Проблемы адвокатуры

27 мая 2019 г. 14:59

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко выступил с лекцией на вебинаре ФПА РФ

27 мая президент Федеральной палаты адвокатов РФ, доктор юридических наук, профессор Юрий Пилипенко открыл очередной обучающий вебинар по программе повышения квалификации адвокатов. В своем выступлении об актуальных проблемах российской адвокатуры Юрий Пилипенко коснулся вопроса об оплате труда адвокатов, участвующих в судопроизводстве по назначению, рассказал о прошедшем 18 апреля IX Всероссийском съезде адвокатов, ознакомил слушателей с важными резолюциями Съезда и обосновал необходимость систематического повышения квалификации адвокатов.

Юрий Пилипенко призвал коллег, которым небезразлично, что происходит в корпорации, заходить на сайт ФПА РФ, который обновился и стал очень удобным: «На сайте вы сможете обнаружить большие фрагменты выступлений на Съезде и документы, принятые на Съезде, – сказал он. – Всех приглашаю на сайт ФПА, чтобы вы смогли узнать, чем на протяжении последних двух лет жила российская адвокатура, что сделала Федеральная палата адвокатов для того, чтобы адвокатура жила лучше».

Коснувшись затем Постановления Правительства РФ от 21 мая 2019 г. № 634, устанавливающего градацию размеров вознаграждения адвокатов, участвующих в уголовном судопроизводстве по назначению органов предварительного расследования или суда, президент ФПА РФ сказал, что примерно 70% адвокатов осуществляют защиту по назначению и в большинстве регионов это является основным источником их дохода.

Юрий Пилипенко напомнил о принятом ранее Постановлении Правительства РФ от 2 октября 2018 г. № 1169, которым внесены изменения в Положение о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением дела арбитражным судом, гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 1 декабря 2012 г. № 1240.

Согласно этому документу размер вознаграждения адвокатов, участвующих в уголовном судопроизводстве по назначению, увеличен: с 1 января 2019 г. он составляет не менее 900 рублей за один рабочий день участия, с 1 января 2020 г. – не менее 1250 руб., с 1 января 2021 г. – не менее 1500 руб. «Благодаря этому во многих регионах происходит структурная перестройка, все большее количество коллег начинают интересоваться этим видом адвокатской деятельности», – сообщил Юрий Пилипенко. По его мнению, их число будет возрастать, потому что в сложный для страны экономический период количество платежеспособных доверителей уменьшается.

Президент ФПА РФ особо отметил тот факт, что до принятия Постановления № 634 российские суды начиная с января 2019 г. в качестве финансового обоснования для выплат по новым ставкам ссылались на Решение Совета ФПА РФ от 16 января 2019 г.

Юрий Сергеевич выразил удовлетворение тем, что в этот непростой период у адвокатов появилась возможность удвоить, а затем и утроить свои доходы, и заметил, что последние годы «прожиты нами абсолютно не зря, раз ФПА РФ приносит пользу, которая выражается в реальных рублях».

Далее президент ФПА РФ остановился на важных решениях, принятых IX Всероссийским съездом адвокатов.

Говоря о резолюции о налогообложении адвокатов, он отметил, что индивидуальные предприниматели и физические лица, оказывающие юридические услуги, в плане налогообложения находятся в более выгодном положении по сравнению с адвокатами, которые платят НДФЛ в размере 13%. Съезд обратил внимание на эту несправедливость, создана специальная рабочая группа, которая занимается подготовкой предложений для органов законодательной власти.

Резолюция об адвокатской этике связана с распространенным в сети «Интернет» открытым обращением группы адвокатов из 32 человек, состоящих в реестрах адвокатских палат пяти субъектов РФ, на имя председателя СК РФ относительно финансово-хозяйственной деятельности АП Республики Башкортостан. «Отчасти я даже благодарен нашим коллегам, которые дали нам повод напомнить адвокатуре о том, что у нас есть традиции и правила», – заметил Юрий Пилипенко, предложив тем, кто хочет узнать об этом подробнее, посмотреть выступление на Съезде мэтра адвокатуры Генри Марковича Резника: «Лучше, чем сказал он и как написано в тексте резолюции, за которую проголосовали большинство делегатов Съезда, не скажешь». В связи с этой ситуацией президент ФПА РФ также высказал несколько суждений, касающихся соотношения Конституции РФ, Закона об адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

В заключительной части своего выступления Юрий Пилипенко обратился к дисциплинарной практике российской адвокатуры за последние два года. Касаясь вопроса о толерантности органов адвокатского самоуправления и защищенности адвокатов, он привел следующие статистические данные: за 2017–2018 гг. в адвокатские палаты поступило 24,5 тысяч жалоб на действия или бездействие адвокатов при исполнении ими своих профессиональных обязанностей; из них только 10 тысяч (40%) были признаны допустимыми поводами для возбуждения дисциплинарного производства; лишь по 6 тысячам (25%) жалоб вынесены заключения о наличии в действиях адвокатов состава дисциплинарного проступка. По мнению президента ФПА РФ, эти цифры свидетельствуют о том, что органы адвокатского самоуправления более чем толерантно относятся к адвокатам и не усматривают нарушений там, где нет состава дисциплинарного проступка. Он подчеркнул, что лишь около 300 дисциплинарных решений советов палат обжалованы адвокатами в суд, причем количество удовлетворенных исков невелико.

Юрий Пилипенко также напомнил о поправках, внесенных в Кодекс профессиональной этики адвоката в 2017 г. Тогда высказывались опасения, что эти изменения дают основания для преследования «неугодных» адвокатов и вмешательства в их личную жизнь, но они не оправдались: «Прошедшие два года показали, что ничего существенно не изменилось в дисциплинарной практике». Юрий Сергеевич сообщил, что мониторинг по применению Кодекса будет осуществляться постоянно, а поступающие новые предложения по изменению КПЭА будут проанализированы к Х Всероссийскому съезду адвокатов, который состоится в 2021 г.

Говоря о необходимости регулярного повышения квалификации адвокатов, президент ФПА РФ напомнил об утвержденном IX Всероссийским съездом адвокатов Стандарте профессионального обучения и повышения профессионального уровня адвокатов и стажеров адвокатов, а также заметил, что низкое количество оправдательных приговоров зависит не только от качества российского правосудия, но и от профессионального уровня адвокатов.

«Российская адвокатура может уверенно говорить о том, что когда мы работаем и профессионально относимся к нашим обязанностям, то у нас если не все, то очень многое получается», – констатировал Юрий Сергеевич, приведя в качестве примера очень серьезную подготовку адвокатуры к введению разбирательства с участием присяжных заседателей в районных судах. Благодаря этому практически 50% приговоров, вынесенных судами присяжных в Москве, были оправдательными. «Это победа адвокатуры и очень хорошая для нас новость», – считает он.

Пользуясь случаем, президент ФПА РФ поздравил коллег с наступающим праздником – Днем российской адвокатуры, пожелав им профессиональных успехов и здоровья.

Посмотреть выступление Юрия Пилипенко в записи можно будет в субботу, 1 июня.

Поделиться Прямая ссылка на материал: Поделиться: Поделиться

1 Адвокатская тайна

2 Что такое тайна адвоката? Любая адвокатская деятельность основана на доверии. Соблюдение адвокатской тайны является одним из ключевых принципов деятельности адвоката. Нарушение тайны во все времена считалось и считается одним из самых тяжких нарушений и закона, и кодекса об адвокатской этике.

3 Содержание адвокатской тайны М.С. Строгович считал, что суть вопроса не в тайне адвоката, а в том, чтобы обвиняемому и его близким, пользующимся помощью адвоката, гарантировать возможность свободно говорить адвокату все, что они считают нужным, без опасения, что сказанное будет обращено во вред обвиняемому М.Г. Барщевский указывает: «С того момента, когда клиент переступил порог юридической консультации, адвокатской фирмы, бюро, все дальнейшее составляет предмет адвокатской тайны. И. Я. Фойницкий иначе ставил вопрос об адвокатской тайне. Признавая профессиональную тайну, он указывал, что закон поступается интересами правосудия и ставит выше их этические интересы профессиональной тайны. К.К.Арсеньев основывал наличие адвокатской тайны на существе отношений защитника к подсудимому, которые предполагают полную откровенность со стороны подсудимого, правдивое сообщение всех обстоятельств дела… подобная откровенность немыслима без уверенности, что все конфиденциально, в интересах защиты, сообщенное защитнику останется только одному ему известным и ни в каком случае обнаружено не будет Л.Е.Владимиров также подчеркивал доверие подзащитного к своему защитнику. Адвокатура, как сословие, основана на доверии, а потому все, что подрывает это доверие, должно быть устранено

4 Соблюдение адвокатской тайны Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. 188 утвержден Перечень сведений конфиденциального характера. К ним, в частности, относятся сведения, составляющие адвокатскую тайну. Правила сохранения профессиональной тайны адвокатом распространяются на : факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей; все доказательства и документы, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу; сведения, полученные адвокатом от доверителей; информацию о доверителе, ставшую известной адвокату в процессе оказания юридической помощи; содержание правовых советов, данных непосредственно доверителю или ему предназначенных; всё адвокатское производство по делу; условия соглашения об оказании юридической помощи, включая денежные расчеты между адвокатом и доверителем; любые другие сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи. ч. 5 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката от 31 января 2003г. Соблюдение адвокатской тайны в Российской федерации регламентируется Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 года 63- ФЗ, а также Кодексом профессиональной этики адвоката. Согласно ст. 8 этого Федерального закона адвокатскую тайну составляют любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю. Та же статья гласит: «Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

5 Адвокатская тайна Возникновения адвокатской тайны определяется моментом обращения к адвокату За юридической помощью Срок сохранения в тайне сведений, составляющих адвокатскую тайну, законом не установлен Правило Конфиденциальности должно применяться безотносительно к тому факту, что другие люди могут владеть такой же информацией.

6 Субъекты адвокатской тайны Субъект адвокатской тайны — лицо, получившее сведения от человека, обратившегося к нему именно как к адвокату. Если в дальнейшем обладатель адвокатской тайны прекращает членство в адвокатском сообществе, это не освобождает его от обязанности хранить адвокатскую тайну. В целом же субъектами правоотношений в области адвокатской тайны являются: доверитель — лицо, обратившееся к адвокату за получением юридической помощи; адвокат — лицо, получившее в установленном порядке статус адвоката, имеющее право осуществлять адвокатскую деятельность, а также помощники и стажеры адвоката, иные сотрудники адвокатских образований, которым стали известны сведения, составляющие объект адвокатской тайны; третьи лица — лица, которым доверителем не сообщались соответствующие сведения, и от которых такие сведения должны быть сокрыты.

7 Гарантии адвокатской тайны. Гарантия конфиденциальности отношений адвоката с доверителем является необходимой составляющей права на получение квалифицированной юридической помощи, как одного из основных прав человека, признаваемых Конституцией РФ и международно-правовыми нормами ст. 48 Конституции РФ, ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст.ст. 5 и 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод В Основных положениях о роли адвокатов (принятых VIII Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г. в Нью-Йорке) закреплено: правительства должны признавать и соблюдать конфиденциальность коммуникаций и консультаций между адвокатом и клиентом в рамках их отношений, связанных с выполнением адвокатом своих профессиональных обязанностей Таким образом, к сведениям, которыми располагает адвокат в отношении доверителя и других лиц в связи с профессиональной деятельностью, никто не имеет правовых оснований доступа без согласия доверителя. В этой части такие сведения являются абсолютной тайной.

8 Сведения, составляющие адвокатскую тайну, могут стать достоянием правоохранительных органов в результате проведения ими оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката, других лиц, которым такие сведения были известны в связи с их профессиональной деятельностью (работники адвокатского образования, адвокатской палаты или Федеральной палаты адвокатов), или стали известны случайно (например, лицо нашло портфель адвоката, в котором находилось адвокатское производство, и передало его в милицию). В любом случае такие сведения для уголовного или административного судопроизводства: не могут быть использованы в качестве доказательств обвинения (ст. 75 УПК РФ, ст. 8 Закона об адвокатуре), а также других, подлежащих доказыванию по уголовному делу обстоятельств; не могут приниматься как допустимые доказательства (ст.75 УПК РФ, ст.26.2 КоАП РФ); не имеют юридической силы (ст. 75 УПК РФ); не должны включаться в обвинительное заключение или в обвинительный акт (ч. 3 ст. 88 УПК РФ).

9 Ответственность за разглашение адвокатской тайны. Действующее законодательство не содержит уголовной или административной ответственности адвоката за разглашение им сведений, составляющих адвокатскую тайну. За разглашение сведений, адвокат может быть привлечен к дисциплинарной ответственности квалификационной комиссией и Советом адвокатской палаты Мерой дисциплинарной ответственности адвоката может быть замечание, предупреждение, прекращение статуса адвоката, иные меры, установленные собранием (конференцией) соответствующей адвокатской палаты.

10 Заключение Адвокатская тайна Адвокатская тайна является одним из главных проявлений свободы в правозащитной деятельности является хранение адвокатом тайны доверителя. Адвокатская тайна – это разновидность профессиональной (служебной) тайны, она обеспечивает возможность конфиденциального общения адвоката со своим клиентом. Предметом адвокатской тайны являются вопросы, по которым лицо обратилось за помощью, суть консультаций, советов и разъяснений адвоката. Соблюдение адвокатской тайны — обязанность адвоката, а также всех третьих лиц, включая государственные органы.

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ АДВОКАТУРЫ

Интервью с кандидатом юридических наук, адвокатоведом Романом Григорьевичем Мельниченко. CURRENT PROBLEMS OF DEVELOPMENT OF THE RUSSIAN LEGAL PROFESSION

Interview with candidate of legal sciences, a scientist in the field of advocacy Roman Melnichenko.

Визитная карточка:

Роман Григорьевич Мельниченко родился 7 января 1973 года в Волгограде. Окончил юридический факультет Волгоградского государственного университета в 1996 году и в тот же день был принят в юридическую консультацию Центрального района г. Волгограда. После окончания аспирантуры защитил кандидатскую диссертацию по теме «Конституционное право на юридическую помощь». В 2010 году приостановил статус адвоката. В настоящее время занимается научной и преподавательской деятельностью в Волгоградском государственном университете. Автор более 200 научных публикаций по адвокатской тематике.

В юриспруденцию через филологию

— Здравствуйте, уважаемый Роман Григорьевич! Для начала прошу рассказать о том, как Вы стали юристом.

— После окончания школы я был, как говорится, без малейшего понятия, куда двигаться дальше. Ясно было лишь одно: я должен получить высшее образование, так как мои родители-инженеры не оставляли мне иного выбора. Школьный друг поведал, что собирается поступать на юридический факультет. Я подал документы вслед за ним. В день первого вступительного экзамена выяснилось, что «друг» перевел свои документы на более «проходной» экономический факультет. В результате экзамен я провалил и весь следующий год провёл каменщиком на стройке, вечерами изучая «заваливший» меня русский язык. И через год всё же поступил на юридический факультет вуза, в котором сейчас и преподаю.

В адвокатуру по случаю

— А почему Вы пришли именно в адвокатуру?

— Когда моё обучение в вузе подошло к пятому году, необходимо было выбрать место для практики. Сокурсник предложил пройти её в юридической консультации. В первый же день практики мне выдали справку о том, что я являюсь стажёром, и послали в суд защитником по делу об изнасиловании. Так и пошло. Уже через год я точно знал, где буду работать после вуза, и дата выдачи моего диплома соответствует дате первой записи в трудовой книжке о поступлении в адвокатуру.

В преподаватели через бассейн

— Расскажите, пожалуйста, и о том, как Вы начали заниматься преподавательской деятельностью.

— В начале своей профессиональной деятельности я увлёкся плаванием. И вот однажды на плавательной дорожке познакомился с препо-

давателем, который мне рассказал, что в один из волгоградских вузов требуется преподаватель на юридическую кафедру. На следующий день я явился туда и заодно с должностью получил место в очной аспирантуре. Постепенно преподаватель победил во мне адвоката, и я полностью перешёл на эту стезю, о чём сегодня и не жалею, и жалею одновременно.

E-learning / Legal tech

— Какие новые научные направления в современной юридической науке и образовании Вы считаете наиболее перспективными?

— Сейчас я вижу хороший научный потенциал двух направлений, естественно, с уклоном в адвокатскую тематику: e-learning и legal tech. Общие черты у них две — новизна и бурное развитие.

E-learning — это электронное обучение. Приведу несколько терминов, которые ещё пару лет назад я сам принял бы за тарабарщину: блоговые видеолекции, мультимедиа, интерактивное телевидение, обучающие блоги, wiki, образовательные подкасты, образовательные аккаунты, образовательные курсы, e-learning среда, e-learning технологии, синхронное обучение, вебинар, веб-конференция, образовательный контент. А сейчас это основной лексикон настоящего современного высшего образования.

К сожалению, в России e-learning представлено сегодня преимущественно в формате дистанционного обучения, которое, в свою очередь, было сильно диффамировано недобросовестными участниками рынка образовательных услуг. Эти люди под маркой дистанционного обучения занялись обыкновенной торговлей дипломами о высшем образовании. Своей научной задачей я вижу исследование явления e-learning и вычленение из него всего того, что сможет продвинуть вперёд российское образование вообще и образование адвокатов в частности.

Применительно к связке адвокатура и e-learning я вижу здесь два направления: подготовка к профессии адвоката и повышение квалификации. В развитие первого мною создан видеокурс, в котором разработаны первые 33 вопроса к экзаменам на получение статуса адвоката. Судя по положительным отзывам, этот проект оказался успешным. К сожалению, аналогичный проект в формате e-learning — компьютерное тестирование, которое было введено Федеральной палатой адвокатов РФ в качестве первой части экзамена на получение статуса адвоката, оказался неудачным. По моим наблюдениям, компьютерное тестирование вызвало волну недовольства со стороны сдающих экзамен, а также сильно увеличило коррупционную составляющую в адвокатских палатах.

Что касается повышения квалификации адвокатов в формате e-learning, то здесь стоит в положительном ключе отметить проект ФПА РФ по организации обучающих вебинаров и составленных на их основе видеолекций. Но нельзя останавливаться на достигнутом, поскольку любые проекты подобного рода набирают вес (в данном случае это количество пользователей этого продукта) в первый год своего существования из-за эффекта новизны. Однако если проект не развивать, не приглашать новых спикеров с интересной и актуальной проблематикой, проект быстро «остынет» и станет обузой не только для пользователей (особенно если им будет вменено в обязанность этот контент смотреть), но и организаторов. По всем показателям e-learning-мониторинга образовательный проект ФПА РФ близится к стадии заморозки, что очень печально.

Со своей стороны, я реализую несколько e-learning-проектов в области повышения квалификации адвокатов. Помимо проекта «Пропуск в адвокатуру» я поддерживаю и развиваю образовательный проект «Адвокатура» с использованием интерактивных опорных сигналов, технологии капельного образования, социальных сетей и бло-говых видеолекций.

Адвокатский legal tech

— На страницах нашего журнала Вы публиковали статью «Электронная адвокатура». Это и есть legal tech?

— Да, он самый. И я всё больше и больше убеждаюсь, что за ним — будущее нашей адвокатуры. Будущее пугающее и одновременно манящее. Посмотрите хотя бы на эти термины: онлайн-сер-висы, справочно-правовые системы, Blockchain, Data Science, онлайн-платформы, уберизация. В упомянутой Вами статье я хотел донести до чи-

тателей мысль о том, что legal tech не на нашем пороге, он уже в нашем адвокатском доме, не замечать это просто глупо.

Прошедшим летом мы с моим коллегой -доктором философии провели интереснейшее исследование о причинах психологического напряжения, которое возникло у юристов перед лицом «вторжения» legal tech в их профессиональную среду. Получили интересные результаты, которые в ближайшее время будут представлены широкой общественности.

Непосредственно в сфере адвокатуры, а именно в сфере её организации, огромные перспективы использования legal tech вижу в организации адвокатского «электронного суда присяжных». Возможно, это единственный путь сохранения адвокатуры в условиях наступившего сегодня управленческого кризиса.

Проблемы дисциплинарной ответственности руководства адвокатских палат

— Вы долгое время исследуете институт дисциплинарной ответственности адвокатов. Как в этой связи относитесь к идее особой дисциплинарной ответственности руководства адвокатских палат?

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— То, что с адвокатским руководством в ряде регионов творится что-то неладное, стало ясно буквально через год после учреждения адвокатуры образца 2002 года, которая получила в исторической адвокатской науке наименование «Период чиновничьей адвокатуры». Некоторые президенты палат начали «консервировать» свои должности, попутно создавая клановые структуры в палатах. И соответственно, первой моей реакцией тогда стала идея о разработке «карательных мер» в отношении недобросовестных адвокатских руководителей, в частности, было предложено ввести особые составы дисциплинарных правонарушений, которые и были освещены в научной статье от 2009 года «Узурпация власти как самостоятельное профессиональное правонарушение адвоката». Были выделены две группы дисциплинарных правонарушений: узурпация и злоупотребление властью, а в рамках данных групп расписаны конкретные составы дисциплинарных правонарушений. Но уже тогда было ясно, что воплощение этих составов в КПЭА невозможно по причине того, что в руках адвокатских функционеров сосредоточились все три ветви власти: законодательная (принятие корпоративных актов), исполнительная и судебная (квалификационные комиссии и советы адвокатских палат).

Однако со временем ситуация стала усугубляться, а выделенные в рамках исследования

социально опасные для адвокатуры деяния получили массовое распространение. В 2017 году вопрос вновь актуализировался. Но теперь стало понятно, что одними дисциплинарными мерами уже не обойтись, так как даже в случае включения подобных составов в КПЭА под влиянием общественного адвокатского мнения они вряд ли будут применены на практике. Выражаясь словами героя комедии «Горе от ума», «А судьи кто?». Болезнь зашла слишком далеко, и ни дисциплинарными, ни даже, наверное, уголовно-правовыми способами её уже не излечить.

Беньяш и Арнольд Тойнби

— Какие проблемы современной адвокатуры Вы бы выделили?

— Переломным, ярким и жизненно значимым для адвокатуры сегодня является дело адвоката Беньяша (напомним читателям, что это дело по поводу задержания адвоката, выполняющего свои профессиональные обязанности, избиения его сотрудниками полиции и последующего поочерёдного возбуждения в отношении него административных и уголовных дел). То, что это дело стало значимым, — хороший знак. В противном случае мы бы наблюдали за медленным угасанием адвокатуры.

Это дело очень точно накладывается на концепцию «вызов-ответ» выдающегося учёного Арнольда Тойнби, которую он разработал в рамках социологического детерминизма цивилизаций, но она вполне подойдёт и для исследования «адвокатской цивилизации». «Вызов» — это какое-либо внешнее воздействие, которое угрожает существованию какой-либо социальной системы. Если «вызова» долгое время нет, цивилизация деградирует и в конце концов умирает. Как я уже упомянул выше, «вызов» адвокатуре всё же случился — это дело адвоката Беньяша. Конечно, всё произошло не само собой. Был труд многих адвокатов и правозащитников, которые не позволили «вызову» сгладиться, не позволили адвокатуре и дальше «гнить заживо». И это очень обнадёживает меня как исследователя адвокатуры.

Когда вызов случился, возможны два варианта развития событий, зависящих от корреляции двух параметров: сила вызова и сила сопротивления. В случае, если вызов будет сильнее сопротивления, социальная система, в нашем случае адвокатура, погибнет. Это произойдёт не в форме легальной ликвидации этого института: в период гибридных технологий так делать не принято. В случае «слома» адвокатского духа у лучших представителей корпорации наступит эффект ресентимента. Это состояние бессильной злобы

перед сложившимися обстоятельствами, на которые повлиять они не могут. В результате эти достойные представители профессии или марги-нализируются, или перейдут в другую профессиональную институцию.

В случае же достойного ответа на «вызов» эта борьба даст энергию пассионарной части адвокатского сообщества для изменения самой структуры современной адвокатуры, которая, очевидно, в значительной степени перестала отвечать современным вызовам.

«Тромбы» российской адвокатуры

— Каково Ваше мнение относительно широко обсуждаемой и планируемой к внедрению так называемой «Концепции регулирования рынка юридических услуг»?

— Первоначально я воспринял эту идею «в штыки», но в процессе подготовки «Концепции» постепенно стало ясно, что речи об «адвокатской монополии» в чистом виде речь в ней все же не идет. Речь идёт о необходимости реформирования устройства современной российской адвокатуры, которая постепенно становится неконкурентоспособной на рынке юридических услуг.

В результате я увидел интересную возможность, которую даёт концепция, например в вопросе допуска в российскую адвокатуру. Дело в том, что мониторинг сайтов адвокатских палат показал, что некоторые из палат, помимо существующих цензов доступа в профессию (образовательный ценз, ценз юридического стажа и т. п.), устанавливают свои, не соответствующие требованиям закона условия. Например, на сайте Адвокатской палаты Республики Башкортостан ранее был опубликован список документов, которые «при обращении претендента на присвоение статуса адвоката в квалификационную комиссию необходимо представить». А в конце списка было указано: «!!!В приеме пакета документов отказывается при отсутствии хотя бы одного из вышеперечисленных!!!». В списке под № 9 было размещено требование о наличии в пакете следующего документа: «Ходатайство коллектива коллегии, бюро, филиала». Получается, что в Республике Башкортостан было введено ещё одно, не предусмотренное законом, требование для получения статуса адвоката — согласие других адвокатов в формате выдачи характеристики. Естественно, что введение данного требования незаконно, так как список условий для поступления в адвокатуру закреплён федеральным законом и является закрытым. В Управление Министерства юстиции по Республике Башкортостан по этому поводу было направлено обращение, в

результате нарушение требования закона было устранено.

Последующий мониторинг выявил целый «букет» разнообразных нарушений со стороны адвокатских палат. Например, на сайте Адвокатской палаты Воронежской области опубликованы «Разъяснения порядка подачи заявления на получение статуса адвоката», согласно которым «Претенденты, ранее работавшие в судах, органах юстиции, прокуратуры, иных правоохранительных органах, предоставляют служебную характеристику». То есть производится сегрегация кандидатов на работающих в правоохранительных органах и не работающих, причём на работающих налагаются дополнительные обременения в виде обязанности предоставить характеристику. Тем самым нарушается правовой принцип равенства, что приводит к дискриминации как бывшего госслужащего в частности, так и государственную службу России в целом.

В Палате адвокатов Самарской области в списке под № 12 и сегодня указано требование к кандидату о наличии двух документов: «Для стажёров адвоката отчет о прохождении стажировки и решение аттестационной комиссии Школы молодого адвоката». Тем самым в Самарской области введено еще одно требование, которое необходимо выполнить для получения статуса адвоката, -предоставить решение аттестационной комиссии Школы молодого адвоката. То есть введён ещё один орган, контролирующий допуск кандидатов к адвокатской профессии, помимо квалификационной комиссии.

В Республике Дагестан в списке под № 13 указано требование о предоставлении «Справки из наркологического диспансера о том, что претендент не состоит на учете». Но федеральный список требований для получения статуса адвоката не предусматривает требование об отсутствии у кандидата алкогольной или наркотической зависимости. Кроме того, это требование умаляет достоинство кандидата, у которого требуется справка о том, что он не наркоман и не алкоголик.

Есть и «тромбы», установленные на федеральном уровне самой Федеральной палатой адвокатов. 16 мая 2017 года на заседании Совета ФПА РФ было принято решение об необходимости стажерам (на срок стажировки) и адвокатам со стажем адвокатской деятельности до 5 лет произвести подписку на одно из средств массовой информации, посвященных адвокатуре. При всем уважении к адвокатским СМИ, которые, к сожалению, далеко не всегда получают необходимую финансовую поддержку со стороны органов адвокатско-

го самоуправления, хотя, безусловно, вправе на это рассчитывать, упомянутое нововведение, хотя и позволит молодым получить необходимую им информацию, фактически представляет собой дополнительное (ко многим другим существующим в современной российской адвокатуре) финансовое обременение целого поколения молодых адвокатов и «навязывание услуги».

Для борьбы с негативными в адвокатуре явлениями в социальных сетях был создан проект «Тромбы российской адвокатуры», где размещаются выявленные в адвокатских палатах нарушения, обращения в управления юстиции по этому поводу и ответы на них. Постепенно к данному проекту присоединяются неравнодушные граждане, которые передают сообществу информацию о нарушениях в конкретных палатах. Имеются все предпосылки, что начатое движение разовьётся и послужит делу оздоровления «адвокатского организма».

Имущественный ценз или торговля адвокатским статусом?

— Что особенно Вас возмущает в устройстве современной адвокатуры?

— В 2009 году я опубликовал статью «Имущественный ценз доступа к адвокатской профессии», в которой обратил внимание адвокатского сообщества на такое, тогда ещё новое, явление, как взнос за поступление в адвокатуру, который некоторыми юристами воспринимается как «продажа» адвокатского статуса. Тогда некоторые палаты стали вводить требование о внесении кандидатом на получение статуса адвоката определённой денежной суммы в адвокатскую палату.

Причём единственным понятным мне аргументом для этого шага был следующий: «Кандидаты приходят на готовое — пусть платят». Но, простите, ведь «первые адвокаты», к ним относится и ваш покорный слуга, при получении статуса адвоката в формате 2002 года не платили вступительных взносов. Так на каком основании вновь пришедшие адвокаты должны платить от 20000 до 200 000 рублей, в зависимости от региона, за его получение? Кроме того, ведь адвокатура не является коммерческой организацией, например акционерным обществом, где по выходу акционер может продать свои акции и вернуть стоимость своей доли, а может быть, еще и неплохо заработать. В адвокатуре ведь внесенные средства возвращать лицу, вышедшему из членства в палате и, тем более, исключенному из нее по тем или иным правовым основаниям, никто не предлагает.

Явление «взноса за вступление», на мой взгляд, имеет под собой следующие основания.

Первое связано с адвокатским чиновничеством, президентами палат, вице-президентами и постоянными членами советов палат. После того, как они закрепились на своих должностях, их финансовые аппетиты значительно возросли и уже не могли быть удовлетворены членскими взносами, так как всё же президенты и их окружение опасаются чрезмерно «злить» рядовых адвокатов, постоянно повышая сумму членских взносов. В результате были найдены «слабые звенья», на которые и были возложены дополнительные финансовые обременения. Это адвокаты-учредители адвокатских кабинетов, для которых в ряде адвокатских палат были введены повышенные ставки «товарищеского налога», и вновь прибывшие в корпорацию члены.

Второй причиной является пассивность и скупость адвокатского большинства. Когда их адвокатское начальство предлагает на конференциях повысить расходы на содержание адвокатского чиновничества и одновременно возложить это бремя лишь на часть адвокатов, большинство радостно голосует «за», вместо того чтобы проверить руководство адвокатских палат на предмет целевого использования поступающих к ним денежных средств.

В настоящее время в адвокатских сообществах собираются и в открытом доступе публикуются сведения о размерах взносов в различных палатах. Возможно, это изменит ситуацию. Публичность иногда творит чудеса. С другой стороны, ясно, что все это сделано, как говорится, не от хорошей жизни. Очевидно, что финансирование деятельности некоторых адвокатских палат, особенно тех, которые имеют в своем составе небольшое число членов, оставляет желать лучшего.

Законопроект А.А. Клашаса

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— Каково Ваше мнение относительно содержания законопроекта, получившего название «Законопроект А.А. Клишаса» (№ 469485-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»)?

— Поначалу этот законопроект показался мне концептуально противоречащим выдвинутой Минюстом Концепции регулирования рынка юридических услуг и принципам построения адвокатской корпорации, которые были заложены ещё в 1966 году и продублированы в 2002 году.

Спустя некоторое время я стал более пристально приглядываться к этому продукту законодательного творчества, поскольку мне стал ясен стержневой смысл данного закона — выстраивание адвокатской вертикали.

Согласно законопроекту, ФПА РФ получит новые значимые полномочия и возможность воздействия на президентов адвокатских палат, а значит укрепится ее власть над всей управленческой структурой российской адвокатуры, которая была выстроена на местах с 2002 года. В то же время многие президенты адвокатских палат, естественно, не хотят делиться своей властью.

Даже беглый анализ результатов нескольких предыдущих всероссийских съездов адвокатов свидетельствует, что президенты региональных палат оказывают всё меньше и меньше сопротивления невыгодным для них нововведениям, но всё же остаются в современной адвокатуре весомой силой. Для нейтрализации президентов региональных палат законопроект даёт им право избираться на третий срок, как бы в обмен на усиление полномочий ФПА РФ.

В то же время некоторые президенты адвокатских палат уже давно изобрели способ обхода ограничения избираться на третий срок, когда на краткий срок на пост назначается фиктивный президент. Возникает вопрос: нужен ли им третий срок, который они и так уже фактически имеют?

Анализ материалов, публикуемых в социальных сетях, показывает, что в последние годы авторитет президентов палат, пользующихся таким способом, серьёзно пошатнулся. Для их легитимации предложен проект «приглашение на царство», взятый из опыта Московии времён Бориса Годунова. Предполагается, что какая-то часть адвокатов будет на конференции «умолять» «президента-батюшку» занять свой пост ещё раз и не покинуть их в трудный час.

Но последним значимым препятствием к построению адвокатской вертикали осталась группа «президентов-зубров». Их не так-то просто соблазнить «конфетой» третьего срока, так как они обладают существенной поддержкой адвокатского электората. К подобным президентам относятся, например, и Г. Резник, не пошедший на третий срок и избранный вице-президентом палаты, президент адвокатской палаты Удмуртской Республики Д. Талантов. Возглавляемые ими органы адвокатского самоуправления открыто выступили против обсуждаемого законопроекта.

Ну и, конечно, не следует сбрасывать со счетов социальные сети и те институты гражданского общества, которые стали там образовываться. Теперь уже невозможно, как пару лет назад, протащить какую-нибудь инициативу «по-тихому». Теперь многое попадает во внимание лидеров социальных сетей (блогократов), разбирается «по косточкам» и нередко сопровождается хлёстким

вердиктом. Обсуждение в социальных сетях законопроекта продолжается. Это и есть зачатки подлинной, а не формальной демократии в адвокатской корпорации.

Большие надежды в части независимого обсуждения законопроекта и всестороннего освещения всех имеющихся к настоящему времени позиций адвокатское сообщество возлагает на общественные объединения адвокатов — Гильдию российских адвокатов, Федеральный союз адвокатов России, Союз адвокатов России, Международный союз (содружество) адвокатов. Вероятно, в ближайшее время появятся постановления этих общественных объединений адвокатов. Нельзя не отметить и полезнейшую для развития адвокатуры деятельность рабочей группы «Развитие адвокатуры» в рамках Общероссийского гражданского Форума. Несмотря на то, что началом деятельности группы является 2016 год, с момента активной работы участников этого сообщества в законодательство были внесены «проадвокатские» поправки, которые несколько улучшили ситуацию с проблемами защиты профессиональных прав адвокатов.

Так, предложения, выработанные в результате деятельности рабочей группы, были учтены при разработке и принятии Федерального закона, в котором, в частности, содержались нормы об исключении из УПК РФ процедуры допуска адвоката к участию в деле о запрете на использование в качестве доказательств материалов адвокатского производства, о разрешении присутствия при производстве обыска в отношении адвоката специально уполномоченного представителя Адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, а также об установлении в УПК РФ обязательных требований к основаниям, порядку и решениям о производстве обыска. Также были усилены права адвоката-защитника в части приобщения к материалам уголовного дела заключения специалиста, и фактически устранен запрет на разглашение адвокатом-защитником данных предварительного расследования, если это необходимо в связи с осуществлением им защиты подозреваемого или обвиняемого по уголовному делу.

Предложения, выработанные в результате деятельности рабочей группы, были учтены при разработке и принятии Федерального закона об увеличении размера административного штрафа за неправомерный отказ в предоставлении гражданину, в том числе адвокату в связи с поступившим от него адвокатским запросом, информации, предоставление которой предусмотрено федеральными законами, несвое-временное ее предоставление либо предоставление заведомо

недостоверной информации, — до размера от пяти тысяч до десяти тысяч рублей.

Предложения рабочей группы о введении аудиозаписи судебного разбирательства по всем категориям дел учтены в соответствующих федеральных законах.

Надеюсь, что активная деятельность рабочей группы ОГФ будет и дальше продолжаться в полезном для развития российской адвокатуры направлении.

Как заниматься адвокатоведением?

— Какие советы Вы могли бы дать тем, кто хочет заняться наукой в сфере адвокатуры?

— Сегодня в нашем социуме созданы идеальные условия для занятия наукой и, в частности, адвокатоведением. Адвокатоведение — это сфера научной деятельности, изучающая явления в адвокатской деятельности и организации адвокатуры. Для занятия наукой на первом этапе даже не нужно поступать в аспирантуру или прикрепляться к другим научным институциям. Социальные сети позволили создать условия, в которых наукой можно заняться каждому, ежедневно, без каких-либо финансовых затрат. Достаточно найти в социальных сетях группу, в которой публикуются научные тексты, и присоединиться к их обсуждению.

Если через некоторое время человек почувствует, что адвокатоведение — это его, то он может переходить к следующему этапу, начать писать небольшие обзоры различных актуальных событий, постоянно происходящих в адвокатуре, для научных блогов. На третьем этапе, когда «рука набьется», можно переходить к серьёзным научным публикациям. Кстати, на мой взгляд, журнал «Евразийская адвокатура» является одной из основных значимых отечественных площадок для публикации научных трудов по адвокатской тематике. И только тогда, когда тексты начинающих адвокатоведов станут известными и цитируемыми, когда о них узнают признанные корифеи, уже можно подумать о закреплении своего статуса учёного путём защиты кандидатской или докторской диссертации.

Со своей стороны, хочу заверить всех читателей журнала «Евразийская адвокатура», что каждый вопрос или просьбу ко мне от тех, кто в научном плане интересуется вопросами адвокатуры, я не оставлю без внимания и без ответа.

— Большое спасибо Вам за беседу!

Беседовал доктор юридических наук, доцент, главный редактор журнала «Евразийская адвокатура»

А.В. Рагулин

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *