Преступление по неосторожности

Неосторожная форма вины

Неосторожное легкомыслие — лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

Преступление совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в том случае, когда это предусмотрено соответствующей статьей ОЧ УК.

Косвенный умысел – осознавала опасность действий и предвидело возможность наступления общественно опасных последствии, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

— Лицо, действующее легкомысленно, всегда осознает отрицательное значение возможных последствий и именно поэтому возлагает на определенные обстоятельства надежду на их предотвращение

— Лицо предвидит, что совершаемые им действия (бездействие) в других случаях в аналогичной обстановке могут вызвать вредные последствия, но самонадеянно полагает, что в данном конкретном случае эти вредные последствия не наступят.

— предвидение при легкомыслии отличается от предвидения при умысле меньшей степенью определенности; если при косвенном умысле виновный предвидит реальную возможность наступления общественно опасных последствий, то при легкомыслии эта возможность предвидится как абстрактная. Предвидение абстрактной возможности наступления общественно опасных последствий характеризуется тем, что виновный не осознает действительного развития причинной связи, хотя при надлежащем напряжении своих психических сил мог бы осознать это.

— Наиболее определенно и четко проводится различие умысла и легкомыслия по волевому критерию. При легкомыслии субъект не желает наступления вредных последствий (что характерно для прямого умысла) и не допускает их, не относится к ним безразлично (что характерно для косвенного умысла). Наоборот, при легкомыслии субъект надеется предотвратить наступление вредных последствий, но его расчеты самонадеянны, т.е. основываются хотя и на реальных факторах, каковыми могут быть силы природы, профессиональные навыки, действия других лиц, механизмов и т.д., однако без достаточных на то оснований.

— При легкомыслии необходимо установить, были ли у виновного достаточные основания полагать, что обстоятельства, на которые он надеялся, могут предотвратить наступление вредных последствий. При этом необходим учет как объективных, так и субъективных (опыт, возраст) факторов.

-Расчет на конкретные обстоятельства существенно отличает легкомыслие от косвенного умысла, при котором такой расчет отсутствует, т.е. субъект сознательно допускает наступление вредных последствий, либо относится к ним безразлично.

Небрежность – не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий, но при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

— Вместе с тем небрежность отличается как от самонадеянности, так и от умысла непредвидением возможности наступления общественно опасных последствий.

2) Легкомыслие vs. Косвенный умысел.

— Общие черты легкомыслия и косвенного — предвидение возможности наступления последствий и нежелание их наступления.

— Отличия от косвенного умысла. У легкомыслия -предвидение не реальной, а лишь абстрактной возможности наступления общественно опасных последствий. Предвидение при легкомыслии отличается от предвидения при косвенном умысле меньшей степенью определенности. Кроме того, при легкомыслии лицо не просто не желает последствий, но и рассчитывает на определенные обстоятельства, способные воспрепятствовать их наступлению, т. е. по отношению к не наступлению последствий при легкомыслии более активное отношение в то время, как при косвенном умысле они субъекту преступления безразличны.

3) Легкомыслие vs. Небрежность.

— Общее – неправильная оценка лицом своего поведения и его причиняющих свойств, недостаточная осмотрительность, невнимательность. Пренебрежение к установленным правилам и предупреждениям, обязанностям.

— Различное — в интеллектуальном моменте, ибо при легкомыслии лицо предвидит, а при небрежности нет, при небрежности интеллектуальный момент вообще отсутствует.

Невиновное причинение вреда или уголовно-правовой казус имеет место, когда лицо по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своего деяния, либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и не должно или не могло их предвидеть. В последнее время наличие казуса также может признаваться в случаях, когда лицо хотя и предвидело возможность наступления последствий, но не могло их предотвратить в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

Примером казуса является, например, попытка сбыта лицом фальшивой денежной купюры, при условии, что оно не осознавало её поддельности.

1. Виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности.

2. Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

Комментарий к статье 24

Вина является необходимой субъективной предпосылкой уголовной ответственности. Виновность деяния — неотъемлемая составляющая понятия преступления (см. комментарий к ст. 14 УК РФ). Уголовной ответственности без вины быть не может, так как вменение в вину лицу деяния, совершенного невиновно (объективное вменение), не допускается (ч. 2 ст. 5 УК РФ). В соответствии с принципом субъективного вменения лицо подлежит уголовной ответственности только за общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина (ч. 1 ст. 5 УК РФ). Уголовная ответственность может наступать только при наличии вины в отношении общественно опасных действий лица. Невиновное причинение вреда независимо от характера и размера наступивших последствий полностью исключает уголовную ответственность (см. комментарий к ст. 28 УК РФ). Отсутствие вины влечет отсутствие состава преступления, так как вина — основной признак субъективной стороны состава преступления (см. комментарий к ст. 8 УК РФ).

Понятие вины в УК РФ отсутствует, комментируемая статья указывает лишь на ее формы. Понятие вины выработано доктриной уголовного права и основано на том, что лицо совершает деяния, обладая полной свободой воли, понимаемой как способность к саморегуляции и самодетерминации человека, т.е. как способность принимать решения, руководствуясь сложившимися в сознании индивида понятиями и представлениями. Вина лица отражает внутреннее психическое отношение лица к своим действиям и их последствиям. Это психическое отношение проявляется в интеллектуальной и волевой составляющих психической деятельности лица. Вина — это психическое отношение лица в форме умысла и неосторожности к совершаемому им общественно опасному деянию и к его последствиям. Содержание вины образуется двумя элементами психической деятельности человека — сознанием и волей, которые характеризуются интеллектуальными и волевыми составляющими процесса психической деятельности человека во время совершения преступления. Эти составляющие именуются интеллектуальным и волевым элементами (моментами) вины.

Интеллектуальный элемент вины отражает осознание характера объекта и фактического социального характера совершаемого деяния, т.е. противоправный характер и общественную опасность своего действия (бездействия). В преступлениях с материальным составом интеллектуальный элемент также включает в себя предвидение общественно опасных последствий и осознание развития причинной связи между своими действиями (бездействием) и их последствиями. В преступлениях с формальным составом, когда для наличия оконченного состава преступления не требуется учет наступивших общественно опасных последствий, — только осознание общественной опасности соответствующих действий.

Действия человека всегда мотивированы и преследуют достижение определенных целей. Мотив и цель хотя и являются самостоятельными признаками субъективной стороны преступления, но наряду с виной они определяют составляющие психического отношения лица к совершаемому преступлению, свидетельствуют о целеполагании лица при совершении этого деяния, дают возможность выяснить, из каких побуждений виновный совершил преступление. Цель преступления, возникая на основе преступного мотива, вместе с мотивом в наибольшей степени детерминирует наличие вины в момент совершения преступления. Мотив и цель свойственны умышленным преступлениям, а применительно к неосторожным преступлениям закон не содержит в себе эти признаки. Если состав преступления предполагает учет факультативных объективных признаков, характеризующих обстоятельства совершения преступных действий (место, время, обстановка и др.), или учет мотива и цели совершения преступления, то осознание этих обстоятельств также имеет уголовно-правовое значение. Например, Пленум Верховного Суда РФ неоднократно указывал на необходимость при оценке общественной опасности содеянного и назначении наказания учитывать все обстоятельства, при которых совершено преступление: вид умысла, мотивы и цель, способ, обстановку и стадию совершения преступления <1>.

<1> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 7, от 3 апреля 2008 г. N 4) «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 3; Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. N 5 (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 7) «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 5.

Характер и содержание волевого момента вины определяются конструкцией состава каждого конкретного преступления. Волевой момент вины в умышленных преступлениях заключается в сознательном направлении интеллектуальных и физических усилий на достижение намеченного или предполагаемого результата (желание). Волевой момент вины при неосторожных преступлениях состоит в том, что лицо не направляло необходимые усилия на предотвращение наступления общественно опасных последствий своего деяния, хотя должно было и могло это сделать (нежелание). В этом случае лицо при совершении действий или, наоборот, при их несовершении проявляет небрежность, неосмотрительность, легкомыслие.

Две формы вины — умысел (ст. 25 УК РФ) и неосторожность (ст. 26 УК РФ) — образуются путем различного сочетания интеллектуального и волевого моментов вины. Умысел и неосторожность, в свою очередь, делятся на виды: умысел — на прямой и косвенный, а неосторожность — на легкомыслие и небрежность. Отражение форм вины в нормах Особенной части УК РФ может быть различным. Форма вины может быть прямо указана в диспозиции статьи (умышленное причинение смерти (ст. 105 УК РФ) или причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ)) либо подразумеваться, когда характер действий или их цель указывает на то, что преступление может совершаться только умышленно, например истязание (ст. 117 УК РФ), изнасилование (ст. 131 УК РФ), кража (ст. 158 УК РФ), террористический акт (ст. 205 УК РФ). Так, заведомая незаконность действий (бездействия) при уклонении от уплаты налогов (ст. ст. 198, 199 УК РФ) невозможна без наличия умысла лица на их совершение. Часть 2 комментируемой статьи определяет, что, если деяние совершается только по неосторожности, оно может быть признано преступлением, когда такая форма вины указана в диспозиции статьи Особенной части УК РФ. Например, преступление, предусмотренное ст. 168 УК РФ (уничтожение или повреждение имущества по неосторожности), совершается только по неосторожности.

Формы вины позволяют разграничить преступное и непреступное поведение; преступления, сходные по объективным признакам (объекту и объективной стороне). Они являются критериями классификации преступлений (ст. 15 УК РФ), предопределяют назначение осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения (ст. 58 УК РФ), обусловливают признание в действиях лица рецидива преступлений (ст. 18 УК РФ).

Неосторожность и ее виды

По сравнению с умыслом неосторожность — менее распространенная форма вины. Согласно ст. 26 УК преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности.

Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий. Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Определение неосторожной вины в уголовном праве России основывается в основном на специфике отношения лица к наступившим общественно опасным последствиям его действий (бездействия). Различаются два вида неосторожности — легкомыслие и небрежность (ч. I ст. 26 УК). Эти виды неосторожности объединены сходным социально-психологическим содержанием. В обоих случаях речь идет о проявлении лицом при осуществлении какой-либо деятельности невнимательности, несоблюдении возложенных на него обязанностей, нарушении им правил предосторожности. Однако в таких ситуациях у лица имеются как объективные, так и субъективные предпосылки к тому, чтобы при надлежащей осмотрительности и внимательности при выполнении своих обязанностей оно могло осознавать общественную опасность своих действий (бездействия) и предотвратить наступление общественно опасных последствий.

Вместе с тем легкомыслие и небрежность характеризуются и определенными различиями.

Специфика легкомыслия заключается в том, что хотя в данном случае лицо предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, но не желает их и не допускает, а легкомысленно рассчитывает эти последствия предотвратить. Однако расчет оказывается неосновательным, общественно опасные последствия наступают.

Первый признак сближает легкомыслие с умышленной виной, в частности, с косвенным умыслом. Однако отметим, что если рассматривать предвидение при легкомыслии с точки зрения его предметного содержания, то оно отличается от предвидения при косвенном умысле. При легкомыслии предвидение носит, как правило, менее определенный характер, что и обусловливает легкомысленный расчет на те или иные обстоятельства предотвратить наступление преступных последствий.

Легкомыслие отличается от косвенного умысла и по волевому содержанию. Если при совершении преступления с косвенным умыслом лицо сознательно допускает наступление общественно опасных последствий или относится к ним безразлично, то при легкомыслии решимость реализовать поставленную цель связывается с надеждой предотвратить наступление общественно опасных последствий.

Специфика совершения преступления по небрежности заключается в следующем. Лицо не предвидит, что в результате совершаемых им действий (бездействия) могут наступить общественно опасные последствия. При небрежности действия (бездействие) лица не направлены на причинение вреда каким-либо охраняемым уголовным законом интересам и ценностям. Лицо нередко осознает фактическую сторону совершаемых действий, например то, что нарушает правила предосторожности, однако при этом не осознает, что эти действия (бездействие) могут вызвать общественно опасные последствия. Вместе с тем в таких случаях лицо может и не осознавать, что его действия связаны с нарушением каких-то правил предосторожности. Это может быть в силу усталости, невнимательности, недисциплинированности и т.п. Однако сказанное не означает, что общественно опасное деяние, совершенное по небрежности, не является волевым актом.

При небрежности лицо имеет возможность избрать наиболее осмотрительное поведение, чтобы избежать наступления общественно опасных последствий. Эта возможность обусловливается наличием лежащей на лице обязанности в качестве мотива должного поведения.

Социальная сущность небрежности заключается в том, что при этом поведение лица всегда связано с нарушением им обязанности быть осмотрительным (острожным). Социальный смысл небрежности раскрывается следующей формулой закона: «Лицо не прсдвиде- ло возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия». Термин «должно» подчеркивает, что совершаемые действия связаны с нарушением лицом лежащих на нем обязанностей. При решении вопроса об уголовной ответственности лица за преступление, совершенное по небрежности, в каждом случае необходимо установить, какая обязанность им была нарушена и в чем это нарушение выразилось. Если будет установлено, что совершение тех или иных действий (бездействия) в круг обязанностей этого лица не входило, то наступившие в результате этого общественно опасные последствия не подлежат вменению этому лицу.

Для констатации наличия небрежности необходимо установить, что лицо не только должно было, но и могло в данной ситуации предвидеть обществен но опасные последствия своих действий. В уголовном праве России считается общепризнанным, что при решении этого вопроса следует исходить не из средней меры (объективного критерия — могли эти последствия предвидеть любой средний человек), а из индивидуальных возможностей этого лица, т.е. так называемого субъективного критерия. Уголовная ответственность за преступные последствия, наступившие по небрежности, может быть возложена на лицо лишь тогда, когда оно в данной конкретной ситуации могло предвидеть общественно опасные последствия своих действий (бездействия), а следовательно, имело реальную возможность их не допустить.

Поэтому в ч. 1 ст. 28 УК устанавливается, что деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественно опасный характер своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

Деяние признается также совершенным невиновно (ч. 2 ст. 28 УК), если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

В условиях интенсивного научно-технического прогресса и возникающей в связи с этим проблемой социальной адаптации человека к окружающему повышенные требования предъявляются к его поведению, к дисциплине и организованности людей. Отсутствие должной осмотрительности и внимательности при использовании природных ресурсов и техники, особенно источников повышенной опасности, нередко влечет за собой серьезные негативные последствия. Поэтому проблема уголовной ответственности и ее пределов при неосторожной вине имеет большее практическое значение.

Преступление по неосторожности

Неосторожной форме вины посвящена ст. 26 УК, в ч. 1 которой определено, что преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности. Следовательно, закон выделяет два вида неосторожности: легкомыслие и небрежность.

Согласно ч. 2 ст. 26 УК преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

Частью 3 ст. 26 УК преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Исходя из законодательного определения неосторожности можно усмотреть ее отличие от умышленной формы вины в следующем:

  • в законе не указывается на осознание виновным общественно опасного характера своего деяния;
  • неосторожная форма вины не допускает позитивного отношения лица к последствиям своего деяния. Лицо либо вообще не предвидит общественно опасных последствий своего деяния, либо рассчитывает их предотвратить.

Законодательное определение неосторожности охватывает преступления с материальным составом, поскольку и при легкомыслии и при небрежности речь идет об отношении лица к последствиям. При отсутствии общественно опасных последствий не возникает вопроса об уголовной ответственности лиц, совершивших по неосторожности преступления с материальным составом.

При легкомыслии лицо предвидит последствия своего деяния, но не желает их наступления. Подобная законодательная характеристика сближает легкомыслие с косвенным умыслом и заставляет искать критерии их разграничения. Необходимо отметить, что в правоприменительной деятельности данная проблема очень актуальна (например, при разграничении убийства и неосторожного причинения смерти, когда преступление может быть совершено как с косвенным умыслом, так и в результате преступного легкомыслия).

Понятно, что при квалификации конкретного деяния необходимо обращать самое пристальное внимание на законодательное отличие косвенного умысла и легкомыслия.

Отличие усматривается и в интеллектуальном и в волевом моменте косвенного умысла и легкомыслия, а именно:

1. при легкомыслии лицо не осознает общественной опасности своего деяния, а при косвенном умысле осознает;

2. при совершении преступления по легкомыслию лицо предвидит абстрактную возможность наступления последствий своего деяния, а при косвенном умысле — реальную возможность наступления общественно опасных последствий.

Отличие предвидения абстрактной возможности последствий от реальной заключается в следующем. Предвидение абстрактной возможности последствий своего деяния означает, что лицо предвидит возможность наступления последствий вообще в подобных случаях, но исключает их в результате своего деяния в данном конкретном случае. Например, бросая камень в сторону человека, лицо предвидело, что попадание камня в голову потерпевшего может оказаться смертельным, однако исходило из того, что в данном случае этого не произойдет, поскольку бросает камень выше головы потерпевшего. Расчет оказался несостоятельным: камень попал в голову потерпевшего и причинил ему смертельное ранение.

При косвенном умысле лицо предвидит, что последствия могут наступить не вообще в подобных случаях, а в результате его деяния при наличии имеющихся обстоятельств. Например, виновный предвидит смерть потерпевшего в результате избиения (руками, ногами, твердыми предметами по различным частям тела, в том числе и жизненно важным) в течение продолжительного времени, вместе с тем даже один сильный удар в область головы потерпевшего может оказаться смертельным, не говоря уже об их совокупности;

3. волевое отношение при легкомыслии и косвенном умысле противоположно по своему содержанию. При легкомыслии лицо занимает активную позицию, рассчитывая на предотвращение последствий, а при косвенном умысле — пассивную, поскольку не предпринимает никаких усилий на их предотвращение, допуская их или относясь к ним безразлично.

В совокупности данные критерии и позволяют отличить легкомыслие от косвенного умысла.

Так, гражданин К. был признан виновным и осужден за убийство (по ч. 1 ст. 105 УК) шестилетней девочки, совершенное при следующих обстоятельствах.

В. (осужден по тому же делу) передал К. самодельный пистолет. К. хранил его у себя дома. 13 октября на берегу пруда К. произвел несколько выстрелов, одним из которых была смертельно ранена девочка.

Виновным К. признал себя частично. По его словам, производя выстрелы из пистолета, он не хотел никого убивать, девочку не видел и не предполагал, что пуля может пролететь большое расстояние.

Как видно из материалов дела, в частности из протокола осмотра и схемы места преступления, расстояние между осужденным и потерпевшей в момент выстрела составляло около 205 м и разделяли их пруд, болото с осокой и камышами высотой около двух метров, за которыми вдоль забора шла потерпевшая. Стрелял К. в 18 ч. 30 мин. 13 октября, т. с. было темно.

При таких обстоятельствах К. должен нести ответственность за причинение смерти по неосторожности, поскольку, стреляя вечером в сторону забора, он предвидел возможность наступления общественно опасных последствий своих действий, но легкомысленно рассчитывал на их предотвращение. Эти действия осужденного свидетельствуют о его неосторожной вине и необоснованно расценены судом как умышленные.

При небрежности лицо действует или бездействует, не осознавая общественной опасности своего деяния и не предвидя возможных общественно опасных последствий своего поведения. Оно может смотреть телевизор, читать книгу, даже спать в момент наступления общественно опасных последствий, однако быть виновным в их причинении. При небрежности лицо с точки зрения сознания и воли никак не проявляет себя по отношению к общественно опасным последствиям в момент их наступления. Оно их и не желает, как при прямом умысле, и не допускает, как при косвенном умысле, и не рассчитывает их предотвратить, как при легкомыслии. Сознание и воля лица бездействуют. Однако лицо признается виновным в наступлении общественно опасных последствий, если должно было и могло предвидеть последствия своего поведения. Лицо несет ответственность не вообще за наступление общественно опасных последствий, а лишь за такие последствия, которые явились результатом его неправильного поведения. Иначе говоря, последствия в обязательном порядке должны быть причинно связаны с его конкретным поведением при необходимости и возможности их предвидения им. Субъективно данные последствия для виновного лица являются неожиданными, поэтому ключевыми понятиями небрежности являются слова: «должен был предвидеть последствия» и «мог их предвидеть».

Словосочетание «должен был» — это объективный критерий небрежности, определяющий обязанность лица предвидеть последствия своего деяния.

Слово «мог» — это субъективный критерий небрежности, определяющий возможность лица предвидеть последствия своего деяния.

Обязанность лица предвидеть последствия своего деяния всегда вытекает из существующих правил поведения и предосторожности, установленных в обществе, которых субъект должен придерживаться. Такие правила могут вытекать из требований закона, иного нормативного акта, договора, профессии, должности, статуса лица, принятых правил общежития. Эти правила могут касаться любых сфер деятельности. Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. Принадлежность к определенной социальной группе или выполняемой роли накладывает на человека соответствующие правила поведения и предосторожности. Обязанность лица предвидеть наступление общественно опасных последствий своего деяния должна быть установлена и доказана на основании существующих и обязательных для него правил поведения не вообще, а применительно к данному конкретному случаю. Так, уголовную ответственность за халатность может нести только то должностное лицо, на котором лежала определенная обязанность, и ее невыполнение привело к наступлению общественно опасных последствий, предусмотренных ст. 293 УК.

Таким образом, обязанность лица предвидеть последствия своего деяния проистекает из обязательных для него правил поведения и предосторожности, обусловленных его принадлежностью к какой-либо социальной группе или выполнению им какой-либо социальной роли.

Одной обязанности предвидеть общественно опасные последствия недостаточно для признания лица виновным в их наступлении. Необходимо наличие субъективного критерия небрежности — возможности предвидеть наступление данных общественно опасных последствий. Только совокупность объективного и субъективного критериев небрежности дает основания для признания лица виновным в наступлении инкриминируемых ему общественно опасных последствий.

Возможность предвидения лицом последствий своего деяния в противоположность обязанности их предвидения не может основываться на социальных требованиях, обращенных к любому лицу, на которое они распространяются. Она всегда связана с персональными возможностями лица, с обязательным учетом особенностей ситуации (обстановки), в которой оно находилось. Обязанность предвидения — это нормативный, а возможность предвидения — ситуативно-персональный критерий небрежности. При оценке субъективной возможности лица предвидеть последствия своего деяния имеет значение оценка человека во всех его проявлениях: биологических, социальных, психологических (его возраст, профессия, образование, состояние здоровья и проч.).

Таблица 3.Виды умысла и неосторожности

Вина

Интеллектуальное отношение

Волевое отношение

Прямой умысел

Лицо осознавало общественную опасность своего деяния

Лицо предвидело:

  • неизбежность или
  • реальную возможность последствий деяния

Лицо желало наступления последствий

Косвенный умысел

Лицо осознавало общественную опасность своего деяния

Лицо предвидело реальную возможность последствий деяния

Лицо не желало, но

  • сознательно допускало последствия, или
  • безразлично к ним относилось, или
  • рассчитывало на случайное их предотвращение

Легкомыслие

Лицо предвидело абстрактную возможность наступления общественно опасных последствий своего деяния

Лицо рассчитываю на предотвращение последствий своего деяния исходя из реально возможных обстоятельств, но без достаточных к тому оснований

Небрежность

Лицо не предвидело общественно опасных последствий своего деяния, но должно было и могло их предвидеть

Лицо не проявляло необходимой внимательности и предусмотрительности

Например, отсутствие должного опыта, помешавшего лицу предвидеть последствия, несмотря на наличие обязанности их предвидеть, исключает уголовную ответственность лица за наступившие общественно опасные последствия.

Отсутствие возможности предвидеть последствия может быть обусловлено не только индивидуальными особенностями лица, но и спецификой ситуации или обстановки, в которой последствия наступили.

Таким образом, возможность предвидеть общественно опасные последствия своего деяния определяется индивидуальными
возможностями лица и особенностями ситуации или обстановки, в которой последствия наступили.

Сравнительная характеристика видов умысла и неосторожности представлена в табл. 3.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *