Право на судебную защиту

Право на судебную защиту по конституции РФ

Во всеобщей Декларации прав человека, впервые было закреплено, что права человека вне территориальны и вненациональны, их признание, соблюдение и защита не являются только внутренним делом того или иного государства См. Всеобщая декларация прав человека// СПС «Консультант».. Права человека — не принадлежность отдельных классов, наций, религий, идеологий, а общеисторическое и общекультурное завоевание. «Права человека представляют собой ценность, принадлежащую всему международному сообществу. Их уважение, соблюдение и защита — обязанность каждого государства. Там, где эти права нарушаются, возникают серьезные военные конфликты, очаги напряженности, создающие угрозу миру и требующие нередко (с согласия ООН) постороннего вмешательства» См. Конституция Российской Федерации, принятая всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // СПС «Гарант»..

Уникальность и актуальность Всеобщей Декларации прав человека обусловлены тем, что она построена на основополагающем принципе, согласно которому в основе естественных и неотъемлемых прав человека лежит достоинство, присущее каждому человеку от рождения. Этого достоинства, а также вытекающего из него права на свободу и равенство, не может быть лишен никто.

Для России с ее чрезвычайно богатой, удивительно интересной и трагической историей, проблема свободы личности всегда была той основой, которая является стержнем общественного развития. Вхождение России, после распада СССР, в мировое сообщество и задачи прогрессивных демократических преобразований внутри страны потребовали нового отношения к праву вообще и правам человека в частности, нового осмысления взаимодействия Российского государства и личности. При этом принципиально изменяется отношение государства к общепризнанным положениям международного права в области гарантии и соблюдении прав и свобод человека.

В Конституции РФ 1993 года закреплено положение о том, что основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. В соответствии со ст. 2 Конституции РФ, провозгласив приоритет прав и свобод человека и гражданина, Российская Федерация приняла на себя обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, ограждать их от любого незаконного вмешательства или ограничения. «С этой целью государством создан ряд институтов, способствующий реализации рассматриваемых прав. Во-первых, это законодательные акты (иначе — законодательная база), принимаемые в соответствии с Конституцией РФ, и направленные на развитие ее положений. Во-вторых, это создание системы судебных и правоохранительных органов. В-третьих, создание специальных институтов таких, как уполномоченного по правам человека» См. Федеральный конституционный закон от 26 февраля 1997 г. №1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 3 марта 2009 г. — №9..

Вместе с тем реальность такова, что большинство законодательно закрепленных прав грубо и повсеместно нарушаются, не соблюдаются, игнорируются, слабо защищаются. Соответственно необходима борьба за права и свободы, когда возникают препятствия к их осуществлению и прямые их нарушения со стороны, как других лиц, так и должностных лиц государства. Нарушения прав и свобод человека должны быть ликвидированы, а виновные в таких нарушениях — наказаны. Особая роль в вопросе защиты нарушенных прав отводится судебной власти, основой которой являются принципы объективности, независимости, справедливости, верховенства закона и равенства всех перед законом и судом. Частью 1 ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Судебной защите подлежат любые права и свободы, в каком бы документе они ни были закреплены — в Конституции РФ, отраслевых законах, в других нормативных или локальных правовых актах. Это следует из смысла ч. 1 ст. 55 Конституции РФ, согласно которой сам факт перечисления в ней основных прав и свобод не должен толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина.

Важно обратить внимание на то, что, право на судебную защиту имеет универсальный характер. В этом смысле ч. 1 ст. 46 Конституции РФ находится в полной гармонии с требованиями, сформулированными ст. 8 Всеобщей декларации прав человека: «Каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его прав, предоставленных ему конституцией или законом» См. Комментарий к Конституции РФ, под общ. ред. Л.В. Лазарева), М.: «Новая правовая культура», 2009 г. с. 218..

Равноправие граждан перед судом исключительно важно, поскольку оно, являясь одним из конституционных прав, в свою очередь является гарантией всех прав и свобод человека и гражданина. Следовательно, особенностью и основной ценностью предоставления гарантии судебной защиты предусмотренной ст. 46 Конституции РФ является придание юридической силы основным правам и свободам человека и гражданина. Без этого раздел второй, в котором прописаны основные права и свободы человека и гражданина, являлся бы лишь «литературным произведением». Статья 18 Конституции РФ, предусматривая, что «права и свободы граждан обеспечиваются правосудием» также выступает доказательством изложенного выше.

Для обеспечения полноценной гарантии прав граждан России необходима сильная, независимая и справедливая судебная власть, которая пользовалось бы доверием и авторитетом у своих граждан. Однако не стоит забывать, что судебное устройство, также как и законодательство в нашей стране далеко от идеально и содержит много спорных моментов. Так, например законодательством РФ предусмотрено, что судебные решения могут быть обжалованы в вышестоящий суд. Кассационная жалоба влечет за собою обязательное рассмотрение дела судом второй инстанции. При этом явным нарушением ст. 46 и п. 3 ст. 50 Конституции РФ является невозможность кассационного обжалования решений и приговоров Верховного Суда РФ, вынесенных им в качестве суда первой инстанции. Это нарушение, на мой взгляд, необходимо исправить и предусмотреть процедуру обжалования таких решений и приговоров, для чего следует создать орган, например «Кассационную коллегию Верховного Суда РФ».

Бесспорно, что практическая задача защиты прав человека является прежде всего национальной, и ответственность за ее решение должно нести каждое государство в отдельности. Все же не стоит забывать, что защита неотъемлемых прав человека не просто дело одного государства, а проблема, которая касается многих стран мира. Важным моментом при решении проблемы защиты прав человека в Российской Федерации является положение ч. 3 ст. 46 Конституции РФ, в которой определено, что «каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты». Это дает возможность гражданам Российской Федерации защитить свои неотъемлемые естественные права на международном уровне в случае, если по каким-то причинам это не смогло сделать государство или же само государство нарушило данные права. Исходя из смысла приведенной нормы, следует, что граждане РФ могут защищать свои права на международном уровне только в соответствии с международными договорами Российской Федерации. Следовательно, это право предоставляет своим гражданам Российская Федерация и оно является правом гражданина, а не правом человека, неотъемлемые права которого нарушены.

Стоит согласиться с мнением Эбзеева Б.С., который считает, что право на судебную защиту нельзя воспринимать, как право данное, конституцией или государством. В человеческом обществе с самых ранних ступеней его развития, еще до появления как таковых писаных или устных законов, люди «за правдой» обращались к третьим лицам с просьбой рассудить их. Право на судебную защиту — естественное право человека, «неотъемлемое свойство человеческой личности» См. Эбзеев Б.С. Конституция. Демократия. Права человека. — М.: Норма, 2007 г. с. 117-118. . Следовательно не должно быть нормы, которая может ограничивать возможность гражданам Российской Федерации или другого государства защищать свои права в международных судах.

Подводя итоги всего изложенного, хочется отметить, что формирование в нашей стране полноценного правового государства невозможно без предоставления его гражданам и юридическим лицам достаточно широких прав и свобод, основанных на нормах не только Конституции РФ, но и международных нормативных правовых актов.

В последние несколько лет Россия активно сотрудничает с иностранными государствами, ее международная политика направлена на повышение престижа на международном уровне. В рамках этого также важно не только законодательное закрепление основных прав и свобод человека и гражданина, которые бесспорно служат наиболее ярким индикатором состояния и уровня развития гражданского общества и правовой государственности, но и гарантия защиты этих прав со стороны государства.

39. Судебные гарантии защиты прав и законных интересов человека и гражданина

Механизмы защиты прав человека – это сложное системное образование, в основе которого лежат определенные способы обеспечения прав и свобод человека .
Традиционно механизмы защиты прав и свобод человека подразделяют на внутренние (национальные) и международные.
В каждом государстве действуют национальные механизмы обеспечения прав человека. Набор таких механизмов не одинаков и может отличаться по форме и содержанию.
Можно выделить государственные и негосударственные институты, призванные защищать права человека.
Под государственной защитой прав и свобод понимается направленная на это деятельность всех ветвей государственной власти — законодательной, исполнительной, судебной. Каждая из них, действуя самостоятельно, должна в то же время направлять свои усилия на то, чтобы предоставленные гражданам права и свободы не оставались пустой декларацией, а были предоставлены и защищены на деле. Такое понимание прямо вытекает из установленного в ст. 18 Конституции РФ положения о том, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием .
В европейской правовой культуре приоритет в защите прав и свобод человека принадлежит судебной защите. В соответствии с ч. 1 ст. 46 Конституции РФ: «Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод» . Судебный механизм защиты прав и свобод представлен судебной системой РФ. Гарантия судебной защиты означает, с одной стороны, право гражданина подать жалобу в соответствующий суд и, с другой стороны, обязанность последнего — рассмотреть эту жалобу и принять по ней законное, справедливое и обоснованное решение . Под судами как органами судебной власти, осуществляющими защиту прав и свобод граждан, имеются в виду суды, образованные в соответствии с требованиями, указанными в ч. 3 ст. 128 Конституции РФ. Такими судами являются суды общей юрисдикции от районного суда до Верховного Суда РФ, арбитражные суды и Конституционный Суд РФ. Эти суды имеют различные полномочия и осуществляют правосудие в различных процессуальных формах, каковыми являются конституционное, гражданское, административное и уголовное судопроизводство. Но все они в пределах своих полномочий стоят на страже законных прав и свобод человека и гражданина . Часть 1 статьи 46 Конституции РФ полностью соответствует требованиям международно-правовых актов. Так, в ст. 8 Всеобщей Декларации прав человека установлено, что «каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случае нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом» .
В части 2 статьи 46 Конституции РФ развиваются общие положения о праве на судебную защиту. Раскрытию ее положений и инструментом проведения их в жизнь служит Закон Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан». Согласно вышеуказанному Закону, предметом обжалования в суде может быть любой акт, которым нарушаются права заявителя. Важным моментом, способствующим обеспечению судебной защиты, является содержащееся в Законе правило, по которому каждый гражданин имеет право получить, а должностные лица, государственные служащие обязаны ему предоставить возможность ознакомиться с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если нет установленных федеральным законом ограничений на информацию, содержащуюся в этих документах и материалах. Очень важно, что закон не содержит заранее очерченных критериев обоснованности обращения в суд. Если гражданин считает, что государственные органы, либо должностные лица поступили неправомерно, он вправе обратиться в суд .
Законодательство, касающееся прав и свобод граждан должно соответствовать требованиям Конституции и никоим образом не создавать какие-либо преграды для защиты прав и свобод граждан, гарантируемых государством. В связи с этим необходимо отметить особое значение, которое имеет осуществление Конституционным Судом РФ его функции конституционного контроля.
Использование только судебных механизмов недостаточно и не позволяет в полной мере гарантировать защиту прав человека. Состояние судебной защиты прав и свобод граждан, ее эффективность в настоящее время не может удовлетворять потребности граждан и государства.
Это объясняется отчасти объективными причинами: не хватает квалифицированных кадров, материально-техническое обеспечение судов не соответствует современным требованиям. Многим судьям в городах и районах приходится работать в условиях значительной перегрузки. Кадры судей и работников аппаратов судов далеко не всегда соответствуют предъявляемым требованиям. При таком положении трудно рассчитывать на соблюдение многих правовых норм и принципов, направленных на создание необходимых основ для надлежащего и полного отправления правосудия. Действующая в стране система судов, судебные процедуры далеко не всегда позволяют человеку в полной мере использовать предоставляемое ему Конституцией право на обращение в суд для отстаивания своих прав. Многие граждане не знакомы с этими правами и не осведомлены о порядке их использования. У российских граждан до сих пор наблюдается низкий уровень доверия к судам, принципиальное нежелание связываться с судебной системой.
Внесудебные механизмы защиты прав человека должны, или предоставлять альтернативные суду способы разрешения конфликтов и защиты прав человека, или выступать в качестве средства, дополняющего судебные механизмы. Внесудебная защита прав и свобод человека – это не противоречащая законодательству деятельность по обеспечению защиты прав и свобод человека без участия судебных органов . При использовании внесудебных механизмов возможно разрешение споров, восстановление нарушенного права без судебного разбирательства. В тоже время, внесудебные механизмы могут предшествовать судебным, например, на стадии подготовки заявления в суд. Использование внесудебных механизмов позволяет предотвратить нарушение прав человека.
Важнейшее значение в защите прав человека принадлежит органам законодательной власти Российской Федерации и ее субъектов. Именно они призваны создать полную и четкую правовую базу, обеспечивающую конкретизацию и развитие конституционных норм о правах и свободах человека и гражданина. Речь идет и об отдельных законах, и о кодифицированных актах. Регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина, прав национальных меньшинств, гражданское законодательство, правовое регулирование интеллектуальной собственности и находятся в исключительном ведении Российской Федерации. В то же время ряд вопросов, относящихся к проблеме прав и свобод, находится в совместном федерации и ее субъектов, в частности, защита прав и свобод человека и гражданина, прав национальных меньшинств, охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности, трудовое, семейное, жилищное, земельное законодательство. Все это должно на всех уровнях обеспечивать защиту конституционных прав и свобод.
> Право на судебную защиту

Общая характеристика защиты права и права на защиту

Право на судебную защиту принято считать одним из важнейших прав российских граждан, так как предопределено исходной концепцией Конституции РФ, ориентирующей весь политический механизм на охрану и защиту интересов личности.

Значение права на судебную защиту в системе конституционных прав и свобод российских граждан определяется тем, что указанное право — существенная юридическая гарантия всех других конституционных прав и свобод.

В Российской Федерации принят ряд основополагающих законов, устанавливающих принципы организации и функционирования судебной системы и статус судей. Как справедливо отмечает В.М. Лебедев, задача сегодняшнего дня состоит в закреплении достижений судебной реформы и продвижении ее дальше, особенно в вопросах расширения доступа граждан к правосудию, приближения судебной защиты к стандартам Европейского суда, в поисках новых возможностей судопроизводства.

Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 31 октября 1995 года N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 1. С. 3 — 6. отмечал, что в соответствии со ст. 18 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления, обеспечиваются правосудием. Учитывая это конституционное положение, а также положение ст. 46 Конституции РФ, гарантирующей каждому право на судебную защиту, суды обязаны обеспечить надлежащую защиту прав и свобод человека и гражданина путем своевременного и правильного рассмотрения дела.

Для того чтобы эти установки не оставались пустыми декларациями, необходимо взаимодействие практики применения норм процессуального права, отражающей возникающие проблемы, и науки гражданского процесса, призванной находить пути их эффективного разрешения.

Возвращение искового заявления — новое понятие для гражданского судопроизводства. Ранее некоторые основания возвращения искового заявления служили основаниями к отказу в его принятии. Статья 135 ГПК РФ устанавливает исчерпывающий перечень оснований возвращения искового заявления. Вместе с тем зачастую судья возвращает исковое заявление, не проверив все обстоятельства дела.

Как мера гражданской процессуальной защиты — основания возвращения искового заявления представляют собой определенные условия, которые необходимо выполнить для реализации права на судебную защиту. Эти основания препятствуют возбуждению гражданского судопроизводства недобросовестным истцом. При этом недобросовестным считается лицо, которое пытается осуществить право на защиту, минуя установленные законом правила, вследствие чего могут быть нарушены права других лиц.

В юридической литературе исследователи выделяют такое понятие, как «защита права». Так, В.А. Тархов считает, что защита гражданского права — это действие главным образом органа государственной власти, государственного управления или общественной организации по принудительному осуществлению прав субъекта либо ограждению их от неправомерных посягательств, а защита — действия органов по осуществлению права. Р.Е. Гукасян указывает, что под защитой следует понимать как нормы права, которые предусматривают правовые средства и способы судебной защиты, так и действия управомоченных субъектов, осуществляющих защиту права.

Думается, что в ракурсе рассматриваемого института возвращения искового заявления защиту права субъекта следует дополнить защитой от возбуждения судопроизводства по определенному гражданскому делу в связи с неправомерным осуществлением права на защиту другого субъекта.

Понятие «право на правовую защиту» используется в конституционных и международных актах. Право на правовую защиту представляет собой широкое субъективное конституционное право российских граждан, включающее следующие правомочия: право на судебную защиту и возмещение причиненного вреда, право на жалобу и на административную защиту; право граждан на юридическую помощь и др. Указанные права имеют самостоятельное значение, поэтому отнесение их к правомочиям конституционного права не умаляет их значения, а только подчеркивает разнообразие и широту способов, определенных Конституцией РФ для защиты прав и интересов личности.

Особая социальная значимость конституционного права граждан на правовую защиту состоит в том, что, будучи субъективным правом, оно в то же время — одна из важнейших юридических гарантий всех и каждого права, каждой свободы, которыми на основании действующего законодательства обладают граждане Российской Федерации.

Право на защиту есть установленная охранительной нормой возможность определенного поведения управомоченного лица в конфликтной ситуации, предоставленная ему в целях защиты регулятивного субъективного права или охраняемого законом интереса.

Нарушение регулятивного субъективного права вызывает необходимость в его защите, в деятельности по реализации права на защиту. Защита субъективных прав протекает в рамках охранительных материальных правоотношений, субъектами которых выступают сами заинтересованные лица.

Если право на защиту по каким-либо причинам не смогло быть реализовано усилиями самих заинтересованных лиц, то обладатель этого права обращается за содействием в юрисдикционный орган, например в суд. Это право является субъективным процессуальным правом.

Таким образом, право на защиту есть обеспеченная органами государственной власти абсолютная возможность определенного лица требовать осуществления своих прав либо устранения нарушений прав и интересов в судебном порядке.

Право на судебную защиту в современном его значении — возможность каждого отстаивать свои законные интересы в суде. Оно получило в нашей стране нормативно-правовое оформление с 17 сентября 1991 года, после введения в действие Союзной декларации прав и свобод человека. До этого значительная часть правовых конфликтов законодательно была исключена из подведомственности суда и разрешалась преимущественно в административном порядке.

С конституционно-правовой точки зрения право на судебную защиту содержит в себе и предполагает право на обращение в суд за защитой. Но поскольку регламент механизма судебной защиты устанавливается государством особо, то и реализация права на судебную защиту в процессуальных отношениях «обособляется», становясь элементом реализации права на судебную защиту.

Исследование вопроса о содержании, характере, возникновении права на судебную защиту помогает лучше понять механизм возвращения искового заявления, так как возникшее право может быть ограничено в связи с наличием определенных условий, несоблюденных при подаче искового заявления.

В юридической литературе широко используются такие понятия, как «право на обращение за судебной защитой» и «право на судебную защиту». Существуют три основные точки зрения о содержании дефиниции «право на судебную защиту».

С одной стороны, данное право рассматривается как право на получение защиты, средство реализации которого — право обращения за судебной защитой, т.е. субъективное материальное право. Право на судебную защиту, с подобной точки зрения, состоит в том, что при определенных условиях лицо, имеющее это право, может требовать от конкретного суда вынесения решения о применении одного из способов защиты. С другой стороны, предполагается, что право на судебную защиту тождественно с правом на обращение за судебной защитой и с правом на получение защиты.

По мнению С.Ф. Афанасьева, право на обращение в суд представляет собой процессуальный институт, в результате материализации которого в правовой реальности возникает судебная деятельность, связанная с отправлением правосудия по конкретному гражданскому делу, необязательно обладающему признаками спора См.: Афанасьев С.Ф. Юридический интерес как одна из предпосылок возбуждения искового производства // Проблемы иска и исковой формы защиты нарушенных прав: Материалы Всероссийской науч.-практ. конф. Краснодар, 2006. С. 38..

А.А. Мельников отмечает, что право на судебную защиту имеет не только материальное, но процессуальное содержание. Материальное содержание этого института — право на удовлетворение заявленных требований, т.е. на судебную защиту нарушенного или оспариваемого права либо охраняемого законом интереса. Процессуальное содержание составляет свойство субъективного права, возможность его защиты и осуществления в принудительном порядке Мельников А.А. Обращение в суд за судебной защитой // Курс советского гражданского процессуального права: В 2 т. Т. 2 / Под ред. А.А. Мельникова, П.П. Гуреева, А.А. Добровольского, В.С. Тадевосяна, П.Я. Трубникова. М., 1981. С. 28..

Право на судебную защиту — это комплексное правовое понятие, означающее возможность всякого лица в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов воспользоваться установленным законом процессуальным порядком для защиты своих (а в установленных законом случаях чужих) нарушенных прав и интересов в органах судебной власти.

Необходимо отметить, что право на судебную защиту имеет две стороны — материальную и процессуальную.

Стоит согласиться с мнением Г.А. Жилина о том, что право на судебную защиту не существует ради процесса как такового, а предполагает защиту субъективного материального права. Конституционное право на судебную защиту — это право каждого на правосудие, т.е. защиту прав и свобод с помощью суда См.: Жилин Г.А. О праве на судебную защиту при определении гражданских прав и обязанностей // Проблемы иска и исковой формы защиты нарушенных прав: Материалы Всероссийской науч.-практ. конф. Краснодар, 2006. С. 5, 9..

Праву на получение защиты предшествует право на обращение за судебной защитой, поэтому право на судебную защиту — более широкое понятие. Право на судебную защиту является общим понятием для права на обращение за судебной защитой и права на получение судебной защиты. Право на обращение за судебной защитой осуществляется путем подачи в суд заявления или жалобы. Право на получение судебной защиты предполагает право на судебное разбирательство и право на вынесение решения в пользу лица, чьи права защищаются.

Для выяснения природы конституционного права на судебную защиту необходимо определить место, которое оно занимает в системе других конституционных прав и свобод гражданина.

Право на судебную защиту — конституционное право. Конституционные права составляют предмет общей теории государства и права и науки конституционного права. Однако эти науки исследуют данные дефиниции, сообразуясь со своим предметом. Мы же рассматриваем право на судебную защиту с позиции гражданского процессуального права.

Право на судебную защиту представляет собой то, на что, с одной стороны, может рассчитывать гражданин в отношениях с государством для защиты или восстановления своих нарушенных прав, свобод или законных интересов, а с другой стороны, это та защита, которую государство, в лице судебных органов, должно предоставить гражданину.

Возведение права на судебную защиту в ранг основных, конституционных повысило роль и ответственность судов в охране интересов личности. Суд осуществляет правосудие (ст. 118 Конституции РФ), и никакой другой орган не может и не вправе этого делать. Деятельность любых других органов по рассмотрению правовых споров не может быть правосудием. Отправляя правосудие в строгом соответствии с законом, суды не только обеспечивают надежную защиту интересов его граждан, но и активно демонстрируют полный демократизм российского общества, а именно равенство всех перед законом.

Право на судебную защиту — самостоятельное правомочие. Цель гражданского процесса заключается не только в защите субъективных гражданских прав, интересов и свобод. Интерес может быть целью и предпосылкой приобретения, осуществления и защиты субъективного права, которое выступает средством его удовлетворения, а также и самостоятельным объектом судебной защиты. Отсюда вывод: право на судебную защиту направлено как на обеспечение реализации субъективных прав, так и охраняемых законом интересов и свобод.

Конституция РФ провозгласила человека абсолютной ценностью гражданского общества и установила механизм гарантий, обеспечивающий приближение правосудия к общепризнанным международным стандартам. Основным способом судебной защиты является гражданское судопроизводство.

Универсализация судебной защиты, признание абсолютности права на судебную защиту, отнесение его к основополагающим и неотъемлемым правам человека по Конституции РФ 1993 года меняют предмет судебной защиты и — что особенно принципиально — предмет исковой защиты, который перестает быть сугубо частноправовым. Объектом судебной защиты становятся права публичные и публичный интерес.

Право на судебную защиту представляет собой гарантированное Конституцией РФ правовое средство, с помощью которого можно добиться восстановления нарушенного права. Таким образом, право на судебную защиту — субъективное право каждого.

Право на спор (право на процедуру) — это естественная возможность субъективного охранительного права заинтересованного лица выдвигать обоснованное правопритязание и вызывать обязанную сторону на юридическое состязание для его рассмотрения и разрешения.

Право на судебную защиту могут иметь и лица, не обращавшиеся с исковым заявлением, например заявители и заинтересованные граждане или организации, а также лица, не являющиеся субъектами материально-правового спора, рассматриваемого судом, например третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора. Рассматривая вопрос о праве на судебную защиту, необходимо обратить внимание на субъектов, которым это право может принадлежать. Всеобщая декларация прав человека установила: «Каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом» (статья 8) Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 года // Российская газета. 1998. 10 декабря..

Это положение развито и конкретизировано в ст. 46 Конституции РФ таким образом, что как основные (конституционные), так и более частные (отраслевые) права и свободы находятся под защитой суда. В суд можно обратиться за защитой права, которое предоставлено гражданину не только Конституцией и законом, но и подзаконным нормативным актом.

Природу права на судебную защиту исследовал Е.А. Крашенинников. Он считал, что это право связано с государственным правом и находится в рамках общих отношений: общество — личность Крашенинников Е.А. Конституционное право граждан на судебную защиту // Проблемы защиты субъективных прав и советское гражданское судопроизводство. Ярославль, 1981. С. 25.. По мнению Е.А. Крашенинникова, для возникновения конституционного субъективного права наличия закона недостаточно и необходимы специфические условия, к которым относятся гражданство и государственно-правовая правоспособность. Только лишь при таких условиях возникает конституционное право на защиту.

Однако с мнением Е.А. Крашенинникова можно поспорить в том, что гражданство уже не является предпосылкой права на судебную защиту. Согласно ч. 3 ст. 62 Конституции РФ иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами России. В данные права входит и право на обращение в суд для защиты принадлежащих им личных, имущественных и иных прав. Ограничения для таких лиц установлены в отраслевом законодательстве и касаются лишь отдельных аспектов, например права быть избранным в органы власти (ст. 4 ФЗ от 12 июня 2002 N 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации») СЗ РФ. 2002. N 24. Ст. 2253..

По мнению И.Л. Петрухина, право на судебную защиту принадлежит каждому физическому лицу, в том числе и недееспособному, которое может защищать свои права в суде через представителя или родителя, иного законного представителя Петрухин И.Л. Комментарий к ст. 46 Конституции РФ // Конституция Российской Федерации (научно-практический комментарий) / Под ред. Б.Н. Топорина. М., 1997. С. 314.. С этим трудно согласиться, поскольку в данном положении не упоминается о праве на судебную защиту организации, что противоречит принципу равноправия субъектов гражданских правоотношений, закрепленному в ст. 6 ГПК РФ. В подтверждение этому служит положение ст. 6 ГПК РФ о равенстве перед законом и судом всех организаций независимо от их организационно-правовой формы, формы собственности, места нахождения, подчиненности и других обстоятельств.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 135 ГПК судья возвращает исковое заявление, если оно подано недееспособным лицом. Причем недееспособными являются не только граждане, признанные недееспособными в судебном порядке, но и малолетние граждане в возрасте до 14 лет. Также необходимо возвращать заявления ограниченно дееспособным и несовершеннолетним гражданам в возрасте от 14 до 18 лет, обращающимся за защитой прав, которые они не могут приобрести и осуществить собственными действиями.

Каждый российский гражданин может обратиться в суд за защитой принадлежащего ему права, нарушенного или оспоренного другими лицами. При этом ему необходимо оформить свои требования к лицу, нарушившему или оспорившему его права, в соответствии со ст. ст. 131 — 132 ГПК РФ, указав в исковом заявлении, в чем именно заключается нарушение или угроза нарушения прав, свобод и законных интересов.

В исковом производстве право на судебную защиту реализуется в таких действиях, как представление в суд искового заявления, обращение с возражениями против искового заявления, доказывание обоснованности требований и возражений, требование вынесения законного и обоснованного решения.

Процесс ведется строго по правилам, установленным законом. Они обязательны для всех лиц, участвующих в деле, и не могут быть изменены по их желанию.

Для осуществления защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов заинтересованное правоспособное лицо должно воспользоваться определенными процессуальными средствами, которые строго регламентируются законом, при этом стороны, участвующие в гражданском судопроизводстве, наделены равными процессуальными правами. Суд, в свою очередь, должен рассмотреть поданное исковое заявление и разрешить вопрос о возбуждении судопроизводства по гражданскому делу в течение 5 дней (ст. 133 ГПК РФ).

Реализация права на судебную защиту при наличии всех его предпосылок зависит в конечном счете от волеизъявления лица, заинтересованного в такой защите. В этом и состоит основное проявление принципа диспозитивности.

Гражданское судопроизводство приспособлено для разрешения любых споров по существу. Но, для того чтобы суд приступил к рассмотрению дела, необходимо воспользоваться определенным процессуальным средством, обратиться с заявлением, иском, жалобой. Распоряжение процессуальными средствами связано с реализацией принципа диспозитивности, который в условиях рыночной экономики должен получить новое выражение. Процессуальные средства защиты права — элементы, включенные в содержание принципа диспозитивности. Остановимся на характеристике содержания принципа диспозитивности.

Право на судебную защиту принадлежит всем лицам, поэтому один из способов осуществления свободы распоряжения процессуальными правами — возможность использования внесудебного порядка урегулирования споров между заинтересованными субъектами. Несмотря на то что существуют определенные случаи обязательного досудебного урегулирования спора, у заинтересованного лица все же есть выбор — использовать досудебный порядок или нет.

Диспозитивные начала права на судебную защиту заключаются еще и в том, что до возбуждения судопроизводства по гражданскому делу истец вправе подать заявление в суд о возвращении искового заявления в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, а после возбуждения процесса обладатель данного права может им распорядиться, отказавшись от иска, заключив мировое соглашение с другой стороной, согласившись на передачу спора на рассмотрение третейского суда.

Развитие частноправовых начал гражданского регулирования привело к расширению принципа диспозитивности гражданского процесса, в результате активность в защите права или охраняемого законом интереса была переведена с публичных органов на частных носителей защищаемого права или интереса.

Гражданское процессуальное право детерминировано правом материальным, изменения в котором неизбежно сказываются на содержании гражданского процессуального законодательства. Если обладатель субъективного материального права волен распоряжаться им по своему усмотрению, то эта степень свободы должна сохраняться за ним и в случае рассмотрения спора в судебном порядке. Характер автономии материальных прав обусловливает и характер гражданского процесса.

В силу принципа диспозитивности, суды приступают к производству гражданских дел не иначе как по инициативе заинтересованных в этих делах лиц. Вместе с тем ч. 2 ст. 4 ГПК РФ устанавливает, что в случаях, предусмотренных ГПК РФ, другими федеральными законами, гражданское судопроизводство по делу может быть возбуждено по заявлению лица, выступающего от своего имени в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица, неопределенного круга лиц или в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

Теоретические исследования принципа диспозитивности в отечественной науке гражданского процессуального права сформировали несколько направлений, которые касаются его сущности, пределов действия, субъектов, содержания и др. Так, А.Т. Боннер определяет диспозитивность как нормативно-руководящее положение гражданского судопроизводства, определяющее движущее начало и механизм процессуального движения Боннер А.Т. Принцип диспозитивности в советском гражданском процессе. М., 1989. С. 18.. М.А. Гурвич обоснованно называл диспозитивность «мотором» гражданского процесса Гурвич М.А. Советский гражданский процесс. М., 1967. С. 34. (автор главы — М.А. Гурвич).. По мнению Р.Е. Гукасяна, источником движения гражданского процесса может служить только воля материально (лично) заинтересованного лица, именно в этом ученый видит суть принципа диспозитивности Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов, 1970. С. 67 — 68.. Диспозитивность, по мнению А.А. Шананина, означает предоставление субъектам возможности осуществлять в целом правоспособность по своему усмотрению приобретать субъективные права или не приобретать, выбирать конкретный способ приобретения, регулировать по своему усмотрению содержание правоотношения, распоряжаться наличным субъективным правом Шананин А.А. Принцип диспозитивности гражданского процессуального права и его истоки // Вестник СГАП. N 1. Саратов, 1996. С. 72..

Стоит согласиться с тем, что диспозитивность заключает в себе сущность гражданского процесса, поскольку во всех научных определениях принципа диспозитивности речь идет о понимании гражданского процесса как динамичного начала, как «движения». В этом мнении ученые едины. Камень преткновения — определение источника такого «движения» гражданского процесса.

Идея диспозитивности отражена в нормах нового гражданского процессуального законодательства достаточно последовательно и служит логическим продолжением общей концепции невмешательства государства в частные дела. Развитие диспозитивности в гражданском процессе должно происходить в рамках установленного баланса частных и публичных интересов.

Указание в исковом заявлении ответчика, предмета и основания иска определяет весь дальнейший ход процесса: подведомственность и подсудность дела; лиц, участвующих в деле; обстоятельства, имеющие значение для дела и подлежащие доказыванию; пределы рассмотрения и разрешения дела.

Отметим существенную особенность диспозитивного характера права на судебную защиту — это право возникает не только в результате волеизъявления самого обладателя материального права или интереса, но и по волеизъявлению других лиц, и ведет к возбуждению судопроизводства. Например, при предъявлении истцом неосновательного иска суд возбуждает производство по гражданскому делу, а у ответчика возникает право на судебную защиту.

С правом заинтересованного лица решать по своему усмотрению вопрос об инициировании возбуждения гражданского судопроизводства тесно связаны некоторые его другие полномочия, основанные на принципе диспозитивности. Например, только истцу принадлежит право определить ответчика (лицо, к которому он предъявляет свое требование), указав в исковом заявлении наименование этого лица, его место жительства или место нахождения; предмет иска (свое материально-правовое требование к ответчику); основание иска (обстоятельства, на которых он основывает свое требование).

Отказ от права на обращение в суд недействителен и, как правило, является следствием недействительного отказа от субъективного материального права в форме недействительной односторонней сделки либо иного одностороннего волеизъявления либо недействительных «мировых соглашений», условие которых, в частности, — отказ от права на обращение в суд (например, с иском о взыскании алиментов на ребенка, если отец ребенка признает свое отцовство). Такой отказ включает и случаи отсутствия спорного материального требования. Здесь предметом отказа будет только право на предъявление иска.

Поскольку возвращение искового заявления — одно из правовых последствий подачи искового заявления в суд, следовательно, рассмотрение вопроса о судебной форме защиты права имеет существенное значение для проведения полного и объективного исследования данного института.

Судебная защита права представляет собой особый процессуальный порядок осуществления защиты субъективного права в суде. Иными словами, право на судебную защиту может быть реализовано только посредством судебной формы защиты права.

Осуществление права на судебную защиту происходит в особой, установленной законом процессуальной форме. В основе механизма его реализации лежат юридические факты, чаще всего процессуальные действия, с помощью которых происходит реализация норм процессуального права.

Судебная форма защиты — главная и высшая форма юрисдикционной деятельности. Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом, в особой детально регламентированной гражданско-процессуальной форме и составляет содержание всей его деятельности. Судебная форма защиты используется для контроля за правильным осуществлением всех других форм защиты и обеспечивает непосредственное государственное принуждение к исполнению соответствующих обязанностей, подтвержденных актом по применению права.

Так, возвращение искового заявления осуществляется в определенной процессуальной форме, а именно ч. 2 ст. 135 ГПК РФ устанавливает, что о возвращении искового заявления судья выносит мотивированное определение, в котором указывает, в какой суд следует обратиться заявителю, или как устранить обстоятельства, препятствующие возбуждению производства по делу. Определение выносится в течение 5 дней с момента поступления заявления в суд и направляется заявителю вместе с заявлением и со всеми приложенными к нему документами.

Обеспечение свободного и беспрепятственного обращения в суд за защитой нарушенных прав является важнейшим условием достижения целей гражданского судопроизводства. Доступность судебной защиты (доступность правосудия) — это начало, на котором основывается как судоустройство, так и судопроизводство, и оно включает в себя следующие элементы: 1) возможность беспрепятственно обратиться в суд за судебной защитой, простоту процедуры возбуждения и дальнейшего судопроизводства по делу, а также реализации вынесенного решения; 2) территориальную приближенность судов к тем, кто обращается за судебной защитой; 3) возможность воспользоваться юридической помощью, наличие льгот при уплате государственной пошлины и других судебных расходов.

Однако доступность судебной защиты не означает то, что в суд может обратиться любое лицо на любой территории. Существуют определенные ограничения при обращении в суд за судебной защитой. А именно, ст. 135 ГПК РФ устанавливает, что обращение в суд недееспособного лица — основание для возвращения искового заявления, так же, как и, например, неправильное определение подсудности дела конкретному суду.

Таким образом, можно сделать следующее заключение: основания возвращения искового заявления — это ограничения права на доступную защиту нарушенных прав. Отсутствие ограничений в реализации права на судебную защиту может привести к злоупотреблению своими правами со стороны недобросовестных лиц.

Основания возвращения искового заявления — это лишь определенные ограничения, цель которых — недопущение возбуждения необоснованного гражданского судопроизводства. Право на судебную защиту не нарушается, поскольку только соблюдение всех условий, перечисленных в ст. 135 ГПК РФ, обеспечивает справедливое и обоснованное судопроизводство.

Комментарий к Статье 46 Конституции РФ

1. Среди средств государственной защиты судебная защита занимает особое место, поскольку осуществляется самостоятельным и независимым в системе государственной власти органом правосудия, специально предназначенным для обеспечения своей деятельностью прав и свобод человека и гражданина. Конституционный Суд РФ при характеристике права на судебную защиту рассматривает его как одно из основных неотчуждаемых прав человека и одновременно гарантию и средство обеспечения всех других прав и свобод (см., например, Постановление КС РФ от 11.05.2005 N 5-П*(600)). Оно гарантируется каждому, т.е. правом на судебную защиту могут воспользоваться российские граждане и их объединения, иностранные физические и юридические лица, а также лица без гражданства (см. Постановление КС РФ от 17.02.1998 N 6-П*(601)).

По статье 46 Конституции РФ право на судебную защиту входит в состав соответствующего конституционного правоотношения, в юридическое содержание которого наряду с правом на судебную защиту управомоченного лица входит обязанность суда как органа государственной (судебной) власти обеспечить реализацию данного субъективного права. Однако заинтересованное лицо не вправе по своему усмотрению выбирать конкретный суд для обращения за судебной защитой, поскольку порядок судопроизводства, включая правила определения подведомственности и подсудности судебных дел, определяется законом. Соответственно, защиту прав с учетом распределения компетенции между различными судами осуществляют: посредством конституционного судопроизводства Конституционный Суд РФ и конституционные (уставные) суды субъектов РФ, посредством гражданского, административного и уголовного судопроизводства суды общей юрисдикции, посредством гражданского и административного судопроизводства арбитражные суды (см. комментарии к ст. 118, 125-127).

Перечисленные суды входят в единую судебную систему страны и в соответствии с Конституцией (ст. 10, ч. 1 ст. 11, ч. 1 ст. 118) как носители государственной (судебной) власти наделяются специальными полномочиями по осуществлению правосудия. Ни один орган, кроме государственного суда, такими полномочиями в Российской Федерации не обладает. В связи с этим неточной является формулировка ст. 11 ГК, которая к одной из форм судебной защиты гражданских прав относит их защиту третейским судом. Третейское разбирательство — это общественная, несудебная форма разрешения правовых конфликтов; соответственно, деятельность третейских судов, как и иных квазисудебных органов, не входящих в судебную систему РФ, не является правосудием. Это не умаляет значения для защиты прав внесудебного порядка разрешения некоторых споров, осуществляемого по волеизъявлению сторон или в связи с установлением федеральным законом обязательной досудебной процедуры их урегулирования. При условии сохранения возможности обратиться к средствам последующего судебного контроля такой порядок не противоречит конституционному праву на судебную защиту (см. Определение КС РФ от 08.04.2003 N 158-О*(602)).

Недопустимость в силу конституционных требований возложения полномочий по осуществлению правосудия на какой-либо иной орган, кроме суда, должен соблюдаться законодателем и при установлении порядка осуществления судопроизводства. На любой стадии разрешения судебного спора обязательные для всех участников судопроизводства решения вправе принимать только суд как носитель судебной власти, действующий при осуществлении правосудия самостоятельно и независимо от чьей бы то ни было воли, подчиняясь только Конституции и закону (см. Постановление КС РФ от 25.02.2004 N 4-П*(603)). Это не препятствует установлению инстанционного порядка прохождения судебных дел, при котором суд более высокой инстанции осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью нижестоящих судов (см. комментарии к ст. 126 и 127).

Обычно судопроизводство по конкретному делу возбуждается по обращению лица, заинтересованного в защите принадлежащего ему права, которое нарушено или неправомерно оспаривается, однако значительное количество судебных дел возникает также по инициативе лиц, действующих в защиту публичного интереса. Наиболее отчетливо это выражено в судопроизводстве по уголовным делам, инициатором передачи которых в суд (кроме дел частного обвинения) является прокурор, осуществляющий от имени государства уголовное преследование. Такая же специфика характерна для административного судопроизводства, в котором дела об административных правонарушениях возбуждаются в суде по обращениям государственных органов, органов местного самоуправления и их должностных лиц.

Посредством обращения в суд по таким делам уполномоченные органы обеспечивают реализацию государством своей обязанности по защите прав человека и гражданина, когда они становятся объектом посягательства со стороны правонарушителя вне зависимости от того, принадлежат соответствующие права конкретному лицу, участвующему в таком случае в процессе в качестве потерпевшего, или неопределенному кругу лиц. Однако при этом на основе состязательности и процессуального равноправия сторон должны обеспечиваться гарантии судебной защиты прав и свобод самого привлекаемого к ответственности лица, чтобы оно не понесло незаслуженного наказания, а сама процедура судопроизводства не приводила к ущемлению его законных интересов. К числу таких гарантий относится установленный законом последовательный порядок судопроизводства, предусматривающий необходимый для справедливого разрешения дела баланс взаимных процессуальных прав и обязанностей его участников, включая потерпевшего и привлекаемое к ответственности лицо, который должен неукоснительно соблюдаться судом.

Среди всего массива судебных дел основную часть составляют гражданские дела, разрешаемые судами общей юрисдикции в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством, и арбитражными судами в порядке, предусмотренном арбитражным процессуальным законодательством. Возбуждаются они обычно по инициативе истца (заявителя), реализующего свое право на судебную защиту, однако цель защиты прав при осуществлении правосудия по гражданским делам распространяется не только на инициатора судопроизводства, но также на других лиц, участвующих в деле. В частности, по делам искового производства суд своим решением обязан удовлетворить требование истца и защитить его права, если они неправомерно нарушены ответчиком, но в случае необоснованного иска суд должен отказать истцу в его притязаниях и защитить таким отказом права ответчика, которые неправомерно оспорены. При этом суд также обязан строго соблюдать предусмотренный порядок судопроизводства, гарантирующий реализацию процессуальных прав участников судопроизводства, осуществляемого на основе состязательности и равноправия сторон.

При характеристике права на судебную защиту как одного из основных неотчуждаемых прав и свобод, признаваемых и гарантируемых в России согласно общепризнанным принципам и нормам международного права (ст. 17 Конституции), следует учитывать международные стандарты в сфере правосудия. Они сформулированы, в частности, в таких основополагающих международно-правовых актах, являющихся составной частью российской правовой системы, как Всеобщая декларация прав человека 1948 г. (ст. 7, 8 и 10), Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. (ст. 14), Конвенция о защите прав человека 1950 г. (ст. 6).

В соответствии с международно-правовыми стандартами, нашедшими нормативное выражение и во внутреннем российском законодательстве, правосудие по своей природе предполагает эффективное восстановление в правах и должно отвечать требованиям справедливости. Это предполагает, в частности, доступность судебной защиты, правильное разрешение любого спора в разумные сроки независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, обеспечение на всех этапах судопроизводства процессуального равноправия сторон. Несовместима с природой правосудия и судебная ошибка, поскольку она создает препятствия для достижения целей судопроизводства, основной из которых является защита прав и свобод человека и гражданина (ст. 18 Конституции), в связи с чем Суд применительно к гражданскому, административному и уголовному судопроизводству сформулировал и многократно подтверждал правовую позицию об умалении и ограничении права на судебную защиту отсутствием возможности пересмотра ошибочного судебного акта (см., например, Постановление КС РФ от 05.02.2007 N 2-П*(604)).

Завершает реализацию права на судебную защиту исполнение решения суда, без чего соответствующее право даже в случае правильного и своевременного рассмотрения дела обратилось бы в фикцию; соответственно, в практике Европейского Суда по правам человека и Конституционного Суда исполнение решения рассматривается как неотъемлемая часть «суда» (см., например, Постановление от 30.07.2001 N 13-П*(605)). Следует этой позиции и Пленум ВС РФ, который в п. 12 постановления от 10.10.2003 N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» разъяснил, что по смыслу ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод исполнение судебного решения рассматривается как составляющая часть «судебного разбирательства».

Однако следует учитывать условное значение данного термина применительно к исполнительному производству, не случайно он употребляется в официальных текстах закавыченным. Принудительным исполнением судебных решений в Российской Федерации занимается служба судебных приставов, входящая в систему органов исполнительной власти. Соответственно, деятельность этой службы правосудием не является, хотя непосредственно связана с ним и осуществляется под контролем суда.

2. На суд как орган правосудия кроме защиты субъективных прав посредством рассмотрения дел об уголовных и административных правонарушениях, разрешения споров между участниками частно-правовых отношений возлагается конституционная обязанность контролировать деятельность публичной власти в сфере признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина. Соответственно, по ст. 46 Конституции в судебном порядке могут быть обжалованы нормативные и ненормативные акты, действия или бездействие органов государственной власти и местного самоуправления, а также их должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.

Право на судебную защиту от неправомерных решений и действий в сфере публичной власти не предполагает права заинтересованного лица по своему усмотрению выбирать конкретный суд для подачи жалобы, он определяется в соответствии с правилами подведомственности и подсудности, которые устанавливаются законом. В зависимости от вида оспариваемых актов, содержания публично-правового спора, его субъектного состава и характера обжалуемых действий таким судом может быть Конституционный Суд РФ или конституционный (уставной) суд субъекта РФ, Верховный Суд РФ и другие суды общей юрисдикции, Высший Арбитражный Суд РФ и другие суды арбитражной юрисдикции.

Конституционный Суд РФ обеспечивает реализацию права граждан и их объединений на судебную защиту посредством проверки конституционности федерального закона или закона субъекта Федерации, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, осуществляемой по их жалобам на нарушение конституционных прав и свобод (см. комментарий к ст. 125).

В порядке конституционного судопроизводства осуществляют судебную защиту и конституционные (уставные) суды субъектов Федерации, которые в настоящее время созданы и действуют в 15 регионах. Возможность их создания как судов субъектов Федерации, входящих в единую судебную систему страны, а также примерный перечень рассматриваемых ими вопросов предусмотрены ст. 4 и 27 Закона о судебной системе РФ (см. Определение КС РФ от 06.03.2003 N 103-О*(606)). При этом субъекты Федерации вправе в порядке собственного правового регулирования закрепить право граждан обращаться в конституционный (уставной) суд с запросом о проверке нормативных правовых актов, принятых на собственной территории, на предмет соответствия их своей конституции (уставу) (см., например, ст. 83 Закона Свердловской области от 06.05.1997 N 29-ОЗ «Об Уставном Суде Свердловской области»).

Суды общей юрисдикции жалобы на решения и действия в сфере публичной власти рассматривают по правилам производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, предусмотренных гл. 23-25 ГПК, или по правилам производства по делам об административных правонарушениях, предусмотренных гл. 30 КоАП РФ. Такие же жалобы, но подведомственные арбитражным судам, рассматриваются по правилам арбитражного процессуального законодательства, которое соответствующую процедуру относит к производству по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений (гл. 22-24, 26 АПК).

В суды общей или арбитражной юрисдикции могут быть обжалованы также решения, действия (бездействие) общественных объединений, иных учреждений, предприятий, организаций и их объединений. Однако такие дела рассматриваются не в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, а по правилам искового производства, установленным, соответственно, гражданским или арбитражным процессуальным законодательством (см. п. 8 постановления Пленума ВС РФ от 20.01.2003 N 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»*(607)).

Российская правовая система предусматривает возможность оспаривания нормативных правовых актов не только в порядке конституционного судопроизводства, но и по правилам гражданского и арбитражного процессуального законодательства. В зависимости от подведомственности соответствующих жалоб в суд общей или арбитражной юрисдикции с соблюдением правил подсудности могут быть оспорены нормативные акты ниже уровня федерального закона — указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, акты министерств и ведомств, законы и иные нормативные акты субъектов Федерации, акты органов местного самоуправления. Однако они проверяются не на конституционность, а на предмет соответствия закону или иному нормативному акту, имеющему по отношению к проверяемому акту большую юридическую силу. При этом общие и арбитражные суды не вправе разрешать дела об оспаривании таких нормативных актов, спор о законности которых перерастает в конституционно-правовой спор.

В частности, судам общей и арбитражной юрисдикции не подведомственны дела об оспаривании конституций и уставов субъектов Федерации (см. Постановление КС РФ от 18.07.2003 N 13-П*(608)). Не вправе они также разрешать дела об оспаривании нормативных правовых актов Правительства РФ, если они приняты во исполнение полномочия, возложенного на него непосредственно федеральным законом (см. Постановление КС РФ от 27.01.2004 N 1-П*(609)).

3. Среди межгосударственных органов по защите прав и свобод человека и гражданина наиболее востребованным у российских граждан является Европейский Суд по правам человека, куда они получили возможность обращаться с 5 мая 1998 г. после ратификации Российской Федерацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод*(610). Свою деятельность он осуществляет на основе принципа субсидиарности, подключаясь к вопросу реализации конвенционных положений, являющихся составной частью российской правовой системы, лишь в спорных ситуациях после исчерпания всех внутригосударственных средств правовой защиты.

Федеральным законом о ратификации Конвенции предусмотрено, что Российская Федерация признает ipso fakto (в силу самого факта) и без специального соглашения юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией этих договорных актов. Соответственно, обязательный характер на территории страны имеют и постановления Суда, принятые в отношении РФ, что непосредственно влияет на уровень судебной защиты, осуществляемой российскими судами.

В частности, выполнение решений Европейского Суда по правам человека, касающихся России, предполагает обязательство со стороны государства принять меры частного характера, направленные на устранение нарушений прав человека, предусмотренных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, и последствий этих нарушений для заявителя, а также меры общего характера, с тем чтобы предупредить повторение подобных нарушений. Соответственно, Пленум ВС РФ в п. 11 постановления от 10.10.2003 N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» разъяснил, что суды в пределах своей компетенции должны действовать таким образом, чтобы обеспечить выполнение этих обязательств государства; если при судебном разбирательстве были выявлены обстоятельства, которые способствовали нарушению прав и свобод граждан, гарантированных Конвенцией, суд вправе вынести частное определение (или постановление), в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на обстоятельства и факты нарушения указанных прав и свобод, требующие принятия необходимых мер*(611).

Исходя из буквального текста Федерального закона «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», формально не являются обязательными для России решения Европейского Суда по правам человека, принятые по делам с участием других государств. Однако они содержат прецеденты Суда по вопросам толкования и применения конвенционных положений применительно к фактическим ситуациям, которые могут возникнуть и по российским делам. Применение в нашей стране Конвенции и Протоколов к ней вопреки этим прецедентам приводило бы к искажению действительного смысла конвенционных норм и к нарушению защищаемых данными актами прав и свобод человека и гражданина, что при подаче соответствующей жалобы неизбежно влекло бы ответственность государства. Соответственно, такие прецеденты, как формулирующие правила общего характера для разрешения типичных ситуаций, становятся, по существу, обязательными для всех участников Конвенции; не случайно почти во всех решениях против Российской Федерации Европейский Суд в обоснование своих выводов ссылается на прецеденты, сформулированные при разрешении дел с участием других государств (см., например, п. 51, 54, 56, 60-62 мотивировочной части постановления от 29 января 2004 г. по делу Кормачева против Российской Федерации*(612)).

Российской Федерацией признается также компетенция Комитета по правам человека, созданного в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах 1966 г.*(613) В соответствии с установленной процедурой Комитет рассматривает индивидуальные жалобы лиц, утверждающих о нарушении государством какого-либо из прав, предусмотренных Пактом. Жалоба принимается к рассмотрению, если соответствующий вопрос не рассматривается с другой процедурой международного разбирательства и данное лицо исчерпало все внутренние средства правовой защиты за исключением случаев, когда применение таких средств неоправданно затягивается. По результатам разрешения жалобы Комитет не принимает обязательных решений, а лишь сообщает свое мнение по ней государству и соответствующему лицу. Однако в свой ежегодный доклад Генеральной Ассамблее ООН он включает краткий отчет о рассмотрении жалоб, что при установлении фактов нарушения прав и свобод негативно отражается на репутации государства.

Обращения о нарушении прав человека рассматриваются и другими органами ООН*(614). В частности, Комиссия по правам человека ООН, которая с февраля 1946 г. действует как вспомогательный орган Экономического и Социального Совета ООН (ОКОСОС). В соответствии с резолюцией 1503 от 27 мая 1970 г. она вправе рассматривать индивидуальные и коллективные сообщения о массовых и серьезных нарушениях прав человека в любой стране, являющейся членом ООН.

Исчерпанность всех внутригосударственных средств правовой защиты как условие обращения в межгосударственные органы по защите прав и свобод означает, что жалоба может быть подана после отказа лицу во всех инстанциях системы судов общей и арбитражной юрисдикции. Конституционное судопроизводство, если только гражданин не обратился в Конституционный Суд с жалобой на нарушение своих конституционных прав примененным или подлежащим применению в его деле законом, не относится к тем внутригосударственным правовым средствам, использование которых должно рассматриваться в качестве обязательной предпосылки для такого обращения (см.: п. 5 мотивировочной части Определения КС РФ от 13.01.2000 N 6-О; п. 9.3 мотивировочной части Постановления КС РФ от 05.02.2007 N 2-П*(615)).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *