Принуждение отличие от вымогательства

УДК 343 ББК 67

DOI 10.24411/2312-0444-2019-10030

ВОПРОСЫ РАЗГРАНИЧЕНИЯ ВЫМОГАТЕЛЬСТВА И ПРИНУЖДЕНИЯ К СОВЕРШЕНИЮ СДЕЛКИ ИЛИ К ОТКАЗУ ОТ ЕЕ СОВЕРШЕНИЯ

Игорь Владимирович РЫБИН, старший преподаватель кафедры уголовного права Уральского государственного юридического университета E-mail: igor_rybin@bk.ru

Научная специальность: 12.00.08 — уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

Рецензент: О.М. Калинина, доцент кафедры уголовного права Уральской государственной юридической академии, кандидат юридических наук, доцент

Аннотация. Статья посвящена актуальным вопросам разграничения вымогательства и принуждения к совершению сделки или к отказу от ее совершения. Автор приводит различные точки зрения ведущих ученых по вопросам соотношения ст. 163 УК РФ и ст. 179 УК РФ.

В конце статьи автор формулирует собственные критерии разграничения этих составов, подчеркивая, что на практике возникают уголовные дела с «двойной» квалификацией, что совершенно не допустимо.

Ключевые слова: вымогательство, имущество, право на имущество, действия имущественного характера, принуждение, возмездная сделка, безвозмездная сделка.

Несмотря на указание в диспозиции ст. 179 УК РФ на «отсутствие иных признаков вымогательства», это не вносит большой определенности в вопросы разграничения вымогательства и принуждения к совершению сделки или к отказу от ее совершения. Вымогательство (ст. 163 УК РФ) и принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179 УК РФ) А.Г. Безверхов называет «несовместимо смежными», подчеркивая сложность их разграничения ввиду близости, почти идентичности составов1.

Следует заметить, что сама норма ст. 179 УК РФ вызывает критику не исключительно в связи со ст. 163 УК РФ.

А.Э. Жалинский полагает, что в состоянии межотраслевой конкуренции находится норма

о принуждении к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179 УК РФ) с гражданско-правовыми предписаниями о сделках, совершенных под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения одной из сторон с другой2. Автор отмечает, что обе статьи «описывают одинаково некоторые составы противоправных деяний, устанавливая естественно различные последствия».

Аналогичное мнение высказано И. Камы-ниным3.

По мнению Г.Н. Борзенкова, различие между принуждением к заключению сделки и вымогательством заключается в особенностях предмета преступления. Согласно его позиции, ст. 179 УК РФ может распространяться только

№ 1/2019

на случаи принуждения к совершению сделок неимущественного характера4.

В.В. Новик, Г.В. Овчинникова и В.Н. Осип-кин указывают, что предметом ст. 179 УК РФ могут быть интеллектуальная собственность, информация и неимущественные права5.

И.В. Субботина полагает, что «проблема разграничения составов указанных преступлений возникает главным образом при квалификации фактов принуждения к совершению имущественных сделок. Представляется, что в таких случаях выбор уголовно-правовой нормы зависит от возмездного или безвозмездного характера сделки. Если потерпевший принуждается к совершению возмездной сделки, содеянное необходимо квалифицировать по ст. 179 УК РФ; если же сделка, к которой принуждается потерпевший, является безвозмездной, содеянное образует состав вымогательства. Принуждение потерпевшего к передаче имущества или права на имущество либо к совершению других действий имущественного характера без предоставления эквивалентного возмещения причиняет вред отношениям собственности, которые являются основным объектом вымогательства»6.

А.И. Бойцов, анализируя соотношение ст. 163 УК РФ и 179 УК РФ, отмечал следующее: «Означает ли, что принуждение к совершению сделки — это и есть принуждение к действиям имущественного характера? В известном смысле да, если иметь в виду, что принуждение к действиям имущественного характера может выражаться и в принуждении к какой-либо сделке. Это взаимозаменяемые понятия»7.

Далее указанный автор делает выводы, что вымогательство от понуждения к совершению сделки отличает желание обрести полное господство над имуществом, как над своим собственным, и корыстная мотивация.

Как считает А.И. Бойцов, из понятия вымогательства, в таком его толковании, «выпадают» те сделки, по которым имущество переходит лишь во временное пользование виновного, а также сделки, по которым происходит эквивалентный расчет. Действительно, на отсутствие таких признаков в составе принуждения к сделке, как безвозмездность и корыстная цель, указывалось многими авторами в целом ряде работ8.

Б.В. Волженкин, обсуждая вопросы отличия вымогательства от принуждения к сделке, писал о том, что в ст. 179 УК РФ имеются в виду договоры бытового и строительного подряда,

подряда на выполнение проектных и изыскательских работ, подрядные работы для государственных нужд, договоры на выполнение про-ектно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, договоры возмездного оказания услуг, перевозки, поручения, комиссии и прочие подобные сделки, связанные с такими объектами гражданских прав, как работы, услуги, информация и результаты интеллектуальной деятельности9.

Именно в связи со сложностями в отграничении состава вымогательства и состава принуждения к совершению сделки и было высказано так много различных мнений. В науке уже не один раз звучало предложение о перенесении понятия «действия имущественного характера» с соответствующим принуждением к ним в состав ст. 179 УК РФ10.

А.И. Бойцов отмечает: «Объектом принуждения к совершению сделки являются существующие в сфере экономической деятельности общественные отношения по поводу такой социальной ценности, как свобода договора. Объектом же вымогательства являются общественные отношения по поводу такой социальной ценности, как собственность».

Сходной позиции придерживается Т.Ю. По-госян, которая определяет объектом ст. 179 УК РФ «общественные отношения, обеспечивающие нормальное развитие предпринимательской де-ятельности»11.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Думается, что это обоснованное мнение, но посредством ст. 179 УК РФ защищается свобода сделок не только в рамках экономической деятельности, но и любых правомерных сделок (т.е. и граждан, которые не являются предпринимателями).

Как отметила Н.А. Лопашенко, «в определенной мере любая сделка представляет собой действие имущественного характера»12. Конкуренция состава ст. 163 УК РФ и состава ст. 179 УК РФ вызывает такое количество нареканий в научной печати, что имеются предложения просто отказаться от такого предмета преступления, как действия имущественного характера, в составе вымогательства13.

Относительно критериев отграничения составов преступлений, предусмотренных ст. 163 и ст. 179 УК РФ, то, с нашей точки зрения, многочисленная научная полемика совершенно обоснованно поднимает сложные вопросы правоприменения. Полагаем, что значение для разграничения составов этих преступлений играет гражданско-правовая характеристика предмета

№ 1/2019

требований вымогателя. Мы полностью согласны с мнением, что когда выражены требования о заключении безвозмездной сделки, то это может быть вымогательством в случае, если в результате происходит умаление имущественной массы потерпевшего или на потерпевшего возлагаются дополнительные материальные обязательства, которые он не планировал на себя брать. Но когда требования к выполнению сделки на условиях, которые другую сторону не устраивают (а это могут быть не только цена сделки, но и, например, контрагент по сделке, сроки исполнения сделки и другие существенные условия), то, даже если сделка возмездная, это может быть вымогательством.

На наш взгляд, относительно бесспорные критерии для отграничения состава ст. 163 от ст. 179 УК РФ видны в следующих случаях:

■ если есть требование об отказе в совершении сделки, то это ст. 179 УК РФ, поскольку объективная сторона ст. 163 УК РФ говорит о совершении действий имущественного характера, что, по нашему мнению, свидетельствует об активных действиях;

■ если это касается вступления в безвозмездную сделку, то это будет вымогательством, поскольку налицо признак безвозмездности для потерпевшего и умаление его имущественной массы, т.е. убыточности для потерпевшего и возникновения необоснованных выгод для преступника;

■ если это касается вступления в возмездную сделку, то это состав ст. 179 УК РФ. Например, высказано требование совершить сделку, которая не будет убыточной для лица, которому эти требования адресованы.

Остальные критерии разграничения этих двух составов, приводимые выше, по нашему мнению, не бесспорны. Поэтому и возникают уголовные дела с «двойной» квалификацией вместо того, чтобы произвести разграничение составов.

1 Безверхое А.Г. Имущественные преступления. Самара, 2002. С. 116—117.

2 Жалинский А.Э. О соотношении уголовного и гражданского права в сфере экономики // Гос-во и право. 1999. № 12. С. 47—52.

3 Камынин И. Соотношение норм гражданского и уголовного законодательства // Уголовное право. 2002. № 2. С. 113.

4 Борзенков Г. Признаки хищения в составе вымогательства // Законность. 2010. № 4. С. 19—24.

7 Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб., 2002. С. 693.

8 Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.Н. Преступления в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Красноярск, 1998. С. 66.

9 Волженкин Б.В. Экономические преступления. СПб., 1999. С. 142—143.

10 Башков А.В. Уголовно-правовые аспекты вымогательства: Дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2001.

12 Лопашенко НА. Преступления в сфере экономической деятельности: понятие, система, проблемы квалификации и наказания. Саратов, 1997. С. 193.

Вымогательство – преступление, посягающее на чужую собственность.

Предметом преступления может быть имущество, право на имущество или действия имущественного характера.

Объективная сторона характеризуется вымогательством, которое заключается в требовании:

  • передачи чужого имущества;
  • права на имущество;
  • совершения других действий имущественного характера.

Требование обязательно предъявляется под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.

Вымогательство является оконченным с момента предъявления требования о передаче имущества под угрозой причинения вреда потерпевшему или его близким.

Как вымогательство под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, следует квалифицировать требование передачи имущества, сопровождающееся угрозой разглашения сведений о совершенном потерпевшим или его близкими правонарушении, а равно иных сведений, оглашение которых может нанести ущерб чести и достоинству потерпевшего или его близких. При этом не имеет значения, соответствуют ли действительности сведения, под угрозой разглашения которых совершается вымогательство.

Вымогательство может быть совершено:

  • с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, – побои, причинение легкого телесного повреждения, не повлекшего за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, а также иные насильственные действия, связанные с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы, если это не создавало опасности для жизни и здоровья;
  • с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, – причинение потерпевшему менее тяжкого телесного повреждения либо легкого телесного повреждения, повлекшего за собой кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности, а также иное насилие, которое хотя и не причинило указанного вреда, но в момент применения создавало реальную опасность для жизни и здоровья потерпевшего.

    Обязательными элементами субъективной стороны преступления являются вина в форме прямого умысла и корыстная цель.

    Субъект преступления – общий.

    Решая вопрос об отграничении грабежа и разбоя от вымогательства, соединенного с насилием, судам следует учитывать, что если при грабеже и разбое насилие является средством завладения имуществом или его удержания, то при вымогательстве оно подкрепляет угрозу. Завладение имуществом при грабеже и разбое происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения, тогда как при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем. В то же время следует иметь в виду, что если вымогательство сопряжено с непосредственным изъятием имущества потерпевшего, то при наличии реальной совокупности преступлений эти действия должны дополнительно квалифицироваться в зависимости от характера примененного насилия как грабеж или разбой.

  • 82. Вымогательство. Его разграничение с грабежом, разбоем и принуждением к совершению сделки или к отказу от ее совершения.

    Вымогательство – преступление, посягающее на чужую собственность.

    Предметом преступления может быть имущество, право на имущество или действия имущественного характера.

    Объективная сторона характеризуется вымогательством, которое заключается в требовании:

    – передачи чужого имущества;

    – права на имущество;

    – совершения других действий имущественного характера.

    Требование обязательно предъявляется под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.

    Вымогательство является оконченным с момента предъявления требования о передаче имущества под угрозой причинения вреда потерпевшему или его близким.

    Как вымогательство под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, следует квалифицировать требование передачи имущества, сопровождающееся угрозой разглашения сведений о совершенном потерпевшим или его близкими правонарушении, а равно иных сведений, оглашение которых может нанести ущерб чести и достоинству потерпевшего или его близких. При этом не имеет значения, соответствуют ли действительности сведения, под угрозой разглашения которых совершается вымогательство.

    Вымогательство может быть совершено:

    – с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, – побои, причинение легкого телесного повреждения, не повлекшего за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, а также иные насильственные действия, связанные с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы, если это не создавало опасности для жизни и здоровья;

    – с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, – причинение потерпевшему менее тяжкого телесного повреждения либо легкого телесного повреждения, повлекшего за собой кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности, а также иное насилие, которое хотя и не причинило указанного вреда, но в момент применения создавало реальную опасность для жизни и здоровья потерпевшего.

    Обязательными элементами субъективной стороны преступления являются вина в форме прямого умысла и корыстная цель.

    Субъект преступления – лицо, достигшее возраста 14 лет.

    Состав вымогательствасконструирован как формальный

    Решая вопрос об отграничении грабежа и разбоя от вымогательства, соединенного с насилием, судам следует учитывать, что если при грабеже и разбое насилие является средством завладения имуществом или его удержания, то при вымогательстве оно подкрепляет угрозу. Завладение имуществом при грабеже и разбое происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения, тогда как при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем. В то же время следует иметь в виду, что если вымогательство сопряжено с непосредственным изъятием имущества потерпевшего, то при наличии реальной совокупности преступлений эти действия должны дополнительно квалифицироваться в зависимости от характера примененного насилия как грабеж или разбой.

    Статья 163. Вымогательство

    1. Вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, —

    наказывается ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

    2. Вымогательство, совершенное:

    а) группой лиц по предварительному сговору;

    в) с применением насилия;

    г) в крупном размере, —

    наказывается лишением свободы на срок до семи лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

    3. Вымогательство, совершенное:

    а) организованной группой;

    б) в целях получения имущества в особо крупном размере;

    в) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, —

    наказывается лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

    Статья 179. Принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения (Глава 22. Преступления в сфере экономической деятельности)

    1. Принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких, при отсутствии признаков вымогательства —

    наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

    2. То же деяние, совершенное:

    б) с применением насилия;

    в) организованной группой, —

    наказывается лишением свободы на срок до десяти лет.

    Субъектом (ст.179) является любое лицо, достигшее возраста 16 лет.

    Основой нормального функционирования экономической деятельности в любом обществе является свобода субъектов хозяйствования и граждан, а также партнерство, основанное на принципах добросовестного ведения бизнеса и конкуренции. Осуществляя экономическую деятельность, предприниматели и граждане заключают сделки в различных сферах: при выполнении работ, оказании услуг, арендуя помещение, покупая недвижимость и т.д.

    Ничья воля не может быть подавлена и никого нельзя понуждать к заключению соглашения или к отказу от его подписания. За подобные деяния предусмотрена ответственность по УК РФ. Злодеяния по ст. 179 УК являются редкими, поскольку существуют проблемы с отграничением от смежных составов (вымогательство), с определением предмета доказывания, а также с недостатком единого метода криминалистического исследования. Они относятся к экономическим преступлениям.

    Особенности злодеяния

    Область действия уголовной нормы распространяется на взаимоотношения между гражданами и юрлицами, т.е. субъектами, которые обладают право- и дееспособностью. Норма не защищает лиц, которые участвуют в принятии публично-правовых решений. Данный состав является более узким по отношению к вымогательству, о разграничении с которым речь пойдет ниже.

    Итак, давайте поговорим про статьи УК РФ в отношении принуждения к совершению сделки, рассмотрим комментарии юристов и другие важные нюансы.

    Понятие

    Понятие злодеяния состоит в совершении двух самостоятельных противоправных действий:

    1. Понуждение к заключению сделки.
    2. Понуждение к отказу от ее оформления.

    Данные действия являются самостоятельными признаками объективной стороны злодеяния. Понятие «совершение сделки» подразумевает как ее подписание, так исполнение ее условий фактически. У посягателей может возникнуть несколько вариантов достижения своих целей: утверждение, перемена либо завершение прав и обязанностей.

    Злоумышленник влияет на контрагента противоправными способами, чтобы тот принял определенные обязательства (путем подписания соглашения или отказа от его подписания) по отношению к преступнику. Понуждение к заключению сделки заключается в том, что злоумышленник требует совершить операцию, которая составляет предмет данного соглашения. Таким образом, лицо противоправно воздействует на волеизъявление жертвы.

    Потерпевший под страхом осуществления угроз вынужден принять не добровольное решение, противоречащее его воле.

    Признаки

    Обязательным признаком являются формы понуждения, которые используются злоумышленником:

    • намерение применить насилие охватывает причинение вреда здоровью любой степень тяжести, включая угрозу убийством (если был причинен реальный вред, то необходимо квалифицировать за преступления против личности по совокупности);
    • угроза уничтожить или повредить чужое имущество (данные вещи должны быть чужими для злоумышленника и представлять важность для жертвы не только финансовую);
    • угроза распространить информацию, способная причинить вред правам и интересам жертвы и его близким.

    Состав преступления

    • Намерение виновного должно быть действительным, т.е. потерпевший должен ощущать опасение, что угроза будет осуществлена в реальности в случае невыполнения требований злоумышленника. Таким образом, подписание соглашения будет являться результатом не свободы волеизъявления, а существенных угроз. Все угрозы, установленные диспозицией нормы, являются исчерпывающими и список расширению не подлежит.
    • При этом требование должно четко осознаваться жертвой преступления. Адресатом требований может быть не обязательно сторона в соглашении. Давление может быть оказано и на близких людей, которые под страхом приведения угроз в действие, склоняют принять решение в пользу злоумышленника. Заключение соглашения должно стать результатом противоправных действий, а потерпевшая сторона должна изъявить свое нежелание оформлять гражданско-правовые отношения с тем, кто принуждает.
    • Если соглашение было заключено или его заключение отклонили – это не является обязательным условием наступления ответственности, поскольку состав является формальным. С момента начала применения угроз по установлению, перемене или прекращению гражданско-правовых отношений преступление будет считаться оконченным.

    Субъективная сторона выражается прямым умыслом. Для совершения злодеяния мотивы не имеют значения, которые могут быть самыми различными.

    Субъектом по ст. 179 УК является лицо, достигшие 16-летия.

    А теперь давайте узнаем более подробно про отграничение принуждения к совершению сделки от вымогательства.

    Отграничение от вымогательства

    Главным отличием принуждения к совершению сделки от вымогательства является различный предмет посягательства. Ст. 163 УК предусматривает иной предмет – объекты гражданских прав:

    • имущество;
    • денежные средства;
    • ценные бумаги;
    • права имущественного характера;
    • другие объекты, которые обладают похожими объективными признаками.

    Объектом же принуждения являются отношения в области экономической деятельности.

    • При принуждении заключить соглашение виновное лицо заинтересовано в том, какие правовые последствия возникнут (положительный результат для потерпевшего, если он выполнит свои обязательства). Таким способом посягатель предоставляет эквивалент – такого невозможно при вымогательстве.
    • Соглашение, которое подписано при понуждении, будет считаться недействительным, но не мнимым. Поскольку преступник в действительности хочет, чтобы возникли правовые последствия по сделке. Если же лицо хочет скрыть акт вымогательства правомерными юридическими отношениями, такое «соглашение» всегда будет мнимым и притворным, поскольку прикрывает другое.
    • Одновременно существует признак кабальности, т.е. заключение сделки ставит «участников» в неравноправные условия и заключение ее происходит от безысходности.

    Квалифицирующие свойства

    Часть вторая нормы предусматривает признаки того же злодеяния, но отягчающие ответственность. Так, признак повторности был отменен, остались только два:

    1. Намерение применить насилие превращается в действительность.
    2. Злодеяние совершено организованной группой.

    Соответственно, санкция предусматривает более ужесточенное наказание – лишение свободы до 10 лет.

    Правовая характеристика

    Данная норма обращается еще к принципам законодательства дореволюционного периода, которое предусматривало ответственность за понуждение к вручению обязательств, при этом данное противоправное действие было подвидом вымогательства. Рассматривалось преступление как резервное, и норма применялась, если отсутствовали признаки вымогательства.

    Данное противоправное деяние с точки зрения социально-поведенческой характеристики представляет меньшей угрозы, чем вымогательство. Однако оказывает такое же противоправное принудительное влияние на волю и свободу субъектов в имущественном обороте, когда злоумышленник понуждает жертву принимать выгодное для него имущественное решение.

    Наказание и ответственность за принуждение к совершению сделки

    За совершение данных противоправных деяний предусмотрена альтернативная санкция. Назначение наказания будет зависеть от конкретных подробностей дела. Суд может назначить виновному:

    • Минимальное наказание – штрафные санкции или сумма заработка за 2 года.
    • Ограничение свободы до 2 лет.
    • Привлечение к принудительным работам на тот же срок.
    • Арест до полугода.
    • Максимально строгое наказание – лишение свободы до 2 лет с одновременным применением штрафных санкций или без них.

    Судебная практика

    Практики по данной категории дел весьма немного. Рассмотрим следующий пример.

    В 2014 году гражданин Иванов договорился с Петровым о получении денежных средств в качестве займа в сумме 500 тысяч рублей, которые он должен был вернуть через год. Причем Иванов должен был ежемесячно выплачивать проценты от суммы. Одним из условий обеспечения возврата займа должен стать договор купли-продажи любого жилого помещения.

    При полном погашении заемных средств квартира должна быть возвращена владельцу. Иванов не имел в собственности никакой недвижимости. Зная, что владельцем помещения является гражданка Сидорова, не имея перед Ивановым никаких обязательств, он попросил у нее содействия в получении денег от Петрова под залог ее жилища.

    Однако Иванов получил отказ, он стал принуждать собственницу квартиры к заключению договора с целью получения займа. В сговор с Петровым он не вступал. Иванов стал угрожать потерпевшей применением насилия с целью подавить ее волеизъявление к противодействию. Он угрожал избить ее, если собственница не заключит с ним нелегальную сделку.

    После повторного отказа стал кричать на нее, используя нецензурные выражения, и для убедительности своих требований начал махать перед ее лицом руками. Однако Сидорова снова отказала, Иванов продолжал свои преступные действия — стал размахивать ногами и задел потерпевшую в области бедра, не причинив ей увечья.

    Сидорова реально восприняла данную ситуацию, в опасении за свою жизнь, против ее свободы волеизъявления, оформила договор с Ивановым в отношении ее жилого помещения, которое являлось ее собственностью. Оформление сделки состоялось в отделе госрегистрации, где находился Петров, который не подозревал о принуждении со стороны Иванова.

    Петров заключил договор купли-продажи жилого помещения с указанием его стоимости и передал документы для оформления своих прав в отдел Росреестра. После заключения соглашения Петров передал сумму денег Иванову, который распорядился ими по своему усмотрению.

    Изучив материалы дела, проанализировав доказательства и учитывая признательные показания Иванова, суд приговорил виновного к одному году ограничения свободы по ч. 1 ст. 179 УК РФ.

    Еще один случай из судебной практики по принуждению к совершению сделки рассмотрен в этом видео:

    A.B. КАРЯГИНА

    ПРОБЛЕМНЫЙ АНАЛИЗ РАЗЪЯСНЕНИЙ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ПО ДЕЛАМ О ВЫМОГАТЕЛЬСТВЕ

    Вымогательство традиционно относится к одному из видов насильственных посягательств на имущественные блага человека, поэтому данное преступление находится в ряду наиболее опасных общественных деяний против собственности. Тем не менее Верховный Суд РФ не давал разъяснения по порядку рассмотрения дел о вымогательстве в соответствии с действующей нормой уголовного

    закона. В конце 2015 г. Верховный Суд РФ обобщил сложившуюся правоприменительную практику по указанной категории дел и актуализировал ее в соответствии с ныне действующими нормами. В предлагаемой статье проводится анализ ряда положений Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 декабря 2015 г. М 56 «О судебной практике по делам о вымогательстве (ст. 163 УК РФ)».

    Вымогательство, преступление, имущественное требование, насилие, угроза.

    За время действия УК РФ, который в июне 2016 г. отметит свое двадцатилетие, ни разу Верховный Суд РФ не давал разъяснения по порядку рассмотрения дел о вымогательстве. Суды, вынося решения, руководствовались Постановлением Пленума ВС РФ от 4 мая 1990 г. № 3 «О судебной практике по делам о вымогательстве» (далее — Постановление № 3), которое было основано на УК РСФСР 1960 г. К концу 2015 г. ВС РФ признал утратившим силу указанное Постановление в связи с изданием Постановления Пленума ВС РФ от 17 декабря 2015 г. № 56 «О судебной практике по делам о вымогательстве (ст. 163 УК РФ)» (далее — Постановление № 56), в котором обобщил сложившуюся правоприменительную практику по указанной категории дел и актуализировал ее в соответствии с нынедействующими нормами.

    Российские суды ежегодно привлекают порядка 2500 человек к ответственности за вымогательство. Так, по данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, указанным в отчете о числе осужденных, в отношении которых вынесены судебные акты по уголовным делам, в 2015 г. по ст. 163 УКРФ было осуждено 2165 человек, в 2014 г. таких лиц было 2329. Судьям приходилось учитывать разъяснения, данные Пленумом ВС 25 лет назад, еще по ст. 148 УК РСФСР. При вынесении итоговых решений они старались обеспечить преемственность указанных нормативных правовых актов, так чтобы документ не противоречил действующему законодательству и судебной практике.

    Исторически вымогательство появилось как хищение, посягающее не на движимое имущество, а на имущественные отношения, а также права на имущество. Представляя собой альтернативный разбою (грабежу) состав, направленный на тот же объект, вымогательство предполагает применение любых устрашающих угроз как способа получения права на имущество. Генезис состава вымогательства, начиная с Уложения о наказаниях 1845 г., позволяет выделить два его криминологических основания — социальное и правовое. Данное преступление было инкорпорировано из Уголовного кодекса Германии 1871 г. Отличием от разбоя служил предмет хищения, а также способ его совершения, выраженный в угрозе причинения именно вреда, наступление которого устрашает потерпевшего, но не связано с насилием или угрозой им.

    Состав квалифицированного так называемого «разбоевидного» вымогательства-хищения, предусмотренный ст. 1687 Уложения о наказаниях, берет свое происхождение от квалифицированного вымогательства, предусмотренного §255 Уголовного кодекса Германии, совершаемого аналогичным способом. В ст. 1687 Уложения о наказаниях вымогательство-хищение, указанное в ст. 1686, совершалось путем побоев, иных истязаний и жестокостей, лишения свободы, подвергая тем самым опасности жизнь или здоровье принуждаемого. В свою очередь, объективная сторона вымогательства Уголовного кодекса Германии включала применение насилия к лицу или применение угрозы реальной опасности для жизни или здоровья. Указанные деяния наказывались «как за разбой», что свидетельствует о признании равенства общественной опасности вымогательства с насилием и разбоем, объединяемых видом принуждения. Можно отметить, что унификация этих составов в один (разбой) в целом не наносила ущерба качеству их уголовного преследования.

    Развитие гражданских правоотношений привело к появлению новых форм общественно опасных деяний, которые совершались в отношении обязательств (права на имущество). При этом указанные деяния не подпадали под построенную систему похищений в отношении вещей (движимого имущества), что выступило правовым основанием преследования вымогательства. Совершалось это деяние не насилием, а посредством угроз, не связанных с насилием, что позволило выявить тот факт, что имеющиеся формы насильственных хищений не преследуют завладение чужим движимым имуществом путем этой формы психического принуждения. Уголовный кодекс Германии преследовал за это деяние, называя его вымогательством, если оно совершалось в отношении имущества вообще. Отечественный законодатель сущность выделения вымогательства в форме принуждения отчетливо не осознал и смешал данное основание с сомнительной разницей между изъятием имущества и приобретением права на него.

    В XX в. препятствующий единообразному пониманию юридической природы хищений вопрос о том, в отношении права на имущество или самого имущества происходит посягательство, был признан второстепенным. Это нашло отражение в конструк-

    ции составов мошенничества и вымогательства, в которых советский законодатель признавал уголовно наказуемыми преступные действия в отношении не только самого имущества, но и права на него. В указанных посягательствах продолжает присутствовать предмет посягательства — имущество, но уже номинально, при этом общественные отношения собственности страдают независимо от того, лишилось лицо имущества натурально или утратило юридическое право на него.

    В частях ст. 148 УК РСФСР законодатель более логично реализовал свою позицию по отношению к формам психического принуждения, указав их в последовательности от менее к более общественно опасной: шантаж — «под угрозой оглашения позорящих сведений о лице или его близких» (ч. 1); «под угрозой насилия над лицом или его близкими… либо под угрозой повреждения или уничтожения имущества», объединенные с «насилием, не опасным для жизни и здоровья» (ч. 2), которое в вымогательстве коррелировало с ненасильственным грабежом; «под угрозой убийства или нанесения тяжких телесных повреждений» (ч. 3). Конкретизированное психическое принуждение, предусмотренное в качестве самостоятельного преступления небольшой тяжести (ст.207 УК РСФСР и ст. 119 УК РФ), не переводило вымогательство в разряд тяжких преступлений, что отмечалось в составе разбоя.

    Можно отметить, что появление правовой регламентации вымогательства в качестве насильственного хищения продиктовано двумя основаниями: несовершенством законодательных конструкций, отношение к предмету хищения как движимому имуществу не позволяло преследовать деяние, направленное на незаконное приобретение права на имущество; социально обусловленной природой вымогательства, предполагающей необходимость уголовного преследования вследствие принуждения угрозами причинения вреда, наступление которого устрашает потерпевшего, но при этом не грозит насилием, вредом здоровью или лишением свободы.

    Согласно ч. 1 ст. 163 УК РФ, под вымогательством понимается требование передать имущество или права на него либо совершить другие действия имущественного характера под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения имущества, а также под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред их правам или законным интересам. За совершение указанных деяний виновный может понести наказание вплоть до лишения свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до 80 тыс. руб.

    При наличии квалифицирующих признаков, таких как совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, применение насилия или причинение тяжкого вреда здоровью, крупный или особо крупный размер, предусмотрена максимальная ответственность в виде 15 лет лишения свободы со штрафом 1 млн руб. При этом ни закон, ни ранее действовавшее Постановление № 3 не дают разъяснений, например, можно ли охранника признать потерпевшим, если у него в

    результате вымогательства было изъято вверенное ему имущество, или каким образом квалифицировать деяния, при которых лицо требует имущество на законных основаниях, но при этом использует угрозу причинения вреда.

    В новом Постановлении № 56 в отличие от прежнего суд особое внимание уделил определению предмета вымогательства, к которому отнес:

    — не принадлежащее преступнику имущество (вещи, наличные и безналичные денежные средства, ценные бумаги);

    — имущественные права, в том числе права требования и исключительные права (доверенность на право управления и/или распоряжения имуществом или свидетельство о праве постоянного (бессрочного) пользования и т.д.);

    — другие действия имущественного характера (безвозмездное производство работ или оказание услуг потерпевшим в пользу вымогателя, а также исполнение потерпевшим за виновного определенных обязательств).

    Ранее суды, не имея четкого перечня, самостоятельно решали вопрос определения предмета вымо -гательства, исходя из содержания ст. 163 УК РФ.

    На основании п. 4 Постановления № 56 потерпевшим от вымогательства может быть признан не только собственник или законный владелец имущества, но и другой его фактический обладатель, которому причинен физический, имущественный или моральный вред. При этом ВС РФ указывает круг близких людей максимально широко, в отличие от утратившего силу, и относит к ним: супруга (супругу); близких родственников (родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушек, бабушек, внуков); иных родственников; лиц, состоящих в свойстве с потерпевшим; лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений.

    Отдельного внимания заслуживают разъяснения ВС РФ по поводу ситуации, когда лицо требует передать ему имущество или право на него, а также совершить иные действия имущественного характера на законных основаниях. Например, человек уклоняется от своего обязательства по передаче имущества, в то время как другой человек выполнил свои обязательства по сделке, передал денежные средства, но при этом свое законное требование сопровождает угрозой или агрессивными действиями. Суд полагает, что указанные действия требующего выполнить обязательства по сделке не входят в объективную сторону ст. 163 УК РФ, а при наличии признаков других составов (самоуправство или угроза убийством) необходимо самостоятельно квалифицировать эти действия по ст. 330 или ст. 119 УК РФ соответственно .

    При этом необходимо понимать, что и санкции за указанные составы существенно отличаются от вымогательства. Так, при самоуправстве лицо не может быть привлечено к ответственности в виде лишения свободы, за исключением случаев применения лицом насилия или угрозы его применения, что уже влечет наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет. Максимальная санкция ст. 119 УК РФ, которую в

    настоящее время предлагают декриминализировать , составляет два года лишения свободы.

    В п. 6 Постановления № 56 ВС РФ указал, что вымогательство в основном предполагает наличие угрозы применения насилия, в том числе угрозы убийством или причинения тяжкого вреда здоровью. При этом важно, чтобы потерпевший воспринимал данную угрозу как реальную и опасался ее реализации, и не важно, сейчас она будет осуществлена или в будущем. В связи с этим полагаем необходимым дополнить указанное положение разъяснением, какие критерии позволяют судить о реальности такой угрозы. Отсутствие критериев реальности воспринимаемой угрозы может привести к тому, что мнения потерпевших и сотрудников правоохранительных органов будут расходиться, последует отказ в возбуждении уголовного дела и, следовательно, потерпевший от вымогательства не сможет получить защиту от государства.

    В п. 12 Постановления № 56 дается разъяснение, какие сведения считать позорящими потерпевшего или его близких. Так, к ним относится информация, порочащая их честь, достоинство или подрывающая репутацию, при этом не имеет значения, реальны такие сведения или вымышлены. Уточняется, что распространенные в ходе вымогательства заведомо ложные сведения, данные о частной жизни лица, разглашение тайны усыновления, а также охраняемых законом сведений образуют совокупность преступлений, предусмотренных как ст. 163 УК РФ, так и соответствующими нормами уголовного закона (клевета, нарушение неприкосновенности частной жизни, разглашение тайны усыновления (удочерения). Новацией является также указание на то, что к сведениям, распространение которых может причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, относятся данные, составляющие охраняемую законом тайну.

    Вымогательство можно считать оконченным преступлением с момента, когда требование передать имущество или совершить иные действия имущественного характера, сопряженное с угрозой, доведено до сведения потерпевшего, при этом не имеет значения, выполнил ли потерпевший данное требование или нет. При отграничении вымогательства от грабе-

    жа и разбоя ВС РФ рекомендовал судам учитывать следующие обстоятельства:

    — при вымогательстве насилие подкрепляет высказанную преступником угрозу, а при грабеже и разбое оно выступает в качестве способа завладения или удержания имущества;

    iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    — при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем, а при грабеже и разбое завладение имуществом происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения.

    В целом можно отметить определенную преемственность между ранее действовавшими и нынешними разъяснениями, однако Постановление № 56 наряду с иными новациями определяет и конкретизирует такие понятия, как «право на имущество», «другие действия имущественного характера», «потерпевший», «близкие потерпевшего», «иные сведения, распространение которых может причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего либо его близких» и т.д. Актуализированные рекомендации по рассмотрению дел о вымогательстве, которые однозначно и недвусмысленно трактуют наработанную практику, позволят оптимизировать правоприменительную деятельность, способствуя исключению возможности, когда на скамье подсудимых окажется лицо, по сути, не являющееся вымогателем.

    ЛИТЕРАТУРА

    1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 декабря 2015 г. № 56 «О судебной практике по делам о вымогательстве (статья 163 Уголовного кодекса Российской Федерации)» // Российская газета. 2015. 28 декабря.

    2. Законопроект №953398-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» . Режим доступа: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew %29?OpenAgent&RN=953398-6&02

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *