Право на обнародование произведения

120

2017. Т. 27, вып. 1

ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

ЭКОНОМИКА И ПРАВО

УДК 343.78 И.В. Овчинников

ПРАВО НА ОБНАРОДОВАНИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ В КОНТИНЕНТАЛЬНО-ЕВРОПЕЙСКОМ АВТОРСКОМ ПРАВЕ

В статье рассматриваются историческое развитие и современное состояние охраны права автора на обнародование произведения в континентально-европейском авторском праве. Показано, что это право исторически сформировалось как преимущественно охранительное, направленное на защиту произведения от доведения до публичного сведения против воли автора. Исследуется французская доктрина частичного или поэтапного исчерпания права на обнародования, согласно которой первое обнародование не влечет за собой полного исчерпания права и каждое последующее доведение произведения до всеобщего сведения в новой форме или новым способом требует авторского согласия. Делается вывод, что эта доктрина не должна применяться в российском авторском праве, так как она смешивает произведение как идеальный объект, который может быть обнародован лишь однажды, с конкретной внешней формой его выражения.

Ключевые слова: право на обнародование произведения, личные неимущественные права автора, авторское право.

Право на обнародование произведения в качестве одного из личных неимущественных (моральных) прав, принадлежащих автору, исторически является продуктом континентально-европейской цивилистической мысли. Даже после законодательной рецепции моральных прав их состав в англо-американских правопорядках неизменно исчерпывается правом авторства и правом на неприкосновенность произведения. Таким образом, наделение автора контролем над моментом обнародования своего творения до сих пор выступает одной из отличительных черт так называемой системы droit d’auteur (в противоположность системе copyright), к которой принадлежит и российская юриспруденция.

Вместе с тем генетическое родство, объединяющее страны, принадлежащие к системе droit d’auteur, не умаляет тот факт, что за более чем столетнюю историю теоретической и практической эволюции в этих странах сложились подчас разнонаправленные толкования содержания, признаков и особенностей моральных прав автора, что справедливо и в отношении права на обнародование произведения. В связи с этим сопоставление его охраны в России с законодательством других стран, принадлежащих к этой системе (прежде всего, Франции и Германии), само по себе представляет научный интерес. Этот интерес лишь усиливается тем, что ч. 4 ГК РФ, хотя и опирается на традиционные для Европы доктринальные представления о данном праве, содержит в себе несколько новых положений, анализ которых полезнее проводить в контексте богатого европейского опыта.

В России определение права на обнародование произведения содержится в п. 1 ст. 1268 ГК РФ звучит как право автора осуществить действие или дать согласие на осуществление действия, которое впервые делает произведение доступным для всеобщего сведения путем его опубликования, публичного показа, публичного исполнения, сообщения в эфир или по кабелю либо любым другим спо-собом1. Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» №5351-1 от 9 июля 1993 г. (далее — Закон РФ об авторском праве) в ст. 15 определял его как право обнародовать или разрешать обнародование произведения в любой форме. В немецком Законе об авторском праве и смежных правах 1965 г. в п. 1 ст. 12 указывается, что «лишь автор имеет право определять, будет ли обнародовано произведение и как именно оно будет обнародовано», при этом под обнародованием он понимает доведение произведения до сведения публики с согласия обладателя права (п. 1 ст. 6) 2 . Согласно абз. 1 ст. 121-4 Кодекса интеллектуальной собственности Франции 1992 г. «только автор имеет право обнародовать свое произведение… Он определяет способ обнародования и устанавливает его условия»3.

1 Заметим также, что в абз. 2 п. 1 ст. 1268 ГК РФ законодатель сохранил понятие опубликования. Проблема его соотношения с обнародованием уже рассматривалась в литературе и можно лишь согласиться с тем, что оно не может считаться самостоятельным субъективным правом автора (Авдонин Р.В. Содержание авторских прав в российском гражданском праве: дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. С. 76-77). Сосуществование двух этих категорий излишне для целей правового регулирования.

2 URL: http://www.gesetze-im-internet.de/englisch_urhg/englisch_urhg. html

3 URL: http://www.legifrance.gouv.fr/affichCode.do?cidTexte=LEGITEXT000006069414

ЭКОНОМИКА И ПРАВО

2017. Т. 27, вып. 1

Можно заметить, что это право обычно формулируют как положительное, обладающее неким позитивным содержанием, в связи с чем и в науке его подчас определяют как «юридически обеспеченную автору возможность публичной огласки созданного им произведения»4. Между тем оно носит преимущественно охранительный характер, что необходимо иметь в виду при анализе его содержания. Как пишет применительно к немецкому праву А. Люка-Шлоттер, одна из самых авторитетных европейских исследователей моральных прав, право на обнародование дает автору лишь одну возможность — противостоять тому, чтобы его творение было доведено до публики без его согласия, и является, таким образом, правом запрета (Verbotsrecht)5. Можно провести аналогию с правом на неприкосновенность произведения, определив последнее как принадлежащую одному лишь автору возможность вносить изменения в свое творение. Такое — верное по своему существу — понятие лишь маскировало бы неимущественный интерес автора, лежащий в основе права, а именно охрану его работы от искажений третьими лицами.

Негативно-охранительный характер права на обнародование произведения обусловлен исторически, порожден комплексом решений европейских судов, относящихся к XIX — началу XX в. Выделим лишь два наиболее существенных правоположения, выработанных судебной практикой того периода. Одним из них является правило о запрете на обращение взыскания на еще не опубликованные произведения при истребовании долгов автора. Во французской практике оно было признано уже в 1828 г.6 Позднее оно будет распространено не только на неопубликованные произведения, но и на исключительное право в целом, и в современном российском законодательстве его можно найти в п. 1 ст. 1284 ГК РФ. Вторым знаковым для концептуального оформления права на обнародование делом стало решение Кассационного суда Франции по делу Whistler c. Eden 1900 г. Оно установило, что соглашение, по которому художник берет на себя обязательство создать портрет за оговоренную плату, является договором особой природы, в силу которого право собственности не переходит к заказчику до тех пор, пока автор добровольно не представит картину в его распоряжение7.

Случай Whistler c. Eden рассматривается в европейской традиции авторского права как поворотный момент, после которого окончательно оформился принцип полного господства автора выпуском своего творения в свет. Между тем его конкретным итогом стало прежде всего утверждение того бесспорного для современного авторского права положения, согласно которому автора невозможно принудить к реальному исполнению по договору авторского заказа. Разрешая данный спор, суд всего лишь воспользовался аналогией закона, применяя к отношениям авторского заказа ст. 1142 французского Гражданского кодекса, по которой неисполнение своих обязанностей исполнителем по договору оказания услуг дает право контрагенту требовать возмещения убытков, но не исполнения обязательства в натуре8. Полноценное же признание права на обнародование как такового произошло во Франции несколько позднее — в итоге решения Апелляционного суда Парижа 1931 г. по делу Carco et autres c.Camoin de la Propriété Artistique9.

Даже этот краткий исторический экскурс позволяет увидеть, что генезис этого права связан в первую очередь с идеей охраны произведения от обнародования против воли автора, а не с наделением его самого возможностью обнародования. Последняя, строго говоря, уже имеется у него в виде комплекса имущественных прав, так как система droit d’auteur всегда по общему правилу признавала автора первичным правообладателем. По этой же причине исключительное право в целом способно обеспечить и защиту от неавторизованного автором обнародования — последнее неизбежно будет сопряжено с нарушением какого-либо из имущественных правомочий. Это обстоятельство, что любопытно, стало основным мотивом отказа от закрепления отдельного права на обнародование скандинавскими законодателями, посчитавшими, что для этих целей достаточно одного лишь имущественного господства автора над своей работой10.

4 Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М.: Проспект, 2007. С. 212.

5 Lucas-Schloetter A. Le droit moral en Allemagne // Les Cahiers de propriété intellectuelle. 2013. Vol. 25, № 1. P. 43.

6 Rigamonti C.P. The Conceptual Transformation of Moral Rights // The American Journal of Comparative Law. 2007. Vol. 55. P. 83.

7Lucas A., Lucas H.-J., Lucas-Schloetter A. Traité de la propriété littéraire et artistique. Paris: Lexis Nexis, 2012. P. 445.

8Rigamonti C.P. Deconstructing Moral Rights // Harvard International Law Journal. 2006. Vol. 47, № 2. P. 373.

2017. Т. 27, вып. 1 ЭКОНОМИКА И ПРАВО

Оценивая роль права на обнародование в российском законодательстве, необходимо согласиться с тем, что право собственными действиями обнародовать произведение действительно содержательно совпадает с исключительной монополией, и в этом аспекте его можно назвать излишним11. Однако охранительный аспект права продолжает сохранять свое значение. После смерти автора выраженное им желание оставить произведение неопубликованным и вовсе не может быть удовлетворено вне данного права. Кроме того, как отечественное право, так и другие европейские юрисдикции связывают с моментом обнародования ряд значимых юридических последствий, прежде всего, распространение на произведение изъятий из исключительного права по его свободному использованию и начало исчисления срока охраны исключительного права работ, опубликованных под псевдонимом, анонимно или после смерти автора (п. 2, 3 ст. 1281 ГК РФ). Все они в принципе являются результатом не столько осуществления права на обнародование, сколько самого факта выпуска произведения в свет. Тем не менее обнародование и соответствующее ему право в системе droit d’auteur связаны настолько неразрывно, что их разделение (и упразднение последнего) было бы нецелесообразным.

Говоря о содержании права на обнародование, нельзя также не упомянуть содержащиеся в немецком и французском законах оговорки о том, что автор вправе не только обнародовать произведение, но и определить, как именно оно будет произведено и на каких условиях. В п. 1 ст. 1268 ГК РФ эта мысль не выражена прямо. Закон перечисляет возможные способы обнародования, но они, исходя из буквального толкования, призваны лишь раскрыть существо этого понятия. В российской научной литературе тем не менее многократно отмечалось, что данное право дает автору возможность детализировать порядок обнародования, способ, которым первый раз будет открыт доступ к работе, а также время и место обнародования12. Следует ли считать, что правомочие определять условия обнародования относится к элементам содержания этого права?

Ответ на этот вопрос, представляется, должен быть отрицательным. Очевидно, что до предоставления тех или иных имущественных прав на произведение правообладателю (лицензиату)автор вправе сам полностью определять момент, способ и все иные обстоятельства обнародования. После же условия использования произведения определяются контрагентом автора по его усмотрению в соответствии с содержанием имеющихся у него прав. Таким образом, это правомочие имело бы самостоятельное значение только в одном случае — если бы автор независимо от условий заключенного им договора и вытекающих из него прав других лиц на свое творение мог бы диктовать этим лицам, как именно произведение должно быть обнародовано или, иными словами, как они должны осуществлять свои имущественные права. Это поставило бы их в полную зависимость от усмотрения автора и вышло бы далеко за границы тех возможностей, которые охватывает это право в системе droit d’auteur.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В некоторых европейских правопорядках все же выработан юридический механизм, дающий автору определенный контроль над условиями доведения его творения до всеобщего сведения. Для его анализа необходимо рассмотреть проблему погашения права на обнародование произведения. В России традиционно считается, что это право может быть реализовано по отношению к одному произведению лишь один раз, а затем погашается13. На это же указывает и содержащееся в п. 1 ст. 1268 ГК РФ слово «впервые». Существует и другая позиция, предполагающая сохранение за автором этого права даже после обнародования14, но она не получила широкой поддержки или развития, хотя и встречается в современной литературе15. В некоторых континентально-европейских правопорядках, однако, этот вопрос служит предметом серьезных научных и судебных дискуссий. Так, если в Бель-гии16 и Германии17 в целом воспринят подход, аналогичный российскому, то во французской юриспруденции, напротив, распространена выработанная теорией и поддерживаемая частью судов доктрина поэтапного или частичного исчерпания права на обнародования, согласно которой оно погаша-

11Судариков С.А. Право интеллектуальной собственности. М.: Проспект, 2010. С. 118-119.

12Калятин В.О. Право автора на обнародование произведения // Патенты и лицензии. Интеллектуальные права.

2005. № 9. URL: http://www.rbis.su/article.php?article=484; Сергеев А.П. Указ. соч. С. 213.

13Гаврилов Э.П. Советское авторское право. Основные положения. Тенденции развития. М.: Наука, 1984. С. 146.

14Гордон М.В. Советское авторское право. М.: Госюриздат, 1955. С. 123.

15″Если автор дал согласие обнародовать произведение путем его опубликования и заключил соответствующий договор с издательством…, то он сохраняет за собой право на обнародование другими способами» (Комментарий к Гражданскому кодексу РФ части четвертой (постатейный) / отв. ред. Л. А. Трахтенгерц. М.: ИНФРА-М, КОНТРАКТ, 2009. (автор комментарий к статье — П.В. Степанов) // СПС «КонсультантПлюс».

16 Janssens M.-C. Le droit moral en Belgique // Les Cahiers de propriété intellectuelle. P. 110.

17Lucas-Schloetter A. Op. cit. P. 41.

ЭКОНОМИКА И ПРАВО

2017. Т. 27, вып. 1

ется лишь в отношении того способа (формы), которым произведение было доведено до всеобщего сведения самим автором или с его согласия, а в отношении всех других способов рассматривается как неисчерпанное18.

В основе этой доктрины лежит неверное, по нашему мнению, отождествление самого творения с его внешней формой или способами его использования. Произведение как идеальный объект может приобретать ту или иную форму его выражения, но никогда полностью не зависит от нее, что справедливо и для тех случаев, где форма и содержание оказываются крепко связаны друг с другом (произведения изобразительного искусства). С практической же стороны ее последовательное применение чрезвычайно усложнило бы регулирование соответствующих общественных отношений. Она ведёт к фактической отмене нормы п. 2 ст. 1268 ГК РФ, содержащей важную презумпцию согласия автора на обнародование при передаче произведения для использования (во Франции она не закреплена законодательно, но широко признается в рамках категории злоупотребления правом) и тем самым препятствующей блокированию экономических прав моральным. Пункт 2 ст. 1268 ГК РФ имеет практический смысл лишь в том случае, если согласие распространяется на весь объем переданных имущественных прав, что противоречит идее частичного исчерпания права на обнародование. Э.П. Гаври-ловым высказано мнение, согласно которому эту норму следует считать диспозитивной, и автор вправе ограничительно сформулировать свое согласие в договоре или даже с помощью односторонней сделки19. Этот вывод не следует из буквального толкования текста статьи и по названным выше причинам едва ли отражает мотивы законодателя. Закон не запрещает заключение соглашения, по которому контрагент автора добровольно брал бы на себя обязательство обнародовать произведение конкретным способом, но требование автора в этом случае имеет договорную природу и не может быть основано на одном лишь его моральном праве.

Кроме того, уже упоминалось, что с моментом обнародования связано наступление комплекса правовых последствий. Расщепление этого момента на несколько разных, определяемых способом и формой обнародования, может привести к дисфункции регулирования этих последствий, создать неопределенность толкования посвященных им правовых норм. Например, в контексте рассматриваемой доктрины чрезвычайно трудно выбрать момент, с которого произведение может считаться полностью обнародованным для целей его свободного использования. Эти изъятия из исключительного права или вовсе не могут применяться, или же существуют лишь в том объёме, в котором произведение было обнародовано, а автор — выразил согласие на него. Возложение на третьих лиц обязанности знать об обстоятельствах обнародования, а тем более риска нарушить соответствующее право явным образом противоречило бы требованиям разумности, справедливости и добросовестности.

Перечисленными выше соображениями объясняется то, что признание европейскими судами доктрины частичного исчерпания права на обнародование обычно ограничивается лишь теми довольно специфичными ситуациями, в которых произведение начинает использоваться хотя и правомерно, но способом, не предполагавшимся автором и ведущим, по его мнению, к искаженной оценке результата его труда. Но для охраны авторских интересов в этом случае уже достаточно права на неприкосновенность произведения, которое в системе droit d’auteur обычно включает в себя, помимо права на защиту работы от изменений ее объективной формы, также и право на защиту от посягательств, которые обусловлены контекстом и обстоятельствами ее использования.

В заключение следует отметить, что право на обнародование произведения в континентально-европейском авторском праве играет более скромную роль, чем другие личные неимущественные права автора. Встречающееся в литературе деление моральных прав на «большие» (право авторства, право на неприкосновенность произведения) и «малые» (права на обнародование и отзыв произведения)20 справедливо и имеет под собой основания. Многие правовые коллизии, способствовавшие появлению этого права, утратили свою актуальность, и круг обстоятельств, в которых оно имеет самостоятельное и решающее значение, достаточно мал. Выступая дополнительной гарантией охраны личных интересов автора, оно едва ли может быть названо центральным элементом всего механизма этой охраны.

Поступила в редакцию 30.11.14

19Гаврилов Э.П. Право на обнародование произведения // Хозяйство и право. 2010. № 4. С. 35.

20Bertrand A.R. Droit d’auteur. Paris: Dalloz, 2010. P. 218, 235.

2017. Т. 27, вып. 1 ЭКОНОМИКА И ПРАВО

I.V. Ovchinnikov

THE RIGHT OF DISCLOSURE IN THE CONTINENTAL COPYRIGHT LAW

Keywords: right of disclosure, author’s moral rights, copyright law.

Овчинников Иван Викторович, аспирант

Подготовка отзывов на исковые заявления представительство в суде на стороне ответчика (351) 233-50-35 Выбрать юриста можно

Цены на составление отзыва

Цены на представительство в суде

Что делать, если Вы ответчик?

Во-первых, не впадать в панику. 30-40% дел проигрывается истцами.

Во-вторых, оценить серьезность ситуации и значимость вопроса. Принять решение о необходимости (или отсутствии необходимости) привлечения профессиональной помощи. Если Вы считаете нужным обратиться к юристу, это лучше сделать сразу, чтобы дать ему время на подготовку. Желательно, хотя бы неделю.

В-третьих, составить и предъявить в суд отзыв на исковое заявление, который будет содержать Вашу позицию по спорному вопросу и подробное, основанное на нормах права, объяснение, почему иск не должен быть удовлетворен. В некоторых случаях предоставление отзыва не целесообразно и может навредить делу. Однако такие ситуации достаточно редки и решение о «пассивной стратегии защиты» может принять только юрист, взвесив все «за» и «против». Непредоставление отзыва только по той причине, что Вам лень его писать, очень чревато «проигрышем» процесса. Если по Вашему делу работает юрист, то отзыв, конечно, должен писать он. Так он сможет лучше проработать Вашу проблему.

Как написать отзыв на исковое заявление?

Шаг1. Чтобы понять структуру и содержание отзыва, посмотрите образец

Образец (форма) отзыва на исковое заявление.
В целом нужно понимать, что каких-либо специальных жестких норм к составлению отзыва законодательством не предусмотрено. Однако, из отзыва должно быть ясно:

  • к какому делу представлен отзыв (для этого в шапке отзыва указываются все лица, участвующие в деле, а так же указывается номер дела, если он Вам известен);
  • от какого именно ответчика направлен отзыв (ответчиков может быть несколько);
  • ваши возражения по пунктам и ссылки на соответствующие нормы закона;
  • обязательно напишите, что Вы не признаете исковые требования и просите суд отказать истцу в удовлетворении иска.

Шаг 2. Внимательно прочитайте исковое заявление и определите, какие именно обстоятельства, указанные в иске, не соответствуют действительности. Эту работу можете сделать только Вы, ведь Ваш юрист (каким бы замечательным он ни был) не знает всех нюансов Вашей ситуации. Учитывайте, что истцы часто привирают в исковых заявлениях или даже просто ошибаются. Все это обязательно должно быть использовано при подготовке стратегии защиты. Подумайте, чем Вы можете доказать, что сведения, приведенные в иске, являются ложными.

Шаг3. Подумайте, каким нормам закона не соответствуют требования истца, и какими нормативными актами Вы обоснуете свой отзыв. Учитывайте, что суд при принятии решений руководствуется вовсе не справедливостью, а законностью и доказанностью обстоятельств дела. Как бы замечательно с точки зрения «жизни» не выглядела Ваша позиция, это Вам не поможет, если Вы не сможете убедить суд, что требования истца не основаны на нормах права. Так суды выселяют из квартир семьи с маленькими детьми, если данные квартиры заняты необоснованно. И происходит это вовсе не потому, что в судах сидят бессовестные «звери», а потому, что суд обязан руководствоваться законодательством и судебной практикой, а не своими эмоциями.

ВАЖНО! В отзыве нельзя писать ничего лишного. Там должны содержаться только те обстоятельства, которые имеют прямое юридическое значение для рассмотрения дела в Вашу пользу. Не должно быть никаких эмоций и жалоб на несправедливость жизни. Все это Вы сможете изложить судье устно, если захотите.

Нужно понимать, что отзыв на иск — это, по сути, половина судебного дела. В этом документе в письменном виде изложена Ваша позиция и факты по делу, содержатся ссылки на доказательства и норма права. Поэтому перед написанием отзыва, нужно очень четко понимать, на чем именно основаны Ваши возражения и можете ли Вы доказать все обстоятельства на которые ссылаетесь. Если в отзыве будут содержаться фразы, которые Вам нечем подтвердить, то это сразу вызовет у суда вопросы и ослабит Вашу позицию. При этом «лишние» слова могут быть использованы истцом против Вас. Отказаться от тех обстоятельств, которые уже признаны Вами в отзыве, впоследствии будет не возможно.

И последнее: хорошо подумайте, уверены ли Вы в своих силах или лучше все-таки обратиться к помощи специалиста. Ведь проиграв дело, изменить что-то уже будет практически не возможно. Безусловно, если речь идет о нескольких тысячах рублей, может быть и можно «потренироваться» ходить в суд самому, но если существует угроза потери квартиры, машины, земли, просто крупной суммы денег, может быть дешевле хотя бы сходить на консультацию к юристу? Ведь профессиональные услуги, которые помогут сберечь что-то важное, в любом случае окупятся. Кроме того, помните, что стоимость юридической помощи в случае «выигрыша» можно будет взыскать с истца, предъявившего необоснованный иск.

Актуальность проверена Татьяной Новокрещеновой

Записаться на консультацию по составлению отзыва и судебному спору

УДК 347.78

РОССИЙСКАЯ МОДЕЛЬ ПРАВА НА НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

А.Г. Матвеев

Кандидат юридических наук, ассистент кафедры теории и истории государства и права Пермский государственный национальный исследовательский университет 614990, Пермь, ул. Букирева, 15 E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Статья посвящена критическому анализу российской модели права на неприкосновенность произведения. В работе рассматриваются концепции этого права, закрепленные в законах об авторском праве зарубежных стран. Отмечается, что положения ст. 1266 Гражданского кодекса России, в которых закреплено данное право автора, не соответствуют ст. 6 bis Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений. Предлагается оптимальная для современного российского права формулировка права на неприкосновенность произведения.

Ключевые слова: авторское право; личные неимущественные права автора; право на неприкосновенность произведения; право на защиту репутации автора; Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений; Гражданский кодекс

Неотъемлемой составляющей романо-германского авторского права является институт личных неимущественных (моральных) прав. Эти права автора отражают социальную ценность и культурное значение авторства и творчества. Они основаны на том, что между произведением науки, литературы, искусства и его творцом существует особая связь, которая не исчезает даже при отчуждении автором имущественных прав на свое произведение. В наибольшей степени такая связь выражается в таком личном неимущественном праве, как право на неприкосновенность произведения. Регламентация данного права в национальных законодательствах отличается значительным разнообразием, что можно объяснить различными подходами к поиску баланса между интересами автора в сохранении абсолютной неприкосновенности результатов его творческой деятельности и потребностями публики в изменении, сокращении, дополнении таких результатов при их использовании.

В юридической литературе при анализе права на неприкосновенность произведения практически не уделяется внимания вопросу о существующих моделях (концепциях) этого права. Между тем знание и понимание таких моделей содействует эффективному законотворчеству и правильному применению уже действующих норм права в рассматриваемой сфере. Целью настоящей статьи является критический анализ российской модели права на неприкосновенность произведения и решение вопроса о соответствии данной модели нормам международного права.

Прежде чем говорить о российской модели права на неприкосновенность произведения, необходимо осветить вопрос о представленных в мире законодательных концепциях этого права. Следует подчеркнуть, что критериев для выделения таких моделей существует несколько, так как по своему содержанию право на неприкосновенность произведения является многогранным и достаточно сложным.

Во-первых, само право на неприкосновенность произведения закрепляется в зарубежных законах об авторском праве под различными названиями. Во Франции оно именуется «правом на уважение произведения» . В Германии §14 Закона об авторском праве , в котором установлено рассматриваемое право, называется «искажение произведения», а само это право обозначается в немецкой юридической литературе как право на защиту произведения от искажения или иного посягательства. В концептуально едином авторско-правовом законодательстве Дании , Швеции , Норвегии право на неприкосновенность произведения не имеет названия, однако в тексте законов речь идет о том, что произведение не может быть изменено способом, который наносил бы вред литературной или художественной репутации автора или индивидуальности последнего. В Законе Китая об авторском праве закреплены и право на внесение изменений, т.е. право изменения или наделения иных лиц правом внесения изменений в произведение, и право охраны неприкосновенности произведения, т.е. право защиты произведения от искажений и изменений . В таких государствах постсоветского пространства, как Республика Армения , Литовская Республика , Кыргызская Республика , в наименовании указанного права используется формулировка «право на неприкосновенность произведения». Напротив, в законодательстве Азербайджанской Республики , Республики Беларусь , Республики Узбекистан говорится о праве на защиту репутации автора. В Законе об авторском праве и смежных правах Республики Казахстан в одном пункте упоминается и право на неприкосновенность произведения, и право на защиту репутации автора: «…право на неприкосновенность произведения, включая его название, противодействовать любому извращению, искажению или иному изменению произведения, а также любому другому посягательству, способному нанести ущерб чести или репутации автора (право на защиту репутации автора)» . В Республиках Молдова и Таджикистан в качестве самостоятельных прав регламентируются право на неприкосновенность произведения и право на защиту репутации автора. Наиболее оригинальная модель представлена в законах Грузии и Эстонской Республики , где правомочия, гарантирующие автору неприкосновенность его произведения, рассредоточены по трем личным неимущественным правам: праву на неприкосновенность произведения, праву на приложения к произведению, праву на защиту чести и достоинства автора. Так, согласно ст. 12 Закона Эстонии об авторском праве автор произведения имеет право: «…вносить либо разрешать другим лицам вносить любые изменения в само произведение, его заглавие (название) или обозначение авторского имени и оспаривать внесенные без согласия автора изменения (право на неприкосновенность произведения); разрешать прилагать к своему произведению произведения других авторов (иллюстрации, предисловия, послесловия, комментарии, пояснения, новые части и так далее) (право на приложения к произведению); оспаривать любые искажения и другие неточности в самом произведении, в его названии или обозначении авторского имени, а также данные автору или его произведению оценки, порочащие честь и достоинство автора (право на защиту чести и достоинства автора)».

Во-вторых, в зависимости от вида посягательств на произведение, которые автор может запретить, различаются право на неприкосновенность, дающее возможность препятствовать как прямым, так и контекстуальным посягательствам, и право на неприкосновенность, запрещающее только прямые посягательства на произведение. Под прямыми посягательствами на произведение понимаются какие бы то ни было изменения или искажения произведения, которые так или иначе нарушают его целостность. При контекстуальных посягательствах само произведение не изменяется и не повреждается, однако оно помещается в такую социокультурную среду, которая формирует у публики неправильное представление о произведении и наносит ущерб моральным и творческим интересам автора. Контекстуальные посягательства обычно обозначаются в законах об авторском праве такими выражениями, как «любое другое посягательство на произведение», «иные посягательства на произведение». Подавляющее большинство современных законов об авторском праве запрещают как прямые, так и косвенные (контекстуальные) посягательства на произведение. В качестве исключения можно отметить, например, закон Китая об авторском праве, в ст. 10 которого сказано о возможности защиты произведения от искажений и изменений и ничего не говорится об иных посягательствах на произведение.

Наконец, в-третьих, регламентация права на неприкосновенность произведения разделяется на субъективную и объективную модели на основании того, ставится ли защита данного права в зависимость от нарушения каких-либо интересов автора или причинения ущерба его репутации. Субъективной концепции следует французское авторское право, обеспечивающее высочайший в мире уровень защиты моральных прав автора, а объективной – германское. Согласно §14 Закона Германии об авторском праве автор имеет право запретить искажение или иное нанесение ущерба его произведению, которое может угрожать его законным духовным или личным интересам в произведении. Угроза интересам автора должна быть объективно констатирована, именно поэтому германская концепция права на неприкосновенность произведения называется объективной. Большинство действующих сегодня законов об авторском праве закрепляют более мягкую объективную концепцию, однако в них используется не германская формулировка о духовных и личных интересах автора, а выражение о нанесении ущерба чести и репутации автора, что объясняется влиянием Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений , в ст. 6 bis которой установлено, что автор имеет право противодействовать всякому извращению, искажению или иному изменению произведения, а также любому другому посягательству на произведение, способному нанести ущерб чести или репутации автора.

В российском авторском праве модель права на неприкосновенность произведения менялась неоднократно. В очередной раз подход отечественного законодателя к регламентации этого личного неимущественного права кардинально поменялся с принятием ч. 4 ГК РФ . Теперь рассматриваемое право именуется «правом на неприкосновенность произведения». Оно закреплено в ст.1266 ГК РФ, где сказано, что не допускается без согласия автора внесение в его произведение изменений, сокращений и дополнений, снабжение произведения при его использовании иллюстрациями, предисловием, послесловием, комментариями или какими бы то ни было пояснениями (право на неприкосновенность произведения). Нетрудно заметить, что формулировка права на неприкосновенность произведения в ст. 1266 ГК РФ практически совпадает с положениями ст. 480 ГК РСФСР 1964 г. Но, в отличие от ГК РСФСР, ст. 1266 ГК РФ включает в себя ряд положений, которые являются новеллой российского авторского права. В частности, в п. 2 ст. 1266 ГК РФ установлено правило, согласно которому извращение, искажение или иное изменение произведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию автора, равно как и посягательство на такие действия, дают автору право требовать защиты его чести, достоинства или деловой репутации в соответствии с правилами ст. 152 ГК РФ.

По мнению разработчиков проекта ч. 4 ГК РФ, установленное в ст. 1266 Кодекса право на неприкосновенность произведения по своему содержанию заметно шире, чем закрепленное в Законе РФ от 9 июля 1993 г. «Об авторском праве и смежных правах» право на защиту репутации автора . Как считает Д.А. Медведев, «наряду с мерами по усилению защиты имущественных прав авто­ров в Кодексе предусмотрены также меры, направленные на защиту их личных неимущественных прав, в частности восстановлен преж­ний, известный российскому законодательству в течение многих лет подход к праву автора на неприкосновенность произведения. По своему содержанию это право шире, чем закрепленное в Законе «Об автор­ском праве и смежных правах» 1993 г. право на защиту репутации ав­тора, и в большей мере защищает интересы создателя произведения» .

Правы ли разработчики четвертой части Гражданского кодекса России, утверждая, что содержание права на неприкосновенность произведения шире содержания права на защиту репутации автора? Да, в определенной мере такое утверждение правомерно, так как в ст. 1266 ГК РФ закреплена субъективная концепция права на неприкосновенность произведения, т.е. возможность автора противодействовать внесению в произведение изменений, сокращений, дополнений не ограничена случаями, когда такие действия наносят ущерб интересам автора либо его чести, достоинству и репутации. Но, анализируя рассматриваемое право с точки зрения круга запрещенных посягательств на произведение, следует подчеркнуть, что с 1 января 2008 г. содержание этого права стало существенно уже, так как нормы ст. 1266 ГК РФ не позволяют автору противодействовать контекстуальным посягательствам на произведение. В п. 1 ст. 1266 ГК РФ упоминается единственный и самый примитивный вид таких посягательств – снабжение произведения иллюстрациями, предисловием, послесловием, комментариями или какими бы то ни было пояснениями. Такое неоправданное сужение содержания права на неприкосновенность произведения не только ограничивает интересы авторов, но и явно противоречит ст. 6 bis Бернской конвенции, где сказано, что автор может противодействовать любому другому посягательству на произведение, которое не охватывается такими действиями, как искажение, извращение, изменение. Данное противоречие между российским законодательством и нормами международного права усиливается предписанием абз. 2 п. 1 ст. 1231 ГК РФ, которое по сути запрещает судам применять Бернскую конвенцию в спорах при защите права на неприкосновенность произведения в отношениях, осложненных иностранным элементом. Иными словами, в настоящее время не только российские, но также и иностранные авторы лишены права противодействовать контекстуальным посягательствам на произведение в том случае, если такое правонарушение совершено на территории Российской Федерации.

В истории возвращения в современное законодательство советского подхода к регламентации права на неприкосновенность произведения интерес вызывает вопрос о попытке разработчиков проекта ч. 4 ГК РФ обеспечить соответствие ст. 1266 ГК РФ положениям Бернской конвенции. В современных условиях, когда Россия является участницей этого международного договора, ограничиться переносом положений ст. 480 ГК РСФСР 1964 г. в ст. 1266 ГК РФ было нельзя, так как противоречия между переносимыми положениями ст. 480 и п. 1 ст. 6 bis Бернской конвенции очевидны. «По всей вероятности, – пишет В.И. Еременко, – чтобы сохранить видимость хоть какой-нибудь связи с Бернской конвенцией, было решено включить в статью 1266 пункт 2, согласно которому извращение, искажение или иное изменение произведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию автора, равно как и посягательства на такие действия, дают автору право требовать защиты его чести, достоинства или деловой репутации в соответствии с правилами статьи 152 ГК РФ» . Сами разработчики проекта ч.4 ГК РФ обосновывают появление п. 2 ст. 1266 Кодекса следующим образом: «Для того чтобы подчеркнуть, что возможность защиты репутации автора в случае искажения его произведения сохраняется и после вступления в силу соответствующих положений ГК, в п. 2 ст. 1266 ГК предусмотрено, что извращение, искажение или иное изменение произведения, которые порочат честь, достоинство или деловую ре­путацию автора (а также посягательство на такие действия), дают ав­тору право требовать защиты в соответствии с правилами ст. 152 ГК» .

Попытка российского законодателя обеспечить соответствие положений ст. 1266 ГК РФ правилам п. 1 ст. 6 bis Бернской конвенции посредством включения в указанную статью Кодекса п. 2 является неудачной и свидетельствует о непонимании разработчиками проекта ч. 4 ГК РФ минимальных международных стандартов в сфере охраны права на неприкосновенность произведения. Во-первых, слова в п. 1 ст. 6 bis Бернской конвенции о нанесении ущерба чести или репутации автора неправильно трактуются разработчиками проекта ч. 4 ГК РФ как необходимость защищать честь, достоинство и деловую репутацию автора в случае искажения его произведения. На самом же деле нанесение ущерба чести и репутации автора – это квалифицирующий признак для защиты произведения от различных посягательств. Как известно, формулировка в ст. 6 bis Бернской конвенции о чести и репутации автора – это компромисс между континентальным и англо-американским авторским правом. Романо-германской традиции авторского права больше соответствует такой квалифицирующий признак, как причинение искажением произведения вреда законным личным или творческим интересам автора. Во-вторых, п. 2 ст. 1266 ГК РФ не содержит указаний на любые иные (контекстуальные) посягательства на произведение, следовательно, расширение содержания права на неприкосновенность произведения положениями этого пункта не состоялось. В-третьих, закрепление в п. 2 ст. 1266 ГК РФ права автора требовать защиты его чести, достоинства и деловой репутации при извращении, искажении или ином изменении произведения с точки зрения юридической техники является сомнительным и неоднозначным решением. Если содержащуюся в п. 2 ст. 1266 ГК РФ отсылку к правилам ст. 152 Кодекса понимать как применение к рассматриваемым отношениям всех положений ст. 152, включая и п. 1 последней статьи, то защита чести, достоинства и деловой репутации автора в связи с изменениями произведения представляется затруднительной, так как обязательным условием такой защиты является несоответствие порочащих сведений действительности. Какие сведения и какую действительность имел в виду российский законодатель, говоря об извращении, искажении или ином изменении произведения, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию автора, остается только догадываться. Если же, что более вероятно, отсылку п. 2 ст. 1266 ГК РФ понимать только как отсылку к способам защиты, предусмотренным ст. 152 Кодекса и применимым в случае внесения в произведение изменений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию автора, то защита права автора такими специфическими мерами, как опровержение сведений в средствах массовой информации, или замена, или отзыв документа, исходящего от организации, является возможной, хотя и вряд ли релевантной сфере авторского права.

Говоря об оптимальной для российского права модели права на неприкосновенность произведения, необходимо отметить следующие моменты. Предпочтительным вариантом названия этого права является «право на неприкосновенность произведения», а не «право на защиту репутации автора», так как первое наименование в большей мере соответствует традиции континентального авторского права и лучше отражает смысл рассматриваемого субъективного права – защита произведения от различных посягательств. Что касается круга запрещенных посягательств на произведение, то, безусловно, к таковым следует отнести и прямые, и контекстуальные посягательства. Наконец, самый сложный и спорный вопрос о том, в соответствии с субъективной или объективной концепцией следует регламентировать право на неприкосновенность произведения, необходимо разрешить в пользу последней. Объективная концепция является более сбалансированной и релевантной условиям современного общества, нежели глубоко романтическая по своей природе субъективная модель. Авторское право – это компромисс между интересами автора и публики, и право на неприкосновенность произведения как ключевое из моральных прав автора также должно являться определенным консенсусом в вопросе о том, в какой мере можно изменять произведение без согласия автора. Той чертой, за которую нельзя заходить, изменяя и дополняя произведение, являются личные и творческие интересы автора либо его честь и репутация. При регламентации права на неприкосновенность произведения в российском законодательстве целесообразно использовать не англо-американскую формулировку Бернской конвенции о нанесении ущерба чести и репутации автора, а континентальное выражение о личных и духовных интересах автора. Исходя из сказанного правильной представляется следующая формулировка права на неприкосновенность произведения:

Автор имеет право противодействовать всякому извращению, искажению или иному изменению произведения, а также любому другому посягательству на произведение, которые способны нанести ущерб личным, творческим или духовным интересам автора (право на неприкосновенность произведения).

Библиографический список

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *