Правореализация понятие и формы

Понятия и основные формы реализации права. Применение как особая форма правореализации

Реализующие действие права, выраженное в законе, обусловлено не только принудительной силой государства, но и собственной мощью.

Сила права — характеристика, отражающая социальный вес, меру способности права соответственно его целям, природе и назначению, вызвать необходимые социальные последствия в обществе.

Реализация объективного права представляет собой деятельность, согласную с выраженной в законе волей. Ее можно рассматривать, как процесс и как конечный результат.

Реализация права — это такое поведение субъектов общественных отношений, которое полностью согласуется с предписаниями правовых норм и исходит из них, это практическая деятельность людей по приобретению и использованию прав и выполнению юридических обязанностей. Осуществление права представляет собой процесс превращения юридических и идеальных моделей, отражающих необходимые для государства состояние, в практическую реальность, в действующую систему общественных отношений.

Классификация форм реализации правовых норм производится по различным основаниям. С точки зрения уровня реализации содержащихся в нормативных актах положений выделяют:

  • а) реализацию общих установлений содержащихся в преамбулах законов, в статьях фиксирующих общие задачи и принципы права и правовой деятельности.
  • б) реализацию (вне правоотношений) общих форм, устанавливающих правовой статус и компетенцию.
  • в) реализацию в конкретных правоотношениях конкретных правовых норм.

По субъекту реализации права можно выделить две формы:

  • 1. Индивидуальная
  • 2. Коллективная

По внешнему проявлению выделяют активную и пассивную формы реализации права. В зависимости от метода государственного воздействия на поведение субъектов различает добровольное и принудительное осуществление права. Характер действий субъектов, степень их активности и направленность поведения позволяют выделить следующие формы реализации:

СОБЛЮДЕНИЕ ПРАВА — это форма реализации права заключающаяся в воздержании от совершения действий, запрещенных нормами права. В данном случае предполагается пассивная форма поведения субъекта права.

ИСПОЛНЕНИЕ ПРАВА — это форма реализации права которая предусматривает совершение активных действий субъектом права по исполнению юридических обязанностей.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРАВА — это форма реализации права которая означает осуществление субъектами своих прав. В отличие от исполнения права, предписывающего совершение необходимых действий, эта форма реализации права предоставляет субъекту совершать дозволенные нормами права действия.

ПРИМЕНЕНИЕ ПРАВА — это форма реализации права, субъектами которой являются компетентные органы, наделенные властными полномочиями. Исполнение этих полномочий обеспечивается принудительной силой государства. Применение права является особой формой реализации права. Применение права от других форм реализации отличает то обстоятельство, что здесь немыслимо бездействие, право на правоприменительную деятельность сливается с обязанностью ее осуществить. Правоприменение носит производный характер, поскольку обеспечивает реализацию права третьими лицами. Применение одних норм одновременно требует соблюдения, исполнения и использования других. Отсюда правоприменение — комплексная правореализующая деятельность.

Правоприменение — это властная деятельность, это решение конкретного дела, жизненного случая, определенной правовой ситуации. Это приложение закона, общих правовых норм к конкретным лицам и обстоятельствам. Правоприменение — организующая деятельность, направляющая развитие отношений между людьми и их объединением в русло закона.

Применение закона и других правовых норм занимаются только компетентные государственные органы и должностные лица. Причем они осуществляют эту деятельность строго в рамках, предоставленных им полномочий.

Государственные органы, которые занимаются правоприменительной деятельностью, как правило осуществляют и другие правовые функции правотворческую и правоохранительную.

Применение права — после правотворчества — второй по значению, а при известных социальных условиях и не менее важный фактор, столь существенно влияющий на правовое регулирование, притом влияющий в самом ходе, в процессе воздействия права на общественные отношения.

Применение права может выступать как способ и средства организации осуществления правовых норм, как стадия в механизме реализации, как юридический факт, в результате которого возникают, изменяются, прекращаются правоотношения, и как форма осуществления права. В связи с анализом этой формы реализации права возникает вопрос — когда и при каких условиях становится необходимой властная деятельность компетентных органов. Такая необходимость возникает когда:

  • а) субъекты общественных отношений не могут сами без помощи властных органов реализовать свои права и обязанности, представленные правом. Эти органы организуют этот процесс (прием на работу, зачисление в ВУЗ, призыв в армию и т.д.)
  • б) имеется спор по поводу определенного факта или отношения, причем сами стороны не могут прийти к согласованному решению (о разделе имущества) или существуют препятствия для осуществления субъективных прав и юридических обязанностей;
  • в) возникает необходимость в применении государственного принуждения (назначение наказания за совершенное правонарушение, изъятие у некоторых категорий лиц);
  • г) для возникновения определенных правоотношений требуется официальное установление наличия или отсутствия конкретных фактов, а так же где нужно официально закрепить те или иные действия, оформить их в качестве юридически значимых фактов с одновременной проверкой их правильности и законности (регистрация избирательной комиссией кандидата в депутаты, оформление результатов голосования, признание гражданина умершим или безвестно отсутствующим). Все изложенное позволяет заключить, что применение права — важнейшая и особая форма реализации правовых норм.
  • 2. Стадии применения норм права. Юридический процесс и его разновидности

Применение права — сложная, многоступенчатая деятельность, в которой могут быть выделены главные звенья — стадии применения, характеризующие саму логику и последовательность действий при рассмотрении и решении юридического дела.

Таких стадий 3:

1. Установление фактических обстоятельств дела — это жизненные факты, явления действительности, образующие фактическую основу применения права.

Среди фактических обстоятельств должны быть выделены факты самого случая, события, к которому применяются юридические нормы.

В юридической науке и практике они нередко называются ГЛАВНЫМ ФАКТОМ (или фактом подлежащим доказыванию). Это например факт убийства, совершенное гражданином. Главный факт относится, как правило к юридическим фактам, притом к фактам правообразующим или правопрекращающим, т.е. влекущим возникновение или прекращение юридических последствий.

Применение закона должно основываться на полной достоверной, надлежащим образом юридически закрепленной и оцененной информации, раскрывающей обстоятельства дела и реконструирующей событие, к которому применяется закон.

Установление фактических обстоятельств дела осуществляется с помощью доказательств. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА — данные (сведения) о фактических обстоятельствах. Доказательствами являются именно сведения о фактах, информация о них, а не логические аргументы, доводы в споре. Причем понятие доказательства охватывает и сами факты т.е. доказательственные факты, и источники сведений о доказательственных фактах — документы, акты, свидетельские показания.

Источники сведений о фактах требуют известных процессуальных форм закрепления, удостоверения. Например протокол о предметах, обнаруженных при обыске, должен быть подписан понятыми. Законом определена также доступность доказательств. Например не допустимы такие доказательства, как сведения, полученные в результате незаконного прослушивания телефонного разговора. Из документов, источников сведений о фактах, а так же из документов правоприменительных органов (о принятии дела к производству, о назначении экспертизы и др.) и образует юридическое дело как совокупность документов, собранных вместе и определенным образом оформленных.

Установление фактических обстоятельств дела происходит путем доказывания.

Это уже логическая деятельность по установлению и предоставлению доказательств, участию в их исследовании и оценке в результате логической деятельности с помощью доказательств воспроизводится тот или иной фрагмент действительности, осуществления реконструкции обстоятельств, необходимая в соответствии с требованием объективной истины для применения права.

Особенности доказывания связаны с такими категориями, как презумпция и бремя доказывания, определяющее значение при доказывании по уголовным делам, об административных правонарушениях имеет ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ т.е. предложение о невиновности любого лица, причем и тогда, когда против него говорит даже множестве фактов: лицо должно признаваться невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана в порядке предусмотренным законом, и установлена приговором суда.

От презумпции невиновности зависит распределение БРЕМЕНИ ДОКАЗЫВАНИЯ, т.е. обязанностей предоставления и обоснования доказательств по уголовным делам и административным правонарушениям это бремя возложено на обвинителя. Обвиняемый же не обязан доказывать свою невиновность. Не будет доказана обвинителем его вина, и обвиняемый признается невиновным, ответственность в отношении него не наступает.

Иная презумпция и иное распределение бремени доказывания применяются по гражданским делам, делам в области частного права. Здесь бремя доказывания как бы поровну распределено между сторонами. На истце-заявителе лежит бремя доказывания того, что имеется сам факт нарушения невыполненного обязательства, причем имущественный вред: и тогда, коль скоро это доказано, действует презумпция виновности лица, нарушившего обязательство или причинившего вред. Он считался виновным, и данное обстоятельство (виновность) истцу вовсе не нужно доказывать. Но лицо, которое предполагается виновным, освобождается от ответственности, если докажет, что за ним нет вины в неисполнении обязательства или в причинении вреда. То есть бремя доказывания вины лежит здесь уже на лице, которое не исполнило обязательств, причинило вред.

При установлении фактических обстоятельств дела существенное значение имеет еще одна юридическая категория. Это ПРЕЮДИЦИЯ т.е. юридическое предрешение наличия и истинности определенных фактов. Если суд, другой юрисдикционный орган уже установил определенные факты т.е. уже проверил и оценил их в установленном законом порядке, то они признаются преюдиционными такими, которые при новом рассмотрении дела считаются установленными истинными не требующими новой проверки и оценки.

Глава 5. Ситуационное право и правоотношения в правореализации

Понятие ситуационного права

Реализация норм объективного права в сложной жизненной ситуации с неизбежностью предполагает составление формально и содержательно безупречного юридического документа, например, договора кредитования, решения суда и т.п. Такие вторичные формы права — правореализационные акты необходимы и обязательны для правореализаторов под угрозой правовой ничтожности деяния или гарантированной позитивной результативности его оспаривания. Они по содержанию и сущности не что иное, как нормативная модель ситуационной социально-правовой свободы и ответственности личности, как закономерное продолжение интегрированного в практику объективного права, его функционально неотъемлемая часть, имеющая ситуационно-объективно-субъективную природу. Это и есть ситуационное право, объективное право в динамике, «живое» право – нормативное основание сложной правореализации. Еще древние римляне подметили: договор – закон для двоих; можно продолжить по аналогии: ситуационное право – закон в действии.

Ситуационное право – новая теоретическая конструкция (категория) для юридической науки. Эта категория методологически и логически обусловлена существующим теоретико-правовым знанием и, самое главное, отражает реальные явления правореализационной практики. Поскольку в ситуационном праве фиксируются, получают социально-правовую предметно-практическую конкретизацию взаимные субъективные права и обязанности персонально поименованных сторон, ситуационные запреты и ограничения, объекты-ценности, условия, сроки и порядок деятельности.

Ситуационное право является формализованным результатом публичного или частного индивидуального правового регулирования. В ходе этой правоустанавливающей интеллектуально-эмоционально-волевой деятельности, по степени значимости, а иногда сложности в чем-то сопоставимой с правотворчеством (или это разновидность, а может быть продолжение правотворчества?), с учетом интересов сторон, их возможностей, ситуационных социально-психологических условий и требований норм объективного права сложная жизненная ситуация доурегулируется (в частной практике при пробелах в праве вообще могут создаваться в формате частного нормативного договора новые ситуационные нормы) и в ней появляется такой организующе-стабилизирующий ситуацию нормативный комплекс как ситуационное право. Его роль и значение в функционировании права, особенно в части правореализации трудно переоценить. Если ситуационное право качественное и реализуется в полном объеме (что бывает далеко не всегда), то оно способно обеспечить с эффектом высокой степени гарантированности социально-психологически-правовое взаимодействие участников сложной жизненной ситуации, т.е. структурировать, легализовать и поддержать, а при необходимости охранять и защищать через институты государства и общества ситуационную социальную коммуникацию, в том числе инновационную социальную коммуникацию.


И наоборот: если ситуационное право имеет дефекты, например, скрытые кабальные условия для стороны или третьих лиц, то это может спровоцировать конфликт, вызвать ситуационное социальное напряжение, возможно даже разрушить социальную коммуникацию и, как следствие, дискредитировать право.

Именно через качественное ситуационное право регулятивный потенциал и сила норм объективного права материализуются, приобретают законченную структуру реально действующего регулятора, переводятся в стадию предреализации и становятся индивидуальной формально-определенной нормативной конструкцией – предпосылкой – условием и мерилом правомерности последующего поведения правореализаторов. От того насколько оно (ситуационное право) соответствует духу и букве объективного права, консолидированному интересу сторон, социальным условиям, зависит законность конкретного правоотношения и ситуационное социально-психологически-правовое качество жизни человека, общества и государства.

Ситуационное право возникает и в простых правореализационных ситуациях, например, розничная купля-продажа, проезд в общественном транспорте и т.п. Здесь его формализация минимальная, поскольку оно существует главным образом как элемент правосознания конкретного субъекта – непосредственного участника ситуации, как когнитивное ситуационное право в виде интеллектуально-эмоционально программируемой и пригодной для воления модели поведения. Причем только в том случае, если правореализатор адекватно осознает свои и чужие субъективные права и обязанности, ситуационные запреты и ограничения, правильно интерпретирует требования объективного права применительно к простой ситуации и готов ими руководствоваться. Когнитивное ситуационное право, вне всякого сомнения, появляется (в идеале должно появиться) и в сложной жизненной ситуации, но тут оно обязательно закрепляется в той или иной документарной форме. Вообще для формирования (и последующей реализации) ситуационного права исключительно важную роль играет правосознание человека, прежде всего, уровень развития категорического нравственно-правового императива. Таким образом, ситуационное право – это формально выраженный синтез: 1) социального фактического (социального предметного содержания сложной ситуации), 2)субъективного психологического (интеллектуально-эмоционально-волевого освоения ситуации), 3) формального правового (выявление и интерпретация норм объективного права применительно к данной ситуации).


В теории переход объективного права в конкретное состояние, которое возникает ситуационно, принято обозначать через диалектику объективного и субъективного права. Однако при более углубленном анализе эта традиционная (и не конструктивно-критически воспринимаемая современными исследователями) формула требует уточнения и дополнения. Рассмотрим поясняющий пример. Комплекс норм купли-продажи недвижимости – правовой институт ГК РФ – элемент объективного права. Как только конкретные субъекты на этой нормативной основе доурегулировывают ситуацию и составляют частный договор и другие юридические документы, то здесь, как было отмечено выше, ситуационно на формально-правовом уровне появляются не только субъективные права покупателя и продавца, но более сложный комплекс – ситуационное право, куда входят субъективные права, субъективные обязанности, запреты, ограничения, меры юридической ответственности и т.п. Таким образом, применительно к правореализации точнее говорить о диалектике взаимодействия объективного и ситуационного права и соответственно – о содержании и форме объективного и содержании и форме ситуационного права. Если же необходимо сконцентрировать внимание только на субъективном праве, то речь должна идти о статутном праве (дозволении) неперсонифицированного субъекта как элементе объективного права и субъективном праве конкретного человека – составляющей ситуационного права.

В свете изложенного вполне уместно отметить: 1) нельзя действующее право обозначать с помощью прилагательного «позитивное». Это вносит двусмысленность и неопределенность в правореализационную практику, поскольку получается, что есть еще и негативное право. Ведь для большинства правореализаторов, не обладающих профессиональным правосознанием, позитивное и негативное сосуществуют в диалектическом единстве, на понятийном уровне – это парные, взаимодополняющие друг друга категории. Если быть точным в соответствии с теорией юридического позитивизма (именно на ее основе и отчасти естественно-правовой теории возникло это определение), то надо говорить о позитивистском понимании права. Но данная терминология относится не к современной практике, а к теории, скорее даже к истории теории права. Кроме того, объективное право имеет дефекты и в этой части оно не позитивно, а негативно действует, прежде всего, на правосознание человека. И с данной точки зрения терминологическая конструкция «позитивное право» вряд ли корректна.

2) Право, как любой социальной регулятивный институт, двойственно по своей природе. С одной стороны, оно существует в виде формально-определенной потенциальной возможности (статутное право, статутная обязанность и т.п.) объективно, независимо от воли, сознания человека и даже реалий регулируемой практики. Здесь право представляет из себя относительно самостоятельную статичную нормативную конструкцию, право в «чистом» виде (и эта его ипостась достаточно детально описана в нормативной теории, но в ней нет такого же подробного анализа функционирования – реализации права).

С другой стороны, право становится реально-действующим регулятором только там и тогда, где и когда оно востребовано-реализовано в конкретной ситуации, то есть через сознание и деятельность персонифицированного праводееспособного субъекта в виде ситуационного права интегрировано в ту или иную общественно-значимую практику и является неотъемлемым организующее-стабилизирующим элементом многообразных социальных отношений, урегулированных нормами объективного права.

Какова в правореализации связь между ситуационным правом и правоотношениями? Функциональная взаимосвязь – взаимопереходы между ними можно показать на примере логической модели. 1) Простая полноценная (недеформированная) правореализация: общерегулятивное правоотношение (объективное право) – когнитивное ситуационное право (правосознание личности) – простое конкретное правоотношение (правореализационная практика). 2) Сложная полноценная правореализация: общерегулятивное правоотношение – когнитивное ситуационное право – формализованное ситуационное право (индивидуально–правовое регулирование) – сложное конкретное правоотношение. Что из себя представляет общерегулятивное правоотношение и какова роль конкретных правоотношений?

Правореализационная техника

1. Акты реализации права

Под реализацией права традиционно понимается претворение (воплощение) норм права в правомерное поведение субъектов правоотношения.

Правореализационная деятельность требует соответствующего документального сопровождения. Эту задачу выполняют акты реализации права. Например, гражданин собирается реализовать свое право на отчуждение принадлежащего ему имущества. Для этого он заключает договор купли-продажи, который, таким образом, является актом реализации права.

Следовательно, акты реализации права — это документы, юридически оформляющие правомерное поведение субъектов правоотношений при исполнении, соблюдении, использовании правовых предписаний.

Среди актов реализации права наиболее распространены:

договоры и односторонние сделки;

исковые заявления, заявления, кассационные жалобы и другие документы, направляемые в суды;

обращения в органы государственной власти и органы местного самоуправления;

доверенности и др.

2. Понятие и особенности правореализационной техники

Правореализационная техника представляет собой систему научно обоснованных и практически сложившихся средств и способов, используемых при создании (подготовке и оформлении) актов реализации права.

Разновидности правореализационной техники соответствуют видам правореализационных актов:

техника составления обращений в суды (заявления, исковые заявления, жалобы, кассационные жалобы, надзорные жалобы, апелляционные жалобы, ходатайства и др.);

техника составления обращений в органы государственной власти и органы местного самоуправления, организации (заявления, жалобы, предложения);

техника составления договоров и односторонних сделок;

техника составления доверенностей.

Следует отметить, что требования, предъявляемые к содержанию и форме различных правореализационных документов, весьма разнообразны. Например, для обращения в суд установлены строгие правила, а для обращения в прокуратуру четкой формы не предусмотрено. Заявление или жалоба в последнем случае составляются в произвольной форме с описанием существа нарушенного права и сведений об обратившемся (фамилия, имя, отчество, адрес места жительства).

Понятийный аппарат и терминология

1. Понятия и термины: вопросы соотношения

Понятийный аппарат, в том числе терминология, закона является одним из важнейших элементов законодательной техники. Российское законодательство содержит большое число различных понятий и терминов. А.С. Пиголкин отмечал, что не всякое слово, употребляемое в нормативном акте, является термином.

Термин можно определить как слово или состоящее из нескольких слов выражение, которое обозначает строго определенное понятие, огражденное точными пределами, твердыми рамками. Термин должен адекватно отражать содержание того или иного понятия, быть стилистически нейтральным.

Понятие — это отражение явлений объективной действительности в их существенных признаках. Следовательно, понятие в отличие от термина является более «расплывчатым», неконкретным выражением.

Дефиниция традиционно рассматривается как краткое определение какого-либо понятия, отражающее существенные признаки предмета или явления.

Пример.

Выборы — форма прямого волеизъявления граждан, осуществляемого в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, конституциями (уставами), законами субъектов Российской Федерации, уставами муниципальных образований в целях формирования органа государственной власти, органа местного самоуправления или наделения полномочиями должностного лица (подп. 9 ст. 2 Федерального закона от 12.06.2002 № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме грждан Российской Федерации»).

И.Ф. Апт выделяет следующие элементы дефиниций:

определяемое понятие;

предикат — то, что говорится об определяемом;

родовой признак;

видовое отличие.

Различают полные и неполные дефиниции.

Грубыми ошибками считается помещение дефиниций в преамбулу закона, повтор дефиниций из других законов.

Как правило, дефиниции размещаются в общих положениях в начале законодательного акта.

2. Виды юридических терминов

В научной литературе выделяется три разновидности юридических терминов:

общеупотребительные (характеризуются тем, что употребляются в обыденном смысле и понятны всем; например, закон, человек);

специально-технические (отражают область специальных знаний — медицины, экономики, сельского хозяйства и др.; например, эвтаназия, правила техники безопасности);

специально-юридические (обладают особым правовым содержанием; например, исковая давность, необходимая оборона).

Доктор юридических наук С.С. Алексеев считает, что к законодательной (юридической) технике принадлежат лишь специальные юридические термины. Данная позиция представляется не совсем верной. Законодательная техника понимается как система средств и способов, используемых для создания законов. Общеупотребительные и специально-технические термины несут в себе определенную смысловую нагрузку и включаются в тексты законов. Следовательно, они наряду со специально-юридическими терминами используются при создании законов и являются средством законодательной техники. Поэтому выводить их за пределы законодательной техники представляется неправильным. Лингвистические исследования показывают, что более 80 % используемых в нормативных правовых актах слов и словосочетаний являются общеупотребительными.

Юридические термины можно классифицировать также по следующим основаниям:

по источнику возникновения: русскоязычные и иностранные;

по степени конкретности: требующие толкования и однозначные;

по степени сложности: односоставные и многосоставные;

по происхождению: закрепленные в законодательстве и выработанные юридической наукой.

Важным представляется вопрос, в каких случаях требуется нормативное определение терминов и понятий в тексте закона. Например, в Федеральном законе «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» их 61. Кроме того, многие из данных определений получают дальнейшую конкретизацию в других статьях закона. Так, статья 2 содержит определение предвыборной агитации: это деятельность, осуществляемая в период избирательной кампании и имеющая целью победить или побуждающая избирателей к голосованию за кандидата, список кандидатов или против него (них) либо против всех кандидатов (против всех списков кандидатов)». Далее, статья 48 дает широкий перечень действий, подпадающих под понятие предвыборной агитации. Ситуация, когда довольно полное определение еще более подробно расшифровывается в тексте закона, является нетипичной для российского законодательства.

Учитывая мнения различных ученых можно выделить следующие случаи, требующие нормативного определения терминов:

если термин имеет несколько значений;

если термин употребляется в законе в более узком или существенно ином значении по сравнению с общепринятым;

если термин употребляется в законе в несколько ином значении, нежели в законах иной отрасли права (это возможно лишь в исключительных случаях);

если по поводу того или иного термина в научной литературе существуют различные прения, позиции;

если термин носит специально-юридический характер и не определен в другом (равном или более высоком по юридической силе) законе. В том случае, если термин определен в нормативном правовом акте более низкого уровня, это не является препятствием для дачи дефиниции.

Понятия и термины, используемые в российском законодательстве, можно разделить на две группы: полные (развернутые) определения и определения сокращенные. К развернутым определениям относятся такие, которые содержат родовые и видовые признаки определяемого предмета или явления, его цели, задачи. Высокое качество этих определений объясняется длительностью их применения, проверенностью на практике. Сокращенные определения указывают, как правило, лишь разновидности определяемых понятий либо дают их полное наименование, не раскрывая при этом содержания.

3. Использование юридических понятий и терминов в законодательных актах

Использование юридических понятий и терминов в законодательных актах должно отвечать определенным требованиям. В литературе выделяются следующие требования:

однозначность, т.е. один и тот же термин должен употребляться в том или ином нормативном правовом акте только в одном значении;

устойчивость, т.е. термин должен сохранять свой особый смысл в каждом новом нормативном правовом акте;

единство терминологии, т.е. используемые термины должны быть тождественны и не противоречить терминам, содержащимся в других нормативных правовых актах;

общепризнанность, т.е. термины должны употребляться в соответствии с общепризнанной терминологией. Так, рекомендации по подготовке и оформлению проектов федеральных законов, подготовленные Институтом законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, указывают на необходимость при использовании понятий исходить из общепринятых определений, содержащихся в словарях; стилистическая нейтральность.

Правореализационная деятельность нотариата

Сычев О.М., аспирант кафедры гражданского права Кубанского государственного аграрного университета, юрисконсульт нотариальной палаты Краснодарского края.

Социальная ценность права, как верно подметили В.П. Грибанов и Е.А. Суханов, заключается в его реализации <1>. Невозможность реализации права, по мнению других авторов, приводит к недостижению цели обеспечения режима законности <2>.

<1> Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М.: Российское право, 1992. С. 11; Гражданское право / Под ред. Е.А. Суханова. М.: БЕК, 2000. Т. 1. 379 с.
<2> Ширяев В.А. Условия осуществления гражданских прав и некоторые проблемы их реализации в жилищной сфере // Российская юстиция. 2006. N 3. С. 4 — 6.

В юридической литературе под реализацией права понимается воплощение права в поведении людей и в общественных отношениях. Основными способами реализации правовых норм авторы выделяют такие, как: использование права, исполнение обязанности, соблюдение запретов, применение правовых норм <3>.

<3> Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. М.Н. Марченко. М.: Зерцало, 1998. 416 с.; Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. М.: Новый юрист, 1998. 509 с.

Указанной классификации способов реализации правовых норм придерживаются не все авторы. Так, например, В.С. Афанасьев, В.И. Гойман, Н.Л. Гранат, В.В. Лазарев <4> полагают, что реализация права включает лишь использование прав, исполнение обязанностей и соблюдение запретов. Применение же права, по мнению авторов, обеспечивает реализацию правовых норм.

<4> Общая теория государства и права: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. М.: Юрист, 1997. С. 40.

На мой взгляд, применение права является способом реализации права, так как органы государства, их должностные лица, а также иные лица, осуществляющие правоприменение, своей деятельностью не только обеспечивают реализацию правовых норм, но и реализацию прав конкретного субъекта общественных отношений. Такой вывод нисколько не противоречит позиции Лазарева, Гоймана и других, так как, обеспечивая реализацию правовых норм, правоприменители реализуют права участников тех или иных общественных отношений. Следовательно, обеспечение реализации правовых норм также является одним из способов реализации права.

Как правило, применение права возникает в связи с обращением лица к компетентным органам с требованием его принудительного осуществления. Данная точка зрения нашла отражение в исследовании известного цивилиста В.П. Грибанова <5>. Той же точки зрения придерживаются М.М. Агарков и В.А. Рясенцев <6>. Вместе с тем применение права не всегда означает случаи его принудительного осуществления. Так, обращаясь к нотариусу, заинтересованные лица имеют целью реализовать принадлежащее им право при помощи нотариального документа.

<5> Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М.: Статут, 2000. С. 48.
<6> Агарков М.М. Проблема злоупотребления правом в советском гражданском праве // Известия АН СССР. 1946. N 6. С. 425; Рясенцев В.А. Условия и юридические последствия отказа в защите гражданских прав // Советская юстиция. 1962. N 9. С. 8.

По справедливому замечанию В.Ф. Яковлева, нотариат является наиболее массовым правоприменителем: «…он совершает действия, которые дают правовую определенность, достоверность и надежность как юридический факт, как основания возникновения прав и обязанностей…» <7>.

<7> Нотариальный вестник. 2007. N 3. С. 11.

Одним из наиболее важных вопросов, на котором хотелось бы акцентировать особое внимание, является вопрос о статусе нотариального акта.

Специалисты гражданского процесса полагают, что нотариальный акт характеризуется доказательственностью <8> и является более безопасным по сравнению с актом, совершенным в простой письменной форме <9>. Такие выводы являются обоснованными и находят свое подтверждение на практике. Последствия законодательного разрешения заключать в простой письменной форме большинство гражданских договоров проявились в кратном увеличении судебных споров в связи с непрофессионализмом участников гражданско-правовых отношений или их мошенническими действиями <10>.

<8> Юдельсон К.С. Судебные доказательства в гражданском процессе. М., 1956. С. 199; Якимов П.П. Письменные доказательства в практике арбитража. М., 1959. С. 47 — 49.
<9> Ярков В.В. Особенности рассмотрения судебных дел с участием нотариусов // Нотариальный вестник. 2005. N 6. С. 40.
<10> Сычев О.М. Свободный, но ответственный нотариат в гражданском обороте // Юридический мир. 2007. N 7. С. 52 — 53.

Законодательство большинства стран системы классического нотариата предусматривает особый порядок оспаривания официальных документов. Так, ст. 1319 Гражданского кодекса Франции установлено положение, согласно которому тот, кто представил аутентичный акт, соответствующий по виду требованиям закона, не обязан доказывать его юридическую силу <11>. Гражданское законодательство Германии предусматривает, что нотариальное удостоверение является официальным свидетельствованием <12>. Законодатель Германии называет публичным завещание, удостоверенное нотариусом <13>.

<11> Французский Гражданский кодекс / Пер. с франц. А.А. Жуковой, Г.А. Пашковской. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. 720 с.
<12> Гражданское уложение Германии. Вводный закон к Гражданскому уложению / Сост. В. Бергман. Книга 1. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 25.
<13> Там же. С. 548.

Международное законодательство об официальных документах, имеющее силу и для Российской Федерации, в частности Конвенция, отменяющая требование легализации иностранных официальных документов, принятая в Гааге 5 октября 1961 г., в качестве официальных документов рассматривает документы, исходящие от прокуратуры, секретаря суда или судебного исполнителя, административные документы, нотариальные акты, официальные пометки о регистрации, визы, подтверждающие определенную дату <14>.

<14> Бюллетень международных договоров. 1993. N 6.

Включение нотариальных актов в один ряд с судебными документами подтверждает их особую юридическую силу и значимость в регулировании гражданско-правовых отношений. Такой вывод можно сделать и по результатам анализа отдельных судебных решений. Так, районный суд Ульяновской области по одному из дел отметил: «…что касается материального выражения нотариального действия (в виде проставления печати, удостоверительных надписей, записей в реестре и др.), то оно реализуется не для удовлетворения каких-либо потребностей организации и (или) физического лица, а для обеспечения публичного (государственного) признания документа (нотариального акта) <15>. Новоалександровский районный суд Ставропольского края <16> и Острогожский районный суд Воронежской области <17> указывали на то, что результатом нотариальных действий являются юридические последствия, возникающие в оформленном нотариальном акте после совершения нотариального действия. При этом суд Ставропольского края также отметил о реализации нотариального действия не для удовлетворения каких-то потребностей организации и физического лица, а для обеспечения публичного признания документа.

<15> Решение Барышского городского суда Ульяновской области от 06.04.2004 по делу в связи с жалобой Х. на постановление инспекции Министерства РФ по налогам и сборам N 1 по г. Барышу и Барышскому району // Архив Барышского городского суда Ульяновской области. 2004.
<16> Решение Новоалександровского районного суда Ставропольского края от 25.09.2006 по делу в связи с заявлением К. «О признании незаконными решений межрайонной ИФНС России N 4 по Ставропольскому краю «О привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности» // Архив Новоалександровского районного суда Ставропольского края. 2006.
<17> Решение Острогожского районного суда Воронежской области от 16.10.2006 по гражданскому делу в связи с заявлением Д. «О признании незаконными решений налогового органа» // Архив Острогожского районного суда Воронежской области. 2006.

Приведенные выше доводы не означают, что единственной целью нотариального акта является обеспечение публичного признания документа. Нотариальная деятельность призвана сочетать как частные, так и публичные интересы при регулировании гражданско-правовых отношений.

Анализ положений ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что письменным доказательствам ГК РФ придает особую доказательственную силу. В процессуальном же праве, по мнению некоторых авторов, например И.Г. Медведева, принцип приоритета письменных доказательств так и не нашел законодательного закрепления <18>. Попробуем разобраться, так ли это.

<18> Медведев И.Г. Принцип приоритета письменных доказательств // Система гражданской юрисдикции в канун XXI века: современное состояние и перспективы развития. Екатеринбург, 2000. С. 396 — 412.

Ст. 55 ГПК РФ предусмотрено, что сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов. В соответствии со ст. 71 ГПК РФ к письменным доказательствам относятся в том числе приговоры и решения суда, иные судебные постановления, протоколы судебных заседаний.

ГПК РФ также в ст. 67 содержит положение о том, что никакие обстоятельства не имеют для суда заранее установленной силы. Вместе с тем ст. 61 ГПК РФ установлены основания для освобождения от доказывания. Ими в том числе являются: обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда (указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица); обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом; вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Таким образом, гражданско-процессуальное законодательство все-таки установило приоритет некоторых письменных доказательств перед другими доказательствами. Решения суда обязательны для другого суда в случае, если они вступили в законную силу.

М.А. Куликова полагает, что акты несудебных органов свойствами преюдициальности не обладают, так как деятельность таких органов в процессуальную форму не облекается. Процессуальная форма, по мнению автора, гарантирует соблюдение прав участников соответствующих правоотношений <19>. Однако основной чертой нотариальной деятельности и является применение процессуальных форм для совершения всех нотариальных действий.

<19> Куликова М.А. Что такое преюдициальность. Из чего она слагается? // Формирование доказательственной базы по гражданским и уголовным делам. М., 2004. С. 32 — 33.

Прежде чем удостоверить нотариальный акт, нотариус выполняет определенную последовательность нотариальных действий, в процессе которых он устанавливает наличие или отсутствие каких-либо обстоятельств. Все действия нотариуса фиксируются в реестре для регистрации нотариальных действий и в нарядах, предусмотренных номенклатурой дел для конкретного нотариального действия, например алфавитной книге учета завещаний. В нотариальном акте могут быть указаны и сведения о паспортных данных гражданина, наличии у него собственности на день удостоверения нотариального акта и иные сведения, имеющие в рассмотрении конкретного дела в суде чрезвычайно важное значение.

Нотариальный акт вступает в силу немедленно после его удостоверения нотариусом, однако, так же как и судебный акт, может быть обжалован (ст. 310 — 312 ГПК РФ). Вступивший в силу и не признанный противоречащим закону нотариальный акт имеет все основания быть включенным в перечень оснований для освобождения от доказывания.

Как уже было подчеркнуто, нотариальный акт совершается от имени государства, его совершению предшествует определенная процедура. Кроме того, в целях повышения доказательственной силы нотариального акта и защиты от подделок Федеральной нотариальной палатой РФ принято решение о необходимости совершения нотариальных актов на бланках установленного образца <20>. Бланки единого образца на территории Краснодарского края были введены с 01.01.2003 <21>. Не согласные с таким положением граждане обращались в суд с исками о незаконности отказов нотариусов совершать нотариальные действия не на бланке единого образца. Указанные иски судами были признаны необоснованными <22>.

<20> О порядке изготовления, обращения, учета и использования бланка установленного образца в нотариальном производстве: решение правления Федеральной нотариальной палаты от 15 — 16 апреля 2002 г. // Архив Федеральной нотариальной палаты. 2002.
<21> О введении бланков единого образца для совершения нотариальных действий: информационное письмо Нотариальной палаты Краснодарского края в адрес нотариусов Краснодарского края // Информационный бюллетень Нотариальной палаты Краснодарского края. 2003. Июль — август. С. 75.
<22> Определение Краснодарского краевого суда от 29.10.2004 по делу N 4г-8657 в связи с заявлением М. «Об отказе в совершении нотариального действия» // Архив Краснодарского краевого суда. 2004.

Немаловажным аспектом доказательности нотариальных актов является отнесение их Архивному фонду Российской Федерации <23>. Суды при спорах между налоговыми инспекциями и нотариусами, заявлениях нотариальных палат о передаче нотариального архива в связи с лишением права нотариальной деятельности неоднократно указывали, что архив нотариальных документов не является собственностью нотариуса, а носит публичный характер <24>.

<23> Об архивном деле в Российской Федерации: Федеральный закон от 22 октября 2004 г. N 125-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2004. N 43. Ст. 4169.
<24> Решение Федерального суда Советского района г. Томска от 18.04.2006 по делу в связи с иском ИФНС России по г. Томску к частному нотариусу Н. «О взыскании задолженности по налогам» // Архив Федерального суда Советского района г. Томска. 2006.

Внесение соответствующих изменений в ст. 61 ГПК РФ, на мой взгляд, послужит уменьшению срока рассмотрения дел в судах и охране прав и законных интересов участников гражданских правоотношений.

Кроме предложений законодателю, указанных выше, полагаю необходимым предложить законодателю дополнить ч. 1 ст. 71 ГПК РФ «Письменные доказательства» и изложить в следующей редакции: «Письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела, акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи либо иным позволяющим установить достоверность документа способом. К письменным доказательствам относятся приговоры и решения суда, иные судебные постановления, протоколы совершения процессуальных действий, протоколы судебных заседаний, приложения к протоколам совершения процессуальных действий (схемы, карты, планы, чертежи), документы, удостоверенные нотариусом». В случае принятия законодателем изменений о необходимости составления нотариусом отдельным документом проекта нотариального документа, например при удостоверении завещания <25>, и составления нотариусом протокола нотариального действия их следует также внести в рассмотренную выше статью.

<25> Сычев О.М. Гражданско-правовой аспект проекта нотариального документа // Российская юстиция. 2007. N 7. С. 70.

Возможно, нотариальный акт как результат нотариального производства, следовало бы рассматривать с позиции направленности воли участника гражданско-правовых отношений на реализацию принадлежащего ему права. Отсутствие указания о такой направленности и в законодательстве, и в юридической литературе приводит к неправильному толкованию нотариального действия иными правоприменителями, в том числе и судами. Так, Октябрьский районный суд г. Мурманска посчитал, что отказ в совершении нотариального действия является нотариальным действием, потому что он изготавливается в письменной форме с разъяснением порядка его обжалования <26>. Вышестоящим судом указанное решение было оставлено без изменения <27>.

<26> Решение Октябрьского районного суда г. Мурманска от 12.09.2006 по делу в связи с заявлением З. «Об отказе в совершении нотариального действия» // Архив Октябрьского районного суда г. Мурманска. 2006.
<27> Определение Судебной коллегии по гражданским делам Мурманского областного суда от 08.11.2006 по делу N 33-2240-2006 // Архив Мурманского областного суда. 2006.

Такое толкование нотариального действия при отсутствии детального законодательного регулирования означает возможность нотариусов взимать тариф за отказ от совершения нотариального действия, что никак не повысит авторитет нотариата и приведет к многочисленным нарушениям прав граждан.

С формальной точки зрения отказ в совершении нотариального действия обладает всеми признаками нотариального акта: совершается определенным лицом от имени Российской Федерации в рамках нотариального делопроизводства при неукоснительном соблюдении действующего законодательства. Однако с содержательной позиции отказ в совершении нотариального действия означает отказ в реализации прав участников гражданско-правовых отношений.

Конечно, можно рассуждать, что отказ мог быть мотивирован отсутствием права у соответствующего лица. Однако бесспорно то, что, обжалуя отказ в совершении нотариального действия, заинтересованное лицо реализует право на обращение в суд, а не первичное право.

Отказ в совершении нотариального действия является наглядным проявлением сочетания частного и публичного интереса в нотариальной деятельности, так как нотариус реализует публичный интерес соответствия законодательству совершаемых нотариальных действий.

В целом определение нотариального действия, данное Г.Г. и И.Г. Черемных <28>, во избежание путаницы не стоит дополнять указанием на разграничение нотариального действия по признаку направленности реализации того или иного права. Полагаю необходимым предложить законодателю включить в ст. 48 Основ или в текст иного нормативно-правового акта, регулирующего деятельность нотариата, положение о том, что при вынесении постановления об отказе в совершении нотариального действия нотариальный тариф нотариусом не взимается.

<28> Черемных Г.Г., Черемных И.Г. Нотариальное право РФ: Учебник. М.: Эксмо, 2006. 379 с.

Договор о сносе недвижимого имущества
Нотариальная форма сделки: «за» и «против»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *