Проект единого гражданского процессуального кодекса

Некоторые размышления о Концепции единого гражданского процессуального кодекса России Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

ГРАЖДАНСКИЙ И АРБИТРАЖНЫЙ ПРОЦЕСС

Ю.А.Свирин*

Некоторые размышления о концепции единого Гражданского процессуального кодекса России

Аннотация. В представленной статье содержатся замечания автора по Концепции единого процессуального кодекса России и излагаются предложения по исправлению некоторых недостатков Концепции. В частности, автором обосновывается неприемлемость закрепления в новом кодексе принципа исчерпывающего перечня доказательств; отмечается сохранившаяся от действующего кодекса неопределенность и противоречивость таких правовых конструкций, как «законные сроки» и «разумные сроки». В целях устойчивости судебных решений и исключения конкуренции судебных постановлений обосновывается закрепление принципа правовой определенности. Особенно обращается внимание на дивергенцию гражданского процесса и исполнительного производства, что также не нашло отражения в Концепции единого кодекса.

Ключевые слова: исчерпывающий перечень доказательств, открытый перечень доказательств, законные сроки, разумные сроки, принцип правовой определенности, отрасль исполнительного права.

аинамичное развитие как российского общества в целом, так и экономики детерминирует развитие и, самое главное, енствование права РФ. После реформы гражданского законодательства, начатой в 2008 г., настала очередь кардинальных изменений процессуального права. 5 февраля 2014 г. был принят законодательный акт, объединивший Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ. С 6 августа 2014 г. Верховный Суд РФ является единственным высшим судебным органом РФ по всем делам, в том числе и по делам, возникающим из предпринимательских и иных экономических отношений.

9 июня 2014 г. Комитетом по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству была создана Рабочая группа, куда вошли многие известные процессуалисты: Т.Е. Або-ва, Г.А. Жилин, И.В. Решетникова, Л.В. Туманова, В.В. Ярков. К сожалению, Рабочая группа состояла только из ученых, представляющих одну точку зрения на предмет и структуру гражданского процессуального права. Не был учтен плюрализм мнений о предмете отрасли гражданского процессуального права (так, Ю.А. Свирин, О.В. Исаенкова,

Н.А. Рассахатская, А.А. Власов, А.А. Максуров, разделяющие исполнительное производство от гражданского процесса, не вошли в рабочую группу). 28 октября 2014 г. в Екатеринбурге состоялось заседание Рабочей группы с участием процессуалистов, членов Комитета Государственной Думы, представителей Правительства РФ, Верховного Суда РФ. На Рабочей группе был окончательно подготовлен текст Концепции нового кодекса, после чего 8 декабря 2014 г. Комитет Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ее утвердил. Структурно проект нового кодекса включает в себя 7 разделов, 59 глав.

Основной целью разработки Концепции нового процессуального кодекса должно было стать обеспечение доступного, справедливого и эффективного правосудия за счет унификации гражданского и арбитражного процессов. Как нам представляется, в Концепции должны были найти отражение современные научные взгляды на предмет и метод процессуального права, устранены пробелы в регулировании процессуальных отношений с тем, чтобы создать благоприятную среду для защиты различными субъектами своего нарушенного права.

© Свирин Ю.А., 2015

* Свирин Юрий Александрович — доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского и административного процесса Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА^ действительный член РАЕН, академик российской Академии фундаментальных наук.

123995, Россия, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, д. 9.

Конечно, в арбитражном и гражданском процессах имеется много общих институтов, но с конкурирующим регулированием однотипных правоотношений. Концепция в целом преодолела вышеуказанную конкуренцию норм права, выявлены процессуальные проблемы и предложены пути их устранения.

Однако поспешность в разработке Концепции и ее принятия не позволила исправить некоторые недостатки в регламентации гражданского процесса. О некоторых сохранившихся, на наш взгляд, недостатках пойдет речь в данной статье.

1. В Концепции все еще фигурирует правило об исчерпывающем перечне доказательств. В частности, отмечается, что при введении в законодательство неисчерпывающего перечня доказательств происходит якобы размывание видов доказательств и, как следствие, отсутствие единого подхода в оценке достоверности доказательств. По всей вероятности, члены Рабочей группы исходили больше из сложившихся правил теории процессуального права. В то время как следовало исходить из основного правила доказывания: «каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается», а также из принципа состязательности. Как известно, сущность доказательств определяется единством их содержания и процессуальной формы, исходя из чего судебные доказательства состоят из двух тесно взаимосвязанных элементов: сведений о фактах (содержание) и средств доказывания (процессуальная форма). В обоснование такого понимания сущности судебных доказательств учеными-процессуалистами, работающими в области теории доказательств, приведено достаточно много аргументов. Процессуальная форма важна при оценке доказательств по признаку допустимости. В действующей редакции ГПК РФ законодатель закрепил исчерпывающий перечень средств доказывания, к которым относятся: объяснения сторон и третьих лиц, свидетельские показания, заключение эксперта, вещественные доказательства, письменные доказательства, аудио- и видеозапись. Таким образом, закреплено правило об исчерпывающем перечне доказательств. Суды, руководствуясь указанным правилом, не принимают в качестве доказательств сведения о фактах, содержащиеся в иных средствах доказывания. Причем суды отказывают в ходатайстве об исследовании и приобщении такого доказательства к материалам дела по формальным основаниям, без рассмотрения их относимости и допустимости. Как нам представляется, в Концепции заложена та же ошибка, которая имела место в ГПК 1964 г. и ГПК 2002 г. Так в кодексе 1964 г. в качестве доказательства не фигурировала аудио-и видеозапись, в силу чего суды не рассматривали их в качестве доказательств. И только после того как в ГПК 2002 г. аудио-, видеозапись была закре-

плена в норме права, судами такая запись стала рассматриваться в качестве доказательства. Развитие науки и техники способствует появлению новых, ранее не известных средств доказывания. Не будучи закрепленными в норме права, новые средства доказывания не будут приниматься во внимание судами в качестве доказательств, что, безусловно, будет являться негативным фактором в процессе установления истины по делу. Так, сегодня на многих автомобилях установлены видеорегистраторы, которые объективно фиксируют обстановку во время ДТП и способствуют установлению виновника аварии. Однако суды, формально руководствуясь нормами гл. 6 ГПК РФ, не рассматривают данные с видеорегистратора в качестве доказательств по гражданскому делу.

Думается, что в новом кодексе должно быть закреплено правило об открытом перечне средств доказывания. Оценку доказательств по их относи-мости и допустимости суд сделает в совещательной комнате, в том числе и тех доказательств, которые являются непоименованными средствами доказывания. Непоименованные доказательства не должны иметь второстепенное значение для суда. У сторон и иных лиц, участвующих в деле, должно быть право сделать заявление о подложности представленного доказательства. Если такого заявления не последует, то все доказательства должны оцениваться судом как равноправные.

2. В Концепции остается неразрешенным вопрос о соотношении законных и разумных сроков. Между тем своевременность защиты прав и интересов участвующих в деле лиц можно считать парадигмой эффективности осуществления правосудия. Не случайно ГПК РФ в ст. 2 указывает, что задачами судопроизводства является правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел. Все действия в гражданском процессе должны совершаться в процессуальные сроки. Как правило, процессуальные действия должны совершаться в процессуальные сроки, установленные федеральным законом. Однако если сроки не установлены федеральным законом, они назначаются судом (ч. 1 ст. 107 ГПК РФ). В свою очередь, каждый из вышеуказанных видов срока в теории процесса разделяется на два подвида. Закон устанавливает срок для суда и для лиц, участвующих в деле. Суд назначает сроки для лиц, участвующих в деле, и для лиц, не участвующих в деле.

Вместе с тем, согласно поправкам к ГПК РФ 2002 г., судопроизводство в судах и исполнение судебного акта осуществляются в разумные сроки. То есть помимо законных сроков АПК и ГПК выделяют разумные сроки. Нетрудно заметить противоречивость таких дефиниций. Становится непонятным, в какие же сроки должно осуществляться правосудие? Разумен ли срок установленный законом?

Разумный срок включает период со дня поступления искового заявления или заявления в суд первой инстанции до дня принятия судебного акта по делу. При определении разумного срока судопроизводства в судах учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность дела, поведение участников процесса, достаточность и эффективность действий суда. И наоборот, обстоятельства, связанные с организацией работы суда, а также рассмотрение дела различными инстанциями не являются основаниями для превышения разумных сроков судопроизводства по делу. Заинтересованное лицо вправе обратиться в суд с требованием о присуждении ему компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок. Таким образом, за нарушение сроков, установленных законом, лицо не может обратиться в суд за компенсацией, а за нарушение разумного срока может. Отсюда по правилам формальной логики следует, что срок установленный законом не является разумным.

Представляется, что в Концепции следовало бы отойти от дефиниции «разумных сроков», закрепив в будущем кодексе два вида срока: срок, установленный законом, и срок, назначаемый судом. В свою очередь, срок, установленный законом, должен быть разумным. Поэтому сроки рассмотрения дел в каждой инстанции должны быть увеличены, например с 2 месяцев до 4 месяцев в первой инстанции. А при нарушении законных сроков лицо должно обладать правом на компенсацию.

3. В общей части нового кодекса следует закрепить принцип «правовой определенности». Роль и значение каждого принципа достаточно подробно исследованы в научной литературе и представлены в учебниках по гражданскому процессу. Однако процессуалисты долгое время не придавали значения в своих работах принципу правовой определенности, который, по нашему мнению, незаслуженно остается за границами научных исследований в доктрине права. Между тем совершенно очевидно, что данный принцип присущ всем процессуальным отраслям права, в силу чего является межотраслевым. Содержание вышеуказанного принципа высвечивается через ст. 391-9 п. 3 ГПК РФ, в которой он нашел свое имплицитное закрепление. Важность данного принципа отмечается также и в Постановлении Высшего Арбитражного Суда РФ (далее — ВАС РФ) от 20.11.2012 № 2013/12. В частности, ВАС РФ отмечает, что признание приюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установление судом при рас-

смотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу, если они имеют значение для разрешения данного дела. Тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности1.

Принцип правовой определенности также означает, что решение должно соответствовать и не противоречить единообразию судебной практики, которая формируется в постановлениях высших судебных инстанций. В постановлениях Пленума Верховного Суда РФ излагаются правовые позиции Верховного Суда РФ, восполняющие пробелы в праве, а также содержатся комментарии по практике применения той или иной нормы позитивного права. Например, Верховный Суд РФ в своем Постановлении от 31.10.1995 № 8 (в ред. от 06.02.2007) в п. 4 подчеркивает, что при рассмотрении дел судами надлежит учитывать, что если подлежащий применению закон либо иной нормативный акт субъекта РФ противоречит федеральному закону, принятому по вопросам, находящимся в ведении РФ, либо совместном ведении РФ и субъекта, то исходя из положений ч. 5 ст. 76 Конституции РФ суд должен принять решение в соответствии с федеральным законом. А если имеются противоречия между актом субъекта и РФ, принятым по вопросам, относящимся к ведению субъекта, подлежит применению акт субъекта РФ2.

Указанная правовая позиция Верховного Суда РФ по-иному, чем в общей теории государства и права, трактует правило о юридической силе нормативных актов. В теории государства и права содержится общее правило, согласно которому суды при постановлении решения должны всегда применять закон, имеющий большую юридическую силу (данная базовая дефиниция относилась ко всем отраслям права). Однако нормой судебного установления в гражданском процессе было выработано иное правило, которое суды в силу принципа правовой определенности обязаны соблюдать.

Принцип правовой определенности имеет весьма обширный, содержательный аспект. И здесь мы не можем согласиться с некоторыми процессуалистами, которые определяют содержание принципа правовой определенности только через позиции Европейского Суда по правам человека3 (далее — ЕСПЧ). Данная точка зрения

1 См.: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20.11.2012 № 2013/12 // СПС «Консультант Плюс».

2 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 № 8 (в ред. от 06.02.2007) // СПС «Консультант Плюс».

3 См.: Егорова О.А., Беспалов Ю.Ф. Решения Конститу-

ционного Суда РФ в практике судов общей юрисдикции.

М.: Проспект. 2013. С. 88.

противоречит правовой позиции как Верховного Суда РФ, так и самого ЕСПЧ. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.07.2013 № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и Протоколов к ней» подчеркивается, что если решение суда было исполнено на момент, когда стало окончательным Постановление ЕСПЧ, в котором установлено, что при принятии этого решения были нарушены положения Конвенции или Протоколов к ней, то отмена такого решения по новому обстоятельству в связи с указанным Постановлением ЕСПЧ превалирует над принципом правовой определенности. Из приведенного контекста видно, что правовые позиции ЕСПЧ не входят в содержание принципа правовой определенности. Как нам представляется, принцип правовой определенности следует рассматривать только во взаимосвязи с правовыми позициями высших судебных инстанций России и с правовыми позициями Конституционного Суда России.

Вместе с тем в процессуальной теории совершенно верно отмечается, что одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, который, среди прочего, требует, чтобы в случаях вынесения судами окончательного решения по делу это решение не ставилось бы под сомнение4.

На принцип правовой определенности в гражданском процессе долгие годы не обращали внимания только потому, что судебный прецедент не признавался источником права. В последнее десятилетие взгляды правоведов на роль и значение судебного прецедента начинают меняться. Сама судебная практика заставляет по-иному посмотреть на доктрину принципов гражданского процесса как на основополагающее начало, закрепленное и в нормах права, и в нормах судебного установления, объективировав принцип правовой определенности.

4. Концепция единого процессуального кодекса по-прежнему рассматривает исполнительное производство в качестве института гражданского процессуального права. Разработчики концепции не учли последние научные разработки правоведов, доказывающих самостоятельность отрасли исполнительного права. В частности, такие исследователи, как О.В. Исаенкова5, Ю.А. Свирин6, А.А. Власов7,

А.А. Максуров8, М.К. Юков9, Н.А. Рассахатская10, в своих трудах не раз отмечали и доказывали, что исполнительное производство отпочковалось от отрасли гражданского процессуального права. Разделение системы права на отрасли детерминируется теори-тическими, педагогическими и практическими причинами. Во время первых двух дискуссий о праве в прошлом веке были выработаны только два критерия разделения права на отдельные и самостоятельные отрасли (предмет и метод). Однако сущность отрасли права не выражается только индивидуальными предметом и методом. К настоящему времени в науке выделены и другие критерии, позволяющие индивидуализировать ту или иную отрасль права. К таким критериям дополнительно можно отнести: индивидуальный субъектный состав, система источников, система отраслевых принципов, функции, цель отрасли, отраслевой режим. Различие между исполнительным правом и гражданским процессуальным правом наблюдается как на теоретическом, так и на эмпирическом уровне. М.А. Гурвич в своем труде «Учение об иске» совершенно справедливо отмечал, что со вступлением в законную силу решения суда, гражданские процессуальные отношения пре-кращаются11. В.А. Краснокутский также еще в 1924 г. писал о том, что судебное решение есть одна форма защиты права, а принудительное исполнение есть другая форма защиты права12.

К основным отличительным чертам, позволяющим говорить о самостоятельной отрасли исполнительного права, следует также отнести следующие:

1. Суд не является необходимым субъектом исполнительного производства, и наоборот, суд выступает центральной, обязательной фигурой в гражданском и арбитражном процессе, где ему отведена руководящая роль. Суд в исполнительном производстве является только одним из субъектов, причем не самым важным и не во всех случаях. Исполнительное производство включает в себя деятельность еще целого круга субъектов, в числе которых важнейшим является орган исполнительной власти — служба судебных приставов-исполнителей.

4 См.: Егорова О.А., Беспалов Ю.Ф. Указ. соч.

5 См.: Исаенкова О.В. Проблемы исполнительного права в гражданской юрисдикции: дис. … д-ра юрид. наук. Саратов., 2003.

6 См.: Свирин Ю.А. Исполнительное право в системе российского права: дис. … д-ра юрид. наук. М., 2012.

7 См.: Власов А.А. Гражданское исполнительное право: учебник. М.: Экзамен. 2004.

8 См.: Максуров А.А. Предмет и метод гражданского исполнительного права // Исполнительное право. 2009. № 1. С. 21.

9 См.: Юков М.К. Самостоятельность норм, регулирующих исполнительное производство // проблемы совершенствования ГПК РСФСР. Вып. 40. Свердловск: Изд-во СЮИ, 1975. С. 94.

10 См.: Рассахатская Н.А. Гражданская процессуальная форма: учеб. пособие. Саратов: СГАП, 1998. С. 84.

11 См.: Гурвич М.А. Учение об иске: учеб. пособие. М., ВЮЗИ. 1981. С. 25-26.

12 См.: Краснокутский В.А. Очерки гражданского процессуального права: Опыт систематизации законодательства РСФСР и СССР по судоустройству и гражданскому судопроизводству. Кинешма: Изд-во Ивано-Вознесенско-го субсоюза, 1924. С. 233.

2. Регламентация обособленности исполнительного производства предполагает и необходимость существования такой же самостоятельной системы правовых норм. Исполнительное производство требует специального правового регулирования, что выражается в существовании в российской системе права особых законов, регулирующих исполнительное производство.

3. В исполнительном производстве могут исполняться не только судебные акты, но и акты других органов (комиссии по трудовым спорам; нотариата; органов, осуществляющих контрольные функции; органов или должностных лиц, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях и др.).

4. В исполнительном производстве не действуют некоторые отраслевые принципы гражданского процесса. Поскольку исполнительное производство не носит черты состязательности, отсутствует принцип состязательности. Отсутствует также принцип равноправия сторон, поскольку почти все права принадлежат взыскателю, а все обязанности лежат на должнике. Отсутствует принцип объективной истины, поскольку судебный пристав-исполнитель не устанавливает истины по делу, ввиду отсутствия

Библиография:

спора о субъективном праве. Отсутствуют и такие принципы, как сочетание устности и письменности, непосредственности, непрерывности. В исполнительном производстве отсутствуют также и многие организационно-функциональные принципы. 5. Цель исполнительного производства состоит в том, чтобы, не меняя сущности вынесенного судом или иным уполномоченным органом акта, принудительно его исполнить с помощью специально предусмотренных законом средств. Целью гражданского процесса является вынесение законного и обоснованного решения. Все вышесказанное подтверждает вывод об обособленности исполнительного производства от гражданского процесса и арбитражного процесса, и позволяет нам говорить о комплексной отрасли права — исполнительное право.

Исполнительное производство есть следующая стадия правореализации, идущая вслед за гражданским судопроизводством, арбитражным судопроизводством, административным судопроизводством, уголовным судопроизводством.

К сожалению, разработанная Рабочей группой Концепция единого гражданского процессуального кодекса нивелирует все научные разработки в области права и вновь, как и в ГПК 2002 г., эклектически смешивает две самостоятельные отрасли права в одну.

1. Власов А.А. Гражданское исполнительное право: учебник. М.: Экзамен, 2004. 427 с.

2. Гурвич М.А. Учение об иске: учеб. пособие М.: ВЮЗИ. 1981. 40 с.

3. Егорова О.А., Беспалов Ю.Ф. Решения Конституционного Суда РФ в практике судов общей юрисдикции. М.: Проспект, 2013. 120с.

4. Исаенкова О.В. Проблемы исполнительного права в гражданской юрисдикции: дис. … д-ра юрид. наук. Саратов, 2003. 370с.

5. Краснокутский В.А. Очерки гражданского процессуального права: Опыт систематизации законодательства РСФСР и СССР по судоустройству и гражданскому судопроизводству. Кинешма: Изд-во Ивано-Вознесен-ского субсоюза, 1924. 367с.

6. Максуров А.А. Предмет и метод гражданского исполнительного права // Исполнительное право. 2009. № 1. С. 41-43.

7. Рассахатская Н.А. Гражданская процессуальная форма: учеб. пособие. Саратов: СГАП, 1998. 218 с.

8. Свирин Ю.А. Исполнительное право в системе российского права: дис. … д-ра юрид. наук. М., 2012. 375 с.

9. Юков М.К. Самостоятельность норм, регулирующих исполнительное производство // Проблемы совершенствования ГПК РСФСР. Вып. 40. Свердловск: Изд-во СЮИ, 1975. 78 с.

References (transliteration):

1. Vlasov A.A. Grazhdanskoe ispolnitel’noe pravo: uchebnik. M.: Jekzamen, 2004. 427 s.

2. Gurvich M.A. Uchenie ob iske: ucheb. posobie M.: VJuZI. 1981. 40 s.

4. Isaenkova O.V. Problemy ispolnitel’nogo prava v grazhdanskoj jurisdikcii: dis. … d-ra jurid. nauk. Saratov, 2003. 370s.

6. Maksurov A.A. Predmet i metod grazhdanskogo ispolnitel’nogo prava // Ispolnitel’noe pravo. 2009. № 1. S. 41-43.

7. Rassahatskaja N.A. Grazhdanskaja processual’naja forma: ucheb. posobie. Saratov: SGAP, 1998. 218 s.

8. Svirin Ju.A. Ispolnitel’noe pravo v sisteme rossijskogo prava: dis. … d-ra jurid. nauk. M., 2012. 375 s.

Материал поступил в редакцию 6 февраля 2015 г.

Some thought on the concept of the uniform Civil Procedural Code of Russia

123995, Russia, Moskva, Sadovaya-Kudrinskaya, 9.

Состав

Видзовский сельсовет включает 119 населённых пунктов:

  • Антодолье — деревня.
  • Ашкараги — деревня.
  • Балики — деревня.
  • Барковщина — деревня.
  • Барсуки — деревня.
  • Белый Застенок — хутор.
  • Белюнишки — деревня.
  • Берженишки — хутор.
  • Бикишки — деревня.
  • Битюны — деревня.
  • Блажишки — деревня.
  • Болундишки — деревня.
  • Боровые — деревня.
  • Бучаны — деревня.
  • Вайнюны — деревня.
  • Вацкелюны — хутор.
  • Видзы-Ловчинские — деревня.
  • Видишки — деревня.
  • Возгелянцы — деревня.
  • Войникишки — деревня.
  • Волки — деревня.
  • Воятино — деревня.
  • Гавраны — деревня.
  • Гевенишки — деревня.
  • Гектовка — хутор.
  • Генужа — хутор.
  • Германовщина — деревня.
  • Гирейши — деревня.
  • Годовщина — хутор.
  • Головачи — хутор.
  • Гололавки — деревня.
  • Григоровщина — деревня.
  • Гритуны — деревня.
  • Гробишки — хутор.
  • Груштелишки — деревня.
  • Гультаёвщина — деревня.
  • Гурели — деревня.
  • Дегутишки — хутор.
  • Домбровские — хутор.
  • Дрисвяты — агрогородок.
  • Дубровка — деревня.
  • Ержишки — хутор.
  • Жвирблишки — деревня.
  • Жвирино — хутор.
  • Ждегели — деревня.
  • Желабишки — хутор.
  • Затишье — деревня.
  • Казимирово — деревня.
  • Каралюнцы — хутор.
  • Карделишки — деревня.
  • Карклинские — хутор.
  • Кетишки — хутор.
  • Кирмелишки — хутор.
  • Клипы — хутор.
  • Козорезы — деревня.
  • Козяны — деревня.
  • Коновалы — хутор.
  • Короневщина — деревня.
  • Кузьмишки — хутор.
  • Лайбуны — деревня.
  • Латышки — деревня.
  • Леомполье — деревня.
  • Леонишки — хутор.
  • Липолаты — хутор.
  • Лоточки — деревня.
  • Любишки — хутор.
  • Маеришки — деревня.
  • Мальковщина — хутор.
  • Мамяны — деревня.
  • Манюки — деревня.
  • Мацеляны — хутор.
  • Мельники — хутор.
  • Мешкели — деревня.
  • Милюны — деревня.
  • Морозовка — деревня.
  • Новая Германовщина — хутор.
  • Новая Деревня — деревня.
  • Нурвяны — деревня.
  • Обали — деревня.
  • Озерава — деревня.
  • Островишки — деревня.
  • Павловка — хутор.
  • Пакульня — деревня.
  • Пастернаки — деревня.
  • Пента — деревня.
  • Перевозники — деревня.
  • Плятарово — хутор.
  • Подворинка — деревня.
  • Подисенники — деревня.
  • Подтрейбшуны — деревня.
  • Пузово — деревня.
  • Растанишки — деревня.
  • Регуляры — деревня.
  • Россинели — деревня.
  • Роташели — деревня.
  • Руди — деревня.
  • Рутины — деревня.
  • Савейки — деревня.
  • Савичи — деревня.
  • Секлы — хутор.
  • Сестренцы — деревня.
  • Скребени — деревня.
  • Снегишки — хутор.
  • Старый Двор — деревня.
  • Стунжишки — деревня.
  • Таленишки — хутор.
  • Трабшишки — хутор.
  • Тракишки — деревня.
  • Трейбши — деревня.
  • Трибутишки — деревня.
  • Фурманишки — деревня.
  • Черноземье — деревня.
  • Черный Застенок — хутор.
  • Чижевщина — деревня.
  • Шаркишки — хутор.
  • Шлявишки — хутор.
  • Эйтмяны — деревня.
  • Юлишки — хутор.
  • Якшты — деревня.

> См. также

  • Браславский район

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *