sitemaps/ping?sitemap=ссылка на Ваш sitemap http://www.bing.com/webmaster/ping.aspx?siteMap=ссылка на Ваш sitemap Для того чтобы яндексу карту отправить, придется зайти на страницу вебмастера. И до кучи можете воспользоваться сервисом пинга в 40 поисковиков.
Либо поисковик забанил.Чтобы Ваш сайт забанили нужны веские основания. Химичили с контентом/ссылками/поведенческими и баловались черным SEO? Тогда да, вероятно сайт забанен. Придется писать покаянное письмо в гугл и яндекс (если забанили оба). За то что Ваш сайт был недоступен из-за дрянного хостинга, его не забанят, просто понизят в позиции и со временем выкинут из выдачи. Поисковики давно поумнели и стремятся помогать людям найти релевантный контент, а мертвые/недоступные сайты в выдаче абсолютно никому не нужны.
Как-то можно узнать забанен ли сайт Один из вариантов, в яндексе добавить адрес сайта в форму Сообщить о новом сайте. Если яндекс пишет, что сайт уже добавлен в систему, то скорее всего бана нет, а просто введено ограничение в выдаче поиска. Если сайт забанен форма выведет результат: «сайт запрещен к индексации».
если ты не владелец сайта?Пообщайтесь в владельцем, чтобы занялся своим сайтом, раз он Вам так дорог. 🙂

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *