Права соучредителя ООО

Опасный паритет — причина неразрешимого корпоративного конфликта

Распространенная модель организации бизнеса — создание двумя учредителями ООО, в уставном капитале которого доля каждого из них составляет 50%. Такая конфигурация в случае конфликта может завести в тупик: есть риск полной блокировки деятельности общества. Если участникам не удастся разрешить спор самостоятельно, он неизбежно перейдет в судебную плоскость. Например, если один из участников заявит требования об исключении другого участника из общества. Но является ли судебное разбирательство гарантией разрешения корпоративного конфликта? Результаты одного из знаковых дел, которое в октябре этого года рассмотрела Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ, подтверждают, что не всегда.

В самом начале сотрудничества, как правило, не принято задумываться о возможных конфликтах. Однако разлад между ком­паньонами по тем или иным причинам отнюдь не редкость. Причины могут быть различны: это и несовпадение взглядов на управление, стратегию развития компании, и взаимное недовольство, связанное с неравнозначностью вкладываемых в развитие компании усилий или финансов — неважно, реальной или кажущейся. Хорошо, если участникам удается урегулировать конфликт и продолжить совместную работу или полюбовно договориться о разделе бизнеса. Но если конфликт обостряется, а ни один из собственников не желает уступать или оставлять бизнес, то ситуация может стать патовой. Особенно когда ни у одного из участников нет приоритета и любой вопрос можно решить только при согласии обоих.

Недавно Верховный суд РФ поставил точку в корпоративном конфликте между двумя участниками ООО, владеющими равными долями. Однако эта точка поставлена лишь в судебном разбирательстве. Экономическая коллегия фактически приняла соломоново решение, разрешив спор таким образом, что разбираться во внутренних делах и вырабатывать приемлемое решение все равно придется самим собственникам.

Корпоративный конфликт привел к парализации общества

Двое учредителей создали ООО, распределив доли в его уставном капитале поровну (каждому по 50%). Одного из них также избрали генеральным директором. В дальнейшем между ними разгорелся корпоративный конфликт, который выразился в том числе в борьбе за руководство компанией. Так, согласно протоколу общего собрания генеральный директор сложил с себя полномочия единоличного исполнительного органа (далее — ЕИО), при этом новым директором избрали другого участника (далее — первый участник). На основании этого протокола первый участник подал заявление в налоговую о внесении записи в ЕГРЮЛ о смене руководителя компании. Но после этого участник, сложивший полномочия ЕИО (далее — второй участник), обратился в Следственный комитет РФ по Астраханской облас­ти, заявив о фальсификации решения общего собрания. Однако информация не подтвердилась, состава преступления не обнаружили.

Параллельно второй участник обратился в суд с требованием о признании регистрационной записи недействительной. В рамках этого дела суд принял обеспечительные меры, в соответствии с которыми обществу запрещено исполнять решение о прекращении полномочий прежнего ЕИО и об избрании нового ЕИО (дело № А06-2011/2013).

Первый участник с введением обеспечительной меры не согласился, так как она парализовала деятельность общества, и подал апелляционную жалобу. Апелляция отменила обеспечительные меры. Однако второй участник, зная об этом постановлении, заверил у нотариуса заявление и подал его в налоговую с целью внесения записи в ЕГРЮЛ о себе в качестве генерального директора. По данному факту в отношении второго участника Следственный комитет возбудил уголовное дело (ч. 1 ст. 170.1 УК РФ — фальсификация ЕГРЮЛ).

Первый участник решил использовать все эти факты и полностью отстранить парт­нера по бизнесу от дел компании. Он обратился в суд с требованием исключить второго участника из общества на основании ст. 10 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон № 14-ФЗ).

норма права

Участники общества, доли которых в совокупности составляют не менее чем 10% уставного капитала общества, вправе требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет (ст. 10 Закона № 14-ФЗ).

Первый участник общества владеет долей в уставном капитале в размере 50%, следовательно, он вправе заявлять требования об исключении другого участника из общества.

Второй участник подал встречный иск с аналогичными требованиями в отношении первого участника. Это развернулось в масштабное судебное разбирательство.

Суды трех инстанций разошлись во мнениях

Первый участник (истец) обосновал свои требования об исключении второго участника (ответчика) из общества тем, что последний, являясь одновременно генеральным директором, грубо нарушал свои обязанности и делал невозможной деятельность общества. Так, в течение пяти лет он ни разу не проводил очередных собраний общества, что является нарушением ст. 34 Закона № 14-ФЗ. Ответчик также не проводил обязательный ежегодный аудит общества (ст. 48 Закона № 14-ФЗ).

В числе оснований истец также назвал ненадлежащее выполнение ответчиком обязан­ностей генерального директора, которое выразилось в непринятии мер по контролю за оборотом алкогольной продукции и приостановкой в связи с этим действия лицензии, обращение в суд с исками об оспаривании сделок аренды принадлежащих обществу помещений, ненадлежащее ведение бухучета, что не позволяет продолжать финансовую (торговую) деятельность общества, несвоевременные расчеты с контрагентами по договорам, изъятие номерных знаков с автомашин, принадлежащих обществу.

Кроме того, действия по предоставлению недостоверных сведений в ЕГРЮЛ создали ситуацию, когда согласно выпис­ке из ЕГРЮЛ руководителем является второй участник, а фактическим руководителем — первый участник. Это привело к невозможности исполнения ряда функций общества (подписания договоров, представления интересов общества в суде, сдачи налоговой отчетности и т.д.).

Все указанные действия и бездействие, по мнению истца, причинили убытки обществу, ведут к дестабилизации финансово-хозяйственной деятельности общества, а непринятие мер в виде исключения ответчика из числа участников могут привести компанию к банкротству.

Второй участник указал, что, напротив, это истец не исполняет свои обязанности и систематически уклоняется от участия в общих собраниях, что лишает общество возможности принятия решений по вопросам дея­тельности. По его мнению, из-за уклонения истца от участия в общих собраниях общество не могло утвердить новый устав, годовые отчеты и балансы общества за 2011 и 2012 гг. Также ответчик заявил встречные исковые требования об исключении первого участника из состава участников общества.

Суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения требований первого участника и вынес решение об исключении второго участника из общества. Требования второго участника по встречному иску суд, напротив, счел необоснованными.

При рассмотрении дела во внимание были приняты и разъяснения, данные в подп. «б» и «в» п. 17 постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 09.12.99 № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона „Об обществах с ограниченной ответственностью“» (далее — постановление № 90/14).

норма права

При рассмотрении заявления участников общества об исключении из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет, необходимо иметь в виду следующее:

<…>

б) под действиями (бездействием) участника, которые делают невозможной деятельность общества либо существенно ее затрудняют, следует, в частности, понимать системати­ческое уклонение без уважительных причин от участия в общем собрании участников общества, лишающее общество возмож­ности принимать решения по вопросам, требующим единогласия всех его участников;

в) при решении вопроса о том, является ли допущенное участником общества нарушение грубым, необходимо, в частности, принимать во внимание степень его вины, наступление (возможность наступления) негативных для общества последствий (подп. «б», «в» п. 17 постановления № 90/14).

Суд отметил, что не имеет значения, в каком качестве участник совершал действия, причинившие существенный вред общест­ву. Так, ранее ВАС РФ уже давал разъяснения, согласно которым совершение участником общест­ва действий, которые заведомо противоречат интересам общест­ва, при выполнении функций единоличного исполнительного органа может являться основанием для его исключения из общества, если эти действия причинили обществу значительный вред, сделали невозможной деятельность общества или существенно ее затруднили (п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 № 151 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью»).

Тем самым действия, повлекшие значительный вред, сами по себе являются основанием для исключения такого участника из общества.

Ответчик с этим решением не согласился и подал апелляционную жалобу. Причем успешно: апелляция отменила судебный акт, указав, что действия (бездействие) ответчика не свидетельствуют о грубом нарушении обязанностей, повлекших причинение значительного ущерба обществу и затрудняющих его дея­тельность. К тому же факты, перечисленные в иске (непроведение ежегодного аудита, нарушение порядка ­ведения бухучета, ­приостановление действия лицензии и т.д.) не свидетельствуют о причинении убытков обществу.

Кроме того, суд апелляционной инстанции сослался на позицию, изложенную в определениях ВАС РФ. В соответствии с ней совершение участником действий, противоречащих интересам общества, при выполнении функций директора не является основанием для исключения из общества, поскольку в таком случае лицо несет ответственность, предусмотренную ст. 44 Закона № 14-ФЗ (определения ВАС РФ от 25.05.2009 № ВАС-6605/09 по делу № А07-11337/2008, от 30.07.2009 № 9322/09 по делу № А55-9233/2008, от 15.07.2009 № ВАС-8134/09 по делу № А82-3112/2008 и от 17.04.2009 № 4101/09 по делу № А26-1648/2008).

Более того, апелляционный суд особо отметил, что сложившаяся ситуация обусловлена наличием корпоративного конфликта между участниками общества. Это не позволяет принять решение об исключении участника из общества.

цитата

Доводы и приведенные сторонами в их подтверждение доказательства свидетельствуют о наличии ярко выраженного конфликта интересов участников в управлении обществом, что само по себе по смыслу ст. 10 Закона № 14-ФЗ не является основанием для исключения одного из участников из состава общества. Фактической нормальной хозяйственной дея­тельности общества препятствует противостояние его участников. Вместе с тем возникшие между двумя участниками разногласия не являются основанием для исключения кого-либо из них из состава общества (постановление Двенадцатого арбит­ражного апелляционного суда от 30.01.2014 по делу № А06-2044/2013).

Тем самым апелляция решила, что ни одного из участников нельзя исключать из общества, и отменила решение первой инстанции в части удовлетворения иска об исключении ответчика из общества.

Первая кассация с этим не согласилась и оставила в силе решение первой инстанции. Суд указал, что установлены факты грубого нарушения ответчиком возложенных на него обязаннос­тей, влекущих исключение его из состава участников общества.

Ликвидация компании или выход участника — третьего не дано?

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ недавно поставила точку в этом споре. В Определении от 08.10.2014 отмечено, что ст. 10 Закона № 14-ФЗ не установлены критерии оценки, определяющие, кто должен остаться участником, а кто должен быть исключен. В каждом случае это является обязан­ностью суда.

Коллегия указала, что особенностью этого корпоративного спора является наличие равного количество долей у участников общества. Это увеличивает риск невозможности принятия решения по вопросам, связанным с дея­тельностью общества.

В рассматриваемом споре нормальной деятельности общества препятствуют взаимные претензии его участников. Это свидетельствует о ярко выраженном конфликте интересов в управлении обществом.

По мнению коллегии, первая кассация не приняла во внимание один важный момент. Действительной причиной обращения в суд с взаимными требованиями об исключении из общества является утрата участниками единой цели при осуществлении хозяйственной деятельности и желание за счет интересов другого участника разрешить внутрикорпоративный конфликт, а не действия (бездействие) последних по причинению вреда обществу.

ВС РФ сделал важный вывод, что когда уровень недоверия между участниками, владеющими равными долями, достигает критической отметки, при этом позиция ни одного из них не является заведомо неправомерной, целесообразно или одному из участников принять решение о выходе, или обоим участникам принять решение о ликвидации общества.

Возникает вопрос: значит ли это, что у корпоративного конфликта участников с долями 50/50 нет других способов разрешения, кроме прямо указанных Верховным судом РФ? Неужели норма ст. 10 Закона № 14-ФЗ фактически не будет работать? Скорее всего, это не совсем так. Важен и еще один нюанс, прозвучавший в Определении. Судебная коллегия указала, что при таком соотношении долей названный механизм защиты может применяться только в исключительных случаях, при доказанности грубого нарушения участником общества своих обязанностей либо поведения, делающего невозможной или затрудняющей деятельность общества. При этом из обстоятельств настоящего дела этого не следует.

Однако есть вероятность, что в другом споре при других обстоятельствах участник сможет доказать, что он как раз представляет собой тот самый исключительный ­случай.

Кроме того, не стоит забывать и о новом инструменте, который с 1 сентября 2014 г. закреплен в ГК РФ. Так, теперь участники хозяйственных обществ могут обращаться в суд с требованием о ликвидации общества по сле­дующим основаниям. Во-первых, при невозможности достижения целей, ради которых создавалась компания, во-вторых, при невозможности или существенном затруднении осуществлять деятельность компании (подп. 5 п. 3 ст. 61 ГК РФ). Причем это право не обусловлено размером принадлежащей участнику доли в уставном капитале. Пока еще нет наработанной судебной практики по этой норме, но весьма вероятно, что ее действие будет распространяться и на случаи неразрешимого корпоративного ­конфликта.

Марина Михайлова,

заместитель руководителя направления «Юридическая практика» группы компаний SRG:

«Паритета в этих делах лучше избегать»

На мой взгляд, решение Верховного суда спорно. В этом деле отчетливо видно, что один из участников, являющийся генеральным директором, не исполняет надлежащим образом свои обязанности и тем самым грубо нарушает Закон № 14-ФЗ. При этом попытки второго участника урегулировать ситуацию оказались неэффективными и привели к открытому конфликту.

Возникший корпоративный конфликт стал следствием невозможности общества осуществлять свою обычную хозяйственную деятельность. Это, в свою очередь, вызвано ненадлежащим исполнением обязанностей генеральным директором.

При этом суд апелляционной инстанции подтвердил, что ежегодные общие собрания участников, инициатором созыва которых является генеральный директор, не проводились пять лет. Возникает вопрос, почему в течение такого длительного срока второй участник не выражал недовольства ­бездействием генерального директора.

К тому же, второму участнику, инициировавшему смену генерального директора, следовало сначала обеспечить внесение этой информации в ЕГРЮЛ и лишь после этого участвовать в сделках от имени общества.

Следовательно, действия обоих участников вызывают недоумение. Однако причиной кризиса деятельности общества стали, на мой взгляд, деяния первоначально назначенного генерального директора. Это позволяет применить к нему норму ст. 10 Закона № 14-ФЗ об исключении из общества. Причем оснований два: во-первых, участник грубо нарушает свои обязанности, во-вторых, он своими действиями или бездействием делает невозможной деятельность общества (существенно ее затрудняет).

Ведение бизнеса в форме ООО двумя равноправными участниками — это всегда сложно. Поэтому паритета в этих делах лучше избегать. С целью обеспечения мнения квалифицированного большинства и конфликта интересов имеет смысл создавать такие компании не менее чем тремя участниками.

Дмитрий Морев,

партнер, юридическая фирма «РУ Лекс»:

«В любом случае участникам нужно договариваться»

Позиция Верховного суда РФ в этом деле справедлива, поскольку безусловные основания для исключения из состава участников одного из них отсутствовали. А выяснять, кто больше неправ или кто причинил больший ущерб, в условиях, когда оба действовали недобросовестно — абсолютно неверно. Иной вердикт суда, в пользу одного из участников, выглядел бы странным и порождал бы массу домыслов.

Однако вывод суда о том, что выходом из сложившейся тупиковой ситуации является ликвидация общества или выход одного из участников, представляется спорным. В данном случае речь идет об имущественном конфликте, где каждый из участников преследует вполне материальные цели — контроль над бизнесом, возможность распоряжения имуществом и прочие.

Процедуры ликвидации, выхода из состава участников влекут за собой распределение активов, то есть они ведут к тому результату, который стороны достичь не могут и по поводу которого возник конфликт. Наивно было бы предполагать, что участники, не договорившись в обычном режиме, договорятся в процедуре ликвидации или выхода участника из общества.

На этих стадиях конфликт получит продолжение в виде споров о стоимости имущества, порядке его распределения и т.д.

На вопрос, как разрешать такие корпоративные конфликты, ответ простой: сесть и договориться, умерив амбиции, желания и антипатию. По сути, в этом деле стороны предложили судам решить, кому из них должен принадлежать корпоративный контроль, определить судьбу имущественных прав участника.

Но сделать это могут только сами участники (как обладатели таких прав), суд им в этом не поможет.

В условиях подобных конфликтов в защите нуждаются не столько интересы спорящих сторон (поскольку действуют они недобросовестно), а права третьих лиц — прочих участников (если соотношение долей не 50/50, а иное) и кредиторов общества. Это момент, над которым следует подумать законодателю. Например, предусмотреть для участников возможность требовать выкупа долей, а для кредитора — право требовать досрочного исполнения обязательств.

Чтобы предотвратить подобный конфликт, участники при создании общества могут определить того из них, чей голос будет решающим при возникновении тупиковой ситуации. Однако это сделает бессмысленным соотношение 50/50, поскольку кто-то всегда будет иметь преимущество. А именно этого участники, устанавливая такое соотношение, и пытаются избежать. Так что в любом случае участникам нужно договариваться, причем желательно «на берегу», до возникновения трений. Возможно, в форме корпоративных соглашений.

Сергей Маяренков,

директор ООО «ТТ», советник министра экономического развития Иркутской области:

«Подписанное соглашение сделает партнерство более прозрачным и предсказуемым»

Такой конфликт зарождается обычно по двум причинам. Первая — партнер, являющийся директором, считает, что именно его вклад самый существенный, так как он тратит больше времени на предприятие. Вторая — партнеры принимают недостаточно совместных решений, мало обмениваются информацией и просто не знают, что делает другой партнер для компании. Это становится почвой для убеждений в том, что второй участник не делает ничего.

Один из вариантов предотвращения такой ситуации — наемный менеджмент. Правда, этот вариант не сработает, если по договоренности один парт­нер вкладывает материальные ресурсы, а второй — управленческие. Безус­ловно, всегда есть риск, что наемный менеджер примет чью-то сторону. Но и в таком случае у партнеров все равно остаются механизмы управления компанией, которые требуют решения 3/4 голосов (например, крупные сделки).

Другой вариант — сразу договориться о третьей стороне, которая выступит в роли судьи, авторитет которого важен для обоих. Вход в компанию третьей стороны — также возможное разрешение этого конфликта. Но в любом случае, все эти варианты предполагают, что участникам нужно будет договариваться.

При создании собственного бизнеса на паритетных началах желательно четко формулировать вклад каждого в компанию, зафиксировать ­­достигнутые договоренности в соглашении. В моей практике был пример, когда один партнер взял на себя обязательство по финансированию проекта, а другой — по его реализации, управлению. Но условия не были конкретизированы: в частности, стороны не договорились, какое количество средств вкладывает первый, за какой срок и какие результаты должен представить второй участник. В итоге первый парт­нер предъявил претензии второму, суть которых сводилась к тому, что он не может бесконечно финансировать проект, и прекратил выделять денежные средства. А второй партнер заявил, что не добился результатов из-за постоянных срывов сроков предоставления средств и недофинансирования проекта.

Все эти детали важны. Можно в самом начале заложить условия, которые на 100% приведут к конфликту, а можно, наоборот, оставить как можно меньше «пустых» мест. Подписанное соглашение сделает партнерство более прозрачным и предсказуемым для обеих сторон.

Виды споров

В деятельности любого Общества совершается множество ошибок, влекущих к финансовым убыткам, в результате таких ошибок первоочередно страдают учредители и участники Общества. Статья 225.1 АПК РФ раскрывает виды корпоративных споров, которые как раз и вытекают в результате таких действий, в числе которых содержится рассматриваемый в настоящей статье вид:

  • споры по искам учредителей, участников, членов юридического лица (далее — участники юридического лица) о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и (или) применении последствий недействительности таких сделок.

С момента как Арбитражный процессуальный кодекс РФ был расширен главой 28.1, учредители и участники Общества получили право самостоятельного обращения за защитой своих прав в арбитражный суд и сегодня применение участниками таких прав привычно вошло в судебную практику.

Споры по искам учредителей, участников, членов юридического лица могут включать в себя многочисленные подвиды споров, таких как:

  • споры, связанные с уставным капиталом;
  • споры, связанные с осуществлением, прекращением, приостановлением полномочий исполнительного органа Общества;
  • споры по нотариальным сделкам с долями в уставном капитале Общества;
  • споры, связанные с интересами самого Общества;
  • споры, связанные с правом на получение достоверной информации о деятельности Общества;
  • споры, связанные с его созданием;
  • споры по требованиям учредителей, участников к исполнительному органу Общества о возмещении ущерба.

Редко когда участникам Общества удается самостоятельно урегулировать корпоративные разногласия, поэтому они вынуждены обращаться в суд, тем более что такое право им теперь предоставлено по закону. С практической точки зрения, наверное, лучший способ разрешения таких конфликтов — это заключение между учредителями, участниками и юридическим лицом мирового соглашения, желательно в досудебном порядке, на самый крайний случай – на стадии судебного разбирательства.

Права учредителей при обращении с иском в суд. Подведомственность споров по искам учредителей, участников, членов юридического лица

В данной категории корпоративных споров собственники выступают в качестве представителей Общества, наделенных правом совершения действий по защите своих прав и интересов. Данные лица являются создателями Общества, поэтому они в первую очередь заинтересованы в эффективном осуществлении Обществом своей деятельности и получения от нее желаемой прибыли.

Статья 8 Федерального закона РФ от 08.02.1998г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» содержит традиционные права и обязанности участников Общества, которые также крепятся на нормах статьи 67 Гражданского кодекса РФ. На основании указанной нормы участники Общества вправе принимать непосредственное участие в управлении Обществом, руководствуясь указанным Законом и учредительными документами Общества, в том числе уставом. Рассмотрение данного вида спора подлежит рассмотрению по общим правилам арбитражного искового производства. В то же время глава 28.1 АПК РФ содержит особенности рассмотрения судами споров, связанных, в том числе по искам учредителей, участников, членов юридического лица.

В соответствии со статьей 225.2 Арбитражного процессуального кодекса РФ дела по корпоративным спорам рассматриваются арбитражным судом по общим правилам искового производства, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом РФ, с особенностями, установленными главой 28.1 АПК РФ.

В соответствии с арбитражным законодательством корпоративные споры относятся к специальной подведомственности арбитражных судов (ст. 33 АПК РФ). Такие споры подлежат рассмотрению в арбитражном суде независимо от субъектного состава участников спора. Поскольку споры по искам учредителей, участников ООО относятся к категории корпоративных споров, прямо упомянутых в перечне статья 225.1 АПК РФ, такие споры подсудны арбитражному суду. Если суть спора основана на корпоративном конфликте между учредителем или участником и юридическим лицом, то исковое заявление поданное учредителем, участником, членом юридического лица рассматривается в арбитражном суде по месту нахождения юридического лица.

Особенности рассмотрения споров по искам учредителей, участников, членов юридического лица в суде.

Процедура и порядок рассмотрения корпоративных споров особо не отличается от общего арбитражного порядка рассмотрения экономических споров, разница лишь в том, что они выделены в Арбитражно-процессуальном кодексе РФ в отдельную новую главу 28.1, о которой мы уже упоминали в настоящей статье. А вот отдельно по видам корпоративных споров можно усмотреть некоторые отличия в рассмотрении, главной из которых является одновременное затрагивание нескольких областей права.

Так, например, корпоративные споры могут рассматриваться как в общем порядке, так и по правилам производства по делам, вытекающим из публичных, правоотношений и административных. Корпоративные споры могут быть рассмотрены и по правилам рассмотрения дел о защите прав и законных интересов группы лиц. В исковом заявлении помимо общих требований к составлению иска должен быть указан основной государственный регистрационный номер юридического лица (ОГРН).

В соответствии с ч.2 ст.65 АПК РФ обстоятельствами, подлежащими доказыванию истцом по всем категориям корпоративных споров, являются:

  • статус учредителя, акционера, участника Общества (в корпоративном споре это самое первое, что должен доказать истец);
  • наличие сделки или действия (бездействие), которые оспаривает истец;
  • связь такой сделки или действия (бездействие) с деятельностью юридического лица;
  • нарушение данной сделкой или действием (бездействием) прав или интересов истца;
  • соблюдение истцом сроков предъявления иска о защите нарушенного права.

В спорах по искам учредителей, участников, членов юридического лица о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и (или) применении последствий недействительности таких сделок, также как и в классических экономических спорах существует состав юридически значимых обстоятельств, в числе которых:

  • наличие у истца статуса учредителя, акционера или участника;
  • факт совершения оспариваемой сделки;
  • основания для квалификации сделки в качестве крупной или в совершении которой имеется заинтересованность;
  • невозможность отнесения сделки к совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности;
  • нарушение порядка заключения оспариваемой сделки;
  • ущемление прав и законных интересов самого истца;
  • момент, когда истцу стало известно об обстоятельствах, послуживших основанием для предъявления иска.

Также полезную информацию об особенностях рассмотрения данной категории корпоративных споров можно посмотреть в практических правовых источниках:

  • Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда РФ. Август. 2015. № 8;
  • Постановление Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью» // Вестник ВАС РФ.

Подводя итог в данной теме отметим, что практике судов, как арбитражных, так и общей юрисдикции, сегодня все больше формируется мнение о том, что определение спора к категории «корпоративных споров» непременно должно быть установлено наличие между его сторонами корпоративных отношений. Ведь права и интересы участников корпоративного спора по своей природе не самостоятельны, а всегда возникают из определенных материальных правоотношений – «корпоративных правоотношений».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *