Права и правомочия

Перечисляя гражданские правомочия собственника, ст. 209 ГК РФ первым называет правомочие владения. Оно представляет собой физическое и хозяйственное господство над вещью. Это правомочие принадлежит прежде всего собственнику. Если это правомочие и можете принадлежать другим лицам, то их право владения опирается на договор с собственником. Поэтому право владения собственника называется первоначальным, а право владения других лиц — производным. Различают также владение законное (титульное), т.е. опирающееся на какое-либо правовое основание (титул), и незаконное, лишенное правового титула. Титульное владение защищается особыми вещными исками — виндикационным и негаторным.

Правомочие пользования — это право извлекать полезные свойства вещи, получение от нее плодов, продуктов, доходов. Извлечение полезных свойств вещи происходит по-разному для не потребляемых и потребляемых вещей. В процессе однократного использования не потребляемые вещи не теряют своей первоначальной формы. Потребляемые вещи утрачивают свой первоначальный вид уже при однократном использовании (продукты питания, топливо и т.п.). Правомочий пользования не потребляемой вещью может осуществлять и несобственник (например, арендатор, получивший вещь в пользование от coбственника на определенный срок). В некоторых случаях пользователи вправе, как правило с согласия собственника, передать полученное имущество в пользование третьему лицу (договор поднайма или субаренды имущества).

Правомочие распоряжения есть право определять юридическую судьбу вещи. Это правомочие реализуется путем передачи права собственности на вещь (собственник вправе продать, подарить, произвести обмен этой вещи) или без перехода права собственности передать другому субъекту вещь во владение, пользование. Правомочие распоряжения принадлежит, как правило, собственнику. Но иногда это правомочие в известных пределах принадлежит и другим лицам, несобственникам (нанимателю может принадлежать право сдать вещь в поднаем, комиссионеру — право реализовать вещь от своего имения и т.д.). При этом возможна даже ситуация, при которой правомочие распоряжения реализуется несобственником как санкция против самого собственника (реализация заложенного имущества в случае не­исправности залогодателя-собственника).

Право собственности характеризуется совокупностью названных трех правомочий. Собственник обладает всеми тремя правомочиями. Наоборот, несобственник, как правило, обладает только одним или двумя правомочиями. Так, хранитель — правомочием владения, нани­матель — владения и пользования и лишь иногда в определенных пре­делах — правомочием распоряжения. Если одно или два правомочия на время закрепляются не за собственником (например, право владе­ния за хранителем), то это не прекращает права собственности. По истечении определенного времени собственник будет восстановлен в своих правомочиях.

Новая редакция Ст. 305 ГК РФ

Права, предусмотренные статьями 301 — 304 настоящего Кодекса, принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором. Это лицо имеет право на защиту его владения также против собственника.

Комментарий к Ст. 305 ГК РФ

1. В комментируемой статье нашла отражение идея о защите законного (титульного) владения теми же средствами, которыми осуществляется защита права собственности.

2. Титульное владение возникает не только у субъектов вещных прав, прямо перечисленных в законе, но и на основании договора. Следовательно, любое титульное владение является по своей природе вещным правом. Так, договор аренды порождает не только обязательственное правоотношение между собственником (арендодателем) и владельцем (арендатором), но и вещное правоотношение между арендатором и неопределенным кругом лиц.

3. Титульный владелец наделяется защитой даже против собственника. Это не свидетельствует о том, что у него имеется больше полномочий, чем у собственника, просто действия собственника, незаконно лишившего титульного владельца владения или чинящего ему препятствия в пользовании имуществом, однозначно трактуются как противоправные и должны быть пресечены.

Другой комментарий к Ст. 305 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. В силу нормы комментируемой статьи вещными средствами защиты располагает не только собственник, но и законный владелец. Законный владелец, в отличие от незаконного, — это лицо, владеющее вещью на определенном основании (титуле). В ст. 305 перечислены лишь такие основания владения, как ограниченные вещные права, а также указывается, что могут быть иные основания, в том числе договор. Подробнее о законном и незаконном владельце см. комментарий к ст. 301.

2. Статья 305 дополняет норму ст. 234 ГК, защищающую незаконное владение, и устанавливает основания защиты законного владения от посягательств третьих лиц. Очевидно, что речь идет о таких третьих лицах, с которыми владельцы не связаны какими-либо договорными, обязательственными отношениями. Именно этим объясняется помещение данной нормы в главу о вещных средствах защиты права, т.е. о таких средствах, которые предоставляются при отсутствии обязательственных правоотношений между истцом и нарушителем его права. Таким образом, имеются в виду прежде всего насильственные и самоуправные действия, совершенные ответчиком и сопряженные как с лишением истца самой вещи, утратой владения, так и с созданием помех в осуществлении прав на вещь.

Сама по себе норма ст. 305 скорее свидетельствует о неполноте защиты владения в системе ГК. Ведь вполне очевидно, что самоуправные и насильственные действия должны отражаться в любом случае и защита против самоуправства и насилия не может быть ничем обусловлена. Между тем в силу ст. 305 истец должен доказать не только факт нарушения его владения, но и то, что у него имеется право на имущество, ставшее предметом посягательства. Тем самым положение истца существенно осложняется, причем основания этих осложнений трудно понять.

Законный владелец не может при этом воспользоваться и защитой, предусмотренной ст. 234, поскольку это средство предназначено только для владельцев, осуществляющих владение по давности, т.е. незаконных владельцев. А субъект иска по ст. 305 — владелец законный.

3. Защита, предоставленная ст. 305, формулируется как абсолютная, т.е. действующая против всех третьих лиц, включая и собственника. Фактически, однако, в отношениях с собственником защита едва ли может осуществляться в рамках ст. 305. Ведь если истец владеет вещью по договору, то это договор с собственником, так или иначе предполагающий участие собственника (например, субаренда). В этом случае суд вынужден будет, конечно, обсуждать условия договора о передаче вещи. Например, если субарендатор требует вернуть вещь от собственника, предметом судебного рассмотрения станут условия аренды и субаренды, срок этого договора, иные обстоятельства, связанные с субарендой. Спор тем самым утратит вещный характер и приобретет качество спора о договорных обязательствах.

Если иск заявлен субъектом вещного права к собственнику, то в случае, когда отношения сторон урегулированы договором, спор также будет носить обязательственный (договорный) характер.

4. Определенные осложнения возникают в случае, если защитой одновременно намерены воспользоваться как законный владелец, так и собственник (или иной законный владелец). Например, имущество, похищенное у арендатора, одновременно требуют и арендатор, и собственник, причем собственник одновременно обвиняет арендатора в ненадлежащем исполнении своих обязанностей и виновной утрате имущества. В таком случае спор одновременно имеет характер и вещный, и обязательственный, причем отношения законного владельца и собственника носят, безусловно, обязательственный характер и не регулируются в рамках гл. 20 ГК.

5. Законный владелец имеет те же средства защиты, что и собственник — виндикационный (ст. 301 ГК РФ) и негаторный (ст. 304 ГК РФ) иск, иск об исключении имущества из описи (освобождении от ареста). В то же время иск о признании права, в силу которого получена вещь от собственника, оправдан лишь по отношению к собственнику и не является вещным по своей природе.

Коллеги! Очередная часть комментария к ст. 209 ГК. Как обычно, прошу критиковать и советовать:

Разговор о содержании правомочия распоряжения несколько затрудняется многозначностью термина. Это связано прежде всего с тем, что иногда словом «распоряжение» обозначают всю гамму принадлежащих собственнику возможностей, говоря, что собственник вправе «распоряжаться вещью по своему усмотрению».

В узком же смысле под правомочием распоряжения обычно понимают возможность определения «юридической судьбы вещи» – иными словами, возможность отчуждения права собственности или установления производных от права собственности прав на эту вещь – например, сервитута или эмфитевзиса (согласно п. 2 ст. 209 ГК собственник вправе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им права владения, пользования и распоряжения имуществом).

Иногда высказывается мнение, что к формам распоряжения относятся также потребление или уничтожение вещи. Однако очевидно, что эти и подобные им фактические действия, которые могут быть реализованы и без какого-либо правового основания, равно как владение и пользование вещью, с одной стороны, и отчуждение права собственности другому лицу или установление производных прав на вещь – с другой есть совершенно разные явления, которые вряд ли стоит объединять одним термином.

Как и в случае со всеми остальными имущественными субъективными правами, собственнику как управомоченному лицу принадлежит именно право как таковое, а не объект этого права (кредитору принадлежит требование, залогодержателю – право залога, сервитуарию – право сервитута, а собственнику – право собственности). Потому, строго говоря, при продаже и в иных случаях отчуждения собственник распоряжается не вещью как таковой, а принадлежащим ему правом. Поэтому выражение «произвести отчуждение вещи», «продать вещь», «распорядиться вещью» и т.п. есть лишь речевое упрощение. Корректнее было бы говорить «произвести отчуждение права собственности», «продать право собственности» — ведь продавец обязуется прежде всего перенести право собственности на вещь, а ее физическая передача может вообще не подразумеваться сторонами – но более короткая формулировка «распоряжение вещью» уже прижилась. Впрочем, и в судебной практике, и в законе можно встретить и «несокращенную» терминологию. Например, в одном из решений Верховный Суд перечисляет владение, пользование и распоряжение правом собственности как «элементы права собственности»: «Судебная коллегия считает, что преимущественное право покупки не может рассматриваться как ограничение права собственности, поскольку не влияет на реализацию ни одного из составляющих право собственности элементов. Ни владение, ни пользование, ни распоряжение правом собственности на часть квартиры в виде ее комнаты преимущественным правом покупки не ограничивается» (Определение Верховного Суда РФ от 22.06.2004 № 5-В04-68). О распоряжении правом собственности говорит и Конституционный Суд в своем Постановлении от 28.05.2010 № 12-П: «В существующей застройке поселений переход к собственникам помещений в многоквартирном доме права собственности на земельный участок, на котором он расположен, — учитывая, что такой земельный участок, как и другое общее имущество в многоквартирном доме, не имеет самостоятельной потребительской ценности и иного назначения, кроме обслуживания жилых и нежилых помещений в этом доме, — не может расцениваться как ущемление прав соответствующего публичного образования, которое фактически не имеет возможности использовать земельный участок под многоквартирным домом иначе, как путем распоряжения правом на него». Статья же 185.1 ГК РФ говорит о необходимости нотариального удостоверения доверенностей на распоряжение зарегистрированными в государственных реестрах правами (п. 1), то есть и правом собственности на недвижимое имущество.

Таким образом, отчуждение, равно как и установление производных прав на вещь, представляют собой не фактическую, а юридическую возможность, которую нельзя реализовать без каких-либо юридических оснований. Одним из начал частного права можно считать максиму римского права: «Никто не может передать больше прав, чем имеет сам» («Nemo plus iuris transferre potest quam ipse habet»). Если у кого-то нет права собственности, то никакими фактическим действиями он не может передать это право другому лицу или передать эту вещь в аренду. Приобретение же права собственности добросовестным возмездным приобретателем от неуправомоченного отчуждателя (абзац второй п. 2 ст. 223 ГК РФ) или приобретение права залога добросовестным залогодержателем не являются исключением из этого правила, поскольку согласно господствующему в российской доктрине мнению в обоих случаях право возникает у добросовестного приобретателя первоначальным способом.

То, что распоряжение, в отличие от владения и пользования, есть операция, осуществляемая не с вещью, а с самим правом на вещь, приводит некоторых исследователей к выводу, что распоряжение не может рассматриваться как правомочие в составе субъективного права собственности. Формально-логически это, видимо, верно, хотя и не имеет большого практического значения.

Как бы то ни было, в любом случае необходимо разграничивать действия фактического характера в отношении вещи как таковой (например, владение, потребление или уничтожение вещи) и действия юридического характера, осуществляемые в отношении права на вещь. В качестве общепримиряющей точки зрения можно было бы разграничивать распоряжение вещью и распоряжение правом собственности на вещь: в последнем случае объектом распоряжения выступает уже само право.

Поскольку распоряжение правом собственности является не фактическим, а юридическим действием, оно требует дееспособности лица, его осуществляющего. В частности, требуется дееспособность и для отказа от права собственности (ст. 236 ГК), который должен пониматься как сделка.

Нужно помнить о необходимости четко разграничивать акт собственно распоряжения правом (его передачу другому лицу, установление обременения и т.д.) и акт установления обязательства, надлежащее исполнение которого приведет к такому распоряжению.

Комментируемая норма, говоря о распоряжении как правомочии собственника, не имеет в виду возможность заключения обязательственных сделок, предметом которых является принадлежащая собственнику вещь. Распоряжение, возможность которого охватывается исключительными правами собственника – это возможность совершения распорядительных сделок, непосредственно направленных на перенос права на вещь или установление на нее производных прав.

Заключение же, например, договора купли-продажи, по общему правилу еще не является распоряжением, поскольку само по себе заключение договора не влечет переход права собственности к покупателю, ведь договор купли-продажи, грубо говоря, есть лишь обещание продавца передать право собственности. Только его исполнение – перенос права собственности – может привести к смене собственника. Поэтому п. 2 ст. 455 ГК и устанавливает, что договор купли-продажи может быть заключен в отношении товара, имеющегося в наличии у продавца в момент заключения договора, а также товара, который будет создан или приобретен продавцом в будущем, если иное не установлено законом или не вытекает из характера товара.

Несмотря на использованный в законе термин «товар», нет никаких оснований для сомнений в том, что этот подход работает и в отношении недвижимости. Поэтому Пленум ВАС РФ в своем постановлении от 11.07.2011 № 54 и указал следующее: «В связи с тем, что параграф 7 главы 30 ГК РФ не содержит положений, запрещающих заключение договоров купли-продажи в отношении недвижимого имущества, право собственности продавца на которое на дату заключения договора не зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, но по условиям этого договора возникнет у продавца в будущем (договор купли-продажи будущей недвижимой вещи), судам следует исходить из того, что отсутствие у продавца в момент заключения договора продажи недвижимости права собственности на имущество — предмет договора — само по себе не является основанием для признания такого договора недействительным. В то же время судам необходимо иметь в виду, что для государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество к покупателю (статьи 131 и 551 ГК РФ) продавец должен обладать правом собственности на него».

В Постановлении от 17.11.2011 № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды» Пленум ВАС РФ подтвердил правило о возможности заключения обязательственных договоров в отношении вещи, право собственности на которую еще не принадлежит арендодателю: «В соответствии со статьей 608 ГК РФ право сдачи имущества в аренду принадлежит его собственнику. Арендодателями могут быть также лица, управомоченные законом или собственником сдавать имущество в аренду.

Судам следует иметь в виду, что по смыслу названной статьи арендодатель, заключивший договор аренды и принявший на себя обязательство по передаче имущества арендатору во владение и пользование либо только в пользование, должен обладать правом собственности на него в момент передачи имущества арендатору. С учетом этого договор аренды, заключенный лицом, не обладающим в момент его заключения правом собственности на объект аренды (договор аренды будущей вещи), не является недействительным на основании статей 168 и 608 ГК РФ.

В случае неисполнения обязательства по передаче вещи в аренду (в том числе в связи с тем, что вещь, являвшаяся предметом такого договора аренды, не была создана арендодателем или приобретена им у третьего лица) арендодатель обязан возместить арендатору убытки, причиненные нарушением договора» (п. 10).

Подтверждает это подход и Верховный Суд, отметивший в одном из своих решений следующее: «…при наложении ареста должник в обязательном порядке (при отсутствии указаний судебным приставом-исполнителем в постановлении о наложении ареста на имущество должника об ограничении прав владения и пользования имущества) лишается права распоряжения арестованным имуществом.

В то же время заключение сделок с арестованным имуществом не запрещено, поскольку не относится к юридически значимым действиям по распоряжению имуществом в отсутствие акта передачи имущества, в отношении которого такая сделка совершена.

Кроме того, необходимо учесть, что право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором (пункт 1 статьи 223 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Исходя из этого, заключение договора об отступном в отношении имущества, на которое наложен арест, является правомерным, нелегитимными могут быть признаны только действия по фактической передаче в собственность другого лица имущества, распоряжаться которым в силу примененного судебными приставами-исполнителями ареста запрещено» (Определение Верховного Суда РФ от 02.11.2016 № 306-ЭС16-4741).

В связи с этим следует считать некорректными подобные утверждения о недействительности договора купли-продажи, заключенного несобственником, нередко встречающиеся в судебной практике: «Суд апелляционной инстанции оставил без изменения решение суда первой инстанции и указал, что поскольку договор купли-продажи от 27 марта 2015 г. заключен не с собственником автомобиля и вопреки его воле, судом правильно на основании пунктов 1, 2 статьи 209, пункта 1 статьи 454 ГКРФ признан недействительным указанный договор купли-продажи» (Определение Верховного Суда РФ от 10.01.2017 № 46-КГ16-22); «Поскольку Шуленин В.Н. … не являлся их собственником, заключенный им с ООО «Алезар» договор от 25.04.2003 купли-продажи того же имущества нарушает требования пункта 1 статьи 209 ГК РФ, согласно которому права владения, пользования и распоряжения имуществом принадлежат собственнику, и вследствие этого на основании статьи 168 ГК РФ также является ничтожной сделкой» (Постановление Президиума ВАС РФ от 21.09.2010 № 6436/09).

В то же время передача вещи или иные действия несобственника, направленные – в осуществление заключенного им договора купли-продажи, – на перенос права собственности, уже являются недействительными в силу максимы «никто не может передать больше прав, чем имеет сам».

Если обратиться к тем судебным решениям, в которых говорится о ничтожности произведенного несобственником отчуждения, легко заметить, что в подавляющем большинстве споров речь де-факто шла не об эффекте обязательственной сделки (договора купли-продажи), а о том, перешло ли право собственности, то есть о недействительности направленной на передачу права распорядительной сделки. С учетом бесспорности последнего обстоятельства нет необходимости небрежно дезавуировать ст. 455 ГК.

Распоряжение часто называют базовым из принадлежащих собственнику правомочий, конституирующим само право собственности. Для этого, безусловно, есть серьезные основания. По общему правилу тот, кому принадлежит имущественное право, им и распоряжается. В возможности же отчуждения права – как проявлении распоряжения – правовое господство проявляется в максимальной степени.

Значение распоряжения подчеркивает и то, что в случае общей собственности распоряжение общим имуществом возможно лишь по общему согласию, в то время как порядок владения и пользования общим имуществом при отсутствии общего согласия может быть определен судом,. Другой пример из области общей собственности: если суд сочтет принадлежащую собственнику долю в праве собственности на жилое помещение незначительной, то, определяя порядок владения и пользования общим имуществом, он может отказать «миноритарному» собственнику во владении и пользовании жильем, но не может лишить его возможности принимать участие в распоряжении правом собственности на вещь: «устанавливая порядок пользования жилым помещением, суд вправе в том числе отказать во вселении конкретному лицу, установив в качестве компенсации такому лицу ежемесячную выплату другими сособственниками денежных средств за фактическое пользование его долей» (Определение Верховного Суда РФ от 05.12.2017 № 47-КГ17-24). Впрочем, если отказ «миноритария» дать согласие на распоряжение правом собственности будет расценен судом как злоупотребление правом, ему будет отказано и в этом.

Даже ius nudum римского права – когда собственник отдавал, например, эмфитевту права владения и пользования землей, все же подразумевало сохранение у собственника возможности распорядиться своим правом собственности.

Это не означает, однако, что собственник не может быть стеснен в возможности распоряжения или что наличие таких ограничений приводит к прекращению права собственности.

Правомочие распоряжения может быть ограничено или передано другому лицу – иногда даже с лишением собственника этой возможности (например, при наложении ареста, при установлении залога с возможностью внесудебного присвоения предмета залога кредитором, при установлении собственником права хозяйственного ведения на вещь или при передаче вещи в имущество паевого инвестиционного фонда).

Например, арест имущества должника в рамках исполнительного производства включает запрет распоряжаться имуществом (ч. 4 ст. 80 ФЗ «Об исполнительном производстве»). Более того, впоследствии реализация имущества должника может быть произведена иным лицом, которое, тем самым, и получает возможность реализовать правомочие распоряжения вместо собственника: «принудительная реализация имущества должника осуществляется путем его продажи специализированными организациями» (ч. 1 ст. 87; см. также Соглашение ФССП № 0001/13, Росимущества № 01-12/65 от 30.04.2015 «О взаимодействии Федеральной службы…»).

Впрочем, подобный арест не является «совершенным». Согласно п. 2 ст. 174.1 ГК сделка, совершенная с нарушением запрета на распоряжение имуществом должника, наложенного в судебном или ином установленном законом порядке в пользу его кредитора или иного управомоченного лица, не препятствует реализации прав указанного кредитора или иного управомоченного лица, которые обеспечивались запретом, за исключением случаев, если приобретатель имущества не знал и не должен был знать о запрете.

Выше уже приводилось Определение ВС, в котором указывалось на то, что «заключение сделок в отношении арестованного имущества не запрещено, поскольку без акта передачи такое действие не относится к юридически значимым действиям по распоряжению имуществом. Исходя из этого заключение договора об отступном в отношении имущества, на которое наложен арест, является правомерным. Нелегитимными могут быть признаны только действия по фактической передаче в собственность другого лица имущества, распоряжаться которым по причине ареста запрещено» (Определение Верховного Суда РФ от 02.11.2016 № 306-ЭС16-4741). Однако п. 2 ст. 174.1 ГК допускает именно перенос права собственности несмотря на наличие запрета на распоряжение. Об этом в п. 94 Постановления Пленума Верховного Суда от 23.06.2015 № 25 сказано: «по смыслу п. 2 ст. 174.1 ГК РФ сделка, совершенная в нарушение запрета на распоряжение имуществом должника, наложенного судом или судебным приставом-исполнителем, … является действительной. Ее совершение не препятствует кредитору или иному управомоченному лицу в реализации прав, обеспечивающихся запретом…»

Если же запрет распоряжения устанавливается законом, это правило уже не действует. Согласно п. 1 ст. 174.1 ГК сделка, совершенная с нарушением запрета или ограничения распоряжения имуществом, вытекающих из закона, в частности, из законодательства о несостоятельности (банкротстве), ничтожна в той части, в какой она предусматривает распоряжение таким имуществом.

Однако арест имущества должника или запреты, устанавливаемые в рамках процесса банкротства, носят временный характер и предполагают лишь ограничение возможности собственника распоряжаться принадлежащим ему правом, а не лишение его этой возможности.

Серьезнее обстоит дело, например, при установлении на вещь права хозяйственного ведения. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» отмечается, что в соответствии с п. 1 ст. 295 ГК «при разрешении споров необходимо учитывать, что собственник (управомоченный им орган) не наделен правом изымать, передавать в аренду либо иным образом распоряжаться имуществом, находящимся в хозяйственном ведении государственного (муниципального) предприятия. Акты государственных органов и органов местного самоуправления по распоряжению имуществом, принадлежащим государственным (муниципальным) предприятиям на праве хозяйственного ведения, по требованиям этих предприятий должны признаваться недействительными» (п. 40). Эта мысль подтверждается и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» отмечается: «Поскольку в федеральном законе, в частности статье 295 ГК РФ, определяющей права собственника в отношении имущества, находящегося в хозяйственном ведении, не предусмотрено иное, собственник, передав во владение унитарному предприятию имущество, не вправе распоряжаться таким имуществом независимо от наличия или отсутствия согласия такого предприятия».

Практика по конкретным делам этот подход подтверждает: «законодатель не предоставляет собственнику имущества, переданного в хозяйственное ведение иному субъекту права, каким-либо способом распоряжаться таким имуществом, устанавливать условия его владения, использования, получения предприятиями доходов и размера таких доходов от сдачи такого имущества в аренду, ограничив его лишь правами на получение части прибыли от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении предприятия» (Определение Верховного Суда РФ от 15.07.2016 № 305-ЭС16-7239); «собственник, передав во владение унитарному предприятию имущество, не вправе распоряжаться таким имуществом независимо от наличия или отсутствия согласия такого предприятия. В п. 1 ст. 20 Федерального закона от 14.11.2002 № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» перечислены полномочия собственника имущества унитарного предприятия, в перечень которых не включено, за исключением казенных предприятий, право изымать, а также иным образом распоряжаться находящимся в хозяйственном ведении предприятия имуществом. … Таким образом, суды обоснованно исходили из того, что ни положения ГК РФ, ни нормы Закона № 161-ФЗ не предоставляют собственнику имущества, образованного на праве хозяйственного ведения, право изымать у него это имущество» (Определение Верховного Суда РФ от 24.10.2016 № 306-ЭС16-13388).

Таким образом, если имущество передано на праве хозяйственного ведения унитарному предприятию, собственник лишен возможности распоряжаться принадлежащим ему правом. Само предприятие получает возможность определять судьбу переданного ему имущества лишь в ограниченных законом пределах (ст. 294 ГК РФ), однако в указанных в законе случаях предприятие имеет возможность по распоряжению, вплоть до отчуждения имущества, при этом приобретатель получает право собственности. Иными словами, перед нами отступление от максимы «никто не может передать другому больше прав, чем имеет сам» — ведь обладатель ограниченного вещного права имеет возможность наделить приобретателя правом собственности. Эта особенность права хозяйственного ведения, дошедшего до нашего времени по сути их 20-х годов ХХ века, нередко приводила исследователей этого института к мысли, что в подобных случаях скорее следует говорить о расщеплении права собственности.

То же можно сказать и о праве оперативного управления: «Собственник (Министерство), передав учреждению имущество на праве оперативного управления, не вправе был им распоряжаться независимо от наличия или отсутствия согласия учреждения (Определение Верховного Суда РФ от 17.07.2017 № 302-ЭС17-8248)». Схожая ситуация складывается, например, и при учреждении права пожизненного наследуемого владения. При передаче вещи в имущество паевого инвестиционного фонда собственник, формально сохраняя право общей долевой собственности на имущество фонда, также фактически отстраняется от распоряжения им (впрочем, как и от владения и пользования).

Еще один интересный пример дает ФЗ «Об особенностях управления и распоряжения имуществом железнодорожного транспорта». Статья 8 Закона говорит о том, что указанное в ней имущество, внесенное в уставный капитал АО РЖД и принадлежащее ему на праве собственности (например, железнодорожный подвижной состав, предназначенный для осуществления специальных железнодорожных перевозок; объекты и имущество, предназначенные непосредственно для выполнения аварийно-восстановительных работ), не может быть передано в аренду, безвозмездное пользование, доверительное управление или залог; это имущество может находиться только в собственности АО РЖД или федеральной собственности. Иными словами, единственной возможностью по распоряжению имуществом является отчуждение его в федеральную собственность.

Тем не менее, как принято считать, даже при лишении собственника возможности распоряжения право собственности сохраняется за ним, то есть право собственности во всяком случае не сводится к правомочию распоряжения. Однако в тех случаях, когда правомочие распоряжения изначально не охватывалось правом на вещь, это право вряд ли может быть признано правом собственности. Например, продажа, дарение и наследование боевого короткоствольного ручного стрелкового наградного оружия не допускаются (ст. 20.1 ФЗ «Об оружии»). Можем ли мы считать лицо, награжденное таким оружием, его собственником? Вряд ли получится уйти от ответа, сославшись на публичную природу отношений. Раз частное лицо обладает вещью, и это обладание, безусловно, противопоставляется иным частным лицам, эта ситуация должна быть описана и в рамках частного права.

Новая редакция Ст. 209 ГК РФ

1. Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

2. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

3. Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами в той мере, в какой их оборот допускается законом (статья 129), осуществляются их собственником свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц.

4. Собственник может передать свое имущество в доверительное управление другому лицу (доверительному управляющему). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности к доверительному управляющему, который обязан осуществлять управление имуществом в интересах собственника или указанного им третьего лица.

Комментарий к Ст. 209 ГК РФ

1. Понятие. Право собственности в объективном смысле — это совокупность юридических норм, закрепляющих принадлежность имущества определенным лицам, определяющих объем правомочий по владению, пользованию и распоряжению этим имуществом, а также гарантирующих охрану и защиту прав и интересов собственников.

Право собственности в субъективном смысле (субъективное право собственности) — это установленная законом мера дозволенного поведения управомоченного лица (собственника) по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим ему имуществом своей властью и в своем интересе.

2. Правомочия собственника. Владение — основанная на законе возможность иметь вещь в своем обладании. Собственник, а также лица, которым он передал право владения своим имуществом, являются законными (титульными) владельцами.

Пользование — извлечение из имущества полезных свойств, выгоды, получение доходов.

Распоряжение — возможность совершать в отношении имущества любые действия (в том числе отчуждать в собственность третьих лиц, передавать в залог, сдавать в аренду и т.п.) вплоть до уничтожения вещи.

Собственник может передать другим лицам правомочия по владению, пользованию (чаще всего) или распоряжению (в исключительных случаях) своим имуществом.

Совокупность трех полномочий, принадлежащих собственнику, образует традиционное содержание права собственности по российскому праву.

3. Собственность и траст. В п. 4 комментируемой статьи нашла отражение дискуссия начала 1990-х гг. о возможности введения в отечественное право доверительного управления (траста) — англо-саксонского института, имеющего характер вещных прав. Законодатель подчеркивает, что в России доверительное управление является исключительно институтом обязательственного права.

Другой комментарий к Ст. 209 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Раздел II ГК посвящен праву собственности и другим вещным правам. Вещным правам присущи определенные общие признаки, которые и позволяют выделить их в отдельную категорию прав. Суть вещных прав состоит в возможности обладателя такого права воздействовать на вещь, получать от нее пользу по собственному усмотрению и по своей воле, помимо всяких иных лиц. Можно сказать, что вещное право предоставляет лицу власть непосредственно над вещью. В теории иногда конструируют довольно сложную схему, дополняющую эту власть также обязанностью неопределенного круга третьих лиц воздерживаться от нарушения вещного права. Делается это для того, чтобы избежать представления о вещном праве как о фактическом отношении к вещи, что противоречит его общественной природе. Однако эта конструкция представляется излишней. Во-первых, любое право нельзя нарушать третьим лицам. Следовательно, этот запрет сам по себе не в состоянии отразить суть того или иного права и не может быть отличительным признаком той или иной категории прав. Во-вторых, власть в отношении вещи, составляющая суть вещного права, — это не связь с вещью, а социально обусловленное отношение, ведь и сама вещь, и способ воздействия на нее определяются не физическими (технологическими) параметрами, а социальными, экономическими, юридическими. Иными словами, вещное право не просто власть над вещью, но юридическая власть.

Носитель вещного права может осуществлять это право независимо от других лиц. Важнейшим вещным правом является право собственника. Вещными правами лиц, не являющихся собственниками, являются права, производные и зависимые от права собственности, возникающие по воле собственника или по указанию закона и осуществляемые в пределах, установленных договором с собственником или законом (см. ст. 216 ГК РФ).

2. Вещное право, принадлежащее субъекту (субъективное вещное право), характеризуется рядом признаков.

Прежде всего, оно является правом абсолютным. Это означает, что оно противостоит всем прочим лицам, направлено против всех, исключает в отношении вещи всех иных лиц. Частное проявление абсолютности вещного права — то, что одно и то же право на вещь не может принадлежать более чем одному лицу: все другие лица исключены из этого права. В том случае, когда вещное право на одну вещь имеют несколько лиц (например, право общей собственности), они выступают в отношении этой вещи как одно лицо.

От абсолютных вещных прав отличаются права обязательственные. Обязательственное право, заключающееся в праве требования к определенному лицу, всегда относительно, осуществляется только в отношении этого обязанного лица.

Относительный характер обязательственного права предопределяет способ его реализации — путем заявления требования к должнику. Отличается и способ передачи этого права — в порядке цессии (ст. 382 ГК РФ). Цессия предполагает участие сторон обязательства — кредитора и должника. Например, право арендатора, являющееся обязательственным, несмотря на повышенную защиту арендатора в виде права следования (см. п. 3), может быть передано иному лицу только в порядке цессии, тогда как вещные права передаются иным образом (ст. 223 ГК РФ).

Обязательственное право не характеризуется исключительностью: обязанное лицо может иметь такие же или аналогичные обязанности и по отношению к иным лицам, вследствие чего возникают такие институты, как конкурс кредиторов, когда несколько лиц имеют к должнику однородные требования. Поскольку обязательственные права связывают только две стороны — кредитора и должника, стороны вправе по своему усмотрению определить свои взаимоотношения. Поэтому обязательственные права могут бесконечно различаться по своему содержанию. Вещные права, действующие против всех, по тем же самым причинам не могут быть различными.

Вещные права устанавливаются законом (ст. 216 ГК и др.).

3. Субъект вещного права не может сам себе изменить характер (тип) права, а может лишь отказаться от права в одностороннем порядке.

Вещное право обладает таким качеством, как право следования. Это качество является одним из самых важных и характерных свойств вещного права. Суть его состоит в том, что у кого бы ни оказалась вещь, право на нее сохраняет субъект этого права, пока он не выразил волю на его отчуждение. Даже если вещь переходит к очередному обладателю в результате сделки, вещное право на нее продолжает следовать за нею.

Однако в тех случаях, когда нормальный порядок оборота вещи нарушается и вещь приобретается в порядке первоначального, а не производного приобретения (см. комментарий к ст. 218), утрачиваются и имеющиеся на вещь вещные права.

4. Объектом вещных прав является индивидуально-определенная вещь. Это свойство вещи, как и другие ее свойства — делимость, потребляемость и проч., определяется не столько физическими качествами вещи, сколько воззрениями оборота, т.е. параметрами экономическими и юридическими.

Одна и та же вещь может обладать и не обладать признаками индивидуально-определенной, в зависимости от конкретной юридической ситуации. Например, 100 т нефти не являются индивидуально-определенной вещью и не могут быть объектом вещного права. Но если 100 т нефти помещены в известное хранилище, то вещное право на них уже может возникнуть.

В качестве примера индивидуально-определенной вещи обычно приводятся произведения искусства (картины, скульптуры и т.д.). Однако и в этом случае юридическая квалификация вещи зависит от конкретной ситуации. Например, если дизайнер обязался по договору о создании интерьера разместить в нем 10 картин, выполненных в абстрактной манере, то речь идет о вещах родовых, даже если указан автор или авторы, выбранные сторонами (кроме случая, когда указанный автор имеет всего не более 10 картин).

Характер объекта права вытекает из сущности самого права и из способа его защиты, который также предрешен характером права. Понятно, что субъект вещного права не может распространить свою власть на вещь, которая не определена индивидуально, т.е. не отграничена так или иначе от иных вещей того же рода. Не может он отстранять от вещи и иных лиц, если неясно, что же это за вещь. А если вещь утрачена, ее истребование посредством вещных средств защиты (см. комментарий к ст. ст. 301 — 305) невозможно, так как нельзя определить, где она находится, имеется ли она вообще.

5. Вещное право действует, пока имеется индивидуально-определенная вещь, которая является объектом права, обязательственное право действует, пока имеется должник или его правопреемник. Как уничтожение вещи или утрата ею индивидуальности прекращают вещное право, так и гибель должника при отсутствии правопреемников прекращает право обязательственное (личное). Квалифицированный способ прекращения личного обязательства — банкротство, имеющее те же последствия, что и гибель должника; в то же время банкротство не затрагивает вещных прав на имущество должника.

6. В судебной практике вопрос об объекте вещного права приобретает особое значение, когда обсуждается способ защиты права. Например, неоднократно подчеркивалось, что заявление требований о праве на некоторое количество, выраженное в квадратных метрах площади, тоннах и т.д., не может квалифицироваться как вещное требование, поскольку невозможно определить индивидуально-определенную вещь, на которую претендует истец.

Чаще всего подобные коллизии возникали на почве споров об исполнении договоров о долевом участии в строительстве. Если участник строительства, ссылаясь на имеющееся у него право на долю в общей собственности, предъявляет требование о выделении ему площади в строящемся доме, указывая свои требования в размере этой площади, т.е. в квадратных метрах, то такое требование не может быть удовлетворено, поскольку отсутствует объект вещного права. Таким объектом может быть только строение или его часть. Поэтому заявленные вещные требования в квадратных метрах отклоняются судами.

Договоры долевого участия, когда они имеют природу договоров простого товарищества (совместной деятельности), приводят к возникновению общей собственности. В этом случае иск участника о признании за ним права может выражаться лишь как иск с указанием доли в виде дроби в конкретном строении. Индивидуализация объекта права достигается здесь путем указания на конкретное строение. Но и в таком случае недопустимо заявление требования, выраженного в виде размера площади или суммы инвестиций. Даже если известна общая площадь всего строения, истец должен обозначить свое право путем указания доли, рассчитанной как дробь. Суд не вправе проводить такие расчеты и таким способом конкретизировать заявленное требование.

7. Определенной спецификой обладает такой объект права, как ценные бумаги в бездокументарной форме. Если ценные бумаги (но, конечно, не закрепленные в них права) в документарной форме являются объектом вещных прав, то относительно ценных бумаг в бездокументарной форме этого сказать нельзя. По своей сути они являются выражением обязательственных прав. В то же время обороту этих прав приданы некоторые свойства оборота вещей, в частности, добросовестным приобретателям ценных бумаг даже в случае недействительности сделок в отношении этих бумаг суды предоставляют защиту (ст. 302 ГК РФ). Обладатели прав на бездокументарные ценные бумаги именуются владельцами, хотя владение как физическая власть над вещью ими не осуществляется. Напротив, сама категория владения вещью противопоставляется праву на вещь именно по тому признаку, что в первом случае речь идет о фактическом господстве над вещью, а во втором — о юридическом. Владелец ценной бумаги, имеющий именно право на бумагу, т.е. обладающий юридической властью, не отвечает общему понятию владельца. Поэтому следует прийти к выводу, что применительно к бездокументарным ценным бумагам термин «владение» приобретает специфическое значение, исключающее автоматическое применение к нему норм ГК о владении (ст. ст. 305, 234 и др.). То же самое можно сказать и о номинальном держателе бездокументарной ценной бумаги. В отличие от известного классическому праву понятия держания — несамостоятельного владения вещью для другого лица, здесь остается лишь свойство выполнения действий в чужом интересе. При этом специфика оборота ценных бумаг сказывается в отстранении фигуры обладателя права от распоряжения бумагами, пока не прекращено номинальное держание.

Например, АО предъявило иск к регистратору, требуя совершения регистрации передаточного распоряжения на передачу бездокументарных акций, сделанного их владельцем, хотя номинальный держатель, на лицевом счете которого находились акции, не давал такого распоряжения. Суд иск удовлетворил. Вышестоящий суд решение отменил, указав, что помимо номинального держателя иные лица, не имеющие данных акций на своем лицевом счете, в том числе владелец акций, не вправе совершать передаточное распоряжение о передаче акций.

Очевидно, что режим права на бездокументарные ценные бумаги не позволяет отнести это право к числу вещных. Кроме того, сами бездокументарные ценные бумаги могут обезличиваться в обороте и утрачивать всякие признаки объекта вещного права. Основной способ индивидуализации вещи, обладающей лишь родовыми признаками (а именно к таким вещам и относятся бездокументарные ценные бумаги, имеющие номинал, данные об эмитенте и эмиссии, присваиваемые сразу некоторой совокупности в принципе одинаковых бумаг), — обособление путем владения (отдельное хранение, помещение меток, упаковка и проч.). Применительно к ценным бумагам такие способы, кроме как зачисление на лицевой счет владельца, неприменимы. Но как только бумаги поступают в оборот, они обезличиваются, и при некотором минимальном количестве операций, связанных с переходом через несколько лицевых счетов, утрачивают свою индивидуальность. С этого момента применение к ним норм разд. II ГК даже по аналогии становится невозможным.

8. Сложным в теории права остается также вопрос о праве собственника на деньги. Деньги названы ст. 128 ГК в числе вещей. Деньги являются вещами, поскольку речь идет о бумажных, металлических деньгах (монете). В отношении этих вещей, если они индивидуализированы (например, помещены в сейф), возникает право собственности с присущими вещному праву свойствами. В частности, гибель денег влечет утрату права собственности на них. В то же время законом ограничены возможности по истребованию денег из чужого незаконного владения (п. 3 ст. 302 ГК РФ).

Однако в современной экономике развитие отношений по поводу денег привело к возникновению так называемых безналичных денег. Хотя безналичные деньги очевидным образом вытесняют в обороте деньги наличные, их юридическая природа остается спорной. Во всяком случае, право на получение денег, находящихся на расчетном счете в кредитном учреждении, иные аналогичные права на денежные средства подчиняются режиму прав обязательственных, так как осуществление этих прав зависит от должника (кредитного учреждения), в том числе от его кредитоспособности. В то же время безналичные деньги не могут погибнуть физически, подобно вещам.

Хотя деньги, равно как и денежные средства, не могут быть предметом залога (см.: Вестник ВАС РФ. 1996. N 10. С. 69), однако многие юристы полагают, что право на денежные средства, принадлежащее лицу по договору банковского вклада, может быть предметом цессии подобно другим обязательственным правам. Предметом цессии может быть также право требования к кредитному учреждению о выдаче остатка по счету после расторжения договора банковского счета. Все это также позволяет считать, что денежные средства, находящиеся в кредитном учреждении (безналичные деньги), не являются вещами и не принадлежат их обладателю на вещном праве.

9. Особая ценность права собственности, его центральное положение среди имущественных прав предопределены тем, что собственность является главным условием реализации экономических и творческих способностей человека. Не получив свободного, обеспеченного всем правопорядком доступа к вещам, человек лишается возможности обеспечить свое существование, удовлетворить свои потребности. В наибольшей степени раскрытию способностей человека отвечает наиболее свободное, не стесненное чужой волей, внешними условиями отношение к вещам. Именно такое отношение обеспечивается правом собственности.

Право собственности является наиболее свободным правом лица на вещь, наиболее полным вещным правом.

10. Право собственности обладает свойством эластичности. Это означает, что как только отпадают любые ограничения права, установленные собственником в пользу других лиц, получивших право на ту же вещь, право собственности сразу же восстанавливается в полном объеме без всяких дополнительных юридических актов.

В то же время нет оснований говорить о восстановлении права собственности вследствие признания сделки об отчуждении вещи недействительной, дело в том, что фикция, заставляющая считать, что сделки не было, позволяет прийти к выводу, что и право не исчезало. Однако поскольку речь идет о вещи, действие этой фикции ограничивается состоянием самой вещи. К моменту признания сделки недействительной вещь может быть утрачена, уничтожена, переработана. Это следует и из ст. 167 ГК, предусматривающей случай невозможности возврата вещи. Таким образом, признание сделки недействительной само по себе не означает восстановления права на вещь.

От ситуации восстановления права следует отличать возвращение собственником (иным обладателем вещного права, предусматривающего владение) утраченного ранее владения вещью: в этом случае само право никак не ограничивалось в пользу определенных лиц, но утрачивалась возможность его фактического осуществления.

11. Право собственности бессрочно. Ограничение права собственности сроком означало бы тем самым ограничение прав собственника, превращение права собственности в неполное, ограниченное, что вступило бы в противоречие с сущностью этого права.

Что же касается обязательственных прав на вещь, то хотя они и позволяют так или иначе использовать вещь, однако всегда являются зависящими от воли должника и срочными, т.е. всегда ограниченными известным сроком. За его пределами пользование вещью утрачивает санкцию собственника и становится незаконным.

12. С момента установления системы регистрации права собственности и вещных прав на объекты недвижимости приобрело кардинальное значение деление вещей на движимые и недвижимые (см. комментарий к ст. ст. 130, 131).

13. Закон, следуя традиции, сложившейся в отечественном праве с XIX в., устанавливает, что собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения имуществом.

При этом под владением понимается осуществление физической власти над вещью, например проживание в жилом доме, охрана иного объекта недвижимости и т.п. Пользованием является извлечение из вещи полезных свойств, например чтение книг из личной библиотеки, езда на своем автомобиле. Собственник сам определяет, в чем состоит польза той или иной его вещи, и любое его обращение с вещью, поскольку оно не противоречит закону, рассматривается как использование. Распоряжение — это прежде всего совершение с вещью различных сделок, изменяющих юридическое отношение к вещи собственника и дающих права на вещь иным лицам, в том числе отчуждение вещи, т.е. передача права собственности на нее иному лицу. Распоряжением является и уничтожение вещи, а также иные действия, влекущие утрату вещью ее сущности — потребление (например, горючего), переработка. В результате сделок и иных распорядительных актов собственника меняется юридическая судьба вещи.

14. Указание в Законе на права владения, пользования и распоряжения вещью собственником не может пониматься как исчерпание этими правомочиями всего права собственности, а также как расщепление права собственности на три или иное количество правомочий. Право собственности является единым, цельным правом и не распадается на какое-то конечное число правомочий. В законе говорится именно о праве собственности, а не об отдельных правомочиях собственника.

Это обстоятельство следует иметь в виду при квалификации сделок по поводу вещи. Передавая вещь иным лицам на том или ином праве (аренды, доверительного управления, комиссии и т.д.), собственник при этом не передает им своего права собственности — ни полностью, ни в части. Поэтому хотя арендатор владеет и пользуется полученной по договору вещью, это не может означать, что он получил от собственника правомочия владения и пользования. Права арендатора состоят в определенных правах требования к собственнику (ст. 307 ГК РФ), а собственник при этом сохраняет всю полноту своего права; именно наличие у него права собственности и обеспечивает интерес арендатора в том, чтобы собственник принял определенные имущественные обязательства перед ним. Ведь только обязательства того лица, которое сохраняет полное право на имущество, обеспечивают имущественные интересы того, кто намерен так или иначе пользоваться этим имуществом.

Ошибочное впечатление, что при заключении договоров по поводу вещи собственник якобы передает свои правомочия и тем самым лишается их, может привести к серьезным практическим ошибкам. В частности, нередко можно столкнуться с позицией, согласно которой при передаче вещи на комиссию собственник утрачивает право распоряжения ею, либо с такой, что при аресте вещи с ее одновременным изъятием право собственности вовсе исчезает, так как собственник лишен возможности и владения, и пользования, и распоряжения.

На самом деле в этих случаях право собственности по-прежнему принадлежит собственнику, а его возможности в отношении своего имущества определяются договором, и в этом случае это личные обязательства перед владельцем вещи или законом, который продолжает рассматривать его именно в качестве собственника, предоставляя ему в числе прочего и исковые средства защиты собственности против нарушителей.

15. Ошибочное представление о том, что право собственности сводится к упомянутым трем правомочиям собственника, приводит и к неверному выводу о существовании вещного права владения, отличного от права собственности. На самом деле такое право закону неизвестно. И дело не только в том, что оно не указано в ст. 216 ГК.

Как уже говорилось, собственнику принадлежит вся полнота прав на вещь. Выделение в этом праве каких-либо отдельных правомочий не имеет никакого смысла, так как и осуществление, и защита права ставятся в зависимость лишь от воли собственника, которая может быть ограничена только законом. Таким образом, предварительное выделение того или иного правомочия в составе права собственности не только лишено практического смысла, но и так или иначе будет приводить к его ограничению, что вступает в противоречие с неограниченностью этого права.

Что касается владения вещью, осуществляемого иными лицами, связанными с собственниками договором по поводу вещи, то такое владение осуществляется в силу личного обязательства, принятого на себя собственником. Очевидно, что такое право на вещь вещным не является.

Наконец, владение, осуществляемое в рамках ограниченного вещного права (см. комментарий к ст. ст. 216, 305), не существует само по себе, а является содержанием соответствующего вещного права и, следовательно, не может считаться отдельным субъективным гражданским правом.

Незаконное владение, т.е. владение без правового основания, которое осуществляется не по воле собственника, не является субъективным правом и в том случае, когда ему предоставляется защита (см. комментарий к ст. 234).

Точно так же не существует вещных прав пользования и распоряжения.

16. В п. 4 ст. 209 подчеркивается, что передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности, хотя доверительный управляющий может владеть, пользоваться и распоряжаться вещью. Тем самым вновь подчеркивается, как и в п. 2 ст. 209, что возникающие у другого лица в силу договора о передаче вещи права не тождественны ни праву собственности в целом, ни его частям, если такие части могут быть выделены. При передаче вещи по договору собственник продолжает сохранять всю полноту своего права, пока вещь не отчуждена им. Неполного, расщепленного права собственности ГК не признает. Таким образом, в норме п. 4 ст. 209 ГК подчеркивается несовместимость конструкций расщепленной собственности, в том числе возникающих на почве англо-американского траста, с российским частным правом.

17. Право собственности является наиболее полным вещным правом. Оно осуществляется по усмотрению собственника. Однако, как и любое право, может быть ограничено законом (п. 2 ст. 1 ГК РФ).

При осуществлении права собственности собственник должен действовать так, чтобы не вступать в противоречие с законом и иными правовыми актами и не нарушать права и охраняемые законом интересы других лиц. Речь идет о соблюдении различных специальных правил — противопожарных, санитарных и т.п. При этом бремя доказывания нарушения прав и законных интересов иных лиц возлагается на потерпевших. Собственник не обязан доказывать правомерность своих действий по осуществлению права собственности.

18. В практике Европейского суда по правам человека в Страсбурге неоднократно поднимался вопрос о праве государства на ограничение права собственности. Эти вопросы возникали в делах об изъятии земельных участков для общественных нужд, применительно к налоговым и таможенным обязанностям собственника. Общим выводом можно считать то, что государство вправе ограничивать право собственности исходя из публичных интересов. Однако при этом должен быть соблюден баланс частных и публичных интересов.

Насколько сложно найти такой баланс, позволяет судить, в частности, дело «James против Великобритании». Истцами оспаривался закон, по которому арендаторы, получившие в XIX в. право аренды и застройки в центральной части Лондона на 99 лет, по истечении срока аренды получили право принудительного выкупа у собственников занимаемой недвижимости по номинальной стоимости. Остроту спору придало то обстоятельство, что некоторые арендаторы, выкупив недвижимость, продавали ее третьим лицам по цене, многократно превышавшей сумму выкупа. Европейский суд по правам человека признал, что, хотя налицо вмешательство государства в право собственности, оно может быть оправдано существенным публичным интересом. В то же время практика итальянских властей, предоставлявших правительственными декретами многолетние отсрочки выселения арендаторов из арендованных жилых помещений, была признана Европейским судом неоправданной, нарушающей баланс публичных и частных интересов и ущемляющей права собственников-арендодателей.

19. Ограничением права собственности не может являться договор собственника с каким-либо лицом. Такой договор не затрагивает право собственности и не ограничивает его. Интерес лица, которому передано имущество, обеспечивается не ограничением права собственности, а принятыми собственником на себя обязательствами, в частности, обязательством предоставить вещь в надлежащем состоянии, не препятствовать ее использованию в соответствии с условиями договора и т.д. Таким образом, именно полнота права собственности обязанного лица (должника) является средством обеспечения интересов владельца (кредитора).

Статья 209. Содержание права собственности

1. Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

2. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

3. Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами в той мере, в какой их оборот допускается законом (статья 129), осуществляются их собственником свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц.

4. Собственник может передать свое имущество в доверительное управление другому лицу (доверительному управляющему). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности к доверительному управляющему, который обязан осуществлять управление имуществом в интересах собственника или указанного им третьего лица.

Статья 210. Бремя содержания имущества

Собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

Статья 211. Риск случайной гибели имущества

Риск случайной гибели или случайного повреждения имущества несет его собственник, если иное не предусмотрено законом или договором.

Статья 212. Субъекты права собственности

1. В Российской Федерации признаются частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности.

2. Имущество может находиться в собственности граждан и юридических лиц, а также Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

3. Особенности приобретения и прекращения права собственности на имущество, владения, пользования и распоряжения им в зависимости от того, находится имущество в собственности гражданина или юридического лица, в собственности Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования, могут устанавливаться лишь законом.

Законом определяются виды имущества, которые могут находиться только в государственной или муниципальной собственности.

4. Права всех собственников защищаются равным образом.

Статья 213. Право собственности граждан и юридических лиц

1. В собственности граждан и юридических лиц может находиться любое имущество, за исключением отдельных видов имущества, которое в соответствии с законом не может принадлежать гражданам или юридическим лицам.

2. Количество и стоимость имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, не ограничиваются, за исключением случаев, когда такие ограничения установлены законом в целях, предусмотренных пунктом 2 статьи 1 настоящего Кодекса.

3. Коммерческие и некоммерческие организации, кроме государственных и муниципальных предприятий, а также учреждений, финансируемых собственником, являются собственниками имущества, переданного им в качестве вкладов (взносов) их учредителями (участниками, членами), а также имущества, приобретенного этими юридическими лицами по иным основаниям.

4. Общественные и религиозные организации (объединения), благотворительные и иные фонды являются собственниками приобретенного ими имущества и могут использовать его лишь для достижения целей, предусмотренных их учредительными документами. Учредители (участники, члены) этих организаций утрачивают право на имущество, переданное ими в собственность соответствующей организации. В случае ликвидации такой организации ее имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, используется в целях, указанных в ее учредительных документах.

Статья 214. Право государственной собственности

1. Государственной собственностью в Российской Федерации является имущество, принадлежащее на праве собственности Российской Федерации (федеральная собственность), и имущество, принадлежащее на праве собственности субъектам Российской Федерации — республикам, краям, областям, городам федерального значения, автономной области, автономным округам (собственность субъекта Российской Федерации).

2. Земля и другие природные ресурсы, не находящиеся в собственности граждан, юридических лиц либо муниципальных образований, являются государственной собственностью.

3. От имени Российской Федерации и субъектов Российской Федерации права собственника осуществляют органы и лица, указанные в статье 125 настоящего Кодекса.

4. Имущество, находящееся в государственной собственности, закрепляется за государственными предприятиями и учреждениями во владение, пользование и распоряжение в соответствии с настоящим Кодексом (статьи 294, 296).

Средства соответствующего бюджета и иное государственное имущество, не закрепленное за государственными предприятиями и учреждениями, составляют государственную казну Российской Федерации, казну республики в составе Российской Федерации, казну края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа.

5. Отнесение государственного имущества к федеральной собственности и к собственности субъектов Российской Федерации осуществляется в порядке, установленном законом.

Статья 215. Право муниципальной собственности

1. Имущество, принадлежащее на праве собственности городским и сельским поселениям, а также другим муниципальным образованиям, является муниципальной собственностью.

2. От имени муниципального образования права собственника осуществляют органы местного самоуправления и лица, указанные в статье 125 настоящего Кодекса.

3. Имущество, находящееся в муниципальной собственности, закрепляется за муниципальными предприятиями и учреждениями во владение, пользование и распоряжение в соответствии с настоящим Кодексом (статьи 294, 296).

Средства местного бюджета и иное муниципальное имущество, не закрепленное за муниципальными предприятиями и учреждениями, составляют муниципальную казну соответствующего городского, сельского поселения или другого муниципального образования.

Статья 216. Вещные права лиц, не являющихся собственниками

1. Вещными правами наряду с правом собственности, в частности, являются:

право пожизненного наследуемого владения земельным участком (статья 265);

право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (статья 268);

сервитуты (статьи 274, 277);

право хозяйственного ведения имуществом (статья 294) и право оперативного управления имуществом (статья 296).

2. Вещные права на имущество могут принадлежать лицам, не являющимся собственниками этого имущества.

3. Переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения иных вещных прав на это имущество.

4. Вещные права лица, не являющегося собственником, защищаются от их нарушения любым лицом в порядке, предусмотренном статьей 305 настоящего Кодекса.

Статья 217. Приватизация государственного и муниципального имущества

Имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности, может быть передано его собственником в собственность граждан и юридических лиц в порядке, предусмотренном законами о приватизации государственного и муниципального имущества.

При приватизации государственного и муниципального имущества предусмотренные настоящим Кодексом положения, регулирующие порядок приобретения и прекращения права собственности, применяются, если законами о приватизации не предусмотрено иное.

Предыдущая глава

Следующая глава

1. Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

2. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

3. Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами в той мере, в какой их оборот допускается законом (статья 129), осуществляются их собственником свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц.

4. Собственник может передать свое имущество в доверительное управление другому лицу (доверительному управляющему). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности к доверительному управляющему, который обязан осуществлять управление имуществом в интересах собственника или указанного им третьего лица.

Собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

Риск случайной гибели или случайного повреждения имущества несет его собственник, если иное не предусмотрено законом или договором.

1. В Российской Федерации признаются частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности.

2. Имущество может находиться в собственности граждан и юридических лиц, а также Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

3. Особенности приобретения и прекращения права собственности на имущество, владения, пользования и распоряжения им в зависимости от того, находится имущество в собственности гражданина или юридического лица, в собственности Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования, могут устанавливаться лишь законом.

Законом определяются виды имущества, которые могут находиться только в государственной или муниципальной собственности.

4. Права всех собственников защищаются равным образом.

1. В собственности граждан и юридических лиц может находиться любое имущество, за исключением отдельных видов имущества, которое в соответствии с законом не может принадлежать гражданам или юридическим лицам.

2. Количество и стоимость имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, не ограничиваются, за исключением случаев, когда такие ограничения установлены законом в целях, предусмотренных пунктом 2 статьи 1 настоящего Кодекса.

3. Коммерческие и некоммерческие организации, кроме государственных и муниципальных предприятий, а также учреждений, финансируемых собственником, являются собственниками имущества, переданного им в качестве вкладов (взносов) их учредителями (участниками, членами), а также имущества, приобретенного этими юридическими лицами по иным основаниям.

4. Общественные и религиозные организации (объединения), благотворительные и иные фонды являются собственниками приобретенного ими имущества и могут использовать его лишь для достижения целей, предусмотренных их учредительными документами. Учредители (участники, члены) этих организаций утрачивают право на имущество, переданное ими в собственность соответствующей организации. В случае ликвидации такой организации ее имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, используется в целях, указанных в ее учредительных документах.

1. Государственной собственностью в Российской Федерации является имущество, принадлежащее на праве собственности Российской Федерации (федеральная собственность), и имущество, принадлежащее на праве собственности субъектам Российской Федерации — республикам, краям, областям, городам федерального значения, автономной области, автономным округам (собственность субъекта Российской Федерации).

2. Земля и другие природные ресурсы, не находящиеся в собственности граждан, юридических лиц либо муниципальных образований, являются государственной собственностью.

3. От имени Российской Федерации и субъектов Российской Федерации права собственника осуществляют органы и лица, указанные в статье 125 настоящего Кодекса.

4. Имущество, находящееся в государственной собственности, закрепляется за государственными предприятиями и учреждениями во владение, пользование и распоряжение в соответствии с настоящим Кодексом (статьи 294, 296).

Средства соответствующего бюджета и иное государственное имущество, не закрепленное за государственными предприятиями и учреждениями, составляют государственную казну Российской Федерации, казну республики в составе Российской Федерации, казну края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа.

5. Отнесение государственного имущества к федеральной собственности и к собственности субъектов Российской Федерации осуществляется в порядке, установленном законом.

1. Имущество, принадлежащее на праве собственности городским и сельским поселениям, а также другим муниципальным образованиям, является муниципальной собственностью.

2. От имени муниципального образования права собственника осуществляют органы местного самоуправления и лица, указанные в статье 125 настоящего Кодекса.

3. Имущество, находящееся в муниципальной собственности, закрепляется за муниципальными предприятиями и учреждениями во владение, пользование и распоряжение в соответствии с настоящим Кодексом (статьи 294, 296).

Средства местного бюджета и иное муниципальное имущество, не закрепленное за муниципальными предприятиями и учреждениями, составляют муниципальную казну соответствующего городского, сельского поселения или другого муниципального образования.

1. Вещными правами наряду с правом собственности, в частности, являются:

право пожизненного наследуемого владения земельным участком (статья 265);

право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (статья 268);

сервитуты (статьи 274, 277);

право хозяйственного ведения имуществом (статья 294) и право оперативного управления имуществом (статья 296).

2. Вещные права на имущество могут принадлежать лицам, не являющимся собственниками этого имущества.

3. Переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения иных вещных прав на это имущество.

4. Вещные права лица, не являющегося собственником, защищаются от их нарушения любым лицом в порядке, предусмотренном статьей 305 настоящего Кодекса.

Имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности, может быть передано его собственником в собственность граждан и юридических лиц в порядке, предусмотренном законами о приватизации государственного и муниципального имущества.

При приватизации государственного и муниципального имущества предусмотренные настоящим Кодексом положения, регулирующие порядок приобретения и прекращения права собственности, применяются, если законами о приватизации не предусмотрено иное.

Предыдущая глава

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *