Преступления категории

  • Авторы
  • Резюме
  • Файлы
  • Ключевые слова
  • Литература

Назаренко Л.А. 1 1 Юго-Западный государственный университет Функциональное значение классификации в уголовном законодательстве обусловливается следующими признаками: она позволяет познавать сущность включенных в уголовное законодательство институтов, устанавливать предназначение различных классификационных групп, определять их объективные признаки, основные характеризующие составляющие; помогает представлять изучаемые явления в научно обоснованном и структурированном виде, выявлять их взаимосвязи и соподчинения, понять их как части целого и, базируясь на представлении об этой целостности, прогнозировать наличие недостающих звеньев, то есть осуществлять диагностирование и предсказание новых явлений; способствует изучению исследуемых уголовно-правовых институтов в детализированном виде и одновременно с этим соединяет (группирует) разносторонние и порой противоречивые их проявления в процессе практической реализации; служит средством систематизации как одной из форм научного обобщения, связывает в единую целостную систему, определяя их место в множестве уголовно-правовых систем; устанавливает взаимосвязи внутри каждой классификационной группы, выделяя негативные моменты в сфере уголовного законодательства, тем самым повышает эффективность ведения научных изысканий по вопросам совершенствования уголовного закона. 1207 KB преступление классификация общественная опасность законодательство 1.Медведев И.Н., Солдатова О.А. Оптимизация антиагрегационной активности сосудистой стенки у пациентов с артериальной гипертонией при метаболическом синдроме // Медицинский вестник МВД. – 2015. – № 1(74). – С. 21–25. 2.Медведев И.Н., Скорятина И.А. Агрегационная способность нейтрофилов у больных артериальной гипертонией с дислипидемией на фоне флувастатина // Клиническая медицина. – 2015. – Т. 93, № 1. – С. 66–70. 3.Медведев И.Н., Скорятина И.А. Агрегационные свойства форменных элементов крови и сосудистый контроль над ними у больных артериальной гипертонией с дислипидемией // Российский кардиологический журнал. – 2015. – № 4(120). – С. 18–22. 4.Медведев И.Н., Никишина Н.А. Физиологические механизмы зрительной невербальной памяти у детей в шестилетнем возрасте // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2015. – Т. 159, № 5. – С. 537–540. 5.Сизов А.А. Несколько слов о роли судебной власти в механизме профилактики и предупреждения преступлений // В сборнике: Современные подходы к трансформации концепций государственного регулирования и управления в социально-экономических системах. Сборник научных трудов 4-й Международной научно-практической конференции. Ответственный редактор: Горохов А.А. – 2015. – С. 378–381. 6.Сизов А.А. Аспекты неразглашения сведений, полученных при допросе свидетелей // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 2–1. – С. 208–211. 7.Сизов А.А. Уголовно-процессуальное обеспечение защиты прав и интересов свидетелей // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 2–1. – С. 212–215. 8.Сизов А.А., Шахбазов Р.Ф. Состязательность в российском уголовном процессе: сравнительный анализ с судопроизводством в мусульманском праве // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия: История и право. – 2015. – № 1 (14). – С. 69–76. 9.Sizov A.A. Investigation mistakes in investigation of crimes of foreign citizens, committed in the territory of Russia // Biosciences Biotechnology Research Asia. – 2015. – Т. 12, № 1. – Р. 295–299. 10.Sizov A.A. Some procedural actions which are conducted by the decision of Czech police // Вестник полиции. – 2015. – № 1(3). – Р. 23–27.

Научное обоснование классификации преступлений имеет значение для законотворчества, решения вопросов дифференциации ответственности и индивидуализации наказания, а также для целей криминологического изучения состояния и структуры преступности .

Классификация преступлений предполагает их дифференциацию на определенные группы (классы), исходя из выбранного критерия. Основанием классификации преступлений может служить их общественная опасность, в целом, либо конкретный признак преступного деяния, либо сочетание таких признаков.

В практическом аспекте классификация в уголовном законодательстве играет существенную роль в правоприменительной практике, поскольку она образует особый режим функционирования Общей и Особенной частей УК РФ, уголовно-правовых институтов и норм, при котором у субъектов уголовно-правовых отношений открываются новые возможности для достижения законных интересов более эффективным путем. Практическая ценность классификации преступлений определяется тем, насколько полно и последовательно она отражена при конструировании различных уголовно-правовых институтов .

Функциональное значение классификации в уголовном законодательстве обусловливается следующими признаками: она позволяет познавать сущность включенных в уголовное законодательство институтов, устанавливать предназначение различных классификационных групп, определять их объективные признаки, основные характеризующие составляющие; помогает представлять изучаемые явления в научно обоснованном и структурированном виде, выявлять их взаимосвязи и соподчинения, понять их как части целого и, базируясь на представлении об этой целостности, прогнозировать наличие недостающих звеньев, то есть осуществлять диагностирование и предсказание новых явлений; способствует изучению исследуемых уголовно-правовых институтов в детализированном виде и одновременно с этим соединяет (группирует) разносторонние и порой противоречивые их проявления в процессе практической реализации; служит средством систематизации как одной из форм научного обобщения, связывает в единую целостную систему, определяя их место в множестве уголовно-правовых систем; устанавливает взаимосвязи внутри каждой классификационной группы, выделяя негативные моменты в сфере уголовного законодательства, тем самым повышает эффективность ведения научных изысканий по вопросам совершенствования уголовного закона и т.д. .

Законодательная классификация преступлений имеет очень важное значение для решения целого ряда практических вопросов применения уголовного закона.

1. Категория преступления учитывается при установлении опасного (ч. 2 ст. 18 УК РФ) и особо опасного (ч. 3 ст. 18 УК РФ) рецидива.

2. Уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому или особо тяжкому преступлению (ч. 2 ст. 30 УК РФ).

3. Преступным сообществом (преступной организацией) может быть признано сплоченное организованное объединение, созданное для совершения именно тяжких или особо тяжких преступлений (ч. 4 ст. 35 УК РФ).

4. При осуждении к лишению свободы вид исправительного учреждения и режим исправительной колонии назначаются мужчинам с учетом категории преступления, за совершение которого назначено наказание (ст. 58 УК РФ).

5. Смертная казнь и пожизненное лишение свободы могут назначаться только за особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь (ст. 57, 59 УК РФ).

6. Значение обстоятельства, смягчающего наказание, может иметь совершение впервые вследствие случайного стечения обстоятельств только преступления небольшой тяжести.

7. При назначении наказания по совокупности преступлений в зависимости от их категорий либо допускается (ч. 2 ст. 69 УК РФ), либо исключается (ч. 3 ст. 69 УК РФ) применение принципа поглощения менее строгого наказания более строгим.

8. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием и в связи с примирением с потерпевшим может применяться только к лицам, впервые совершившим преступления небольшой или средней тяжести (ст. 75, 76 УК РФ).

9. Сроки давности привлечения к уголовной ответственности (ст. 78 УК РФ) и давности обвинительного приговора суда (ст. 83 УК РФ) определяются категорией совершенного преступления.

10. Часть наказания, по отбытии которой возможны условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (ч. 3 ст. 79, ст. 93 УК РФ) или замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ч. 2 ст. 80 УК РФ), зависит от категории преступления, за которое осужденный отбывает наказание.

11. Освобождение от наказания в связи с изменением обстановки (ст. 801 УК РФ) возможно только при совершении впервые преступлений небольшой или средней тяжести.

12. Отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, не применяется к осужденным к лишению свободы на срок свыше пяти лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности (ст. 82 УК РФ).

13. Срок погашения судимости лиц, осужденных к лишению свободы, определяется категорией совершенного преступления (пп. «в», «г» и «д» ч. 3 ст. 86 УК РФ).

14. Освобождение несовершеннолетних от уголовной ответственности (ст. 90 УК РФ) или от наказания (ст. 92 УК РФ) может применяться только при совершении преступления небольшой или средней тяжести.

Таким образом, классификация преступлений – это непрерывное деление преступлений и результат такого деления на взаимосвязанные и взаимоисключающие группы по определенному основанию, отвечающему целям классификации, носящее исчерпывающий характер и отражающее закономерности развития института преступления.

Наличие классификации преступлений в российском уголовном законодательстве обусловлено ее немаловажной значимостью, связанной, в первую очередь, с помощью в быстром подборе необходимого варианта квалификации действий либо бездействий. Кроме того, классифицирование преступлений облегчает работу правоприменителям, поскольку устраняет необходимость в пересмотре довольно-таки немалого списка преступлений субъектом правоприменительной деятельности .

Осуществление классификации преступных деяний имеет огромное значение, поскольку учитывается в рамках проведения индивидуализации уголовной ответственности и уголовного наказания. Так, например, в случае совершения лицом впервые преступного деяния, относящегося к категории небольшой либо средней тяжести, представляется возможным по российскому уголовному законодательству освободить его от уголовной ответственности на таком основании, как деятельное раскаяние либо примирение с потерпевшим .

Практическую юридическую значимость классификации преступлений представляется возможным проследить также и в том, что в соответствие с Уголовным кодексом Российской Федерации приготовление к преступлению является уголовно наказуемым деянием только в том случае, если оно осуществлялось в отношение преступлений, относимых к категориям тяжких или особо тяжких с явным вредом для здоровья .

Кроме того, не стоит забывать, что принадлежность преступного деяния к той либо иной категории учитывается при принятии решения об условно-досрочном освобождении от отбывания уголовного наказания. Для преступлений небольшой и средней тяжести, тяжких, а также особо тяжких преступлений предусматриваются различные сроки фактического отбытия наказания .

Безусловно, значимость классификации преступлений для российского уголовного права очевидна. Помимо сказанного, стоит также и указать на способствование института классификации преступлений познанию сущности тех институтов, которые вбирает в себя уголовное законодательство, осознанию самого предназначения выделенных в Особенной части Уголовного кодекса РФ групп преступных деяний, определению имеющихся у них объективных свойств, конструктивных характеризующих обстоятельств, установлению взаимосвязанности и соподчиненности классификационных групп преступлений. Научная ценность классификации преступлений состоит в облегчении деятельности по скрупулезному познанию институтов уголовного законодательства, способствовании изучению исследуемых уголовно-правовых институтов.

Трудно не согласиться с тем, что проводимая институтом классификации преступления систематизация уголовно-правовых норм является одним из комфортообразующих средств юридической техники.

Как было отмечено Маршаковой Н.Н. распределение преступных деяний по отдельным группам сопровождается установлением взаимосвязи между всеми классификационными группами, что позволяет выделить в российском уголовном законодательстве аспекты негативного характера, а значит, повысить уровень эффективности научно-изыскательной деятельности в области устранения недостатков российского Уголовного кодекса.

В свою очередь и Кадниковым Н.Г. было замечено, что классификация преступлений, посредством группирования преступных деяний по таким критериям как характер и степень общественной опасности, является правовым инструментом, с помощью которого государство ориентирует свою уголовную политику. Данная точка зрения воспринимается как весьма приемлемая и отражающая действительность. Так, обращаясь к аспектам судебной правоприменительной деятельности, целесообразным будет упоминание постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения судами уголовного наказания», в котором нижестоящим судам делается напоминание о необходимости соответствия назначаемого уголовного наказания характеру, а также степени общественной опасности преступного деяния .

Практическая значимость классификации преступлений прослеживается также и в рамках уголовной статистики, поскольку формирование статистических данных о совершенных на территории Российской Федерации преступлениях различных категорий, позволяет отслеживать, в какой степени произошло увеличение либо уменьшение числа преступных деяний небольшой или средней тяжести, тяжких, а также особой тяжести, а после этого, выстроить тактику по уменьшению уровня преступности . В качестве примера можно привести сведения о состоянии преступности в Российской Федерации за январь-декабрь 2014 года. Так, согласно статистическим данным, представленным для обозрения на сайте Министерства внутренних дел Российской Федерации, на территории нашего государства было зарегистрировано за соответствующий период времени 2166,4 тыс. уголовно наказуемых деяний, из всей совокупности которых доля тяжких и особо тяжких преступлений составляет 24,3 процента .

Примечательно, что уголовно-правовая классификация преступных деяний занимает значимое место не только в материальном, но также и процессуальном уголовном законодательстве. Так, Качур А.Н. заметил, что правовая регламентация, осуществляемая некоторыми нормами Уголовно-процессуального кодекса РФ, основывается на реализованной в российском уголовном законодательстве классификации преступлений. В частности, такое можно наблюдать статьях УПК РФ, которые устанавливают подсудность и подследственность уголовных дел по предметному признаку, учитывая предусмотренные статьей 15 Уголовного кодекса РФ категории преступных деяний .

Таким образом становится ясно, что институту классификации преступных деяний в системе российского уголовного законодательства отведено далеко не последнее место в виду его научно-теоретической и практической значимости. Отсутствие распределения преступлений в отдельные группы на основании различных критериев чревато возникновением сложности в понимании содержания норм Уголовного кодекса Российской Федерации, что негативно отразится и на правоприменительной деятельности, связанной с реализацией уголовно-правовых положений.

Библиографическая ссылка

Назаренко Л.А. ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ КЛАССИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2015. – № 12-2. – С. 345-348;
URL: https://applied-research.ru/ru/article/view?id=7920 (дата обращения: 28.09.2020).Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания» (Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления) «Современные проблемы науки и образования» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.791 «Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074 «Современные наукоемкие технологии» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.909 «Успехи современного естествознания» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.736 «Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований» ИФ РИНЦ = 0.570 «Международный журнал экспериментального образования» ИФ РИНЦ = 0.431 «Научное Обозрение. Биологические Науки» ИФ РИНЦ = 0.303 «Научное Обозрение. Медицинские Науки» ИФ РИНЦ = 0.380 «Научное Обозрение. Экономические Науки» ИФ РИНЦ = 0.600 «Научное Обозрение. Педагогические Науки» ИФ РИНЦ = 0.308 «European journal of natural history» ИФ РИНЦ = 1.369 Издание научной и учебно-методической литературы ISBN РИНЦ DOI

Вестник Омской юридической академии. 2015. № 3 (28)

УДК 343.9 КРИТЕРИИ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОПАСНОСТИ

ВЫМОГАТЕЛЬСТВА Criteria of Social Threat of Extortion

Ю. А. Никитин — аспирант кафедры уголовного права и криминологии Омской юридической академии

Yu. A. Nikitin — post-graduate student of the Omsk Law Academy

Аннотация. В статье поднимается один из базовых вопросов, относящихся к определению критериев общественной опасности вымогательства. На основе проведенного анализа современной литературы, статистической информации, а также собственных эмпирических данных автором формулируется вывод относительно предмета исследования. В частности, отмечается, что общественная опасность вымогательства определяется не только его многообъектным характером, такими криминологическими показателями, как распространенность и латентность, но и традиционно крайне негативным отношением общества к рассматриваемому явлению.

Ключевые слова: вымогательство, общественная опасность, динамика, распространенность, многообъектность.

Extortion, social threat, dynamics, spread, multi-object nature.

В качестве основного фактора установления любого уголовно-правового запрета, безусловно, необходимо рассматривать общественную опасность деяния. Именно общественная опасность, раскрывая социальную сущность преступного поведения, служит основным признаком, внутренним свойством преступления. Это свойство объективно и не зависит ни от воли законодателя, ни от органа, применяющего закон . Деяние в конечном счете опасно не потому, что его так оценил законодатель, а потому, что оно по своей антисоциальной сущности нарушает нормальные условия существования общества . Здесь наиболее убедительной, на наш взгляд,

выглядит позиция А. И. Марцева, по мнению которого, «общественная опасность первична по отношению к признаку формальной запре-щенности преступления, а признак запрещен-ности, в свою очередь, вторичен по отношению к общественной опасности» .

Из содержания юридических признаков, входящих в состав преступления, следует, что общественная опасность вымогательства выражается, прежде всего, в его способности причинять существенный вред одновременно нескольким объектам уголовно-правовой охраны. Таковыми на сегодняшний день, помимо собственности, следует считать отношения, складывающиеся в сфере здоровья, чести и до-

Уголовное право и криминология

стоинства, а также свободы личности, нашедшие свое отражение в определенных пунктах чч. 2, 3 ст. 163 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ).

В отечественной уголовно-правовой доктрине традиционной является точка зрения, согласно которой одновременное воздействие на несколько групп общественных отношений свидетельствует о несравненно более высокой степени общественной опасности совершенного лицом посягательства . Причем неважно, идет ли речь, например, о вымогательстве, разбое, убийстве, сопряженном с иными преступлениями, или о других нарушениях уголовного закона, совершение которых влечет за собой причинение вреда двум или более объектам уголовно-правовой охраны.

Значим сам подход, принцип, положенный в основу увеличения размеров наказания в случае совершения деяний подобного рода. Сосуществование в рамках единого состава нескольких объектов является одним из показателей более высокой не только степени, но и характера общественной опасности преступления любого из подобного рода посягательств. Как известно, данные характеристики общественной опасности напрямую зависят от объекта, на который происходит воздействие, формы вины, а также признаков объективной стороны преступления: общественно опасных последствий, времени, места, способа, орудий и др.

Малейшие изменения в обстоятельствах совершения преступления или его юридических свойствах, как следствие, вызывают и изменение характера и степени его общественной опасности. Подобное наблюдается и в случае с исследуемым видом преступного посягательства — вымогательством, где все разновидности дополнительных объектов традиционно признаются наиболее значимыми (ценными) для современного общества. Воздействие на каждый из них наряду с умышленным причинением ущерба собственнику имущества существенным образом влияет в первую очередь на характер общественной опасности преступления, что вытекает из официально выраженной позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации. Многообъектность посягательства, таким образом, выступает в качестве одного из критериев оценки его общественной опасности.

Наличие нескольких объектов при совершении вымогательства непосредственно воз-

действует и на санкцию как ч. 2 ст. 163 УК РФ, так и на санкцию ч. 3 этой же статьи, где рамки ответственности существенным образом расширены в сравнении с ч. 1 этой статьи. Как известно, за вымогательство при отягчающих обстоятельствах в соответствии с официально выраженной позицией законодателя в одном случае может быть назначено наказание в виде лишения свободы сроком до 7 лет, а в другом -от 7 до 15 лет лишения свободы. Перечисленные виды наказаний являются наиболее строгими (наряду с ответственностью за разбой — ст. 162 УК РФ) среди всех санкций, предусматривающих ответственность за преступления против собственности. Для сравнения можно отметить, что более строгими выступают санкции лишь в нормах специальных по отношению к общей норме о вымогательстве. Речь здесь идет о хищении либо вымогательстве оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств (ст. 226 УК РФ), наркотических средств или психотропных веществ, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества (ст. 229 УК РФ), и в некоторой степени хищении или вымогательстве ядерных материалов или радиоактивных веществ (ст. 221 УК РФ). Во всех остальных статьях, предусматривающих ответственность за посягательства на собственность, санкция значительно ниже того уровня, который официально закреплен в соответствующих частях ст. 163 УК РФ.

Следовательно, высокая степень общественной опасности вымогательства, даже в рамках

ч. 1 ст. 163 УК РФ, характеризуется не самими последствиями, а разнообразием их возможного проявления. Кроме угрозы собственности общественно опасные деяния несут в себе потенциальные последствия и таким ценностям, как честь и достоинство личности, а также психическое здоровье потерпевшего. Существенность вреда, таким образом, проявляется в том, что его причинение непосредственному объекту является первым, но далеко не единственным возможным последствием данной разновидности посягательства на собственность.

Полагаем также, что общественная опасность именно вымогательства не может ограничиваться характеристикой последствий, возможное наступление которых способно повлиять на развитие данной группы общественных отношений.

Вестник Омской юридической академии. 2015. № 3 (28)

В качестве социальных последствий этого преступления помимо прочего выступают происходящие в большей части общества изменения психологического характера. Общественное сознание представляет собой некий барометр, который достаточно чутко реагирует как на изменения в реальных общественных отношениях, охраняемых и не охраняемых уголовным правом, так и на действия законодателя, обеспечивающего их защиту .

Определенный интерес в этом отношении представляют данные, полученные в ходе проведенного опроса 320 жителей г. Омска. Подавляющее большинство респондентов (89,5 %) считают такие посягательства на собственность, как вымогательство и разбой, значительно более опасными деяниями, ответственность за которые должна быть несравненно выше, нежели за другие посягательства на собственность. Многие при этом проводят параллели с 90-ми годами прошлого столетия как яркую иллюстрацию процветания уличной преступности и рэкета, что во многом обусловило крайне жесткую позицию по данному вопросу среди более старшего поколения. По мнению 67 % респондентов, вымогательство сопряжено с иными посягательствами, в основном направленными на личность, в частности побоями, причинением вреда здоровью и даже причинением смерти, либо такие последствия могут наступить в последующем как реакция виновного на отказ потерпевшего от выполнения предъявленного требования. Все это, согласно высказанной опрошенными позиции, представляет собой факторы, значительно повышающие общественную опасность вымогательства, что и выделяет его среди других преступлений против собственности. Интересно, что 69,5 % граждан, принявших участие в опросе, после их ознакомления с санкцией ч. 1 ст. 163 УК РФ сделали вывод о крайне слабом потенциале карательного воздействия, который в нем заложен. При этом наибольшее число вопросов вызвало отсутствие нижнего порога лишения свободы и наличие у суда реальной возможности назначать принципиально различные размеры наказания в виде лишения свободы. Что характерно, 54,2 % обратили внимание не только на данную проблему, но и дополнительно указали на высокую альтернативность санкции ч. 1 ст. 163 УК РФ, сделав вполне закономерный вывод о возможности реального ухода от ответственности за счет тех средств, которые винов-

ному предоставляет сам законодатель. Как видим, у большинства респондентов не совпал тот уровень общественной опасности, которым они наделяли вымогательство сами, с тем уровнем, который был заложен в санкции законодателем. В действительности он оказался значительно ниже доминирующей в обществе оценки вымогательства как одного из наиболее опасных деяний против собственности.

Между тем более высокие характер и степень общественной опасности вымогательства также подтверждаются мнением конкретных лиц, имеющих непосредственное отношение к расследованию данного преступления. Например, согласно позиции сотрудников следственных подразделений как органов внутренних дел, так и Следственного комитета (в зависимости от подследственности), опрос которых проводился в Омске, Кемерово и Томске, наиболее эффективное средство борьбы с рассматриваемым видом посягательства — усиление мер уголовной репрессии за его совершение. Такого мнения придерживаются 123 респондента из 139 опрошенных. Еще 11 респондентов полагают, что ответственность за изучаемый вид посягательства на собственность является вполне достаточной и не требует дополнительной регламентации в рамках второй части этой же статьи. Не имеют определенной позиции по данному вопросу лишь 5 специалистов.

В то же время нет единодушия в решении анализируемой проблемы среди судей, чья деятельность непосредственно связана с назначением наказания за совершение рассматриваемого вида посягательства. На вопрос о том, требуется ли сегодня усиление ответственности за совершение вымогательства в действующем УК РФ, 54 из 102 респондентов дали положительный ответ, 42 высказали несогласие с необходимостью изменений подобного рода и еще 6 человек не имеют собственной позиции по данному вопросу. Несмотря на внешний паритет, который наблюдается среди судей по интересующей нас проблеме, тем не менее следует отметить, что даже при таком соотношении за и против можно сделать вывод об относительном восприятии позиции, направленной на ужесточение уголовной ответственности за вымогательство.

Между тем на более высокую степень общественной опасности рассматриваемого вида преступления по отношению к другим посягательствам на собственность, которые пред-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Уголовное право и криминология

усмотрены в главе 22 УК РФ, указали 100 % опрошенных1. Отсутствие единства взглядов строится исключительно вокруг размера ответственности за вымогательство, исчисление которого возможно лишь при проведении самостоятельного исследования, специально посвященного именно данному аспекту проблемы. При этом никем не ставится под сомнение обоснованность позиции законодателя относительно многообъектности вымогательства как одного из критериев, повышающих степень его общественной опасности.

Рассмотрение данного аспекта проблемы не позволяет обойти стороной и криминологические показатели, как раз во многом определяющие общественную опасность того или иного деяния. Речь, в частности, идет о распро-

На первый взгляд распространенность как один из критериев общественной опасности вымогательства с течением времени начинает нивелироваться, о чем красноречиво свидетельствует динамика его совершения в последние годы. Однако здесь есть два момента, которые не позволяют рассуждать столь категорично.

Во-первых, в выявленной тенденции снижения зарегистрированных фактов вымогательства в исследуемый период в 2012-2013 гг., наоборот, был зарегистрирован рост количества данных посягательств. Его последующее падение более чем на тридцать процентов тем не менее не может, что называется, отменить произошедший всплеск числа совершенных вымогательств, указывающий на отсутствие стабильности в динамике развития исследуемого явления.

Во-вторых, можно поставить под вполне обоснованные сомнения и сами данные статистической отчетности, на что, кстати, указывается в аналитических справках о состоянии преступности в Российской Федерации. Так, в соответствующем сборнике за 2009 г. отмечается, что «сокращение регистрируемой преступности (2 млн 995 тыс. преступлений) отмечается на фоне продолжающегося роста количества

страненности вымогательства в нашей стране, динамике его роста, удельного веса в общем массиве преступности и т. д. Необходимо отметить, что распространенность преступлений по аналогии с последствиями преступной деятельности зачастую выступает в качестве психологического фактора, оказывая соответствующее влияние не только на законодательные решения, но и непосредственно на правоприменительную деятельность, а также мнение общества, что наглядно было нами продемонстрировано применительно к вымогательству за счет полученных эмпирических данных.

Особый интерес в этом отношении представляют данные о количестве совершенных вымогательств в период с 2005 по 2014 г., представленные в таблице.

Таблица 1

зарегистрированных заявлений и сообщений о происшествиях, поступающих в органы внутренних дел (22 млн 789 тыс. — на 6 % больше по сравнению с предыдущим годом) . Для сравнения: в 2014 г. при сохранившейся тенденции сокращения общего числа зарегистрированных преступлений (включая и вымогательство) — 2 млн 190 тыс. — общее количество заявлений и сообщений о происшествиях, поступающих в органы внутренних дел, наоборот, увеличилось с 22 до 29,2 млн (рост 3,3 % в сравнении с 2013 г. и свыше 20 % в сравнении с 2009 г.). Полагаем, что в ситуации все увеличивающегося разрыва между количеством регистрируемых преступлений и принимаемых заявлений и сообщений от граждан можно ставить вопрос, скорее, о некоторых особенностях статистической отчетности, но никак не о реальном снижении числа совершаемых преступлений, включая вымогательство.

На этом фоне вполне обоснованными выглядят результаты проведенных другими специалистами исследований, которые показывают, что якобы наметившееся уменьшение количества совершаемых преступлений обусловлено, скорее, не реальным сдерживанием преступности

2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014

Количество вымогательств 14711 14669 11540 9953 8522 6575 5915 5989 6594 4541

Динамика изменений, % 16,8 -0,2 -21,3 -13,8 -14,7 -22,6 -10,0 1,3 10,1 -31,4

1 Большую общественную опасность, по мнению всех категорий опрошенных респондентов, представляет лишь разбой, что объективно следует из содержания всех частей ст. 162 УК РФ.

Вестник Омской юридической академии. 2015. № 3 (28)

за счет принимаемых мер, а особенностями представления отчетов в интересах того или иного ведомства . В связи с этим Г. Шнайдер, рассуждая о парадоксах статистики, отмечает: «Официальная уголовная статистика есть модель, которая служит инстанциям формального социального контроля в качестве средства самооправдания перед общественностью и влияния на нее» . Следовательно, «такое «улучшение” может быть достигнуто только за счет статистического манипулирования» . Непосредственным образом об этом свидетельствуют показатели латентной преступности, данные о которой не входят в содержание официальных отчетов. По оценкам специалистов, в 2010 г. она достигла уровня 23,9 млн преступлений, темпы ее роста в XXI в., по сути, катастрофичны, причем не только для России, но и для всего мирового сообщества .

Отсюда обозначившаяся к сегодняшнему дню тенденция снижения количества случаев совершения вымогательства представляется достаточно спорной. Ее подтверждения мы не нашли и среди практических работников оперативных подразделений, которые были опрошены в Омске и Кемерово в 2014-2015 гг. Так, на вопрос: как вы считаете, отображает ли наметившаяся в последние годы тенденция снижения зарегистрированных фактов вымогательства действительности? лишь 18 % респондентов дали утвердительный ответ. Еще 66 % полагают, что такого соответствия нет, и указали на высокую латентность данного посягательства, зачастую обусловленную страхом потерпевшего за себя и своих близких. Данный фактор, в свою очередь, влечет за собой самостоятельное решение возникшей проблемы, без обращения в правоохранительные органы. Страх потерпевшего в совокупности с неверием в компетентность органов внутренних дел нередко влекут за собой скрытный характер течения вымогательства, что находит соответствующее подтверждение (в виде тенденции снижения) в статистических данных. Оставшиеся 16 % респондентов не имеют собственной позиции по данному вопросу.

Таким образом, имеющиеся официальные сведения и фактическое состояние противодействия такому явлению, как вымогательство, не соответствуют друг другу. Более того, приведенные выше данные опроса оперативных сотрудников позволяют указать на усиливающую-

ся тенденцию к все более скрытному характеру вымогательства, его меньшую выявляемость, что во многом обусловлено обстоятельствами объективного свойства. Между тем сам факт наличия такой тенденции свидетельствует о повышающемся уровне общественной опасности рассматриваемого явления. Отсутствие у государства в лице его правоохранительных органов возможности своевременно реагировать на посягательства подобного рода оказывает дополнительный и многократно усиливающийся эффект на общественную опасность совершаемого деяния, безусловно, требуя дополнительных мер по его противодействию.

Подводя общий итог, необходимо в качестве основных факторов, свидетельствующих о повышенной общественной опасности рассматриваемого явления, выделить:

— во-первых, многообъектный характер исследуемого вида преступления. Причинение вреда одновременно нескольким общественным отношениям, традиционно относящимся к группе наиболее ценных и важных для современного общества, позволяет законодателю выделять вымогательство в отдельное преступление против собственности, требующее самостоятельной уголовно-правовой регламентации;

— во-вторых, более высокие показатели степени общественной опасности вымогательства подтверждаются результатами собственных исследований, проведенных автором в рамках данной части работы. Мнение о повышенном характере и степени общественной опасности рассматриваемого посягательства поддерживается большинством респондентов (в частности, гражданами, сотрудниками оперативных подразделений, следственных органов), а также статистическими данными, свидетельствующими о большой распространенности преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ;

— в-третьих, высоким уровнем латентности рассматриваемого вида преступного посягательства. Скрытый характер вымогательства представляет собой серьезную угрозу нормальному развитию общественных отношений, провоцируя рост социального напряжения, обусловленного, с одной стороны, самим фактом противоправного воздействия со стороны виновных, а с другой — отсутствием веры в государственные структуры, которые, по мнению потерпевших, далеко не всегда способны оказать позитивное воздействие на сложившуюся ситуацию.

Уголовное право и криминология

Библиографический список

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Коржанский, Н. И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны / Н. И. Коржанский. — М. : Изд-во Акад. МВД СССР, 1980. — 248 с.

4. Коробеев, А. И. Советская уголовно-правовая политика: проблемы криминализации и пенализации : моногр. /

A. И. Коробеев. — Владивосток : Дальневост. ун-т, 1987. — 268 с.

B. И. Горобцов]. — Красноярск, 1997. — С. 3-10.

6. Никифоров, Б. С. Объект преступления по советскому уголовному праву / Б. С. Никифоров. — М. : Госюриздат, 1960. — 230 с.

8. Состояние правопорядка в Российской Федерации и основные результаты деятельности органов внутренних дел и внутренних войск в 2009 году : аналит. материалы. — М. : МВД России, 2010. — 112 с.

9. Состояние правопорядка в Российской Федерации и основные результаты деятельности органов внутренних дел и внутренних войск в 2014 году : аналит. материалы. — М., 2015.

11. Фефелов, П. А. Механизм уголовно-правовой охраны. Основные методологические проблемы / П. А. Фефелов. -М. : Наука, 1992. — 230 с.

12. Шнайдер, Г. Й. Криминология / Г. Й. Шнайдер ; пер. с нем. Ю. А. Неподаева ; под ред. и с предисл. Л. О. Иванова. -М. : Прогресс : Универс, 1994. — 501 с.

Преступление – это противоправное общественно опасное деяние, обладающее всеми признаками правонарушения и специфическим составом. Категории преступлений – явление для России относительно новое, Уголовный кодекс 1996 года стал в этом плане пионером.

Степени тяжести преступления

Понятие «категории преступления» раскрывает статья 15 УК РФ. Существует четыре разновидности преступных деяний: особо тяжкие, тяжкие, преступления средней тяжести и небольшой. Основаниями для подобного разделения служат степень общественной опасности конкретного деяния и его характер. Степень общественной опасности складывается из двух факторов: вид и значимость объекта преступления. Вспомогательными критериями для разделения преступлений на категории по степени тяжести служат: вид и возможный срок наказания, а также форма вины субъекта совершенного преступления.

Отличительным признаком трёх категорий из четырех является возможность совершения их по неосторожности. Это преступления небольшой, средней тяжести и тяжкие. Особо тяжкие преступления априори могут быть совершены только при наличии умысла на то.

Умысел – это отношение субъекта преступления к совершаемому им деянию, т.е. осознание виновным лицом того, что его действия (или бездействие) представляют определённую общественную опасность. Умысел может быть прямым или косвенным.

УК признает преступлением небольшой тяжести такое деяние, которое может быть как умышленным, так и неосторожным, но срок наказания за которое не превышает двух лет лишения свободы. Это такие преступления: побои (ст. 116), умышленное причинение лёгкого вреда здоровью (ч. 2 ст. 115), кража (ч. 1 ст. 158).

Преступление средней тяжести – это общественно опасное противоправное поведение, максимальный срок наказания за которое представляет собой лишение свободы сроком не более чем на пять лет. Это убийство, совершенное в стоянии аффекта (ч.2 ст. 107), доведение до самоубийства (ст. 110), подмена ребёнка (ст. 153 УК РФ).

Срок наказания за совершение тяжкого преступления не должен превышать десяти лет нахождения в местах лишения свободы (ч.2 ст. 131 — изнасилование, ч. 1 ст. 164 – хищение предметов, представляющих особую ценность).

За особо тяжкое преступление возможно наказание в виде пожизненного заключения. В качестве примера подобных составов можно привести следующие: ст. 105 – убийство, ч. 2 ст. 205 – террористический акт.

Классификация, или категоризация, преступлений – это разделение преступлений на группы по тем или иным критериям.

Классификация преступлений проводится в зависимости:

  • от степени общественной опасности деяния, т. е. величины причиненного вреда, характера вины, места, времени, обстановки совершения преступления, особенности субъекта преступления;
  • характера опасности деяния, т. е. от содержания объекта преступления, формы вины, содержания и величины причиненного ущерба, способа посягательства, мотива и целей совершенного преступления.

Помимо степени и характера общественной опасности, в основу отнесения преступлений к той или иной категории положены еще два критерия:

  • форма вины: неосторожные преступления относятся только к преступлениям небольшой и средней тяжести;
  • вид и размер наказания: до двух лет лишения свободы – преступления небольшой тяжести, до пяти – средней, до десяти – тяжкие и свыше десяти лет лишения свободы или более строгое наказание – особо тяжкие.

В зависимости от характера и степени общественной опасности деяния подразделяются на четыре категории:

  • на преступления небольшой тяжести;
  • на преступления средней тяжести;
  • на тяжкие преступления;
  • на особо тяжкие преступления.

Преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает двух лет лишения свободы.

Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, превышает два года лишения свободы.

Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает десяти лет лишения свободы.

Особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание.

Преступления могут быть классифицированы:

  1. по родовому объекту посягательств, предусмотренных в 6 разделах и 19 главах Особенной части УК;
  2. по степени общественной опасности: простые; квалифицированные; привилегированные;
  3. по форме вины – умышленные и неосторожные.

Значение классификации преступлений:

  • применяется при определении вида рецидива;
  • применяется при определении ответственности за приготовление к преступлениям;
  • применяется при определении сроков давности, по истечении которых лицо не привлекается к ответственности;
  • является основным критерием индивидуализации наказания;
  • применяется при решении вопросов об освобождении от уголовной ответственности и наказания;
  • является критерием выделения преступного сообщества как формы соучастия;
  • влияет на выбор исправительного учреждения для исполнения или отбывания наказания;
  • применяется при погашении судимости и т. п.

Кадников Николай Григорьевич

доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного права Московского университета МВД России им. В.Я. Кикотя

Дайшутов Михаил Михайлович

кандидат юридических наук, доцент,

заместитель начальника кафедры уголовного права

Московского университета МВД России им. В.Я. Кикотя

(e-mail: krim-pravo@yandex.ru)

К вопросу о категоризации преступлений в Уголовном кодексе Российской Федерации

В статье раскрываются некоторые проблемы категоризации преступлений в зависимости от их тяжести (ст. 15 УК РФ). Анализируются законодательные изменения в содержании категорий преступлений, вопросы дополнительной дифференциации ответственности, индексации тяжких и особо тяжких преступлений. Уделяется внимание наделению суда правом изменения категории тяжести совершенного преступления. Предлагаются решения по совершенствованию данного уголовно-правового института.

Ключевые слова: категоризация преступлений в зависимости от их тяжести, дифференциация ответственности, индексация тяжких и особо тяжких преступлений.

Разграничение преступлений на группы, категории с целью более тщательной дифференциации уголовной ответственности на законодательном уровне является весьма важным направлением совершенствования уголовного закона. Основная, ведущая категоризация преступлений, которая имеет значение практически для всех институтов уголовного права, закреплена в ст. 15 УК РФ «Категории преступлений».

Следует признать, что такая классификация была необходима для уголовного закона. Вся история развития уголовного законодательства и уголовно-правовой науки подтверждают это. Вместе с тем, следует констатировать, что категоризация преступлений, закрепленная в ст. 15 УК, является фундаментом, на котором строится жесткая структура других важнейших

институтов уголовного права и система уголовно-правовых последствий, применяемых в соответствии с законом к лицам, совершившим преступление той или иной тяжести. В конечном счете подобное разграничение преступлений оказывает существенное значение для дифференциации уголовной ответственности и индивидуализации уголовного наказания.

Данная категоризация, на первый взгляд, содержит несколько оснований: характер и степень общественной опасности, тяжесть преступления, форму вины, типовую санкцию в виде лишения свободы. Следует признать, что законодательная формулировка содержит некоторые отступления от логических правил классификации. Для такой классификации должно было быть выбрано собирательное понятие, характеризующее и социальную приро-

ду преступления, и символическое различие, которое будет понятно всем участникам уголовно-правовых отношений. Как представляется, законодатель дважды назвал критерий, который характеризует социальную природу преступления. Характер и степень общественной опасности составляет, на наш взгляд, содержание понятия «тяжесть преступления». Вместе с тем, правила классификации предусматривают возможность выделения в тех или иных классификационных разрядах, категориях дополнительных признаков, позволяющих более четко представлять опасность преступления и его место в данной системе. По мнению законодателя, таким признаком является форма вины, с которой совершается преступление той или иной категории.

В УК РФ 1996 г. категории преступлений выделены таким образом, чтобы размер типовых санкций определенной категории был конечным пределом для вида наказания за конкретные преступления. Об этом великий итальянский просветитель Чезаре Беккариа, говоря о предложенной им «точной и всеобщей лестнице преступлений и наказаний», писал, что главным является сохранение соразмерности между тяжестью совершенного преступления и жесткостью установленного за его совершение наказания .

Размеры типовых санкций, по нашему мнению, выбраны оптимально с учетом предложений ученых и практических работников. Однако законодатель не поддержал идею выделения уголовного проступка. По мнению большинства специалистов, это один из главных недостатков представленной классификации.

Нельзя не сказать о том, что законодатель пытается усовершенствовать категоризацию преступлений. Так, в соответствии с Федеральным законом от 9 марта 2001 г. № 25-ФЗ реформированы категории преступлений средней тяжести (установлена различная типовая санкция за умышленные и неосторожные преступления) и тяжких преступлений (их ограничили только кругом умышленных преступлений). Важно при отнесении преступлений к той или иной категории правильно установить форму вины, с которой возможно совершение таких деяний. Каждая категория преступлений, выделенная в ст. 15 УК, представляет собой элемент жесткой системы, но в то же время имеет и некоторую структурную самостоятельность.

Исходя из смысла ст. 15 УК, можно сделать вывод о том, что право определения места преступления в системе названных категорий принадлежит исключительно законодате-

лю. То есть преступление будет относиться к законодательно названной категории и в том случае, если суд с учетом исключительных обстоятельств в соответствии со ст. 64 УК может назначить наказание ниже пределов, установленных для данной категории. Ряд авторов высказывал мнение, в соответствии с которым при наличии нескольких смягчающих обстоятельств, особых признаков личности виновного, предотвращения тяжких последствий, добровольной явки с повинной суду надо дать право своим решением изменять категорию тяжести в сторону улучшения положения виновного . На первый взгляд, это предложение соответствовало движению к гуманизации уголовного законодательства. Однако существует опасность необоснованного субъективного подхода со стороны суда, что нарушит строгую систему построения других уголовно-правовых институтов Общей части УК и в итоге затруднит практику применения закона. С самого начала многие ученые выступали против того, чтобы суду было представлено право изменять подсудимому категорию преступления, т.к. только закон определяет дифференциацию ответственности на законодательном уровне. Есть другие способы улучшить положение подсудимого (например, назначение наказания ниже низшего предела). Но законодатель решил иначе: с принятием Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ суду предоставлено право с учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности при наличии смягчающих наказание обстоятельств и при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств изменить категорию преступления на менее тяжкую. Такое изменение категории преступления возможно не более чем на одну категорию преступления при условии назначения указанного в законе наказания в виде лишения свободы (за преступление средней тяжести — не свыше трех лет лишения свободы, тяжкое преступление — не свыше пяти лет и особо тяжкое преступление — не свыше семи лет лишения свободы) или иного более мягкого наказания. Полагаем, что такое решение не отвечает в полной мере требованиям системности уголовного права и без дополнительного судебного толкования может затруднить деятельность судей при принятии решений по уголовным делам. Не совсем ясно, как применять нормы уголовного закона, зависящие от категории преступлений. Учитывать правовые последствия по тяжести совершенного преступления или по категории преступлений, измененной по приговору суда?

Вопрос этот очень актуальный, касается таких важнейших институтов, как множественность преступлений, освобождение от уголовной ответственности и от наказания и др. Принятие таких изменений должно было бы проходить после существенных научных исследований с учетом антикоррупционной составляющей. Наиболее спорным является решение в части особо тяжких преступлений.

Изучение содержания категорий преступлений позволяет сделать вывод о том, что законодатель испытывал объективную потребность в дополнительной классификации преступлений внутри выбранных категорий. Предложение полностью отвечает требованиям дифференциации уголовной ответственности и правилам классифицирования. Эти правила предполагают, чтобы «подразделение на классы было непрерывным» и при этом «каждый класс занимал бы в получившей системе определенное постоянное место и в свою очередь, делился бы на подклассы» .

В ст. 15 УК такая дополнительная классификация (индексация) позволила бы более четко разграничить деяния по тяжести, сузить сферу судейского усмотрения при назначении размера наказания. Начало в этом направлении положено. Так, первичное определение преступлений небольшой тяжести содержало типовую санкцию, в которой было указано о максимальном наказании в виде лишения свободы не свыше двух лет. В соответствии с Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ были внесены значительные изменения, меняющие границы выделенных категорий преступных деяний. В настоящее время преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы. Полагаем, что в целом такое законодательное решение является своевременным, позволяющим не считать многие деяния серьезными преступлениями. Перевод немалого количества преступлений средней тяжести в категорию преступлений небольшой тяжести в большей степени работает на идею гуманизации уголовного права.

Изменения коснулись и категории преступлений средней тяжести. Тем же Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ типовая санкция в виде лишения свободы по данной категории была также изменена. В настоящее время преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превыша-

ет пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание превышает три года лишения свободы. В целом такая дополнительная классификация соответствует теории и будет способствовать эффективному применению уголовного закона. Особенно важным такое решение следует признать для неосторожных преступлений средней тяжести, максимальный размер которых может быть весьма существенным за так называемые резонансные преступления (причинение смерти нескольким лицам при нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспорта).

Индексировать необходимо тяжкие и особо тяжкие преступления .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Особого внимания заслуживает категория тяжких преступлений. В настоящее время в этой категории оказались уравненными преступления с различной степенью тяжести: например, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 111 УК), кража, совершенная организованной группой (ч. 4 ст. 158 УК), и террористический акт (ч. 1 ст. 205 УК). Тяжкие преступления нуждаются в более существенном критерии, который бы наиболее точно отражал опасный характер таких деяний. Таким критерием следует признать насильственный способ совершения преступления. Индексация устранит существующий пробел, и общество будет более полно информировано по видам и группам таких преступлений. Тяжкие преступления под индексом А предусматривали бы деяния, совершенные с насилием, опасным для жизни или здоровья человека, индекс Б указывает на тяжкие преступления, совершенные с насилием, не опасным для жизни и здоровья, под индексом В следовало бы выделить иные преступления, имеющие квалифицирующие признаки, усиливающие их тяжесть. Например, разбой (ч. 1 ст. 162 УК) следует отнести к тяжким преступлениям под индексом А, а насильственный грабеж, при котором насилие менее опасно (ч. 2 ст. 161 УК), необходимо признавать тяжким преступлением под индексом Б. И наконец, кража с отягчающими обстоятельствами (ч. 2 и 3 ст. 158 УК) и подобные преступления можно отнести к тяжким преступлениям под индексом В. Соответствующим образом дифференцировались бы и пределы наказания в рамках общей типовой санкции.

Особо тяжкие преступления, на наш взгляд, следовало бы разграничить на два подвида: особо тяжкие А, посягающие на жизнь человека (наказание — от 15 до 20 лет лишения сво-

боды или пожизненно); особо тяжкие Б — все иные, которые посягают на наиболее значимые объекты, охраняемые уголовным законом (наказание — до 15 лет лишения свободы). Например, убийство без смягчающих обстоятельств (ч. 1 и 2 ст. 105 УК), посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК), лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст. 295 УК), сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК), геноцид (ст. 357 УК) следует отнести к особо тяжким преступлениям А, все остальные — к особо тяжким Б.

Важно начать такую работу, а норма о категориях преступлений в Общей части позволяет это. Вот здесь уже могут пригодиться предложения, содержащиеся в Модельном уголовном кодексе для государств — участников СНГ. Речь идет о том, чтобы в статьях Особенной части УК вместо санкций указывать категорию тяже-

1. Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях / сост. и предисл. B.C. Овчинского. М., 2004.

2. Уголовный закон: опыт теоретического моделирования. М., 1987.

3. Жеребкин В.Е. Логика. Харьков, 1968.

4. Кондаков Н.И. Логический словарь. М., 1971.

5. Кадников Н.Г. Классификация преступлений по уголовному праву России. М., 2000.

сти преступления. Например, ст. 105 УК выглядела бы следующим образом: «Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку — преступление особо тяжкое индекса А» и т.д.

Подобная индексация позволила бы более четко сформулировать нормы о правовых последствиях, наступающих для лиц, совершивших преступления той или иной категории тяжести.

С сожалением можно констатировать, что современные изменения ряда важных уголовно-правовых норм не в полной мере учитывают теоретические основы категоризации преступлений, предусматривают использование других критериев (длинные перечни преступлений, видовые объекты преступлений, возраст потерпевшего). Такие решения нарушают системность уголовного права, не способствуют его эффективному применению.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *