Принцип состязательности в уголовном



Статья посвящена законодательному закреплению принципа состязательности сторон в уголовном процессе России и объективной возможности его реализации. Состязательность уголовного процесса — важный показатель демократичности правосудия, так как воплощение данного принципа предполагает наделение сторон равными возможностями по доказыванию, отстаиванию позиции, что делает судебный процесс эффективным и позволяет суду всесторонне и полно рассмотреть дело.

Ключевые слова:уголовный процесс, уголовное судопроизводство, состязательность сторон.

Становление института состязательности сторон в уголовном процессе России началось в XIX веке с принятием Устава уголовного судопроизводства в 1864 году. Закон наделял сторону обвинения и сторону защиты равными правами в судебном состязании (статья 630), а также обязывал суд предоставить возможность подготовки стороне, незнакомой с новым представленным доказательством процессуального оппонента (статья 734) .

Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года в пункте 3 статьи 123 провозгласила состязательность и равноправие сторон как неотъемлемый принцип судопроизводства. В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 28 ноября 1996 г. N 19-П дано разъяснение: «Конституционный принцип состязательности предполагает такое построение судопроизводства, при котором функция правосудия (разрешения дела), осуществляемая только судом, отделена от функций спорящих перед судом сторон. При этом суд обязан обеспечивать справедливое и беспристрастное разрешение спора, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций, а потому не может принимать на себя выполнение их процессуальных (целевых) функций» .

Наконец, конституционный принцип состязательности и равноправия сторон был закреплён в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации 2001 года (УПК РФ). Уголовно-процессуальный закон распространил действие принципа на стадию досудебного производства, что на данный момент является итогом развития института состязательности в теории уголовного процесса в РФ.

Обращаясь к статье 15 УПК 2001 года «Состязательность сторон», можно выявить, что подразумевал законодатель под определением принципа состязательности и равноправия сторон.

Во-первых, это отделение друг от друга функций обвинения, защиты и разрешения уголовного дела. Согласно пункту 2 статьи 15 УПК РФ, это значит, что осуществление каждой из перечисленных функций возлагается на различных субъектов уголовного судопроизводства. Реальное разделение функций сторон обеспечивается положениями главы 6 «Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения» и главы 7 «Участники уголовного судопроизводства со стороны защиты» УПК РФ, где указаны процессуальные права и обязанности соответствующих сторон. Функция суда заключается в разрешении дела, то есть данный участник уголовного судопроизводства обязан выслушать стороны, исследовать все юридически значимые факты, проверить и оценить все представленные сторонами доказательства и в итоге вынести обоснованное и мотивированное решение по делу .

Ввиду особого положения и роли суда в уголовном судопроизводстве, необходимо отметить, что в самом процессе сторона обвинения и сторона защиты состязаются не друг с другом, а именно перед судом. Это чётко прослеживается через институт обжалования. Как было сказано выше, УПК РФ распространил действие принципа состязательности в том числе и на стадию досудебного производства. Так, например, обжалование действий следователя во время производства следственных действий: статья 125 УПК РФ предусматривает возможность подачи жалобы на действия должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, в суд.

Вопрос конституционности части второй статьи 15 УПК РФ был поднят в 2004 году в Постановлении Конституционного Суда РФ № 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы». Заявители указывали, что разделение функций освобождает государственные органы и их должностных лиц — прокурора, следователя, дознавателя — от выполнения конституционной обязанности, обозначенной в статье 2 Конституции РФ, по признанию, соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина .

Конституционный Суд обратил внимание на то, что положения статьи 15 УПК РФ нужно толковать системно. Кодекс предусматривает определённый порядок уголовного судопроизводства, устанавливает его принципы и определяет назначение, в частности, при осуществлении уполномоченными лицами уголовного преследования по делам публичного и частно-публичного обвинения от имени государства. Так, например, прокурор, следователь, дознаватель и иные должностные лица обязаны всеми имеющимися в их распоряжении средствами обеспечивать охрану прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (статья 11 УПК РФ), обеспечивать подозреваемому и обвиняемому право на защиту (статья 16 УПК РФ), принимать решения в соответствии с требованиями законности, обоснованности и мотивированности (статья 7 УПК РФ), в силу которых обвинение может быть признано обоснованным только при условии, что все противостоящие ему обстоятельства дела объективно исследованы и опровергнуты стороной обвинения. Исключений, освобождающих указанных субъектов от выполнения названных и иных обязанностей, кодекс не содержит. Исходя из этого, можно сделать вывод, что положения части второй статьи 15 УПК РФ не противоречат Конституции Российской Федерации.

Помимо отделения друг от друга функций обвинения, защиты и разрешения уголовного дела состязательность сторон предполагает особую роль суда как участника уголовного судопроизводства. В пункте третьем статьи 15 УПК РФ делается акцент на то, что суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Функция суда заключается в создании необходимых условий для исполнения сторонами процессуальных обязанностей и для осуществления процессуальных прав, что предполагает обеспечение равного положения сторон.

Принцип состязательности и равноправия сторон нашёл отражение не только в общих положениях особенной части уголовно-процессуального кодекса России: если обратиться к перечню норм, содержащихся в главах, посвящённых досудебному и судебному производству, среди них найдутся те, которые касаются прав участников уголовного процесса и реализация которых была бы невозможна без наличия указанного принципа.

В статье 244 УПК РФ «Равенство сторон» идея принципа состязательности заключается в предоставлении одинаковых прав стороне защиты и обвинения на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях, а также на рассмотрение иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства.

Недостаточно только законодательно закрепить идею: она не должна носить декларативный характер. Например, положение, касающееся равноправия в предоставлении доказательств, не соответствует действительности и является фиктивным: правовая природа материалов, предоставляемых стороной защиты, не носит характер доказательств. В подтверждение данного тезиса обратим внимание на статью 74 «Доказательства» и статью 86 «Собирание доказательств» УПК РФ. В статье 74 УПК РФ содержится перечень субъектов, полученные сведения от которых признаются доказательствами по уголовному делу: «…суд, прокурор, следователь, дознаватель…» (стоит отметить, что с 06 июня 2007 г., прокурор не осуществляет процессуальных действий, направленных на собирание доказательств). Защитника в их числе нет. Теперь же обратимся к статье 86 УПК РФ. Пункт первый данной статьи дублирует субъектов доказывания, указанных в статье 74 УПК РФ, однако в пункте третьем говорится: «Защитник вправе собирать доказательства…». Отдельно стоит отметить, что закон регламентирует процесс собирания доказательств: путём производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным кодексом России. Можно сделать вывод, что, помимо надлежащего субъекта, необходима специальная процедура, а также регламентированная форма, чтобы собранные сведения (предметы, материалы) являлись доказательствами . Согласно действующему законодательству, защитник не наделён правом производить указанные действия.

Помимо этого, статья 159 УПК РФ «Обязательность рассмотрения ходатайства» говорит о том, что следователь, дознаватель обязаны рассмотреть каждое заявленное по уголовному делу ходатайство защитника и иных лиц, а также обязаны приобщить к материалам уголовного дела доказательства, если обстоятельства, об установлении которых ходатайствуют указанные лица, имеют значение для данного уголовного дела и подтверждаются этими доказательствами. В данной статье законодатель использовал термин «доказательство», однако силу доказательства сведения, указанные в ходатайстве, приобретают только после процедуры приобщения.

На стадии же судебного производства имеет значение статья 286 УПК РФ «Приобщение к материалам уголовного дела документов, представленных суду»: «Документы, представленные в судебное заседание сторонами или истребованные судом, могут быть на основании определения или постановления суда исследованы и приобщены к материалам уголовного дела». В комментируемой статье не говорится о том, что данные документы после приобщения к материалам уголовного дела приобретают силу доказательства (в отличие от стадии досудебного производства). Значит, на их основе суд не может устанавливать наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, однако суд может принять к вниманию полученную информацию.

Исходя из сказанного выше, можно сделать вывод, что статья 244 «Равенство сторон» УПК РФ частично носит декларативный характер, ввиду того что сторона защиты и обвинения в действительности не имеют равных полномочий по доказыванию в уголовном процессе.

Помимо статьи 244 УПК РФ, принцип состязательности и равноправия сторон в уголовном процессе, в частности на стадии досудебного производства, воплощается в статье 220 УПК РФ «Обвинительное заключение». Согласно пункту 5 и пункту 6 части 1 статьи 220 УПК РФ, в описательной части обвинительного заключения следователь должен отразить и кратко изложить содержание не только те доказательства, которые подтверждают обвинение, но и те, на которые ссылается сторона защиты. Также часть 4 указанной статьи регламентирует, что к обвинительному заключению прилагается список подлежащих вызову в судебное заседание лиц как со стороны обвинения, так и со стороны защиты.

В целях обеспечения состязательности в уголовном процессе с принятием настоящего кодекса изменился и порядок исследования доказательств — он определяется не судом, а стороной, его предоставляющей (статья 274 УПК РФ). Принцип состязательности присутствует и при допросе: стороне защиты и стороне обвинения (а также суду) предоставлена равная возможность участия в нём. (статьи 275 УПК РФ).

Состязательность является гарантией обеспечения права подозреваемого и обвиняемого на защиту, предусмотренного статьёй 16 УПК РФ. Помимо этого, состязательность предотвращает вмешательство суда в функцию обвинения или защиты.

Принцип состязательности сторон закреплён конституционно (статья 123 Конституции РФ), что говорит о его важной роли для любого судопроизводства.

Литература:

1-е изд. | 2-е изд. | 3-е изд. | 4-е изд. | 5-е изд. | 6-е изд.

Статья 15. Состязательность сторон

1. Уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон.
2. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо.
3. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.
4. Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

1. Состязательный уголовный процесс традиционно характеризуется следующими существенными признаками:

· Деятельностью в нем двух противоположных сторон – обвинения (уголовного преследования) и защиты. Это необходимо постольку, поскольку для всякого состязания необходимы как минимум два конкурирующих субъекта.

· Процессуальным равенством сторон. Состязание будет справедливым только тогда, когда противоборствующие стороны находятся в одной «весовой категории», т.е. обладают сравнимыми возможностями по отстаиванию своих интересов. Однако в части четвертой комментируемой статьи говорится не о равенстве, а о равноправии сторон перед судом, т.е. равенстве прав, а не процессуальных возможностей. Тем не менее, фактически процессуальный статус государственного уголовного преследователя во многом не совпадает с правами и обязанностями обвиняемого и защитника. Даже в судебном заседании, где стороны, казалось бы, имеют внешне тождественные права по представлению и исследованию доказательств, заявлению ходатайств и отводов, высказыванию мнений, выступлению в судебных прениях и т.д. (ст. 244), в целом их процессуальное положение весьма различается. Так, бремя доказывания, как правило, лежит на обвинителе, а все сомнения толкуются в пользу обвиняемого (ст. 14). Последний, к тому же, имеет на своей стороне и такое бесспорное преимущество, как возможность самому давать (или не давать) показания и объяснения, тем самым непосредственно и оперативно воздействуя в свою пользу на ход судебного процесса (п. 3 ч. 4 ст. 47) . Государственный обвинитель может противопоставить этому лишь логические контратаки либо ходатайства о получении и представлении дополнительных доказательств. Что касается досудебного производства, то комментируемая статья (ч. 4) даже не требует обеспечения здесь равноправия сторон – это декларируется только для судебного производства.

· Наличием независимого от сторон суда. В состязательном процессе суд не может принимать на себя осуществление ни обвинительной, ни защитительной функций. Он приступает к делу лишь по обвинению, представленному уголовным преследователем, и не вправе выходить за рамки, очерченные в обвинении. Суд не наделен правом возбуждать уголовное дело. Это ведет к тому, что главной движущей силой состязательного процесса является спор сторон по поводу обвинения. «Нет обвинения – нет и процесса», – одно из важных правил состязательности, вытекающее из принципа независимости суда. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части (ч. 7 ст. 246). Соответственно ни одна из сторон в состязательном процессе также не может брать на себя даже часть судейской функции, ведь в противном случае суд не был бы отделен от сторон. Однако данное условие не вполне выдерживается в УПК РФ, и некоторые судебные полномочия, связанные с разрешением дела по существу или применением процессуального принуждения, продолжают оставаться в руках органов уголовного преследования. Так, следователь, дознаватель и прокурор могут на досудебном производстве принимать окончательное решение по существу дела, прекращая уголовное дело или уголовное преследование, причем не только по реабилитирующим, но и т.н. нереабилитирующим основаниям (см. о них комментарий к главе 4 настоящего Кодекса). Именно уголовный преследователь (дознаватель, следователь и прокурор) принимает здесь решение об отводе своего процессуального противников – защитника или представителя гражданского ответчика (ст. 72). Прокурор, следователь и дознаватель, наряду с судом, собирают и используют доказательства, с помощью которых устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу (ч. 1 ст. 74), т.е. сразу получают судебные доказательства, в то время, как в процессуальных системах, последовательно придерживающихся состязательного начала (Англия, США, Италия и др.), предусмотрена особая судебная процедура проверки и признания допустимыми в качестве судебных всех доказательств, которые сторона уголовного преследования собрала и сочла возможным представить на предварительном производстве. Наконец, дознаватель, следователь и прокурор предъявляют обвинение не перед лицом суда в судебном заседании, как это должно происходить в истинно состязательном судопроизводстве, а в закрытом инквизиционном порядке (см. об этом также комментарий к гл. 23 настоящего Кодекса).

1. Состязательность в уголовном суде существенно отличается от той, которая имеется в суде гражданском. Во-первых, в современном уголовном процессе юридическое равенство сторон не означает их полного равноправия. Дело в том, что при производстве по уголовным делам в качестве обвинителя как правило выступают государственные правоохранительные органы, превосходящие по своей мощи сторону защиты. Кроме того, именно они на предварительном расследовании собирают доказательства, применяют к обвиняемому некоторые меры процесуального принуждения. Поэтому не только их фактические возможности, но и права не могут быть такими же, как у стороны защиты. Чтобы обеспечить справедливость судебного состязания, необходимо восполнить это неравенство, уравнять возможности сторон защиты и обвинения посредством наделения защиты дополнительными, отсутствующими у обвинения правами. Их совокупность получила в теории уголовного судопроизводства название исключительных прав защиты. Среди преимуществ защиты следует особо выделить презумпцию невиновности, правила о толковании сомнений в пользу обвиняемого, о возложении бремени доказывания на обвинителя (ст. 14); о недопустимости поворота обвинения к худшему и особой устойчивости оправдательного приговора (ст. 252, 370, 385, 387, 405, ч. 3 ст. 414) и др. Во-вторых, в отличие от гражданского процесса, в котором суд в основном лишь оценивает материалы, представленные сторонами, роль суда уголовного в процессе в наши дни далеко не пассивна – он вправе и даже обязан активно участвовать в собирании и проверке доказательств в тех случаях, когда необходимо поддержать справедливое равенство сторон (сторона в ходе допроса свидетеля оставила без внимания обстоятельства, которые явно имеют определяющее значение для решения вопроса о виновности, например алиби, и т.п.) или обеспечить исполнение императивных требований уголовно-процессуального закона, касающихся процесса доказывания (например, в случаях обязательного назначения судебной экспертизы, если стороны не заявляют об этом ходатайства). Посредством такой субсидиарной (вспомогательной) активности суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

1-е изд. | 2-е изд. | 3-е изд. | 4-е изд. | 5-е изд. | 6-е изд.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *